Межрегиональная общественная организация ветеранов специального назначения "Вымпел-В"
» » » Операция «Весна молодости»

Операция «Весна молодости»

Операция «Весна молодости» — операция, проведённая израильскими спецслужбами в ночь с девятого на десятое апреля 1973 года для физической ликвидации ряда руководителей арабо-палестинских террористических организаций, ответственных за убийство израильтян в 1960—1970 гг, в том числе за теракт на олимпиаде в Мюнхене.

Главной задачей операции было физическое устранение высокопоставленных членов ФАТХ и НФОП, ответственных за ряд террористических актов против граждан Израиля и других стран, совершённых в конце 1960-х — начале 1970-х гг., включая теракт на олимпиаде в Мюнхене.
Подготовка операции была поручена службе внешней разведки Моссад, непосредственное исполнение - бойцам из спецподразделений Сайерет Маткаль, Шайетет 13, бригады «Цанханим» и «Нахаль». 30 израильских «коммандос» в форме палестинских боевиков и в гражданской одежде прибыли на резиновых моторных лодках класса "зодиак" и высадились на пляже «Белые пески» в окрестностях Бейрута, где их уже ожидали агенты Моссада, взявшие напрокат несколько автомашин.

ЦЕЛИ ОПЕРАЦИИ
У операции было пять основных целей, названных женскими именами «Авива», «Гила», «Цила», «Варда», «Йехудит»:
Цель «Авива» — два охраняемых семиэтажных здания на улице Верден в центральной части Бейрута. Объект должна была штурмовать группа, руководителем которой являлся Эхуд Барак. Здесь проживали руководители ООП:
Мухаммед Юсеф Наджаф - глава военной разведки ФАТХ, один из руководителей группы «Чёрный сентябрь», ответственной за теракт на Мюнхенской олимпиаде, и заместитель Арафата (третье лицо в иерархии ФАТХа).
Камаль Адуан - ответственный за теракты на территории Израиля;
Камаль Насер - пресс-секретарь ФАТХ, входивший в состав исполнительного комитета ООП;
Цель «Гила» — подрыв семиэтажного здания на улице Хартум в Бейруте, заселённое боевиками НФОП. Командир израильского отряда Амнон Липкин-Шахак.
Цель «Цила» — завод по производству вооружения, расположенный в северо-восточной части Бейрута и контролируемый ФАТХ. Командир израильтян полковник Шмуэль Персбургер.
Цель «Варда» — два здания в южных кварталах Бейрута по производству вооружения и штаб ФАТХ. Руководитель израильской группы подполковник Шауль Зив.
Цель «Йехудит» — гараж в ливанском городе Сайда (Сидон), используемый как мастерская по ремонту вооружения. Командир израильской группы подполковник Амос Ярон.

ИТОГИ ОПЕРАЦИИ
Отделение коммандос под руководством Барака успешно справилось с задачей: в здании были убиты Адуан, Насер и Наджаф. Вместе с ними погибла жена Наджафа (проживавшая в здании итальянская гражданка), которая пыталась заслонить мужа, а также два ливанских полицейских.
Отряд цели Гила столкнулся с ожесточённым сопротивлением террористов, но справился с задачей, несмотря на гибель двух израильских бойцов Авиеды Шора и Хагая Мааяна.
Все другие цели операции были успешно выполнены без потерь с израильской стороны.
По израильским данным, было уничтожено три высокопоставленных деятеля ФАТХ и около 20 террористов.
Представители ООП сообщили, что в ходе операции были убиты 14 человек (в т.ч., три руководителя палестинских организаций, жена Наджафа и два ливанских полицейских) и 29 были ранены.
Операция вызвала значительный международный резонанс, а также серьёзную обеспокоенность у руководства ООП и иных палестинских группировок.

ОТДЕЛЬНЫЕ МОМЕНТЫ ОПЕРАЦИИ
То секретное совещание, состоявшееся в начале февраля 1973 года, проводил Эхуд Барак — командир «Сайерет маткаль». Он внимательно оглядел приглашенных и неожиданно улыбнулся, словно только что вспомнил о чем-то приятном и в то же время неожиданном.

