Стрелковое оружие
Вооружение
Авиация
Корабли
Календарь событий
Спецслужбы
История
Биографии
Публикации
Познавательное
Достопримечательности России
Первая помощь
Ордена и медали
Тесты
Последние публикации
Сражение на реке Адда

Сражение на реке Адда

Итальянский поход Суворова 1799 года
Сражение на реке Треббия

Сражение на реке Треббия

Итальянский поход Суворова 1799 года
Сражение при Нови 4 (15) августа 1799 года

Сражение при Нови 4 (15) августа 1799 года

Итальянский поход Суворова 1799 года
Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове

Москва, ул. Заповедная, 52А, стр. 1
Битва под Витебском 25-27 июля 1812 года

Битва под Витебском 25-27 июля 1812 года

Отечественная война 1812 года
Сражение Суворова под Фокшанами

Сражение Суворова под Фокшанами

Русско-турецкая война 1787–1791 годов
Сражение при Рымнике

Сражение при Рымнике

Русско-турецкая война 1787-1791 годов
Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Софрино

Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Софрино

село Софрино, городской округ Пушкинский, Московская область
Храм Преображения Господня в Радонеже

Храм Преображения Господня в Радонеже

село Радонеж, Сергиево-Посадский городской округ, Московская область
Штурм турецкой крепости Измаил

Штурм турецкой крепости Измаил

Русско-турецкая война 1787-1791 годов
Павел I

Павел I

Император Всероссийский

Лодзинская операция - Первая мировая война (1914)


После поражения австро-германских армий в Варшавско-Ивангородской операции русская Ставка приступила к выработке плана дальнейших действий. Намечалось продолжать наступление с целью глубокого вторжения в пределы Германии. К участию в новой операции привлекались четыре армии: 2-я и 5-я Северо-Западного фронта, 4-я и 9-я Юго-Западного фронта.

С севера операция обеспечивалась наступлением 10-й и 1-й армий в Восточной Пруссии, а с юга — наступлением 3-й и 8-й армий к Карпатам. 11-я армия имела задачу продолжать блокаду Перемышля. Наступление на русском фронте отвечало также интересам союзников, войска которых в это время отражали германское наступление у Ипра.

К началу ноября перед германским верховным командованием стояла дилемма: продолжать ли искать решения войны на Западе или перенести центр тяжести операций на Восток против России. 26 октября (8 ноября) генерал Фалькенгайн в своей главной квартире в Мезьере вместе с начальником военных сообщений полковником Тренером обсуждал план перевозок крупных германских сил на Восток.

В духе такого решения был информирован подполковник Хенч, направленный в австро-венгерскую ставку для переговоров с генералом Конрадом. Но сражение на Ипре, где германцы не добились ожидаемых успехов, не позволило провести в то время это решение в жизнь. Поэтому Гинденбургу было предложено начать операцию, которая мыслилась как глубокий удар во фланг и тыл русским армиям, действующим на левом берегу Вислы, в основном теми силами, которыми располагал главнокомандующий на Востоке.

Ядро германских сил — 9-я армия под командованием Макензена — скрытно от русских перебрасывалась в район Торна. Туда же направлялись прибывающие подкрепления с Западного фронта и некоторые части, взятые из 8-й армии. Германские войска, предназначенные для проведения операции, были развернуты в двух группах. Главную из них составляла 9-я армия, а вспомогательную — четыре неполных корпуса («Грауденц», «Познань», «Бреславль», «Торн»). 9-й армии ставилась задача нанести удар из района Торна на Кутно в обход Лодзи с востока.

30 октября (12 ноября) были получены разведывательные данные о перегруппировке германских сил из Верхней Силезии в сторону Торна. Ставка внесла изменения в первоначальный план. Была указана новая цель действий — помешать начавшейся переброске войск противника. Однако генерал Рузский, на которого возлагалось руководство проведением данной операции, не принял во внимание продолжавших поступать сведений о противнике и в своей директиве от 28 октября (10 ноября) исходил из первоначальной группировки германцев в районе Ченстохова. Войскам эта директива ставила ближайшей задачей сломить сопротивление германцев и прочно утвердиться на линии Ярочин, Остров, Кемпен, Крейцбург, Люблинец, Катовице, имея в виду последующее наступление в пределы Германии. Основная тяжесть борьбы выпадала на долю 2-й, 5-й и 4-й армий, развернутых на левом берегу Вислы. Задачей 1-й и 10-й армий было обеспечение правого фланга главной группировки. Левый фланг ее обеспечивался действиями 9-й армии Юго-Западного фронта.

