Том 6. Глава 11. Военные действия на Тихом океане и в Азии


495

1. Планы  сторон

К середине ноября 1942 г. союзные вооруженные силы отразили уда­ры японской армии и флота на ближних подступах к Австралии, а на ряде направлений создали условия для перехода в контрна­ступление. Японское командование, распылившее свои силы на обширных пространствах Тихого океана и Юго-Восточной Азии и имевшее уязвимые коммуникации, оказалось не в состоянии продолжать наступательные операции больших масштабов. Фронт борьбы воюющих сторон проходил по линии островов: Алеутские, западнее Мидуэй, Неккер, Джонстон, Паль­мира, Хауленд, Бейкер, далее по Гуадалканалу, Новой Гвинее, Яве, Су­матре, а затем вдоль индийско-бирманской, китайско-бирманско-индоки-тайской границ, западнее Макао, Сватоу, Амой и, наконец, на рубеже Ханчжоу, Ичан, западнее Кайфын.
 
Вооруженным силам Соединенных Штатов Америки, Великобрита­нии и Китая на Тихоокеанском и Азиатских театрах военных действий противостояли вооруженные силы Японии и войска так называемого нанкинского правительства Китая. 
 
Союзные державы антифашистской коалиции обладали численным превосходством в сухопутных войсках. Однако гоминьдановские войска, как и англо-индийские, были слабо вооружены, недостаточно обучены. Численность китайской дивизии была в 3—4 раза меньше, чем японской. На морально-боевые качества индийских солдат значительное влияние оказывало их нежелание воевать за интересы английских колонизаторов.
 
Войска нанкинского правительства, находившиеся под командова­нием японцев, также не отличались высокой боеспособностью.
 
Япония имела 4600 боевых самолетов, но основная их часть нахо­дилась в метрополии, на значительном удалении от районов боевых дей­ствий. Сказывались недостаток обученных летчиков, трудность перебази­рования самолетов в юго-западную часть Тихого океана, отсутствие там достаточного количества оборудованных аэродромов. В связи с этим не­посредственно к боевым действиям привлекалось всего до 2500 самолетов, то есть немногим более половины парка боевых машин. В результате чис­ленное преимущество Японии в воздушных силах на рассматриваемом этапе войны реализовано не было.
 
Японцы превосходили союзников также в силах флота, особенно в ударных авианосцах. Однако в ходе борьбы за островные территории это превосходство уравновешивалось наличием у американцев сильной базовой авиации.
 
Реальное соотношение сил сторон к концу 1942 г. характеризовалось относительным равновесием и утратой Японией ранее имевшихся у нее преимуществ.
 
Союзные силы, а также силы противника в районе Тихого океана и Юго-Восточной Азии находились каждые под единым командованием.
 
Тихоокеанская зона США под командованием адмирала Ч. Нимица делилась на три района. В северном районе американцы (около 90 тыс. человек, до 300 самолетов, оперативное соединение флота — 10 боевых кораблей) после потери части Алеутских островов закрепились на острове Адак, базе Датч-Харбор и Андреяновских островах, готовясь к на­ступлению против японских гарнизонов на островах Атту и Кыска (до 7 тыс. человек), оборонявшихся при поддержке сил 5-го флота и 12-го воздушного флота. В центральном районе действовали 4 дивизии и 4 бое­вые авиагруппы (общей численностью 145 тыс.человек) и более 60 бое­вых кораблей флота. Американцы организовали оборону, которая опира­лась на их главную тихоокеанскую базу — Пёрл-Харбор. В южном райо­не более 3 дивизий и 5 боевых авиагрупп (общей численностью около 100 тыс. человек) при поддержке 60 боевых кораблей флота сдерживали попытки соединений первого эшелона 17-й армии и Объединенного флота Японии полностью овладеть островом Гуадалканал, имевшим важное оперативное значение.
 
Юго-Западная зона под командованием генерала Д. Макартура, в со­став которой входили американские и австралийские вооруженные силы, имела свыше 100 тыс. человек, около 700 самолетов и 20 кораблей флота. Эти войска остановили на Новой Гвинее наступление передовых частей японской 17-й армии, поддержанных авиацией 4-й воздушной армии.
 
Вооруженные силы Великобритании в Индии, имевшие в своем со­ставе более 14 дивизий, 24 бригады и свыше 1400 самолетов, оборонялись вдоль индийско-бирманской границы, готовясь к наступательным дейст­виям в Бирме против 15-й японской армии (4 пехотные дивизии и 150 са­молетов).
 
Гоминьдановские войска Китая, насчитывавшие до 2 376 тыс. человек, имели низкую техническую оснащенность. Они сдерживали 600-тысяч­ную японскую армию и 500-тысячную армию марионеточного нанкинского правительства и с суши блокировали захваченные японцами порты Амой, Сватоу и Макао. Народно-революционные армии Китая, сохраняя силы, вели ограниченные оборонительные действия против отдельных японских частей и марионеточных войск нанкинского правительства.
 
В Маньчжурии находилась японская Квантунская армия (свыше 700 тыс. человек), готовившаяся к нападению на СССР при выгодном для Японии развитии событий на советско-германском фронте.
 
В конце 1942 — начале 1943 г. в связи с резким изменением обста­новки на советско-германском фронте стороны уточнили свои стратегиче­ские планы на дальнейшее ведение борьбы в этой части мира. Осенью 1942 г. Япония стремилась любой ценой удержать захваченные обшир­ные территории, богатые стратегическим сырьем, активными действиями улучшить положение своих вооруженных сил в юго-западной части Ти­хого океана и выжидать исхода борьбы союзников по агрессивному блоку в Европе и Северной Африке. Главная ставка рассчитывала в случае благоприятной обстановки возобновить наступательные операции в на­правлении Австралии, Индии, а в последующем — и против Советского Союза.
 
США и Великобритания, используя поражение фашистских войск на советско-германском фронте и в Северной Африке, предусматривали активизировать действия прежде всего в юго-западной части Тихого оке­ана и Бирме, принудить Японию перейти к обороне и овладеть стратеги­ческой инициативой. Они предполагали вести наступательные действия ограниченного размаха до тех пор, пока создадутся условия для общего наступления против Японии после окончательного разгрома Германии 1. Однако каждая из союзных держав преследовала и особые цели, исходя из своих империалистических, колониальных интересов.
 
Американское командование решило продолжать военные действия в первую очередь на подступах к Австралии, с тем чтобы остановить на­ступление противника и не позволить ему полностью овладеть Соломоно­выми островами и Новой Гвинеей. Захват островов японцами значитель­но улучшил бы их положение на внешних рубежах обороны этого важного в стратегическом и экономическом отношении района. Замысел состоял в том, чтобы силами базовой авиации и флота сорвать снабжение и даль­нейшее наращивание японских сил на Гуадалканале и в восточной части Новой Гвинеи, а наступлением сухопутных войск при мощной поддержке с воздуха и моря последовательно вытеснить противника с островов и захватить Рабаул. В этом случае Япония лишалась важных баз, а господство в воздухе и на море в этом островном районе должно было перейти к союзникам. Для реализации замысла предназначались войска и флот южного района Тихоокеанской зоны под командованием адмирала У. Хэлси в составе 3 дивизий, авиации и 45 боевых кораблей, а также силы Юго-Западной зоны в составе 2 дивизий, отдельных частей, 10 авиагрупп (свы­ше 600 боевых самолетов) и 20 боевых кораблей флота.
 
Одновременно предусматривалось силами северного района Тихоокеан­ской зоны провести операцию с целью овладеть островом Амчитка, а в даль­нейшем — Атту, Кыска и Курильскими островами. При этом американ­ское военное руководство намеревалось добиться согласия СССР исполь­зовать советские аэродромы для нанесения ударов своей авиацией непо­средственно по Японии.
 
Британское командование решило провести наступательную опера­цию в Бирме, чтобы быстро овладеть важными районами на западе и се­вере этой страны и, используя их в качестве исходных плацдармов для последующего наступления на Рангун, завершить разгром основных сил японской 15-й армии на юге Бирмы. Наступление планировалось осу­ществить в такой последовательности: вначале предполагалось захватить остров Акьяб, находящийся в Бенгальском заливе в непосредственной близости от араканского побережья, перебазировать на него авиацию и, завоевав господство в воздухе, овладеть Северным Араканом. Другая группа войск в это время должна была наступать из района Читтагонга в восточном направлении и овладеть горным хребтом Чин. На севере Бирмы намечалось наступление китайских войск, которые сходящимися ударами с запада, с территории Индии и с востока, из провинции Юнь­нань, в направлении Мьичина должны были окружить часть сил япон­ской 15-й армии на севере Бирмы и, уничтожив их, занять северную часть провинции Качин. Чтобы нарушить коммуникации японских войск, в их тыл по горным тропам из района Импхал предполагалось направить бригаду, состоявшую из нескольких диверсионных отрядов.
 
