Том 4. Глава 17. Расширение освободительной борьбы народов против немецко-фашистских и японских захватчиков


51

1. Рост движения Сопротивления в оккупированных странах Европы

Под влиянием успехов Советской Армии зимой 1941/42 г. значительно усилилось мировое антифашистское движение, активизировалась борьба народов оккупированных стран со всего мира против немец­ких и японских захватчиков.
 
После победы советских войск под Москвой создались более благо­приятные условия для развертывания борьбы с гитлеровскими оккупан­тами. Росту освободительных сил в известной мере способствовала вынуж­денная переброска немецких войск из оккупированных европейских стран на советско-германский фронт. Расширялся социальный состав участников движения Сопротивления. Наряду с рабочим классом в борьбу все актив­нее включались крестьянство, интеллигенция, студенчество и патриоти­чески настроенные круги буржуазии, преимущественно средней. Однако наличие политических и тактических разногласий между классовыми группировками и партиями мешало достижению единства действий.
 
Ведущую роль в движении по-прежнему играли коммунистические и рабочие партии.
 
Исполком Коминтерна, учитывая сложившуюся после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой обстановку, усилил помощь компар­тиям в активизации движения Сопротивления. На заседании Секретариата ИККИ совместно с руководителями национальных радиоредакций, состо­явшемся 30 декабря 1941 г. под председательством Г. Димитрова, была сформулирована общая политическая линия коммунистов в борьбе против фашизма в новых условиях мировой войны, конкретизированная приме­нительно к каждой группе стран. Основная задача состояла в том, чтобы добиваться объединения всех демократических, антифашистских, патрио­тических сил и усиления борьбы с гитлеризмом во всех формах.
 
На коммунистов стран фашистского блока возлагалась задача - всемерно способствовать разложению тыла германской, итальянской, финской, венгерской и румынской армий. Они должны были разъяснять гражданскому населению и солдатам, что развязанная война выгодна лишь наиболее реакционным силам империализма и что первое крупное поражение гитлеровских войск свидетельствует о неизбежности ката­строфы германского фашизма и всех тех, кто связал с ним свою судь­бу. Солдатам вермахта, всему народу Германии необходимо было пока­зать, что только поражение рейха в войне, уничтожение гитлеризма и разрушение его военной машины может принести немецкой нации мир, свободу и демократию. Коммунистам рекомендовалось систематически разоблачать происки геббельсовской пропаганды, которая запугивала немецкий народ перспективой гибели в случае поражения нацистской Германии.
 
Наряду с выполнением таких же задач коммунисты Италии, Фин­ляндии, Румынии, Венгрии должны были содействовать решительному разрыву их стран с гитлеровской Германией, разоблачать преступную деятельность реакционных групп в лагере правящих кругов, служивших фашизму и ввергавших народы в пучину катастрофы.
 
Компартиям оккупированных стран предстояло направить все свои силы на то, чтобы, используя вдохновляющее влияние победы Советской Армии под Москвой, поднять народы на борьбу за изгнание захватчиков с родной земли, на завоевание национальной независимости и свободы. Призывая компартии разоблачать предателей-квислинговцев и марионе­точные правительства, ИККИ предостерегал коммунистов от пассивно­сти - ожидания, что освобождение придет извне.
 
В резолюции Исполкома Коминтерна подчеркивалось, что националь­ные интересы каждой отдельной страны требуют действенной поддержки Советского Союза и его героической армии. При этом обращалось вни­мание компартий на необходимость определить конкретные направления сопротивления фашизму и его агентуре с учетом жизненных интересов каждой нации и таким образом способствовать широкому развертыванию всенародной борьбы, координированию ее с усилиями Советской Армии и армий союзников
 
Исполком Коминтерна помогал руководящим органам коммунисти­ческих партий вскрывать недостатки в работе, содействовал повышению боевитости антифашистской агитации и пропаганды. Так, в резолюции от 27 февраля 1942 г. отмечалось, что одним из недостатков в националь­ном радиовещании является отсутствие критики пассивного поведения некоторой части антифашистов, которые полагали, что для боевых дейст­вий еще не созрела благоприятная обстановка, и все свои надежды возла­гали только на победу Советской Армии. Вместо серьезной разъяснитель­ной работы и критики слабостей антифашистского движения слушателям зачастую преподносились самодовольные заявления об отдельных успе­хах, которые создавали ложное впечатление, будто миллионы народных масс уже вступили в бой и можно почивать на лаврах.
 
Коминтерн ориентировал коммунистические партии на всемерное рас­ширение движения Сопротивления.
 
Зимой 1941/42 г. коммунисты оккупированных стран Европы развер­нули работу по сплочению патриотических сил в национальные фронты и активизации борьбы против оккупантов.
 
Все больший размах вооруженная борьба принимала в Югославии. Попытки гитлеровского командования осенью 1941 г. уничтожить здесь партизанское движение потерпели провал. Вынужденные отступить из Сербии, отряды партизан продолжали действовать в Боснии, Герцего­вине, Хорватии, Черногории. Их боевой деятельностью руководил Вер­ховный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии (НОПОЮ).
 
В создавшейся обстановке возникла необходимость в формировании соединений и частей, не связанных с определенной территорией и способ­ных вести бои с крупными силами врага. По решению ЦК КПЮ 21 декаб­ря 1941 г. была создана 1-я Пролетарская народно-освободительная удар­ная бригада, состоявшая главным образом из сербских и черногорских рабочих и крестьян, преимущественно коммунистов и комсомольцев.
 
В конце 1941 г. в стране насчитывалось 48 партизанских отрядов, 15 отдельных батальонов и 1-я Пролетарская бригада - всего до 80 тыс. человек. Несмотря на большие трудности, освободительное движение в стране к началу 1942 г. окрепло и в политическом, и в организационном отношении.
 
Хотя зимнее наступление Советской Армии вынудило командование вермахта спешно перебрасывать на советско-германский фронт свои вой­ска из оккупированных стран, в Югославии еще оставались значитель­ные силы для борьбы с партизанами.
 
В середине января 1942 г. 45-тысячная группировка вражеских войск (вместе с формированиями предателей) начала наступление в Восточной Боснии. План оккупантов состоял в том, чтобы рассечь освобожденную территорию на две части и уничтожить главные партизанские силы. При этом итальянские войска должны были воспрепятствовать их отходу в южном направлении.
 
Не вступая во фронтальные бои с карателями, просачиваясь на флан­гах и выходя в их тылы, партизаны избежали окружения. В конце янва­ря при тридцатиградусном морозе 1-я Пролетарская бригада совершила героический переход через горный хребет Игман недалеко от Сараево. Народно-освободительные отряды, вынужденные оставлять одни районы, занимали другие. Под контролем партизан продолжала оставаться боль­шая территория, включавшая районы Восточной Боснии и Герцеговины, Санджака и Черногории с центром в боснийском городе Фоча, куда 25 ян­варя перебазировался Верховный штаб НОПОЮ.
 
За время своего пребывания в Фоче (до 10 мая 1942 г.) ЦК КПЮ и Верховный штаб НОПОЮ многое сделали для укрепления своих во­оруженных сил. Местным партийным органам и штабам были направ­лены директивы с указанием приступить к формированию во всех об­ластях ударных батальонов и рот и-постепенно переходить к созданию бригад.
 
Несмотря на трудности борьбы, численность партизан в Югославии неуклонно росла, создавались новые формирования. 1 марта 1942 г. была создана 2-я Пролетарская бригада, которая вместе с 1-й составила удар­ную группу, находившуюся под непосредственным командованием Вер­ховного штаба. В марте группа очистила от четников значительную часть Восточной Боснии. В Герцеговине возникло несколько новых отрядов и ударных батальонов, которые вели бои против итальянских оккупантов и четников. Боевые действия партизан в Боснийской Крайне заверши­лись освобождением значительной территории.
 
Усилилось партизанское движение также в Хорватии, Словении, Македонии.
 
Освободительная борьба в Югославии развертывалась в обстановке обострения внутренних социальных противоречий. Серьезную опасность представляли отряды четников, руководители которых 15 января 1942 г. заключили с немецкими и итальянскими оккупантами соглашение о со­трудничестве в борьбе против партизан. С этого времени отряды Д. Ми­хайловича, руководимые эмигрантским правительством из Лондона, открыто призывали к уничтожению народно-освободительных сил и актив­но боролись против них. 
 
Усиливалась освободительная борьба и в Греции. Несмотря на зверст­ва оккупантов, происки внутренней и внешней реакции, рос и укреплялся авторитет Национально-освободительного фронта (ЭАМ). Как отмечает английский историк Дж. Эрман, к весне 1942 г. ЭАМ завоевал широкую поддержку народных масс.
 
С октября 1941 г. до весны 1942 г. в Греции прокатилась волна заба­стовок и демонстраций, которые серьезно потрясли «новый порядок». В день национального праздника, 25 марта 1942 г., в Афинах по инициа­тиве ЭАМ прошла массовая демонстрация под лозунгом объединения патриотических сил в борьбе «за хлеб и свободу». Оккупанты учинили кровавую расправу над демонстрантами. Но, несмотря на жестокие реп­рессии, гитлеровцам не удалось сломить растущее сопротивление гре­ческих патриотов.
 
В начале 1942 г. партизанские отряды развернули действия в Румелии, Центральной и Западной Македонии. На Крите с первых дней окку­пации сражались отряды генерала Мандакаса.
 
Большую роль в создании и развитии-вооруженных сил Сопротивле­ния сыграли решения VIII пленума Центрального Комитета компартии Греции, состоявшегося в начале января. На основе анализа международ­ного и внутреннего положения, которое сложилось в результате побед Советской Армии, пленум сделал вывод, что наступившая фаза войны создает предпосылки для «нового бурного подъема национально-освободи­тельного движения». ЦК КПГ призывал коммунистов организовать пар­тизанское движение в горах, сделать его массовым.
 