Потом, не говоря ни слова, извлек из портфеля коричневый конверт, вытащил из него три черно-белые фотографии и прикрепил их к своей груди. Он, казалось, получал удовольствие, наблюдая за озадаченными лицами своих подчиненных. Потом ткнул пальцем в одну из фотографий и негромко произнес:

— Кто не знаком с этим господином лично, прошу познакомиться: Мухаммад Абу-Юсеф Наджар, лидер и идейный вдохновитель «Черного сентября». А это, — Барак указал на другую фотографию, — Камаль Аднан, ответственный за проведение всех специальных операций ФАТХа и по совместительству — куратор всех террористических актов на территории Израиля. Ну и третий герой этой «картинной галереи» — Камаль Насер, пресс— секретарь Ясира Арафата.

Спецназовцы, затаив дыхание, слушали своего начальника. Он тем временем разложил на столе крупномасштабную карту Бейрута и, используя в качестве мини-указки обычную шариковую ручку, продолжал:

— Два Камаля — Аднан и Насер — живут в этом доме, соответственно на втором и четвертом этаже. Неподалеку от них расположена квартира Абу-Юсефа…

Руководители спецназовских подразделений были опытными профессионалами и сразу же поняли истинную цель оперативного совещания: готовилась акция возмездия в Бейруте. Барак оторвался от карты и поднял глаза на своих офицеров:

— Таким образом, у нас есть вся необходимая информация, добытая «Моссадом», точное описание района… А теперь скажите мне: мы можем до них добраться?

Каждый из офицеров стал предлагать свои идеи и рекомендации, связанные с предстоящей операцией. Барак внимательно выслушивал всех, делая одному ему понятные пометки на листке блокнота. Когда перешли к обсуждению вариантов доставки к месту операции диверсионной группы, и один из офицеров предложил идею высадиться с вертолетов, Барак резко возразил:

— Нет, вертолеты не подходят!

— Почему?

— Слишком много шума, — коротко пояснил Барак. — И этот шум может сыграть против нас.

Я предлагаю действовать тихо…

— Морем? — спросил кто-то.

— Да, — кивнул Барак. — Морем. Как обычные туристы. Эту операцию мы будем проводить совместно с внешней разведкой. Ребята из «Моссада» прибудут туда чуть раньше, чтобы обеспечить нас машинами…

По ходу совещания он сообщил офицерам, что по его просьбе специально для операции в Бейруте готовится облегченная модель автомата «узи» с глушителем.

* * *

Активная подготовка к этой операции началась сразу же после того, как в Израиль поступила информация о том, что лидеры палестинских террористов, среди которых были и убийцы израильских спортсменов в Мюнхене, проживают на северо-западе Берйута, в престижном районе Рамлат аль-Бейда. «Моссад», выполнявший основную аналитическую и разведывательную подготовку к операции, пришел в итоге к неутешительному выводу, что риск акции возмездия слишком велик, а шансы на успех соответственно минимальны. Именно тогда генерал Кути Адам, откомандированный на период подготовки операции в распоряжение «Моссада», порекомендовал тогдашнему шефу израильской внешней разведки Цви Замиру использовать подразделение спецназа.

— Не исключено, — заметил Адам в беседе с Замиром, — что у ребят Эхуда больше шансов, чем у твоей агентуры…

Барак был вызван на встречу с руководителем «Моссада». Вместе с ним на встрече присутствовал также Амнон Биран, спецназовский эксперт по планированию секретных операций. Замир ознакомил «коммандос» с полученной информацией и нахмурил седые брови. Картина и в самом деле вырисовывалась безрадостная. Дома, в которых жили лидеры террористов, находились под неусыпной охраной вооруженных людей из «Черного сентября» и с наступлением сумерек освещались специальными прожекторами. Пробраться в этот район незамеченными не представлялось возможным даже теоритически.

Внимательно выслушав Замира, Барак помолчал несколько минут, после чего сказал:

— Здесь есть над чем подумать… В любом случае, чтобы успешно провести такую операцию, я должен получить дополнительную информацию об охранниках, внутреннем расположении домов. Необходимы также данные о точном количестве полицейских и армейских нарядов, контролирующих этот район. И самое главное — мне необходимо знать, в какое именно время суток террористы бывают дома.