Для проведения операции выделялось несколько англо-индийских пехотных бригад, объединенных штабом 7-й пехотной дивизии Восточной армии, и более 200 боевых самолетов. Вопрос об участии китайских войск в операции к началу ее не был до конца согласован между британскими китайским командованием. Британских же войск было достаточно, чтобы овладеть приграничными районами Бирмы. Но вести успешные боевые действия против главных сил японской 15-й армии, состоявшей из 4 пехот­ных дивизий и поддержанной 150 самолетами, они не могли.
 
По замыслу гоминьдановского командования китайские войска в конце 1942 — начале 1943 г. должны были обороняться по всему фрон­ту, за исключением юга, где совместно с англичанами они готовились к наступлению в Бирме. Для проведения этой операции Чан Кай-ши со­гласился выделить несколько дивизий, но с условием, что США и Велико­британия обеспечат господство на море, атакуют Рангун и увеличат число самолетов в авиагруппе американского генерала К. Ченнолта, поддержи­вавшей китайские войска. Предусматривалось, что в Северной Бирме вначале будут введены в сражение 2 дивизии из района Ассама, а затем, когда японцы сосредоточат усилия своих войск на северо-западе Бирмы, нанести удар с востока в направлении Мьичина.
 
Замысел японского командования в конце осени 1942 г. состоял в том, чтобы, ведя активную оборону, основные усилия направить на завершение операций по овладению Соломоновыми островами, Новой Гвинеей и Гуадалканалом с целью улучшить оперативно-стратегическое положение своих вооруженных сил и создать угрозу коммуникациям противника в южной части Тихого океана. Затем весной 1943 г. предполагалось пере­бросить часть войск для проведения крупной наступательной операции в Китае, чтобы вынудить правительство Чан Кай-ши или капитулировать, или заключить сепаратный мир.
 
Стратегическое значение Соломоновых островов и Новой Гвинеи для японского командования объяснялось их географическим положением. Захватив острова, японцы получили бы возможность оборудовать там крупные военно-морские базы, аэродромы и, таким образом, лишить флот и авиацию союзников баз в северной части Кораллового моря, создать се­бе условия для успешной борьбы на северных подступах к Австралии и на коммуникациях, связывающих ее с Соединенными Штатами. В после­дующем японское командование рассчитывало продолжить наступление и захватить Австралию.
 
В связи с этим в середине ноября 1942 г. императорская ставка об­разовала новый, 8-й фронт под командованием генерала X. Имамура в со­ставе двух армий с задачей наступать во взаимодействии с флотом и авиа­цией на двух направлениях: на Соломоновых островах и Новой Гвинее.
 
Гуадалканал японское командование планировало захватить комби­нированным ударом армии и флота, предварительно завоевав господство в воздухе и перебросив на остров крупные подкрепления. Затем пред­полагалось овладеть островом Тулаги и другими островами Соломо­новой гряды. На Новой Гвинее оно рассчитывало силами сухопутных войск, флота и 4-й воздушной армии, захватив Маданг, Вевак и удержи­вая важные базы в районе Лаэ, Саламауа и Буна, развернуть наступле­ние на Порт-Морсби, Лаби с целью овладеть полностью островом и архи­пелагом Луизиада.
 
Для проведения операций на северных подступах к Австралии япон­ское командование выделило 6 пехотных дивизий, 68 надводных боевых кораблей основных классов, в том числе 4—5 авианосцев с 200 самолета­ми, 10 подводных лодок и свыше 250 самолетов базовой авиации. Этих сил было недостаточно, чтобы одновременно вести наступление на двух разобщенных направлениях (Соломоновы острова и Новая Гвинея), осо­бенно если учесть, что союзное командование располагало крупной груп­пировкой войск, авиации и флота южного района Тихоокеанской зоны и Юго-Западной зоны.
 
Планы союзного командования на Тихоокеанском и Азиатских теат­рах военных действий в основном соответствовали поставленным целям на новый этап войны и сложившейся обстановке конца 1942 года. Однако командование Великобритании, планируя наступление в Бирме, не уде­лило должного внимания обеспечению активного участия в операциях гоминьдановских войск, чем поставило под сомнение достижение общего успеха.
 
Японское командование недооценивало возможности противника. Выделенные им силы были в состоянии лишь оборонять Соломоновы острова, важные районы Новой Гвинеи и прилегающие к ней острова, а не вести наступательные операции в условиях, растянутых коммуника­ций, находившихся под ударами союзных сил.
 

2. Наступательные   действия   

союзных вооруженных сил на Тихом океане

Осенью 1942 г. наиболее активные боевые действия на Тихом океане развернулись в районе Соломоновых островов и Новой Гвинеи. События развивались с переменным успехом, так как ни одной из сторон не уда­валось создать решающего превосходства в силах.
 
В ходе борьбы за стратегическую инициативу союзники пытались овладеть важными объектами и занять выгодное оперативно-стратегиче­ское положение, чтобы создать благоприятные условия для надежной обороны Австралии и продолжения наступления в последующем.
 
Силы южного района прежде всего пытались нанести поражение японцам и полностью овладеть островом Гуадалканал. Непосредственно на острове находилось до 30 тыс. человек и 100 самолетов на аэродроме Хендерсон, основной состав флота базировался в 600 км к юго-востоку, в районе островов Новые Гебриды.
 
Часть сил Юго-Западной зоны, которые вели боевые действия в юго-восточной части Новой Гвинеи, стремилась последовательно раз­громить японские войска и изгнать их с этого острова.
 
На ход боевых действий американских сил на Тихом океане, особен­но в районе Австралии, отрицательное влияние оказывали разногласия между армейским и морским командованием. Командование флота счита­ло, что операции в районе Тихого океана на всех этапах должны прово­диться под его руководством. Командование сухопутных войск настаива­ло, чтобы операциями в юго-западной части Тихого океана руководил генерал Макартур.
 
Японское командование имело в юго-западном районе Тихого океана войска 17-й, а затем и 18-й армий, авиацию 12-й авиагруппы и 11-го воз­душного флота, военно-морские силы из состава Объединенного флота (до 5 авианосцев, 5 линкоров, 14 крейсеров и 44 эсминца). Основная часть японского флота находилась на значительном удалении, в районе островов Трук и Новая Британия. Непосредственно на Гуадалканале имелось до 18 тыс. человек из состава соединений 17-й армии, которых поддерживали более 100 самолетов, базировавшихся в Рабауле и Буине на значитель­ном расстоянии от района действий. На Новой Гвинее боевые действия вели отряды и части 17-й, а затем 18-й армий численностью до 12 тыс. человек, поддерживаемые 50 самолетами с баз в Лаэ и Гасмата.
 
Японские войска имели задачу удерживать занимаемые позиции на Соломоновых островах и Новой Гвинее до прибытия туда подкреплений, а затем продолжить наступление. Флот и авиация обеспечивали перебро­ску подкреплений.
 
Положение сторон в этой части Тихого океана было сложным из-за большой растянутости коммуникаций, ограниченных возможностей ба­зирования авиации в районе действий войск, необходимости вести бои в джунглях на резко пересеченной местности и в условиях распространив­шихся инфекционных заболеваний, которые выводили из строя большое число солдат и офицеров. Однако в начале ноября 1942 г. союзные силы имели преимущество в численности сухопутных войск. В их распоряжении были аэродромы на островах, что позволяло более эффективно при­менять авиацию в борьбе за господство в воздухе и срывать попытки про­тивника доставлять подкрепления морем. Немаловажную роль при этом играли высокие боевые качества американских бомбардировщиков Б-17, которые имели большой радиус действия, мощное вооружение и могли успешно отражать атаки японских истребителей.
 
В середине ноября воюющие стороны наращивали силы с целью по­высить активность войск. С 12 ноября американцы начали перебрасывать на Гуадалканал части двух дивизий для смены 1-й дивизии морской пехо­ты, которая понесла большие потери в боях и из-за инфекционных забо­леваний.
 
В ночь на 13 ноября 11 японских транспортов и боевые корабли по­пытались высадить на остров крупное подкрепление и одновременно на­нести удар артиллерией линейных кораблей по аэродрому Хендерсон. В составе сил обеспечения конвоя были 2 линкора, легкий крейсер и 14 эсминцев под общим командованием вице-адмирала Абэ. При под­ходе к острову японские корабли были встречены американским морским соединением, которое обеспечивало разгрузку войск и снаряжения, до­ставленных накануне на Гуадалканал. В состав этого соединения входили 2 тяжелых и 3 легких крейсера, а также 8 эсминцев под общим командо­ванием контр-адмирала Д. Каллахэна.
 