В соответствии с решениями ЭАМ и VIII пленума ЦК КПГ 16 фев­раля была опубликована декларация о создании Народно-освободи­тельной армии Греции (ЭЛАС). В ней указывалось, что целями ЭЛАС являются: борьба за освобождение страны от иностранных захватчиков; защита завоеваний народа от любых заговоров; обеспечение порядка до проведения выборов, на которых народ смог бы выразить свою волю.
 
Боевая деятельность ЭЛАС с первых же дней приняла активный характер. С февраля по апрель 1942 г. ее отряды, еще немногочисленные и плохо вооруженные, очистили от врага все горные районы страны.
 
В конце 1941 г. оживилась освободительная борьба в Албании. В ряде городов прошли антифашистские демонстрации и забастовки. Активизи­ровалась деятельность боевых партизанских групп. Своими первоочеред­ными задачами коммунисты считали формирование партизанских групп и отрядов и создание основ народной власти.
 
Серьезным препятствием для развертывания массового движения Сопротивления в Албании были пережитки сектантства, влияние мелко­буржуазной среды и идейные и тактические ошибки руководящих кад­ров. Временный ЦК КПА в апреле 1942 г. провел консультативное сове­щание партийного актива, на котором его участники, проанализировав обстановку, пришли к выводу, что большинство рабочих еще не считает КПА своей партией, работа коммунистов в деревне поставлена слабо, а идеи антифашистской национально-освободительной борьбы пока не за­воевали популярности среди трудящихся масс. В резолюции этого сове­щания перед коммунистами была поставлена задача: опираясь на рабо­чий класс, стремиться к обеспечению союза со всем крестьянством в борьбе против фашизма, за национальное освобождение. Это решение явилось определенным шагом на пути идейного и организационного укрепления Коммунистической партии Албании, усиления национально-освободитель­ного движения в стране.
 
В исключительно сложной обстановке развивалось освободительное движение в Польше. Эмигрантское правительство в Лондоне всячески пре­пятствовало развертыванию вооруженной борьбы против оккупантов. Организованная по его инициативе на территории страны Армия Крайова, по существу, не вела боевых действий против захватчиков. Более того, реакционные шовинистические элементы из ее командного состава органи­зовывали нападения на патриотические силы.
 
Несмотря на эти трудности, польские патриоты сплачивали свои ряды для активной борьбы. Во главе польских трудящихся встала вновь соз­данная Польская рабочая партия (ППР) - верный преемник дела ком­мунистической партии. Идея ее воссоздания возникла в рядах самих польских коммунистов. С одобрения ИККИ летом 1941 г. в Москве они создали инициативную группу во главе с видными коммунистами М. Новотко и П. Финдером. В конце декабря 1941 г. и в первые дни января 1942 г. члены инициативной группы были переброшены самолетами на территорию Польши. 5 января в Варшаве состоялось конспиративное совещание членов группы и представителей варшавских организаций - «Союза освободительной борьбы», группы «Пролетариат», «Общества дру­зей СССР» и группы «Серп и молот», которое провозгласило образование Польской рабочей партии и избрало ее Центральный Комитет Секрета­рем ЦК ППР был избран М. Новотко.
 
В середине января была опубликована программная декларация партии.
 
Партия призывала к борьбе за создание единого Национального антифашистского фронта во главе с рабочим классом. В декларации подчеркивалось, что новая Польша должна стать демократическим госу­дарством, политический строй которого определит сам польский народ.
 
Главной целью деятельности ППР стала подготовка и развертывание вооруженной борьбы. Под ее руководством подлинно патриотические силы мужественно преодолевали сопротивление партий и групп, объединив­шихся вокруг эмигрантского правительства и его делегаты в стране и отвергавших вооруженную борьбу против оккупантов. В результате влияние буржуазно-помещичьей реакции на освободительное движение народных масс Польши было серьезно ослаблено, и ее попытки заставить народ «стоять с винтовкой у ноги» в ожидании приказа консервативного подполья не имели большого успеха.
 
В январе 1942 г. ППР приступила к созданию своей военной органи­зации - Гвардии Людовой (ГЛ). Первым начальником ее Главного штаба был М. Спыхальский. В Варшаве, Люблинском и Келецком воеводствах вскоре появилось несколько небольших партизанских отрядов. Они состояли из польских патриотов и советских военнослужащих, бежавших из гитлеровских концентрационных лагерей. Начался новый этап раз­вития движения Сопротивления в Польше. Передовая часть общества стала группироваться вокруг Польской рабочей партии.
 
Зимой 1941/42 г. набирало силы движение Сопротивления чешских и словацких патриотов. В нем наметились две характерные тенденции: во-первых, руководящая роль все больше переходила к компартии, сумев­шей сохранить силы в обстановке массового террора осенью 1941 г.; во-вторых, начался постепенный переход к более активным формам борь­бы. Призывы к созданию партизанских отрядов стали основой всей партий­ной пропаганды в 1942 г. «В грядущие решительные сражения,- заявил К. Готвальд в мае 1942 г.,- наш народ должен идти с оружием в руках, и поэтому ему потребуется организация военного типа». Инициаторами формирования партизанских отрядов в стране стали словацкие комму­нисты, которые еще осенью 1941 г. предложили создавать боевые «дру­жины Яношика».
 
Ранней весной 1942 г. в Восточной Словакии в районе Михаловце  и Гуменне начала действовать партизанская группа, которую органи­зовал вместе с другими коммунистами крестьянин П. Борош. Тогда же возникли вооруженные группы в Чехии и Моравии. Важным шагом в развитии партизанской борьбы явилось формирование на территории СССР чехословацкой воинской части, начатое в январе 1942 г. Однако борьба партизанских отрядов в Чехословакии делала еще только свои первые шаги.
 
Рабочий класс, возглавлявший движение Сопротивления, наряду с вооруженной борьбой применял саботаж, диверсии, а в ряде случаев и забастовки. В апреле 1942 г. коммунистам удалось провести нелегаль­ную конференцию рабочих машиностроительных заводов Праги. В при­нятом обращении ко всем рабочим подчеркивалась важность массового саботажа на военных предприятиях. «Ни один произведенный вами само­лет, танк, орудие, пулемет, торпеда, бомба, граната и пуля не должны выйти за ворота заводов!» - говорилось в нем. Воззвание нашло широ­кий отклик среди трудящихся. В 1942 г. произошли крупные выступле­ния рабочих  Кладно, Праги, Брно, Моравской Остравы. Участились акты саботажа и диверсий, особенно на военных заводах.
 
Коммунистическая партия Чехословакии продолжала добиваться ук­репления национального единства в борьбе с фашизмом и создания новых национальных комитетов.
 
Крупные победы Советской Армии под Москвой, Ростовом и Тих­вином вызвали волну энтузиазма у французского народа. «Вся Франция,- говорил М. Торез,- с восторгом и волнением приветствовала первые победы Красной Армии, успех советского наступления зимой 1941/42 г.».
 
В этот период во Франции начался переход от изолированных, зача­стую стихийных актов саботажа и возмездия к более массовым, органи­зованным действиям Национального фронта. В январе ЦК ФКП отме­чал, что имеется возможность «все более широкого вовлечения масс в освободительную борьбу». В авангарде борьбы за национальное осво­бождение шли коммунисты. Всей нелегальной деятельностью ФКП в годы оккупации руководили такие видные представители компартии, как Ж. Дюкло, Б. Фрашон и другие.
 
Еще в конце 1940 г. началось формирование первых отрядов франти­реров (вольных стрелков) и партизан, составивших военную организацию Национального фронта во главе с членом ЦК ФКП Ш. Тийоном. В начале 1942 г. в департаментах Юра и Изер создаются партизан­ские отряды «маки».
 
В других районах страны возникали партизанские отряды, носившие имена патриотов, расстрелянных гитлеровцами: Жана Катла, Пьера Семара, Пьера Тэмбо, Шарля Мишеля, Ги Моке. Парижский отряд «Вальми», состоявший из 40 молодых французов, за три месяца 1942 г. уничтожил 343 гитлеровца и нанес оккупантам большой материальный ущерб.
 
Активная вооруженная борьба велась в Парижском районе, депар­таменте Нор, в Нормандии и на побережье Бретани, то есть в районах дислокации немецко-фашистских войск. В остальных частях северной зоны страны объектом действий партизан были прежде всего коммуника­ции - железные дороги и линии связи.
 
Освободительная борьба все более сплачивала рабочий класс Фран­ции. В январе 1942 г. прошла 12-дневная забастовка горняков в Монсо (департамент Сона и Луара). Начавшись на одной из шахт, она распрост­ранилась на весь бассейн, охватив 5 тыс. человек. За дни забастовки оккупанты недополучили 100 тыс. тонн угля.
 
Участились акты саботажа в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве. Движение Сопротивления охватывало всю страну. В 1942 г. вспыхнули волнения во многих сельскохозяйственных районах Франции. В Бретани крестьяне срывали заготовку оккупантами сельско­хозяйственных продуктов. На юге страны - в Ниме, Монпелье, Арле - состоялись «голодные манифестации».
 
Активное участие в движении Сопротивления принимали деятели науки, культуры и студенчество. В Париже, например, действиями пат­риотов руководили видные ученые-коммунисты Ж. Политцер и Ж. Соло­мон. Выданные парижской полицией нацистам, они в июле 1942 г. бы­ли расстреляны. Комитет Национального фронта возглавлял ученый с мировым именем - Ф. Жолио-Кюри. Весной 1942 г., вступая в ряды Французской коммунистической партии, он заявил: «Если я буду аресто­ван и расстрелян, я хочу умереть коммунистом». На юге Франции в дви­жении Сопротивления участвовали известные писатели Л. Арагон, Э. Триоле, Э. д'Астье де ля Вижери и другие.
 
