Москва на осадном положении


65
Москвичи, конечно же, не обладали всей полнотой информации о положении на фронте. Однако слухи о приближении немецких танков неизбежно проникали в столицу Советского Союза. Они усилились с началом эвакуации правительственных учреждений. 15 октября появилось постановление Государственного Комитета Обороны «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». Рабочий военного завода № 205 Н.Я. Железнов вспоминал: «Я видел, как рабочие завода Серп и Молот вышли на площадь Ильича. Именно по этой дороге, бросая на произвол судьбы свои предприятия и рабочих, бежали из Москвы всякие чиновники с домочадцами и со всем скарбом, погруженным на машины. Рабочие их останавливали, вышвыривали из машин этих чиновников с визжащими семьями, выкидывали на дорогу имущество, которое тут же разворовывалось. Очень быстро эти волнения распространились по всему городу. Стали грабить магазины. Я видел, как обезумевшая толпа разграбила трехэтажный универмаг на площади Ильича. Все расхватали и разнесли по своим домам». 
Советские легкие танки Т-60 на Красной площади. 7 ноября 1941 года. 
Это был первый и последний парад, в котором принимали участие танки этой модели

16 октября москвич, писавший под псевдонимом К. Лористон, сделал в своем дневнике следующую запись: «Кругом на колхозных полях все желающие копают картофель и убирают капусту, в свою пользу, конечно. В Москве всех охватил психоз эвакуации. Трамваи, троллейбусы, автобусы забиты пассажирами, висят на подножках, едут даже на крышах троллейбусов. На тротуарах пешие не помещаются, идут по мостовой, и вся эта лавина с сумками, рюкзаками, чемоданами, узлами движется к восточным вокзалам, а также на Владимирское шоссе (шоссе Энтузиастов). На то же шоссе едут счастливчики в «эмках», «зисах» и просто на грузовиках. С детьми, с кошками, с собаками и опять с вещами, везут с собой даже стулья. Москва эвакуируется. Пока самотеком. Никто ничего толком не знает. Многие идут на восток пешком и тянут салазки с вещами, воображают далеко уйти».

Если не паника, то опасения немецкого прорыва проникали даже в штабы Красной Армии. Член Военного совета ВВС Западного фронта П.С. Степанов, докладывая Верховному Главнокомандующему обстановку по закрытой высокочастотной линии телефонной связи ВЧ, предложил Сталину отвести штаб ВВС на восточную окраину Москвы. В ответ Верховный задал вопрос: «У вас есть лопаты?» Недоумевая, Степанов спросил, какие нужны лопаты. Сталин ответил, что любые, какие найдутся, а далее обрушился на штабиста с тирадой: «Возьмите лопаты и копайте себе братскую могилу! Отступления не будет! Я остаюсь в Москве!»

К началу ноября 1941 года фронт на подступах к Москве уже обрел достаточную устойчивость. Но говорить об успехе обороны Москвы было еще рано. Лозунгом тех дней стали слова «Ни шагу назад!». Командующий Западным фронтом Г.К. Жуков проводил этот лозунг в жизнь максимально жесткими мерами. 4 ноября командирам и политработникам фронта был зачитан приказ № 054 о наказании командования 133-й стрелковой дивизии за самовольный отход с занимаемых оборонительных рубежей. За невыполнение приказа об обороне города Руза командир дивизии А.Г. Герасимов и ее комиссар Г.Ф. Шабалов по приговору Военного трибунала были расстреляны перед строем. Вместе с тем нужно отдать должное советским руководителям – тезис «Ни шагу назад!» они относили и к себе. Сталин остался в Москве и 7 ноября лично принимал парад на трибуне Мавзолея. Красноармеец 1-го отдельного истребительно-диверсионного полка управления НКВД по Москве и Московской области В. Захаров вспоминал: «Буквально за несколько дней до 7 ноября поступила команда подготовить части для марша, показать москвичам, что Москва готова к обороне. Но никакого разговора о параде не было. В 6 утра 7 ноября по боевой тревоге поднимают полк. Полк пешим порядком направляется с Малого Ивановского по Бульварному кольцу к Сретинским воротам и от Сретенских ворот по улицам Дзержинского и 25 Октября – на Красную площадь. Мы встали на свое место – это было буквально напротив Мавзолея, рядом с дивизией Дзержинского. В 8 часов, когда пробили куранты, из ворот выехал Маршал Советского Союза Буденный, его встречал Артемьев, командующий Московским военным округом, он же был начальником Московской зоны обороны. Он доложил рапортом, что войска готовы к параду. Буденный объехал площадь, поздоровался с войсками, поздравил с праздником, с 24-й годовщиной Октябрьской революции, – и направился на трибуны Мавзолея. Выступал сам Сталин. Он выступил с очень короткой речью и сказал, что очень многое зависит от участников парада, которые отправляются на фронт».

