Том 4. Глава 15. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке зимой 1941-42 г.


309

1. Военные действия в Атлантике

Этой зимой 1941/42 г. немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось наращивать усилия в борьбе с судоходством союзников в Атлантике. Разрабатывалась программа тотальной подводной вой­ны, развертывалось ускоренное строительство подводных лодок, изыски­вались более эффективные способы их применения.
 
С вступлением в войну США в Атлантике создалась своеобразная обстановка. С одной стороны, резко изменилось соотношение сил флотов в пользу союзных держав, а с другой - расширилась сфера деятельности немецких подводных лодок, что привело к увеличению потерь торговых судов Великобритании и США.
 
Главной задачей английского и американского флотов в Атлантиче­ском океане оставалась оборона океанских коммуникаций. На Вашинг­тонской конференции президент Рузвельт подчеркнул особое значение обеспечения безопасности коммуникаций, в частности в Атлантическом океане, а также морских и воздушных -с Ближним и Дальним Восто­ком В связи с этим были намечены некоторые совместные мероприя­тия по защите коммуникаций в Атлантике. Для восполнения потерь торгового флота Англия и Соединенные Штаты Америки заключили со­глашение о расширении строительства судов в США: в 1942 г. общим тон­нажем до 8 млн. тонн, а в 1943 г.-до 10 млн. тонн.
 
Несмотря на то что военные действия на атлантических коммуника­циях шли уже в течение двух лет, военно-морской флот США к началу вступления их в войну оказался слабо подготовленным к борьбе с подвод­ными лодками, не располагал достаточным количеством противолодочных средств; немногочисленные корабли его легких сил, расписанные по шести военно-морским округам и базам, задач по защите морских сообще­ний не отрабатывали; органы, ведающие противолодочной обороной, ни в составе управления морских операций, ни в распоряжении командую­щего флотом не были созданы.
 
Из противолодочных сил флот США имел лишь 14 охотников за подводными лодками, 11 канонерских лодок и 23 переоборудованные патруль­ные яхты. Кроме того, к участию в противолодочной обороне он мог при­влечь 176 эсминцев и 56 тральщиков. Общее количество кораблей, которые предполагалось использовать с этой целью, не превышало 280.
 
Противолодочная авиация США на Атлантическом побережье состоя­ла всего из шести патрульных эскадрилий.
 
К тому же все эти силы не имели достаточной подготовки к ведению боевых действий. Вооружение и маневренность большинства противоло­дочных кораблей не обеспечивали необходимую эффективность борьбы с подводными лодками противника.
 
Таким образом, американский военно-морской флот был «совершенно не подготовлен (как с материальной, так и с моральной точек зрения) для развертывания противолодочных операций у Атлантического побережья и отражения боевых действий германских подводных лодок, начавшихся в январе 1942 г.».
 
Эскортные силы английского флота в Атлантическом океане на 1 ян­варя 1942 г. насчитывали 407 кораблей охранения (эсминцы, корветы, шлюпы и катера). Основные соединения базировались на Лондондерри, Ливерпуль и Гринок, а также на Гибралтар, Фритаун и на побережье Канады. Часть кораблей находилась в базах восточного и южного побе­режья Англии для защиты каботажного судоходства.
 
Береговое командование военно-воздушных сил имело в своем распоряжении 37,5 эскадрильи. Около 400 самолетов первой линии насчи­тывала авиация военно-морских сил.
 
Поступление на вооружение флота новых кораблей и противолодоч­ных самолетов было незначительным, оно не отвечало возраставшим потребностям ведения войны на море.
 
Немецко-фашистское командование отчетливо представляло, какое большое значение для Великобритании и США имели атлантические коммуникации, и всемерно стремилось нарушать их. Уже 9 декабря 1941 г. оно сняло все ограничения с действий подводных лодок против американ­ских торговых судов и боевых кораблей. Им разрешалось вести поиск про­тивника и наносить по нему удары в любом районе Северной Атлантики за пределами 26° западной долготы, включая и панамериканскую «зону безопасности».
 