Активизировали свою деятельность также буржуазные организации движения Сопротивления - «Комба», «Либерасьон Сюд», «Либерасьон Нор» и другие. Большинство этих организаций придерживалось тактики «аттантизма». Это объяснялось их боязнью расширения борьбы трудя­щихся, стремлением сохранить после освобождения Франции господство буржуазии.
 
С осени 1941 г. усиливается движение «Свободная Франция». Генерал де Голль, находясь за границей, предпринял попытку установить связь с организациями Сопротивления во Франции. Но требования его пред­ставителей оказались неприемлемыми и были отвергнуты. В январе 1942 г. во Францию был направлен новый представитель генерала - Ж. Мул- лен, левый радикал, ставший одним из самых видных борцов движения Сопротивления. Муллен установил прочные связи с организациями Сопротивления. Три из них на юге страны объединились, признав руково­дящую роль де Голля. Весной 1942 г. состоялись переговоры де Голля с лидерами Сопротивления, прибывшими в Лондон (д'Астье де ля Вижери и другие). Так постепенно стало налаживаться сотрудничество между заграничным движением «Свободная Франция» и внутренним Сопротив­лением.
 
Де Голль придавал большое значение укреплению дружественных отношений с СССР. В своем выступлении по лондонскому радио 20 января 1942 г. он говорил о необходимости союза двух великих европейских дер­жав - СССР и Франции. «...Сражающаяся Франция,- заявил он,- на всех активных и пассивных участках боя этой войны с врагом докажет, что, несмотря на постигшее ее временно несчастье, она является естествен­ным союзником новой России» Несколько позднее, в мае 1942 г., де Голль сказал, что военная мощь и военные усилия СССР произвели гро­мадное впечатление на французский народ и явились для него стимулом к повышению его собственной активности в борьбе с врагом.
 
В Бельгии зимой 1941/42 г. энергично действовали патриоты из «Бель­гийской армии партизан». Они нападали на гитлеровцев и их прислуж­ников, взрывали железнодорожные пути, мосты, линии высоковольтных передач, совершали диверсии на промышленных предприятиях. Так, в марте 1942 г. были выведены из строя все генераторы центральной электростанции, снабжавшей энергией угольные шахты района Монсо- Фонтен.
 
Подпольная газета компартии Бельгии «Драпоруж» писала в декабре 1941 г., что по всей стране - в Генте, Льеже, Вервье, Эно, Боринаже - прошли забастовки, направленные против оккупантов. В апреле 1942 г. состоялась стачка 125 тыс. рабочих, требовавших повысить зарплату, улучшить снабжение продовольствием и отменить сверхурочные работы.
 
Под влиянием бельгийских коммунистов расширил свою деятельность и окреп фронт независимости, который объединял большое количество антифашистских организаций. Весной 1942 г. на конференции фронта был избран руководящий комитет для координирования действий антифашист­ских организаций и групп. В обращении конференции к бельгийскому народу содержался призыв следовать примеру русских партизан и активизировать борьбу против гитлеровских захватчиков.
 
В Дании весной 1942 г. руководство компартии создало объединен­ную организацию (КОПА - «коммунисты-партизаны»), в которую вошли вооруженные группы коммунистов - участников движения Сопротивле­ния. Возглавлял ее рабочий-коммунист Е. Ларсен. Основная деятель­ность КОПА была направлена на подготовку и проведение диверсионных актов преимущественно на заводах, производивших оружие для немцев Создавая эту военно-диверсионную организацию, компартия Дании за­кладывала основы для образования единого фронта борьбы с немецкими оккупантами.
 
Ширилось движение Сопротивления в Нидерландах. И здесь в пер­вых его рядах шли коммунисты. Важную роль в объединении всех сил в единый Национальный фронт играла нелегальная антифашистская пе­чать. Патриоты вели борьбу не только с оккупантами, но и с голландскими нацистами.
 
Усиливалось движение Сопротивления в Норвегии. Выступая против оккупантов и марионеточного правительства В. Квислинга, патриоты совершали акты саботажа на объектах военного значения. Коммунисти­ческой партии удалось создать несколько партизанских отрядов в Север­ной Норвегии.
 
Значительную материальную и моральную поддержку организациям движения Сопротивления Дании и Норвегии оказывали рабочий класс, Коммунистическая партия Швеции. На страницах центрального органа партии - легальной ежедневной газеты «Ню даг» и в выступлениях ее лиде­ров в риксдаге разоблачался антидемократический характер законов, действовавших во время войны, и выдвигались требования к правительст­ву прекратить использование природных богатств и территории страны в интересах гитлеровской Германии. Компартия выступала за строгое соблюдение нейтралитета, против попыток реакционных кругов страны втянуть Швецию в войну.
 
Таким образом, зимой 1941/42 г. движение Сопротивления в оккупи­рованных странах получило дальнейшее развитие. Все большее место в нем стала занимать вооруженная борьба. Продолжался процесс сплоче­ния антифашистских сил, консолидации национальных антифашистских фронтов при возросшем влиянии коммунистических партий.
 

2. Подъем активности народных масс 

Соединенных Штатов Америки, Великобритании и стран Латинской Америки 

в борьбе против фашистской агрессии

На рубеже 1941 - 1942 гг. коммунистические партии стран антифа­шистской коалиции усиливали выступления за дальнейшую консолида­цию сил против фашизма, за открытие второго фронта в Европе и раз­вертывание военного производства.
 
С вступлением Соединенных Штатов в войну начался новый этап борь­бы американских коммунистов за сплочение демократических сил страны. Они призывали к объединению усилий всех классов, сил и течений, «согласных с общей целью защиты национальных интересов и безопасно­сти Соединенных Штатов Америки посредством самого активного участия в уничтожении гитлеризма». Передовые, антифашистские настроенные представители различных социальных групп понимали важность подчи­нения своих интересов главной задаче момента - мобилизации усилий страны для ведения эффективной войны против гитлеровской Германии и ее союзников.
 
В авангарде антифашистской борьбы американского народа шли Коммунистическая партия и Коммунистическая лига молодежи США. Тысячи членов этих организаций вступили в армию, чтобы с оружием в руках сражаться с фашистскими агрессорами. Коммунисты активно участвовали в мероприятиях, направленных на мобилизацию ресурсов государства для ведения войны. Особенно энергично поддерживали они «битву за производство», отчетливо представляя себе значение для победы над общим врагом всемерного расширения выпуска оружия, боевой тех­ники, военных материалов. Коммунисты одобряли действия рабочих, отказывавшихся от стачек на время войны, исходя из того, что «любая забастовка неизбежно становится помехой для военных усилий». Они поддержали рузвельтовскую Программу победы, предусматривавшую значительное увеличение производства вооружения, и призвали рабочий класс добиваться ее выполнения
 
Через газету «Дейли уоркер», журнал «Коммунист» и другие органы печати компартия проводила широкую пропагандистскую кампанию по укреплению боевого духа народных масс.
 
В трудный для США период войны, когда их вооруженные силы на Тихом океане терпели одно поражение за другим, а германский под­водный флот нанес ряд ощутимых ударов по англо-американским коммуникациям в Северной Атлантике, поступавшие с советско-германского фронта известия о контрнаступлении Советской Армии и поражениях немецко-фашистских войск вызвали у американского народа всеобщий энтузиазм и ободрили его. Все более крепла солидарность американцев с борющимся советским народом. Опрос населения США, проведенный в феврале 1942 г., показал, что 84,5 процента всех опрошенных американ­цев выступают за оказание помощи СССР.
 
Коммунистическая партия США считала своим интернациональным долгом добиваться взаимопонимания между западными державами и Совет­ским Союзом, столь необходимого для их тесного военного сотрудничест­ва. Один из руководителей компартии - Ю. Деннис назвал укрепление антигитлеровского фронта «одной из наиболее важных неотложных воен­ных задач, стоящих перед нашей страной».
 
Борьба коммунистов, всех демократических сил США за сплочение антифашистской коалиции сыграла немалую роль в обуздании происков американской реакции. Считая, что советско-американская дружба «будет иметь решающее значение для хода борьбы и устройства мира», они видели в ее укреплении главное условие единства антифашистских стран. После вступления США в войну, когда значительно расширилась основа для их сотрудничества с СССР, идея сближения двух стран завоевала много новых сторонников среди американцев.
 
С получением известий об успехах Советской Армии зимой 1941/42 г. народные массы США стали еще активнее выступать с требованием об от­крытии второго фронта в Европе. С того времени это движение занимает все большее место в общественно-политической жизни США. Наиболее последовательными и решительными сторонниками этого требования были трудящиеся во главе с коммунистами. Компартия сделала борьбу за его претворение в жизнь своей центральной политической задачей. Она считала, что «победа явится результатом войны против главных сил дер­жав оси на двух фронтах Европейского континента».
 
За расширение военных усилий США выступали также профсоюзы. Чрезвычайная конференция Конгресса производственных профсоюзов, состоявшаяся 24 марта в Вашингтоне, полностью поддержала заявле­ние президента о необходимости умножить усилия США в борьбе против агрессивных держав. Она приняла решение о создании на местах объеди­ненных комитетов АФТ и КПП для поддержки военных мероприятий правительства.
 
1 мая 1942 г. свыше 50 профсоюзов обоих объединений в Нью-Йор­ке обратились к своим членам с призывом приложить все силы к тому, чтобы обеспечить победу над врагом в 1942 г. Многие профсоюзы реши­ли 1 мая вместо демонстраций трудиться на производстве.
 
Национальный профсоюз сталелитейной промышленности, входивший в КПП и объединявший 600 тыс. рабочих, в единогласно принятой резо­люции призвал охватить фашистские армии «гигантскими клещами: мо­гучими вооруженными силами Советского Союза на Востоке и силами США, Великобритании и других союзных стран на Западе, с тем чтобы сокрушить гитлеровские армии в 1942 году». Вскоре профсоюзы КПП, в отличие от консервативной АФТ, стали активными сторонниками от­крытия второго фронта.
 
