Стрелковое оружие
Вооружение
Авиация
Корабли
Календарь событий
История
Биографии
Публикации
Познавательное
Достопримечательности России
Первая помощь
Ордена и медали
Тесты

Даниил Романович Галицкий (1228 - 1264)


В то время, как в Северо-восточной Руси славился знаменитыми подвигами князь Александр Невский, в Юго-западных пределах Руси трудился на ее пользу могущественный князь Галицкий Даниил Романович.
Галицкий Даниил
Сын Романа Мстиславича, внук великого Киевского князя Мстислава II Изяславича, Даниил был от природы одарен редким умом, выдающимся мужеством, и благородным характером. С малых лет он испытал много злоключений: по недоброжелательству и своеволию крамольных бояр и вследствие происков завистливых соседей, будучи еще младенцем он лишился отцовского наследства и долго скитался изгнанником по чужим землям. Повзрослев и укрепившись духовно и телесно, он при помощи союзников, несколько раъ то возвращал, то вновь утрачивал свой наследственный престол. Много трудов и огорчений перенес он в этой борьбе за власть, но также много проявил ума и деятельности.

В 1224 году, при первом появлении в русских пределах татар, молодой Даниил участвовал в несчастной битве на Калке, проявил геройскую храбрость и отвагу. Но при этом, вместе с другими князьями испытал жестокое поражение от свирепых варваров.

Возвратившись в свой удел, Даниил вступить в отчаянную борьбу с мятежными галицкими боярами, которые присвоили себе в княжестве власть и стремились погубить князя разными средствами. Необузданному своеволию галицкие бояре научились, вероятнее всего, у своих ;соседей венгров и поляков, мало уважавших власть своих князей.

Дерзость бояр не знала пределов: то они обливали вином лицо князя во время трапезы, то пытались его сжечь, то убить на пиру.

Между тем в 1239 году явился в южную Русь хан Батый. Даниил, помня страшную битву на Калке, и не имея сил противостоять грозной силе врага, подобно другим южным князьям, искал спасенья в бегстве за рубеж родной страны.

В 1243 году татары возвращались из Венгрии в свои степи. По пути они вновь опустошали некоторые галицкие и волынские селения и города. Возвратившись на родину Галицкий князь нашел всюду страшные следы татарского погрома. Даниил решил остаться в чудом уцелевшем от монгольского нашествия им же основанном городе Холме. Даниил назвал Холм своим любимым городом и, поселившись в нем, начал упорядочивать дела в своем разоренном княжестве. В Бресте, во Владимиро-Волынский нельзя было въехать от смрада гниющих трупов, груды мертвых тел лежали и в храмах Божьих, в которых жители, особенно женщины, искали спасительного убежища, в которых и погибли.

Порядка в княжестве не было: бояре завладели всем, грабили несчастный народ и на наставления князя отвечали насмешками. В то же время и внешние враги - поляки и литовцы, не давали Даниилу покоя. Он должен был в одно время наводить порядок в княжестве, бороться с боярами й отбиваться от внешних врагов. Ревностным помощником во всех трудах Даниила был его брат, Владимиро-Волынский князь Василько, "великий умом и дерзостью", страшный бич неверных.

Благодаря мудрому и деятельному управлению Даниила, Галиция скоро оправилась. Щедрость привлекла в нее иностранцев - из южных областей, разоренных татарами, множество народа уходило под защиту мужественного и могучего князя, долго не признававшего над собою власти татар.

Но вскоре обнаружились неопределенные отношения Галиции к татарам и грозные завоеватели, после возвращения в свои степи из Венгрии, больше не желали видеть самостоятельности княжества Галицкого. Тщетно Даниил медлил последовать примеру северо-восточных князей - он не ехал сам в Орду выпрашивать у хана ярлык на свое княжество.