Русское командование начинало операцию с планом, ни в коей мере уже не отвечавшим обстановке. Одиннадцать корпусов должны были наступать растянутым фронтом к границам Силезии и Познани. В то же время над их правым флангом обозначался из района Торна мощный удар, грозивший тяжелыми последствиями для русских войск.

Директива исходила из неправильной оценки противника. В ней не нашли отражения вопросы материального обеспечения.
Между тем войска находились в трудном положении. Остро чувствовался недостаток в боеприпасах, продовольствии, обмундировании, фураже. Переправочных средств было мало. Восстановление железных и грунтовых дорог, разрушенных германцами при своем отходе, проходило крайне медленно. Переход в легкой артиллерии на 6-орудийную батарею вызывал вполне справедливое недовольство в войсках. Прежнее число батарей сохранялось, но число орудий на пехотную дивизию уменьшилось до 36 и стало вдвое меньше, чем в германской дивизии.

Отрицательную роль играло несоблюдение мер скрытого управления войсками. Радиосводки русских регулярно перехватывались германцами. Это позволяло противнику хорошо знать обстановку, точное расположение русских частей и их предполагаемые действия. Генерал Фалькенгайн с полным основанием писал, что перехваченные радиограммы давали возможность с начала войны на Востоке до половины 1915 г. точно следить за движением неприятеля с недели на неделю и даже зачастую изо дня в день и принимать соответствующие противомеры. «Это главным образом и придавало войне здесь совсем иной характер и делало ее для нас совершенно иной, гораздо более простой, чем на Западе». 

Соотношение сил сторон в Лодзинской операции 
Армии и их составШтыки и саблиПулеметыОрудия
Германские
9-я армия (5,5 ак и 5 кд)155 000450960
корпус «Грауденц»58 000100120
корпус «Познань»23 0005095
корпус. «Бреславль»22 00050170
корпус «Торн»21 0005095
Всего279 0007001440
Русские
1-я (4 ак и 3,5 кд)123 500200440
2-я (5 ак и 4 кд)158 500350540
5-я (3 ак и 1,5 кд}85 000190325
Всего367 0007401305

Анализ таблицы показывает, что огромного превосходства, о котором пишут германские и некоторые другие историки, у русских не было. Напротив, с точки зрения группировки сил безусловное преимущество было на стороне германцев. Противник имел больше орудий и особенно тяжелых. Все это, а также плохое материальное обеспечение русских войск и слабо поставленная служба разведки благоприятствовало германскому командованию и их войскам в предстоящей операции.

Получив сведения о подготовке наступления русскими, германское командование решило вырвать из их рук стратегическую инициативу. 29 октября (11 ноября) 9-я армия, сосредоточенная в районе Торна, перешла в решительное наступление, имея задачей «сбить в кучу» 2-ю армию, а затем, если «все хорошо пойдет», расстроить и остальные армии русского фронта. Первым препятствием на пути германского наступления были расположенные отдельно от остальных русских сил 5-й Сибирский и 2-й армейский корпуса. Поэтому вся операция 9-й германской армии расчленялась на этапы: первый — уничтожение 5-го Сибирского корпуса, второй — уничтожение 2-го корпуса и третий — окружение всей 2-й армии.

Вечером 29 октября (11 ноября) передовые германские части вошли в соприкосновение со сторожевым охранением 5-го Сибирского корпуса, расположенного у Влоцлавска. Командир корпуса генерал Сидорин и его штаб, не подозревая о громадном превосходстве противника, готовились встретить неприятеля на занятых позициях. Боевые действия начались с утра 30 октября (12 ноября). Они продолжались целый день и носили крайне ожесточенный характер. Все попытки германцев окружить и уничтожить 5-й Сибирский корпус окончились неудачей. Отсутствие четкой согласованности в действиях германских соединений и большие потери, понесенные ими в боях, дали возможность русскому командованию в ночь на 31 октября (13 ноября) отвести свой корпус почти на полтора перехода и таким образом ликвидировать угрозу окружения. Приказ по 9-й германской армии от 31 октября (13 ноября) устанавливает, что успех наступления «не полностью отвечает ожиданиям». Несмотря на все преимущества немцев, уничтожение 5-го Сибирского корпуса не удалось.

