Стрелковое оружие
Вооружение
Авиация
Корабли
Календарь событий
Спецслужбы
История
Биографии
Публикации
Познавательное
Достопримечательности России
Первая помощь
Ордена и медали
Тесты
Последние публикации
Сражение на реке Адда

Сражение на реке Адда

Итальянский поход Суворова 1799 года
Сражение на реке Треббия

Сражение на реке Треббия

Итальянский поход Суворова 1799 года
Сражение при Нови 4 (15) августа 1799 года

Сражение при Нови 4 (15) августа 1799 года

Итальянский поход Суворова 1799 года
Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове

Москва, ул. Заповедная, 52А, стр. 1
Битва под Витебском 25-27 июля 1812 года

Битва под Витебском 25-27 июля 1812 года

Отечественная война 1812 года
Сражение Суворова под Фокшанами

Сражение Суворова под Фокшанами

Русско-турецкая война 1787–1791 годов
Сражение при Рымнике

Сражение при Рымнике

Русско-турецкая война 1787-1791 годов
Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Софрино

Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Софрино

село Софрино, городской округ Пушкинский, Московская область
Храм Преображения Господня в Радонеже

Храм Преображения Господня в Радонеже

село Радонеж, Сергиево-Посадский городской округ, Московская область
Штурм турецкой крепости Измаил

Штурм турецкой крепости Измаил

Русско-турецкая война 1787-1791 годов
Павел I

Павел I

Император Всероссийский

Краткая история Кавалергардов и Кавалергардского полка


Первое учреждение Кавалергардов в Росси при Императоре Петре Великом в 1724 году

Почти во всех государствах, Государи имели телохранителей прямая обязанность которых заключалась в охранении их особы. В большей части государству эту важную службу исполняли чужеземцы, служившие по найму, на известных условиях. У нас же в России мы видим поучительный пример в том, что русские цари всегда избирали своих телохранителей из среды своего народа, в этом мы видим неограниченное доверие Русских Государей к своим подданным, которое служить лучшей наградой за их преданность и любовь к русскому престолу.

Первые Кавалергарды (или как их называли Драбанты) были собираемы в разное время для участия при торжественных случаях, в качестве почетных телохранителей.

В 1724 году Император Петр I пожелал короновать свою супругу Императрицу Екатерину I: приготовляясь к этому торжественному обряду, 30 марта Петр I словесно повелел, Генерал-майору Лефорту (племяннику знаменитого наставника и друга своего) выбрать 60 человек из находившихся налицо в Москве, армейских и сверхкомплектных офицеров в драбанты.

Выбранные 64 человека, были все в обер-офицерских чинах, видной наружности и по большей части из дворян. Обмундирование Драбантов состояло из зеленого кафтана, с зеленым отложным воротником, с обшлагами и подбоем алого цвета, из алого камзола и алого супервеста, обшитых равно как и кафтан золотыми голунами. Головной убор заключался в пудренном парике и в трехугольной шляпе, с голуном и плюмажем. Вооружение состояло из палаша и карабина. Кавалергардам даны были трубы и литавры.
Император Петр I предоставил себе звание капитана Драбантов (Кавалергардов).

7 мая 1724 года Кавалергарды приняли участие в коронации Императрицы Екатерины I.
С этого времени, при всех последующих коронациях, за Кавалергардами осталось высокое и лестное назначение стоять на страже у трона, в те священные и торжественные минуты, когда Государи России, возлагая на свою голову Царский венец, возлагают на себя бремя государственного правления.

Через 19 дней после коронации 26 мая Кавалергарды были возвращены в свои полки.

В 1725 году Кавалергарды участвовали при погребении Императора Петра I.

Кавалергарды после Императора Петра I до Императора Павла I

В декабре 1726 года последовало формирование Кавалергардии по повелению Императрицы Екатерины I (супруги Императора Петра I), которая сама приняла звание Капитана Кавалергардии. С этих пор во все время своего существования Кавалергардия принимала участие во всех торжествах, происходивших при Дворе и во всех радостных и печальных церемониях. Так в 1727 году в день Богоявления Господня они участвовали в крестном ходе из Дворца на Иордан, на реке Неве, при чем в первый раз имели штандарт.

6 мая 1727 года скончалась Императрица Екатерина I. На ее похоронах участвовала Кавалергардия. Вступивший на престол Император Петр II, принял на себя также звание Капитана Кавалергардии.

Кавалергарды участвовали на торжественном шествии Императора в Москву и затем на последовавшей коронации его.

11 февраля 1730 года Кавалергардия участвовала на похоронах скончавшегося Императора Петра II.

Преемник Императора Петра II, Императрица Анна Иоанновна, по примеру своего предшественника объявила себя Капитаном Кавалергардии, которая по прошествии 2-х месяцев приняла участие в ее коронации.

7 июля 1731 года Кавалергардия была расформирована и большая часть ее чинов поступила в формировавшейся Конный Драбантский или Лейб-Гвардии Конный полк.