Докладывая в ставке 12 декабря об обстановке в Атлантике, главно­командующий немецким флотом Редер поставил вопрос о необходимости усилить борьбу с американо-английским судоходством. Для решения этой задачи требовались крупные разнородные силы флота и авиации. Однако из-за больших потерь в самолетах на советско-германском фронте значительно сократились возможности пополнения военно-воздушных соединений на Западе. Крупные надводные корабли в тот период готови­лись к действиям на внешних морских путях сообщения Советского Союза на севере. Поэтому в борьбе на коммуникациях союзников в Атлантике, особенно в западной ее части, германское командование главную роль отвело подводным лодкам. При этом оно не без оснований считало, что противодействие у побережья США не будет сильным, и надеялось до­биться здесь более значительных успехов, чем на подступах к Англии.
 
Однако расширение фашистской Германией подводной войны затруднялось тем, что сроки ввода в строй новых лодок и подготовки их к боевым действиям затягивались. Выполнение намеченной программы строительства подводного флота зимой 1941/42 г. срывалось. Основные ресурсы немецкой экономики шли на производство вооружения и боевой техники для сухопутных войск. Судостроительные заводы испытывали недостаток в рабочей силе, металле, электроэнергии. Не хватало рабочих и в ремонтных цехах. К тому же в южной части Балтийского моря обра­зовался ледостав. Это ограничило возможности боевой подготовки под­водников.
 
К 1 января 1942 г. немецкий подводный флот насчитывал лишь 91 боеспособную лодку; из них 23 действовали в Средиземном море, 3 готовились к переходу туда, б находились на западных подступах к Гибралтару, 4 -у берегов Северной Норвегии, 22 -в других районах, 33 проходили ремонт. Таким образом, в Атлантике боевые действия одновременно вели только 10—12 лодок . Поэтому немецко-фашистское командование при­няло решение как можно быстрее направить к восточному побережью Америки шесть подводных лодок большого водоизмещения.
 
На подготовку и развертывание подводных сил немецкому командо­ванию потребовался целый месяц. Первая группа из пяти лодок начала боевые действия у восточного побережья США (между рекой Св. Лаврен­тия и мысом Гаттерас) только 12 января 1942 г. Как и ожидали немцы, она не встретила никакого противодействия. Хотя с момента объявления войны прошло немало времени, американский флот еще не организовал в этом районе противолодочной обороны. Немецкие подводники доносили, что «судоходство здесь проходит в обстановке, аналогичной мирному времени. Побережье не затемнено, города залиты светом, маяки и буи го­рели... Суда ходили обычными курсами с зажженными ходовыми огнями... Капитаны судов явно не знали, как действовать, и уж никак не рассчи­тывали на ночные атаки подводных лодок».
 
В отличие от Северной Атлантики, где транспорты следовали в кон­воях, у американского побережья немецкие лодки имели дело с отдельны­ми судами и поэтому сами действовали в одиночку, используя способы, оправдавшие себя в начале войны. Днем они ложились на грунт, а с на­ступлением темноты всплывали и начинали поиск. Суда хорошо проектиро­вались на фоне ярко освещенного берега. Для экономии боеприпасов атака производилась одной торпедой с минимальной дистанции. Против малых судов применялась артиллерия. Из множества попадавшихся це­лей подводники выбирали в первую очередь танкеры и груженые суда. Только за вторую половину января группа лодок потопила 13 судов (95 тыс. брт.), в том числе 9 танкеров.
 
В середине января немецкое командование направило к побережью США еще три большие лодки, а в конце месяца сюда дополнительно пере­нацелило семь средних лодок из района Азорских островов. Однако даль­нейшее наращивание сил на этой важной коммуникации затормозилось. Гитлер потребовал довести группировку подводных лодок в Норвегии для ведения боевых действий на советских коммуникациях до 20 единиц.
 
В начале февраля очередная группа из пяти больших лодок была на­правлена в Карибское море с задачей уничтожать танкеры, а также обст­реливать нефтехранилища на островах Аруба и Кюрасао. Противолодоч­ная оборона американцев здесь оказалась слабой. В течение месяца не­мецкие подводники потопили 19 судов. Всего же за период с середины января по апрель 1942 г. в американских водах они уничтожили 198 судов (1 150 тыс. брт).
 
Чтобы продлить время пребывания лодок на американских комму­никациях, пролегавших в большом удалении от немецких баз, гитлеров­ское командование изыскивало возможности доставки подводникам топли­ва в океан. Эта проблема была решена с помощью транспортных подвод­ных лодок (танкеров), которые могли брать по 400 и более тонн дизель­ного топлива.
 
