Том 6. Глава 12. Коммунистические и рабочие партии мира в авангарде борьбы народов


61

1. Коммунистический Интернационал в условиях наступившего перелома в войне

С начала третьего периода мировой войны на деятельность Коммуни­стического Интернационала и все коммунистическое движение боль­шое влияние оказали грандиозная битва, которую вела Советская Армия против основной силы агрессивного блока — фашистской Герма­нии в решающем месте всемирной схватки — на подступах к Волге, и по­следовавший затем крупнейший разгром немецко-фашистских войск на фронте от Ленинграда до Кавказа.
 
Великая победа Советских Вооруженных Сил в Сталинградской бит­ве была воспринята коммунистами, трудовыми людьми, всеми истинными антифашистами мира как символ грядущей победы и освобождения окку­пированных стран Европы, Азии и Африки. Она неизмеримо подняла пре­стиж, влияние Советского Союза, всего коммунистического движения — авангарда борьбы народов против фашизма и милитаризма, усилила стрем­ление антифашистских сил к единению с коммунистами, воодушевила их на расширение борьбы против агрессоров.
 
Зарубежные коммунистические и рабочие партии видели в Советской Армии главную силу, способную разгромить немецко-фашистских и япон­ских захватчиков, оказать помощь в избавлении порабощенных народов и всего мира от фашистской чумы. В этот напряженный период противо­борства со смертельными врагами человечества коммунисты, а под их вли­янием и другие прогрессивные люди во всех странах активизировали борь­бу за объединение усилий всех слоев населения в своих странах для оказа­ния поддержки и содействия Советскому Союзу в завершении начавшегося разгрома врага. Они добивались расширения вооруженной борьбы против агрессоров и их прислужников, увеличения странами антигитлеров­ской коалиции военного производства, чтобы обеспечить успешное веде­ние военных действий и предоставить помощь СССР вооружением, боепри­пасами и материалами, скорее открыть второй фронт в Европе. Весь ход событий способствовал росту активности действий прогрессивных сил против фашистских оккупантов, стремившихся поработить свободолюбивые народы мира.
 
Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала (ИККИ) — коллективный орган коммунистов, работавший в Москве, про­должал курс на осуществление своих стратегических и тактических уста­новок по сплочению антифашистов и всех патриотических сил для реши­тельной борьбы с фашизмом, активизации всех форм Сопротивления, особенно вооруженных действий против оккупантов.
 
ИККИ откликался на все важные события, происходившие на фрон­тах второй мировой войны, в оккупированных странах и странах-агрессо­рах, разрабатывал рекомендации для компартий различных стран, руко­водил пропагандой на государства фашистского блока и оккупированные страны, вел политическую работу среди военнопленных. Но конкретные условия в разных странах требовали от коммунистов тщательного учета национальных особенностей, максимально гибкой и разнообразной тактики каждой компартии как секции Коминтерна. Выполняя указания VII кон­гресса Коминтерна о сосредоточении оперативного руководства борьбой масс в самих компартиях, ИККИ стремился сконцентрировать свои ос­новные усилия на разработке принципиальных стратегических и такти­ческих установок мирового рабочего и коммунистического движения, от­дельных его отрядов.
 
Большое внимание в этот период ИККИ уделял дальнейшему расши­рению национально-освободительной войны против фашистских захватчи­ков в Югославии, а также развертыванию антифашистской борьбы во Франции, Италии, Чехословакии и Германии. Это было обусловлено тем, что во Франции нарастала волна народного гнева против оккупантов и их приспешников в связи с занятием гитлеровскими войсками в ноябре 1942 г. ранее неоккупированной части страны. Над Италией витал при­зрак военного поражения и крушения фашистского режима. Чехослова­кия могла сыграть большую роль в антифашистской борьбе, поскольку ее промышленный потенциал и географическое положение имели важное значение. После краха наступления фашистских агрессоров под Сталин­градом, на Кавказе и провала их стратегических планов в 1942 г. обост­рилось положение в Германии и союзных с нею странах.
 
В создавшихся условиях Секретариат ИККИ принял ряд постанов­лений, в которых дал оценку успехов в борьбе против фашизма и обста­новки в этих странах, сформулировал важнейшие задачи коммунистиче­ских партий. 1 декабря 1942 г. специальная комиссия ИККИ с участием Г. Димитрова и Д. Мануильского одобрила предложения, разработанные представителями секций М. Торезом, П. Тольятти, А. Марти, об основ­ных задачах компартий Франции и Италии.
 
Наступление Советской Армии под Сталинградом, высадка американ­ских и английских войск в Северной Африке, оккупация гитлеровцами всей Франции, героический акт офицеров и матросов военно-морской базы в Тулоне, взорвавших свои корабли, чтобы они не достались Гитлеру, отмечалось в этих предложениях, — все это создало новую ситуацию. Она заключала в себе возможности расширения базы национального фронта борьбы за освобождение страны. Подчеркивалась необходимость прежде всего «укрепить национальный фронт путем вовлечения в него всех фран­цузов, желавших на деле бороться с Гитлером независимо от прежних политических разногласий». Перед Французской коммунистической пар­тией (ФКП) ставилась задача добиться сплочения всех националь­ных сил.
 
В интересах сплочения прогрессивных сил нации французские ком­мунисты сотрудничали с патриотическими элементами как во Франции, так и за рубежом, включившимися в борьбу против фашизма. «Коммуни­сты должны были добиваться всемерного расширения движения Сопротив­ления во Франции и в особенности развертывать партизанское движение против оккупантов», — отмечал ИККИ.
 
В резолюции о положении в Италии, создавшемся после разгрома итальянских войск на советско-германском фронте и в Северной Африке, и ближайших задачах Итальянской коммунистической партии (ИКП) был сделан вывод, что в стране становится реальной и неотложной задача вы­хода ее из войны. Основным препятствием на пути к этому было фашист­ское правительство Муссолини. Поэтому свержение его стало конкретной и непосредственной целью как антифашистов, так и всех тех, кто отвергал фашистскую политику войны. ИККИ и Итальянская компартия выдвину­ли лозунг создания правительства мира, которое, опираясь на народные массы, смогло бы принять необходимые и неотложные меры для прекра­щения военных действий и заключения мира, для спасения страны от катастрофы. Свержение Муссолини и создание правительства мира могли быть осуществлены только в результате вооруженного восстания против фашистской тирании, за свободу и мир. В осуществлении этого были за­интересованы все оппозиционные силы в Италии.
 
Руководство ИКП и Секретариат ИККИ призывали к восстановлению и укреплению организаций компартии во всех областях, и главное — в крупнейших промышленных центрах, превращению их в подлинно бое­вые организации, связанные с массами, развертыванию борьбы за созда­ние в стране национального фронта, который опирался бы на сеть комите­тов действия, организованных в первую очередь среди рабочих и крестьян, а также в армии, на флоте, в фашистских организациях, государственном аппарате и т. д. В качестве политической платформы этого фронта выдви­галось следующее: немедленный разрыв военного союза Италии с Герма­нией, отзыв всех итальянских войск из СССР и других стран, мирные пе­реговоры с державами антигитлеровской коалиции, восстановление кон­ституционных свобод в стране.
 
В резолюции Секретариата ИККИ от 5 января 1943 г. «О политиче­ской линии и ближайших задачах Коммунистической партии Чехослова­кии» был дан анализ особенностей развития освободительной борьбы наро­дов этой страны, намечены конкретные задачи партии на ближайшее время. Отмечая важное значение Чехословакии как арсенала, базы снаб­жения и узла путей сообщения, Секретариат указывал, что национально-освободительное движение чехословацкого народа должно быть ориентиро­вано на всесторонний подъем борьбы против немецких оккупантов с пер­спективой национального восстания. В связи с тем, что приближались решающие бои с гитлеровской Германией, основное внимание, говорилось в документе, следовало сосредоточить на развертывании и усилении осво­бодительной борьбы в стране. В чешских землях рекомендовалось вести борьбу под лозунгом изгнания оккупантов из страны, в Словакии — под лозунгом прекращения войны на стороне фашистской Германии, а в Судетской области — под лозунгом свержения гитлеровского господства. Непосредственной задачей чешского и словацкого освободительного дви­жения было воспрепятствовать использованию людских и материальных ресурсов страны в интересах гитлеровской Германии 3. В качестве важней­ших задач выдвигались создание вооруженных боевых групп в городах и партизанских отрядов в селах, распространение партизанского движения по всей стране, борьба с оружием в руках вплоть до общенационального выступления. Эти задачи рассматривались как обязанность всего нацио­нально-освободительного движения. Обращаясь к словацкому народу, Секретариат ИККИ и руководители Коммунистической партии Чехосло­вакии (КПЧ) призывали его покончить с участием в позорной войне против Советского Союза, в которую втянули народ предательские правители во главе с И. Тисо, и готовить национальное восстание против немецко-фашистских угнетателей. «Следует подчеркивать, — говорилось в документе Секретариата ИККИ, — тесную боевую и историческую связь судеб словаков и чехов, отмечая, что совместная борьба этих народов отвечает также кровным интересам национального освобождения словацкого народа и что без свободы для чехов не может существовать и свободы словаков и наоборот».
 
Сплочение и единство действий народов Чехословакии должны были обеспечить национальные комитеты, на которые возлагалась задача моби­лизации патриотических сил всей нации для усиления освободительной борьбы против фашизма.
 
ИККИ рассмотрел и в принципе одобрил предложение ЦК Коммуни­стической партии Югославии (КПЮ) о создании в стране осенью 1942 г. Народного комитета освобождения в связи с изгнанием оккупантов с ча­сти территории страны. В то же время в телеграмме от 20 ноября 1942 г. Секретариат предложил, чтобы этому комитету был придан «общенацио­нальный югославский характер и общепартийный характер как по его персональному составу, так и по программе действий». Чтобы создать в Югославии возможно более широкий фронт борьбы с оккупантами и их местными прислужниками, ИККИ советовал подходить к антифашистской борьбе в стране не только с узко национальной точки зрения, но и с пози­ций общих целей разгрома агрессивного блока, а Народный комитет осво­бождения считать политическим органом народно-освободительной борьбы.
 
Большое содействие оказывал Коминтерн воссозданной в январе 1942 г. марксистско-ленинской партии Польши — Польской рабочей пар­тии (ППР) в укреплении ее рядов в трудных условиях подполья и разви­тии антифашистского движения в стране. Хотя формально ППР не явля­лась секцией Коминтерна, но «чувствовала себя связанной с ним и при­знавала его идейный авторитет в мировом рабочем движении. Коминтерн и Коммунистическая партия Советского Союза оказывали помощь поль­ским коммунистам в их деятельности на территории Польши и в СССР». Были созданы условия для работы «Союза польских патриотов», про­должалось сосредоточение партийных кадров вокруг ИККИ, организовы­вались радиопередачи на польском языке, в советских газетах освещалась борьба польского народа против захватчиков и т. д.
 
Серьезное внимание ИККИ уделял задачам борьбы Коммунистиче­ской партии Испании (КПИ) в связи с тем, что правительство Ф. Франко предоставляло агрессорам не только материальную помощь, но и направи­ло войска на советско-германский фронт, хотя и объявило страну невою­ющей. Ведя борьбу в нелегальных условиях, КПИ призывала всех анти­фашистов, всех, кому дороги национальные интересы, объединиться, что­бы «помешать вступлению Испании в войну и бороться против помощи, оказываемой диктатурой фашистским державам». Компартия добивалась единства антифашистских сил и поддерживала различные формы борьбы против режима Франко вплоть до партизанского движения.
 
Значительное место в работе Секретариата ИККИ занимал вопрос о деятельности Коммунистической партии Китая (КПК), об ее участии в организации вооруженной борьбы против одной из агрессивных держав антикоминтерновского пакта — Японии, чтобы усилить сопротивление ки­тайского народа японским захватчикам, способствовать освобождению страны, а также сорвать возможное развязывание войны против СССР на Востоке. В этих целях ИККИ неоднократно советовал КПК, как, напри­мер, в письме от 16 июня 1942 г., принять все зависящие от нее меры для «возможного улучшения взаимоотношений с гоминьданом и укрепления единого фронта Китая в борьбе против японцев».
 
Исполком Коминтерна стремился поддерживать тесные контакты и с другими компартиями, особенно оккупированных стран, помогая им укреплять и расширять движение Сопротивления.
 
Могучим оружием мобилизации масс на борьбу с врагом была антифа­шистская пропаганда, которую вели компартии разных стран. Особое значение имели радиопередачи из Москвы, в которых активно участвова­ли представители компартий разных стран. Общее руководство осущест­вляла центральная редакция, назначенная Секретариатом ИККИ.
 
Значение и интенсивность антифашистской радиопропаганды усили­вались по мере нарастания коренного перелома в войне. В 1943 г. переда­чи велись на 18 языках почти круглосуточно. Правдивая информация о поражениях немецко-фашистских войск под Сталинградом и на других фронтах второй мировой войны, развитии движения Сопротивления окку­пантам раскрывала объективную картину и способствовала мобилизации народов на более активную борьбу с фашизмом. Важное место в пропа­гандистской деятельности занимал выпуск листовок и другой печатной продукции.
 