1 (14) ноября Макензен продолжал наступление на юг с задачей выйти на рубеж р. Бзуры, где Гинденбург намечал развертывание всей армии для удара по тылам 2-й русской армии. Боевые действия, развернувшиеся между реками Вислой и Hep, получили общее название «сражение при Кутно». Основной удар германцев был направлен против 2-го армейского корпуса, прикрывавшего правый фланг 2-й русской армии. Бои 5-го Сибирского корпуса у Влоцлавска и поступавшие донесения от разведки указывали на маневр германцев против правого фланга и тыла русских армий, развернутых на левом берегу Вислы. Однако генерал Рузский вместо того, чтобы, вдумчиво оценив создавшуюся обстановку, отбросить старый план и все армии фронта повернуть для ликвидации нависшей угрозы, продолжал твердо держаться намеченного плана операции. Он докладывал в Ставку: «Начало наступления 2-й, 5-й и 4-й армий назначено на 1 ноября и не откладываю».

2-й, 5-й и 4-й армиям было приказано перейти в наступление на линию Ярочин, Катовице. 2-й корпус, следуя уступом влево, должен был обеспечивать правый фланг 2-й армии. На 1-ю армию возлагалась задача прикрыть намеченное наступление со стороны Нижней Вислы. Эти распоряжения вызвали серьезные опасения во 2-й армии, которая для парирования угрозы своему правому флангу и тылу сдвинула к северу, ко 2-му корпусу, 23-й и 2-й Сибирский корпуса, оставив для проектируемого наступления в Германию 4-й и 1-й Сибирский корпуса.

Боевые действия обе стороны вели с большим упорством. Несмотря на то что противник имел тройное превосходство в силах, 2-й корпус 1 (14) ноября удержал свои позиции у Красновице, нанеся крупные потери германцам. В этот день 23-й корпус, двигаясь на север, достиг p. Hep близ впадения ее в Варту. К вечеру авангарды корпуса, атакованные частями 11-го германского корпуса, отошли на южный берег p. Hep, оставив переправы у Домбе в руках противника. 2-й Сибирский корпус подошел к переправам через р. Бзуру у Ленчицы. Дальнейшее его продвижение было задержано атаками 17-го германского корпуса. Таким образом, силы 2-й армии разделились: правое крыло (2-й, 23-й и 2-й Сибирский корпуса) к исходу дня 1 (14) ноября вплотную столкнулись с превосходящими силами противника, а левое крыло (4-й и 1-й армейских корпуса) совместно с войсками 5-й и 4-й армий беспрепятственно наступали на Запад На 2 (15) ноября 2-й корпус перешел в подчинение 1-й армии.

Дальнейшие события на фронте вызвали у Рузского ошибочное представление, что немцы «идут на Лович и Варшаву». Он не принял необходимых мер к переходу 1-й армии в наступление для оказания помощи 2-й армии. Это позволило германцам развивать свое наступление в обход фланга и тыла 2-й русской армии.

3 (16) ноября Рузский после переговоров со Ставкой наконец уяснил себе тяжелое положение русских войск между Вислой и Вартой. Директива, отданная войскам, предусматривала поворот фронта 2-й и 5 и армий на север с тем, чтобы 5 (18) ноября начать контрманевр против 9-й германской армии. 1-я армия получила задачу переходом в наступление оттянуть на себя возможно больше германских сил. С целью обеспечения левого фланга 1-й армии части, находившиеся в Варшаве и Новогеоргиевске, перебрасывались по железной дороге в Лович. В соответствии с изменившейся обстановкой 4-я армия распоряжением Ставки была передана Юго-Западному фронту для совместного наступления с 9-й армией на Ченстохов и южнее, чтобы сделать невозможной дальнейшую переброску оттуда войск противника.

Директива ставила перед войсками невыполнимые задачи. От корпусов и дивизий, требовали больших переходов, чтобы к вечеру 4 (17) ноября они были готовы к развертыванию. Внезапный поворот фронта к правому флангу и связанные с ним передвижения привели к дезорганизации работы тыла и создали огромные трудности в подвозе материальных средств. Результатом этого было то, что маневр 2-й и 5-й армий 4 (17) ноября был выполнен лишь частично. Переход в общее наступление русских армий, намеченный на 5 (18) ноября, не состоялся. Войска не успели сосредоточиться в указанных им районах.

Вечером войска противника во главе с Шеффером, наступая на юг через Брезины, создали угрозу окружения 2-й русской армии. Все зависело от энергичного продвижения корпуса Фроммеля и группы «Познань» на восток. С утра 6 (19) ноября боевые действия развернулись на всем фронте. Противнику удалось прервать телеграфную связь штаба Северо-Западного фронта со 2-й и 5-й армиями. Германцы напрягали усилия для двойного охвата русских войск, оборонявших Лодзь. Однако подход частей 5-й армии к левому флангу 2-й армии решительно изменил обстановку в пользу русских. Войска левого крыла 5-й армии (19-й армейский и 1-й Сибирский корпуса) отбили наступление корпуса Фроммеля и энергичным контрударом отбросили немцев на запад, захватив пленных и другие трофеи. В центре после упорных боев, несмотря на двойное превосходство германцев в артиллерии, три русских корпуса (23-й, 4-й и 2-й Сибирский) задержали наступление трех германских корпусов (11-го, 17-го и 20-го). Таким образом, к исходу 6 (19) ноября русские имели успех на левом фланге и прочное положение в центре. Только против правого фланга 2-й русской армии обходящая группа германских войск под командованием Шеффера продолжала двигаться на юг, в стык между 1-й и 2-й армиями.