В последующее царствование Императрицы Елизаветы Петровны, хотя Кавалергарды и не были сформированы как отдельная часть, но по желанно Императрицы находились как и прежде на коронации, в том же обмундированы и вооружении.

Этими Кавалергардами были 60 Гренадеров выбранные из Лейб Компании и возвращенные опять обратно после торжеств, последовавших за коронацией.

Царствование Императора Петра III единственное в котором Кавалергарды не были собираемы, со времени их основания Петром Великим.
Императрица Екатерина II в самые первые дни своего царствования приказала набрать Кавалергардов, которые были собраны преимущественно из Лейб Компании. Эти Кавалергарды получили то же самое обмундирование и тоже вооружение, какие они имели в 1724 году. Эти Кавалергарды составляли собой самую приближенную к Императрице часть.

На коронации Императрицы Екатерины II, Кавалергарды участвовали по тому же церемониалу как и прежде.

По возвращены Высочайшего Двора из Москвы в Санкт-Петербург, возвратились и Кавалергарды, которые с того времени, до окончания царствования Императрицы Екатерины II несли внутренний караул ее покоев, в особой комнате, получившей от того название Кавалергардской. Императрица Екатерина II пожелала дать им совсем новое устройство и новое обмундирование, которое по наружному виду и по богатству, далеко бы превосходило все прочие войска, включая и саму Гвардию и вполне соответствовало бы назначению Кавалергардов: быть избранной стражей при Императорской особе.

Согласно этому желанно 24 марта 1764 года было составлено новое положение для Кавалергардского корпуса, который с тех пор и стал носить это наименование. Выбор и определение в ряды Кавалергардов, зависали непосредственно от шефа корпуса, которым был назначен Граф Гендриков, еще при вступлении Императрицы на престол. Данное при этой перемене, Кавалергардскому Корпусу новое обмундирование, в роде рыцарского – с серебряными латами, с шишаками украшенными страусовыми перьями, с серебряными же накладками на рукавах, нижнем платье и сапогах, и с такими же кованными звездами на супервестах — действительно делало этот малочисленный, но отборный род войска, по одежде, одним из самых красивых и великолепных в Европе.

В продолжение всего царствования Императрицы Екатерины II Кавалергарды участвовали на видных местах во всех торжествах и сопровождали Императрицу в ее путешествиях, иногда в числе нескольких человек, а иногда и в полном своем составе. Своей великолепной одеждой, они резко отличались от всех прочих военных и гражданских мундиров и придавали много торжественности в празднествах.

Кавалергарды являлись в местах Высочайшего пребывания во все торжественные дни и в Зимнем Дворце обыкновенно становились по обеим сторонам галереи, примыкавшей к церкви. В праздник коронации Императрицы, они обратили на себя общее внимание своим новым, до того времени не виданным в России обмундированием. При больших обедах, когда Государыня занимала Императорский трон, обязанностью Кавалергардов было носить кушанье до трона, что продолжалось даже и в последовавшее царствование.

Кавалергарды времен Екатерины I, Петра II и Анны Иоанновны были избираемы исключительно из людей достаточных, не имели для своего жительства в обеих столицах особого дома, а жили на собственных квартирах.

Императрица Екатерина II предоставила им право также жить в частных домах, а для желавших иметь казенные квартиры – было повелено отвести помещение в доме, у Семеновского моста, ныне казармы местных войск (до этого помещался Лейб-Гвардии Московский полк).
В Москве Кавалергарды помещались частью в бывшем Лефортовском дворце, а частью в наемных квартирах.

Кавалергарды в царствование Императора Павла I (1796—1801)
В первые дни царствования Императора Павла, 11 ноября 1769 года состоялся указ о назначении Графа Мусина-Пушкина, Шефом Кавалергардского корпуса и о формировании нового корпуса. Старые же Кавалергарды после погребения Императрицы были расформированы. Сперва был сформирован 1 эскадрон, впоследствии еще два. С принятием 3 эскадронного состава Кавалергардский кориус именовался Кавалергардскими эскадронами.

По данному штату полагалось иметь 600 Кавалергардов (рядовых) все дворянского происхождения. Присвоено было обмундирование белого цвета, с красным и с серебром, по форме кирасир того времени, с кирасирским же вооружением, при чем Кавалергарды обыкновенно носили треугольные шляпы, но в торжественные дни надевали серебряные шишаки, с страусовыми перьями и серебряные же латы. По примеру прежних – Кавалергардская эскадроны ходили в Москву на коронацию Императора Павла I.

9 июня 1797 года Кавалергардские эскадроны в первый раз, получают название полка. Первым командиром которого был назначен Генерал Дотишамп принятый с французской службы и считавшимся одним из лучших кавалерийских Генералов того времени.

В конце года последовал Высочайший указ о расформировании полка.

8 января 1799 года был сформирован новый корпус из Кавалергардов, названный Кавалергардским Его Императорского Величества корпусом, шефом которого был назначен Граф Литта (мальтийский рыцарь). После него был назначен Князь Долгоруков. По новому штату положено было иметь 75 кавалергардов. Обмундирование и вооружение осталось кирасирское, в парадных случаях надевались малиновые супервесты с белым почти во всю грудь восьмиконечным мальтийским крестом. В большие торжества надевались каски с перьями.