Помимо коммунистов и передовых сил рабочего движения за быстрей­шее открытие второго фронта выступали многие представители амери­канской общественности. Как писал У. Фостер, американский народ «без сомнения стоял за открытие второго фронта при первой же воз­можности, хотя он понимал, каких потерь это ему будет стоить». В ка­нун 1 мая компартия опубликовала воззвание под выразительным заго­ловком: «Выступить против Гитлера сейчас, открыть западный фронт в Европе».
 
Антифашистское рабочее движение в Англии осенью 1941 г. и зимой 1941/42 г. развертывалось под знаком борьбы за выполнение соглашения, подписанного в октябре 1941 г. представителями Британского конгресса тред-юнионов (БКТ) и ВЦСПС на московской сессии англо-советского профсоюзного комитета.
 
Английские трудящиеся выступали за наращивание военно-экономи­ческого потенциала для разгрома нацистской Германии и ее союзников. По заявлению заместителя премьер-министра К. Эттли, в первой поло­вине 1942 г. каждый английский рабочий увеличил производительность своего труда в среднем на одну треть.
 
Необходимость роста производства военной продукции рабочие в зна­чительной мере связывали с гигантскими битвами на советско-герман­ском фронте.
 
Внутриполитическая обстановка в стране в конце 1941 - начале 1942 г. осложнилась. С момента событий в Пёрл-Харборе вся военная и политическая система Британской империи вступила в полосу серьезных испытаний, к которым она оказалась неподготовленной.
 
На фоне великой победы Советской Армии под Москвой поражения в Азии и на Тихом океане воспринимались английской общественностью особенно остро.
 
После сдачи японцам Сингапура английский журнал «Экономист», перечислив «каталог катастроф», открыто заявил о политическом кризисе в стране. Правительство и военное ведомство Великобритании обвинялись в недостаточной решимости и неудовлетворительном руководстве. Эта кри­тика отражала настроения широких кругов английского народа. Черчилль вынужден был в феврале 1942 г. пойти на реорганизацию прави­тельства.
 
Важной частью внутриполитической жизни в Англии стало движение за открытие второго фронта в Европе, за укрепление союзнических отно­шений с СССР. Ведущее место в этой борьбе занимал рабочий класс, добивавшийся полного претворения в жизнь соглашения, подписанного в октябре 1941 г.
 
Большую роль в укреплении связей между английскими и советскими профсоюзными организациями сыграл визит в Англию делегации проф­союзов СССР во главе с Н. М. Шверником. В январе 1942 г. она имела многочисленные встречи с английскими рабочими в промышленных цент­рах, на военных заводах, шахтах и верфях. Участники профсоюзных кон­ференций, на которых присутствовали гости из СССР, с энтузиазмом приветствовали военное сотрудничество двух стран, искренне восхищались героизмом армии и народа Советского Союза. От имени тысяч рабочих делегаты конференций приняли обязательство - увеличить военное про­изводство «с целью достижения и ускорения победы свободолюбивых народов над силами тирании и варварства».
 
По всей стране проводился сбор денежных средств для оказания ме­дицинской и иной помощи Советскому Союзу. На средства фонда «помощи России», организованного английским Красным Крестом, в начале декаб­ря 1941 г, в СССР были направлены пять больших партий медикаментов и хирургического оборудования. В фонде «помощи России», учрежден­ном Национальным советом труда, деятельное участие приняли активисты местных организаций БКТ и лейбористской партии. Сеть специальных комитетов этого фонда возникла во многих городах Англии.
 
В 1942 г. движение за оказание активной помощи СССР приобрело в Англии форму массовой политической кампании. В ее первых рядах шла коммунистическая партия. Вопросы борьбы за открытие второго фронта и укрепления антифашистской коалиции она вынесла на об­суждение намеченной на май 1942 г. национальной конференции ком­партии. Добиваясь выполнения правительством Черчилля обяза­тельств по отношению к СССР, компартия настаивала на скорейшей высадке англо-американских войск на побережье Франции. Коммунисты разъясняли, что безотлагательное открытие второго фронта и объединение военных усилий союзных стран отвечают интересам народов, безопасности Великобритании и победы над фашистской Германией.
 
Лозунг компартии «Второй фронт теперь, в- 1942 году!» нашел под­держку у всех патриотических сил страны. Под этим лозунгом весной 1942 г. на Британских островах прошли многочисленные демонстрации и митинги.
 
Значительных масштабов в то время достигла агитация за открытие второго фронта, которую вели левые лейбористы (Э. Бивен, М. Фут и дру­гие), издатель газеты «Ивнинг стандард» Ф. Оуэн и лорд У. Бивербрук. Основное внимание передовой общественности было сосредоточено на том, чтобы воздействовать на военную стратегию США и Великобритании в главном - в вопросе о втором фронте.
 
Движение за открытие второго фронта тесно переплеталось с поли­тической кампанией за смещение мюнхенцев с государственных постов. Под давлением общественности при реорганизации правительства в февра­ле 1942 г. из его состава были выведены Д. Мур-Брабазон, К. Вуд и дру­гие министры.
 
К весне 1942 г. численность коммунистической партии увеличилась до 50 тыс. человек. Заметно укрепилось ее влияние среди трудящихся. Это показала и та высокая активность, которую рабочие проявили в борь­бе за снятие запрета с газеты «Дейли уоркер».
 
С большим ликованием было встречено известие о поражении немецко- фашистских войск под Москвой в странах Латинской Америки, народы которых видели в Советском Союзе основную силу, способную разгромить фашизм.
 
Буржуазные газеты, еще недавно выступавшие с антисоветских пози­ций, теперь осуждали агрессию гитлеровской Германии, желали победы Советской Армии. Многие из них вспоминали при этом поход Наполеона в Россию и его позорный конец.
 
Подъему антифашистского движения в Латинской Америке способст­вовали также события, связанные с началом войны Японии против Соеди­ненных Штатов Америки и Великобритании. Вероломное нападение японских войск на американский Тихоокеанский флот в Пёрл-Харборе, захват ими ряда островов в юго-западной части Тихого океана создали реальную угрозу вторжения вооруженных сил Японии в Южную Аме­рику и побудили латиноамериканские страны объявить войну или разорвать дипломатические отношения с государствами фашистско-милитаристского блока и вступить в антигитлеровскую коалицию.
 
Компартии латиноамериканских стран предпринимали энергичные меры, чтобы расширить движение солидарности с народами СССР и дру­гих стран антигитлеровской коалиции. 9 декабря 1941 г. в связи с начав­шимся контрнаступлением под Москвой компартия Аргентины организо­вала массовую демонстрацию солидарности с Советским Союзом. Несмотря на запрет властей, на улицы столицы Аргентины вышли тысячи антифа­шистов.
 
В декабре компартия Аргентины опубликовала манифест, в котором приветствовала успехи Советской Армии, разгромившей гитлеровские войска под Москвой.
 
Компартия призвала аргентинский народ к полной поддержке страны социализма и всех государств, боровшихся против держав оси.
 
В стране усилилась деятельность комитетов помощи Советскому Сою­зу. В декабре 1941 г. они вместе с другими антифашистскими организа­циями Аргентины отправили в СССР третью партию продовольствия, одежды, медикаментов. Вскоре после этого началась кампания по сбору средств для отправки очередной партии.
 
Несмотря на жестокий террор властей, расширялось антифашист­ское движение в Бразилии. Выступления против гитлеризма особенно участились после нападений германских подводных лодок и самолетов на бразильские торговые суда. С начала 1942 г. это движение приняло массовый характер. Во многих городах начались демонстрации.
 
Трудящиеся Уругвая также приветствовали победу Советской Армии под Москвой. Компартия Уругвая призвала народ к усилению по­мощи СССР.
 
Орган Коммунистической партии Мексики - газета «Ла Вое де Ме­хико» регулярно сообщала о ходе контрнаступления советских войск.
 
Антифашисты требовали от правительства Камачо принять решитель­ные меры против «пятой колонны», «против всех тех, кто явно и тайно вел подрывную работу в Мексике и был на службе фашистско-милитаристских режимов Берлина, Рима, Токио и Мадрида».
 
В начале января 1942 г. компартия Перу опубликовала манифест, в котором приветствовала победы советского народа и призвала перуанцев к созданию национального фронта борьбы с фашизмом, к включению Перу в антигитлеровскую коалицию.
 
В Чили по инициативе компартии в январе 1942 г. был восстановлен антифашистский демократический блок коммунистов, социалистов и ради­калов под названием «демократический альянс». К нему примкнули и дру­гие прогрессивные силы. На президентских выборах в феврале 1942 г. одержал победу кандидат этого блока, один из лидеров радикальной пар­тии - X. Риос.
 
Подъем антифашистского движения в странах Латинской Америки сопровождался усилением борьбы против агентуры держав оси. Чилий­ские власти в Вальпараисо раскрыли шпионский центр, передававший в гитлеровскую Германию сведения военного и политического характера. В конце декабря 1941 г. уругвайские власти арестовали большую группу агентов фашистских государств, конфисковали предметы шпионажа и до­кументы Ч В Колумбии и Мексике полиция обнаружила тайные аэро­дромы, оборудованные в поместьях немецких латифундистов.
 
Массовое движение солидарности с СССР развернулось на Кубе. Как заявил в январе 1942 г. секретарь Комитета помощи Советскому Сою­зу Ламорена, кубинцы, горя желанием помочь героическому советскому народу, передали в распоряжение Комитета 10 тыс. долларов. 5 февраля газета кубинских коммунистов сообщила, что испанские антифашисты, проживавшие на Кубе, передали в фонд помощи СССР 3900 долларов.
 