Замир молча кивнул и распрощался со спецназовцами. А через три недели агенты «Моссада» добыли информацию, которую просил Барак. И только после этого он коротко доложил Кути Адаму: «Если ваши планы относительно „Черного сентября“ не изменились, то, полагаю, операцию в Бейруте провести можно…»

Когда эта информация легла на стол тогдашнего министра обороны Моше Даяна, он, сразу же после совещания с начальником генштаба, решил расширить рамки диверсионного рейда спецназовцев, превратив его на втором этапе в широкомасштабную атаку на бейрутские базы палестинских террористов. Даян не сомневался, что глава правительства Голда Меир санкционирует любую акцию, нацеленную на ликвидацию террористов, повинных в кровавом мюнхенском расстреле. Он, естественно, знал, что за несколько месяцев до описываемых событий премьер-министр отдала личное распоряжение шефу «Моссада» любыми средствами отыскать убийц из «Черного сентября» и ликвидировать их всех до единого.

В своих расчетах Даян, как всегда, не ошибся. Стоило только Голде услышать, что одной из целей операции в Бейруте является уничтожение первого заместителя Ясира Арафата — Абу Юсефа, лично спланировавшего нападение на израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, как она сразу дала согласие.

Как и «Моссад», министр обороны полностью поддерживал кандидатуру руководителя операции — командира «Сайерет маткал» Эхуда Барака.

— Я думаю, его парням она вполне по силам, — сказал Даян начальнику генштаба Давиду Элазару.

Прошел месяц, однако Барак, знавший, что тайный рейд спецназовцев в Бейрут утвержден, так и не получил никаких распоряжений. Его это и удивляло, и настораживало. Он просто не мог знать, что в течение всего месяца Даян и Элазар просчитывали возможности расширения спецназовского рейда и превращения его в крупномасштабный удар по другим «целям». В первую очередь, имелась в виду ликвидация руководителей организации Народный фронт освобождения Палестины, штаб которой находился неподалеку от лагеря палестинских беженцев Сабра на юге Бейрута, в районе Вади Шуба.

Эту часть операции Даян возложил на командира батальона НАХАЛа подполковника Амнона Липкина-Шахака.

* * *

Время шло, и операция все больше и больше усложнялась. Поскольку новых распоряжений командиру спецназа больше не поступало, Барак решил вместе с женой отдохнуть в Эйлате. Однако не прошло и двух дней, как на его имя пришло распоряжение срочно явиться в тель-авивскую канцелярию начальника генштаба.

Там Барака ждал Давид Элазар, его заместитель генерал Йона Эфрат по прозвищу «Талик», а также Шакед (армейское прозвище — «Мано»). Последний, едва поздоровавшись, начал излагать свой план проведения операции по физическому устранению лидеров «Черного сентября». По замыслу «Мано», главную задачу должны были выполнить спецназовцы Барака, которых, в свою очередь, будут прикрывать с моря и суши полтора десятка небольших мобильных групп израильских десантников.

— Что скажешь о плане? — спросил Элазар, с самого начала не сводивший глаз с Барака.

— А не много ли народу там будет?

— Что ты имеешь в виду?

— Думаю задание можно выполнить иным путем, — пояснил Барак. — Главное — внезапность и нечто такое, что могло бы ошеломить террористов. Операция должна длиться считанные минуты. А в самой группе должно быть не больше пятнадцати парней.

— Когда ты сможешь представить свой план? — спросил Элазар.

— Если отпустите меня прямо сейчас, то завтра.

— Только учти! — начальник генштаба поднял указательный палец. — Тебе дается право самому выбрать время начала операции и момент атаки.

Наутро план операции лежал на столе Элазара. А еще через час он, приехав к министру обороны вместе с Бараком и Шакедом, представил Даяну план операции и полную развединформацию о концентрации террористических групп и крупных подразделений регулярной ливанской армии и пограничников в районе ее проведения.

— И в этих условиях ты считаешь проведение операции реальным? — спросил министр.

— Мы сделаем все возможное, — коротко ответил Барак.