Придавая большое значение пропаганде в новых условиях, Секрета­риат ИККИ 10 февраля 1943 г. принял постановление, в котором наметил поворот в пропагандистской деятельности. «Поражение Германии на советском фронте, — говорилось в нем, — оказывает также огромное влияние на обострение и расширение освободительной борьбы народов оккупированных стран. При создавшемся положении основная насущная задача состоит в том, чтобы не дать гитлеровской клике возможности про­вести «тотальную мобилизацию» сил и резервов Европы, лишить ее воз­можности предпринять новое наступление, взорвать гитлеровскую коали­цию и ускорить свержение фашистского режима путем максимального развития активных боевых действий масс в оккупированных странах, вассальных государствах и в самой Германии».
 
В постановлении указывалось, что решающий перелом, наступивший в ходе войны, требует полного поворота в пропаганде, которая должна исходить теперь из новых условий борьбы против гитлеризма. «Наша про­паганда должна всесторонне перейти в наступление, должна быть макси­мально боевой и решительной и разъяснять массам, что мы вступили в решающую фазу войны».
 
В документе были сформулированы важнейшие положения о харак­тере пропаганды компартий в каждой конкретной стране. Так, главным в пропаганде с целью выхода стран — сателлитов Германии из войны должно было стать разъяснение значения поражений немецко-фашистских войск, особенно на советско-германском фронте. Необходимо было моби­лизовать прогрессивные силы, чтобы не давать Германии новых войск, и путем выхода из войны добиться мира, спасти свои страны и народы.
 
Для оккупированных стран рекомендовалось проводить пропаганду под лозунгом «Против гитлеровской тотальной войны — тотальная народ­ная война». Не выжидать, не быть пассивным и не только радоваться победам Советской Армии, а привести в действие все силы и средства вплоть до вооруженного восстания и координировать борьбу против за­хватчиков с наступающими советскими войсками. Необходимо было обес­печить единство народов в борьбе против оккупантов и их пособников.
 
Секретариат ИККИ определил также задачи компартий нейтральных стран, которые вели борьбу против вовлечения их народов в войну на сто­роне нацистской Германии и ее союзников, против оказания им любой помощи. Этим нейтральные страны могли внести свой вклад в дело ос­вобождения Европы. В создавшейся обстановке особое значение ИККИ придавал пропаганде в самом «третьем рейхе», среди иностранных рабочих в Германии и немецких оккупационных войск в европейских странах. В государствах фашистского блока следовало добиваться поворота ору­жия против Гитлера.
 
В связи с победами войск антигитлеровской коалиции в конце 1942— начале 1943 г. и пленением, особенно Советской Армией, большого числа солдат и офицеров фашистских армий ИККИ выдвинул задачу расши­рения массового антифашистского движения среди военнопленных. На территории Советского Союза при активном участии комиссии ИККИ в составе В. Ульбрихта, И. Копленига, Б. Санто проводилась большая по­литическая работа среди немецких, итальянских, венгерских, румынских и иных военнопленных, создавались школы и курсы для подготовки акти­вистов, организовывались конференции и семинары. Многие военноплен­ные стали активными борцами против фашизма и впоследствии — участ­никами демократических преобразований в своих странах.
 
Разносторонняя и многоплановая деятельность Коминтерна и ком­партий в условиях происходившего перелома в войне приносила свои плоды. Расширился международный фронт борьбы против фашизма. Успешное осуществление генеральной линии, намеченной на VII кон­грессе Коммунистического Интернационала, приближало победу над фа­шизмом. Коммунистические партии своей самоотверженной борьбой сни­скали глубокое уважение и стали наиболее активной силой в освободи­тельных движениях народов, порабощенных гитлеровскими и японскими захватчиками. В ряде стран они выросли, окрепли организационно и в идейно-политическом отношении, приобрели значительный опыт руковод­ства классовой и антифашистской борьбой. Все это способствовало превра­щению мирового коммунистического движения в большую политиче­скую силу.
 
Коммунистический Интернационал, созданный в 1919 г. под руковод­ством В. И. Ленина, который заложил его организационные и идеологиче­ские основы, сыграл огромную роль в развитии международного коммуни­стического движения. Коминтерн восстановил, укрепил и расширил свя­зи между трудящимися всех стран, отстоял марксизм от опошления и извращения его оппортунистами, проделал огромную работу по распро­странению и развитию марксистско-ленинской теории в новых условиях. Он соединил международное рабочее движение с марксизмом-ленинизмом, в ряде стран содействовал сплочению авангарда рабочих в подлинные пролетарские партии, мобилизации масс трудящихся на защиту своих прав и интересов, на борьбу против фашизма и войны, в поддержку Совет­ского Союза как главной антифашистской силы. Своей теоретической и практической деятельностью Коминтерн способствовал росту и укрепле­нию международного коммунистического движения, его победам и миро­вому влиянию.
 
Историческая заслуга Коминтерна состоит также в том, что он воспи­тал плеяду видных руководителей, организаторов и теоретиков коммуни­стического и рабочего движения, под руководством которых выросли и окрепли компартии многих стран. Выдвижение высококвалифицирован­ных кадров революционеров, воспитанных в духе идей марксизма-лени­низма, сыграло исключительно важную роль в росте мирового коммунистического движения. В числе его видных деятелей были Т. Бак, И. Броз Тито, Ван Мин, Г. Георгиу-Деж, К. Готвальд, А. Гхош, X. Диас, Г. Ди­митров, Д. Ибаррури, М. Кашен, В. Кодовилья, В. Коларов, И. Копле-ниг, Б. Кун, О. Куусинен, Ю. Ленский, В. Пик, Г. Поллит, Л. Престес, Сен Катаяма, И. Сталин, Э. Тельман, П. Тольятти, М. Торез, В. Ульбрихт, У. Фостер, Хо Ши Мин, К. Цеткин и другие. Они работали на местах и в руководящем центре международного коммунистического движения — Коминтерне. Генеральным секретарем ИККИ с 1935 г. являлся выдаю­щийся деятель болгарского и международного рабочего движения Г. Ди­митров.
 
В связи со значительным ростом коммунистического движения ста­новилось все сложнее руководить деятельностью компартий из одного центра. В условиях войны, когда были нарушены связи между многими народами, трудности руководства коммунистическим движением еще бо­лее возросли. Для обеспечения дальнейшего развертывания антифашист­ской деятельности требовалась большая оперативная самостоятельность компартий, на что указывал VII конгресс Коминтерна. С тех пор комму­нистические партии выросли в политическом и теоретическом отноше­нии, в их рядах имелись хорошо подготовленные кадры, способные пра­вильно и быстро ориентироваться в конкретной обстановке каждой стра­ны и обеспечить авангардную роль в мобилизации масс по мере развития мировой войны.
 
Ход событий показал, что в период коренных перемен в войне, требо­вавших перелома и в борьбе народов с немецким нацизмом и японским империализмом, решение важнейших задач рабочего движения в каждой стране по рекомендации единого центра создавало определенные затруд­нения, сковывало инициативу руководителей компартий. Поэтому Прези­диум ИККИ пришел к выводу, что «организационная форма объединения рабочих, избранная Первым Конгрессом Коммунистического Интернацио­нала, отвечавшая потребностям начального периода возрождения рабочего движения, все больше изживала себя по мере роста этого движения и ус­ложнения его задач в отдельных странах и становилась даже помехой даль­нейшего укрепления национальных рабочих партий». Возникла необходи­мость найти новые организационные формы мирового коммунистического движения, которые обеспечили бы деятельность компартий в изменив­шейся обстановке. В интересах победы над фашизмом предстояло моби­лизовать и объединить все антифашистские и патриотические силы, кото­рые зачастую настороженно относились к международным связям комму­нистов и поэтому неохотно шли на единство действий с ними. Преследуя интернациональные цели, руководители компартий и всего коммунистиче­ского движения пришли к выводу, что «общенациональный подъем и мо­билизация масс для скорейшей победы над врагом лучше всего и наибо­лее плодотворно могут быть осуществлены авангардом рабочего движения каждой отдельной страны в рамках своего государства».
 
Известно, что реакционные элементы использовали существование Ко­минтерна для клеветы на СССР и все коммунистическое движение. Особен­но усердствовала в этом отношении нацистская пропаганда, запугивавшая буржуазию Запада «угрозой коммунизма» и пытавшаяся доказать, будто Москва намерена «вмешиваться во внутренние дела других стран» через компартии, которые якобы «представляют чужие интересы» и действуют по указке извне. Фашистским пропагандистам вторили клеветники из наиболее реакционных кругов различных государств. С помощью лживых утверждений противники коммунизма стремились вызвать раскол анти­гитлеровской коалиции, подорвать влияние коммунистических партий и изолировать их от народных масс, разрушить национальные фронты, за­тормозить или сорвать дальнейшее развитие движения Сопротивления и тем самым ослабить борьбу против фашизма. Переход к новым формам организационной связи между коммунистическими партиями в обстановке мировой войны должен был явиться сильнейшим ударом по врагам ком­мунизма, важнейшим средством разоблачения их инсинуаций.
 
Всесторонне проанализировав положение в мировом коммунистиче­ском движении и задачи борьбы против фашистского антикоминтерновского блока, Президиум ИККИ, не имея возможности созвать конгресс в условиях войны, весной 1943 г. поставил вопрос о роспуске III Интер­национала. После всестороннего свободного обсуждения этого вопроса 15 мая он обратился к коммунистическим партиям с предложением рас­пустить Коминтерн, призвав всех сторонников Коминтерна «сосредото­чить свои силы на всемерной поддержке и активном участии в освободи­тельной войне народов и государств антигитлеровской коалиции для скорейшего разгрома смертельного врага трудящихся — немецкого фа­шизма и его союзников и вассалов».
 
Проект решения Президиума ИККИ, разосланный компартиям, поддержала 31 секция. Ни одна компартия не возражала против роспуска Коминтерна, что явилось основанием считать предложение единогласно одобренным, о чем Президиум ИККИ и объявил 8 июня. С 10 июня были упразднены все органы ИККИ.
 
В своих заявлениях большинство партий подчеркивало, что роспуск Коминтерна не означает ослабления общей идейной связи мирового комму­нистического движения и интернациональной солидарности. Они по-прежнему должны были являться основой единства компартий и их взаи­модействия как между собой, так и с Коммунистической партией Совет­ского Союза — ведущей силой мирового коммунистического движения. Только руководство компартии Китая заняло особую позицию. Наряду с признанием того факта, что «китайская компартия получила в своей ре­волюционной борьбе большую помощь от Коммунистического Интерна­ционала», в заявлении ЦК КПК на первый план выдвигалась мысль не о необходимости сохранения идейно-политического единства международ­ного коммунистического движения, а об освобождении КПК от обяза­тельств по отношению к мировому движению коммунистов.
 
Как показали последующие события, решение о роспуске Коминтерна было обоснованным и своевременным. Верные учению марксизма-лени­низма коммунистические партии самостоятельно разрабатывали стра­тегию и тактику борьбы с учетом национальных и интернациональных за­дач и добились значительных успехов в борьбе с фашизмом. Расчеты реакционеров на спад мирового коммунистического движения после роспуска Коминтерна оказались построенными на песке. Деятельность компартий, их целеустремленная борьба за интересы народов способство­вали объединению усилий всех стран с Советским Союзом для достиже­ния общей цели — быстрейшего разгрома нацистской Германии и всего фа­шистского блока, росту и влиянию мирового коммунистического движения.
 

2. Деятельность коммунистических партий 

капиталистических стран антифашистской коалиции

Осенью 1942 г. перед коммунистическим движением капиталистиче­ских стран антигитлеровской коалиции наряду с борьбой в защиту жизненных интересов трудящихся стояли задачи активизировать деятельность по мобилизации и объединению народов на решительную борьбу против фашизма, увеличению производства и военного потенциала с целью более действенного участия в войне, быстрейшего открытия второго фронта в Европе.
 
Коммунистическая партия США добивалась «укрепления военных усилий нации» и осуществления «правительством решительной антифа­шистской военной политики». Она обращала большое внимание на про­ведение массовой работы. Разоблачая пособников фашизма, коммунисты настойчиво боролись за единство всех прогрессивных сил в общенацио­нальном масштабе и обеспечение готовности страны активно вести военные действия. В печати, на митингах и собраниях они показывали, что Совет­ская Армия с предельным напряжением сил борется против немецко-фашистской военной машины, «одна обороняет свою страну и мировую циви­лизацию от вооруженных орд гитлеровской Германии». Коммунисты требовали оказания более эффективной помощи Советскому Союзу и вы­полнения Соединенными Штатами союзнических обязательств.
 
Подчеркивая угрозу со стороны фашизма национальному существо­ванию и демократическим институтам США и выражая позицию патрио­тических сил, компартия стремилась еще теснее сплотить народные мас­сы страны, продвинуть дело создания единого национального фронта. Для достижения этого, отмечал председатель компартии США У. Фостер, требовалось прежде всего единство рабочих — самого последовательного антифашистского класса. Компартия добивалась в первую очередь един­ства организованного отряда рабочего класса — профсоюзов, численность которых к 1943 г. составила свыше 12 млн. человек. Она боролась за единство действий различных профсоюзных объединений: Американ­ской федерации труда (АФТ), Конгресса производственных профсоюзов (КПП), Братств рабочих железнодорожного транспорта, способствовала их совместной прогрессивной работе в местных и общенациональных ко­митетах, разоблачала раскольников, усиливала свое влияние и увеличи­вала количество своих членов в профсоюзах, принимала участие в их дея­тельности.
 