Во втором эшелоне противники имели значительные силы. Из Нумеа на север шел наспех отремонтированный американский авианосец «Эн-терпрайз» с двумя линейными кораблями и охранением. Это соединение находилось на расстоянии суточного перехода от сил контр-адмирала Каллахэна. Со стороны островов Трук в море вышли ударные авианосцы японцев «Хиё» и «Дзуньё». В ночном бою вторые эшелоны не участвовали. Бой свелся к артиллерийской дуэли между линкорами и крейсерами. В результате американские 2 легких крейсера и 4 эсминца затонули, 3 крейсера и 3 эсминца получили серьезные повреждения. В тот же день торпедой с вражеской подводной лодки был поврежден возвращавшийся в свою базу американский крейсер. Японцы потеряли два эсминца, а линкор «Хиэй», получивший повреждения, на следующий день после нескольких ударов американской авиации затонул.
 
Американцы понесли большие потери, но не допустили вывода из строя противником аэродрома на острове, что позволило их авиации 14 ноября потопить 7 из 11 японских транспортов и, по существу, сорвать операцию противника по усилению войск на острове. Японскому гарни­зону на Гуадалканале была доставлена лишь небольшая часть войск и снаряжения, находившихся на транспортах конвоя.
 
В ночь на 15 ноября японцы вновь попытались доставить подкрепле­ние на Гуадалканал. В бою, который произошел у этого острова, против соединения адмирала Н. Кондо (линейный корабль, 4 крейсера и 9 эсмин­цев) действовало американское соединение адмирала У. Ли (2 линкора, авианосец и 4 эсминца). В результате ожесточенного ночного боя сторо­ны понесли значительные потери. Японский линейный корабль «Кирисима», получивший серьезное повреждение, был затоплен своей командой. Японцы потеряли также эсминец. Потери американцев составили 3 эс­минца, тяжелые повреждения получил линейный корабль «Саут Дакота». На этот раз японцам удалось высадить на остров 2 тыс. человек, но все следовавшее с ними снаряжение и боеприпасы погибли. Оставшиеся 4 японских транспорта были уничтожены. Победа в этом морском бою досталась союзникам.
 
Стремясь овладеть важными стратегическими районами в юго-запад­ной части Тихого океана, японское командование решило улучшить ру­ководство операциями на этом направлении и уточнить задачи войск. 17-я армия вновь созданного 8-го фронта с 26 ноября должна была дей­ствовать только на направлении Соломоновых островов, а введенная в дей­ствие 18-я армия — на новогвинейском направлении. Фронт был усилен четырьмя дивизиями и спецчастями для строительства аэродромов. 18 ноября ставка выработала «Центральное соглашение армии и флота» для ведения операций в юго-западной части Тихого океана, предусмат­ривавшее их тесное взаимодействие.
 
В конце ноября японское командование возобновило попытки снаб­жать свои войска на Гуадалканале с помощью эсминцев и подводных ло­док. В ночь на 1 декабря 8 японских эсминцев под командованием адми­рала Р. Танака появились у мыса Тассафаронга. Они были встречены соединением американских кораблей в составе 4 тяжелых крейсеров, лег­кого крейсера и 6 эсминцев под командованием адмирала К. Райта. В за­вязавшемся бою американский крейсер «Нортгемптон» был потоплен, а остальные 3 получили серьезные повреждения. Японцы потеряли лишь эсминец, однако они вынуждены были прекратить попытки доставить продовольствие и снаряжение на остров.
 
Таким образом, в морских сражениях в районе Соломоновых островов во второй половине 1942 г. успех, как правило, сопутствовал японскому флоту, однако он не смог решить главную задачу — обеспечить наращи­вание сил в борьбе за островные территории. К декабрю 1942 г. японский флот потерял в этом районе океана 11 боевых надводных кораблей (авиа­носец, 2 линкора, 2 крейсера, 6 эсминцев) и 190 самолетов. Американцы потеряли 16 кораблей (авианосец, 6 крейсеров, 9 эсминцев) и 94 само­лета. В результате крупных потерь флота, особенно авианосцев, союзные силы в южной части Тихого океана в конце 1942 г. оказались в сложной ситуации. Тем не менее американское командование, стремясь сорвать наступление противника, ценой больших усилий сумело перебросить на Гуадалканал дивизию «Америкэл», 25-ю пехотную дивизию и 2-ю дивизию морской пехоты, доведя общую численность войск до 58 тыс. человек. Японцам удалось развернуть на острове лишь первый эшелон 17-й армии (2 дивизии и армейские части), насчитывавшей в своем составе около 30 тыс. человек.
 
Бои на острове велись с переменным успехом. 24 декабря японцы при поддержке авиации флота перешли в наступление и несколько потес­нили американские войска. Однако на следующий день соединения аме­риканского 14-го корпуса контратаковали противника и восстановили по­ложение. 26 декабря японское командование вынуждено было прекратить наступательные действия своих войск на Гуадалканале, а предусмотрен­ную переброску на остров второго эшелона 17-й армии (4 пехотные диви­зии) отменить.
 
На новогвинейском направлении успех также сопутствовал союзным войскам.
 
В сентябре — октябре 1942 г. (до сформирования 18-й армии) япон­ское командование пыталось наступать силами малочисленного Отряда Южных морей от Буны на Порт-Морсби с целью овладения им. Лишенный эффективной поддержки и налаженного снабжения отряд задачи не вы­полнил, понес большие потери и, преследуемый австралийскими частями, отошел к Буне.
 
Численное и качественное превосходство на новогвинейском фронте было на стороне союзных войск. Против 12 тыс. слабо обеспеченных в бое­вом и материально-техническом отношении японцев действовали 30 тыс. солдат и офицеров американо-австралийских войск.
 
В третьей декаде ноября ожесточенные бои развернулись непосред­ственно на подступах к передовой японской базе Буна. Союзным войскам удалось блокировать ее гарнизон. Попытка японского командования уси­лить его не привела к решительному изменению обстановки, так как гене­рал Макартур упредил противника в наращивании сил и продолжал удер­живать инициативу. Гарнизон Буны был обречен. Попытки снабжать его по воздуху оказались тщетными, так как в этом районе господствовала союзная авиация, которая с 28 ноября по 14 декабря четыре раза нано­сила удары по обороне японцев на побережье и их морским коммуни­кациям, по существу сорвав переброску противником подкреплений на эсминцах.
 
Корабли и самолеты союзников, обладая свободой маневра, успешно поддерживали пехоту и танки, наступавшие на Буну вдоль побережья, и одновременно осуществляли блокаду вражеского гарнизона с моря. Актив­ность американо-австралийских войск значительно возросла. В декабре они нанесли поражение противнику в юго-восточной части Новой Гвинеи и 2 января 1943 г. овладели базой Буна.
 
Японская ставка, учитывая сложившуюся на обоих операционных направлениях обстановку, в конце декабря отдала указание о временном прекращении упорного удержания занимаемых рубежей и отдельных важ­ных объектов в интересах последующих наступательных операций.
 
Несомненно, значительные потери и трудность их восполнения, бо­лезни и нехватка продовольствия оказали определенное влияние на ход боевых действий японских войск на Гуадалканале и в Новой Гвинее. Однако имелись и более существенные причины, которые обусловили но­вое решение японского командования. В этот период военно-политическое руководство Японии уже могло представить себе масштабы начавшегося разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, который, как пи­шут японские историки, явился «тяжелым ударом не только для Герма­нии, но и для Японии и Италии». У него «впервые по-настоящему пошат­нулась вера... в силу германской армии». В ставке происходила мучи­тельная переоценка обстановки в мире, которая складывалась неблагопри­ятно для держав оси, в том числе и для Японии.
 
Еще в начале декабря 1942 г. японское военное командование пришло к выводу, что в связи с ухудшением общего положения страны наступле­ние в южном районе Тихого океана необходимо прекратить. После се­кретного обмена мнениями в узком составе ставки, а также переговоров между представителями армии и флота по вопросу уточнения стратеги­ческих планов в дневнике войны ставки 11 декабря появляется вывод о необходимости в самое ближайшее время принять коренные решения по дальнейшему ведению войны. 23 декабря дается рекомендация об эвакуации войск из района Буны, а 25—27 принимается решение оставить Гуадалканал. 28 декабря 8-й фронт получил задачу занять более вы­годные для удержания тыловые рубежи. Наконец, 31 декабря на совеща­нии в присутствии императора было решено «операцию по захвату Гуадалканала прекратить и в последней декаде января — первой декаде фев­раля эвакуировать с острова войска. В дальнейшем закрепиться на группе Соломоновых островов, что севернее островов Нью-Джорджия и Санта-Исабель, а также на островах Бисмарка. На новогвинейском на­правлении срочно укрепить базы в Лаэ, Саламауа, Маданге и Веваке, за­нять и удерживать рубежи в северо-восточной части Новой Гвинеи по линии севернее хребта Оуэн-Стэнли и готовиться к последующим опе­рациям на направлении Порт-Морсби. Войскам, находящимся в Буне, отойти к Саламауа».
 