На этом же совещании запланированная операция получила кодовое название «Весна молодости», которое тут же было внесено в компьютер отдела тайных операций при генштабе ЦАХАЛа.

Бараку название понравилось.

Министр обороны разрешил начальнику генштаба в течение одной ночи нанести атакующие удары по всем целям террористов в Бейруте. Главная цель — штаб организации Народный фронт освобождения Палестины, расположенный в самом центре ливанской столицы. По замыслу генштаба, массированный удар должен был отвлечь ливанские силы безопасности и армию, что позволило бы «коммандос» без особых помех накрыть свою цель.

— Согласие главы правительства получено? — спросил Барак.

— Пока нет, — коротко ответил Даян.

— А она даст разрешение?

— Голда разрешит, — кивнул министр обороны. — Она уже давно ждет такой операции.

Короче, с ней проблем не будет…

Лишь один момент предстоящей акции вызвал спор: каким образом спецназовцы, не привлекая излишнего внимания, доберутся от берега моря к цели. И тогда один из лучших офицеров спецназа Муки Бецер предложил разбить группу «коммандос» на влюбленные парочки. Мужчины высокого роста должны были исполнять роль «ухажеров», а более низкие — женщин.

— У Эхуда лицо юноши, — не без юмора комментировал Бецер. — Именно поэтому он прекрасно подойдет на роль девушки — брюнетки с рыжим отливом…

После совещания у Даяна подразделение Барака приступило к завершающему этапу подготовки. Нужно было раздобыть парики соответствующего цвета. Участники операции по одному являлись в магазин женской одежды на тель-авивской улице Алленби, где покупали «подарки любимым девушкам» — в основном синие жакеты неимоверно больших размеров. Покупка «одежды для великанш» также была идеей Бецера: таким образом, под жакет можно было спрятать побольше ручных гранат и запасных обойм для автоматов.

После долгих колебаний было также решено использовать в операции оригинальные «узи», а не их облегченный мини-вариант, который все еще находился в стадии доработки, и в решающий момент мог подвести «коммандос». Кроме того, каждый из членов группы Барака имел при себе небольшой чемоданчик (про себя спецназовцы называли его «Джймс Бонд»), в котором свободно умещались автоматы для более дальней стрельбы, а также несколько взрывных устройств весом по 250 граммов каждое.

Уже после операции в лондонской газете «Санди таймс» было опубликовано журналистское расследование, согласно которому 1-го апреля 1973 года в отеле «Сандс», расположенном на побережье Бейрута, поселились два иностранных туриста. Один из них предъявил документы на имя бельгийского бизнесмена Жильбера Римбода, прибывшего в ливанскую столицу из Франкфурта-на-Майне рейсовым самолетом авиакомпании «Люфтганза». Второй иностранец по имени Дитер Альтнуцер прилетел в Бейрут тем же рейсом и предъявил на таможенном контроле в аэропорту паспорт гражданина ФРГ.

А спустя еще пять дней в этом же отеле остановились еще три туриста: Эндрю Виджвэй, элегантный аристократ, Шарль Босар и Джордж Эльдар. Все трое прибыли в Бейрут рейсом авиакомпании «Бритиш эрвейз» из Лондона.

Тем же вечером в бейрутском отеле «Атлантик», расположенном в непосредственной близости от домов лидеров «Черного сентября», появился новый постоялец — англичанин по имени Эндрю Мейси. Служащие отеля запомнили непосредственную манеру общения англичанина и его бесконечные расспросы о злачных местах Бейрута, где иностранец может как следует развлечься. Сообщив также, что является страстным любителем плавания, Мейси поинтересовался у администратора температурой воды на средиземноморском побережье и высотой волн.

Согласно журналистскому расследованию, Эндрю Мейси и был руководителем оперативной группы «Моссада», прибывшей в Бейрут за несколько дней до начала операции «Весна молодости». Но никому так и не удалось увидеть эту шестерку вместе…

* * *

Утром 10-го апреля начальник генштаба Давид Элазар провожал группу Барака в ангаре подразделения морских десантников, неподалеку от Хайфы. Для последнего инструктажа участники операции собрались у причала, где их уже поджидали торпедные катера. Элазар внимательно осмотрел каждого из «коммандос», сказал несколько слов о чрезвычайно важности предстоящего задания для страны, о необходимости быть предельно осторожными, после чего сделал паузу и негромко произнес:

— Убейте этих подонков, и возвращайтесь домой с миром!