В начале марта у побережья США находилось одновременно 16-18 немецких лодок. В других районах Атлантики германские подводники действовали с меньшей интенсивностью. Небольшие группы лодок пери­одически появлялись на северной трансатлантической коммуникации (Ньюфаундленд -Исландия -Англия) и у западного побережья Афри­ки. В начале марта две лодки у Фритауна потопили 11 судов.
 
В марте -апреле у берегов Бразилии оперировало несколько италь­янских подводных лодок.
 
За декабрь 1941 г. и четыре месяца 1942 г. от ударов немецких под­водников союзники потеряли 340 судов (1897,5 тыс. брт); Германия лиши­лась 24 лодок (главным образом в северной и центральной частях океа­на). За это же время Италия потеряла 6 подводных лодок.
 
Большие потери в судах транспортного флота заставили американ­ское командование пересмотреть организацию противолодочной обороны и укрепить ее. На подходах к портам и базам развертывались дозоры и пат­рули. Для этого использовались все возможности, вплоть до привлечения прогулочных и спортивных яхт, частных самолетов. Однако, не имея вооружения и оборудования для борьбы с подводными лодками, такие средства в лучшем случае могли лишь сообщать приблизительное место нахождения противника.
 
Противолодочная оборона по мере расширения зоны действий про­тивника создавалась вдоль всего побережья. Еще до вступления CIIIA в войну она была организована у канадского побережья, в районе Нью­фаундленда, где сходились пути трансатлантических конвоев из Сидни, Галифакса, Портленда, Бостона; в течение марта-апреля в Восточ­ном и Карибском военно-морских округах. К апрелю в составе Восточного округа было сформировано первое соединение противолодочной авиации (170 армейских и морских самолетов), приступившее к регулярному патрулированию прибрежной зоны. Тогда же завершилось строительст­во военно-морской и военно-воздушной баз на острове Тринидад.
 
В начале апреля в зоне Восточного военно-морского округа (Нью- Йорк -Флорида) вводится система прибрежных конвоев. Переходы они совершали днем, ночью отстаивались в портах. Охранение транспортов тогда было еще слабым.
 
В целом противолодочная оборона у американского побережья в пе­риод с января по апрель 1942 г. была слабой и ненадежной. Лишь в ап­реле немецкие лодки стали встречать здесь организованное противодейст­вие. 1 марта в районе Ньюфаундленда была потоплена первая под­водная лодка противника, а 13 апреля в районе мыса Гаттерас амери­канский эсминец уничтожил еще одну немецкую лодку.
 
Защита торгового флота у побережья затруднялась не только недо­статком сил и средств, но и слабой организацией судоходства и руко­водства боевой деятельностью военно-морских сил США. Сказывалось также отсутствие четкого взаимодействия между американским и англий­ским флотами.
 
Через две недели после катастрофы в Пёрл-Харборе началась реорга­низация военно-морского командования США. Бывший командующий Атлантическим флотом адмирал Кинг стал главнокомандующим военно- морскими силами. В марте 1942 г. должности главнокомандующего ВМС и начальника морских операций (эквивалент начальника штаба ВМС) были объединены.
 
В марте -апреле создается командование противолодочной обороны. Открываются курсы по подготовке специалистов для кораблей и частей. Начинается установка радиолокационного оборудования на кораблях и самолетах, форсируется оснащение вооружением торговых судов. Посте­пенно налаживается взаимодействие между командованием английского и американского флотов в защите судоходства.
 
Поскольку основное внимание немецкого подводного флота сосредо­точивалось на районах Западной Атлантики, его активность на коммуни­кациях, ведущих к Британским островам, заметно снизилась. Число ло­док на западных подходах к Англии резко сократилось. Французский историк Массон пишет, что в течение первых шести месяцев после вступ­ления США в войну Дениц оставлял на втором плане подступы к Бри­танским островам и коммуникацию Галифакс -Ливерпуль, нацелив все усилия на нарушение прибрежного судоходства Соединенных Штатов.
 
Английское командование продолжало совершенствовать оборону прибрежных коммуникаций. Военно-морские базы пополнялись артилле­рийскими, торпедными, сторожевыми катерами и тральщиками.
 
Систематически велось траление фарватеров. В первом полугодии 1942 г. только в Темзе англичане вытралили около 500 мин.
 
Была усилена противовоздушная оборона района устья реки. Зоны противолодочного патрулирования над морем увеличились до 500 миль. И все же эффективность поиска оставалась низкой. За пять месяцев 1942 г. самолеты берегового командования ВВС Англии, налетав более 5 тыс. ча­сов, повредили только две немецкие лодки.
 
