Межрегиональная общественная организация ветеранов специального назначения "Вымпел-В"
» » » » Орден Владимира Великого

Орден Владимира Великого


Орден Владимира Великого
В день двадцатилетнего юбилея своего восшествия на престол - 22 сентября 1782 года - императрица Екатерина II учредила орден святого равноапостольного князя Владимира, приложившего немало трудов для расширения и укрепления Древней Руси, повышения ее международного авторитета. Именно в его княжение в 988 году прежде языческая Русь приняла христианство. Это событие сыграло выдающуюся роль в укреплении молодой русской государственности, приобщении Руси к культурным ценностям Византии как наследницы многих достижений античного мира, широком распространении просвещенности и развитии отечественной культуры, духовно-нравственном обогащении народных масс, гуманизации их повседневной жизни и быта.

Учрежден 22 сентября 1782 г. Императрицей Екатериной II Великой. Имеет четыре степени.

Девиз: "Польза, Честь и Слава"
Статус: Второй высший орден Российской империи
Орденский праздник: 22 сентября/5 октября.
Орденские знаки: золотой Крест, красная лента с черной каймой по краям и восьмиконечная серебряная звезда, четыре конца которой позолочены.

Правила ношения:
I степень- Крест на ленте шириной 10 см. через правое плечо, звезда на левой стороне груди;
II степень - Крест на шее на ленте шириной 5,5 см., звезда на левой стороне груди;
III степень - Крест на шее на ленте шириной 4,5 см.;
IV степень - Крест на груди на орденской колодке и ленте шириной 2,2 см.

Знаки низших степеней не снимаются при пожаловании ордена высшей степени.

ИЗ ИСТОРИИ
В день двадцатилетнего юбилея своего восшествия на престол - 22 сентября 1782 года - императрица Екатерина II учредила орден святого равноапостольного князя Владимира, приложившего немало трудов для расширения и укрепления Древней Руси, повышения ее международного авторитета. Именно в его княжение в 988 году прежде языческая Русь приняла христианство. Это событие сыграло выдающуюся роль в укреплении молодой русской государственности, приобщении Руси к культурным ценностям Византии как наследницы многих достижений античного мира, широком распространении просвещенности и развитии отечественной культуры, духовно-нравственном обогащении народных масс, гуманизации их повседневной жизни и быта.

В Статусе ордена говорилось, что он "жалуется тем, кои не только должности на них возложенные исправляли во всех случаях по долгу звания их, присяги и чести, исполняя установленные указания письменно или словесно, не изречениями едиными, но самим делом; но сверх того отличилися особливым радением в деле, им вверенном, продолжительным прилежанием, искусством в порученной части, и способностью личною, делом доказанною, либо же полезным общему добру советом по делам, к которым призваны". Им награждались как военные, так и гражданские чины. Орден разделялся на четыре степени, первые две которых назывались "большого креста", а две последние "малого креста".

1-я степень включала большой золотой крест, с обеих сторон покрытый красной финифтью. По краям креста - черные финифтевые и золотые каймы. На лицевой стороне его в розетке на обведенном золотою каймой горностаевом поле помещен вензель св.Владимира под великокняжеской короной. На оборотной стороне креста, также в розетке, на черном поле обозначена дата учреждения ордена.

Крест носился на шелковой муаровой ленте с тремя равными полосами: посредине - красная, по обоим краям - черные с красной окантовкой. Лента имела ширину около 10 - 11 см и надевалась через правое плечо.

Звезда ордена была восьмиугольной, причем ее концы попеременно чередовались: четыре серебряных и четыре золотых. В центре ее, в розетке, на обведенном красною каймою черном поле - золотой четырехконечный крест, между концами которого изображались золотые буквы "СРКВ"(т.е. святой равноапостольный князь Владимир), "крест же значит просвещение России Святым крещением и Евангелием"). По кайме золотыми буквами нанесен орденский девиз "Польза, честь и слава".

2-я степень ордена состояла из большого золотого креста и звезды, аналогичных тем, что и у высшей степени. Однако крест носился на шее на орденской ленте шириной 5,5 см. Звезды обеих степеней были шитыми или коваными.

3-ю степень составлял только один золотой крест, несколько меньшего размера по сравнению с крестами старших степеней. Носился он на шее на орденской ленте шириной 4,5 см.