Ловичский отряд, сформированный из частей 63-й пехотной и 6-й Сибирской дивизий и прикрывавший направление на Варшаву, медленно двигался вперед. Он выходил в тыл обходящей группе германцев. Сводная казачья и Кавказская кавалерийская дивизии, объединенные генералом Казнаковым, достигли Рогова, но, слабо ориентируясь в обстановке, держались пассивно. 1-я русская армия, получившая задачу войти своим левым флангом в боевую связь с частями 2-й армии, вела бой с 1-м германским резервным корпусом.

7 (20) и 8 (21) ноября боевые действия приняли особенно ожесточенный характер. Германцы делали отчаянные усилия по выполнению плана окружения русских армий. Генерал Макензен приказал 25-му резервному, 17-му и 20-му корпусам продолжать наступление самым энергичным образом, 11-му корпусу удерживать занятые позиции, группе «Познань» и кавалерийскому корпусу Фроммеля своим наступлением замкнуть кольцо окружения 2-й и 5-й русских армий у Пабьянице. Гинденбург надеялся, что нервы русского командования наконец не выдержат, оно отдаст приказ об отступлении.

8 (21) ноября находившийся на левом фланге 5-й армии 19-й армейский корпус, против которого наступали части групп «Бреславль» и «Познань», кавалерийского корпуса Фроммеля и 7-я австро-венгерская дивизия, не только отразил все атаки, но и сам вместе с подошедшей 7-й дивизией стал теснить германцев. 11-й германский корпус после ожесточенного боя был отброшен на северный берег p. Hep. 17-й и 20-й германские корпуса с трудом сдерживали натиск 4-го армейского и 2-го Сибирского корпусов русских. Положение группы Шеффера становилось критическим. Не зная еще неудачи корпуса Фроммеля, Шеффер двигался на соединение с ним, все более создавая угрозу своему тылу со стороны Ловичского отряда и русской конницы. Только крайне осторожные действия последних не привели в этот день обходящие германские силы к катастрофе.

9 (22) ноября германское командование делает последнее усилие, чтобы сломить упорство русских. Генерал Плеве, объединивший командование 2-й и 5-й армиями, потребовал: 5-й армии удерживать свое положение, а 2-й армии — наступать правым флангом против обходящей группы Шеффера и тем самым совместно с наступающим Ловичским отрядом окружить ее. В результате боевых действий 9 (22) ноября группа Шеффера оказалась в отчаянном положении и к вечеру, наконец, получила приказ начать отступление, В свою очередь и генерал Рузский расценивал обстановку как неблагоприятную для себя и отдал директиву об отступлении всех трех армий на линию Илов, Лович, Скерневице, Томашов. Только под нажимом сверху и из-за резкого протеста командующих армиями директива была отменена.

К вечеру 9 (22) ноября на фронте 2-й и 5-й армий положение стабилизировалось. На флангах русские войска даже несколько потеснили германцев. Наступление частей 10-й пехотной и 5-й кавалерийской дивизий создавало серьезную угрозу тылам 25-го резервного германского корпуса. Ловичский отряд теснил части прикрытия 17-го и 20-го германских корпусов на запад. Сильная русская конница сосредоточилась между Колюшками и Бендоковым, но вместо удара по тылам германцев продолжала действовать пассивно, ограничиваясь разведкой.

Шеффер после совещания с командиром 3-й гвардейской пехотной дивизии Литцманом решил с боем прорваться из русского окружения. Намеченный план действий предусматривал удар 25-го резервного корпуса и 3-й гвардейской дивизии на Брезины. Прикрытие операции с тыла возлагалось на 1-й кавалерийский корпус Рихтгофена.