Таким образом, японское командование, недооценивавшее силы про­тивника в юго-западной части Тихого океана и стремившееся решать задачи только наступательными действиями, вынуждено было отдать при­каз о переходе к обороне и закреплении на выгодных рубежах. Чтобы ввести американское командование в заблуждение и обеспечить беспре­пятственный отвод своих войск с Гуадалканал а, предполагалось вначале нанести удар по противнику силами авиации. В директиве ставки от 4 января 1943 г. командующим Объединенным флотом и 8-м фронтом предписывалось после подготовки и нанесения удара по американским войскам на Гуадалканале сразу же приступить к форсированному прове­дению эвакуации.
 
14 января японские авиация и флот начали активные действия в рай­оне Гуадалканал а, а в ночь на 22 января войска начали скрытно отходить с линии фронта. В конце месяца крупные силы флота произвели демон­стративный выход в район Гуадалканал а. В ответ американское командо­вание направило на остров под прикрытием основных сил флота южного района конвой с войсками. 29—30 января японские самолеты атаковали американские корабли в районе острова Реннелл и потопили тяжелый крейсер «Чикаго». 1 февраля 20 японских эсминцев начали эвакуацию своих войск. Союзное командование, неправильно оценив действия против­ника, решило, что он перебрасывает на остров дополнительные контингенты войск и материально-технические средства, и готовилось к отражению очередного наступления. Японцы же в течение ночей на 5 и 8 февраля в основном завершили эвакуацию. Только утром 8 февраля американцы обнаружили, что противника перед ними нет.
 
Японцы эвакуировали с Гуадалканала 10 630 человек, потеряли же за время боев за остров 24 600 человек, 2 линкора, легкий авианосец, 3 тя­желых и 2 легких крейсера, 12 эсминцев, 4 подводные лодки и 23 транс­портных судна.
 
Союзники в боях за Гуадалканал потеряли 6696 убитыми и ранены­ми, 2 тяжелых авианосца, 6 тяжелых и 2 легких крейсера, 15 эсминцев.
 
В январе — марте 1943 г. командование 17-й японской армии и сил флота особое внимание уделяло усилению обороны Соломоновых остро­вов: было улучшено управление, усилена группировка войск, изыскива­лись способы более надежного снабжения их и т.д.
 
Американское командование южного района Тихоокеанской зоны, готовясь к продолжению наступления в районе Соломоновых островов, наращивало силы, особенно боевую авиацию, которой отводилась важная роль в нарушении морских коммуникаций противника и поддержке своих войск и флота.
 
В начале 1943 г. события на Новой Гвинее свидетельствовали о наме­рении союзных сил продолжать наступление из района Буна, Гона в северо-западном направлении с целью захвата важнейших баз противни­ка Саламауа и Лаэ. Генерал Макартур, учитывая подъем морально-боевого духа войск в связи со своими успехами и разгромом фашистских армий на советско-германском фронте, а также превосходство над против­ником в силах и средствах, решил нанести новые удары по врагу.
 
Командование японского 8-го фронта, стремясь сорвать или задержать наступление союзных войск остатками Отряда Южных морей и смешанной бригады, принимало меры по усилению своей группировки в восточной части Новой Гвинеи. В первых числах марта была предпринята попытка перебросить более 7 тыс. человек с тяжелым вооружением из Рабаула в Лаэ. Воздушное прикрытие осуществляли почти 200 истребителей. Опе­рация успеха не имела. Вышедший из Рабаула конвой в составе 8 транс­портных судов и 8 эсминцев подвергся ударам союзной бомбардировочной авиации, действовавшей группами от 10 до 120 бомбардировщиков Б-17, и истребителей. В результате японцы потеряли более 3600 человек, в том числе командира 51-й дивизии и командующего 18-й армией, а также большую часть вооружения и снаряжения, 8 транспортов и 3 эсминца. В Рабаул возвратилось около 2500 человек, а в Лаэ прибыло 800 че­ловек.
 
Провал этой операции вынудил японскую ставку в конце марта все свое внимание сосредоточить на восточной части Новой Гвинеи. Новогви­нейское направление становилось главным в ее замыслах, а Соломоновы острова отошли на второй план. Инициативой в этом районе овладели во­оруженные силы союзников.
 
Таким образом, настойчивые попытки японских вооруженных сил овладеть важным в стратегическом отношении островным районом на подступах к Австралии окончились провалом. Понеся тяжелые потери в кораблях, самолетах и живой силе, они вынуждены были отступить. Во­оруженные силы союзников добились определенных успехов, которые означали начало перелома в борьбе на Тихом океане.
 
К главным причинам поражения японцев в южной части Тихого оке­ана можно отнести постепенное изменение соотношения сил в пользу союзников и их возросший опыт ведения боевых действий; кризисные яв­ления в экономике Японии, которые побудили военно-политическое руко­водство страны прекратить наступательные операции, так как они отвле­кали значительную часть транспортных судов, столь необходимых для перевозки сырья для промышленности. Неудачи японцев объяснялись также и тем, что, делая ставку на быстротечную войну, они недостаточно заботились о качестве подготовки летного состава морской авиации, что привело к снижению ее боеспособности и росту потерь.
 
Количественное и качественное превосходство американских войск на Гуадалканале и в Новой Гвинее явилось ярким свидетельством изменения соотношения сил на Тихом океане в пользу США. Это превосходство вы­разилось в увеличении численности и огневой мощи американских частей и соединений, оборонявших острова, в лучшем использовании авиации. Так, например, умелое использование базовой авиации свело на нет превосходство японского флота в авианосцах и сорвало попытки врага удер­жать господство в воздухе и на море.
 
Реальная угроза снижения уровня производства вынудила японское военно-политическое руководство уменьшить количество судов для воин­ских перевозок в интересах наступательных операций в южной части Тихого океана и, наоборот, увеличить их количество в интересах экономи­ческих перевозок. Первоначально считалось, что во время войны Японии для экономических перевозок необходимо иметь суда общим водоизмеще­нием 3 млн. тонн, однако уже осенью 1942 г. выяснилось, что этого недо­статочно. 10 декабря на заседании Совета по координации было признано целесообразным для обеспечения производства запланировать на 1943 г. для перевозки сырья суда водоизмещением 3,8 млн. брт. Это резко огра­ничило возможности проведения военных операций, требовавших значи­тельного количества судов для транспортировки войск и их снабжения.
 
Одним из просчетов японского командования, приведших к провалу наступления на Гуадалканале и Новой Гвинее, являлось его решение ве­сти военные действия одновременно на двух разобщенных направлениях: на Соломоновых островах и Новой Гвинее, хотя оно не располагало для этого необходимыми силами и средствами.
 
На изменение планов Японии в этом районе океана и решение япон­ского командования о переходе к обороне влияли события на советско-германском фронте, а также в Северной Африке. Надежды на победу Гер­мании над СССР развеялись в прах. В связи с этим становилось бес­перспективным дальнейшее наступление японских вооруженных сил на удаленном от метрополии направлении. Документы Нюрнбергского про­цесса свидетельствуют, что правящие круги Японии сознавали, что, «если Германия когда-нибудь ослабнет, Япония в самый короткий срок ока­жется перед всемирной коалицией».
 
В начале 1943 г. в Вашингтоне и Лондоне поняли, что разгром немецко-фашистских войск Советской Армией ознаменовал вступление со­юзников в новый период коалиционной войны, в котором их действия должны носить более активный характер. Поэтому на конференции в Касабланке англичане и американцы договорились о продолжении более решительных действий против Италии и лишь в общих чертах — о раз­вертывании наступления вооруженных сил США в центральном и юго-за­падном районах Тихого океана и о подготовке наступательной операции в Бирме.
 
Решение союзного командования не планировать на 1943 г. крупных наступательных операций против Японии объяснялось рядом причин.
 
Во-первых, оно в соответствии с принятыми в начале 1943 г. полити­ческими и стратегическими решениями продолжало направлять основные усилия в Африку и Европу и не имело на Тихом океане достаточного количества сухопутных войск, боевых и транспортных кораблей для про­ведения крупных наступательных операций. К январю в распоряжении американских войск на Тихом океане находились транспорты и грузовые суда общим водоизмещением 1 520 677 тонн, в то время как японская ар­мия в разное время имела от 1,1 до 2,1 млн. тонн. Американское командо­вание ощущало недостаток и в боевых кораблях, особенно в авианосцах. Весной на Тихом океане имелось всего 2 ударных авианосца — англий­ский «Викториес», сменивший поврежденный «Энтерпрайз», и завершивший ремонт «Саратога». Соединенные Штаты имели на Тихом океане и Аляске 9 дивизий и 19 боевых авиационных групп, что ограничивало про­ведение широких комбинированных наступательных операций, особенно если учесть недостаток в ударных авианосцах.
 