Парад 7 ноября 1941 года Красной площади. 

На снимке – военнослужащие с самозарядными винтовками Токарева образца 1940 г. CВТ-40 в положении «на плечо», которым примкнуты клинковые однодольные штыки. За спинами бойцов – ранцевое снаряжение образца 1936 года, на боку – малые пехотные лопаты. 

Т-60 – советский легкий танк, разработанный в начале Великой Отечественной войны на Горьковском автозаводе на базе автомобильных агрегатов. Все чертежи и документация были готовы уже в конце июля 1941 г. – всего лишь через две с половиной недели после начала работ. Несмотря на спешку в проектировании, бронемашина получилась достаточно удачной и превосходила сходные образцы в иностранных армиях. Танк имел броневую защиту, установленную с большими углами наклона, что заметно повышало уровень его защищенности. Несмотря на малый калибр, длинноствольная 20-мм пушка при использовании снаряда с вольфрамовым сердечником могла пробивать броню даже средних «панцеров». В Вермахте Т-60 прозвали «неистребимой саранчой». Однако низкая проходимость Т-60 и слабое вооружение не снискали этим танкам громкой славы Т-34.

Тактико-технические характеристики: 
боевая масса – 5,8-6,4 т
экипаж – 2 чел.
размеры: 
длина корпуса – 4100 мм
ширина – 2392 мм
высота – 1750 мм
клиренс – 300 мм
бронирование – от 15 до 35 мм
вооружение – 20-мм пушка ТНШ (боекомплект – 750 выстрелов), 7,62-мм пулемет ДТ
подвижность: двигатель ГАЗ-202 мощностью 70 л.с
скорость по шоссе -42 км/ч
скорость по пересеченной местности – 20-25 км/ч
удельное давление на грунт – 0,53-0,63 кг/см2

По заснеженной брусчатке у стен Кремля прошли танки: тяжелые КВ, изящные «тридцатьчетверки», чудом выжившие в огне первых месяцев войны легкие БТ и малютки Т-60. В столице, у стен которой стоял враг, правительство страны принимало парад войск, идущих мимо храма Василия Блаженного прямиком на ее защиту. Показательно, что в 1942-1944 годах парады на Красной площади не проводились и танки вновь загрохотали по ее брусчатке только во время Парада Победы 24 июня 1945 года. Парад 7 ноября 41-го имел огромное политическое значение, поскольку правительство Советского Союза и лично Верховный Главнокомандующий продемонстрировали свою решимость сражаться до конца. Парад также подчеркивал тот факт, что, вопреки декларациям немцев о громких успехах на Восточном фронте, Вермахт все еще далек от захвата Москвы.


Защищала Москву в 1941 году не только Красная Армия, но и ее жители, которые строили укрепления и производили оружие. На заводах имени М.И. Калинина и «Динамо» был налажен выпуск минометов. Производство пистолетов-пулеметов началось на Автозаводе и на заводе Счетно-аналитических машин. Мины и снаряды производились на заводах имени Владимира Ильича, «Красный пролетарий» и «Борец». К 5 ноября 1941 года добровольные пожертвования москвичей в Фонд обороны составили более 80 миллионов рублей. Около восьми килограммов золота, 370 килограммов серебра и 1410 граммов платины также стали весомым вкладом в борьбу с врагом.

Советские средние танки Т-34-76 идут по брусчатке Красной площади на параде 7 ноября 1941 года

Оборона Москвы. 30 сентября – 5 декабря 1941 г.