Руководители адмиралтейства и ВВС Великобритании вели бесплод­ные споры о том, куда направить основные усилия авиации: на борьбу с подводными лодками или на бомбардировки территории Германии. Этим во многом объяснялось то, что ни та ни другая задача не решалась со зна­чительным размахом.
 
В апреле английская авиация произвела дополнительные минные постановки у берегов противника. В налетах на военно-морские базы, порты и судостроительные верфи Германии участвовала и американская авиация. Однако масштабы действий союзных бомбардировочных сил но­сили ограниченный характер (около 1000 самолето-вылетов в месяц).
 
28 марта 1942 г. небольшие силы английского флота совершили рейд на Сен-Назер -базу немецких подводных лодок в Бискайском заливе, но его результаты были незначительными.
 
Немецко-фашистское командование с середины зимы ослабило борьбу против союзного судоходства на подступах к Британским островам, чтобы усилить ее на коммуникации, проходившей к северу от Нордкапа из райо­на Исландии в Кольский залив и Белое море.
 
Вскоре гитлеровская ставка решила перевести на север эскадру кораблей в составе линкоров «Шарнхорст», «Гнейзенау» и тяжелого крей­сера «Принц Эйген», которые с весны 1941 г. находились в Бресте и подвер­гались там систематическим ударам британской авиации. Английское адмиралтейство, зная о готовящемся переходе, попыталось уничтожить немецкие корабли, но успеха не добилось. 12 февраля 1942 г. эскадра под прикрытием истребителей прошла через Ла-Манш в Северное море. Но линкоры при этом получили повреждения.
 
Прорыв немецкой эскадры из Бреста в Северное море нанес серьезный $ удар по престижу английского флота.
 
Кроме надводных кораблей на Севере было развернуто около 20 под­водных лодок, которые использовались против конвоев, следовавших из Англии в северные порты Советского Союза и обратно.
 
Таким образом, вступление США в войну привело к расширению масштабов и обострению борьбы в Атлантике. Германское командование, воспользовавшись слабостью противолодочной обороны в западной части океана, в декабре 1941 г.-апреле 1942 г. нанесло судоходству союзников значительный ущерб. Соединенные Штаты Америки были вынуждены сроч­но организовать систему противолодочной обороны.
 
В этот период немецкий флот ослабил действия на ближних подсту­пах к Великобритании и сосредоточил свои усилия в Западной Атлантике и на внешней северной коммуникации СССР.
 

2. Боевые действия на Средиземном море

В конце 1941 г. по-прежнему упорный характер носили боевые дейст­вия в бассейне Средиземного моря. Немецко-итальянское командование в этом районе стремилось упрочить свое господство на море и в воздухе, чтобы «обеспечить безопасность коммуникаций с Ливией и Киренаикой, парализовать коммуникации противника и приостановить поступление английских грузов в Тобрук и на Мальту».
 
Для достижения этих целей Германия увеличила свой флот в Среди­земном море. В декабре 1941 г. там уже действовало более 20 ее подводных лодок. Они были сведены в 29-ю флотилию, которая базировалась на Спе­цию.
 
На этот театр гитлеровцы перебросили также значительные силы ави­ации.
 
Состав итальянского флота существенных изменений не претерпел. Его надводные корабли не проявляли активности на коммуникациях англичан. Немцы оказывали на итальянское командование давление, чтобы активизировать действия его военно-морских сил. Однако у италь­янцев не прибавилось решительности в использовании флота. Сказывалась также нехватка топлива для кораблей.
 
Основные задачи английского флота на Средиземном море в этот пе­риод заключались в защите морских коммуникаций на Мальту и самого этого острова, в нарушении морских перевозок противника в Ливию, чтобы не допустить наращивания его сухопутных войск в этом районе.
 
В начале 1942 г. немецкая и итальянская авиация, действуя с аэродро­мов Сицилии, приступила к систематическим бомбардировкам Мальты. Одновременно активизировали свои действия на коммуникациях корабли, чтобы нарушить снабжение острова морским путем. Каждая попытка англичан провести на Мальту конвой из Гибралтара или Александрии встречала сильное противодействие противника и заканчивалась боль­шими потерями. В январе они при поддержке истребительной авиации еще смогли провести несколько судов с грузами. Но с потерей передо­вых аэродромов Киренаики корабли александрийской эскадры лишились авиационного прикрытия и проводка транспортов стала еще более трудной.
 