Все находящаяся в строю, имели еще красный мундир для придворных собраний и балов. В этом же 1799 году в первый раз, корпус получил штандарт из малинового штофа, с изображением креста ордена Святого Иоанна Иерусалимского, и печать с крестом и надписью того же ордена, которая до сих пор служить печатью Кавалергардского полка.

В 1799 году Кавалергардский корпус был вновь составлен из 3 эскадронов, шефом которых был назначен Генерал-майор Ф. П. Уваров. Ровно через год Император повелел переформировать корпус в Кавалергардский полк 3-х эскадронного состава на одинаковых правах с полками Лейб Гвардии. В связи с этим было отменено право корпуса состоять только из дворян.

С этих пор назначение Кавалергардов, как телохранителей Государя, изменилось и они поступили в общий состав войск, удержав однако первое место между кавалерийскими полками и сохранили еще, высокое отличие дарованное Петром Великим, иметь стражу из офицеров, у трона, при священном обряде венчания на царство русских Государей.

В 1800 году Кавалергардский полк был окончательно сформирован и по новому положению ему полагалось иметь 573 строевых и нестроевых чинов.

В 1797 году Кавалергарды жили частью на частных квартирах, частью в казенных, а позже им были отведены казармы, между Мойкой и Адмиралтейством впоследствии казармы Лейб-Гвардии Конного полка.

Кавалергардский полк в царствование Императора Александра I (1801-1825)

На коронации Императора Александра I, полк участвовал в первый раз. также как на прежних коронациях участвовали первые Кавалергарды. Царствование Императора Александра I знаменательно в истории полка тем, что полк имел возможность участвовать в военных действиях и покрыть себя боевой славой.

В 1804 году на место генерала Кутузова, Командиром полка, был назначен Генерал-Майор Депрерадович, которому довелось счастье в первый раз стать с полком лицом к лицу с врагом. С назначением нового командира, полк получил 5-ти эскадронный состав и в том же году учрежден Запасной полуэскадрон, цель которого была оставаться на месте, при выступлении полка, охранять вещи в целости и порядке и для обучения рекрутов.

1806 год был первый в котором Кавалергардскому полку довелось участвовать в военных действиях. Россия в союзе с Австрией пришлось вести войну против Франции. 50 тысяч русского войска, под начальством Генерала от Инфантерии Голенищева-Кутузова (прославившегося в войнах с Турками под командой Румянцова и Суворова) в начале августа 1805 года, пошли в Баварию на соединение с Австрийцами. В состав отряда вошел и Кавалергардский полк.

Предстоящий поход совершался из Санкт-Петербурга на Брест-Литовск, Краков и Ольмюц, отсюда войска выступили но дороге к Брюнну, где находился Наполеон с 70 тысячным войском.

19 ноября в полдень русско-австрийские войска начали занимать позицию впереди местечка Аустерлица. Кавалергардский полк, под начальством своего командира Депрерадовича находился позади этого места.

Войска Наполеона, оставившее Брюнн, заняли позицию в прямой видимости союзников и с нетерпением ожидало битвы. Испытанное в многолетних войнах, имея опытных генералов и предводимое первым генералом того времени, оно имело преимущество над русско-австрийскими войсками, но зато отличный дух господствовал и в русском войске, не забывавшем свои недавние успехи в Турции, Польше и Италии.

20 ноября 1806 года произошло сражение при Аустерлице, которое было неудачно для союзников, хотя многие русские полки отличились, так что сам Наполеон удивлялся их храбрости.

Кавалергардский полк был назначен в резерв и оставался на месте своего ночлега и не помышлял быть участником сражения. Готовясь в это утро на Высочайший смотр, люди еще с ночи одевались и чистили амуницию.

Из этого видно, что кровавое участие полка в Аустерлицкой битве было неожиданно.

Кавалергардский полк состоявший в отряде Генерала Лейтенанта Милютина, стоял за деревней Аустерлиц и ожидал смотра. Услышав пушечные выстрелы, отряд выступил с ночлега и пройдя деревню Аустерлиц, получил приказание Цесаревича Константина Павловича, командовавшего гвардейскими полками, подкрепить часть Гвардии уже находившуюся в бою. Так как всему отряду было невозможно одновременно поспеть к месту боя, до которого было 7 верст, то Генерал Милютин послал вперед Депрерадовича, со всеми 5 эскадронами Кавалергардов и 3-мя взводами Лейб Казаков. Депрерадович пошел на рысях и приближаясь к ручью Валькмюле, был встречен Адъютантом Великого Князя Шульгиным, объявив волю Его Высочества как можно скорее спешить на помощь Гвардейской пехоте, на которую сильно напирали французы.

Через несколько минуть Кавалергардов встретил сам Цесаревич и сказал им: «выручайте пехоту». С трудом переправившись по плотине, через крутой овраг, в 400 шагах от неприятеля Депрерадович увидел отступающие батальоны Преображенцев и Семеновцев, теснимые французами.