Компартии США в этот период удалось завоевать определенные по­зиции в профсоюзном движении. Активной была ее работа в местных от­делениях профсоюзов электротехнической, горнорудной, меховой, кожевен­ной промышленности и некоторых других профсоюзов, входивших в КПП. К голосу коммунистов прислушивались многие руководители и члены профсоюзов моряков, рыбаков, судовых поваров.
 
Борясь за единство действий рабочего класса и всех прогрессивных сил, компартия поддерживала во второй половине 1942 г. движение за увеличение военного производства и помощи Советскому Союзу, расши­рение военных усилий США и укрепление солидарности с советским народом. В этой кампании участвовали не только коммунисты и антифа­шистски настроенные профсоюзы, в первую очередь КПП и ряд органи­заций АФТ, но и Рабочая партия штата Нью-Йорк, левая и либеральная интеллигенция, работники науки и искусства, писатели, демократическая часть буржуазии, фермеры.
 
Боевым костяком движения за наращивание военных усилий страны являлись руководимые и направляемые коммунистами организованные отряды рабочего класса. На промышленных предприятиях важную роль играли заводские производственные комитеты, образованные из представителей профсоюзов и администрации, число которых постоянно росло. К началу 1943 г. количество их достигло 1900. Они охватывали почти чет­вертую часть всех рабочих военной промышленности. Был создан также комитет борьбы за обеспечение победы в войне, в который вошли видные профсоюзные деятели. Комитеты добивались увеличения производи­тельности труда, расширения выпуска военной продукции и выполнения обязательств не бастовать во время войны.
 
Коммунистическая партия США и ее органы, добиваясь увеличения военного производства и общенационального единства антифашистских сил, поддерживали прогрессивные мероприятия правительства, направ­ленные на мобилизацию народа для разгрома нацистской Германии и ее союзников, выступали за урегулирование путем переговоров возникавших классовых конфликтов. Вместе с тем компартия отстаивала с принципиаль­ных позиций классовые интересы трудящихся, подвергала критике непо­следовательные действия правящих кругов, разоблачала политику наживы монополий.
 
Партия разъясняла, что, отказавшись от забастовок, рабочие не дол­жны оставаться бездеятельными в борьбе за «урегулирование поводов для недовольства, которые необходимо разрешать в интересах военного уси­лия». Кроме переговоров она считала необходимым использовать поли­тические формы борьбы и рекомендовала действовать через общенацио­нальные комитеты, правительственные органы и законодательные инстан­ции. Во время предвыборной кампании в конгресс, проходившей осенью 1942 г., компартия отстаивала интересы рабочего класса, поддерживала тех кандидатов, которые выступали за победу над фашизмом, разоблачала пособников врага, пытавшихся убедить народ, что выборы ничего об­щего не имеют с войной, призывала массы удвоить усилия для реализации лозунга партии «Все для победы в войне».
 
Проведение такого курса способствовало росту влияния компартии в политической жизни страны. «Наше политическое влияние в массах, — отмечалось на национальной конференции компартии США, состоявшейся в конце ноября — начале декабря 1942 г., — сегодня выше, чем когда-либо прежде».
 
Конференция компартии США, проходившая под лозунгом «Произ­водство на полную мощность для решительного военного наступления», уделила большое внимание значению наступления советских войск под Сталинградом. Для увеличения военного производства, усиления борьбы с пораженцами и миротворцами, укрепления антифашистской коалиции, отмечал Фостер, необходимы более широкое единство американского ра­бочего класса и сотрудничество с профсоюзами СССР. Многие делегаты, выступая на конференции, подчеркивали первостепенное значение разви­тия массовой борьбы за открытие второго фронта в Европе.
 
Коммунисты США участвовали в борьбе против агрессоров. К осени 1942 г. в вооруженных силах страны служило более 7 процентов членов компартии, в том числе от 20 до 30 процентов секретарей и членов коми­тетов местных парторганизаций. Коммунисты геройски проявили себя как в боевых действиях, так и во время транспортировки грузов.
 
Впоследствии Фостер писал, что компартия «приложила всю свою силу и влияние в длительной и настойчивой агитационной борьбе за осу­ществление затянувшегося и умышленно откладывавшегося наступления на Гитлера с Запада. Партия выделялась в стране своей ясной позицией и воинственностью по этому решающему вопросу». Борьба прогрессивных сил за второй фронт, встречая противодействие со стороны реакционных элементов, находила поддержку в широких слоях американского народа. Движение за открытие военных действий в Западной Европе, отмечал член ЦК КП США Ю. Деннис, было в этот период «национальным по размаху и продолжало развиваться и расширяться».
 
Коммунисты пропагандировали успехи социалистического строя в СССР, его достижения, разъясняли политику Советского правительства, отмечали годовщины Великой Октябрьской социалистической революции и Советской Армии. Все это способствовало развитию движения амери­канских трудящихся за оказание материальной помощи Советскому государству и укреплению дружбы с ним. Только в первом квартале 1943 г. Национальный комитет помощи Советскому Союзу в войне собрал 4 млн. долларов, на которые были закуплены и отправлены в СССР меди­каменты и другие материалы.
 
Движение в поддержку СССР, за открытие военных действий в Евро­пе охватило широкие слои рабочих США. Большинство состоявшихся в конце 1942 — начале 1943 г. съездов профсоюзов, входивших как в КПП, так и в АФТ, приняло резолюции с требованием открыть второй фронт в Европе. Так, в заявлении профсоюза металлистов и рабочих сельскохо­зяйственного машиностроения говорилось, что рабочие не остановятся «ни перед какими жертвами для того, чтобы усилить и ускорить военные приготовления и обеспечить немедленное открытие второго фронта».
 
Широкое движение за открытие второго фронта в Европе выражало горячее стремление трудящихся США к тесному боевому сотрудничеству с СССР в борьбе против фашизма и явилось результатом повышения клас­совой сознательности передовых рабочих. Движение американских про­грессивных сил, в авангарде которых выступала компартия, было на­правлено и против мюнхенцев, изоляционистов и сторонников предатель­ских сепаратных переговоров с Германией с целью заключения так назы­ваемого «обусловленного мира». Среди них были реакционные деятели некоторых профсоюзов — Дж. Льюис, Д. Дубинский, Р. Томас и другие, провоцировавшие забастовки для срыва военных усилий страны.
 
Хотя силы из реакционного лагеря и составляли меньшинство, они оказывали временами весьма сильное влияние на политику правитель­ства, которая в вопросе открытия второго фронта на Европейском конти­ненте оказалась непоследовательной. Компартия разоблачала такую поли­тическую линию правящих кругов. В то же время, не сходя с классовых позиций, она придерживалась в основном тактики сотрудничества с пра­вительством ради объединения усилий нации для разгрома общего врага.
 
Деятельность компартии находила понимание и поддержку миллио­нов американцев потому, что она отвечала их коренным интересам — бы­стрейшему созданию условий для победы над фашизмом. В этот перелом­ный период в войне компартия США была влиятельной организацией рабочего класса, внесла большой вклад в усиление в стране широкого движения, носившего антифашистский, демократический характер.
 
Коммунистическая партия, продолжая добиваться дальнейшего упро­чения своего влияния, укрепляла и расширяла свои ряды. В резуль­тате трехмесячной кампании в начале 1943 г. партия почти достигла на­меченной цели по вовлечению 15 тыс. новых членов. Причем рост численности партии происходил в основном за счет промышленных рабочих: и членов профсоюзов, что дало возможность создать на многих предприя­тиях и в ряде городов новые парторганизации и ячейки.
 
В то же время наряду с успехами в партии начали развиваться правооппортунистические ликвидаторские тенденции, исходившие от ее тог­дашнего генерального секретаря Э. Браудера. Фостер впоследствии от­мечал, что правильной в той обстановке политике компартии, призывавшей «к национальному единству антигитлеровских сил для ведения войны», Браудер придал «исключительно оппортунистическую ориентировку». В 1942 г. он призвал ради единства идти на беспринципный компромисс «между трудом и капиталом...», считая, что «движущей пружиной такого-компромисса могут быть лишь такие факторы, как патриотизм, общая ре­шимость выиграть войну...». Так Браудер пытался примирить основное-противоречие капитализма, поставив на одну доску интересы крупных монополистов и трудящихся масс в войне, ликвидировать затем партию-рабочего класса. Этот оппортунистический курс наносил немалый вред деятельности компартии США.
 
Коммунистическая партия Великобритании (КПВ) в конце 1942— начале 1943 г. направляла усилия на увеличение производства военной продукции, наращивание военной мощи, укрепление гражданской оборо­ны и подготовку страны к быстрейшему открытию наступательных опера­ций на Европейском континенте. Компартия видела в этом конкретное про­явление интернациональной солидарности английского рабочего класса с Советским Союзом, который «один сдерживал весь натиск нацистов как-раз в течение критических месяцев 1942 г.».
 
Увеличение выпуска военной продукции, совместные действия союз­ников на фронтах борьбы с гитлеровской Германией диктовались необхо­димостью «выполнить на деле, — писал Генеральный секретарь КПВ. Поллит,— свою долю совместно взятых обязательств» против фашист­ского блока, оказать материальную и военную помощь Советской Армии. Каждый англичанин «инстинктивно понимал, что сражение под Сталин­градом было не только битвой за Советский Союз, но и битвой за Анг­лию». Сохранявшаяся угроза вторжения в страну немецко-фашистских войск придавала движению за увеличение военных усилий нации, в кото­ром участвовали английские трудящиеся и часть буржуазии, особенно-широкий патриотический характер. «Рабочие, мужчины и женщины, — писал один из руководящих деятелей компартии, член парламента У. Галлахер, — трудятся сегодня день и ночь, чтобы спасти народ страны от угрозы фашистского порабощения».
 
Компартия Великобритании, несмотря на гонения и преследования со стороны властей, пользовалась значительным авторитетом среди рабочих, ее подлинно народная политика находила у них поддержку. Трудящиеся откликались на ее призывы к единству действий с профсоюзами. Коммуни­сты занимали в тред-юнионах ряд руководящих постов. Под влиянием компартии важную роль в увеличении производства играли объединен­ные производственные комитеты, англо-советский профсоюзный комитет, профсоюзное движение в целом.
 
Компартия вела большую пропагандистскую работу среди трудящих­ся, показывая решающее значение борьбы СССР для разгрома нацистской Германии и ее союзников. Коммунисты разъясняли, что победы Советской Армии изменили весь ход мировой войны, вдохновляют народы Европы ла борьбу против фашизма. Чтобы добиться максимума военных усилий, партия призывала к «единству все слои населения и их представителей, каких бы социальных и политических взглядов они ни придерживались, но искренне выступавших против нацистского господства». И в этом вопросе она достигла определенных успехов.
 
Видный деятель английского коммунистического движения Р. Паям Датт писал, что «сотрудничество всех слоев нации... составляет единый национальный фронт для нанесения поражения Гитлеру», хотя этот фронт состоял, как известно, из разнородных по классовому составу сил. Этот фронт уже находил воплощение в объединенных военных усилиях стра­ны, совместной деятельности предпринимателей, администрации и рабо­чих по увеличению выпуска военной продукции, «в сотрудничестве пар­тий в парламенте, на выборах и в поддержке коалиционного правитель­ства национального единства». С целью укрепления единого националь­ного фронта компартия стремилась теснее объединить свои усилия с лей­бористской партией, тред-юнионами, кооперативным движением. Ядром национального фронта, его наиболее активной движущей силой выступал рабочий класс.
 
Победы Советской Армии на фронтах, неимоверные усилия советского народа способствовали дальнейшему улучшению политического настроя и отношения английского народа к Советскому Союзу. Неудержимый «рост интереса, симпатии» к СССР пробивался «наружу тысячами путей». Взрывами аплодисментов встречали трудящиеся Англии слова о великой миссии Советской Армии, бурей оваций приветствовали одно упоминание о Сталинграде.
 
Английские рабочие понимали, что их страна совместно с СССР участвует в антифашистской коалиции. Это являлось важным фактором, стимулировавшим их военные усилия. На военных заводах и судострои­тельных верфях отмечалось немало случаев рекордного выпуска продук­ции, особенно если заказ предназначался для обеспечения боевых дей­ствий или для СССР. На многих предприятиях, где вместе с КПВ большую работу проводила Лига коммунистической молодежи, создавались спе­циальные бригады, которые получали названия советских городов-героев. В этот период для рабочего класса Англии ярким примером являлся тру­довой энтузиазм советских рабочих. В связи с 25-й годовщиной Великого Октября рабочие брали дополнительные трудовые обязательства, на мно­гих военных предприятиях с 1 по 7 ноября 1942 г. проводилась «неделя производства» — неделя самых высоких показателей в труде.
 
В борьбе за рост военного производства в Великобритании важную роль сыграла газета английских коммунистов «Дейли уоркер», которая после запрета (более полутора лет) стала вновь выходить в сентябре 1942 г. Она была наиболее последовательной антифашистской газетой в стране, спрос на нее превышал установленный ей 100-тысячный тираж.
 
Показатели производительности труда и выпуска военной продукции были выше там, где имелись объединенные производственные комитеты, которых на крупных предприятиях в начале 1943 г. насчитывалось около 4 тыс. В движении за увеличение военной продукции большую работу проводили и комитеты цеховых старост, в которых активную роль играли коммунисты и наиболее сознательные рабочие. В результате производ­ство военного снаряжения, вооружения, боеприпасов и танков в послед­нем квартале 1942 г. увеличилось вдвое по сравнению с 1941 г.
 