Во-вторых, союзные вооруженные силы еще не имели необходимого опыта проведения и обеспечения крупных наступательных операций, осо­бенно в джунглях и в сложных климатических условиях.
 
Поэтому в первые месяцы после конференции в Касабланке США и Великобритания в борьбе за овладение и удержание стратегической инициативы планировали и осуществляли наступательные действия не­больших масштабов, соответствовавшие их возможностям. Главное внима­ние союзное командование уделяло созданию материальных предпосылок для разгрома Японии в будущем: увеличению вооруженных сил, транспорт­ных и грузовых судов. В начале 1943 г. на Тихом океане появились первые американские эскортные авианосцы, которые были включены в оператив­ные соединения 3-го флота США под командованием адмирала Хэлси.
 
Силы флота северного района Тихого океана и войска западного обо­ронительного округа США, включавшего Аляску и Алеутские острова, под командованием генерала Дж. Деуитта в начале 1943г. также активи­зировали свои действия. Авиация (2 авиагруппы) подвергла интенсивным бомбардировкам объекты на захваченных японцами островах Кыска и Атту. В середине января американцы, высадив десант на остров Амчитка, беспрепятственно заняли его. Военно-морские силы северного района Ти­хого океана под командованием адмирала Т. Кинкейда приняли меры, что­бы не допустить переброски подкреплений японским 5-м флотом на ост­рова Атту и Кыска.
 
19 февраля 1943 г. отряд кораблей 8-го оперативного соединения фло­та США сорвал попытку японцев доставить подкрепление на остров Атту, потопив один транспорт.
 
26 марта японские транспортные суда в охранении кораблей 5-го флота под командованием адмирала М. Хосогая (4 крейсера и 6 эсмин­цев) были встречены у Командорских островов 8-м оперативным соедине­нием США под командованием адмирала Ч. Мак-Морриса (2 крейсера и 4 эсминца). Встречный бой носил характер артиллерийской дуэли на пре­дельной дистанции. В результате тяжелые повреждения получили амери­канский крейсер и 3 эсминца. У японцев был легко поврежден крейсер. Тем не менее японцы, опасаясь налета неприятельской авиации, возвра­тились в свои базы, а гарнизоны Атту и Кыска не получили необходимых грузов. В дальнейшем грузы японским войскам на эти острова доставля­лись только подводными лодками.
 
Возрастание активности американцев в северной части Тихого океа­на в начале 1943 г. явилось следствием изменившейся общей обстановки на театре в пользу союзников.
 
Итак, зимний этап войны на Тихоокеанском театре военных действий ознаменовался постепенным захватом стратегической инициативы союз­ными вооруженными силами. Япония вынуждена была из-за собственных неудач, а также поражения ее партнеров по блоку, особенно на советско-германском фронте, переходить к стратегической обороне.
 

3. Борьба на коммуникациях

Ход вооруженной борьбы за господство в океанских зонах и овладе­ние островными районами в значительной степени зависел от того, насколь­ко надежно каждая из воюющих сторон сможет защитить свои морские ком­муникации, по которым осуществлялись как воинские перевозки, так и доставка стратегического сырья. Вот почему защита океанских и морских сообщений огромной протяженности являлась важной проблемой войны на Тихоокеанском и Азиатских театрах.
 
Соединенные Штаты Америки осуществляли воинские перевозки на Тихом океане по линиям, общая протяженность которых превышала 50 тыс. км. Наиболее важными для них были коммуникации, связывавшие западное побережье США с Гавайскими островами, Австралией, Аляской, а также с западным побережьем Латинской Америки: Сан-Франциско — Пёрл-Харбор, Сан-Франциско — Веллингтон — Сидней, Сиэтл — Датч-Харбор, Лос-Анджелес — Лима — Сантьяго. Особое значение для пере­возки войск в районы боевых действий имели линии: Брисбен—Порт-Морс-би и Нумеа — Гуадалканал.
 
Великобритания использовала в Индийском океане коммуникации общей протяженностью свыше 40 тыс. км. Большую роль играли линии сообщения между Индией, Австралией и западным и южным побережьями Африки: Бомбей — Момбаса, Калькутта — Кейптаун, Карачи — Фри­мантл — Мельбурн.
 
Япония производила перевозки войск, военных материалов и страте­гического сырья по океанским и морским линиям общей протяженностью свыше 40 тыс. км. Наибольшее значение приобрели коммуникации, свя­зывавшие порты метрополии с базами в юго-западной части Тихого океа­на, где велись наиболее активные боевые действия: Иокогама — Рабаул, Йокосука — острова Трук, Рабаул — Гуадалканал, Рабаул — Новая Гвинея.
 
Большое значение для экономики Японии имели линии доставки в метрополию стратегического сырья из Китая, Индокитая, Филиппин, Гол­ландской Индии: Сасэбо — Аньдун, Сасэбо — Шанхай, Токио — Сайгон — Сингапур, Сасэбо — Батавия, Осака — Манила. Важное место отводи­лось успешным действиям немецких надводных и подводных судов — блокадопрорывателей, доставлявших наиболее важное стратегическое сырье, в частности каучук, из Японии и оккупированных ею стран Азии в Европу.
 
Командования воюющих сторон на Тихом океане имели различные точки зрения относительно способов обеспечения своих коммуникаций и нарушения перевозок противника.
 
Военно-морское руководство США и Великобритании, учитывая опыт борьбы в Атлантике, считало необходимым создать систему конвоирова­ния своих транспортов и принять специальные меры по нарушению пере­возок противника. Для конвоирования судов американцы выделяли более 30 эсминцев, значительное число сторожевых кораблей и торпедных кате­ров, а также авиацию. Пресечение перевозок противника являлось главной задачей подводных лодок США на Тихом океане, которых насчи­тывалось свыше 100. На вражеских коммуникациях действовало одновре­менно до 20—25 лодок и небольшое количество самолетов.
 
Военно-морское командование Японии полагало, что уничтожение флота противника и достижение господства на море в сочетании с захва­том портов явится лучшей формой обеспечения своих коммуникаций и нарушения перевозок противника. Поэтому оно использовало силы флота л авиации, как правило, лишь для конвоирования транспортов при пере­возке войск и грузов непосредственно в районах боевых действий.
 
Опыт первого года войны, казалось, подтверждал правильность взгля­дов японцев: сосредоточение всех сил для проведения боевых операций позволило им временно завоевать господство на море и нанести серьезный ущерб судоходству союзных и нейтральных стран. За первые 13 месяцев войны они потопили 665 судов водоизмещением свыше 1,7 млн. брт и потеряли 209 судов водоизмещением 846 тыс. брт. Захватив и подняв со дна суда общим водоизмещением 560 тыс. брт и введя в строй новые суда водоизмещением приблизительно 312 тыс. брт. Япония фактически стала располагать большим тоннажем, чем в начале войны. Если 7 де­кабря 1941 г. на плаву имелось торговых судов водоизмещением около 6 млн. брт, то в конце 1942 г.— свыше 6 млн. брт. Это создавало впечат­ление внешнего благополучия, если учитывать расчет ставки на кратков­ременную войну.
 
Однако уже осенью 1942 г. стал очевиден ее просчет. В условиях за­тяжной войны и перехода Японии к стратегической обороне возникла необходимость охраны ее растянутых коммуникаций и нарушения перево­зок готовящихся к наступлению союзных вооруженных сил, мощь которых быстро возрастала. Между тем японская кораблестроительная программа не предусматривала постройку необходимого количества торговых судов, эсминцев и конвойных авианосцев.
 
В конце года ставка вынуждена была принять решение о переходе к системе конвоирования, но выделенные для этого силы флота смогли обеспечить охрану лишь 20—25 процентов судов, используемых на воин­ских и хозяйственных перевозках. Были сформированы две эскортные группы кораблей для охраны торгового судоходства, которые начали дей­ствовать в начале 1943 г. Одна из них, созданная для защиты коммуника­ций между Японией и Сингапуром, включала 10 эсминцев, 2 дивизиона тор­педных катеров и 5 переоборудованных канонерских лодок; вторая — на направлении Йокосука — острова Трук имела в своем составе 4 эсминца, 2 дивизиона торпедных катеров и канонерскую лодку. Конвои формиро­вались из 4—5 транспортов в охранении 2—4 кораблей, и, как правило, курс их прокладывался в прибрежных водах с расчетом в ночное время переходить из одного порта в другой. Авиация для охраны и обороны морских коммуникаций использовалась недостаточно. С конца 1942 г. Япония расширила строительство специальных эскортных кораблей.
 
Для перевозок войск и вооружения непосредственно в районах бое­вых действий, особенно в период боев за Гуадалканал, японцы практико­вали использование эсминцев. В тех случаях, когда доставка военных ма­териалов надводными кораблями была затруднена, применялись подвод­ные лодки. Опыт их использования для перевозки грузов на Гуадалканал и Новую Гвинею побудил ставку весной 1943 г. принять решение об ускорении строительства транспортных подводных лодок. Строительство подводных лодок в Японии велось невысокими темпами: в 1942 г. было введено в строй 20, а потеряно 16 лодок. С ноября 1942 г. по март 1943 г. японский подводный флот пополнился 10 лодками, а потерял — 5.
 