Командовал операцией бригадный генерал Шакед. По его приказу девять катеров вышли из хайфской акватории и взяли курс на запад. К вечеру торпедные катера примкнули к соединению боевых кораблей израильского ВМФ, а глубокой ночью взяли курс на Бейрут…

На подходе к цели отряд разделился. Торпедные катера «Херев», «Эйлат» и «Машгев», на борту которых находились основные силы спецназа, повернули в сторону бейрутского Побережья голубей, а группы морских «коммандос» остались на месте и начали готовиться к высадке на резиновых лодках.

Примерно около полуночи семь легковых автомобилей, арендованные агентами «Моссада», были припаркованы в разбросанных друг от друга точках Побережья голубей. Тщательно замаскированный моссадовец подал с берега условный знак: машины на месте. Перед этим люди этой секретной службы еще раз проверили обстановку на улице Верден, где жили лидеры Народного фронта. И хотя на первый взгляд ничего не вызывало подозрений, моссадовцы интуитивно чувствовали: что-то изменилось. Припарковав машины на набережной, они обратили внимание на интенсивные передвижения пограничных подразделений ливанской армии.

Группа спецназовцев, бесшумно плывшая к берегу на резиновых лодках, состояла из десяти человек. Каждый из них имел конкретное задание. Три взятых напрокат машины ждали группу Барака, еще четыре — группу Липкина-Шахака. Водителями были агенты «Моссада».

Выйдя незамеченным на берег, Барак огляделся, не заметил вокруг ничего подозрительного и быстро сел рядом с водителем в первую машину марки «Бьюик скайларк». За ним последовали еще четыре спецназовца. Медленно, чтобы не вызвать подозрений, «бьюик» тронулся в путь. За ним на некотором расстоянии двигались две другие машины с израильскими «коммандос».

Тем временем, сидевший за рулем «бьюика» командир группы «Моссада» вполголоса говорил Бараку:

— Только что был на месте, неподалеку от цели. Что-то меня волнует…

— Что?

— Уж очень много полицейских машин.

— Обычно их меньше?

— Намного. Знаешь полицейский участок, который в 200 метрах от цели?

— Да.

— Сегодня там с утра маячит какой-то тип в форме. Прямо у входа на улицу. Поэтому остановимся не как предполагали, а в метрах ста от него. Сам понимаешь, это уже изменение в плане. Так что, решать тебе…

Барак молча кусал губы. По инструкции он был обязан срочно связаться со штабом операции и сообщить об изменениях в обстановке.

— Продолжаем двигаться! — сказал Барак.

Машины въехали в респектабельный бейрутский район Суан. Спецназовцы были откровенно поражены огромным количеством сверкающих дорогих машин, толпами нарядно одетых людей на улицах, царящей вокруг атмосферой праздности и беззаботности, что сразу же подняло настроение «коммандос».

— А вот и они! — негромко произнес мосадовец и показал Бараку на полицейскую машину впереди, примерно в трехстах метрах.

Полицейских было несколько. Вооруженные карабинами, они внимательно проверяли проезжающие машины.

— По ходу есть боковая улица? — спросил Барак.

— Нет, — ответил моссадовец.

Стоя на светофоре, они получили несколько секунд, чтобы принять решение. Либо разворачиваться, либо ехать по направлению к полицейскому патрулю…

Свет переключился на желтый. Моссадовец выразительно посмотрел на Барака.

— Едем! — не поворачиваясь, коротко бросил командир спецназа. — Все будет в порядке…

Полицейский с карабином, увидев в американской машине размалеванных смеющихся девиц в компании с молодыми людьми, равнодушно отвернулся…

Выехав на улицу Верден, «бьюик» притормозил у одного из домов. Первым из машины вышел Муки Бецер и, как истинный джентльмен, распахнул переднюю дверь, чтобы помочь своей «даме». Барак, кокетливо поправив на голове черный с рыжеватым отливом парик, принял протянутую руку, легко выпрыгнул из «Бьюика» и лукаво улыбнулся своему «кавалеру».