Депрерадович немедленно приказал 1-му и 2-му эскадронам идти вправо и ударить на левый фланг французов состоявший из пехоты, 3-й эскадрон он направил прямо, 4-й и 5-й послал влево, против правого фланга французов, где была их кавалерия, казакам же, приказал встать за этими двумя эскадронами. Таким образом, вся сила неприятельских войск, теснивших русскую пехоту, должна была обрушиться на Кавалергардов.

На тесной и пересеченной местности (на которой кавалерии трудно было развертываться и двигаться) первые два эскадрона с трудом пробрались сквозь отступавшую пехоту. Миновав ее, они атаковали неприятеля и держались на этом месте, не раз повторяя атаки. Третий эскадрон, полковника Ушакова облегчил отступление Гвардейской Конной Артиллерии, прислуга которой, дралась уже с неприятелем в рукопашную. Четвертому и пятому эскадронам надлежало атаковать правый фланг Французов. Командовавший ими Полковник Князь Репнин, видя, что Французская кавалерия, обхватив Семеновский полк, сражается с ним около самых его знамен, быстро бросился выручать его. За ним тотчас пошел 1-й взвод шефского (1-го) эскадрона, отвозившей в Аустерлиц полковые штандарты, и потому оказавшийся отдельно от своего эскадрона.

Командовал взводом семнадцатилетний Корнет Альбрехт, который желал поскорее принять участие в деле, примкнул к эскадронам Репнина, и вместе с ними понесся в атаку.

Наполеон заметив колебание в своей пехоте, после неоднократных атак Конно-Гвардейцев бывших тут же, послал помощь из своего Гвардейского резерва, которая прибыла как раз когда Кавалергарды вступали в дело. Свежие  Французские войска ударили на Репнина (4 и 5 эскадрон, и находившимся с ними взвод Альбрехта), окруженные отборнейшей и несравненно сильнейшей по числу конницей Наполеоновской Гвардии, наши решились умереть, свято исполняя приказание Цесаревича, выручить пехоту, которая между тем будучи прикрыта Кавалергардами, свободно отступала.

Кавалергардский полк запечатлел кровью свое усердие, понеся огромную потерю в людях, особенно 4-й эскадрон Князя Репнина, в котором уцелело только 18 человек нижних чинов. Из взвода Корнета Альбрехта, не возвратился ни один. Все офицеры 4-го эскадрона, начиная с Репнина были переранены.

Около получаса поддерживали Кавалергарды неравный бой, генерал Депрерадович (Командир полка) начал отступать только тогда, когда вся гвардейская пехота, перешла назад за овраг. Удержав при себе одно орудие Гвардейской Конной Артиллерии, Депрерадович, прикрываясь его выстрелами, перевел свой сильно пострадавший полк через плотину и остановился на возвышении в 100 шагах против нее, твердо решил ни допускать французов до перехода за ручей.

Французы остановились и не только ни покушались переправиться через плотину, но и вовсе прекратили огонь.

По словам Депрерадовича, полк оказал редкую храбрость и примерное повиновение, и по переходе плотины, в миг собрался по сигналу апель.

Кавалергардские офицеры под Аустерлицем показали пример большой храбрости и большого самоотвержения.
Депрерадович получил приказание Государя: держаться на месте до сумерек, чтобы прикрыть армии понесшую большой урон.
В первую четверть часа после начала Кавалергардской атаки, из всего взвода шефского эскадрона (примкнувшего к эскадронам Репнина) находилось не раненых только два: Корнет Альбрехт и эскадронный вахтмистр, но и под ними били убиты лошади.

Спешенные, они стали плотно один к другому спинами и отчаянно оборонялись палашами от нападавших на них конных Гренадер (Французской кавалерии). Вскоре вахтмистр упал тяжело раненый, Корнет Альбрехт оставшийся один посреди неприятелей, и уже имевший несколько ран от сабельных ударов по голове, получил по ней новый удар, сзади, почти в то же время Французский кавалерист выстрелил ему в упор прямо в лицо; по особенному счастью, заряд был без пули. Несмотря на это Корнет Альбрехт все еще защищался, но удар по кисти правой руки, перерезав на ней жилы заставил его выпустить палаш.

Обессиленный и исходя кровью, он упал замертво, лицом на раненую руку, что и спасло его, так как придавив головой руку, кровь стала течь не так сильно; в полку его считали погибшим. Через несколько часов, когда битва стихла, Французские солдаты рассеялись по полю сражения, чтобы грабить мертвые тела. Одному из них понравился офицерский мундир Корнета Альбрехта, желая удобнее раздеть его, воткнул ему штык в бок и таким образом повернул на спину. Боль от новой раны привела Корнета Альбрехта в чувство и он был отнесен на неприятельские передовые посты где ему сделали перевязку.

Исполняя приказание Государя, остаться на месте до сумерек защищая переправу через плотину, генерал Депрерадович снялся с позиции только вечером, прикрывая отступление армии. Отступать велено было в Венгрию. Кавалергарды поступили в конвой союзных Императоров Александра I и Франца (Австрийского). В скором времени военные действия прекратились.