4-я степень ордена представляла собой золотой крест еще меньшей величины. Носился он на груди на орденской ленте шириной 2,2 см.

В екатерининском Статусе подчеркивалось, что пожалование орденом св. Владимира является доказательством высочайшего "благоволения за ревностную и усердную службу, прилежание, труды и беспорочность в отправлении должности". Учитывая, что не всегда храброму воину или усердному чиновнику представляется возможность доказать свою преданность Отечеству каким-либо заметным деянием, Екатерина 2 предусмотрела награждение чинов военного и других ведомств орденом св. Владимира 4-й степени за беспорочную 35-летнюю службу (в классных чинах). В таких случаях на левом и правом концах креста добавлялась серебряная надпись на красной финифти: "35".

Указом от 26 ноября 1789 года Екатерина 2 установила для ордена св. Владимира 4-й степени, выдаваемого за боевые заслуги, еще и бант из орденской ленты. Первым этого отличия удостоился капитан-лейтенант (и будущий знаменитый адмирал) Д.Н.Сенявин, который, командуя кораблем "Святой Владимир"(!), провел его в опаснейшей близости к неприятелю из Очакова в Севастополь. Вторым кавалером такого ордена стал М.Б.Барклай-де-Толли за штурм Очакова.

22 июля 1845 года Николай 1 утвердил новый статус ордена св. Владимира.
По его повелению, этот орден устанавливался "в награду подвигов, совершаемых на поприще государственной службы и в воздаяние трудов, для пользы общественной подъемлемых". Был определен следующий порядок награждения им за выслугу. Классные чины гражданского ведомства, беспорочно прослужившие 35 лет, получали орден св. Владимира 4-й степени с надписью "35 лет", чины военно-сухопутного ведомства, прослужившие в офицерском звании 25 лет, - Владимирский крест с бантом и надписью "25 лет", чины морского ведомства, совершившие 18 морских кампаний, находившиеся хотя бы в одном бою, - орденом с бантом и надписью "18 кампаний", а совершившие 20 кампаний, хотя и не бывшие в сражении, - орденом с бантом и надписью "20 кампаний". Награжденным орденом св. Владимира убавлялось три года из числа 25 лет положенных к выслуге.

Как уже указывалось, с 1855 года полученные за боевые подвиги ордена стали выдаваться с мечами. В течение двух лет после этого банты к орденам св. Владимира 4-й степени не жаловались. Однако с 1857 года военнослужащие за боевые заслуги стали получать этот орден с мечами и бантами в отличие от находившихся на театре военных действий чиновников гражданских ведомств, получавших его знак только с мечами.

С каждого пожалованного орденом св. Владимира взимался единовременный денежный взнос. К началу нынешнего столетия он составлял: для кавалеров 1-й степени - 450 рублей, 2-й степени- 225 рублей, 3-й степени - 45 рублей, 4-й степени - 40 рублей. От него освобождались пожалованные за выслугу лет и иностранцы, состоявшие на русской службе. Из этих взносов составлялся капитал каждой степени, который обращался только на благотворительные и богоугодные цели.

Екатерина II за особые заслуги кавалеров ордена св. Владимира учредила ежегодные пенсии для старших (по времени награждения) кавалеров каждой степени: 1-й степени - по 600 рублей, 2- й степени - по 300 рублей, 3-й - по 200 рублей и 4-й - по 100 рублей. Всего же ежегодно выделялось по 6 тысяч рублей на каждую степень. Когда этих сумм не стало хватать на всех кавалеров, младшие по времени награждения занимали свое место в очереди и ждали, когда освободится вакансия. В случае награждения более высокой степенью новый кавалер переходил в следующий разряд, не претендуя на пенсию по младшей степени. После смерти женатого пенсионера вдова могла еще год получать его пенсию.

На торжествах и при высочайшем дворе кавалеры ордена св. Владимира имели право на вход вместе с персонами четвертого класса (генерал-майора, действительного статского советника), а кавалеры меньшего креста - шестого класса (полковник, коллежский секретарь), если они не имели более высокого чина. Орден носился всегда , однако кавалера ордена св. Владимира 1-й степени с лентой,, надетой поверх мундира или парадного сюртука, можно было увидеть очень редко: таким образом орденские знаки высшей степени носили только раз в году - в день орденского праздника 22 сентября. В остальных случаях орденская лента помещалась под мундиром.