— Пойдем дорогая! — по-английски произнес Бецер и обнял Барака за плечи. — Этот город так напоминает мне Париж!

Двинувшись вперед по улице Верден, спецназовцы продолжали разыгрывать в меру загулявших иностранных туристов, когда увидели двигавшихся навстречу двух вооруженных полицейских.

— Идем, как шли, не сворачивая, — шепнул Бецер Бараку. — Они должны уступить нам дорогу.

Полицейские действительно расступились, пропуская иностранцев. Один из них, слегка задев Бецера плечом, даже извинился.

Через несколько минут они подошли к стеклянной двери дома, в котором жил «клиент» Бецера. Ярко освещенный вестибюль был пуст, охраны не было, а дверь — не заперта изнутри. Оставив Барака у входа, Бецер токнул дверь, непринужденно пересек холл и стал подниматься по лестнице. Спустя несколько секунд остальные члены группы последовали за ним. В месте с Бараком у входа в дом оставался только Амирам Левин в парике платиновой блондинки, изображавший подружку брюнетки.

В этот момент из красного «Дофина», припаркованного у противоположного тротуара, вышел молодой парень в коричневом кожаном плаще и стал переходить улицу. Краем глаза Барак увидел, что он достает пистолет, и понял: это и есть телохранитель, по какой-то причине покинувший свой пост в вестибюле. Барак дал знак Левину приготовиться. Когда телохранитель приблизился, две «женщины», деловито расстегнув жакеты, вытащили оружие и открыли по нему прицельный огонь.

Получив в грудь две пули, охранник, истекая кровью, рванулся к своей машине. Вслед ему раздалось еще несколько выстрелов. Каким-то образом палестинцу удалось пересечь улицу и залечь за каменным парапетом. Шальная пуля «коммандос» привела к замыканию сирены на одном из припаркованных автомобилей. И в ту же секунду улица и все прилегающие кварталы огласились истошным воем противоугонной системы. Часы показывали 1-29.

Звук сирены сразу же лишил операцию эффекта неожиданности. Барак понял, что с этой секунды следует действовать молниеносно и предельно осторожно. Оставив Левина у входа, он ринулся в вестибюль, чтобы присоединиться к ребятам, и занял позицию на лестничной площадке между двумя квартирами террористов. Тем временем Муки Бецер, перепрыгивая через три ступеньки, летел наверх. За ним следовали Лони, Йони Нетаниягу и Цвика Л. Крадучись, они подошли к двери Абу-Юсефа и подали Бараку условный знак — три сигнала по прибору связи.

Последовавшие несколько секунд показались Бецеру вечностью, пока он, наконец, не услышал пять ответных сигналов — знак командира, что можно начинать операцию. Подложив под дверь миниатюрное устройство, Бецер махнул товарищам, чтобы они отошли, и нажал на кнопку дистанционного пульта…

По информации, которой располагали спецназовцы, Абу-Юсеф должен был находиться в гостиной, расположенной в левом крыле квартиры. Но сила взрыва, судя по всему, привела палестинца в шоковое состояние. В одной пижаме он выскочил на шум и, увидев в проеме двери несколько человек, сразу же понял, кто его «гости».

Не давая палестинцу опомниться, Йони Нетаниягу выстрелил в Абу-Юсефа с близкого расстояния. Палестинец дернулся и инстинктивно попытался дотянуться до стоявшего за спиной письменного стола, в ящике которого лежал пистолет. В этот момент в гостиную ворвалась жена Абу-Юсефа. Сразу же поняв, что происходит, он, по волчьи оскалив зубы, кинулась на Йони, и тут же получила пулю в плечо. Истекающий кровью Абу-Юсеф что-то крикнул и упал на ковер.

Протяжный звук автосирены и выстрелы были услышаны в участке ливанской жандармерии, расположенном в 200 метрах от места событий. Дежурный офицер, знавший, что в доме неподалеку живут лидеры ФАТХа, тут же отправил туда шестерых полицейских на «Лендровере».