Определяя потерю полка в сражении под Аустерлицем, нашли что выбыло из строя 13 офицеров, 226 человек из нижних чинов раненых и без вести пропавших, 248 строевых лошадей. Кроме того, захвачены были французами денежный ящик, конская аптека и 80 котлов.
Кавалергардский полк, вместе с другими войсками Гвардии бывшими под Аустерлицем, имел обратный путь в Россию через Венгрию и прибыль в Петербурга 7 апреля 1806 года, где всем участвовавшим в битве, были розданы награды; нижние чины получили по рублю серебро на человека.

Хотя битва под Аустерлицем и была для русских неудачна, но отдельных подвигов полков и людей было так много, что день этой битвы для многих войск, был днем чести и славы.

Мало полков которые не вспоминают этой кровопролитной битвы; блистательное участие Кавалергардов заслужило похвалу самого Императора Французского Наполеона. Для Кавалергардов этот день 20 ноября 1805 года, потому еще должен остаться в памяти, что был первым, в котором полку пришлось встретить неприятеля в поле.

По возвращении из похода, полк занял перестроенные для него казармы (на бывшем придворно-запасном дворе) с каменной церковью во имя Святых Захария и Елизаветы.

В июне 1806 года при распределении войск Гвардии по дивизиям Кавалергардский полк поступил в 1-ю дивизию и составил с Лейб-Гвардией Конным полком одну бригаду.

Через полгода русские войска снова выдвинулись в поход против Наполеона, который угрожал соседней с Россией Пруссии.

Для усиления армии после сражения при Прейсиш Эйлау, Император Александр I послал свою Гвардию под начальством Великого Князя Константина Павловича. 18 февраля 1807 года Кавалергардский полк под командой генерала Депрерадовича выступил в составе 5 эскадронов.

Войска шли в жестокие холода, усиленными маршами, имея иногда дневку через 5 и 6 переходов. При вступлении в Пруссию, трудности похода еще больше увеличились от недостатка в продовольствии и чрезвычайно плохих дорог, вынуждавших полки оставлять часть своих обозов в пути. Кавалергардский полк не мог даже взять с собой своих сухарных фур. Придя в местечко Кольбинен, вблизи Фридланда, Кавалергардский полк стал заниматься ученьями. Военные действия начались в мае 1807 года. 29 мая в сражении при Гейльсберге Кавалергарды со всей Гвардией были поставлены в резерв. Гвардия участвовала в сражении, но стояла под выстрелами и имела несколько раненых. 21 июня произошла Фридландская битва (возле местечка Фридланда) столь же кровопролитная и неудачная как и Аустерлицкая. Кавалергардский полк не принимал в ней участия, так как накануне был направлен для занятия переправы на р. Прегеле, выше Фридланда. Через два дня после битвы было заключено перемирие.

При встрече Императора Александра I с Наполеоном на реке Немане (близ местечка Тильзита), полуэскадрон Кавалергардского полка, один из всех войск русской армии, имел честь служить конвоем Императору Александру – стояв на берегу реки, был свидетелем встречи двух государей, которая произошла посреди реки на плоту, построенном специально для этого случая. После заключения мира полк вернулся в Петербурга.

По возвращении полка, 13 февраля 1807 года первые нижние чины получили знаки отличия Военного Ордена (серебряный крест на Георгиевской ленте). Ими были унтер-офицеры Кавалергардского полка Митюхин, Михайлов, Овчаренко и рядовой Клементьев, которые участвовали во всех сражениях ординарцами при Генерале Ф. П. Уварове (шеф полка и начальник бригады, состоявшей из Кавалергардского и Конного полка). Кроме них в военных действиях 1807 года, принимали участие 9 офицеров полка, бывших адъютантами при генералах, все они получили Высочайшие награды.

Запасный эскадрон, остававшейся во все время военных действий в Петербурге, был 9 ноября 1810 года упразднен. Взамен его было постановлено, чтобы в случае войны, выступали в поход 4 эскадрона, которые назывались действующими, а пятый оставался бы на месте под названием запасного эскадрона. По окончании же похода, он опять поступал в общий состав полка.

После войны 1807 года до самой Отечественной войны 1812 года, Кавалергардский полк не участвовал в военных действиях, но многие из офицеров служили по добровольному вызову при войсках, действовавших против неприятелей. В 1808 и 1809 годах в Финляндии в войне против Шведов, участвовали 5 офицеров. В 1810 и 1811 годах в войне против турок участвовало 8 офицеров, из которых 2 были убиты. Кроме этих офицеров 2 (Чернышев и Палибин) удостоились высокой чести, быть посланными с личными порученьями от Государя Императора к Наполеону.

Наступил знаменитый 1812 год, Император Александр I, готовясь встретить Наполеона в России, послал все свои войска на западную границу и туда же назначил всю гвардию, Это было третье выступление Кавалергардов в поход.

Когда Наполеон стал наступать, Кавалергардский пол отступал со всей армией, принимая участие в арьергардных делах.