В 1245 году пришло от Батыя грозное слово: "Дай Галич!". Даниил со скорбью в сердце, желая спасти от нового разорения родину, решился ехать. Трудные обстоятельства, среди которых он вырос, приучили его смирять в себе всякий порыв чувства. Он решился расположить к себе хана полнейшей покорностью. С тоской и тревогой в душе двинулся в путь галицкий князь: слух о мученичестве и страдальческой смерти в Орде св. Михаила Черниговского уже дошел и в Галицию. Теперь князь ехал в Орду, страшась не только унижения, но и позорной смерти. Хан мог разгневаться на Даниила, подозревая его в неповиновении и предать казни.

По дороге в Орду князь заехал в разоренный Киев, отслужил молебен в Выдубицком монастыре, а в Переяславле уже встретили его татары. На Волге достиг он ставки Батыя. Здесь он боялся встретить требование хана, противоречащее его христианским верованиям, но был избавлен от выполнения языческих обрядов.

Батый встретил его словами: "Даниил! Зачем давно не приходил? Но и то хорошо, что теперь пришел. Пьешь ли черное молоко, наше питье, лошадиный кумыс?"

Даниил отвечал: "До сих пор не пил, но если ты велишь, то пью".

Батый сказал на это: "Ты уже наш, татарин; пей наше питье!"

Даниил выпил и потом пошел с поклоном к ханше. Какою болью отозвалась в сердце народа весть об унижении князя, видно из слов летописца. С ужасом и негодованием принята была эта весть.

Двадцать пять дней продержали Даниила в Орде и наконец вручили ярлык Батыя, утверждающей князя на отцовском уделе.

Горячо любя родину, галицкий князь всеми средствами старался избавить ее от татарского ига и доставить ей утраченную независимость. В течение всей жизни он придумывал и испытывал меры к достижению своей благородной цели. Прежде всего, он остановился на мысли победить татар, как противников христианства, в союзе и при помощи всех европейских государей, которые предприняли бы крестовый поход против монголов. Конечно, главным двигателем этого союза мог быть представитель западного христианского мира и глава католической церкви - папа римский. Чтобы присоединиться к возможному союзу европейских государей, стать под общее с ними знамя, Руси необходимо было хотя бы на время соединиться с западным христианским миром в религиозном отношении. Поэтому Даниил еще в 1245 году объявил папе о готовности соединиться с римскою церковью.

Папа был весьма рад этому и немедленно вступил в письменные отношения с галицким князем. Ко двору Даниила он назначил монаха для безотлучного пребывания при князе и поддержания своего влияния на него. Папа уступил Русской Церкви совершение таинства причащения на квасном хлебе, обещал созвать собор для исследования, которое из двух вероисповеданий правильнее, обязался вооружиться проклятием против всякого хулителя Православной Церкви и уступил требованию Данила, чтобы никто из крестоносцев и других духовных особ не осмеливался приобретать имений в русских землях без разрешения князя.

Настаивая на сохранение в полной неприкосновенности всех догматов и обрядов Православной Церкви, Даниил признавал папу только верховным первосвященником. Очевидно, Даниил соединился с Римом исключительно из политических видов, ожидая быстрой и сильной помощи от распоряжений папы, обещавшего вооружить против татар государей запада.

Между тем надежды Даниила не оправдывались: он не получил необходимой помощь папы. Желая быть угодным князю и польстить его самолюбию, папа снарядил к Даниилу епископа с королевским венцом. Но папа ошибся - он не смог обольстить пустой приманкой Даниила, который отославил епископа с венцом обратно в Рим. При этом, Даниил велел сказать папе: "Не время мне думать о венце, когда татары угрожают каждую минуту; не венец королевский нужен мне, а действительная помощь от тебя".

Не желая прерывать отношений с Даниилом, папа из угождения ему, призывал католиков Богемии, Моравии, Сербии, Померании, Ливонии и Пруссии к ополчению против татар - но на это приглашеше никто не отозвался.