12 февраля из Александрии вышел очередной конвой в составе трех транспортов, крейсера и восьми эсминцев под прикрытием двух крейсе­ров и восьми эсминцев. В результате атак немецких самолетов все три судна получили повреждения, два из них пришлось затопить.
 
Неудача постигла и мартовский конвой из четырех транспортов, крей­сера и шести эсминцев. Оперативное прикрытие его осуществляли три крейсера и десять эсминцев. С Мальты навстречу ему были посланы два крейсера. Английская авиация нанесла ряд ударов по аэродромам про­тивника в Северной Африке, на Крите и в Греции. Но все эти меры не по­могли. Для разгрома конвоя итальянцы выслали в море крупные кора­бельные силы -отряд из трех крейсеров и четырех эсминцев и отряд в со­ставе линейного корабля «Литторио» и шести эсминцев. Получив сообще­ние о приближении вражеских кораблей, конвой изменил курс на юг. Но крейсеры настигли его и вступили в бой. Несмотря на превосходство в силах, итальянцы действовали нерешительно и к концу дня начали отходить в свои базы. Конвой же из-за шторма не смог за ночь прибыть на Мальту, а с рассветом немецкая авиация причинила ему большой урон. Англичане доставили на Мальту лишь небольшую часть груза.
 
В марте немцы усилили удары по Мальте. Самолеты обрушили на ост­ров 2170 тонн бомб. В базе были потоплены эсминец и подводная лодка. Три лодки получили повреждения.
 
Аэродромы и порт подвергались бомбардировке почти ежедневно. В отдельных налетах участвовало до 300 самолетов. В апреле на ост­ров было сброшено 6728 тонн бомб. Авиация полностью разрушила верфь, потопила и повредила несколько надводных кораблей и подводных лодок, уничтожила и вывела из строя на аэродромах и в воздушных боях око­ло 150 самолетов.
 
Базирование кораблей на Мальте стало невозможным, а ударная авиационная группировка практически перестала существовать. На ост­рове иссякали запасы горючего и зенитных боеприпасов. Английское командование приняло решение 10-ю флотилию подводных лодок переба­зировать в Александрию. Покинули Мальту и поврежденные крейсеры и эсминцы. Вместо транспортов для доставки на остров боеприпасов, горючего и продовольствия было привлечено пять подводных лодок.
 
В обороне Мальты большая роль отводилась истребительной авиации. Но она несла значительные потери, а пополнение поступало медленно. В апреле американский авианосец «Уосп» с 47 английскими истребителями типа «Спитфайер» на борту в охранении линейного крейсера «Ринаун» и шести эсминцев вошел в Средиземное море, но подойти к Мальте не решился. Истребителям пришлось перелететь с авианосца на остров. Однако немецкая авиация часть их уничтожила на земле прежде, чем они успели подготовиться к боевым вылетам.
 
Но даже если бы этого не произошло, подкрепление, доставленное авианосцем «Уосп», было незначительным и прибыло слишком поздно.
 
Из-за больших потерь ударная авиация на Мальте была вынуждена прекратить борьбу на ливийской коммуникации. Ограниченный характер носили действия английских самолетов с аэродромов Египта. Остро сказы­валось отсутствие у англичан в этом районе соединений морской авиации. В январе английская авиация потопила только два вражеских судна, в марте в результате налета на порт Палермо - четыре.
 
На средиземноморских коммуникациях Германии и Италии из анг­лийских морских сил действовали одни подводные лодки. Однако и в их боевой деятельности в связи с перебазированием с Мальты в Александрию и Гибралтар возникли дополнительные трудности. Теперь они на перехо­ды в районы боевого патрулирования затрачивали значительно больше i времени.
 
В январе на Средиземное море прибыло еще шесть английских под­водных лодок.
 
За декабрь 1941 г. и четыре месяца 1942 г. британские лодки потопи­ли в Средиземном море 39 итальянских и немецких судов общим тонна­жем более 144 тыс. брт. За тот же период союзники потеряли 24 судна общим тоннажем 95,6 тыс. брт.
 
К весне 1942 г. немецко-итальянскому командованию удалось упро­чить свои позиции в бассейне Средиземного моря. В то же время в резуль­тате крупных потерь в боевых кораблях и в авиации положение англичан на театре ухудшилось. Неблагоприятно для них развивались события и в Киренаике, где немецко-итальянские войска в январе 1942 г. перешли в наступление.
 

