Стрелковое оружие
Вооружение
Авиация
Корабли
Календарь событий
Спецслужбы
История
Биографии
Публикации
Познавательное
Достопримечательности России
Первая помощь
Ордена и медали
Тесты

Защита крепости Осовец. Атака "живых мертвецов"


Летом 1915 года русская армия переживала острейший кризис. После Горлицкого прорыва Макензена, русская армия постоянно отступала, теряя (только пленными) по 200 тысяч человек ежемесячно. Мощнейшие русские крепости  сдавались без особого сопротивления. Исключением был Ивангород и Осовец.

"Атака мертвецов" - это беспрецедентная атака военнослужащих 13-й роты 226-го Землянского пехотного полка в период обороны крепости Осовец. 

На втором году первой Мировой войны основные сражения между армиями царской России и кайзеровской Германии развернулись на территории нынешней Польши. Наступательный порыв немцев уже несколько раз разбивался о неприступные форты крепости Осовец.

Крепость Осовец, возведенную в глухом Полесье, действительно окружали непроходимые топи, перемещаться по которым можно было только в лютые морозы. 

Осовец являлся русской опорной крепостью на реке Бобра у местечка Осовице (ныне Польша) западнее города Белосток. Построена крепость была в 23 км от границы с Восточной Пруссией и предназначалась для обороны стратегического коридора между реками Неман и Висла-Буг.

Первый штурм крепости был предпринят немцами в сентябре 1914 г., второй - в феврале-марте 1915 г. В начале июля 1915 г. под командованием фельдмаршала фон Гинденбурга германские войска начали широкомасштабное наступление, частью которого был и новый штурм крепости Осовец.

Для третьего штурма крепости германское командование решило использовать боевые отравляющие вещества - газы (хлор и бром). В результате в конце июля на передовые позиции немцы подтянули газовые артиллерийские батареи (германскому командованию было известно, что противогазов у защитников крепости нет). Всего было установлено 30 газовых батарей в количестве нескольких тысяч баллонов.

Более 10 дней ждали немцы попутного ветра и 6 августа (24 июля по старому стилю) начали газовую атаку. Согласно планам штурма, после применения боевых отравляющих веществ в бой должны были вступить армейские части с целью занятия опустошенных русских позиций.

76-й ландверный полк должен был атаковать Сосню и Центральный редут и наступать по тылам Сосненской позиции.
18-й ландверный полк и 147-й резервный батальон должны были наступать по обе стороны железной дороги, атаковать совместно с 76-м полком Заречную позицию.
5-й ландверный полк и 41-й резервный батальон атаковать Бялогронды и, прорвав позицию, штурмовать Заречный форт.

В резерве находились 75-й ландверный полк и два резервных батальона, которые должны были наступать вдоль железной дороги и усилить 18-й ландверный полк при атаке Заречной позиции.

Всего для атаки Сосненской и Заречной позиций немцами были собраны силы: 
13-14 батальонов пехоты
1 батальон саперов
24-30 тяжелых осадных орудий
30 газовых батарей

На передовых позициях крепости Бялогронды — Сосня немцам противостояли следующие русские части:
 правый фланг (позиции у Бялогронды): 1-я рота Землянского полка и две роты ополченцев
 центр (позиции от Рудского канала до центрального редута): 9-я, 10-я и 12-я роты Землянского пехотного полка и рота ополченцев
 левый фланг (позиция у Сосни): 11-я рота Землянского полка
 общий резерв: одна рота ополченцев

На острие германского удара (Сосненская позиции) находилось всего пять рот (1-я, 9-я, 10-я, 11-я и 12-я) 226-го Землянского пехотного полка и четыре роты ополченцев.

В 4 часа немцы открыли артогонь по всем целям, одновременно пустив газы. Темно-зеленый туман смеси хлора с бромом потек на русские позиции и накрыл их за 5-10 минут. Выпущенная на фронте шириной 3 км газовая волна достигла размеров 8 км в ширину и 20 км в глубину. В этой «зоне смерти» погибло все живое. Листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю. Медные предметы (части орудий и снарядов, умывальники, баки и т. д.) покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора. 

Наивысшая концентрация удушливых газов была в непосредственной близости от очага распыления. В результате защитники 1-й линии русской обороны оказать активного сопротивления не смогли. По всей вероятности, под так называемыми «принятыми мерами» считался русский ответный (по артиллерийским батареям) и заградительный (между первой линией атакующих и резервом) огонь артиллерии.

Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжелых и двух легких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции.

Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8-ю, 13-ю и 14-ю роты 226-го Землянского полка. 13-я и 8-я роты, потеряв до 50 % отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком "Ура" бросилась в штыки. Атака "мертвецов" настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии.

Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силен, что немцы не приняли атаки и спешно отступили.

От командира 3-го батальона капитана Потапова было получено донесение о занятии 1-й линии обороны, который сообщил, что немцы, занявшие окопы, продолжают продвигаться к крепости и находятся недалеко уже от резерва. 

Командир полка тот час же приказал 8-й, 13-й и 14-й ротам выступить с форта на Сосненскую позицию и перейдя в контратаку выбить немцев из занятых ими наших окопов, причем 13-я рота была направлена вдоль железной дороги на 1-й участок, 8-я рота на 2-й участок, 14-я рота на 3-й и 4-й участки Сосненской позиции. 

13-я рота под командованием подпоручика Котлинского, выйдя из крепости и рассыпавшись под сильным артиллерийским огнем, стала продвигаться вдоль железной дороги на встречу наступающим немецким цепям. Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. 

Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать. Не останавливаясь 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков Сосненских позиций. Вновь заняли последнюю вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским, дело.

На открытой местности после штыкового удара, который принудил неприятеля к паническому бегству, немцы не смогли удержаться даже в захваченных окопах, так как паника передалась удерживающим линию солдатам. В то же время немногочисленные немецкие солдаты, которые пытались устоять, были перебиты в ходе штыкового соприкосновения. Таким образом, именно контратака 13-й роты задала тон в исходе этого боя.

Можно задаться вопросом, где во время штыкового боя были другие две роты 226-го Землянского пехотного полка. В архивных источниках упоминания о них нет, но, тем не менее, как нам кажется, нельзя снимать со счетов заградительный огонь немецкой артиллерии. Скорее всего именно с ним и связано промедление других рот в выходе на Сосненские позиции.

Бойцы действительно получили отравления, они со следами химических ожогов на лицах, обмотанные тряпками- харкали кровью. В то же время подтверждения о том, что солдаты шли в атаку с криком "Ура" в дневнике боевых действий нет. Скорее всего этот штрих является вымыслом, так как с пораженными газом дыхательными путями кричать "Ура" является затруднительным. Хотя мы не исключаем, что некоторые солдаты могли атаковать с боевым кличем, но массовым это явление быть не могло.

Русские части понесли огромные потери: полностью погибли 9, 10 и 11-я роты, от 12-й осталось 40 человек при одном пулемете; от трех рот на защите Бялогронды осталось 60 человек при двух пулеметах. Газ застаивался в лесу, низинах и около водяных рвов. Вторичное отравление вело к смерти. Большие потери понесла крепостная артиллерия.

Подпоручик Котлинский был погребен около 3-го крепостного Осовецкого госпиталя. Впоследствии его труп был взят матерью и перевезен в город Псков. 26 сентября 1916 г. подпоручик Владимир Котлинский был награжден посмертно орденом Святого Георгия 4-й степени.

После газовой атаки по сигналу 14 батальонов немцев двинулись для занятия выжженных позиций. Но когда германские цепи подошли к русским окопам, им навстречу в штыковую контратаку с криком, а точнее, с хрипом «ура» поднялись выжившие защитники — остатки 8-й и 13-й рот, чуть больше 100 человек. Еле держась на ногах, они все-таки встали на бой, который, казалось бы, проигран. Вид их был ужасен. Со следами химических ожогов на лицах, обмотанные тряпками, они харкали кровью, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки.

Неожиданность атаки и вид противника ввергли германцев в такой ужас, что они сломались. Три пехотных полка в 7000 штыков стадом ринулись назад. Запутавшись в проволочных заграждениях второй линии окопов, многие из них погибли от шрапнели русских батарей. Сосредоточенный огонь по окопам первой линии, уже занятой немцами, был настолько силен, что те бежали и оттуда, бросив захваченные орудия и пулеметы.

К 11 часам дня все было кончено. Сосненская позиция была полностью очищена от врага, крепостная артиллерия перенесла огонь на немецкие окопы, довершая начатое дело.

Использовались материалы из дневника боевых действий 226-го Землянского пехотного полка
Публикации