По диспозиции, Кавалергарды в составе Кирасирской дивизии, были назначены в резерв.

Сражение при Бородине 26 августа 1812 года началось в 6 часов утра. Несколько атак противника были уже отбиты, когда французы предприняли еще раз решительную атаку; русская армейская кавалерия сильно пострадавшая, не могла уже идти на противника; видя это, Барклай-де-Толли послав в резерв за 1-й Кирасирской дивизией, не зная что 2-я бригада уже была раньше того послана в дело.

Посланный Барклаем Адъютант, застал на месте только Кавалергардский и Конно-Гвардейский полки и объявил их бригадному Командиру Шевичу приказание, идти вперед. Крикнув громкое ура, оба полка пошли на рысях к указанному месту. За отсутствием Командира полка Генерала Депрерадовича, бывшего больным, Кавалергардами командовал старший полковник Барон Левенвольд, за 7 лет перед тем последний снявшейся с Аустерлицкой позиции. Видный собой, с благородным открытым лицом, любимый и уважаемый всеми в полку, он ехал впереди на статном сером коне. Пока Адъютант Барклая-де-Толли ездил в резерв, неприятель успел овладеть нашим люнетом (полевым укреплением) находившимся впереди полка, истребив почти всех его защитников отказавшихся положить оружие. Русская пехота, теснимая неприятельской пехотой и конницей, отступала.

В то время правее Кавалергардского полка стоял прибывший из резерва вместе с бригадой, 2-й дивизион 2-й Гвардейской Конной батареи, под командой Барона Корфа. Увидев перед собой отступающую пехоту, он понесся вперед, остановился на удобном возвышенном месте и под градом пуль снялся с передков. Орудия открыли картечный огонь стол убийственный, что после 2-х выстрелов из каждого орудия, неприятельской пехоты не было, и на ее месте лежала груда тел. Следовавшая за неприятельской пехотой, легкая кавалерия, не смотря на убийственный картечный огонь, продолжала наступать и головные эскадроны бросились в рассыпную на наши орудия, Барон Корф быстро двинулся назад, прямо к Кавалергардам, которые стоя за возвышением, не были замечены неприятелем. Корф въехав на возвышение закричал, командиру 1-го взвода 1-го эскадрона Корнету Башмакову: «Башмаков! выручи орудие». В одно мгновение Кавалергардский взвод бросился на французов, и в тоже время весь полк развернутым фронтом, двинулся вперед.

Передовые неприятельские всадники, далеко занесшееся в русские ряды, были почти все истреблены. По спасении орудия, подъехал к полку Барклай-де-Толли, приказавшей полковнику Левенвольду атаковать неприятеля. Криком ура, отвечал полк на слова Командира. Построенный уступами полк, пошел в атаку рысью, под картечным огнем неприятеля. Прямо перед полком за небольшим оврагом была неприятельская конница, 2 полка Кирасир и 2 Уланских. Скомандовав полку галоп, полковник Левенвольд упал с коня, пораженный картечью в голову, он умер на месте. Смерть его немного расстроила русских и французы начали оттеснение, но атака была несколько раз повторяема — подошли подкрепления и неприятельская конница была опрокинута; русские войска удержали позицию исключая люнета, который остался в руках неприятеля. К ночи полковник Левашов, принявший командование полком, отвел его к селению Михайловское.
В полку выбыло из строя 11 офицеров, 104 нижних чина и 136 лошадей, т. е. почти эскадрон. За действие полка в Бородинском сражены, по ходатайству главнокомандующего Князя Кутузова, дан был Георгиевский штандарт с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России, 1812 года».

После Бородинского сражения полк участвовал в общем отступлении армии через Москву и в последующих сражениях при бегстве французов из России. 5 декабря полк расположился в окрестностях Вильны.

По прошествии нескольких дней, уже ни одного вооруженного неприятеля не оставалось в пределах России.

В Кульмском сражении в полку выбыло из строя 37 человек и 79 лошадей, почти все были ранеными. Император Александр I щедро наградил участников этой славной битвы и год спустя в 1814 году, в память Кульмской победы, учредил особый Комитет для помощи раненым. Шеф Кавалергардского полка граф Ф. П. Уваров был назначен первым членом этого Комитета.

После Кульмской битвы Кавалергардский полк поступил по прежнему в состав Главного резерва, начальником которого состоял Цесаревич Константин Павлович (брат Императора Александра I).

В последующих битвах полк не принимал особенного участия, оставаясь в резерве. 1 января 1814 года, ровно через год после переправы русской армии через реку Неман, резервный русские войска переправились за реку Рейн в пределы Франции. Император Александр лично перевел туда свою Гвардию.

После нескольких сражений с переменным успехом, в котором полк находился в резерве, решено было двинуть союзные русские, прусские и австрийские войска на столицу Франции, Париж. По дороге в Париж, полк со всей дивизией участвовал в блистательной атаке против французской пехоты и кавалерии, которые были ими полностью смяты. Полк захватил 6 орудий, 2-х офицеров и 14 рядовых. На следующий день 14 марта 1814 года последовала битва при деревне Фершампенуаз.