Снова прибыли к Даниилу у папские послы с королевским венцом и скипетром, которые Даниил принял крайне неохотно, уступая просьбам матери и польских князей, единственно ради обещания последних действовать с ним за одно против татар. Хотя он и короновался в Дрогичине, но пустой титул короля галицкого нисколько не помог ему, потому что ни папа, ни венгерский король, ни польские князья не проявили никакой готовности помочь ему против Орды.

Видя, что от папы ожидать более нечего, Даниил прервал с ним все отношения, не обращая никакого внимания на его укоры. Он с величайшей ревностью стал исполнять все обряды Православной Церкви, усердно украшал храмы и воздвигал новые. В своем любимом городе Холме он основал церкви во имя Пресвятой Богородицы, святых бессребреников Космы и Дамиана, Св. Иоанна.

Последняя церковь особенно удивляла современников своим богатством: своды ее опирались на четырех искусно изваянных человеческих головах; столбы из цельного камня поддерживали верх алтаря, украшенного золотыми звездами по лазури; пол был излит из меди и чистого олова; входные двери были обложены большим галицким и зеленым холмским камнем, иконы были украшены дорогими камнями и золотым бисером. Даниилом был основан и монастырь св. Даниила в Угровеске.

Не видя ни откуда помощи, Даниил сам начал прилагать заботы к ограждению своих владений от татарских набегов и стал укреплять города, видя в этом единственное средство противодействия татарам на случай их нападения. Приготовив ратную силу, Даниил восстал против татар открыто, отнял у них несколько городов. Но татары заметили действия князя. Татарский воевода Бургундай отправил приказ к русским князьям, чтобы они явились к нему. Даниил сам не поехал, но отправил к нему с дарами своего сына, брата Василька и епископа.

Разгневанный на Даниила Вургундай встретил их злобными речами и предъявил им такое требование: "Если вы хотите со мною оставаться в мире, то уберите стены укрепленных ваших городов. Татарин ясно понимал значение и силу этих укреплений против степных наездников. Делать было нечего - пришлось повиноваться и выполнить приказ Бургундая. Разоренные укрепления городов ясно убедили Даниила в его бессилии свергнуть ненавистное иго.

Вместе с тем, Даниилу возымел в борьбе с другими врагами, жившими на западе от Галиции, ятвягами и литовцами. Победы его над этими свирепыми соседями были столь блестящи, что доставили ему завидную в те времена славу.

Таким образом ни расчеты хитрой политики Даниила, ни его отважные воинские подвиги не увенчались успехом, и Русская земля должна была еще долго нести тяжелое иго, до тех пор, пока не собрала всех своих сил и не окрепла для свержение этого ига.

Никакие мирские расчеты, союзы с иноверными и уступки им в деле веры -  могли возродить Русь к самобытности и независимости. Только единство верховной власти, чистота веры и крепость народного духа смогли победить проклятое иго

Даниил Романович более всех южно-русских князей после Мономаха заслужил прекрасное название страдальца за землю Русскую. Он среди самых стеснительных обстоятельств успел не только загладить следы монгольского нашествия, но и привести свое княжество в цветущее состояние, украсить его богатыми городами, великолепными, по тому времени, зданиями, усилить промышленность и торговлю в своем княжестве.

Современники были поражены умною, хозяйственной распорядительностью князя и умением утешить народ в его бедствиях. Их поразило уменье Даниила, при всем унижении от татар, поддержать достоинство Русской земли. Другая черта, поразившая современников в Данииле, касалась его родственных чувствах: он был крепко привязан к своему брату Васильку и беспримерно дружен с ним. С младенчества неразлучные и в бедствиях и в счастье, оба брата жили одной думой, одной мыслью. Высоко ценя это братское единодушие, стол редкое в то время, современники прозвали Даниила братолюбцем. И действительно, любимый брать Даниила был достоин той сердечной дружбы, которой отличал его галицкий князь.