Японское командование широко использовало подводные лодки для боевых, разведывательных и транспортных целей, но ограничивало их применение для ударов по морским коммуникациям союзных стран с целью пресечения перевозок. За пять месяцев (ноябрь 1942 г. — март 1943 г.) в Индийском и Тихом океанах было потоплено 50 торговых судов западных союзников и нейтральных стран общим водоизмещением 272 408 брт, 42 из них были потоплены в Индийском океане.
 
В первые месяцы 1943 г. у восточного побережья Австралии находи­лось до 10 японских подводных лодок. Каждая лодка действовала само­стоятельно, как правило, атакуя суда днем из подводного положения. В феврале 1943 г. в Индийском океане появились 5 немецких лодок, кото­рые наносили удары по союзным транспортам главным образом в районе между южной оконечностью Африки и Мадагаскаром.
 
Военно-морское командование США уделяло борьбе на коммуника­циях большое внимание. На Тихом океане оно определило четыре района действий подводных сил. К северу от 42-й параллели действовали лодки, которые базировались первоначально на Датч-Харбор, а впоследствии — на Пёрл-Харбор. Центральный район отводился для лодок, базировавших­ся на Пёрл-Харбор. В южной и юго-западной частях океана оперировали лодки, которые имели базы в Австралии. Из состава подводных сил США около 40 лодок находилось в море: до 20 — в позиционных районах, ос­тальные — на переходах. В основном лодки были развернуты в районе Южных морей, на подходах к Филиппинским и Японским островам, в Юж­но-Китайском, Восточно-Китайском морях и отчасти в Коралловом море. Осенью 1942 г. американцы стали осуществлять минные постановки на подступах к Бангкоку, в Сиамском и Тонкинском заливах, в декабре— в проливе Бунго, между островами Сикоку и Кюсю, а также у мыса Инубоэ, в 60 милях от Токио.
 
Союзная авиация активно действовала на японских сообщениях глав­ным образом с целью срыва воинских перевозок и движения судов с десантами в юго-западной части океана. В начале 1943 г. американцы продолжали использовать на японских коммуникациях преимущественно подводные лодки, основными районами действий которых были Ново-Гвинейское море, подступы к полуострову Малакка и острову Целебес, Южно-Китайское, Восточно-Китайское и частично Японское моря. Авиа­ция применялась главным образом в районе Южных морей с целью срыва оперативных перевозок. Районом особой активности лодок и авиации США являлся архипелаг Бисмарка, и в частности подходы к острову Новая Британия и важной базе Рабаул. С начала 1943 г. американцы начали ши­ре использовать радиолокационные средства, что позволяло одиночно действующим лодкам чаще атаковать противника ночью или в условиях ограниченной видимости. Благодаря такому тактическому приему значи­тельно повысилась живучесть лодок.
 
Большое внимание американское командование уделяло охране сво­их коммуникаций, используя для этого эсминцы, сторожевые корабли и авиацию. Основные усилия направлялись на охрану путей, связывавших США с Гавайскими островами и Австралией. Однако прибывшие на Тихий океан конвойные авианосцы в этот период использовались в основном в качестве ударных авианосцев.
 
В результате активной борьбы сил флота США на коммуникациях японское судоходство понесло значительные потери.
 
С ноября 1942 г. по март 1943 г. подводные лодки и авиация США по­топили 121 японское торговое судно общим водоизмещением 549 434 брт, причем подводный флот потопил 76 судов общим водоизмещением 327 924 брт, то есть около 60 процентов общих потерь.
 
Английское командование имело меньше сил и не смогло в то время успешно вести борьбу на коммуникациях в Индийском океане. В 1942 г. японцы потопили там 205 судов союзных и нейтральных стран общим водоизмещением 724 485 брт. В период наступления английских войск в Бирме потери союзников и нейтральных стран в Индийском океане сни­зились: за первые три месяца 1943 г. они потеряли 13 судов водоизмеще­нием 78 090 тонн.
 
Восточный флот англичан под командованием адмирала Д. Сомервил­ла, базировавшийся на восточное побережье Африки, имел в своем со­ставе авианосец, 2 линкора, 2—3 крейсера и 5 эсминцев. Воздерживаясь от активных боевых действий против японцев, он уделял главное внима­ние обеспечению коммуникаций в Индийском океане. В охране конвоев принимали участие сторожевые корабли и базовая авиация, действо­вавшая с аэродромов на африканском побережье, в Индии и на острове Цейлон.
 
Таким образом, на Тихом и Индийском океанах борьба на коммуни­кациях, по существу, являлась составной частью боевых действий сторон и в основном была направлена против воинских перевозок. Особенно важ­ная роль отводилась пресечению транспортировки войск и топлива, что объяснялось особенностью океанского театра военных действий, где борь­ба за островные районы неизбежно требовала доставки и десантирования сухопутных войск или их эвакуации. По мере перехода японских войск к обороне и возрастания активности союзных сил борьба на коммуника­циях, в которой главную роль играли подводные лодки, приобретала все более важное значение. Противоборствующие стороны принимали меры по усилению охраны своих конвоев, а также действий подводных лодок и авиации против перевозок противника. Более эффективно была органи­зована борьба на коммуникациях американским командованием. Однако в конце 1942 г. вследствие недостатка сил оно еще не добилось решающих результатов. В начале 1943 г. по мере осуществления в США корабле­строительной программы на Тихий океан начали прибывать в возрастающих количествах эсминцы, конвойные авианосцы, подводные лодки. Эти средства позволили увеличить размах и результаты действий с целью нарушения японских перевозок и охраны своих коммуникаций.
 

4. Военные действия в Китае и на бирмано-индийском фронте

В конце 1942 — начале 1943 г. воюющие стороны в Китае и на бир­мано-индийском фронте не проводили крупных операций, ограничиваясь ведением боев и частных операций с целью улучшения оперативного или тактического положения войск и создания более выгодных условий для последующих действий.
 
Главное внимание США и Япония в это время уделяли реализации планов в юго-западной части Тихого океана. Китай и Великобритания были заняты в основном решением политических проблем: гоминьдан стремился укрепить свои позиции в стране, уменьшить влияние компартии, а также подорвать авторитет нанкинского марионеточного правительства; английские колониальные власти с помощью войск стремились подавить национально-освободительное движение в Индии.
 
К началу 1943 г. в гоминьдановских войсках имелось до 213 расчет­ных дивизий против 30 японских расчетных дивизий и полумиллионной армии нанкинского марионеточного правительства. В вооруженных силах Китая находилось до 1255 американских советников и летчиков. Несмотря на недостаток вооружения, боеприпасов и слабую обученность войск, гоминьдановское командование имело возможность активизировать действия на фронте. Однако Чан Кай-ши не шел на это по политическим соображе­ниям, считая, что подобный шаг мог ослабить гоминьдан.
 
Под контролем Коммунистической партии Китая (КПК) к ноябрю 1942 г. находилось более 12 освобожденных районов. В составе 8-й, Но­вой 4-й армий действовало до 240 тыс. человек.
 
Эти силы, несмотря на недостаток вооружения и слабую техническую оснащенность, могли внести значительно больший вклад в борьбу с аг­рессором. Однако в результате антикоммунистической политики прави­тельства Чан Кай-ши, а также из-за фактического отказа Мао Цзэ-дуна и его сторонников от сотрудничества с гоминьданом в борьбе против япон­ских захватчиков единый национальный антияпонский фронт существовал лишь формально, что уменьшало возможности патриотических сил Китая в борьбе с японской агрессией. Это вело к ослаблению сопротивления китайского народа и позволило японской военщине сравнительно неболь­шими силами контролировать жизненно важные центры страны, широ­ко использовать людские и материальные ресурсы оккупированных райо­нов для продолжения войны в Азии и на Тихом океане. Боеспособность войск и партизанских отрядов, находившихся под контролем компартии Китая, была в значительной мере снижена в результате чистки неугодных Мао Цзэ-дуну и его группе лиц, главным образом из числа коммунистов-интернационалистов. Мао Цзэ-дун утверждал, что единственно правиль­ная форма войны — действия партизанских отрядов. В связи с этим в ос­вобожденных районах были созданы военно-административные округа, в каждый из которых направлялся, как правило, один полк из 8-й или Но­вой 4-й армии. Для организации партизанских отрядов и крестьянского ополчения из состава этих армий выделялось значительное число кадро­вых военных. После реорганизации и чистки общая численность 8-й и Новой 4-й армий сократилась. Указания руководства КПК на ведение лишь партизанской борьбы с японскими захватчиками обусловили снижение активности действий народно-революционных войск против окку­пантов.
 