3. Наступление немецко-итальянских войск 

в Северной Африке (январь -февраль 1942 г.)

В Северной Африке в результате наступления британской 8-й армии (командующий генерал Н. Ритчи) в ноябре 1941 г.-начале января 1942 г. немецко-итальянские войска потерпели поражение. Они были вынуждены полностью оставить Киренаику. В ходе изнурительных боев в условиях ливийской пустыни обе стороны понесли значительные потери в людях и боевой технике. Для продолжения военных действий они крайне нужда­лись в пополнении и перегруппировке.
 
В середине января британские войска оказались разбросанными по всем Киренаике на широком фронте в 400—500 км и на глубину 450-600 км. Танковые части 13-го корпуса (130 танков) находились в районе Антелата (в 100—120 км от линии фронта), а основной состав 30-го кор­пуса -на ливийско-египетской границе.
 
Передовые опорные пункты англичан прикрывались лишь двумя головными батальонами бригадной группы поддержки (24 легких танка) 1-й бронетанковой дивизии, прибывшей на фронт в середине января вме­сто 7-й бронетанковой дивизии. В случае перехода противника в контр­атаки этим батальонам предписывалось без боя отойти в район Антелата, чтобы дать возможность основным силам 13-го корпуса организованно вступить в бой.
 
Полагая, что противник не скоро сможет возобновить наступление, английское командование приняло решение овладеть в середине февраля Триполитанией (операция «Акробат»).
 
Немецко-итальянское командование также стремилось перейти к решительным действиям.
 
В декабре 1941 г. количество немецких самолетов на Средиземном море увеличилось с 464 до 798. Господство на море позволило немцам и итальянцам уже в январе доставить в порты Триполитании 11 батальо­нов пехоты, 220 танков и около 60 тыс. тонн груза. Хотя это пополнение было недостаточным, Роммель, учитывая слабость обороны британских войск, решил разбить их. В составе созданной наступательной группи­ровки насчитывалось 35 тыс. солдат и офицеров (в том числе 17 тыс. не­мецких), 310 артиллерийских орудий, 117 немецких и 79 итальянских тан­ков. Замыслом предусматривалось нанести по 13-му корпусу внезапный удар: на правом фланге, из района севернее Маатена, основными силами танкового корпуса «Африка»; в центре -итальянским моторизованным корпусом и частично 90-й немецкой легкопехотной дивизией; на левом фланге, из района южнее Марса-эль-Брега,  небольшой специальной тан­ковой группой. Затем броском подвижных групп в северном и северо-вос­точном направлениях намечалось отрезать и разгромить по частям бри­танские войска в районе Антелат, Бенгази.
 
После непродолжительной подготовки утром 21 января немецко- итальянские войска при поддержке авиации перешли в наступление. Об­ходя укрепленные пункты, их ударные группировки уже 22 января заня­ли на левом фланге Аджедабью, а на правом продвинулись восточнее Антелата. 1-я бронетанковая дивизия англичан в течение двух дней ока­зывала упорное сопротивление, но потом была вынуждена отступить, потеряв при этом только пленными около тысячи солдат и офицеров, а также 96 танков и 38 орудий.
 
Заняв 25 января укрепленный пункт Завиет-Мсус, немецко-итальян­ские танковые группировки в последующем нанесли удары в двух направ­лениях: основной - на Бенгази и вспомогательный -на Эль-Мекили. В течение 26-28 января немецкая специальная танковая группа во взаи­модействии с итальянским моторизованным корпусом на левом фланге атаковала 4-ю индийскую дивизию в районе Бенгази, заняла порт, а на следующий день полностью захватила город. Попытки 13-го британского корпуса восстановить положение потерпели неудачу. Англичане не смогли также удержать фронт западнее Эль-Мекили, чтобы прикрыть отход своих частей в восточном направлении.
 
Оставляя Бенгази, англичане не успели уничтожить склады с вооруже­нием и горючим, портовые сооружения и другие военные объекты. В ходе боев за город противник взял в плен более тысячи британских солдат и офицеров, захватил 500 автомашин и большое количество вооружения и военных материалов.
 