Жалуемый за военную и гражданскую службу, выслугу лет в классных чинах орден св. Владимира хотя и не являлся редкой наградой, но почитался высоко. Им были отмечены немало россиян, оставивших заметный след в истории нашей страны.

Так, Г.А.Потемкин в списке удостоенных этим орденом стоит третьим - после наследника престола и князя Вяземского. Сразу первой, высшей степенью был 28 июля 1783 года награжден А.В.Суворов - "за присоединение разных кубанских народов к Российской империи".

Владимирскую ленту носил Алексей Николаевич Оленин (1763-1843), являвшийся заметной фигурой в общественно-культурной жизни России первой половины XIX века. Он происходил из интеллигентной семьи потомственных рязанских дворян, имения которых находились в живописнейших, богатых памятниками, старины местах Касимовского уезда (думается, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в пробуждении у любознательного дворянского недоросля живого интереса к изобразительному искусству, археологии, этнографии). Двадцати лет он с успехом окончил привилегированный Пажеский корпус и капитаном выпущен в армию. Воинскую службу любил, однако из-за слабого здоровья в 1795 году был вынужден уйти в отставку в чине полковника.

Гражданскую службу Оленин начал в финансовом ведомстве. И небезуспешно - вскоре его назначили управляющим Банковым монетным двором. Недолгое время руководил юнкерской военной школой. Был статс-секретарем Александра 1, являлся членом Государственного совета. В 1801 году Алексей Николаевич стал помощником, а с 1812 года - главным директором Императорской публичной библиотеки.

И все же главным в жизни его стала не государственная служба и не чиновничья карьера (хотя он не был обделен в чинах), а многолетнее и усердное служение на ниве искусства, которое началось в 1817 году, когда он возглавил Академию художеств - высшую школу профессионального мастерства, существующую и по ныне. Ее организатором являлся выдающийся деятель отечественной науки и культуры XVIII века граф Иван Иванович Шувалов (1727-1797). (Кстати, ему и академику коллежскому советнику М.В.Ломоносову обязан своим существованием и первой российский университет - Московский).

Академия художеств готовила живописцев, скульпторов, граверов и архитекторов. В нее принимали детей пяти - шести лет, которые на полном государственном обеспечении обучались в течении 15 лет. Помимо общеобразовательных дисциплин - истории, литературы, математики, географии и др., воспитанникам преподавали анатомию, перспективу, историю искусств. Главным же были уроки по специальности. Вначале будущих художников заставляли копировать с оригиналов признанных мастеров, затем рисовать со слепков с античных скульптур и, наконец, завершающей была работа с живой модели. Старшие воспитанники исполняли так называемые "программы" - композиции на темы из русской истории, античной мифологии и Библии. За самые лучшие работы ученикам присуждались золотые и серебряные медали. Награжденные Большой золотой медалью направлялись в "пенсионерскую" поездку за границу, главным образом в Италию и Францию, для дальнейшего совершенствования в своем мастерстве.

Довольно скоро российская Академия превратилась не только в крупнейшее в мире художественное учебное заведение, но и в признанный центр русского изобразительного искусства и архитектуры, так как объединяла всех видных художников и во многих отношениях руководила их деятельностью. Поэтому должность президента Академии художеств была не только почетна, но и чрезвычайно ответственна. И Алексей Николаевич Оленин, будучи высокодуховной личностью, широкообразованным человеком, талантливым педагогом и умелым администратором, справлялся с нею весьма успешно. Под его попечением выросла целая плеяда замечательных художников, обогативших своими лучшими творениями русскую национальную культуру, например К.П.Брюллов, А.А.Иванов, П.А.Федотов и др.

Весьма любопытны отзывы современников об А.Н. Оленине как человеке и общественном деятеле. Приятель А.С.Пушкина автор известных мемуаров Ф.Ф.Вигель писал: "Его чрезмерно сокращенная особа была отменно мила: в маленьком живчике можно было найти тонкий ум, веселый нрав и доброе сердце". Академик живописи Н.А.Майков: "Знающий и деловой Алексей Николаевич всем умел сделаться нужным. Сам император Александр прозвал его "тысячаискусником".

И поэтому, как само собой разумеющиеся, воспринимаются те высокие награды, которых удостаивался Оленин за свои многолетние и неуступные труды на ниве российского просвещения и культуры. В частности, он имел орден св. Анны 1-й степени с алмазными знаками (1811), орден св. Александра Невского с бриллиантами (1824). Высшей наградой Алексея Николаевича Аленина был орден св. Владимира 1-й степени, пожалованный ему в 1841 году.