Японское военно-политическое руководство, не располагая в Китае необходимыми силами для разгрома гоминьдановской армии и войск, на­ходившихся под контролем КПК, с конца 1942 г. начало осуществлять в отношении этой страны так называемую «новую политику». Существо ее состояло в том, чтобы с помощью марионеточного правительства Ван Цзин-вэя закрепиться на захваченных территориях страны, втянуть оккупированный Китай в войну на стороне Японии, активизировать дей­ствия реакции против прогрессивных сил, борющихся за освобождение страны, и создать условия для вывода из войны против Японии гоминьдановского Китая. «Новая политика» была рассчитана на то, чтобы умень­шить антияпонские настроения среди китайского населения, усилившиеся после поражения вермахта на советско-германском фронте и в Африке, а также в связи с неудачами японцев на подступах к Австралии, и подго­товить условия для заключения сепаратного мира с Китаем, чтобы ис­пользовать его в войне против союзных держав. В январе 1943 г. по указ­ке Японии «национальное правительство» Ван Цзин-вэя объявило войну США и Великобритании.
 
Прикрываясь пропагандистской кампанией, японское командование в январе — феврале 1943 г. готовило наступление трех армий (более 200 тыс. человек) с целью окружить и разгромить гоминьдановские войска в провинциях Хунань, Цзянси, создать угрозу поражения чанкайшистским армейским группам, сосредоточенным на юге Китая и предназначенным (по первоначальному замыслу союзного командования) для проведения операции в Бирме.
 
Прекращение снабжения Китая по бирманской дороге в связи с зах­ватом ее японцами серьезно ослабляло боеспособность китайских войск. С другой стороны, широкое идеологическое наступление японцев под ло­зунгом «новой политики» укрепляло позиции прояпонской группировки в гоминьдане, возглавлявшейся начальником генерального штаба Хэ Инь-цинем, порождало у части китайской буржуазии иллюзорную на­дежду на помощь Японии в экономическом развитии страны.
 
Чан Кай-ши, стремившийся получить как можно больше военной по­мощи от США, одновременно готовился к ведению секретных переговоров с японцами, которые начались в мае 1943 г.
 
Пытаясь ликвидировать рост прояпонских настроений в гоминьдановском Китае и будучи заинтересованы в нем как союзнике, США и Вели­кобритания с осени 1942 г. прилагали много усилий, чтобы добиться согласия Чан Кай-ши на участие китайских войск в наступлении в Бир­ме. Главная цель наступления, как утверждало американское и англий­ское командование, состояла в захвате бирманской дороги и улучшении снабжения Китая. Однако Чан Кай-ши с подозрением относился к этим планам. И не без основания. Английское командование, например, пред­полагало привлечь к участию в операции всего 5—9 своих пехотных бригад, в то время как в начале 1943 г. оно имело в Индии 14 дивизий и 24 бригады. План американского генерала Дж. Стилуэлла предусматри­вал участие в наступлении в районе Юго-Восточной Азии 1 американской, 3 англо-индийских и 23 китайских дивизий. Причем американо-англий­ское командование не планировало действий крупных сил флота в восточ­ной части Индийского океана и Южно-Китайском море с целью достиже­ния там господства. Чан Кай-ши же соглашался на участие своих войск в операции лишь при условии выделения союзниками против японцев в. Бирме не менее 7 дивизий и крупных сил флота и авиации, чтобы обес­печить превосходство союзных сил не только на суше, но и господство на море и в воздухе.
 
Во второй половине февраля — начале марта часть сил японских 11-й армии из района Шаши, Ичан (в среднем течении реки Янцзы), 23-ж армии из района Гуанчжоу (провинция Гуандун) и 13-й армии (из про­винции Чжэцзян) предприняли наступление против гоминьдановских 28, 10 и 26-й армейских групп, насчитывавших свыше 300 тыс. человек, с целью окружить и разгромить их в провинциях Фуцзянь, Цзянси и Хунань и создать угрозу тылам 5-й и 20-й армейских групп в провинциях Гуанси и Юньнань, на юге Китая. Уже в конце февраля части первого эшелона 23-й армии, наступавшие в западном направлении, встретили упорное сопротивление гоминьдановских войск 4-го военного района на реках Бэйцзян и Санынуй и были остановлены. Соединения 13-й армия, наступавшие в направлении Цзиньхуа, Шанжао, преодолев сопротивление гоминьдановской 16-й армии, захватили плацдарм на южном берегу Янцзы. Войска японской 11-й армии, форсировав реку Янцзы в направ­лении Цзиньчжоу, Чандэ, захватили плацдарм на южном берегу. Однако-соединения второго эшелона гоминьдановской 28-й армейской группы на­несли контрудары и на ряде участков отбросили японцев на северный бе­рег реки.
 
Таким образом, японская группировка не смогла окружить гоминьдановские войска. Тем не менее ей удалось создать угрозу тылам 5-й и 20-й армейских групп и в определенной мере сковать их силы.
 
Операции в основном носили характер фронтального столкновения больших масс пехоты на отдельных направлениях при слабой поддержке артиллерии, авиации и ограниченном применении современных типов тан­ков, особенно со стороны китайских войск. Действия сторон не отличались решительностью.
 
В этих условиях в гоминьдановской верхушке росли и усиливались прояпонские тенденции. Внутри нее образовалась группа, открыто высту­павшая за соглашение с Японией. Капитулянтские настроения чанкайшистской клики проникли и в армию. Одним из проявлений их явились частые случаи перехода на сторону японцев гоминьдановских генералов и офицеров.
 
На индийско-бирманском фронте британское командование, не согла­совав до конца своих планов с США и Китаем и не добившись их кон­кретного согласия на участие в операции, в конце 1942 г. предприняло наступление в Бирме частью сил Восточной армии — около 50 тыс. чело­век и до 250 боевых самолетов. Британским войскам противостояла япон­ская 15-я армия общей численностью около 70 тыс. человек, соединения и части которой поддерживала авиация (до 150 боевых самолетов). Ос­новные силы армии дислоцировались в центре и на юге Бирмы, а в непо­средственном соприкосновении с союзными войсками находились лишь части прикрытия.
 
Британское командование, пользуясь малочисленностью японских гарнизонов на бирмано-индийской границе, стремилось захватить при­граничный район Аракан, находящийся у побережья остров Акьяб, гор­ный хребет Чин и при поддержке авиации с острова Акьяб развернуть дальнейшее наступление и овладеть частью Бирмы. Наряду с участием в операции китайских войск предусматривался выход в тыл японцам спе­циальной бригады для выведения из строя железной дороги на участке Мандалай — Мьичина, чтобы воспретить переброску главных сил япон­ской 15-й армии на север Бирмы.
 
В ноябре 1942 г. англо-индийские войска (4 бригады) начали наступ­ление на узком участке фронта вдоль полуострова Маю, протяженность которого достигала 160 км. Не встречая организованного сопротивления противника, они во второй половине декабря достигли рубежа Донбейк, Ратедаун и, опасаясь удара японцев во фланг, остановились.
 
Воспользовавшись нерешительностью противника, части 55-й япон­ской дивизии организовали на этом рубеже сильную оборону. Попытки англо-индийских войск прорвать ее фронтальными атаками успеха не принесли, несмотря на ввод в сражение четырех свежих бригад. Фронт временно стабилизировался, однако японское командование не смирилось с создавшимся положением. В марте 1943 г. отряд 55-й дивизии, совершив обходный маневр, вышел во фланг англо-индийским войскам в долине реки Каладан, а затем в тыл — через хребет Маю. Отряд нанес внезапный удар, в результате которого англо-индийские части, опасаясь полного разгрома, начали поспешно отходить к границе.
 
В феврале 1943 г. командующий английской Восточной армией гене­рал Н. Ирвин принял решение о выходе 77-й бригады в тыл японских войск, хотя уже в конце декабря 1942 г. стало известно об отказе Чан Кай-ши принять участие в операции в связи с тем, что английское воен­но-морское командование не гарантировало ему господства союзных сил б Бенгальском заливе. Ввод в действие английской диверсионной бригады б сложившейся обстановке (отсутствие успеха англо-индийских войск на побережье и отказ гоминьдановского руководства от участия в наступле­нии в Бирме) преследовал в основном пропагандистскую цель: несколько сгладить тяжелое впечатление от неудач союзных войск на побережье.
 
77-я пехотная бригада на мулах, буйволах и слонах двумя группами переправилась через реку Иравади и, разделившись на семь колонн, дви­нулась по тропам к железной дороге Мандалай — Лашо. В ходе рейда две колонны англичан были рассеяны японцами, а остальные совершили 75 подрывов железной дороги на участке свыше 50 км и вывели ее из строя на несколько дней.
 