Французская пехота угрожаемая со всех сторон начала отступать, но в самое это время подоспел Кавалергардский полк и отрезал французам отступление. Первые два эскадрона полка и прочие полки 1-й Кирасирской дивизии, Лейб Драгуны, Уланы, Казаки и другие, бросились на обороняющуюся пехоту и смяли ее. Остальные 4 эскадрона Кавалергардского полка перерезали путь отступающим.

Император Александр I въехал в неприятельское каре (пехотный строй четырехугольником) с атаковавшей конницей, и видя, что неприятель перестает защищаться, сам остановил Кавалергардов, в то мгновение, когда они неслись в атаку на один из батальонов, только что положивший оружие. В этом сражении, французы потеряли более 10 тысяч человек выбывшими из строя, 60 пушек и более 300 зарядных ящиков и фур. Потеря полка состояла: убитыми – 1 обер-офицер, 15 рядовых и 78 лошадей, ранеными – 1 обер-офицер, 2 унтер-офицера, 53 рядовых и 5 рядовых без вести пропавших.

За подвиг под Фершампенуазом, полк получил серебряные трубы с Георгиевским крестом и лентами. Славная битва под Фершампенуазом, открыла союзным войскам дорогу в Париж. Следуя туда безостановочно, они под его стенами провели последнее в эту войну сражение.
Утром 19 марта 1814 года, войска вступили в Париж. Для полка день этот особенно достопамятен тем, что здесь, в самые торжественные минуты своей жизни и славы, Император Александр, явился в Кавалергардском мундире. Эта была лестнейшая награда полку, начавшему боевую свою службу при Императоре Александре под Аустерлицем и кончившему ее на полях Фершампенуаза.

После двух месячного пребыванья в Париже, полк выступил оттуда 21 мая и прибыль в Петербург 18 октября 1814 года.

В марте 1823 года последовало Высочайшее повелите о размене в гвардейской кавалерии лошадей по шерстям; вследствие чего весь полк стали меть гнедых лошадей. До этого имели масть подивизионно – гнедая, вороная и рыжая.

Кавалергардский полк в царствование Императора Николая I (1825—1855)

Первыми милостями Государя полку, было назначение двоих из дивизионных командиров, своими Флигель-Адъютантами. Вслед за этим, полку был пожалован для вечного хранения, на память по умершем Императоре Александре I, носимый им Кавалергардский мундир. Мундир хранится в полковой церкви, там же хранятся галуны от платья Императрицы Александры Феодоровны и мундир Императора Николая I. Кроме этих мундиров у левой стены церкви поставлен мраморный памятник с серебряными досками, в память боевых подвигов полка 1812, 13 и 14 годов. По сторонам памятника поставлены штандарты. На досках вырезаны следующие надписи: «Государь Император Александр I, в ознаменование Высочайшего Своего благоволения к подвигам и храбрости Кавалергардского полка явленным при поражении и изгнании Французов из пределов России и в делах при Аустерлице, Бородине, Кульме и Фершампенаузе, пожаловать изволил полку сему Георгиевские штандарты, при сем случай, в знак особенного своего внимания к полку сему, повелеть изволил: украсить церковь онаго, прежними штандартами. С. П. В. 10 декабря 1317 г. Шефом полка во время отличия онаго был Генерал-Лейтенант Ф. П. Уваров, полковым командиром Генерал-Лейтенанта Депрерадович».

Внизу следующая надпись: «Генералы штаб и обер-офицеры, товарищам с честью служившим с сими штандартами и положившим живот за Веру, Царя и Отечество». Слева и справа список офицеров, раненых и убитых в тех же сражениях. Нижних чинов во всех сражениях было убито 216 человек, ранено 487 человек.

Под серебряной доской находится рамка с георгиевскими крестами и медалями убитых нижних чинов. На полу за решеткой находятся литавры. У правой стены церкви за решеткой стоит стол с стеклянным верхом, в котором хранятся Высочайшие рескрипты, дарованные полку. Кругом стола поставлены 5 прежних штандартов и одно древко.

В 1826 году Императору угодно было назначить свою супругу, Императрицу Александру Феодоровну, шефом полка. 1 июля 1830 года в полк зачислен наследник Цесаревич Великий Князь Александр Николаевич.

14 декабря 1825 года, полк находился в числе войск, собранных против мятежников, на Дворцовой и Исаакиевской площади. В Высочайшем приказе 15 декабря, объявлена была Высочайшая признательность, за примерный порядок, усердие и точность в исполнении Высочайших повелений.

По примеру прежних лет, Кавалергарды участвовали на коронации, на которую отправился в Москву 1-й дивизион. В самый день коронации дивизион был в пешем строю, в Кремле и стоял от Красного крыльца до Успенского Собора, по обеим сторонам помоста, устроенного для Высочайшего шествия. В соборе, во все время священного обряда коронования, четыре Кавалергардских Поручика, стояли на часах у трона с обнаженными палашами.