Как и в других латиноамериканских странах, на Кубе ширилось движение за установление дипломатических отношений с СССР. 29 апреля 1942 г. факультет права Гаванского университета принял резолюцию, призывавшую правительство установить дипломатические отношения Кубы с СССР. «Признание России,- говорилось в этом документе,- имеет огромное значение в современной международной обстановке. Когда правда выступит на поверхность, Россия предстанет как гордая жемчу­жина всего человечества».
 
Прогрессивные силы латиноамериканских стран вносили важный вклад в борьбу против фашистской агрессии. Главным результатом их деятельности в тот период явилась мобилизация общественности на под­держку СССР и других стран антифашистской коалиции, обеспечение притока материальной помощи государствам - участникам войны против «третьего рейха» и его союзников.
 

3. Коммунистические партии стран 

гитлеровского блока в борьбе против фашизма и агрессивной войны

Поражения немецко-фашистских войск на советско-германском фрон­те зимой 1941/42 г. оказали заметное влияние на внутреннее положение гитлеровской Германии и ее союзников. Шовинистические настроения среди населения этих стран, навеянные легкими победами в Европе, стали постепенно рассеиваться. Заметно росло число граждан, которые приходили к выводу, что война будет тяжелой и длительной.
 
Стремясь подавить нараставшее недовольство в стране, гитлеровцы усилили террор. В прессе и по радио почти ежедневно сообщалось о новых арестах и казнях. Однако лучшие представители германского народа во главе с коммунистами продолжали борьбу. Для усиления ее руководст­во компартии направило в Германию опытных функционеров в качестве своих уполномоченных. Особое значение имела нелегальная деятельность члена ЦК КПГ В. Кнёхеля. С января 1942 г. он руководил группой уполномоченных ЦК в Берлине и Рейнско-Рурской области, поддерживал постоянную связь с Политбюро ЦК КПГ, находившимся в Москве, регу­лярно докладывал о работе партийных организаций и политическом поло­жении в стране.
 
В Рейнско-Рурской области была создана сильная партийная орга­низация, имевшая боевые группы на крупных военных предприятиях Ботропа, Дортмунда, Дуйсбурга, Дюссельдорфа, Эссена, Гельзенкир- хена, Кёльна и других городов. Эти группы издавали и распространяли антифашистские листовки, осуществляли саботаж на военных заводах, оказывали поддержку военнопленным и насильственно угнанным в Герма­нию иностранным рабочим.
 
Во главе антифашистских групп, действовавших в Мангейме, стояли коммунисты-функционеры Г. Лехлейтер, Р. Лангендорф и М. Фаульха- бер. В своей работе они опирались на рабочих таких крупных военных предприятий города, как заводы акционерного общества Ланца, акцио­нерного общества Лоренца, моторостроительные заводы Мангеймского акционерного общества и другие.
 
В феврале 1942 г. гестапо провело массовые аресты членов антифа­шистских. организаций. Р. Уриг, Г. Лехлейтер и многие другие патриоты стали жертвами террора гитлеровцев.
 
В декабре 1941 г. была создана гамбургская организация Сопротив­ления, которой руководили опытные функционеры КПГ - Б. Бестлейн, Ф. Якоб и Р. Абсхаген Она вела нелегальную работу на крупных промышленных предприятиях и верфях. Входившие в нее антифашисты оказывали поддержку иностранным рабочим, тормозили производство во­енной продукции.
 
Активную антифашистскую деятельность среди молодежи Берлина развернула группа Сопротивления под руководством молодого коммуни­ста Г. Баума. В группу входили коммунисты, комсомольцы, члены со­циалистического союза молодежи, беспартийные рабочие и студенты. Ее руководство поддерживало контакты с организациями Шульце-Бой- зена - Харнака и Урига. Когда нацисты в мае 1942 г. открыли в Люст- гартене (Берлин) провокационную антисоветскую выставку, члены груп­пы Баума подожгли ее павильоны. Многие из них попали в руки гестапо. Двадцать восемь членов группы были казнены и около 50 брошены в тюрьмы и концентрационные лагеря.
 
Антифашистские организации участвовали в кампании борьбы за мир, свободу и прогресс, которая началась весной 1942 г. в Рейнско-Рурской области и получила широкую поддержку во многих городах страны. Повсюду, где это было возможно, участники кампании писали букву «Ф», символизировавшую свободу, мир и прогресс («Freiheit», «Frieden», «Fortschritt»).
 
Важнейшая задача коммунистов, всех антифашистов в странах. - союзницах «третьего рейха» заключалась в том, чтобы добиться разрыва отношений своих государств с Германией и выхода их из войны. Для этого требовалось прежде всего сплотить прогрессивные силы в национальные фронты, которые могли бы покончить с господством фашистских клик и повести народы по пути борьбы за мир и демократию.
 
Весной 1942 г. оживилась деятельность антифашистских групп в Италии. Наиболее многочисленными были организации коммунистов в городах. Многие ячейки в Северной Италии получали нелегальную лите­ратуру от заграничного центра партии. Продолжала свою работу группа «молодых коммунистов» в Риме.
 
Заметно росла активность социалистов. В начале 1942 г. группа их представителей во главе с Д. Ромита воссоздала в Риме Центральный Комитет социалистической партии. В столице действовала организация молодых социалистов «Итальянское пролетарское объединение», близкая к коммунистам и находившаяся в оппозиции к реформистскому ЦК со­циалистической партии.
 
В стране возникли мелкобуржуазные группы движения «Джустиция э Либерта», состоявшие почти целиком из представителей интеллиген­ции и студенчества.
 
Консолидация антифашистских групп в Италии весной 1942 г. яви­лась предвестником первых массовых выступлений трудящихся страны против фашизма.
 
Активизировалась деятельность румынских антифашистов. В Румы­нии росло недовольство войной, усиливалось сопротивление фашистской клике Антонеску. После поражения немецко-фашистских войск под Москвой и вступления США в войну в правящих кругах страны появились разногласия. Лидеры национал-либеральной и национал-царанистской партий (так называемые «исторические партии»), поддерживавшие летом 1941г. агрессивную войну против СССР, выступили с критикой отдельных аспектов политики военно-фашистской диктатуры. Учитывая определен­ную оппозицию буржуазно-помещичьих партий к режиму Антонеску и их внешнеполитическую ориентацию на Англию и США, коммунисты предприняли шаги к установлению сотрудничества с ними. 26 января 1941 г. компартия обратилась к председателю национал-царанистской партии Ю. Маниу с предложением образовать единый национальный фронт всех патриотов на основе платформы, принятой 6 сентября 1941 г. Но это предложение было отвергнуто лидерами национал-либералов и национал- царанистой.
 
В тесном контакте с компартией выступали против фашизма и войны «Фронт земледельцев» во главе с П. Гроза и организация венгерских тру­дящихся в Румынии «МАДОС». В начале 1942 г. под руководством компар­тии был создан Союз патриотов, стоявший за организацию широкого национального патриотического фронта для освобождения страны от гит­леровского диктата, ликвидации режима Антонеску и прекращения войны против СССР. Однако компартия тогда еще не смогла организовать мас­сового движения против антисоветской войны.
 
Важную роль в развитии антифашистского движения в Венгрии игра­ла нелегальная газета коммунистической партии «Сабад неп», выходив­шая с 1 февраля 1942 г. В газете и листовках публиковались материалы, разоблачавшие антинациональную политику хортистов и звавшие к борьбе против фашизма и войны, за создание правительства национального единства.
 
Событием большого политического значения явилась организован­ная коммунистами 15 марта антифашистская патриотическая демонстра­ция в Будапеште у памятника великому венгерскому позту Шандору Петёфи, в которой участвовало около 10 тыс. человек. Демонстранты шли с лозунгами «Долой войну!», «Долой Гитлера!», «За независимость и сво­боду!», «За демократическую Венгрию!»)
 
На рост патриотического движения правящие круги Венгрии весной и летом 1942 г. ответили новыми массовыми репрессиями. За короткое время было арестовано свыше 600 коммунистов, левых социал-демократов и других патриотов. Среди репрессированных был секретарь ЦК KIIB Ф. Рожа - основатель pi редактор газеты «Сабад неп». Его подвергли жестоким пыткам и замучили в тюрьме. Хортисты  казнили также секре­таря ЦК КПВ 3. Шенхерца. Но венгерские патриоты не прекратили борьбы против фашизма.
 
Победа Советской Армии под Москвой с ликованием была воспринята болгарским народом. В стране заметно усилилось освободительное дви­жение. Широкий размах получила борьба болгарских партизан. На ме­стах создавались военные комиссии, подбирались руководители и комис­сары отрядов. Формировались новые части и отряды повстанцев в Сливенском, Софийском, Ямбольском, Видинском, Старозагорском и других районах. Особенно активно боевые группы действовали в Софии.
 
Болгарская рабочая партия (БРП) неустанно вела разъяснительную работу среди народа и войск. Главная задача состояла в том, чтобы вырвать армию из рук правящей клики и привлечь ее на сторону трудя­щихся масс. В воинских частях была создана сеть законспирированных революционных ячеек. Их насчитывалось несколько сот.
 
Под влиянием политической работы партии в армии участились слу­чаи перехода солдат и офицеров на сторону партизан. Сторонники БРП в воинских частях снабжали партизан оружием, боеприпасами и меди­каментами.
 
Весной 1942 г. реакция нанесла тяжелый удар по БРП. В числе арестованных оказались секретарь ЦК А. Иванов, член Центральной военной комиссии Ц. Радойнов и другие. Многие из них были расстре­ляны. Несмотря па эти тяжелые потери, БРП продолжала мобилизовать болгарский народ на борьбу против монархо-фашистского режима.
 

4. Подъем борьбы народов Азии и Африки 

против империалистической агрессии

Японские милитаристы пытались представить свою агрессию на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии как неизбежную расовую войну между азиатами и европейцами. Они считали, что, имея военное превосходство, сумеют объединить под лозунгом «Азия для азиатов» все народы этого огромного континента. Идею создания в Азии колониальной империи под управлением японской «господствующей расы» они преподносили как создание «сферы сопроцветания великой Восточной Азии». Японская нация изображалась идеологами японского милитаризма божественной, призванной «освободить 1 млрд. человек населения от кандалов англо­саксонского господства, установить «новый порядок» в Азии».
 