Командование японской 15-й армии, используя пассивность китайских войск на севере Бирмы, сосредоточило усилия для борьбы с диверсионны­ми группами 77-й бригады. Английская авиация не смогла обеспечить снабжение диверсионных групп, действовавших на большом удалении друг от друга, и они были вынуждены начать отход через джунгли и горы.
 
Одной из причин неудачи британских войск в Бирме явилось то, что английская авиация не добилась господства в воздухе, несмотря на ее ко­личественное превосходство над японской. Из 1443 самолетов, находив­шихся в Индии и на Цейлоне, генерал А. Уэйвелл сумел выделить для проведения операции в Бирме лишь 250-300 самолетов (7 истребитель­ных и 4 бомбардировочные эскадрильи).
 
Японская авиация, насчитывавшая всего 150 боевых самолетов, удерживала инициативу в воздухе до конца операции. В ноябре 1942 г. ее истребители активизировали действия, нарушая воздушные перевозки противника из Индии в Китай через Гималаи. Бомбардировщики пред­принимали налеты на военные объекты Индии, а с последней декады декаб­ря стали бомбить и Калькутту. Англичане заблаговременно не приняли мер по противовоздушной обороне города, поэтому после первого же налета около 1,5 млн. жителей покинули город, что вызвало нехватку рабочей силы.
 
Командующий английскими ВВС в Индии главный маршал авиации Р. Пейрс потребовал усилить истребительную авиацию. Однако налеты продолжались до тех пор, пока в январе 1943 г. сюда не перебросили ноч­ные истребители-перехватчики, оборудованные радиолокационной аппара­турой. В дальнейшем продолжалось непрерывное увеличение численности английских военно-воздушных сил и уменьшение японской авиации на бирмано-индийском направлении. И все же, несмотря на многократное численное превосходство в силах, союзники еще долго не могли завоевать господство в воздухе. Это объяснялось тем, что в составе самолетного пар­ка англичан имелось значительное число небоевых машин, не было истре­бителей дальнего действия с радиусом, обеспечивавшим сопровождение бомбардировщиков до японских авиабаз, и, наконец, истребители типа «Харрикейн» по своим летно-техническим данным уступали японским ист­ребителям «О» («Нуль»). Английское правительство было недовольно действиями своих вооруженных сил в Бирме. Черчилль писал 3 марта 1943 г, генералу X. Исмею: «Я далеко не удовлетворен, как ведется кам­пания в Индии. Роковая восточная леность сковывает там всех команди­ров». Но дело было, конечно, не в «роковой восточной лености».
 
Неудача наступления союзных войск в Бирме явилась в значитель­ной степени результатом политических разногласий между правительст­вами США и Великобритании. Империалистические круги Великобрита­нии стремились удержать колонии, возвратить утраченные территории и сферы влияния. Черчилль заявил 10 ноября 1942 г.: «Мы намерены удер­жать то, что является нашей собственностью... Я стал премьер-министром его величества не для того, чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи» 3. Монополисты США считали, что в результате ослабления Англии наступил благоприятный момент для раздела колоний и сфер влияния в свою пользу.
 
Расчеты и действия империалистов в этом районе мира наглядно под­тверждают слова В.И. Ленина, что «при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д.».
 
Рост богатства американских монополий, военная помощь, предостав­ляемая США Великобритании, по мнению американских монополистов, давали им право контроля над ее владениями. Не случайно в докладной записке представителя «Дженерал моторе» Д. Даунея, опубликованной еще в июле 1942 г., указывалось, что «настоящая война всего-навсего борь­ба за контроль над миром» и что, раз американцы участвуют в обороне Британской империи, они должны иметь «равные права в развитии ресур­сов на ее территории».
 
Англичане опасались, что США с помощью китайских войск усилят свое влияние в Бирме. Поэтому они были против участия китайских войск в бирманской операции, предвидя их претензии на северные районы этой страны. США, наоборот, стремились привлечь армию гоминьдана к актив­ным боевым действиям в этом районе. Эти разногласия не позволили со­юзному командованию договориться о цели и плане операции, составе сил наступающей группировки, взаимодействии между англо-индийскими и китайскими войсками. И на этот раз политические соображения оказались выше интересов коалиционной стратегии союзников на данном театре во­енных действий.
 
Английское командование для проведения операции выделило недо­статочно сил и не проявило настойчивости в достижении поставленной цели. Английской и американской авиации не удалось завоевать господ­ство в воздухе, а союзный флот не принял активного участия в боевых действиях.
 
В тот момент, когда командующий японской 15-й армией перебросил главные силы на запад и север Бирмы, союзному командованию пред­ставилась благоприятная возможность для нанесения удара на Рангун с моря. Однако оно так и не воспользовалось ею. Провал операции нанес большой урон престижу британских вооруженных сил, а главное — привел к еще большему снижению морального духа англо-индийских войск.
 
Поворот событий войны в пользу антифашистской коалиции привел к коренным изменениям военно-политической обстановки в мире и потре­бовал от воюющих сторон новых стратегических решений.
 
По мере того как выявлялись масштабы поражения вермахта под ударами Советских Вооруженных Сил и усиливалось сопротивление союз­ных войск на Тихом океане, японская ставка изменяла оценку военно-политической обстановки и вносила коррективы в планы дальнейшего ве­дения войны, согласно которым войска переходили к стратегической обо­роне. Новые планы войны, принятые в начале 1943 г., предусматривали усиление позиций на Азиатском континенте, укрепление обороны на Тихом океане, особенно на внешних рубежах, а также готовность к войне против Советского Союза.
 
США и Великобритания продолжали борьбу за овладение стратеги­ческой инициативой. Однако решение этой задачи предусматривалось осу­ществить ограниченными силами. Одновременно США добивались активи­зации действий Китая в войне против Японии, чтобы сковать ее силы на китайском фронте и не допустить их переброску в зону Тихого океана. Американцы намеревались также использовать территорию Китая как базу для своей стратегической авиации.
 
Япония, в свою очередь, пыталась добиться участия Китая, Бирмы и других стран Азии в войне против союзников, использовать их сырьевые ресурсы для своих нужд.
На этом этапе войны американское командование не смогло в полной мере использовать большую зависимость Японии от ее океанских сообще­ний. Действия подводных сил на коммуникациях противника лишь раз­вертывались. Важное значение для повышения эффективности действий американских подводных лодок имело применение радиолокации, что при­вело к изменению их тактики.
 
Неудачное наступление англо-индийских войск в Бирме явилось след­ствием противоречий между правительствами Великобритании, Соединен­ных Штатов и Китая.
В рассматриваемый этап войны для вооруженной борьбы сторон было характерно сосредоточение основных усилий лишь на избранных направ­лениях при решающей роли военно-морских сил и авиации. В борьбе за островные районы особенно возросло значение базовой авиации. В круп­ных столкновениях на море в районе Соломоновых островов и Новой Гви­неи ей принадлежала ведущая роль в исходе боев и сражений. На ее долю приходилась наибольшая часть потопленных японских транспортов. Бои за острова свидетельствовали об уязвимости авианосцев от самолетов базовой авиации в условиях отсутствия внезапности действий военно-мор­ских сил.
 
В ходе борьбы за Гуадалканал и Новую Гвинею выявилось первосте­пенное значение господства на море и в воздухе в островных районах действий на океанском театре. Это господство давало возможность прикры­вать и поддерживать свои сухопутные войска, доставлять им продоволь­ствие и подкрепления, срывать перевозки противника. Войска, действовав­шие на островах, без поддержки авиации и флота, без подкреплений и снабжения обрекались на гибель, а при эвакуации оказывались в исклю­чительно сложном положении.
 
В результате военных действий внешняя линия обороны Японии ста­ла проходить от западной части Алеутской гряды в центральную часть Тихого океана — к островам Гилберта, на юг — к Соломоновым островам, Новой Гвинее, через Голландскую Индию в Юго-Восточную Азию: Ма­лайю, Таиланд, Бирму, Китай. Линия фронта на материковых рубежах осталась без существенных изменений.
 
Огромные размеры Тихоокеанской зоны, в частности большая протя­женность по меридиану, и другие ее специфические особенности оправ­дывали деление зоны американцами на северный, центральный и южный районы. Оправдало себя также создание Юго-Западной зоны военных дей­ствий (Австралия, Новая Гвинея, Филиппины и Голландская Индия). Однако разногласия между командованием армии и флота США являлись существенной помехой в организации совместных действий этих двух ви­дов вооруженных сил, особенно в районе Соломоновых островов и Повой Гвинеи.
 
Вооруженные силы Соединенных Штатов Америки смогли овладеть Гуадалканалом лишь после того, как он был, по существу, оставлен япон­скими войсками. Поэтому несостоятельны попытки американского коман­дования, а затем и буржуазной историографии поставить сражение за Гуа­далканал в один ряд со Сталинградской битвой, как это, например, сделал в своей книге бывший премьер-министр Великобритании Г. Макмиллан.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Коренной перелом в войне