В 1831 году полк принимал участие в усмирении польских мятежников, и участвовал в нескольких незначительных сражениях; остальное время оставался в резерве. По вступлении войск в Варшаву, находился при преследовании польских мятежников до самой Прусской границы, после чего в 1832 году возвратился в Петербург.

Офицеры полка в 1830 году и потом с 1835 по 1845 года были командированы в отдельный Кавказский корпус, где участвовали в делах против горских народов.

22 августа 1831 года в Царском Селе, состоялся Высочайший приказ об именовании полка Кавалергардским Ея Величества.
2 июня 1849 года, когда полк выступал в поход в помощь Австрии, для усмирения мятежа в Венгрии, Императрица прислала полку икону Божьей матери; как напутственное благословение. Через три месяца по выступлении в поход, полк вернулся обратно в Петербург.
Кавалергардский Ее Величества полк, принадлежав к Гвардейскому Резервному Кавалерийскому Корпусу, состоял в Гвардейской Кирасирской (прежде бывшей 1-й Кирасирской) дивизии, постоянно в одной бригаде с Лейб-Гвардейским Конным полком.

В начале и исходе лета, полк располагался в Новой Деревне, и со второй половины июня квартировал некоторое время в Петергофе. В дни именин членов Царской семьи и рождения Государыни Императрицы, от полка бывал развод со штандартом, 2 Апреля в Санкт-Петербурге на площадке перед Зимнем Дворцом, а 1 июля в Петергофе.

Разводы эти равно как и прохождение полка в Петергофе через Александрию (летнее местопребывание Императрицы) и церковный парад на Елагином острове, в день храмового праздника 5 сентября, обыкновенно удостаивались присутствия Ее Императорского Величества, как шефа полка и присутствия всего Императорского Семейства.

В 1851 году праздновалось 25-летие дня назначения Императрицы Александры Феодоровны Шефом полка. По случаю юбилея была издана история с рисунками.

Во время Крымской войны, полк выступил в поход на Австрийскую границу, но в делах не участвовал.

18 февраля 1855 года скончался Император Николай I. На престол вступил Государь Император Александр Николаевич.

Кавалергардский полк в царствовании Императора Александра II

Прямо из Польши, кавалергардский полк прибыль в Москву где 26 августа 1856 года, участвовал в коронации Их Величеств: Государя Императора и Государыни Императрицы. По окончании торжества, полк вернулся в Петербургу откуда уже ему не пришлось ни разу выступать в поход.

В 1862 году хор трубачей и лейб эскадрон ходили в Великий Новгород открытие памятника тысячелетия России.

В 1867 году хор музыкантов, ездил в Париж на всемирную выставку, где участвовал в состязании военных хоров музыки со всех европейских государств. Музыканты удостоились получить за игру, вторую большую награду – золотую медаль и почетный лист, которые хранятся в офицерском собрании.

В последнюю войну с Турцией в 1877 году, когда Государь Император отправился в Болгарию на место действий, для его сопровождения был назначен почетный сводный конвой со всех частей Гвардии: 1 рота пехоты и пол эскадрона кавалерии. В сводном конвойном полу-эскадроне от Кавалергардского полка участвовали 1 унтер-офицер, 1 трубач и 8 человек рядовых. Офицеров в последней войне участвовало всего 12 человек.

Литература:
"Краткая история кавалергардов и Кавалергардского полка". С.-Петербург. 1880 г.
Картинка с открытки "Кавалергардский Ее Вел. Гос. Имп. Марии Федоровны полк". 1914 год.
Раздел: История России
Князь Олег (879 - 913)
После смерти Рюрика, который княжил до 879 года, правление должно было перейти к его сыну Игорю. Игорь был малолетен, и за него управлял его родственник Олег. Это был умный и предприимчивый князь, который положил начало соединения всех отдельных славянских княжеств. В 912 году, вскоре после
Смутное время на Руси
Самозванец Лжедмитрий I был сыном галицкого служилого человека – Григорий Отрепьев. В юности он побывал в разных местах Русской земли, а затем постригся в монахи и странствовал по разным обителям. Потом Григорий ушел в Литву, где и попал в руки хитрых католических монахов. Под их руководством он
Коронование Великого Князя Владимира Мономаха
Коронование Великого Князя Владимира Мономаха свершилось не при вступлении на Великокняжеский престол, а значительно позднее, между 1113 и 1125 годами, после множества войн, которые должен был вести этот знаменитый защитник молодой тогда еще России. По словам летописцев, Греческий Император прислал
Поучения Великого князя Владимира Мономаха
Владмимр рано обучился грамоте, что не часто случалось в те времена даже в княжеских семействах. Он охотно посвящал свободное время чтению разных книг, преимущественно духовного содержания. Будучи мудрым и милостивым князем, он очень многому поучал своих детей, наказывая им жить так, как жил он сам.
Призвание Рюрика на русскую землю
Это произошло в 862 году. Славянские послы, явившись к Варяжскому племени Русь, сказали: "Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет, приходите княжить и владеть нами". Три брата из князей Варяжских приняли это предложеше и явились со своими дружинами. Славянами назывались все наши предки.