Увидев приближающийся джип, стоявшие у входа в дом на прикрытии Амирам Левин, Дов Бар и спустившийся к этому времени Барак, открыли по машине огонь. Через секунду к спецназовцам присоединился и доктор Шмуэль Кац, также участвовавший в операции.

«Лендровер» свернул с мостовой и врезался в стоявшую у обочине машину. Ливанские полицейские настолько растерялись, что не сразу открыли огонь.

В этот момент к операции подключились еще две группы спецназовцев. Группа Нахмани устремилась на второй этаж к квартире Камаля Аднана. Выломав дверь и ворвавшись в квартиру, Нахман увидел Аднана с пистолетом. Выпустив несколько пуль, палестинец кинулся к окну, но тут же рухнул после точного выстрела Нахмани.

В это же самое время Камаль Насер сидел за письменным столом в своей квартире на четвертом этаже этого же дома и работал над текстом речи, с которой собирался выступить через два дня на совете ФАТХа. Цвика, самый молодой в отряде Барака, сразу узнал палестинца и дважды выстрелил в упор.

На улице ситуация накалялась. На звуки перестрелки прибыл еще один патрульный джип с ливанскими полицейскими и тут же был встречен шквальным огнем спецназовцев.

В этот момент вниз спустились остальные участники операции. И тут же — строго по плану — у подъезда притормозили взятые напрокат автомобили, за рулем которых сидели агенты «Моссада». Спецназовцы впрыгнули в машины и почти сразу же увидели, как к дому приближается третий по счету «Лендровер», набитый полицейскими.

Барак приказал группе не задерживаться и ехать в порт. На месте осталась только одна машина. Вместе с Муки Бецером, Йони Нетаниягу и еще одним членом группы Барак выскочил из машины и открыл огонь по приближавшемуся джипу. «Лендровер» замедлил ход и остановился. В ту же секунду Бецер швырнул в сторону джипа гранату, после чего, не теряя ни секунды, спецназовцы сели в машину и устремились вперед к набережной Бейрута.

* * *

Добравшись до места сбора группы, Барак доложил командованию о том, что задание выполнено без потерь. Шакед, принявший рапорт Барака, облегченно вздохнул и дал команду начинать второй этап бейрутской операции.

В 1-34 ночи, спустя четыре минуты после ликвидации лидеров ФАТХа, группа морских пехотинцев во главе с Амноном Липкиным-Шахаком вплотную подошла к жилому дому, в котором располагался штаб организации Народный фронт освобождения Палестины. В передовом отряде, помимо самого командира, были еще три бойца. Вооруженные пистолетами с глушителями морские десантники, одетые в джинсы и цветные тенниски, получив команду Шакеда, направились к дому, но тут произошло непредвиденное: шедшие впереди Авида и Хагай внезапно натолкнулись на двух палестинцев из охраны штаба.

Мгновенно сориентировавшись, охранники практически в упор открыли огонь из автоматов. Авида был убит на месте, Хагай получил тяжелое ранение и вскоре скончался. Звуки выстрелов подняли на ноги многочисленную охрану штаба. По израильтянам был открыт шквальный огонь из автоматического оружия.

Понимая, что план операции, рассчитанный на внезапную атаку, срывается, Липкин— Шахак перешел на резервный вариант. К опорным столбам, на которых располагалось здание, был прикреплен мощный заряд взрывчатки. Прошло еще несколько секунд, и Бейрут буквально содрогнулся от взрыва колоссальной силы. Командный пункт террористов, а вместе с ним и несколько десятков боевиков, находившихся в здании штаба, были уничтожены.

Сразу же после завершения задания морские десантники стремительно отошли к побережью. Там их ждали спецназовцы Барака…

ПОДПИСАТЬСЯ

Наши партнеры

  • Школа тенниса СРЕДА ТЕННИСА
  • ЧОО Альпийский Вымпел
  • КОБУДО
  • ЦЕНТ ПАТРИОТ
  • ЧОО Ассоциация Вымпел
  • АМК
  • Санаторий Кисегач

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности

Конфуций