Английские коммунисты вели широкую пропаганду по разъяснению социалистических завоеваний СССР, принимали участие в сборе средств в помощь Советскому Союзу. Они распространяли среди рабочих опыт достижения высокой производительности труда, призывали к увеличению военных поставок Советской Армии, разоблачали противников открытия второго фронта, вели борьбу против английских фашистов, троцкистской независимой рабочей партии. Коммунисты критиковали реакционные си­лы в профсоюзах, добивались удаления мюнхенцев из правительства и его органов, более широкого представительства в них рабочего класса.
 
Английская монополистическая буржуазия, как и американская, на­живалась на увеличении промышленного производства, интенсификации труда, росте цен и дороговизны жизни, что порождало столкновения рабо­чего класса с капиталистами. Однако английские рабочие воздерживались от забастовок, на которые их провоцировали троцкистские элементы, вся­чески стремившиеся сорвать выпуск военной продукции. Забастовки все же были, но возникали они стихийно, без санкции профсоюзов. Поддер­живая требования трудящихся об улучшении жизненных условий (повы­шения заработной платы, лучшего снабжения продуктами питания, совер­шенствования социального законодательства), коммунисты добивались решения этих вопросов путем переговоров, организации давления на вла­сти и предпринимателей. Они призывали правительство немедленно от­крыть второй фронт в Западной Европе, использовать до конца все про­изводственные и людские резервы Англии, к укреплению национального единства, «чтобы обеспечить проведение политики активного ведения войны».
 
Требование об открытии второго фронта не сходило со страниц ком­мунистической печати и особенно усилилось после перехода Советской Армии в контрнаступление под Сталинградом. В стране проходили мас­совые митинги, демонстрации, в парламент и правительство направля­лись депутации, телеграммы, письма с требованием об открытии второго фронта в Европе. На этом настаивали такие основные отряды организо­ванного рабочего движения Англии, как горняки, машинисты и кочегары, инженеры, сталеплавильщики, электромеханики, строители, транспорт­ники и другие. Во время посещения Черчиллем одного из авиационных заводов в апреле 1943 г. ему было передано заявление, в котором говори­лось: «Рабочие завода хотят, чтобы второй фронт в Европе был открыт без промедления». Однако империалистическая политика правительства тор­мозила выполнение союзнических обязательств и срывала осуществление чаяний английского народа.
 
Последовательная борьба Коммунистической партии Великобритании за увеличение военного потенциала страны и открытие второго фронта, а также выступления в защиту коренных интересов английского народа способствовали росту ее влияния среди трудящихся. Отражением этого явилось увеличение численности партии. Если в конце 1942 г. в ее рядах насчитывалось 55 тыс. человек, то в марте 1943 г.— уже 65 тыс. человек. Выросли также профсоюзы, численность которых увеличилась в 1942 г. на 1 300 тыс. человек и к 1943 г. составила 8 400 тыс. человек, в том числе около 6 млн. состояло в Британском конгрессе тред-юнионов. В коопера­тивном движении участвовало почти 9 млн. человек.
 
В целях объединения усилий рабочего класса — основы единого на­ционального фронта — для ускорения победы над фашизмом Коммунисти­ческая партия Великобритании в декабре 1942 г. поставила перед лейбо­ристской партией вопрос о присоединении к ней на правах коллективного члена. Такой шаг был продиктован еще и тем обстоятельством, что благо­даря активной и преданной работе десятков тысяч коммунистов в профсою­зах и кооперативных организациях партия стала «важным и растущим политическим отрядом британского рабочего движения». Многочислен­ные организации тред-юнионов и низовые организации лейбористской партии поддержали это предложение. Однако руководство отклонило его. Несмотря на это, компартия продолжала активную деятельность по мо­билизации сил английского народа на борьбу с фашизмом.
 
Энергичную работу по мобилизации народа на участие в войне про­водила Коммунистическая партия Канады (КПК), действовавшая в усло­виях подполья. Она руководствовалась решениями национальной конфе­ренции, состоявшейся нелегально в феврале 1942 г. В них выражались требования о безоговорочной поддержке «национальных военный усилий и союза Объединенных наций», а также призывы к канадскому народу «сплотиться и оказать всемерную поддержку военным усилиям страны». Хотя ни один из видных деятелей компартии не мог открыто выступать в развернутой ею кампании, тем не менее партия добилась определенных успехов в объединении действий рабочего класса во имя победы над фашиз­мом, создания в целях сотрудничества смешанных комитетов рабочих и предпринимателей. В то же время, защищая интересы трудящихся, ком­мунисты подвергали критике правительство М. Кинга за политику замо­раживания заработной платы, требовали улучшения положения рабочих. КПК добивалась также снятия с нее запрета и освобождения членов партии, находившихся в заключении.
 
КПК действовала в этот период через легальные так называемые ко­митеты Тима Бака, лидера компартии, объединенные в единую националь­ную организацию под названием «Рабоче-крестьянские комитеты по обес­печению полного участия канадского народа в войне». С их помощью в период ожесточенных сражений, которые вела Советская Армия в конце 1942 — начале 1943 г., коммунисты настойчиво добивались полного раз­вертывания военных усилий страны, повышения роли канадского народа в борьбе против фашизма. Выступая в Торонто в октябре 1942 г., после освобождения из заключения, Бак подчеркнул, что рабочий класс Канады способствует росту производства, показывает рекордную выработку на ряде военных предприятий. Он заявил, что центральным вопросом войны является «вопрос о втором фронте в Западной Европе», и требовал быст­рее его открыть.
 
В результате настойчивой борьбы компартии, ее легальных органи­заций и освобождения лидеров из тюрем к лету 1943 г. были созданы предпосылки для легализации партии под названием «Рабочая прогрес­сивная партия», что явилось крупным успехом коммунистов Ка­нады.
 
Значительный вклад в дело мобилизации народных масс на борьбу против фашизма, в движение солидарности с Советским Союзом вносили коммунистические партии стран Латинской Америки. Действуя в подполье и подвергаясь преследованию, они тем не менее выступали инициатора­ми многочисленных мероприятий, способствовавших переходу одних стран на позиции антигитлеровской коалиции и включению других в бо­лее решительную борьбу против держав оси. Коммунисты проводили активную пропагандистскую работу, используя печать, митинги и собра­ния, разъясняли народным массам, что наибольшее значение для разгро­ма фашизма имеет героическая борьба Советских Вооруженных Сил, их выдающаяся победа под Сталинградом. Они организовывали сбор средств в помощь Советской Армии, боролись против реакционных сил и агентов «пятой колонны».
 
В трудных условиях работала Бразильская коммунистическая пар­тия (БрКП), действовавшая в крупнейшей стране Латинской Америки. С августа 1942 г. Бразилия находилась в состоянии войны с Германией и Италией, а ранее разорвала отношения с Японией. Несмотря на то что чле­ны Национального комитета партии, а также многие другие руководители рабочих организаций находились в тюрьмах, коммунисты страны не прекратили борьбы. Как заявил генеральный секретарь БрКП Престес с трибуны ее IV съезда в ноябре 1954 г., «ни на один момент наша партия... не переставала самоотверженно трудиться в защиту интересов рабочего класса и бразильского народа, не отказывалась смело руководить борьбой против эксплуататоров и угнетателей».
 
Коммунисты использовали всевозможные формы легальной работы в антифашистском патриотическом движении и боролись за демократиза­цию жизни страны, ликвидацию «пятой колонны», освобождение аресто­ванных руководителей рабочего и коммунистического движения, участив армии на стороне Объединенных наций. В Бразилии действовали общество и комитет помощи Советской России, которые собирали средства для ока­зания ей материальной поддержки. Только во время празднеств в честь 25-й годовщины Советской Армии в фонд помощи СССР было собрано 25 тыс. долларов. Борьба коммунистов и других прогрессивных сил спо­собствовала созданию в начале 1943 г. Лиги национальной защиты, что явилось отражением консолидации патриотических сил страны.
 
В то же время перед коммунистами Бразилии стоял вопрос об укреп­лении своих рядов. Актуальность его определялась активизацией подрыв­ной деятельности ликвидаторов, следовавших по стопам оппортуниста из компартии США Браудера и его приспешников. Бразильские ликвидаторы вместо компартии требовали создания так называемого «левого конгрес­са» — буржуазно-реформистской партии, призванной якобы обеспечивать «национальное единство». В тот трудный период здоровые силы компар­тии сплотились и вели борьбу против ликвидаторов.
 
Коммунистическая партия Мексики, страны, которая с мая 1942 г. находилась в состоянии войны с Германией и Италией, вела активную работу в поддержку военных усилий правительства. Совместно с другими демократическими организациями она решительно боролась против анти­национальной деятельности главной ударной силы «пятой колонны» — синаркистов, которые пытались помешать подготовке экспедиционного корпуса для участия в боях против фашистских стран. Орган компартии газета «Ла Вое де Мехико» постоянно публиковала материалы с театров военных действий, посвященные в основном успехам Советской Армии. Под влиянием компартии в стране ширилось антифашистское движение, проводился сбор средств для закупки медикаментов и перевязочных средств и отправки их в СССР, широко отмечалась 25-я годовщина Совет­ской Армии.
 
Хотя Коммунистическая партия Аргентины (КПА) действовала в стране, которая не разорвала дипломатических отношений со странами оси и являлась главной опорой фашизма в Латинской Америке, она вме­сте с другими прогрессивными силами нации представляла собой важное звено антифашистской борьбы. КПА настойчиво боролась против фаши­стских агентов, за выступление Аргентины на стороне антигитлеровской коалиции. Несмотря на аресты в феврале — марте 1943 г. более ста руко­водителей антифашистских организаций, в том числе деятелей компартии В. Кодовилья, Р. Гиольди и других, в стране происходило объединение оппозиционных правительству сил. Создавались комитеты единства, раз­вернулось движение в поддержку Советской Армии, особенно после ее по­беды под Сталинградом. Различные комитеты проводили сбор средств в помощь СССР, организовали десятки мастерских по пошиву одежды и обуви для советских воинов. Антифашистское движение в Аргентине раз­вивалось, а компартия, вопреки полицейскому приказу считать ее несу­ществующей, продолжала активно действовать.
 
Успехи Советской Армии зимой 1942/43 г., а также поражения агрес­соров на других театрах способствовали активизации коммунистических сил и в таких странах Латинской Америки, как Чили, Перу, Уругвай, Куба и другие, что укрепляло позиции антигитлеровской коалиции в ее борьбе против фашизма.
 
Значительный вклад в борьбу всех антифашистов и национально-освободительное движение вносила Коммунистическая партия Индии (КПИ), запрещенная английскими колонизаторами. Она последовательно защищала национальные интересы и боролась против фашистских агрес­соров, но легализована была лишь летом 1942 г. Английские колонизаторы стремились противопоставить компартии ту часть трудящихся, которая находилась под влиянием также запрещенного Индийского национального конгресса (ИНК). КПИ решительно выступила против расправ колони­заторов, требовала прекращения провокационных действий, освобождения лидеров ИНК, коммунистов, всех арестованных, создания национального правительства на основе объединенного национального фронта в стране. Она была единственной партией, которая полностью и безоговорочно под­держивала военные усилия Индии в борьбе с фашизмом. КПИ расширяла связи с массами, укрепляла свои ряды, вела подготовку к первому съез­ду, который провела в середине 1943 г. Она пользовалась значительным влиянием во Всеиндийском конгрессе профсоюзов, крестьянских союзах, молодежном и женском движении. Менее чем за год легальной работы ее численность выросла к маю 1943 г. до 16 тыс. человек.
 
Итак, перелом в войне, начавшийся у стен Сталинграда, создал но­вую, благоприятную для антифашистских сил обстановку на междуна­родной арене. Исходя из конкретных задач, компартии стран антигитле­ровской коалиции и других капиталистических государств усилили свою деятельность по мобилизации народов на борьбу за развитие военного производства, укрепление национальных антифашистских фронтов, рас­ширение солидарности с СССР, открытие второго фронта в Европе и за активные действия армий своих стран против агрессоров. Являясь аван­гардом рабочего и всего антифашистского движения, компартии добились значительных успехов в решении задач, направленных на усиление анти­фашистской коалиции и скорейшее достижение победы над нацистской Германией и империалистической Японией.
 

3. Коммунистические партии оккупированных 

стран Европы в борьбе против фашизма

Ведущей политической силой в борьбе против фашизма в оккупиро­ванных странах Европы «являлись марксистско-ленинские партии. Они выступали организаторами сопротивления врагу, усиления вооруженной борьбы народов против фашистских захватчиков, инициаторами образова­ния широких антифашистских союзов. Коммунисты, руководя движением Сопротивления, проводили большую разъяснительную работу среди на­селения, устраивали нелегальные собрания. Они создали широкую сеть связных и агентов, издавали газеты, брошюры, листовки, в которых разоб­лачали разбойничьи, человеконенавистнические действия захватчиков, по­казывали решающее значение в успешной борьбе против фашизма побед Советской Армии, вселяли в сердца народов оккупированных стран надеж­ду на освобождение, воодушевляли на борьбу против захватчиков.
 