Идеологи паназиатизма заявляли о существующей якобы «необходи­мости» политического объединения народов Азии под эгидой Японии. Они демагогически утверждали, что в создаваемой ими «великой Азии» не бу­дет «ни завоеваний, ни угнетений, ни эксплуатации какого бы то ни было народа». Пропагандируя идеологию паназиатизма, японский империализм стремился пробудить и использовать в своих целях шовинистические настроения национальной буржуазии и феодалов азиатских стран, заин­тересовать их в совместной эксплуатации народов этих стран.
 
Эта пропаганда велась различными организациями, а также спе­циальными группами («кикан») японской армии. Одна из таких органи­заций - «Фудзивара кикан» развернула подрывную работу среди коло­ниальных войск и населения Индии, Малайи, Сингапура, Северной Суматры.
 
Зимой 1941/42 г. на развитие национально-освободительного движе­ния в странах Азии и Африки значительное воздействие оказали такие важнейшие события, как срыв гитлеровского блицкрига и разгром не­мецко-фашистских войск под Москвой, вовлечение в орбиту мировой вой­ны многомиллионного населения стран Юго-Восточной Азии, укрепление антифашистской коалиции. В настроениях народов стран Юго-Восточной Азии происходили заметные перемены в пользу государств антифашист­ского блока.
 
Тем не менее с началом войны на Тихоокеанском театре командова­ния английских, голландских и американских вооруженных сил, не ре­шаясь дать оружие в руки народов колониальных стран, не привлекли их к активной борьбе с агрессором. Так, голландские колонизаторы не захотели вооружить 100 тыс. индонезийских добровольцев, явившихся на призывные пункты в начале войны. Предложения компартий орга­низовать отпор японцам почти повсеместно были отвергнуты.
 
Расовая дискриминация, существовавшая в англо-индийской армии, отсутствие современной военной техники и пораженческие настроения среди английских офицеров и генералов отнюдь не способствовали подъ­ему боевого духа индийцев, сражавшихся в составе английской армии в Бирме, Малайе и Сингапуре. Аналогичное положение было и на Филип­пинах.
 
Народы территорий, оккупированных агрессором, подвергались же­стокой эксплуатации, а ресурсы- хищническому разграблению японскими монополиями и военщиной. Естественно, это не могло вызвать «друже­ственного отношения» населения, на что рассчитывали японские идеологи паназиатизма. По существу, на оккупированной территории начался же­стокий террор, устанавливался еще более суровый колониальный режим, который и ускорил процесс зарождения антияпонского Сопротивления.
 
События зимы 1941/42 г. внесли определенные коррективы в позицию колониальных держав, входивших в антифашистскую коалицию. 23 фев­раля 1942 г. президент США Рузвельт выступил по радио с заявлением о том, что Атлантическая хартия относится не только к странам, гранича­щим с Атлантикой, но и ко всему миру. Эти слова были благожелательно встречены общественным мнением стран Азии, породив там немало иллю­зий относительно «помощи» США пародам колоний pi зависимых стран при решении вопроса об их суверенитете. Заявление Рузвельта показало, что США стремятся утвердить свое влияние в захваченных Японией вла­дениях их союзников.
 
Превращение национально-освободительного движения народов колоний и зависимых стран в одну из решающих сил антифашистской борьбы явилось важной особенностью второй мировой войны. Но в каж­дой стране этот процесс развивался своими сложными, подчас противоре­чивыми путями.
 
Война на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии отвлекла часть сил японской армии из Китая. Тем самым создались условия для усиления боевой активности китайской армии и дальнейшего развертывания на­ционально-освободительного движения на оккупированных японцами территориях. Для этого необходимо было восстановить фактически на­рушенное единство внутри общенационального антияпонского фронта, возобновить сотрудничество между гоминьданом и коммунистической партией в отражении агрессии против Китая. Однако гоминьдановское правительство, внутри которого усиливалась прояпонская группировка, по-прежнему продолжало проводить антикоммунистическую и антисовет­скую политику. Росло влияние «четырех семейств» на экономическую жизнь страны и дальнейшую ее милитаризацию.
 
Группа Мао Цзэ-дуна также не стремилась к восстановлению еди­ного фронта. К тому же в результате его ошибочных установок в отно­шении стратегии и тактики вооруженной борьбы (ставка на мелкие изо­лированные действия партизанского характера, отказ от маневренных операций крупного масштаба, замена регулярных формирований народным ополчением - минь бин) были ослаблены боевые возможности сил, руко­водимых K1IK. На фронте, в освобожденных районах и на антияпонских партизанских базах создалось тяжелое положение. В ходе операций против наступавших японских войск народно-освободительные силы в Северном и отчасти в Центральном Китае понесли серьезные потери. Численность бойцов 8-й и Новой 4-й армий уменьшилась почти на 150 тыс. С середины 1941 г. и до лета 1942 г. площадь освобожденных районов сократилась вдвое. Многие местные партийные организации были деморализованы.
 
Все это вызвало недовольство значительной части партийных кадров политической линией Мао Цзэ-дуна и привело к новому обострению раз­ногласий в руководстве КПК. Вместо самокритичного анализа своих ошибок Мао Цзэ-дун и его группа встали на путь углубления фракцион­ной борьбы. Чтобы отвлечь внимание КПК от конкретных виновников по­ражений на фронте зимой 1941/42 г., они вновь обратились к «чжэнфэну». Так называемая идеологическая революция, начало которой Мао Цзэ-дун провозгласил в феврале 1942 г. в докладе перед слушателями партийной школы в Яньани, явилась вторым этапом«чжэнфэна» и ставила своей целью подменить марксизм-ленинизм идеями Мао Цзэ-дуна, или «китаизирован­ным марксизмом» 2, и способствовать укреплению националистического курса. «Чжэнфэн» в конечном итоге вылился в клеветническую антикоминтерновскую и антисоветскую кампанию, в борьбу против интернациона­листических сил компартии.
 
В Корее зимой 1941/42 г, продолжались действия мелких партизан­ских подразделений в тылу японских оккупационных войск. В промыш­ленных районах страны происходили стачки, на военных предприятиях и объектах - диверсии. Рост партизанского движения заставил колони­заторов увеличить силы полиции и жандармерии с 24 тыс. в 1939 г. до 180 тыс. человек в 1941 г.
 
К началу войны на Тихом океане количество японских войск во Фран­цузском Индокитае (Вьетнам, Лаос, Камбоджа) достигло 75 тыс. человек Японцы использовали для колониальной эксплуатации страны административный аппарат вишистского генерал-губернатора Ж Деку На основе соглашения оккупантов с вишистами был создан так называемый «франко-японский режим», означавший двойной колониальный гнет. Но воля народов Индокитая к борьбе за свободу не была сломлена Силы, выступавшие против японских захватчиков и их пособников - вишистов, сплотились вокруг Лиги независимости Вьетнама (Вьет-минь), которую возглавлял Хо Ши Мин. Фактически Коммунистическая партия Индоки­тая была единственной политической организацией, активно боровшейся иротив захватчиков. Ее руководство последовательно выступало за превращение Вьет-миня в массовую организацию и за подготовку восста­ния. Опорные базы деятельности КПИК находились в провинции Као- банг и в уезде Бак-сон провинции Ланг-сон. В провинции Као-банг к концу 1941 г. большая часть сельского населения была вовлечена в об­щества спасения родины. Здесь создавались первые ополченские отряды самообороны. На территории уезда Бак-сон вплоть до марта 1942 г. дейст­вовал крупный партизанский отряд под руководством коммунистов.
 
Заблаговременно подготовилась к борьбе и решительно выступила против японских захватчиков Коммунистическая партия Филиппин (КПФ). Она вела за собой большинство рабочих города Манилы и крестьян центральной равнины острова Лусон - основного экономического района и главного центра политической жизни страны. На заседании ЦК КПФ 7-10 декабря 1941 г. было принято решение о поддержке союзных держав в борьбе против фашизма и об организации вооруженного сопротив­ления агрессору. Компартия обратилась к народу и ко всем демокра­тическим организациям с призывом создать единый боевой антияпонский фронт. 16 февраля 1942 г. состоялась подпольная конференция в селении Бавит, которая провозгласила создание Национального антияпонского единого фронта. В марте 1942 г. началось формирование Народной антияпонской армии «Хукбалахап». Эта подлинно народная организа­ция состояла из членов рабочих союзов, крестьянских организаций, ча­сти интеллигенции и мелкой буржуазии, членов социалистической и коммунистической партий. Ее руководителями были рабочие лидеры Л. Тарук и К. Алехандрино, известный ученый коммунист профессор В Лава «Хукбалахап» использовала оружие, брошенное на поле боя японцами и американцами 14 марта партизаны нанесли первый серьез­ный удар по оккупантам. Правящая верхушка филиппинской буржуа­зии отказалась от совместных действий с коммунистами в обороне остро­вов. Многие члены Национальной партии стали сотрудничать с японцами.
 
На Южном Лусоне были созданы партизанские отряды из американ­ских и филиппинских солдат, ушедших в леса после поражения своих частей, а также из патриотически настроенной части национальной бур­жуазии.
 
В Малайе и Сингапуре движение Сопротивления японским агрессо­рам возглавила Коммунистическая партия Малайи (КПМ). После вы­садки японцев представители КПМ предложили британскому командова­нию сотрудничество в создании ополченских и партизанских антияпон­ских отрядов. Их поддержали различные местные организации. Комму­нисты, в том числе политзаключенные, выпущенные из тюрем, стали костяком ополченских подразделений, которые вместе с регулярными войсками обороняли Сингапур в декабре 1941 г.- январе 1942 г., участ­вовали в нападениях на тылы и коммуникации японских войск
 
После поражения английских войск многие рабочие, представители средних городских слоев, преимущественно молодежь китайской нацио­нальности, во главе с коммунистами уходили в горные и лесные районы, где формировались первые партизанские отряды. Основные центры Сопро­тивления создавались под руководством КПМ. В городах активность подпольной деятельности была значительно слабее.
 