Боевые действия 9 (22) и 10 (23) ноября развивались следующим образом. 1-й армейский корпус русских, наступая на северо-восток, после упорных боев в конце концов сломил сопротивление 20-го германского корпуса, который вынужден был загнуть свой левый фланг. В образовавшийся разрыв между ним и группой Шеффера на соединение с 1-м русским корпусом устремились части Ловичского отряда. На путях отхода группы Шеффера в направлении на Брезины остались только слабые части 6-й Сибирской дивизии. Они ввязались в упорный бой с 49-й дивизией 25-го резервного корпуса. Противник имел тройное превосходство в силах. В ночь на 11 (24) ноября 3-я гвардейская пехотная дивизия стремительной атакой захватила Брезины, куда двигались и части 20-го резервного корпуса германцев. 6-я Сибирская дивизия, никем не поддерживаемая, начала отход на Рогов. На следующий день группе Шеффера удалось прорвать кольцо окружения и выйти в промежуток между 17-м и 20-м корпусами. В этом же направлении в ночь на 12 (25) ноября прорвались и остатки частей 1-го кавалерийского корпуса Рихтгофена. Кризис для германцев миновал, но и окружение русских армий не удалось. «Крупная оперативная цель, — пишет Людендорф, — уничтожить русских в излучине Вислы не была достигнута...» 

Стратегический план русской Ставки — глубокое вторжение в пределы Германии — исходил из общего плана Антанты. Сосредоточив крупные силы на левом берегу Вислы, русское командование своевременно не сумело обнаружить переброску главных сил германцев в район Торна, которая существенно изменила всю оперативно-стратегическую обстановку. Разведка достаточно своевременно донесла о маневре германцев в сторону Торна. Но отсутствие твердого руководства Ставки фронтами привело к тому, что генерал Рузский и его штаб продолжали упорно держаться старого плана. Это привело к дезорганизации всего фронта и обеспечило первоначальный успех германцев. Только после поражения изолированных двух русских корпусов (5-го Сибирского и 2-го армейского) генерал Рузский и штаб его фронта, наконец, уяснили обстановку и стали принимать меры для ликвидации угрозы окружения 2-й армии. Поворот фронта 2-й армии, наступление 5-й армии и частей 1-й армии обеспечили перелом в ходе лодзинских боев в пользу русских. Обходящая германская группа генерала Шеффера сама попала в окружение, и лишь ошибки в управлении русскими войсками, разделенными на ряд отрядов, действовавших вне оперативной связи между собой, позволили германцам, отбросив слабый заслон, пробиться на север и выйти из кольца окружения.

Со стороны германского командования данной операции флангового удара первоначально мыслилось придать большой размах с целью нанести решительное поражение русским армиям. Однако в последний момент Фалькенгайн отказался от переброски крупных сил с Западного фронта на Восток, поручив Гинденбургу и Людендорфу вести операцию в основном теми силами, которыми они располагали. Огромное преимущество германцев в постановке разведывательной службы давало им возможность в течение всей операции знать намерения русского командования и точное положение его войск. На стороне германцев также было большое преимущество в сосредоточении сил. «Таран» из 5,5 корпусов, скрытно сосредоточенный в районе Торна, обеспечил им первоначальный успех. Германцы, переоценив свой успех, недооценили стойкость русских войск.
Раздел: История первой мировой войны
Наступление Юго-Западного фронта - Первая мировая война (1916)
План операций русской армии на лето 1916 г. разрабатывался на основе стратегических решений, принятых союзниками в Шантильи. В своих расчетах Ставка исходила из конкретного соотношения сил, сложившегося на восточноевропейском театре. Со стороны России там действовали, три фронта: Северный,
Военные действия на Средиземном море - Первая мировая война (1915)
Крупнейшей операцией англо-французских морских сил в кампанию 1915 г. была Дарданелльская операция, которая растянулась по времени почти на целый год (19 февраля 1914 г. — 9 января 1916 г.). Идея операции возникла при следующих обстоятельствах. Готовясь к кампании 1915 г., англо-французы обратились
Военные действия на Северное море (Ютландское сражение) - Первая мировая война (1916)
Германия и Англия продолжали наращивать свои военно-морские силы. Потери, понесенные в первые годы войны, были сравнительно невелики и коснулись главным образом второстепенных кораблей. Темпы же строительства новых кораблей с каждым годом увеличивались. В ходе кампании 1916 г. в строй германского
Военные действия на Ближнем Востоке - Первая мировая война (1915)
Перспектива затяжной войны повышала значение ближневосточного театра, где располагались ценные источники сырья и обширные рынки сбыта. Империалистические державы усилили борьбу за обладание этим районом. Военные действия приобретали все более широкий размах. Они велись на Кавказском, Месопотамском,
Отступление к морю - Первая мировая война (1914)
Остановка противников перед полевыми укреплениями друг друга не лишала командование обеих сторон надежды на возможность охвата и окружения неприятеля. На театре военных действий пока имелись свободные пространства: западнее р. Уазы еще отсутствовали их крупные силы. Фалькенгайн отмечает, что «по ту