Компартии проводили в жизнь стратегические и тактические уста­новки VII конгресса Коминтерна об объединении демократических сил в антифашистские фронты, а также усиливали борьбу с оккупантами. И в этом самую разнообразную помощь оказывали им Коммунистическая партия и правительство Советского Союза. Коммунисты Европы выступа­ли истинными защитниками интересов своих народов, показали себя на­стоящими патриотами, организаторами различных форм Сопротивления, и в первую очередь вооруженной борьбы.
 
Наибольшего размаха борьба достигла в Югославии. Под руковод­ством компартии во главе с генеральным секретарем И. Броз Тито здесь действовали с оружием в руках крупные партизанские силы, из которых выросла регулярная армия новой Югославии. Коммунистическая партия Югославии уделяла значительное внимание вопросу укрепления армии и политического воспитания бойцов и командиров. По решению ЦК КПЮ во всех воинских подразделениях были созданы партийные и комсомоль­ские организации. Самые ответственные и трудные задачи командование НОЛЮ и партизанских отрядов возлагало на коммунистов. Многие из них проявили себя героями в борьбе против фашистских оккупантов и предателей.
 
В связи с освобождением к концу 1942 г. пятой части страны встал вопрос о создании постоянных органов народной власти. Народно-освобо­дительные комитеты были преобразованы из временных в постоянные органы народной власти. На повестку дня встал вопрос о создании еди­ного общеполитического органа власти, который был бы наделен широ­кими полномочиями и выражал социально-политическую линию народно-освободительного движения.
 
26—27 ноября 1942 г. в освобожденном городе Бихач (Западная Бос­ния) состоялось учредительное собрание, решением которого был образован общенародный политический орган — Антифашистское вече народного освобождения Югославии (АВНОЮ) как высший общенародный полити­ческий орган, первый революционный парламент новой Югославии. Де­легаты сессии АВНОЮ избрали Исполнительный комитет веча, в состав которого вместе с коммунистами вошли представители всех антифашист­ских групп. Одной из главных задач АВНОЮ было укрепление народно-освободительных комитетов и активизация работы массовых антифашист­ских организаций.
 
Создание АВНОЮ явилось крупным политическим событием, способ­ствовавшим объединению патриотических сил на борьбу с врагом. В стра­не закладывался фундамент новой, народной Югославии. Борьба трудя­щихся против иноземных захватчиков сливалась с борьбой против нацио­нальных эксплуататоров, за социальное освобождение.
 
Создавались различные демократические организации. В начале де­кабря 1942 г. в Босанском-Петроваце состоялась первая конференция Антифашистского фронта женщин, которая способствовала объединению многочисленных женских антифашистских организаций. Около 100 тыс. женщин Югославии принимали активное участие в народно-освободитель­ной борьбе.
 
В конце декабря 1942 г. в Бихаче состоялся Первый антифашистский съезд молодежи, на котором был основан Объединенный союз антифаши­стской молодежи Югославии. В качестве своей важнейшей задачи союз провозгласил: мобилизовать все силы молодого поколения на борьбу про­тив фашистских захватчиков и предателей. Молодежь страны приняла самое активное участие в этой борьбе, 70—75 процентов бойцов НОЛЮ и партизанских отрядов составляли молодые рабочие, крестьяне, студен­ты. Ведущую роль в Объединенном союзе антифашистской молодежи иг­рал Союз коммунистической молодежи Югославии (СКМЮ).
 
Более активно в рассматриваемый отрезок времени стали действовать коммунисты Греции, являвшиеся в стране ведущей силой Сопротивле­ния. Особо важное значение имели решения второй Всегреческой кон­ференции компартии (декабрь 1942 г.), которая по своему значению при­равнивалась к съезду. В принятой политической резолюции указывалось, что центральной задачей партии является борьба против оккупантов, освобождение Греции и ее народа от любого внешнего и внутреннего гне­та. Конференция подчеркнула необходимость «сформирования сразу же после изгнания захватчиков временного правительства всеми партиями и организациями, проводившими борьбу в соответствии с целями ЭАМ»  — Национально-освободительного фронта, объединявшего все патриотиче­ские силы страны.
 
Решения конференции способствовали дальнейшему подъему всена­родной борьбы против оккупантов, основными силами в которой выступа­ли рабочий класс и крестьянство, активно участвовавшие в вооруженных отрядах повстанцев и составившие впоследствии ядро греческой Народно-освободительной армии (ЭЛАС).
 
Важное значение для освободительной борьбы имело создание 23 фев­раля 1943 г. по инициативе коммунистов Всегреческой объединенной организации молодежи (ЭПОН), основным ядром которой стала коммуни­стическая молодежь (ОКНЭ). Вокруг нее объединялись и включались в борьбу молодежные организации почти всех политических направлений. В течение года ЭПОН значительно увеличила свои ряды. Все это усили­вало борьбу против оккупантов в Греции.
 
Расширила свое влияние на освободительную борьбу Коммунистиче­ская партия Албании, созданная в ноябре 1941 г. По инициативе комму­нистов был образован Национально-освободительный фронт, объединив­ший все прогрессивные силы страны. Важные решения приняла первая Всеалбанская конференция компартии в марте 1943 г., высказавшаяся за усиление работы среди трудящихся, укрепление союза рабочих и кресть­ян, мобилизацию народных масс на борьбу с фашистскими захватчиками и примкнувшими к ним предателями. В них говорилось о необходимости перехода к всенародной вооруженной борьбе и создании из партизанских отрядов Национально-освободительной армии. Решения конференции спо­собствовали организационному и идеологическому укреплению компартии и активизации национально-освободительного движения в стране.
 
Новый этап второй мировой войны ознаменовался дальнейшим орга­низационным укреплением Польской рабочей партии, активизацией ее деятельности, а также Гвардии Людовой и других патриотических сил, претворением в жизнь лозунга партии о вооруженной борьбе против окку­пантов. К началу 1943 г. численность партии достигла 8 тыс. человек, при­мерно треть которых составляли бывшие члены коммунистической партии.
 
В январе 1943 г. на пленуме ЦК ППР было принято решение о том, что важнейшей задачей текущего момента является «подъем борьбы во всей стране на более высокий уровень, переход от диверсий, саботажа и партизанской борьбы к общенациональному восстанию...». Добиваясь создания в стране широкого антифашистского фронта, ППР на своем пле­нуме подвергла критике находившиеся в эмиграции в Лондоне польские буржуазные политические партии, враждебно относившиеся к СССР и ле­вым силам в самой Польше. Партия подчеркивала, -что интересы народа требуют объединения в борьбе с оккупантами всех сил независимо от су­ществующих между ними разногласий.
 
15 января 1943 г. ЦК ППР обратился в соответствии с решениями пле­нума к представительству лондонского эмигрантского правительства в Польше (делегатуре) с открытым письмом, в котором предлагал встать на путь национального согласия и объединения всех здоровых сил нации для борьбы с оккупантами. Делегатура и главное командование Армии Крайовой оставили без ответа это обращение. Однако ЦК ППР все же до­бился проведения переговоров с делегатурой, которые состоялись во вто­рой половине февраля. Главной задачей ППР ставила консолидацию всех антифашистских сил. Однако все усилия польских коммунистов создать единый антигитлеровский фронт были сорваны представителями партий лондонской эмиграции.
 
1 марта 1943 г. ЦК ППР опубликовал декларацию «За что мы борем­ся?», в которой была изложена программа мероприятий по ликвидации общественно-политических и экономических последствий немецко-фашистской оккупации и обеспечению проведения полной демократизации по­литического и общественного строя Польши. ППР призывала всех патрио­тов расширить вооруженную борьбу против оккупантов, активно участ­вовать в отрядах Гвардии Людовой, действовавших во многих районах страны, укреплять партию рабочего класса, которая постепенно завоевы­вала авторитет среди широких народных масс. К весне 1943 г. сеть пар­тийных организаций распространилась почти по всей стране. Большую работу по руководству партией и боевыми отрядами вели М. Новотко (погиб 28 ноября 1942 г.), П. Финдер, В. Гомулка, Б. Берут и другие.
 
С началом нового этапа во второй мировой войне значительно активи­зировала свою деятельность Коммунистическая партия Чехословакии. Основное внимание партийных организаций руководство партии обра­щало на развертывание партизанского движения, в развитии которого были сделаны первые шаги. Как отмечал в последующем К. Готвальд, «создание и возможно большее расширение движения боевых дружин и партизанских отрядов стало неотложной необходимостью для нашего на­ционального движения сопротивления».
 
Для усиления руководства антифашистской борьбой в Чехословакии, а также проведения в жизнь рекомендаций Исполкома Коминтерна и установок заграничного руководства КПЧ во главе с Готвальдом, нахо­дившегося в Москве, в марте 1943 г. в чешские земли была направлена группа партийных работников, возглавляемая Р. Ветишкой. Нелегальный ЦК КПЧ, выполняя директивы заграничного центра, принял решения, которые способствовали развертыванию национально-освободительной борьбы в стране, особенно партизанского движения.
 
ЦК Коммунистической партии Словакии в апреле 1943 г. также обсу­дил вопрос о развитии партизанского движения в свете директив загра­ничного руководства КПЧ. Чешские и словацкие коммунисты разверну­ли большую работу по созданию партизанских отрядов, нелегальных коммунистических организаций, в том числе в армии, особенно в словац­ких частях, направляемых на советско-германский фронт, вели агитацию и распространяли листовки с призывом не участвовать в военных дейст­виях против Советской Армии. В стране ширились саботаж и диверсии. 1943 г. стал переломным в развитии движения Сопротивления в Чехо­словакии. На первый план ЦК КПЧ все решительнее выдвигал организа­цию вооруженной борьбы, которая становилась основной формой нацио­нально-освободительного движения.
 
В связи с коренными изменениями на фронтах в пользу антифашист­ских сил по рекомендации ИККИ Французская коммунистическая пар­тия развернула активную работу по объединению всех патриотических сил страны в борьбе с оккупантами. В конце 1942 г. она выступила с обра­щением объединить усилия различных группировок движения Сопро­тивления, организовать совместные действия. Коммунисты призывали всех французских патриотов наращивать удары по гитлеровской армии, организовывать забастовки, саботировать военное производство, оказы­вать сопротивление массовому угону рабочих в Германию, отказываться от поставок оккупантам сельскохозяйственных продуктов, уничтожать реквизированную нацистами продукцию. ФКП подчеркивала необходи­мость расширения вооруженной борьбы против оккупантов, призывала вступать в отряды франтиреров и партизан.
 
Боевой орган французских коммунистов газета «Юманите», выходив­шая подпольно, писала в те дни: «Пришел час для всех патриотов еще теснее координировать свои усилия. Пришел час для всех организаций Сопротивления, для всех активистов профсоюзов, оказывающих сопротив­ление захватчику, для всех патриотов без исключения объединиться и организовать совместные действия, которые требует обстановка».
 
В сложившихся условиях появилась возможность создать в Северной Африке организационный центр по руководству всеми французскими си­лами, ведущими борьбу за освобождение Франции. Коммунисты заяви­ли, что они поддержат меры Французского национального комитета (ФНК) в Лондоне, направленные на создание в Северной Африке под­линно национальной армии для борьбы за освобождение страны.
 
В целях создания широкого национального фронта освобождения компартия считала необходимым установить сотрудничество с движением «Сражающаяся Франция», которое находилось под эгидой руководимого де Голлем ФНК в Лондоне. Вместе с тем компартия решительно осуж­дала проводимую комитетом политику аттантизма, направленную на отстранение народных масс от активного участия в освобождении стра­ны. Приверженцы этой политики выжидали вступления на территорию Франции американо-английских войск. Они всячески противились дея­тельности компартии по подготовке вооруженного восстания. «Эти «вы­жидающие», — писал М. Торез, — возлагают надежды на то, что спасение Франции придет исключительно извне. В действительности «выжидаю­щие» сознательно или несознательно действуют на руку врагам Фран­ции».
 
В конце ноября 1942 г. между ФКП и генералом де Голлем было до­стигнуто соглашение о совместной программе действий, которая предус­матривала «тесное сотрудничество между ФКП и силами «Сражающейся Франции» и содержала два основных пункта: необходимость националь­ного восстания и его немедленной подготовки в целях освобождения Франции; абсолютное право французского народа самому решать свою судьбу после победы». Для объединения всех патриотических сил страны ЦК ФКП в январе 1943 г. направил Ф. Гренье в качестве своего пред­ставителя при Французском национальном комитете.
 
В феврале 1943 г. коммунисты выдвинули лозунг «Объединяться, воо­ружаться, бороться», что способствовало мобилизации масс на воору­женную борьбу с оккупантами. На местах стали создаваться комитеты национального фронта, охватывавшие всех патриотов. Весной был обра­зован Национальный совет Сопротивления с участием представителей основных антифашистских организаций. Он поддержал предложение ком­мунистов о подготовке вооруженного восстания против оккупантов и режима Виши.
 
Так французские коммунисты значительно продвинули дело консоли­дации нации, что явилось поворотным пунктом в ее освободительной борьбе.
 
На этом этапе войны более активно стала действовать и Коммунисти­ческая партия Бельгии, игравшая все большую роль в освободительной борьбе своего народа. Под руководством коммунистов находился «Фронт независимости», который стал наиболее влиятельной организацией в дви­жении Сопротивления, координировавшей действия различных патриоти­ческих групп. Организации «Фронта независимости» вели открытую во­оруженную борьбу против гитлеровских оккупантов. Деятельность комму­нистов способствовала привлечению новых сил из различных слоев бель­гийского народа в ряды организаций Сопротивления.
 