Василек, еще более чем Даниил был приверженцем к Православной Церкви. В печальное время раздоров и неправды, он являлся редким примером искренней братской любви и честности в соблюдении данного слова. Не заботясь о расширении своего удела, он и до смерти Даниила был руководителем своих племянников. Он построил много храмов во Владимире и закончил свои дни строгим подвижником, в тесной пещере, где молился и каялся о своих грехах.

Даниил Романович скончался в 1264 году. После Даниила, с пресечением его рода, начались неустройства в Волынско-Галицком княжестве. Этим воспользовались недружелюбные и завистливые соседи - поляки и литовцы.

Поляки завладели всей Галицией, а литовцы - Волынью. В 1340 году польскому королю Казимиру III достались следующие галицкие города: Львов, Перемышль, Галич, Любачев, Санок, Теребовль, Кременец. Жители этих городов присягнули ему, как законному государю, и сокровища древних князей Галицких: две короны, осыпанные алмазами, два креста золотые, с частью Животворящего Древа, сосуды, богатые одежды, седла, — были отвезены из Львова в Краков.

Волынские же города король, по мирному договору, уступил литовским князьям: Брест, Холм, Луцк и Владимир Волынский. Так рушилось знаменитое княжество или королевство Даниила. Так древнее достояние Poccии, приобретенное оружием св. Владимира, долго называемое городами Червенскими, а после Галичем, было разделено между иноплеменниками!

Источник: «Главнейшие события русской истории церковной и гражданской». А. Попов. С-Петербург. 1896г.
История России
Иоанн Калита (1319 - 1340)

Иоанн Данилович Калита, внук святого Александра Невского встал на великокняжеский престол спустя почти сто лет после нашествия хана Батыя, когда все

Дом царевича Дмитрия в Угличе

Борис Годунов стал излюбленной жертвой всевозможной политической клеветы. Кому же, как не ему, убить и царевича Димитрия? Так решила молва, и на этот

Святополк II (1093 - 1113)

После смерти Изяслава, княжил брат его, Всеволод Переяславский, который после смерти оставил двух сыновей: Владимира Мономаха и Ростислава. Киевляне,

Мстислав II (1157 - 1169)

Мстислав был единодушно избран, народом, так как он был из рода Мономаха, который всегда пользовался привязанностью народа. Все князья принесли ему

Откуда пошла земля Русская. Славянские племена и Варяги-Русь.

Более тысячи лет назад Россию уже населял народ, от которого мы происходим. Народ этот называл себя Славянами и разделялся на несколько племен,

Утверждение единодержавия и прием иностранных послов при Василии III Иоановиче

После совершенного уничтожения уделов, при Василии Иоанновиче прочно утвердилась самодержавная власть единого монарха в Московском государстве. Один

Княгиня Ольга (945 -  954)

После смерти Игоря, княжение по наследству должно было перейти его сыну Святославу, но в то время он был малых лет и поэтому княжеством стала

Война Иоанна IV с татарами

Не смотря на то, что монгольское иго ко времени царствования Иоанна IV было уже свергнуто - силы татар, неприязненных России, облегали весь ее

Пожары в Москве в 1547 году

В 1547 году в Москве начались страшные пожары. 12 апреля в Китай-городе сгорели лавки с богатыми товарами, гостиные казенные дворы, обитель

Донская икона Божьей Матери

По преданиям Донская икона Пресвятой Богородицы была написана Феофаном Греком и хранилась в церкви Благовещения в городке Сиротин. Но в 1380 году

Русские святыни
Всеволод "Большое гнездо" (1174 - 1212)

Смерть Андрея Боголюбского прибавила к междоусобиям князей еще новые споры городов - Ростова и Владимира. Ростов и Суздаль давно с завистью смотрели

Мстислав I (1125 - 1132)

После смерти Владимира Мономаха, великим князем стал его сын Мстислав I. Мстислав во многом походил на отца и был также любим народом. Зная его ум и

Новые публикации