Демагогическая пропаганда японцев наибольшее влияние оказала на население Индонезии. Многие индонезийцы поверили в то, что япон­ская армия выполняет не захватническую, а освободительную миссию. Однако эти иллюзии и заблуждения индонезийского народа скоро рассея­лись.
 
Паника и растерянность голландских колонизаторов в связи с втор­жением японских войск в Индонезию в начале 1942 г. способствовала стихийным народным выступлениям. Большинство их носило аптиголландский характер. Однако имели место и антияпонские выступления. На Северном Сулавеси (в районе Горонтало), Центральном Сулавеси (в Jly- вуке, Толи-Толи), на Западной Суматре в январе - феврале 1942 г. вспыхнули антиколониальные восстания под национальным флагом. Здесь создавались местные органы власти, отряды самообороны, крестьяне пы­тались делить между co6oй помещичью землю. Но все эти восстания бы­ли жестоко подавлены японцами.
 
Сложность развития антияпонской борьбы в Индонезии обусловли­валась социальной пестротой сил национально-освободительного движе­ния, идейным разбродом в националистических организациях, боязнью национальной буржуазии вооруженных выступлений и вовлечения в них широких народных масс. Сказывалась также слабость индонезийской компартии, которая после поражения восстания в 1926 г. не смогла вос­становить свои силы. Однако с началом японской оккупации коммуни­сты приняли участие в создании подпольных антияпонских организаций и возглавили некоторые из них.
 
Вторжение японских войск в Бирму облегчалось деморализацией английской армии, не пользовавшейся поддержкой местного населения. Союзное командование не надеялось на стойкость бирманских войск и, когда начались боевые действия, приняло решение заменить их. Бирманский народ ждал провозглашения обещанной японцами независи­мости. Армия независимости Бирмы, сформированная из бирманцев в Таиланде во главе с Аун Саном, вступила в пределы страны вместе с японскими войсками. Она была поддержана населением, которое с АН Б связывало свои надежды на установление национальной власти. В ря­ды армии стали вступать добровольцы. АНБ, рассчитывая сыграть роль ос­вободительницы страны, начала создавать в занятых ею населенных пунк­тах «административные комитеты свободной Бирмы». В марте 1942 г. японское командование для видимости согласилось образовать централь­ную бирманскую администрацию во главе с Такином Тун Оке. Однако, по существу, она никакой реальной власти не получила. Обещанная незави­симость Бирмы после занятия японцами 8 марта 1942 г. Рангуна не была провозглашена.
 
Японское командование стало препятствовать созданию новых «ко­митетов свободной Бирмы» и действиям АНБ. В занятых районах оно усиленно насаждало свою военную администрацию.
 
В результате этого возникли и постоянно обострялись трения между японскими властями и АНБ, руководители которой начали понимать ис­тинные намерения оккупантов. В стране стало складываться антияпонское подполье. Под руководством коммунистов в дельте реки Иравади и на севере Бирмы началось формирование партизанских отрядов. Комму­нисты обратились к народу с призывом подняться на борьбу против японских захватчиков.
 
В начале 1942 г, стала реальной угроза оккупации Индии. Под нати­ском японских вооруженных сил британские войска продолжали от­ступать, и военный престиж англичан быстро падал.
 
Державы оси в отношении Индии вынашивали колониалисткие пла­ны, маскируя их демагогической пропагандой. 16 февраля премьер-ми­нистр Японии Тодзио в речи по радио призвал Индию использовать «ве­ликую войну в Восточной Азии» для завоевания свободы. Японское командование заявляло, что его войска вступят в Индию как «освободи­тели». Оно форсировало создание так называемой индийской националь­ной армии в Юго-Восточной Азии из военнопленных и индийцев, прожи­вавших за границей.
 
Внутреннее положение Индии становилось все более напряженным. Восточные провинции были наводнены сотнями тысяч беженцев из Бир­мы. Жизнь трудящихся масс с каждым днем ухудшалась. В стране нарастало недовольство колониальной администрацией.
 
«Опасность, грозившая Индии,- писал впоследствии Джавахарлал Неру,- содействовала сближению националистических и интернацио­налистических взглядов. Единственным разобщающим фактором была по­литика английского правительства».
 
Собравшийся в конце декабря 1941 г. на сессию Индийский националь­ный конгресс (ИНК) подтвердил свое предложение Англии о сотрудниче­стве в отражении японской агрессии при условии передачи руководства военными усилиями страны национальному правительству. «Симпатии конгресса,- говорилось в резолюции от 23 декабря,- должны неизбежно быть на стороне народов, которые подверглись агрессии и сражаются за свободу, но только свободная и независимая Индия в состоянии обо­ронять страну силами всей нации и быть в состоянии оказать помощь в осуществлении еще больших задач, возникающих в связи с военным штормом».
 
Лишь в марте 1942 г., через неделю после падения Рангуна, англий­ское правительство, встревоженное поражениями в войне, направило в Индию делегацию во главе с членом военного кабинета С. Криппсом для переговоров с лидерами индийских политических партий о предостав­лении стране прав доминиона. Однако переговоры закончились неудачей. Четко выявилось нежелание английского правительства передать в веде­ние Индии, вопросы ее обороны и создать представительное национальное правительство военного времени. В проекте декларации содержалась также неприемлемая для индийцев идея раскола страны на отдельные части. Английские предложения были отвергнуты не только ИНК, но и другими партиями. Внезапно прервав переговоры, Криппс в середине ап­реля покинул Индию.
 
Внутри ИНК обострились разногласия по вопросу отношения к вой­не. Большинство членов партии, в том числе М. Ганди, выступали против широкого участия в ней индийцев. Другие же ее деятели поддержива­ли Джавахарлала Неру и Абул Калам Азада, считавших, что в случае вступления японцев на индийскую землю народ должен оказать им со­противление всеми имеющимися силами и средствами. Однако англий­ское правительство даже при угрозе вторжения боялось доверить оружие индийцам, не находившимся в рядах регулярной армии.
 
Компартия Индии, продолжавшая оставаться на нелегальном поло­жении, с началом войны на Тихом океане в своей деятельности учитывала огромное уважение индийской общественности к Советскому Союзу. Индийские коммунисты добивались, чтобы народы Индии внесли свой достойный вклад в борьбу прогрессивных сил мира и демократии против фашистско-милитаристского блока, активно поддержали военные усилия Англии.
 
Зимой 1941/42 г. заметный сдвиг в пользу антифашистской коалиции произошел и в настроениях народных масс стран Ближнего Востока и Африки. Этому способствовали срыв заговорщических планов держав оси и местной реакции, связанных с прорывом в этот район итало-герман­ских войск; завоевание независимости странами Леванта; общее измене­ние соотношения сил после заключения 29 января 1942 г. договора о союзе между СССР, Англией и Ираном, дававшего иранскому государству гарантию национальной независимости ц надежной защиты от гитле­ровской агрессии.
 
Трудящиеся массы все более осознавали, что главную опасность в мире представляют государства фашистско-милитаристского блока. Борьба народов против гитлеризма постепенно приобретала конкретные формы. В Сирии и Ливане легализовались профсоюзы, возрос авторитет коммунистической партии. В Палестине прогрессивные арабские органи­зации, в том числе Лига арабских студентов, выступили за единство трудящихся в совместной борьбе против фашизма. Многие арабы-па­лестинцы добровольно вступали в английскую армию. В Иране прогрессивная Народная партия Ирана («Туде»), созданная левыми силами после вступления на территорию страны советских и английских войск, про­возгласила борьбу с фашизмом своей программной задачей В Египте английское правительство, не соглашавшееся ни на какие компромиссы с национально-освободительным движением, в феврале 1942 г. оказалось перед угрозой профашистского переворота, который подготавливали реакционные партии и придворная камарилья короля Фарука. В резуль­тате оно было вынуждено способствовать приходу к власти буржуазно- националистической партии Вафд, выступавшей с антифашистских пози­ций и пользовавшейся значительным влиянием среди мелкобуржуазных, крестьянских масс и части рабочего класса.
 
В странах Северной Африки коммунистические партии по-прежнему представляли собой основную силу, вокруг которой сплачивались анти­фашисты, последовательные демократы, все те, кто разделял идеи нацио­нальной независимости. Коммунисты вскрывали истинные причины; обусловившие поражение Франции, разоблачали предательскую, про­фашистскую сущность правительства Виши, призывали всех жителей к объединению против политики коллаборационизма, к противодействию проникновению гитлеровцев и их идеологии в Северную Африку. В фев­рале 1942 г. компартия Алжира в манифесте выдвинула задачу не допу­стить использования ресурсов Северной Африки для нужд военной машины Гитлера в союзе с французскими братьями и со всеми народа­ми принять участие в борьбе за свободу. На территориях Марокко, Ал­жира и Туниса продолжали действовать подпольные антифашистские группы, стремившиеся установить связь с союзным командованием. В Алжире была нелегально восстановлена Всеобщая конфедерация труда, объединявшая прогрессивные профсоюзы, проводились забастовки, под­держивались связи с армией.
 
Живой интерес и симпатии народов колониальных и зависимых стран Ближнего, Среднего Востока и Африки вызывала героическая борьба советского народа и его вооруженных сил против гитлеровской Германии и ее сателлитов. В Сирии, Ливане, Египте, Южно-Африканском Союзе и других странах создавались общества культурных связей с СССР, коми­теты помощи Советскому Союзу, проводились митинги солидарности с ним, отмечались как всенародные праздники победы Советской Армии. Под давлением широкой общественности правительства Египта, ЮАС, Эфиопии предприняли шаги к установлению дипломатических и консуль­ских отношений с СССР.
 