Развертывали свою работу в этот период коммунистические партии Голландии, Дании, Норвегии, что способствовало расширению освободи­тельной борьбы народов этих стран.
 
Таким образом, коренные изменения, происходившие в ходе мировой войны, создали возможность коммунистическим партиям использовать благоприятную обстановку для дальнейшей мобилизации народов на борьбу против фашистских захватчиков. Коммунисты продолжали работу по сплочению прогрессивных сил в национальные фронты, основой кото­рых являлся союз рабочего класса и крестьянства при руководящей роли пролетариата. Первостепенное внимание компартии уделяли развитию вооруженной борьбы против оккупантов, которая приобретала все боль­шее значение в движении Сопротивления народов, порабощенных гитле­ровцами стран. В ходе ее росли и крепли коммунистические партии, которые своим беззаветным служением делу свободы и независимости на­родов снискали огромный авторитет и уважение трудящихся масс.
 

4. Деятельность коммунистических партий 

в странах Азии, оккупированных японскими захватчиками

Тяжелые поражения партнеров Японии по агрессивному блоку на фронтах мировой войны зимой 1942/43 г., ухудшение военного положения японских захватчиков, рост авторитета и активности коммунистических партий ряда стран Азиатского континента стимулировали подъем борьбы народов оккупированных стран Азии против иноземных поработителей.
 
Компартии азиатских стран, действуя в различных условиях, зареко­мендовали себя активными борцами против оккупантов. В Китае, Индо­китае, Корее, Малайе, на Филиппинах коммунисты участвовали в созда­нии партизанских отрядов и армий, в развертывании вооруженной борь­бы. В коммунистическом движении Бирмы и Таиланда на рубеже 1942— 1943 гг. завершилось организационное становление марксистских партий. Компартии Кореи и Индонезии работали в глубоком подполье, расширя­ли борьбу антияпонских организаций. Коммунисты этих стран вели под­готовку к массовым выступлениям трудящихся против японского импе­риализма.
 
Коммунистам Азии, выступавшим во многих странах в авангарде национально-освободительного движения, которое было неоднородным по своему социальному составу — от рабочих и беднейших крестьян до пред­ставителей имущих классов, приходилось иметь дело с двумя тенденциями: с одной стороны, открытое движение Сопротивления японской окку­пации, а с другой — сотрудничество некоторых буржуазных элементов и феодалов с японскими империалистами, которые демагогически утверж­дали, что совместное с ними выступление народов колониальных стран против западных империалистов даст возможность добиться свободы и процветания.
 
Учитывая это, компартии оккупированных Японией азиатских стран разрабатывали и применяли гибкую тактику, рассчитанную на союз со всеми участниками национально-освободительного движения. Они стреми­лись оказать идейно-политическое влияние и на те национальные силы, которые ошибочно пошли на сотрудничество с японцами. Наряду с этим коммунисты вели решительную борьбу против сознательных союзников оккупационных властей.
 
Самой массовой компартией в Азии являлась Коммунистическая пар­тия Китая, возглавлявшая в освобожденных районах страны борьбу на­рода против японских захватчиков. Под ее руководством действовали соединения и части 8-й и Новой 4-й армий, а также партизанские отря­ды, которые сковывали часть сил врага. Своей работой в освобожденных районах и борьбой с захватчиками коммунисты снискали поддержку и доверие миллионов китайских трудящихся. Поражения, которые начали терпеть агрессоры, прежде всего на советско-германском фронте в конце 1942 — начале 1943 г., необходимость освобождения страны от оккупантов способствовали росту в армии, партизанских отрядах, в народных массах стремления к активным действиям против японцев. И коммунисты играли в этом авангардную роль. Однако руководящая группировка в ЦК КПК во главе с Мао Цзэ-дуном и его сторонниками стремилась изменить на­строения в армии. Утверждаясь в качестве руководителя партии, Мао на­вязывал ей свою линию пассивной обороны. Как писал в начале 1943г. представитель Коминтерна при руководстве ЦК КПК в Яньани, всем ча­стям было дано указание придерживаться пассивной оборонительной так­тики против японских войск вплоть до заключения с ними перемирия. И это происходило тогда, когда антифашистская борьба народов Европы, Африки, Америки, как и антияпонская борьба в других странах Азии, усиливалась.
 
Основное внимание маоистов в это время было обращено на закрепле­ние позиций в партии и армии для осуществления своих замыслов — за­хвата власти. Для этого они готовы были пойти даже на развязывание гражданской войны, искусственно форсируя события в борьбе против гоминьдана. Захватив ключевые посты в КПК и стремясь укрепиться на них, Мао и его группа развернули внутри партии националистическую кампанию «чжэнфэн» — так называемое движение за упорядочение стиля работы, цели которого периодически менялись.
 
Маоисты тщательно маскировали свои истинные стремления то борь­бой якобы против «субъективизма», то «догматизма» и «шаблонных схем» в работе, то против «бюрократизации» и даже «за сокращение армии». В действительности эта кампания была направлена против интернацио­налистских сил внутри КПК, тех, кто стоял на позициях Коминтерна, проводившего политику усиления объединенной борьбы с агрессорами, против представителя КПК в ИККИ Ван Мина, Во Гу и других деятелей партии, выступавших против превращения ее в националистическую силу. «Чжэнфэн» стал вырождаться в физическое и моральное подавление неугодных партийных кадров. Проводя «духовные чистки» самобичевания, Мао добивался изменения идеологических, теоретических и организаци­онных принципов КПК, приспособления марксизма-ленинизма к сугубо «национальным и чисто китайским потребностям и условиям». Одновремен­но насаждался культ личности Мао Цзэ-дуна как якобы «единственного непогрешимого руководителя и теоретика партии».
 
В марте 1943 г. особый размах приняла развернутая в рамках «дви­жения за упорядочение стиля работы» «кампания по выявлению шпионов», чистка партии и армии, которой подвергались противники курса Мао Цзэ-дуна. В результате партийная прослойка в армии значительно сокра­тилась, партийные ячейки во многих подразделениях, в том числе дейст­вовавших в тылу врага, были автоматически ликвидированы 2. Проводив­шаяся в 1942 г. — начале 1943 г. военно-административная реформа по­зволила Мао реорганизовать вооруженные силы и отстранить от командо­вания неугодных ему командиров и политработников, укрепить позиции своих сторонников. В результате реформы административные функции армии расширились, руководство военных округов фактически получило возможность вмешиваться в дела местных органов самоуправления. Кро­ме того, структура вооруженных сил позволяла готовить резервы для массовой регулярной армии, которую предполагалось использовать не столько для борьбы с японскими захватчиками, сколько в качестве глав­ной силы для завоевания власти в стране.
 
Так, вопреки советам Исполкома Коминтерна об укреплении единого антияпонского фронта в Китае, а следовательно отношений с гоминьда­ном, Мао Цзэ-дун и его сторонники делали все для удовлетворения своих амбиций и усугубляли раскол антияпонских сил, ослабляя их. Это было на руку наиболее реакционным элементам гоминьдана и использовалось ими как дополнительный повод для сколачивания антикоммунистиче­ского фронта в Китае, к чему усиленно стремились японские агрессоры.
 
Деятельность Коммунистической партии Индокитая (КПИК) зимой 1942/43 г. была направлена на ликвидацию территориальной разобщен­ности и расширение социальной основы национально-освободительного движения, консолидацию его опорных баз на севере Вьетнама, а также в дельте реки Меконг, к югу от Сайгона. Основной целью коммунистиче­ской партии являлось освобождение Вьетнама как от японских оккупан­тов, так и от французских колонизаторов, образование независимой демо­кратической республики. Средством национального освобождения долж­но было стать тщательно подготовленное вооруженное восстание всего народа. Связь партии с массами осуществлялась через организацию еди­ного национального фронта — Вьет-минь, в рядах которого КПИК стре­милась сплотить все антиимпериалистические силы — от рабочих и крестьян до патриотически настроенных помещиков и представителей нацио­нальной буржуазии.
 
Боевым оружием КПИК, работавшей в труднейших условиях под­полья, была нелегальная печать. На опорной базе в Пак-бо выходила га­зета «Вьет-лап» («Независимый Вьетнам»). Осенью 1942 г. стала выходить газета «Ко зяй-фаунг» («Знамя освобождения») — орган ЦК КПИК. Га­зеты публиковали материалы о героической борьбе советского народа, черпая в ней примеры революционной самоотверженности и высокого боевого духа. В газете «Ко зяй-фаунг» говорилось, например, что «Крас­ная Армия, ведущая сейчас бои под Ржевом и Сталинградом, проливает кровь также и за народы Индокитая. Наш долг поддерживать борьбу Советского Союза и вносить свой вклад в развертывающееся ныне миро­вое революционное движение».
 
Большое внимание партия уделяла подготовке кадров, их политиче­скому образованию. На опорной базе в северных провинциях Вьетнама действовали политические курсы командного состава партизанских и ополченских отрядов, где изучались документы и материалы КПИК, история Коммунистической партии Советского Союза, переведенная Хо Ши Мином. Политическим просвещением населения занимались подвижные отряды инструкторов, которые разъясняли массам необходи­мость подготовки восстания.
 
В феврале 1943 г. в провинции Бак-нинь состоялся пленум постоян­ного бюро ЦК КПИК, решения которого имели большое значение для дальнейшего развития национально-освободительного движения. Проана­лизировав международную обстановку в связи с разгромом фашистских армий на советско-германском фронте зимой 1942/43 г., пленум поставил перед партией задачу — ускорить подготовку антифранцузского и анти­японского восстания во Вьетнаме.
 
Центральное место в работе пленума занял вопрос об укреплении и расширении Вьет-миня и обществ спасения родины как организаций еди­ного национального фронта. Обращая внимание на вовлечение в его состав рабочих и крестьян, пленум указал на необходимость расширения единого национального фронта за счет всех социальных слоев и классов, а также установления союза с антифашистами других стран (в том числе с фран­цузами деголлевской ориентации). Формой такого союза, указывалось в решениях, мог бы стать Антияпонский демократический фронт, создан­ный при условии признания за народами Индокитая права на немедленную и полную независимость.
 
Зима 1942/43 г. стала для Коммунистической партии Малайи (КПМ) периодом накопления сил после ударов, нанесенных ей оккупационными властями летом и осенью 1942 г., периодом укрепления подпольных пар­тийных организаций, боевых трупп и партизанских отрядов, расширения вооруженной борьбы против японцев. КПМ возглавляла антияпонское движение народов Малайи, Саравака и Сабаха. Под ее руководством бы­ла создана Антияпонская армия народов Малайи (МПАЙЯ), действовав­шая во всех штатах и княжествах на материке.
 
В своей работе компартия Малайи и МПАЙЯ опирались на многочис­ленные массовые организации, включавшие представителей различных социальных групп. Компартия руководила основной гражданской органи­зацией движения Сопротивления — Антияпонским союзом народов Малайи.
 
Коммунистическая партия Филиппин (КПФ) являлась организато­ром самого эффективного в Юго-Восточной Азии вооруженного сопротивления японским захватчикам, получившего к зиме 1942/43 г. значитель­ный размах. Под ее руководством была создана и активно вела борьбу в центральных и южных районах острова Лусон Народная антияпонская армия Хукбалахап. Подпольные коммунистические боевые группы дей­ствовали в Маниле и во многих провинциальных городах острова. В опе­рационной зоне армии уже в 1942 г. стали возникать народные комитеты обороны, представлявшие демократические органы самоуправления.
 
Общее политическое руководство антияпонской борьбой в стране возглавил Секретариат ЦК и его руководитель профессор В. Лава. Ком­партия добивалась изгнания японских захватчиков и независимости стра­ны. Необходимость тесного единства армии и народа для достижения этой цели разъяснялась в программном документе борьбы «Основные принципы Народной антияпонской армии». Руководящую роль в армии КПФ осуществляла через политический отдел и политических комисса­ров, партийные организации и комитеты. Политико-массовая работа сре­ди населения проводилась с помощью нелегальных газет «Катубусан нанг байян» («Национальное освобождение»), «Патнубай» («Руководитель»), армейской газеты «Хукбалахап», агитационных бригад, действовавших по всему острову Лусон.
 
Компартия Филиппин вела борьбу с элементами анархизма и разоб­щенностью в вооруженной борьбе, налаживала сотрудничество с другими антияпонскими организациями и партизанскими отрядами с целью соз­дания Национального антияпонского единого фронта Филиппин, провоз­глашенного еще в феврале 1942 г. Так, в Маниле была создана особая подпольная группа КПФ, которая поддерживала контакты с буржуазно-националистическими партизанскими отрядами, действовавшими на ост­ровах Филиппинского архипелага.
 
Инициатором движения Сопротивления в Бирме являлась коммуни­стическая партия, которая использовала легальные и нелегальные формы антияпонской борьбы. Сочетание этих форм было эффективным и прино­сило определенные успехи, «хотя на первых порах между нелегальным и «легальным» центрами антифашистской борьбы не было достаточного взаимного понимания, связи и координации действий».
 
