Мукасей Михаил Исаакович


1 033
Мукасей Михаил Исаакович - советский разведчик-нелегал в США и странах Западной Европы.

Михаил Исаакович Мукасей родился в Замостье Слуцкого уезда Минской губернии в еврейской семье. Предки его были потомственными кузнецами.

В 18 лет отправился получать образование на рабфаке в Ленинград, учился в Институте восточных языков, специализируясь на бенгальском и английском языках.

В 1937 году по распоряжению ЦК ВКП(б) стал слушателем школы Разведуправления Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
В 1939 году вместе с супругой, Елизаветой Ивановной Мукасей (урожд. Емельянова, 1912—2009), и двумя детьми выехал на работу по линии военной разведки в Лос-Анджелес. Родители и семья Мукасея, оставшиеся в Замостье, были вместе с другими евреями местечка расстреляны немцами в начале Великой Отечественной войны.

Первым ответственным заданием Михаила Мукасея стала работа в Лос-Анджелесе, где он находился с 1939 по 1943 год в качестве советского вице-консула. Голливуд принял разведчика едва ли не с распростертыми объятиями: в то время в среде американской творческой элиты был в моде интерес к советской культуре. Этот интерес следовало использовать, и в советском консульстве стали часто устраивать кинопросмотры, концерты, коктейльные вечеринки. За короткое время Михаил Мукасей свел знакомство со всеми местными знаменитостями, в числе его друзей значились кинозвезды, музыканты и писатели, многие из которых были вхожи в высшие сферы государственной власти Соединенных Штатов – президент Франклин Рузвельт очень гордился своими добрыми отношениями с творческой элитой страны. Мукасей был коротко знаком с мегазвездами американского немого кино Мэри Пикфорд и ее мужем Дугласом Фэрбенксом, Чарльзом Спенсером Чаплином, который не раз поставлял разведчику конфиденциальные сведения, почерпнутые из весьма близких к президенту США источников. Михаил водил дружбу с Уолтом Диснеем, Теодором Драйзером, Сергеем Рахманиновым, кинорежиссером Борисом Морозом, который официально являлся советским резидентом в США, – он сдался ФБР в 1947 году, выдав многих из своих коллег по резидентурной сети. По счастью, Михаила Мукасея к тому времени уже давно не было в Соединенных Штатах.

В Центр из США одно за другим летели донесения с важнейшими сведениями, которые Мукасею удавалось раздобыть через своих знаменитых информаторов. В 1939 году Мукасей шлет в Москву предупреждение о том, что Япония готовится вступить в войну против СССР, но на ближайшее время решимость японских лидеров вызывает большие сомнения. Сведения были самые надежные – Чарли Чаплин, коротко знакомый с Элеонорой Рузвельт, женой президента США, получил эту информацию, что называется, «из первых рук». Несколькими неделями позже сведения подтвердились донесением другого разведчика – Рихарда Зорге, работавшего в то время в Токио. В благодарность за доставленную информацию – хотя официальным поводом стала известная фраза Чаплина о том, что он любит советских людей, советских детей и даже советских животных, – вице-консул с согласия Центра подарил американскому комику бурого медвежонка Чарли, доставленного с первым советским пароходом, причалившим к побережью Северной Америки. Подарок произвел на Чаплина неизгладимое впечатление, и медвежонок жил в доме актера довольно долго, пока не превратился во взрослого медведя, после чего его отправили в зоопарк.

Однако работа разведчика далеко не всегда была праздником – часто приходилось рисковать. В задачи Михаила Мукасея входила также забота о резидентах: он должен был обеспечивать им беспрепятственный въезд на территорию Соединенных Штатов, а когда требовалось, то и помочь выехать из страны. Однажды для этого пришлось даже организовать на борту советского парохода прием с участием голливудских звезд. Разведчик-нелегал, за которым по пятам шли агенты ФБР, легко затерялся в толпе, а ищейки остались с носом. Расчет Мукасея был верен: не станет же ФБР допрашивать знаменитостей – и без того отношения между Голливудом и секретными службами были крайне натянутыми.

В 1943 году супруги Мукасей вернулись в СССР. Михаила назначили заместителем начальника учебной части разведшколы в Москве, а потом пригласили на Лубянку для «работы в особых условиях». Мукасеи недолго раздумывали над предложением и в 1955 году выехали в одну из западноевропейских стран в качестве теперь уже резидентов. Целью их работы было создание развитой советской резидентской сети в Западной Европе. После предательства Бориса Мороза имя и лицо советского разведчика Михаила Мукасея было хорошо известно не только в США, но и по эту сторону Атлантического океана – в ФБР, руководимом в те годы Эдгаром Гувером, была хорошо налажена информационная связь с европейскими контрразведками. Однако, несмотря ни на что, Мукасей выполнил все поставленные перед ним задачи.

В 1943 году Мукасей с женой и детьми возвратился в Москву и был назначен заместителем начальника учебной части специальной разведшколы.

В 1955 году он вновь выехал на нелегальную разведывательную работу в Швейцарию, где пользуясь свободным владением идишем, легализовался под видом выжившего в концлагере и прошедшего лагеря для перемещённых лиц еврея-коммерсанта. Работал под кодовым именем «Зефир»в США и ряде других стран, в том числе в 1967—1968 годах во время Шестидневной войны — в Израиле.

Кроме выполнения сверхсекретных заданий, Михаил и Елизавета осуществляли общее руководство советской региональной резидентурой в Европе: вся информация от резидентов стекалась к ним, обрабатывалась и передавалась в Центр.

За это время несколько раз они были на грани разоблачения. Например, швейцарские газеты много писали о радиопередатчике, который якобы удалось запеленговать контрразведке, не добавляли оптимизма и обыски в домах по соседству, но все обошлось благополучно. После Швейцарии был Париж, где коллега Михаила и Елизаветы умирал от рака. Они несколько лет прожили во Франции, заменив скончавшегося «К.» и выполняя его работу.

Год Мукасеи провели в Израиле. В это время (1967–1968 годы) у СССР не было дипломатической миссии в этой стране, а следовательно, не было и легальной резидентуры КГБ. Супругам пришлось взять на себя ответственность в «сложный переходный период». Претерпели ли они моральный ущерб как евреи, «замечательно справившись с задачей»? Думается, вряд ли: случай Мукасеев не единственный – для советского разведчика, еврея в том числе, таких понятий, как национальность и вероисповедание, должно быть, не существовало.

Супружеская пара разведчиков-нелегалов Михаил и Елизавета Мукасеи проработала в "особых условиях" в Западной Европе 22 года. "Эльза" и "Зефир" - таковы были их оперативные псевдонимы, прожили долго, счастливо, ни разу не засветившись.

По возвращении в Москву Михаил и Елизавета Мукасей занялись подготовкой нового поколения резидентов. Их ученики работали – а может быть, работают и сейчас – во многих странах мира, практически на всех континентах планеты.

За выдающиеся заслуги перед страной Михаил Исаакович Мукасей был награжден множеством орденов и медалей. В их числе – ордена Красного Знамени и Красной Звезды, орден святого князя Александра Невского I степени, медаль «За боевые заслуги». Кроме того, за выдающийся вклад в обеспечение безопасности страны Михаил Мукасей был удостоен золотой медали и премии имени Юрия Андропова.

Скончался 19 августа 2008 года. Похоронен в Москве на Хованском кладбище.

По теме

Категории