Владимирским кавалером был выдающийся русский ученый и общественный деятель, основатель военно-полевой хирургии Николай Иванович Пирогов (1810-1881). После окончания медицинского факультета Московского университета занимался научной и педагогической деятельностью. Являлся попечителем Одесского и Киевского учебных округов, руководил стажировкой посланных за границу молодых русских ученых. Как консультант по военной медицине и хирургии выезжал на фронт во время русско-турецкой войны (1877-1878). Но настоящий подвиг Николай Иванович совершил в 1854 году в осажденном Севастополе, где под постоянным обстрелом неутомимо работал с группой молодых врачей на перевязочных пунктах и в госпиталях. За личное мужество и организацию эффективной военно-медицинской службы в этой крепости во время Крымской войны 1853-1856 годов Н.И.Пирогов был удостоен ордена св. Владимира 2-й степени.

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) свои первые шаги к известности и славе сделал на литературном поприще. Его трогательная повесть "Бедная Лиза" и сейчас вряд ли кого оставит равнодушным. Главным же делом его жизни стало написание "Истории государства Российского". Появление ее, по свидетельству А.С.Пушкина "наделало много шуму и произвело сильное впечатление…. Светские люди бросились читать историю своего Отечества. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом. Несколько времени нигде ни о чем ином не говорили". За создание "Истории государства Российского" Н.М.Карамзин удостоен ордена св. Владимира 3-й степени.

Редчайшие среди нестроевого состава русской армии награды - орден св. Владимира 3-й степени с мечами и орден св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом имел военный врач Евгений Сергеевич Боткин (1865-1918) - сын великого русского ученого С.П.Боткина. После окончания гимназии Евгений поступил в Петербургский университет, на математический факультет, но уже через год учебы почувствовал, что по-настоящему его привлекает лишь медицина, и он перешел в Петербургскую Военно-медицинскую академию, которую закончил в 1889 году. Работал врачом в столичной Мариинской больнице, затем прошел стажировку за границей, защитил докторскую диссертацию, после чего вел научно-педагогическую деятельность в Военно-медицинской академии.

Среди преподавателей и сотрудников Военно-медицинской академии существовала благородная традиция: во время находиться там где они были нужнее всего, - возле раненых, на перевязочных пунктах и в госпиталях. В Севастополе и на Шипке был отец Евгения Сергеевича, с началом русско-японской войны в действующую армию отправился сам Евгений Сергеевич.

На фронте Е.С.Боткин показал себя не только прекрасным врачом, но и исключительно мужественным человеком. Известен, например, такой случай: в одном из боев к нему на перевязку пришел ротный фельдшер. Быстро сделав все, что нужно, Евгений Сергеевич взял его медицинскую сумку и вместо него ушел на передовую. За непосредственное участие в боевых действиях и личную храбрость он был награжден боевыми знаками ордена св. Владимира.

После возвращения домой Е.С.Боткин написал книгу "Свет и тени русско-японской войны" (в форме писем к жене). В ней автор предстает патриотом, гражданином своей Родины, пытающимся понять причины ее военных неудач и бед. Вот отрывок из этой интересной книги: Удручаюсь все более и более ходом нашей войны, и не потому только, что мы столько проигрываем и столько теряем, но едва ли не больше потому, что целая масса наших бед только результат отсутствия у людей духовности, чувства долга, что мелкие расчеты становятся выше понятия об Отчизне, выше Бога".

После русско-японской войны Боткин был назначен на должность лейб-медика царской семьи. По словам его племянника французского хирурга С.П.Чехова-Боткина, "складывается впечатление, что Евгений Сергеевич испытывал к Николаю 2 искреннюю симпатию, считал его человеком добрым, хорошо понимающим людей. Государь много работал, старался делать все как лучше, но так не всегда получалось". После отречения Николая 2 Евгений Сергеевич последовал в сибирскую ссылку вместе с царской семьей, точнее рядом с юным царевичем Алексеем, больным гемофилией (несвертыванием крови) и постоянно нуждающимся в медицинской помощи.