* * *

Разгром гитлеровских войск под Москвой дал мощный импульс антифашистскому движению в оккупированных врагом странах. Зимой 1941/42 г. освободительная борьба значительно усилилась. Повысились ее массовость и организованность, ускорился процесс создания нацио­нальных фронтов. На первый план выдвигались вооруженные формы сопротивления.
 
Коммунистические партии своей мужественной и беззаветной борьбой завоевывали глубокое доверие и авторитет среди широких народных масс.
 
В центре внимания коммунистов США, Англии и других буржуазных стран антифашистской коалиции в этот период была борьба за открытие второго фронта в Европе и развертывание «битвы за производство».
 
В Латинской Америке также усилилось движение солидарности с СССР и другими государствами антифашистской коалиции. Коммуни­стические партии стран этой части континента развернули широкую кампанию за вступление в войну против держав оси.
 
Из всех политических сил различных стран наиболее последовательно и энергично добивались мобилизации усилий своих народов на разгром государств фашистско-милитаристского блока коммунистические партии.
 
С началом войны на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии в борьбу с агрессией держав оси включились народные массы колоний и зависи­мых стран. Как и на Западе, в этом районе инициатива и авангардная роль в организации сопротивления агрессору принадлежала комму­нистическим партиям. Им приходилось действовать в сложнейших усло­виях раздробленности национально-освободительного движения, не на­ходя поддержки со стороны колониальной администрации, боявшейся опереться на народные массы. Развитие движения Сопротивления в этой части земного шара на первых порах тормозили прояпонские тенденции и ложные иллюзии, возникшие в результате паназиатской пропаганды японских милитаристов.
 
Основную силу национально-освободительной борьбы в Азии составля­ло крестьянство и лишь в отдельных странах - промышленный и сельс­кохозяйственный пролетариат. Буржуазия в оккупированных Японией странах либо участвовала в Сопротивлении изолированно от народных масс, либо вовсе оставалась в стороне. Значительная ее часть сотруднича­ла с японскими захватчиками. Жестокая оккупационная политика вскоре рассеяла веру колониальных пародов в «освободительную миссию» Японии.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР

По теме

  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 4. Военные действия на Украине. Оборона Киева и Одессы
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 4. Военные действия на Украине. Оборона Киева и Одессы
    В июле — сентябре 1941 г. ожесточенные сражения развернулись и на южном крыле советско-германского фронта. Борьба, длившаяся без оперативных пауз два...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 5. Глава 9. Боевые действия Военно-Морского Флота , Военно-Воздушных Сил и войск ПВО страны
    Том 5. Глава 9. Боевые действия Военно-Морского Флота , Военно-Воздушных Сил и войск ПВО страны
    В течение весеннего и летне-осеннего периодов 1942 г. Военно-Мор­ской Флот Советского Союза участвовал в совместных операциях с сухопутными войсками...
  • Том 6. Глава 15. Консолидация сил государства антигитлеровской коалиции
    Том 6. Глава 15. Консолидация сил государства антигитлеровской коалиции
    Победы Советской Армии зимой 1942/43 г. изменили ход второй ми­ровой войны, еще выше подняли международный авторитет СССР как решающей силы в борьбе...
  • Том 5. Глава 14. Военные действия на Средиземном море и в Северной Африке
    Том 5. Глава 14. Военные действия на Средиземном море и в Северной Африке
    Весной 1942 г. Средиземное море и Северная Африка по-прежнему были ареной вооруженной борьбы между Великобританией, с одной стороны, фашистской...
  • Том 2. Глава 5. Подготовка Советского Союза к отражению империалистической агрессии
    Том 2. Глава 5. Подготовка Советского Союза к отражению империалистической агрессии
    К концу второй пятилетки (1933–1937 гг.) в Советском Союзе благодаря созидательной деятельности народа, правильной политике Коммунистической партии,...
  • Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Кавказ - важный экономический район. Накануне войны здесь была создана крупная топливно-энергетическая база. На долю Северного Кавказа и Закавказья...
  • Том 4. Глава 17. Расширение освободительной борьбы народов против немецко-фашистских и японских захватчиков
    Том 4. Глава 17. Расширение освободительной борьбы народов против немецко-фашистских и японских захватчиков
    После победы советских войск под Москвой создались более благо­приятные условия для развертывания борьбы с гитлеровскими оккупан­тами. Росту...
  • Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Приближение военной опасности к границам Советского Союза определило огромную важность морально-политической подготовки советского народа к защите...
  • Том 6. Хроника основных событий 1942-1943
    Том 6. Хроника основных событий 1942-1943
    Весной 1943 г. завершился важнейший, качественно новый этап вто­рой мировой войны. В ходе войны произошел коренной перелом в пользу государств...
  • Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Вероломное нападение фашистской Италии на Эфиопию подняло народ страны на национально-освободительную борьбу против колонизаторов за...
  • Том 3. Глава 13. Фашистская агрессия на Балканах
    Том 3. Глава 13. Фашистская агрессия на Балканах
    Фашистская Германия рассматривала Балканский полуостров как плацдарм для подготовки войны против СССР. Захватив Норвегию и Данию и сделав Финляндию...
  • Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Неожиданно быстрое поражение Франции, а следовательно, и англофранцузской коалиции застало Англию врасплох. Она была практически не готова к...
  • Том 3. Глава 12. Расширение и усиление фашистского блока
    Том 3. Глава 12. Расширение и усиление фашистского блока
    Важнейшее значение гитлеровское руководство придавало участию в войне против СССР Японии. Давние антисоветские устремления японских милитаристов и...
  • Том 2. Глава 1. Переход фашизма к вооруженной агрессии
    Том 2. Глава 1. Переход фашизма к вооруженной агрессии
    Стремительное укрепление германского фашизма, бесцеремонно разорвавшего Версальский договор, и лихорадочная гонка вооружений нацистского государства,...
  • Том 5. Хроника основных событий 1942
    Том 5. Хроника основных событий 1942
    К ноябрю 1942 г. полностью провалились захватнические планы фашистских претендентов на установление мирового господства. Попытки сокрушить Советский...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой
    К декабрю 1941 г. Советская Армия, закалившаяся в ожесточенных боях с врагом, руководимая Коммунистической партией, вдохновляемая ее заботой и...
  • Том 3. Глава 7. Военные действия в Африке и на Средиземном море
    Том 3. Глава 7. Военные действия в Африке и на Средиземном море
    Борьба за господство в Африке, на Ближнем Востоке и Средиземном море определялась экономическими, политическими и стратегическими интересами...

Оружие второй мировой войны

  • Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    ППД-34/38/40 - 7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1934, 1934/38 и 1940 годов системы Дегтярёва — различные модификации пистолета-пулемёта,...
  • Messerschmitt BF 109
    Messerschmitt BF 109
    Мессершмитт Bf 109 (Messerschmitt Bf 109, Ме-109) - одномоторный поршневой истребитель-низкоплан, состоявший на вооружении Люфтваффе и ВВС различных...
  • Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1942 и 1943 годов системы Судаева (ППС) — варианты пистолета-пулемёта, разработанного советским конструктором...
  • MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42(H) (Haenel) — автоматический карабин обр. 42 года фирмы «Хенель» — прототип разработанный компанией C.G. Haenel в рамках конкурса по созданию...
  • Johnson М1941
    Johnson М1941
    Johnson М1941 — американская самозарядная винтовка. Винтовка состояла на вооружении Специального Парашютного корпуса морской пехоты США, который...
  • Ил-2
    Ил-2
    Ил-2 — советский штурмовик времён Второй мировой войны, созданный в ОКБ-240 под руководством С.В. Ильюшина. Самый массовый боевой самолёт в истории...
  • Пулемет MG 42
    Пулемет MG 42
    MG 42 ( Maschinengewehr 42) — немецкий единый пулемёт. Разработан фирмой Metall- und Lackwarenfabrik Johannes Großfuß в 1942 году. Пулемёт был принят...
  • ППШ-41
    ППШ-41
    ППШ-41 – пистолет-пулемет системы Шпагина под патрон 7,62 мм, разработанный и принятый на вооружение Красной Армии в конце 1940 года. Отличался...
  • ЛА-9
    ЛА-9
    Ла-9 — советский одномоторный поршневой истребитель второй половины 1940-х годов. Был создан под руководством С. А. Лавочкина (г. Химки Московской...
  • Sturmgewehr Stg 44
    Sturmgewehr Stg 44
    Штурмовая винтовка Sturmgewehr Stg 44 - немецкое автоматическое оружие (автомат, штурмовая винтовка) под промежуточный патрон 7,92×33 мм Kurtz,...
  • Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190 (Фокке-Вульф) — немецкий одноместный одномоторный поршневой истребитель, стоявший на вооружении люфтваффе во время Второй мировой...
  • Пулемет MG 34
    Пулемет MG 34
    MG 34 (Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны. 7,92-мм пулемёт MG 34 был разработан немецкой компанией Rheinmetall-Borsig...
  • ЛА-5
    ЛА-5
    Ла-5 — советский одномоторный истребитель, созданный под руководством С. А. Лавочкина в 1942 году. На период испытаний в 1942 году он носил название...
  • ПЕ-2
    ПЕ-2
    Пе-2 — советский пикирующий бомбардировщик времён Второй мировой войны. Во время Великой Отечественной войны Пе-2 был самым массовым советским...
  • FG 42
    FG 42
    FG 42 ( Fallschirmjägergewehr 42) — немецкая автоматическая винтовка времён Второй мировой войны образца 1942 года. Разрабатывалась специально для...
  • Як-1
    Як-1
    Як-1 — советский одномоторный самолёт-истребитель Второй мировой войны. Первый боевой самолёт, разработанный под управлением А.С. Яковлева как...