Коммунистическая партия продолжала укреплять сотрудничество с теми представителями антияпонских сил, которые вошли в гражданскую администрацию, созданную японцами, в частности с руководителями Ар­мии обороны Бирмы Аун Саном, Не Вином, а также с другими лидерами Народно-революционной партии. Особенно важное значение для создания единого антияпонского фронта имело сотрудничество компартии с груп­пой Аун Сана, который завоевал большую популярность своими револю­ционно-демократическими взглядами, преданностью народу.
 
В то же время компартия уделяла много внимания укреплению сво­их рядов. В опубликованном в 1942 г. манифесте «Освобождение Бирмы» подчеркивалось, что нельзя успешно организовать антияпонскую борьбу и добиться победы без идейно-организационной консолидации самой пар­тии, увеличения ее рядов. Большую роль в этом сыграл первый съезд Коммунистической партии Бирмы, состоявшийся в начале 1943 г. В ре­шениях съезда говорилось о необходимости создания единого националь­ного фронта и развертывании массовой антияпонской борьбы. Значение съезда состояло и в том, что он организационно объединил всех коммуни­стов, способствовал активизации деятельности партии, сплочению вокруг нее левых и других демократических сил Бирмы.
 
В особо трудных условиях оказалась Коммунистическая партия Индонезии (КПИ). Практически действовали лишь ее отдельные весьма немногочисленные партийные ячейки. Несмотря на жестокий террор японских оккупантов, компартия стремилась использовать легальные и нелегальные формы работы. Главную задачу она видела в создании еди­ного фронта всех национальных патриотических сил против захватчиков. Но в начале 1943 г. КПИ понесла значительные потери — в Сурабае были арестованы и преданы суду 54 коммуниста-подпольщика, часть из которых казнена.
 
Борьбу народа Кореи против японских оккупантов возглавили ком­мунисты. Они организовывали диверсии и саботаж, а также вооруженные действия партизан против японских войск на Корейско-Маньчжурской границе. Это способствовало росту массовых выступлений в самой Корее. В 1942 г. здесь действовали 183 подпольные антияпонские организации.
 
Созданная в 1942 г. Коммунистическая партия Таиланда проводила работу по сплочению рабочих, воспитанию у них классового сознания, вовлечению в борьбу против японцев и их пособников.
 
Так в разных странах Азии развертывалась активная деятельность компартий. Преодолевая огромные трудности, действуя в большинстве стран нелегально, коммунисты постепенно расширяли работу в массах, укрепляли свои ряды, создавали боевые отряды и армии, сплачивали патриотические силы, наращивали вооруженную борьбу против японских оккупантов и внутренней реакции.
 

5. Борьба коммунистических партий стран фашистского блока

Начавшийся коренной перелом в войне обострил военно-политиче­ский кризис в Германии и союзных ей странах. Окончательно рухнули планы фашистских правителей на разгром Советской Армии, захват но­вых территорий и вывод СССР из войны.
 
Среди трудящихся, демократической интеллигенции и патриотически настроенной части буржуазии фашистских государств нарастало стремле­ние избежать надвигавшейся катастрофы. У солдат и офицеров армий стран-агрессоров как на фронте, так и в тылу начинало зреть сознание, что Германия и ее союзники проиграют войну. Коммунисты и другие антифа­шисты в условиях глубокого подполья усилили пропагандистскую рабо­ту с целью разъяснить народу неизбежность поражения агрессоров и ука­зать выход из создавшегося положения — прекращение войны, а также активизировали другие формы сопротивления фашистским режимам.
 
Немецкие коммунисты как в своей стране, так и за рубежом мужест­венно вели борьбу против фашизма, за сплочение всех противников на­цизма в единый фронт. После поражений немецких войск под Сталин­градом и на других участках советско-германского фронта значительно расширили свою деятельность различные нелегальные антифашистские организации в Германии, действовавшие в основном под руководством коммунистов.
 
Учитывая новую обстановку, Центральный Комитет Коммунистиче­ской партии Германии (КПГ) принял меры, чтобы своевременно инфор­мировать нелегальные партийные организации в стране о задачах, кото­рые должны были решаться на этом этапе борьбы. Важную роль сыграл директивный документ руководства КПГ «Манифест мира к немецкому народу и немецкому вермахту» от 6 декабря 1942 г. В нем была дана прин­ципиальная оценка военного и политического положения Германии и ука­зывалось, что продолжение войны приведет к катастрофе невиданных мас­штабов. «Наш народ в тылу, офицеры и солдаты на фронте должны понять: продолжение войны — это не выход, не спасение, это ложный путь, путь к гибели». Ответ на вопрос о путях выхода из создавшегося положения был сформулирован в десяти пунктах манифеста, который призывал к повседневной борьбе народа против продолжения войны, к объедине­нию всех сил нации для свержения фашистского режима, спасения го­сударства, достижения мира, создания миролюбивой демократической Германии. Манифест мира, переданный немецкой народной радиостан­цией ЦК КПГ и распространенный организациями партии в стране, со­действовал сплочению антинацистских сил.
 
В Германии в этот период усилились антифашистские настроения, активизировалось сопротивление нацистам. Под руководством КПГ укреп­лялись организации Сопротивления, распространялись листовки и другие пропагандистские материалы. С осени 1942 г. расширяет свою деятель­ность Берлинская организация КПГ, во главе которой встали А. Зефков и Ф. Якоб. С помощью опытных партийных функционеров они восстано­вили связи с рабочими организациями ряда предприятий, создали на воен­ных заводах новые группы Сопротивления. Зефков и Якоб ориентировали коммунистов на сотрудничество с социал-демократами, рабочими-иност­ранцами, угнанными в Германию, и военнопленными, на проведение поли­тической работы среди солдат, организацию саботажа военного произ­водства. В 1943 г. эта антифашистская группа превратилась в самую крупную организацию противников нацизма, она установила контакты с руководящими деятелями КПГ в Гамбурге, Йене, Лейпциге, Магдебурге, Дрездене и других городах.
 
Коммунисты сотрудничали с антифашистами других политических убеждений и беспартийными, привлекая к борьбе всех противников гит­леризма. Так, они принимали активное участие совместно с членами бывшей христианско-радикальной рабоче-крестьянской партии в деятель­ности «Антинацистского немецкого народного фронта» (АДФ). АДФ вел широкую пропаганду против фашизма, установил связь с подпольными организациями военнопленных. Подобную работу под руководством ком­мунистов проводили и другие группы Сопротивления.
 
Деятельность немецких коммунистов в Германии была сопряжена с большими трудностями и риском. Их организации были немногочислен­ными. Группы из трех человек составляли основное ядро партии. Они устанавливали связь с другими группами и руководящими функционера­ми, работая в глубоком подполье и подвергаясь постоянному преследо­ванию.
 
Несмотря на исключительно трудные условия работы, ЦК КПГ пред­принимал все новые шаги для усиления антифашистского движения. В январе — феврале 1943 г. руководство партии обсудило вопросы о поло­жении в Германии и путях развития страны после свержения Гитлера и окончания войны. Для разработки соответствующих проблем были созда­ны рабочие группы. Они изучили и выработали рекомендации по ряду проблем: о профсоюзах, крестьянстве, молодежи и т. д. Это были первые шаги на пути подготовки к демократическому переустройству Германии после ликвидации гитлеровского режима. В марте Политбюро ЦК КПГ выработало мероприятия по противодействию тотальной мобилизации в Германии. Чтобы оперативно руководить антифашистским движением, сплотить его, ЦК КПГ нелегально переправлял в Германию своих уполно­моченных. Так, в ноябре 1942 г. и марте 1943 г. были сброшены с пара­шютами несколько человек. Уполномоченные направили свои усилия на создание оперативного руководства КПГ в стране и централизацию пар­тийной работы, а также антифашистского движения. В результате удалось в первой половине 1943 г. активизировать и согласовать деятельность пар­тийных организаций Тюрингии, Лейпцига, Берлин-Бранденбурга. Были установлены прочные связи руководителей-коммунистов с группами Сопротивления в городах Саксонии, Саксонии-Ангальт и других райо­нов.
 
Антифашистское движение вовлекало значительные массы военно­пленных и насильственно угнанных рабочих. Среди них появились анти­фашистские организации, наиболее крупной из которых была «Братское сотрудничество военнопленных» (БСВ) — организация военнопленных советских офицеров, созданная весной 1943 г. в Мюнхенском лагере. Организаторами ее были офицеры-коммунисты К. Озолин, К. Яров, М. Тарасов и другие. В соответствии с принятой в марте программой эта организация боролась за объединение в широком антифашистском фронте всех иностранных подданных, насильственно пригнанных в рейх, стреми­лась руководить борьбой всех военнопленных в Германии и союзных с нею странах с целью подрыва их военно-хозяйственной мощи, оказания помо­щи трудящимся Германии в деле вооруженного восстания против гитле­ризма. За короткий срок БСВ наладило нелегальную работу почти во всех лагерях для военнопленных в Южной Германии и более чем в 20 ла­герях для рабочих, насильственно вывезенных из СССР и других стран, вело борьбу против засылаемых в лагеря власовцев, организовывало са­ботаж и побеги, готовилось к вооруженной схватке с фашистами.
 
Крупные поражения немецко-фашистских войск на советско-герман­ском фронте и политическая работа, проводившаяся советскими политорганами с немецкими военнопленными, способствовали расширению среди них антифашистского движения. Значительное участие в работе среди военнопленных принимали немецкие коммунисты, работавшие в ИККИ, в том числе Пик и Ульбрихт, и коммунисты других стран. Решающий поворот в сознании пленных немецких офицеров и солдат произошел пос­ле разгрома под Сталинградом. Росту у них антифашистских настроений способствовали гуманное обращение и сама обстановка в лагерях. Они убеждались в лживости геббельсовской пропаганды «об ужасах» советско­го плена. С другой стороны, представители компартии Германии вели пропаганду за создание национального фронта. Многие немецкие воен­нопленные коренным образом пересмотрели свои взгляды и встали на путь последовательной борьбы против фашизма.
 
В результате в первой половине 1943 г. усилилось антифашистское движение немецких военнопленных в Советском Союзе, что привело к ос­нованию по инициативе КПГ 12—13 июля 1943 г. в подмосковном городе Красногорске национального комитета «Свободная Германия», в котором объединились коммунисты, антифашистски настроенные депутаты рейх­стага, писатели, рабочие и военнопленные. Председателем комитета был избран писатель-коммунист Э. Вайнерт.
 
Обозначившийся на данном этапе войны кризис в странах агрессив­ного блока привел к обострению противоречий между Германией и ее союзниками. Правители этих стран начали искать пути выхода из войны.

Коммунистические партии стран — сателлитов и вассалов Германии использовали сложившуюся обстановку для развития борьбы за сверже­ние реакционных правительств своих стран, разрыв связи с гитлеровской Германией и переход на сторону антифашистской коалиции.
 
Большие потери итальянских войск зимой 1942/43 г. поставили фа­шистское правительство Италии в тяжелое положение и создали благо­приятные условия для усиления борьбы патриотических сил. Антифаши­стское движение в стране стало принимать массовый характер, что яви­лось результатом многолетней деятельности Итальянской коммунистиче­ской партии среди трудящихся масс. Борьба коммунистов против фашист­ской диктатуры приносила свои плоды и создавала широкие возможности для сплочения всех прогрессивных сил страны.
 
Коммунистическая партия сумела восстановить сеть своих организа­ций в нелегальных условиях. В первую очередь низовые партийные орга­низации были созданы в таких промышленных центрах, как Турин, Милан, Генуя, Болонья, Флоренция, Рим. Организации компартии созда­вались не только на предприятиях, но также среди интеллигенции и ремесленников. Возросло влияние компартии в сельской местности, осо­бенно в районах Эмилии, Тосканы, Апулии, в окрестностях Рима. К на­чалу 1943 г. численность компартии составила 15 тыс. человек. Распо­лагая относительно разветвленной сетью организаций, компартия могла вовлекать в движение десятки тысяч рабочих. Тем не менее, если на про­мышленном Севере успехи в укреплении партийных организаций были очевидны, то на Юге, где прослойка рабочего класса была слаба и остро ощущалась нехватка квалифицированных кадров партии, в тот период ИКП не удалось установить прочные связи с массами трудящихся.
 
В ноябре 1942 г. были приняты меры по укреплению руководящего партийного аппарата в Италии, куда заграничное бюро ИКП направило опытных работников А. Клоккьятти и Л, Лериса. Весной 1943 г. на прак­тическую работу прибыли испытанные подпольщики Ч. Негарвилль и А. Роазио, к которым вскоре присоединился бежавший из заключения Дж. Роведа. В марте, когда на нелегальную работу прибыли Дж. Амендола и А. Новелла, в стране был создан орган коллективного руковод­ства, что было очень важно, так как борьба против фашизма значительно расширилась и приближались решающие схватки.
 
Одновременно развивалась партийная печать, налаживались способы ее распространения. Возрос тираж газеты «Унита», вдвое увеличился ее формат. С декабря 1942 г. газета стала выходить не раз в месяц, а раз в две недели. Важным фактором координации агитационно-пропаганди­стской работы первичных партийных организаций являлись передачи Московского радио на итальянском языке. Трижды в неделю под именем Марио Корренти по радио выступал П. Тольятти. Эти передачи коммуни­сты записывали, а затем размножали. Для руководства партийных групп и активистов они служили действенным средством ведения агитации и пропаганды, а также ориентации, тем более что в условиях подполья связь с центром нередко нарушалась и временами приходилось работать изолированно.
 
Под руководством коммунистов набирало силу забастовочное движе­ние как одна из форм легальной борьбы рабочих против фашистского ре­жима. Начиная с 1943 г. забастовки проводились планомерно, в широком масштабе, одновременно на нескольких предприятиях. В течение первых двух месяцев года компартия успешно организовала ряд забастовок; встал вопрос о проведении всеобщей политической стачки.
 
Оценив совокупность внешних и внутренних факторов, приведших к серьезному ослаблению фашистского режима в стране, ИКП в соответ­ствии с решениями ИККИ, выработанными совместно с представителями партии при Коминтерне, взяла курс на подготовку вооруженного восста­ния, которое должно было привести к свержению режима Муссолини созданию демократического правительства, выходу Италии из войны.
 
В целях подготовки народа к борьбе за свержение фашизма «Унита» начала систематически публиковать материалы об опыте трех русских революций, в частности о сочетании вооруженной борьбы с всеобщей политической стачкой и массовыми манифестациями. Требования компар­тии о прибавке к заработной плате и дотации на рост стоимости жизни ориентировали трудящихся на борьбу за свержение фашизма и подня­ли рабочих Северной Италии весной 1943 г. на широкую стачечную борьбу.
 
Начавшиеся в марте забастовки и волнения продолжались и в апре­ле. Эти выступления показали, что итальянский пролетариат, широкие слои народа во главе с коммунистической партией под воздействием вдох­новляющего примера успехов Советской Армии на фронтах войны реши­тельно встали на путь массовой борьбы с фашизмом.
 
В условиях решительного поворота в ходе войны, когда и в Румынии народные массы все более втягивались в антифашистскую борьбу против режима Антонеску, компартия значительно активизировала свою деятель­ность, направленную на сплочение всех противников фашизма и войны в национально-патриотический фронт. Учитывая маневры буржуазно-по­мещичьих партий (национал-либеральной и национал-царанистской), которые свою «оппозиционность» к режиму Антонеску сводили лишь к посылке ему меморандумов, компартия Румынии вскрывала фальшивый характер такой «оппозиции», показывала, что лидеры этих партий фак­тически саботируют антифашистскую борьбу. Она призывала рядовых членов этих партий требовать от своего руководства активной борьбы. Политика лидеров так называемых «исторических» партий задерживала процесс сплочения антифашистских сил в Румынии.
 
Обстановка в стране настоятельно требовала единства всех патриотов, всех противников фашистской диктатуры. Под влиянием поражений на фронте в Румынии начинался кризис фашистского режима. Компартия развернула большую пропагандистскую работу. С января 1943 г. стала выходить подпольная газета «Свободная Румыния».
 
С конца 1942 г. под руководством коммунистов в стране действовал «Союз патриотов» — массовая организация, охватывавшая различные слои и группы населения, стремившиеся к борьбе с фашизмом. Коммунисты установили тесную связь с такими прогрессивными организациями, как «Фронт земледельцев», «Союз патриотов», «Социалистическо-крестьянская партия», объединение трудящихся венгров «МАДОС». Основой сов­местной деятельности и сотрудничества была антифашистская программа, выдвинутая компартией еще 6 сентября 1941 г. Работа коммунистов созда­ла предпосылки для образования Патриотического фронта, который объе­динил эти организации и был оформлен летом 1943 г. В программе фрон­та выдвигались следующие требования: немедленный выход Румынии из войны, свержение правительства Антонеску, создание подлинно нацио­нального правительства, восстановление демократических свобод и другие.
 
Большую работу в переломный период войны проводила Болгарская рабочая партия (БРП) против фашистского режима в стране. В центре внимания коммунистов стояла задача расширения и укрепления Отечест­венного фронта, создание которого началось еще летом 1942 г. Широкие народные массы — рабочие, трудящиеся крестьяне, мелкие чиновники и прогрессивная интеллигенция — горячо откликнулись на призыв партии о создании Отечественного фронта. К концу 1942 г. было образовано более 136 местных комитетов фронта, которые развертывали массовую работу среди трудящихся. Демократические организации молодежи — Союз социалистической молодежи и Рабочий молодежный союз — выступили в начале 1943 г. с совместным заявлением против фашистского правитель­ства Филова и призвали молодежь страны к осуществлению задач Оте­чественного фронта.
 
В стране ширилось партизанское движение. В этих условиях в янва­ре 1943 г. по указанию ЦК БРП был реорганизован военный центр. Цент­ральный Комитет партии принял решение о подготовке вооруженного восстания, цель которого заключалась в создании народного правительст­ва Отечественного фронта, организации совместной с балканскими наро­дами борьбы против гитлеризма, проведении политики дружбы и сотруд­ничества с Советским Союзом и предотвращении катастрофы, к которой монархо-фашисты вели страну.
 
Для подготовки восстания ЦК БРП решил в марте — апреле 1943 г. создать Главный штаб повстанческой армии, разделить страну на 12 повстанческих оперативных зон, на базе которых создавалась Народно-освободительная повстанческая армия (НОПА). В соответствии с директивами Центрального Комитета и Главного штаба повстанческой армии партизан­ские части и боевые группы становились центрами мобилизации масс и подготовки вооруженного восстания. Наряду с этим ЦК БРП принимал и другие меры, направленные на расширение антифашистского движения в стране.
 
Несмотря на жестокие репрессии, Коммунистическая партия Венгрии продолжала действовать и организовывать борьбу антифашистских, про­грессивных сил народа против преступной политики правящих кругов страны, вступивших в союз с фашистской Германией. В листовках и уст­ной пропаганде коммунисты разъясняли народу антинациональный харак­тер правительства М. Хорти, призывали к свержению режима и выходу из войны, вели борьбу за создание национального фронта, который объеди­нил бы всех противников фашизма. Лозунги компартии находили отклик среди рабочих, крестьян и городской мелкой буржуазии. Этому способст­вовала обстановка, которая сложилась в Венгрии после разгрома зимой 1942/43 г. фашистских, в том числе и венгерских, войск на южном участ­ке советско-германского фронта.
 
Выхода Венгрии из войны требовали и оппозиционные партии — со­циал-демократическая и партия мелких сельских хозяев, в которую вхо­дило среднее и зажиточное крестьянство. Однако выполнение своих тре­бований они ставили в зависимость от решения фашистского правитель­ства, что, по сути дела, вело к дезорганизации сил Сопротивления. Ком­мунисты резко критиковали политику правых лидеров этих партий, стремились добиться единства оппозиции на принципиальной основе борь­бы против фашизма и войны.
 
Левые социал-демократы шли на сотрудничество с коммунистами и выступили в поддержку программы Национального фронта независимо­сти, выработанной компартией и переданной в декабре 1942 г. радиостан­цией имени Кошута, находившейся на территории СССР. Программа пре­дусматривала немедленный разрыв отношений с агрессивным фашистским блоком, переход Венгрии на сторону антигитлеровской коалиции, обеспе­чение демократических свобод, образование правительства национальной независимости и т. д. В ней были сформулированы задачи антиимпериалистической, антифеодальной народной революции, которые нашли под­держку у венгерских патриотов.
 
Деятельность коммунистов Венгрии в этот период способствовала постепенному сплочению прогрессивных сил, которые включали левых социал-демократов, национальную крестьянскую партию, представляв­шую интересы деревенской бедноты, и другие антифашистские силы.
 
В трудных условиях вела борьбу Коммунистическая партия Финлян­дии. Подвергаясь жестокому террору, коммунисты не прекращали разъяс­нять массам агрессивный характер войны против Советского Союза, при­зывали к свержению профашистского правительства, прекращению вой­ны и разрыву с Германией. После разгрома войск агрессоров под Сталин­градом недовольство участием страны в войне стало перерастать в актив­ное сопротивление, и коммунисты играли в нем важную роль.
 
Таким образом, в результате поражений фашистских войск на совет­ско-германском фронте в конце 1942 — начале 1943 г. в странах агрессив­ного блока усилилось влияние на движение Сопротивления коммунисти­ческих партий и других прогрессивных сил, действовавших в подполье. Однако значительная часть населения все еще находилась в плену нацио­налистической фашистской демагогии. Несмотря на это, вокруг компар­тий в странах этого блока объединялись лучшие силы народов, которые беззаветно боролись против захватнической политики нацистского руко­водства и войны в целом, против преступной и предательской политики правительств, за оказание помощи Советскому Союзу в разгроме агрессо­ров, за свержение фашистских режимов и развитие своих государств по демократическому пути.
 
Вдохновленные изменением характера боевых действий на фронтах второй мировой войны в пользу антифашистской коалиции, коммунисти­ческие партии мира — истинные защитники интересов и свободы наро­дов — развернули большую организаторскую работу в массах, усилили свою руководящую роль в освободительной борьбе против фашизма и японского империализма, в поддержку Советского Союза. Это ознамено­валось дальнейшим ростом численности компартий и их влияния в на­родных массах как основной антифашистской силы.
 
Коммунистический Интернационал как центр мирового коммунисти­ческого движения проводил большую работу по мобилизации и сплочению антифашистских и патриотических сил во всех странах на решительную борьбу против агрессивного блока. Исполком Коминтерна успешно руко­водил коммунистическими партиями, направлял борьбу масс. Но в связи с изменившимися условиями борьбы и учитывая, что основная задача Ко­минтерна была выполнена, ИККИ в мае 1943 г. нашел необходимым при­нять решение о роспуске Коммунистического Интернационала.
 
Зимой 1942/43 г. активно действовали коммунистические партии ка­питалистических стран антифашистской коалиции, в центре внимания которых стояли задачи максимальной мобилизации людских и материаль­ных ресурсов, расширения военного производства, более активного уча­стия в войне. Коммунисты этих стран разъясняли значение победы Совет­ской Армии для исхода борьбы с фашизмом, разоблачали деятельность реакционных кругов своих стран, вели борьбу за сплочение антифашист­ских сил в национальные фронты. Особое внимание они уделяли организа­ции движения за открытие второго фронта в Европе, что ускорило бы разгром фашистской Германии и ее сателлитов и оказало реальную по­мощь Советской Армии в решении этой задачи.
 
На более высокую ступень поднялась деятельность коммунистиче­ских партий оккупированных фашистами стран Европы. Коммунисты выступали как организующая сила народного движения Сопротивления, принимавшего все более широкий и боевой характер, как инициаторы соз­дания и укрепления антифашистских национальных фронтов, которые к этому времени существовали или складывались в ряде стран. В поддерж­ку общей борьбы против агрессоров, основную тяжесть которой нес Совет­ский Союз, они организовывали диверсии и саботаж, развертывали воору­женную борьбу против оккупантов и вели подготовку народных восстаний.
 
Расширилась деятельность коммунистических партий оккупирован­ных японскими захватчиками стран Азии, в ряде которых под руковод­ством коммунистов велась вооруженная борьба. Основой политического курса компартий этих стран было создание и укрепление антияпонских союзов, охватывавших представителей самых широких общественных кругов. Однако не везде удалось создать и активизировать действия таких объединений. Так, в крупнейшей азиатской стране — Китае руководство КПК не только не принимало мер к укреплению единого антияпонского фронта путем преодоления враждебных в отношении компартии акций гоминьдана, но проводило политику, способствовавшую разрушению еди­ного фронта. Мао Цзэ-дун и его сторонники, действовавшие в противовес линии Коминтерна в партии, вместо укрепления фронта антияпонских сил и активизации всей борьбы против японцев встали, по существу, на путь свертывания военных операций. В самой компартии маоисты уси­ливали кампанию «чжэнфэн», которая явилась в определенном смысле своеобразной репетицией «культурной революции» 60-х годов и направ­лялась на укрепление власти группы Мао, отход от интернационалистских позиций. Захватив руководство в КПК, маскируя свои действия борьбой с «догматиками» и ссылками на особые условия Китая, группа Мао Цзэ-дуна проводила линию на ослабление антияпонского фронта, вела под­готовку к развязыванию гражданской войны, что объективно не соот­ветствовало интересам партии и китайского народа в этот период и не могло не ослабить роль освободительной борьбы Китая на Азиатском континенте.
 
Возросла активность коммунистического и антифашистского движе­ния в странах фашистского блока. Ни жестокий террор властей, ни шови­нистическая пропаганда нацистов не могли помешать развитию коммуни­стами антифашистской борьбы. Они добились расширения деятельности различных групп и слоев населения и создали действенное подпольное движение против фашизма. Компартии вели пропагандистскую работу, разоблачали авантюризм правителей нацистской Германии и ее сообщ­ников, показывали губительность дальнейшего ведения войны и неизбеж­ность крушения государств агрессивного блока, разъясняли справедли­вый, освободительный характер войны против немецко-фашистских и японских захватчиков, призывали к объединению всех антифашистских сил в национальные фронты, организации подрывной деятельности и вооруженной борьбы за свержение антинародных режимов и установле­ние демократических порядков в своих странах.
 
Таким образом, несмотря на огромные трудности, коммунисты мира добились в рассматриваемый период мировой войны значительных успе­хов в организации борьбы против фашизма и японского милитаризма. Это явилось одним из проявлений коренного перелома в войне в пользу антигитлеровской коалиции и способствовало его углублению.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Коренной перелом в войне