16 июля 1918 года он вслед за Романовыми спустился по лестнице в подвал дома Ипатьева в Екатеринбурге, хотя к этому его никто не принуждал. Русский врач Евгений Сергеевич Боткин пошел на смерть вместе с больным мальчиком, которого он лечил, - на последний и высший подвиг в своей благородной и светлой жизни…

Во время войны с Японией русские моряки совершили немало подвигов. Но внезапная гибель адмирала С.О.Макарова, трагедия Цусимы, революционные и иные события в России как-то заслонили их. Между тем, например, бой Владивостокского отряда крейсеров с японской эскадрой 1 августа 1904 года без малейшей натяжки можно приравнять к подвигу крейсера "Варяг" и канлодки "Кореец".

Тогда в Корейском проливе эскадра новейших, построенных лучшими западными фирмами японских кораблей под флагом адмирала Камимуру подстерегла три русских морально и физически устаревших крейсера "Громбой", "Россичя" и "Рюрик", которые своими смелыми рейдами наносили огромный ущерб морским сообщениям противника. Японцы предвкушали скорую и легкую победу: ведь по мощи огня они в начале боя превосходили чуть ли не в 20 раз! В упорнейшем пятичасовом маневренном бою, какого еще не знала история парового броненосного флота и который столь ярко и правдиво описан писателем В.С.Пикулем в увлекательнейшем романе "Крейсера", русские моряки еще раз подтвердили глубокую мудрость изречения: воюют не числом, а умением. А уж этого им было не занимать.

Например, на "Громбое" в самый критический момент сражения были подбиты два 152-мм орудия. Их быстро ввел в строй, невзирая на смертельную опасность и проявив высокий профессионализм и флотскую смекалку, младший артиллерийский офицер корабля лейтенант Николай Гобят (выросший в Сапожковском уезде Рязанской губернии, родной брат изобретателя миномета порт-артурца Л.Н.Гобято).

От меткого огня русских комендоров получили серьезные повреждения многие японские корабли. Так, на флагманском броненосном крейсере "Идзумо" была повреждена машина, упали на палубу стволы орудий носовой башни, неоднократно возникали сильные пожары. Но и "Рюрик" потерял управление, почти все офицеры на нем были убиты или тяжело ранены, все артиллерийские установки вышли из строя. Под угрозой захвата его японцами исполнявший обязанности командира младший артиллерийский офицер лейтенант К.С.Иванов приказал оставшимся в живых морякам покинуть корабль и затопить его. Непобежденный "Рюрик" ушел под воду с поднятым Андреевским флагом.

Меткий огонь русских артиллеристов, воинская долесть и холодная решимость команд крейсеров стоять до конца убедили Камимуру, что победы ему не добиться, - и он вышел из боя. Моряков-героев торжественно встречал весь Владивосток.

Уже не раз награждавшиеся по результатам прежних боевых походов все офицеры и многие матросы крейсеров получили новые знаки отличия. Рязанец лейтенант российского флота Николай Гобято также был удостоен высокой награды - ордена св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Уроженец Рязани Николай Павлович Кравков ( 1865-1924) - один из основоположников отечественной фармакологии. Он родился в семье военного писаря. Еще гимназистом почувствовал тягу к изучению естественных наук. Будучи студентом Петербургского университета, работал в лаборатории знаменитого И.М.Сеченова. После окончания университета в 1888 году проводил исследования на Севастопольской биологической станции, затем был принят на второй курс Военно-медицинской академии. По завершении курса обучения и защиты докторской диссертации Кравков стажировался за границей, где познакомился с новейшими достижениями европейских ученых в области естествознания. Талант и огромное трудолюбие, обширная общеобразовательная и глубокая медицинская подготовка позволили ему сделать заметный вклад в экспериментальную фармакологию.

Николай Павлович Кравков состоял почетным членом многих научных обществ у себя в стране и за рубежом. Он был удостоен целого ряда отечественных и иностранных наград, в том числе орденов св. Владимира 3-й и 4-й степени. По предложению великого рязанца И.П.Павлова в 1920 году его избрали членом-корреспондентом Российской академии наук.
Теги ордена

ПОДПИСАТЬСЯ

Наши партнеры

  • Школа тенниса СРЕДА ТЕННИСА
  • ЧОО Альпийский Вымпел
  • КОБУДО
  • ЦЕНТ ПАТРИОТ
  • ЧОО Ассоциация Вымпел
  • АМК
  • Санаторий Кисегач

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности

Конфуций