Преследуя отходившие части 13-го корпуса, немецко-итальянские войска в период с 31 января по 3 февраля 1942 г. заняли крупные пункты Барка, Кирене, Эль-Губба, Дерна. 5 февраля они были остановлены на линии Эль-Газала, Вир-Хакейм. Сказался недостаток материальных средств и личного состава. Пополнение же поступало в крайне ограничен­ных количествах. В феврале, например, из Италии в Ливию был отправ­лен лишь 531 человек, в том числе для немецких частей - 117.
 
К 7 февраля на всех участках фронта наступило затишье.
 
В результате наступления немецко-итальянским войскам удалось нанести серьезное поражение 8-й армии, продвинуться на 600 км, вновь овладеть большей частью Киренаики и лишить британское командование передовых аэродромов в районе Бенгази, Дерна. Ими было уничтожено и захвачено 377 танков и бронемашин, 192 артиллерийских орудия, 1220 автомашин и 50 боевых самолетов.
 
Подводя итоги боевых действий в Киренаике, Черчилль 8 февраля отмечал: «Роммель перехитрив наших командиров, вернул большую часть Киренаики. Это отступление... разбило наши надежды, лишило нас Бенгази и всех запасов, созданных... для предполагавшегося наступле­ния в середине февраля».
 
Относительное затишье в Северной Африке продолжалось долго, до конца мая. Это объясняется тем, что дальнейшие замыслы сторон по ряду причин не были реализованы.
 
Роммель, поддержанный адмиралом Редером, пытался убедить вер­ховное главнокомандование в возможности прорыва немецко-итальянских войск через Египет к месопотамским нефтяным районам для по­следующего наступления на Кавказ. В качестве обязательного условия успеха он считал соответствующее усиление своей группировки. В Бер­лине эта идея поддержки не получила, так как Средиземноморский театр военных действий продолжал считаться второстепенным.
 
Британское командование в свою очередь пыталось подготовить круп­ное наступление с целью вернуть Киренаику. В связи с этим планирова­лось увеличить состав бронетанковых частей и материальные ресурсы, укрепить занятые позиции, а также районы Тобрука, Эс-Саллума и Ридотта-Маддалены. Предусматривались также ограниченные боевые действия для возврата аэродромов в районах Дерна, Эль-Мекили.
 
В течение зимы и весны 1942 г. британские войска на Ближнем и Среднем Востоке получили пополнение. Так, 11 января из Англии было отправлено 37,8 тыс. человек, 16 января - 45 тыс., 23 марта - 59,2 тыс., 15 апреля - 45 тыс.
 
Несмотря на увеличение сил, английское командование на Среднем Востоке считало, что 8-я армия будет готова к переходу в наступление не ранее 1 июня. Однако этим планам не суждено было осущест­виться. Немецко-итальянские войска снова упредили англичан, перейдя в наступление в конце мая.
 

* * *

В ходе боевых действий зимой 1941/42 г. в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке инициативой овладели вооруженные силы фа­шистского блока. Силы Англии и США были вынуждены перейти к обо­роне. Для них наиболее сложной проблемой оставалась защита судо­ходства. Великобритания и США начали принимать меры по укреплению противолодочной обороны, особенно в Атлантике.
 
Расширение масштабов боевых действий немецких подводных лодок, выход их в американские прибрежные воды и неподготовленность США к обороне своих коммуникаций привели к резкому увеличению потерь торгового флота. Если за пять месяцев 1941 г., (июль -ноябрь) общие потери Великобритании, союзных ей и нейтральных стран на всех океан­ских и морских театрах составили 244 судна общим тоннажем 860,5 тыс. брт, то в декабре 1941 г.-апреле 1942 г. они увеличились до 950 судов общим тоннажем 3191,8 тыс. брт. Среднемесячные потери по сравнению с предыдущим периодом возросли со 172,1 тыс. до 638,5 тыс. брт.
 
Основной ущерб судоходству союзников нанесли подводные лодки, главным образом немецкие. На их долю приходилось около 40 процентов потопленных судов. Потери немцев оказались относительно небольшими.
 
В напряженной борьбе на Средиземном море Англия понесла большие потери, ухудшилось ее оперативно-стратегическое положение. Немецко- итальянские военно-морские и воздушные силы наносили систематические удары по английским коммуникациям, блокировали Мальту и парализо­вали боевую деятельность надводных кораблей Великобритании.
 
Борьба за господство на Средиземном море была теснейшим образом связана с операциями в Северной Африке. С захватом немецко-итальян­скими войсками Киренаики резко ухудшилось положение английского флота и авиации на этом театре.

  

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР