Том 6. Заключение


194
Весной 1943 г. завершился важнейший, качественно новый этап вто­рой мировой войны. В ходе войны произошел коренной перелом в пользу государств антифашистской коалиции. Выдающаяся победа советского народа под Сталинградом и последовавшие затем наступатель­ные операции Советских Вооруженных Сил на Северном Кавказе, под Ле­нинградом, в Донбассе, на курском и харьковском направлениях приобре­ли всемирно-историческое значение. Героический советский народ, ведо­мый ленинской партией коммунистов, нанес решающее поражение главным силам фашистского блока, изменив течение мировой войны. Отрезку времени с осени 1942 по весну 1943 г. суждено было занять особое место в мировой истории.
 
Изменение хода войны было обусловлено военно-политическими со­бытиями, позволившими СССР, а также другим государствам антигитле­ровской коалиции окончательно преодолеть кризисные ситуации, нанести непоправимые поражения агрессору и вырвать у еще сильного врага стратегическую инициативу. К таким событиям прежде всего следует отнести разгром ударных сил фашистского блока на советско-герман­ском фронте. Эта победа в сочетании с успешными действиями западных союзников на других театрах войны явилась основным показателем развития и углубления коренного перелома.
 
Война — многосторонний процесс, поэтому в понятие перелома вклю­чаются также важные явления в экономической и политической сферах. Бурный рост в конце 1942 — начале 1943 г. военно-экономического по­тенциала основных стран антигитлеровской коалиции предрешил исход экономического противоборства в их пользу. Военная экономика Совет­ского Союза, преодолев трудности первого года войны, во все нарастающем масштабе обеспечивала потребности фронта. Была завершена перестройка на военный лад экономики Великобритании, получило большой размах военное производство в США.
 
К важнейшим политическим явлениям войны относятся дальнейшее укрепление антигитлеровской коалиции и назревание кризисных ситуа­ций, появление трещин в фашистском блоке, свидетельствовавших о его непрочности и неспособности выдержать испытания затянувшейся тяже­лой войны. Для этого этапа характерно также упрочение морально-поли­тического состояния народов стран антифашистской коалиции, укрепле­ние их веры в окончательную победу, подъем национально-освободитель­ного движения в оккупированных странах Европы и Азии. Одновременно нарастал процесс падения морального состояния населения и личного состава армий стран фашистского блока.
 
Переход вооруженных сил государств антифашистской коалиции на ряде театров военных действий от обороны к стратегическому наступле­нию и одержанные ими победы подорвали мощь агрессивного блока и со­здали предпосылки для последующих, еще более крупных успехов. Люд­ские и материальные потери, ухудшение условий вооруженной борьбы на различных театрах войны приобрели для стран фашистского блока необратимый характер. Безвозвратно ушли в прошлое «молниеносные» походы и «блистательные» победы агрессоров. Их вооруженные силы вступили в полосу поражений, утрачивали стратегическую инициативу, оставляли важные районы.
 
Определяющее значение для поворота в войне имели события, проис­шедшие на советско-германском фронте зимой 1942/43 г. Именно на этом, главном, фронте второй мировой войны по-прежнему действовали ударные силы фашистского блока, которые подверглись сокрушительному раз­грому. Только в ходе контрнаступления под Сталинградом советские вой­ска наголову разгромили пять вражеских армий.
 
Оценивая значение исторической битвы под Сталинградом, Генераль­ный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев говорил: «В этой битве Красная Армия проявила героизм и воинское искусство, которые не знают себе равных в истории войн, и одержала блестящую победу».
 
С великой победой на Волге стратегическая инициатива прочно и окончательно перешла в руки советского Верховного Главнокомандова­ния. Началось массовое изгнание врага с советской земли. Развернувшееся контрнаступление советских войск на Сталинградско-Ростовском направ­лении резко изменило обстановку на южном участке советско-герман­ского фронта и положило начало широкому наступлению, которое, по су­ществу, продолжалось до капитуляции фашистской Германии. По своему размаху, результатам и влиянию эта победа, отмечал видный американ­ский публицист Р. Шервуд, была фактически равна выигрышу отдельной крупной войны. «Завершение грандиозной русской победы в Сталингра­де, — писал он, — изменило всю картину войны и перспективы ближайше­го будущего».
 
Важное значение в углублении коренного перелома в войне имели успешные наступательные операции Советской Армии на других участках советско-германского фронта. Разгром сталинградской группировки врага создал предпосылки для нанесения Советской Армией новых мощных уда­ров на северо-кавказском и воронежском направлениях, которые до осно­вания расшатали все южное крыло восточного фронта немецко-фашистских войск. Наступательные операции развернулись также под Ленингра­дом, на Демянском направлении, под Вязьмой и Ржевом, в районе Орла. В действие приводились, по существу, все фронтовые объединения Совет­ской Армии от Балтики до Кавказа. В ходе наступательной кампании были возвращены важные в экономическом отношении районы Север­ного Кавказа, Дона и Кубани, прорвана блокада Ленинграда, значи­тельно улучшена обстановка на северо-западном и западном направлени­ях, положено начало освобождению Донбасса. Большую помощь советским войскам оказывали партизаны. Они наносили удары по коммуникациям противника, содействовали ликвидации окруженных вражеских группиро­вок, препятствовали угону советских граждан на фашистскую каторгу, совершали глубокие рейды по тылам врага, вели активную разведыва­тельную деятельность.
 
Наибольший успех был достигнут на южном крыле советско-герман­ского фронта, где Советская Армия продвинулась на 600—700 км, очи­стила от врага более 480 тыс. кв. км территории, вызволила из фашист­ской неволи миллионы советских граждан.
 
Враг понес огромные потери. Более 100 дивизий оказались разгром­ленными, из них 50-на сталинградском направлении. Около 1 700 тыс. солдат и офицеров противника были убиты, ранены, пленены или про­пали без вести. Гитлеровцы потеряли 24 тыс. орудий, свыше 3,5 тыс. танков и 4,3 тыс. самолетов. Разгрому подверглись войска европейских союзников фашистской Германии. Фактически перестали существовать 3-я и 4-я румынские, 2-я венгерская и 8-я итальянская армии.
 
Чтобы восстановить и стабилизировать стратегический фронт оборо­ны, гитлеровское командование вынуждено было перебросить на восток большое количество соединений, частей, маршевого пополнения, боевой техники и вооружения. Только с 19 ноября 1942 г. по 30 марта 1943 г. из Западной Европы было переброшено 33 дивизии и 3 бригады. На советско-германский фронт направлялось значительное количество авиации (в том числе соединения, базировавшиеся ранее на Атлантическом побережье и в районе Средиземного моря), что ослабило возможности Германии по ве­дению борьбы на коммуникациях западных союзников, особенно в Атлантике.
 
Военно-политическое руководство фашистской Германии понимало катастрофические последствия поражения своих войск на советско-гер­манском фронте зимой 1942/43 г. Так, фельдмаршал Манштейн вынужден был констатировать, что Советским Вооруженным Силам удалось окру­жить самую сильную 6-ю немецкую армию. Кроме того, отмечал он, пере­стали существовать как боеспособная сила на фронте четыре союзные армии. Горечь поражения усугублялась тем, жаловался Манштейн, что к «потере войск надо еще присоединить овладение русскими всей захва­ченной нами в результате летнего наступления 1942 г. огромной террито­рии с ее ресурсами».
 
Победы Советских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г. были одержа­ны благодаря руководящей и направляющей деятельности Коммунистиче­ской партии, трудовому подвигу советского народа. В результате героиче­ских усилий трудящихся Советского Союза были созданы необходимые материально-технические и морально-политические предпосылки для ре­шающего изменения хода войны. Партия обеспечила монолитное единство фронта и тыла, мобилизовала все на достижение решительной победы над врагом.
 
Советский народ, воодушевленный успехами на фронтах Великой Отечественной войны, с огромным подъемом духовных сил оказал все­мерную помощь действующей армии. Солдаты и офицеры Вооруженных Сил были полны решимости добиться полной и окончательной победы над врагом. Советские люди глубоко верили в правоту дела Коммунисти­ческой партии, безраздельно доверяли ей как своему боевому авангарду. И коммунисты, с честью оправдывая это доверие, всегда находились на наиболее важных участках фронта, самых сложных и ответственных на­правлениях. В борьбе с врагом они несли значительные потери, но ряды партии неуклонно росли. Только с декабря 1942 г. по март 1943 г. в члены и кандидаты партии было принято почти 870 тыс. человек. Непрерывный рост партии оказывал огромное влияние на укрепление экономической и военной мощи Советского государства.
 
В рассматриваемый период Советская Армия фактически вела едино­борство с главной группировкой агрессивного блока в Европе, так как второго фронта не существовало. Основные усилия США и Великобрита­нии в это время были сосредоточены в Северной Африке и на Средиземном море, где в течение двух предшествовавших лет ни одной из воюющих сторон не удавалось добиться решительных успехов. Они были достигну­ты лишь в конце 1942 — первой половине 1943 г., когда англо-американ­ским войскам удалось разгромить 300-тысячную итало-немецкую группи­ровку. Значительный урон был нанесен итальянскому флоту.
 
Западные союзники полностью очистили Северную Африку от итало-немецких войск и завоевали господство на Средиземном море. Союзные державы упрочили свои позиции на Ближнем Востоке и в Северной Аф­рике, получили возможность свободного судоходства через Суэцкий канал. Несомненный успех войск западных союзников во многом предопре­делялся тем, что против них действовали ограниченные силы, а усилить свою группировку в Северной Африке враг не мог, так как все резервы бросал на советско-германский фронт. Разгром войск фашистского блока на советско-германском фронте, а также успехи союзников в Северной Африке создали благоприятные условия для последующего вывода из вой­ны Италии и надежного обеспечения средиземноморских коммуникаций.
 
Весной 1943 г. резко изменилась обстановка в Атлантике. Хотя немецко-фашистское командование и наращивало подводные силы, количество потопленных ими судов вследствие ослабления немецкой авиации и улуч­шения противолодочной обороны США и Великобритании резко сократи­лось. Если в октябре 1942 г. союзники и нейтральные страны потеряли в Атлантике около 90 торговых судов общим водоизмещением более 560 тыс. брт, то в апреле 1943 г.— 45 судов водоизмещением свыше 250 тыс. брт. Следует отметить, что судостроительная промышленность США и Великобритании в это время производила судов во много раз боль­ше, чем эти страны теряли от ударов врага. Резко возросли и потери подводных лодок у противника. Все это свидетельствовало о том, что су­ществовавшая столь длительное время кризисная ситуация для союзного судоходства в Атлантике была преодолена.
 
Известных успехов добились американские вооруженные силы в юго-западной части Тихого океана. Овладев Гуадалканалом и улучшив пози­ции на Новой Гвинее, они упрочили свое стратегическое положение в этом районе. Инициатива стала переходить в руки американского командова­ния. Японские вооруженные силы вынуждены были перейти к стратеги­ческой обороне. Отпала угроза вторжения японских войск в Австралию.
 
Событиям, связанным с переломом во второй мировой войне, посвя­щено огромное количество трудов во многих странах мира. В большинстве таких работ, изданных на Западе, им дается в основном объективная оценка и показывается влияние советско-германского фронта зимой 1942/43 г. на военно-политическую обстановку в мировом масштабе. Вме­сте с тем значительная часть наиболее реакционных буржуазных авто­ров, пытаясь умалить значение побед Советской Армии, стремится пред­ставить их как локальные события. Крупнейшую победу Советских Воо­руженных Сил под Сталинградом они ставят в один ряд с операциями под Эль-Аламейном, Мидуэем, Гуадалканалом. Подобные утверждения не име­ют ничего общего с исторической действительностью. События под Эль-Аламейном, высадка на побережье Марокко и Алжира, безусловно, сыгра­ли важную роль в борьбе за Северную Африку. Однако их влияние не выходило за рамки в основном этого театра военных действий. Еще мень­шее воздействие на общую обстановку оказал успех американских сил в районах Соломоновых островов и Новой Гвинеи. Оно ограничивалось главным образом изменением оперативно-стратегической обстановки в юго-западной части Тихого океана. Что же касается побед советских войск зи­мой 1942/43 г., особенно под Сталинградом, то они определили весь ход второй мировой войны в целом, повлияли на политическое положение вою­ющих коалиций. Поэтому не случайно президент США Рузвельт назвал победу под Сталинградом «поворотным пунктом войны Союзных Наций против сил агрессии».
 
Крупные успехи, одержанные на данном этапе войны, упрочили по­ложение антифашистской коалиции. Это нашло свое выражение в росте активности народных масс, стремившихся ускорить разгром фашизма, в присоединении к ней новых государств, в дальнейшем развертывании национально-освободительной борьбы народов на оккупированных терри­ториях.
 
Для происходившего сплочения сил антифашистской коалиции поло­жительное значение имел тот факт, что руководители США и Великобри­тании на конференции в Касабланке присоединились к ранее провозгла­шенной, по существу, Советским Союзом конечной цели в войне — безо­говорочной капитуляции государств-агрессоров, ликвидации господство­вавших в них фашистских режимов. Они приняли также решение активи­зировать военные действия против ведущих стран фашистского блока, высказались за разработку планов послевоенного устройства мира. Эти решения нанесли удар по реакционным силам, стремившимся к различ­ного рода закулисным сделкам с фашистскими государствами.
 
Следует, однако, отметить, что внутри антифашистской коалиции по­стоянно шла борьба двух политических курсов как в вопросе о достижении быстрейшей победы над общим врагом, так и о принципах послевоенного устройства мира. Несмотря на это, ее участники в конечном итоге преодо­левали многие расхождения, достигали согласованных решений и един­ства действий. Это свидетельствовало о том, что одерживала верх тенден­ция на укрепление антифашистской коалиции. Важную роль в этом сыграло Советское правительство, которое во внешней политике проявля­ло принципиальность, твердость и в то же время выдержку и большую гибкость.
 
К весне 1943 г. значительно улучшилось положение Советского Сою­за. Возрос его авторитет на международной арене. Ряд государств устано­вил с ним дипломатические отношения. Народы мира еще раз убедились, что Страна Советов и ее армия являются наиболее реальной силой, способ­ной вести решительную и бескомпромиссную борьбу с фашизмом до полной победы. Во всех странах необычайно возрос интерес к жизни и борьбе со­ветского народа. Развертывалось движение широких слоев населения за­падных государств за оказание действенной помощи Советскому Союзу быстрейшее открытие второго фронта в Европе.
 
Советская экономика обеспечивала возраставшие нужды фронта в во­оружении, боевой технике и других материальных средствах. Несмотря на то что фашистская Германия значительно увеличила выпуск средств борьбы, советская промышленность по-прежнему превосходила ее в уров­не производства основных их видов. В СССР в 1,6—3,5 раза больше, чем в Германии, выпускалось танков, самолетов, орудий и минометов. Вместе с тем еще не удалось преодолеть трудности в снабжении армии боеприпа­сами. В первой половине 1943 г. в Советском Союзе было выпущено сна­рядов и мин на 7 млн. меньше, чем во втором полугодии 1942 г. Ликвида­ция этого отставания стала одной из первостепенных задач советской промышленности.
 
Крупные успехи в развертывании военного производства были достиг­нуты в других основных странах антигитлеровской коалиции. В первом полугодии 1943 г. по сравнению со вторым полугодием 1942 г. в США про­изводство боевых кораблей, самолетов, танков, орудий, минометов, пулеметов, винтовок, снарядов, мин и других средств возросло в 1,1—2 раза. Увеличилось строительство торговых судов.
 
Происходивший коренной перелом в войне оказал большое влияние на сплочение всех патриотических сил движения Сопротивления в оккупиро­ванных странах Европы и Азии, на расширение социальной базы против­ников фашизма и способствовал объединению их в общенациональные фронты, ведущей политической силой которых были революционное рабо­чее движение во главе с марксистско-ленинскими партиями. В анти­фашистской борьбе на территории оккупированных стран Европы повыси­лась активность патриотов, организовывались новые партизанские отряды и подпольные группы, усилились их удары по коммуникациям, складам и базам противника. В конце 1942 — начале 1943 г. расширилось нацио­нально-освободительное движение в странах Юго-Восточной Азии и бас­сейна Тихого океана. В активную борьбу с японскими захватчиками втя­гивались значительные слои населения, что создавало предпосылки для образования в этих странах единого антифашистского фронта.
 
Резко ухудшилось внешнеполитическое положение стран оси. Поли­тический и военный авторитет гитлеровской Германии непрерывно падал. Государства фашистского блока понесли крупные потери в людях, боевой технике и вооружении, восполнение которых для них являлось сложной проблемой. Так, немецко-фашистская армия и ее европейские союзники на всех фронтах и театрах военных действий потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 2 млн. человек. Хотя Германия, являясь наиболее мощной в экономическом отношении державой фашистского бло­ка, смогла в первом полугодии 1943 г. по сравнению с предыдущим полу­годием увеличить в 1,1—2 раза производство средств борьбы, их все же не хватало для восполнения огромных потерь, понесенных особенно на совет­ско-германском фронте. Однако «третий рейх», выкачивая людские и эко­номические ресурсы из оккупированных территорий и союзных ему стран, еще обладал большими возможностями для дальнейшего расширения во­енного производства.
 
В Японии из-за недостатка сырья и топлива сравнительно в высоких темпах увеличивался лишь выпуск орудий и самолетов. Судостроение же покрывало потери в торговом флоте всего на одну треть. Наиболее небла­гополучно обстояло дело в танковой промышленности, которая в 1943 г. значительно снизила выпуск боевых машин.
 
Итальянская военная экономика находилась на грани развала. Она оказалась не в состоянии обеспечить свои вооруженные силы необходи­мыми средствами борьбы.
 
Поражения армий фашистского блока имели далеко идущие последст­вия. Страны оси вступили в полосу глубокого кризиса. Потерпели не­удачи попытки фашистской Германии втянуть Японию в войну против СССР. Полностью рушились надежды на победное окончание войны. Ста­новилось очевидным, что поражения на фронтах являются лишь началом неизбежного краха. Поэтому союзники фашистской Германии — Ита­лия, Венгрия, Румыния и Финляндия — усилили политическое маневри­рование в поисках путей выхода из войны. Гитлеровскому руководству пришлось принять жесткие меры для того, чтобы удерживать их в повино­вении. Более отчетливо стала проявляться внешнеполитическая изоляция государств фашистского блока. Нейтральные страны, хотя и не порывали прежние связи с ними, в своей политике начали все больше ориентиро­ваться на западных союзников.
 
Несмотря на то что неудачи Японии на Тихом океане не шли ни в ка­кое сравнение с поражениями ее партнеров по оси в Европе, общее воен­но-политическое положение страны также ухудшалось. Все более при­зрачной становилась возможность удержания огромных территорий, захваченных в начале войны против США и Великобритании. Крупные победы Советских Вооруженных Сил, одержанные в конце 1942 — начале 1943 г., отрезвляюще подействовали на японское правительство. Несмот­ря на усилившийся нажим Германии, оно уклонилось от вступления в войну против СССР. Утрата инициативы и разгром европейских союз­ников по блоку вынудили японское верховное командование принять решение на переход к стратегической обороне. Однако оборона на об­ширных пространствах Тихого океана и Юго-Восточной Азии при недо­статке сил, средств и слабом обеспечении коммуникаций была весьма уяз­вимой. Япония теряла выгодные позиции в районах Новой Гвинеи, Соло­моновых и Алеутских островов. Терпели провал ее расчеты на вывод из войны Китая и привлечение на свою сторону населения захвачен­ных стран.
 
Зимой 1942/43 г. шовинистско-милитаристский угар, в котором пре­бывало население стран фашистского блока, начал рассеиваться. Даже среди наиболее зараженных фашистской идеологией немцев широко рас­пространилась своеобразная болезнь, получившая название «душевного гриппа». Скептицизм и сомнения, растерянность и подавленность охваты­вали все более широкие слои населения и армии. Усилилось антифашист­ское движение в этих государствах. Особенно большого размаха оно до­стигло в Италии в начале 1943 г. Развернувшееся забастовочное движе­ние и политические выступления трудящихся значительно ослабляли по­зиции итальянского фашизма.
 
Под влиянием военных поражений назревали серьезные противоре­чия среди правящей верхушки фашистских государств. Часть генера­литета вермахта, промышленников, высокопоставленных представителей государственного аппарата и интеллигенции создавали оппозиционные группировки, стремившиеся убрать Гитлера, которого они считали глав­ным виновником катастрофических поражений Германии. Подобные ор­ганизации, направленные против Муссолини, создавались и действовали в Италии.
 
Фашистским главарям становилось очевидным, что успехи в борьбе за мировое господство кончились и речь теперь может идти лишь об удер­жании захваченных территорий и выгодных стратегических рубежей. Происходила кардинальная смена лозунгов. Отныне и до конца войны они стали утверждать, что Германия якобы ведет «оборонительную войну». «Третий рейх», заливший кровью всю Европу, объявил теперь, что борет­ся «в защиту» мировой культуры. Спекуляция на антикоммунизме, при­носившая успехи до начала второй мировой войны и с ее развязыванием, вновь выдвигается как главная политическая линия.
 
Предвидя новые трудности и осложнения, гитлеровское руководство прибегло к тотальной мобилизации людских и материальных ресурсов страны. Оно провозгласило, что Германия вступила в эпоху «тотальной войны» и было полно решимости ни при каких обстоятельствах не капи­тулировать. Попав в кризисную ситуацию, руководители и стратеги на­цизма заботились прежде всего о всемерном укреплении фашистской диктатуры. Они старались беспощадной жестокостью и террором добить­ся в народе и армии предельного напряжения сил, подавить растущее недовольство. Однако эти меры могли привести лишь к ограниченным результатам, коренным образом изменить обстановку они были уже не в состоянии. Гитлеровская Германия и ее партнеры по блоку стояли перед новыми поражениями.
 
В зимнюю кампанию 1942/43 г. в большинстве воюющих государств произошло некоторое увеличение численности вооруженных сил и основ­ных средств борьбы. 
 
Численность личного состава росла быстрее в вооруженных силах государств антифашистской коалиции. Этот процесс происходил в основном за счет роста армии США, которые продолжали развертывать крупные сухопутные силы. Во всех армиях увеличилось ко­личество орудий и минометов. Причем следует отметить, что рост артил­лерии в армиях фашистского блока объясняется изменением взглядов на ее роль, особенно в связи с вынужденным переходом фашистских войск к ведению преимущественно оборонительных действий. Антигитлеров­ская коалиция по-прежнему значительно опережала противника в росте парка боевых самолетов. Этот процесс происходил в основном в военно-воздушных силах СССР и США. Количественное изменение состава броне­танковой техники несколько замедлилось в связи с поступлением в войска новых или модернизированных средних и тяжелых боевых машин. Уве­личился количественный разрыв в корабельном составе в пользу флотов антифашистской коалиции. Общее превосходство антифашистской коали­ции в силах к концу рассматриваемого этапа являлось важным условием для успешного завершения коренного перелома в войне.
 
К сожалению, как и прежде, основная масса сухопутных сил, а также авиации США и Великобритании находилась в метрополиях, и лишь не­значительная часть вела боевые действия на театрах против стран оси. Следовательно, огромная военная мощь США и Великобритании исполь­зовалась частично, что не отвечало требованиям коалиционной стратегии и по-прежнему возлагало основное бремя ведения войны с главным про­тивником — гитлеровской Германией на Советский Союз.
 
Вооруженные силы СССР, США и Великобритании в течение всей зимней кампании превосходили фашистский блок по своей технической оснащенности. 
 
Для данного этапа войны было характерно возрастание степени осна­щенности по авиации и некоторое снижение по другим показателям. По­следнее являлось следствием увеличения личного состава вооруженных сил и потерь воюющих сторон в орудиях и танках в ходе вооруженной борьбы большого размаха.
 
В сухопутные войска основных воюющих государств продолжали по­ступать бронетанковая техника, реактивная и противотанковая артилле­рия, автоматическое оружие, радиотехнические средства связи и разведки, средства механической тяги. Легкий танк почти во всех армиях снимался с вооружения, а основным типом становился средний танк, одним из не­превзойденных образцов которого являлся советский танк Т-34. В армиях ряда стран увеличивалось количество и повышалось качество тяжелых танков. Руководители Германии видели в новой бронетанковой технике («тиграх», «пантерах», «фердинандах») одно из спасительных средств прео­доления кризиса в войне с Советским Союзом.
 
На вооружение военно-воздушных сил принимались самолеты, обла­давшие большими скоростью, мощью вооружения, бомбовой нагрузкой, скороподъемностью и дальностью полета. Решающие военные действия велись на континентальных театрах, поэтому в СССР и Германии главное внимание уделялось увеличению выпуска самолетов, способных поддержи­вать сухопутные войска. Основную массу самолетного парка в этих госу­дарствах составляли истребители и штурмовики. Советские ВВС имели значительное преимущество над авиацией противника в штурмовиках, которые обладали высокими боевыми качествами. В США и Великобрита­нии большое внимание по-прежнему уделялось насыщению вооруженных сил тяжелой бомбардировочной авиацией с большим радиусом полета, спо­собной действовать как на континентальных, так и на океанских театрах.
 
В армиях основных государств коалиций росли количественно и каче­ственно силы и средства войск ПВО. Особенно это относилось к Совет­ским Вооруженным Силам, где в Войсках ПВО страны резко возросло количество новых типов истребителей, более совершенных 85-мм зенитных орудий, радиолокационных средств.
 
В предвидении развертывания крупных операций на морских и оке­анских театрах большое внимание уделялось оснащению флотов новейши­ми средствами борьбы. Особенно бурно росли военно-морские силы США и Великобритании. На их вооружение поступали эскортные авианосцы, десантно-высадочные суда, радиолокационные средства и другая техника. В Германии по-прежнему значительное внимание уделялось строительст­ву подводных лодок как главного средства для срыва морских перево­зок своих противников. Однако план их ввода в строй нарушался. Пере­ключение основных производственных мощностей на выпуск боевой тех­ники и вооружения для сухопутных войск ограничивало возможности удовлетворения нужд флота. Для его строительства не хватало материаль­ных средств и квалифицированной рабочей силы. К тому же новые проекты кораблей не осваивались, технические усовершенствования вводи­лись медленно. Все это значительно снижало возможности германского флота в борьбе на коммуникациях союзных держав.
 
Таким образом, в целом вооруженные силы ведущих государств анти­фашистской коалиции по своей численности более чем в 1,5 раза превос­ходили противника. Они лучше были оснащены техникой и вооружением, чем армии и флоты стран фашистского блока.
 
Важное значение в успехах вооруженных сил антигитлеровской коа­лиции имело совершенствование военного искусства. Крупные успехи в его развитии были достигнуты в Советских Вооруженных Силах, которые вели активные наступательные действия на широком фронте. Развитие совет­ского военного искусства наиболее ярко проявилось в операциях под Ста­линградом, на Северном Кавказе, Верхнем Дону и под Ленинградом.
 
В буржуазной исторической литературе при рассмотрении побед Со­ветских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г., в том числе и под Сталингра­дом, внимание акцентируется на ошибках Гитлера, низкой боеспособности венгерских, итальянских и румынских войск, суровых условиях зимы, яко­бы подавляющем превосходстве Советской Армии над противником в си­лах и средствах. Некоторые авторы усиленно пропагандируют тезис, будто Советские Вооруженные Силы одерживали победы оружием, полученным по ленд-лизу. Даже те исследователи, которые в своих работах в той или иной мере признают возраставшую роль советского военного искусства в победе над врагом, на первый план выдвигают различного рода второ­степенные факторы.
 
Конечно, вышеуказанные причины оказывали определенное влияние, но не являлись определяющими. Сокрушительный разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом и в других операциях, проведенных Со­ветскими Вооруженными Силами зимой 1942/43 г., явился результатом возросшей мощи действующей армии, величайшего героизма и стойкости советских войск, их мастерства и высокого военного искусства. Советская Армия одерживала победы оружием, которым ее снабдил народ Страны Советов. Поставки же самолетов и танков по ленд-лизу с лета 1942 г. до середины 1943 г. не превышали 10—12 процентов общего количества бое­вой техники, произведенной советской промышленностью.
 
Наступательная кампания советских войск зимой 1942/43 г., как и зимняя кампания 1941/42 г., началась с контрнаступления. При его под­готовке и осуществлении советское Верховное Главнокомандование, ко­мандования фронтов и армий проявили высокое искусство в выработке стратегического замысла и замысла операций, во внезапном нанесении мощных первоначальных ударов, в скрытном создании сильных группиро­вок на направлениях главных ударов фронтов, в умелом осуществлении ударов по фронту и глубине, в обеспечении постоянного твердого и гибкого управления, войсками.
 
Если контрнаступление советских войск под Москвой началось в условиях продолжавшегося наступления противника, то под Сталингра­дом оно развернулось, когда главные силы врага уже перешли к обороне, но не успели прочно закрепиться. В ходе контрнаступления под Москвой советским войскам удалось нанести поражение лишь фланговым группи­ровкам врага. Под Сталинградом сокрушительному разгрому подверглись его главные силы, что сыграло решающую роль в создании условий для развертывания последующих наступательных операций на других участ­ках советско-германского фронта.
 
Контрнаступление трех фронтов на сталинградском направлении че­рез некоторое время переросло в наступление советских войск на огром­ном пространстве от Ленинграда до предгорий Главного Кавказского хребта. Всего в зимнем наступлении 1942/43 г. участвовало 11 фронтов 65 армий (в том числе 3 танковые и 13 воздушных). Оно развертывалось в полосе 1500—1700 км и на глубину до 300—700 км. Противник был ско­ван на всем советско-германском фронте, что значительно ограничило его маневр силами и средствами. Способ последовательного развертывания на­ступательных операций, впервые примененный зимой 1942/43 г., в даль­нейшем стал основным способом ведения стратегического наступления Со­ветскими Вооруженными Силами.
 
В наступательных операциях под Сталинградом были четко сплани­рованы и осуществлены прорыв тактической обороны противника, разви­тие его в оперативную глубину и разгром резервов врага. В успехе про­рыва важную роль сыграло впервые проведенное в полном объеме артиллерийское наступление, методы которого в последующем все более совершенствовались. Важное значение на всех этапах наступательных операций имело тщательно спланированное и умело организованное взаимодействие родов войск.
 
Действия Советских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г. обогатили военное искусство опытом организации и осуществления окружения и уничтожения крупных группировок противника. В прошлых кампаниях советским войскам удавалось окружать отдельные группировки врага, но операции обычно не получали своего окончательного завершения — про­тивник не был уничтожен. В операциях же зимой 1942/43 г. крупные опе­ративно-стратегические группировки противника не только окружались, но и уничтожались. Это достигалось нанесением сильных и внезапных ударов, быстрым прорывом вражеской обороны, стремительным выходом наступавших войск на фланги и тылы противника, своевременным созда­нием внешнего и внутреннего фронтов окружения, а также эффективной блокадой противника с воздуха.
 
Классическим примером окружения стратегической группировки про­тивника явилась операция в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом. Однако в силу сложных оперативно-стратегических усло­вий уничтожение этой группировки удалось завершить лишь через два месяца после окружения. Следует отметить, что в Острогожско-Россошанской операции впервые удалось одновременно с окружением расчленить вражеские войска и уничтожить их по частям. Этот метод был широко при­менен в последующих кампаниях.
 
Соединения и объединения танковых и механизированных войск умело применялись при завершении прорыва тактической обороны про­тивника, осуществлении маневра на окружение, разгроме резервов и раз­витии наступления в оперативной глубине. На основе этого ценного опы­та был сделан вывод о нецелесообразности иметь в танковой армии наряду с танковыми и механизированными корпусами стрелковые соединения, которые снижали маневренные возможности подвижных войск. Танковые армии стали иметь однородный состав (два танковых и механизирован­ный корпуса). Такие объединения, обладавшие большой ударной силой и высокой маневренностью, были легкоуправляемы и успешно действова­ли до конца войны.
 
Зимняя кампания 1942/43 г. стала важным этапом в борьбе за завое­вание господства в воздухе, оказывавшим положительное влияние на ве­дение стратегического наступления в целом. Одновременно с уничтожени­ем вражеской авиации в воздушных боях советские ВВС все более эффек­тивно действовали по аэродромам противника. Воздушные бои и сражения, развернувшиеся в районе Сталинграда и на Кубани, явились важней­шими вехами на пути к завоеванию стратегического господства в возду­хе. Советские ВВС обогатились опытом применения крупных сил авиа­ции в стратегических операциях, а также организации авиационного на­ступления. Резко возрастала активность советской авиации и в борьбе с оперативными и стратегическими резервами врага. Она наносила мощные удары по крупным железнодорожным узлам и станциям, где сосредоточи­вались эшелоны с вражескими войсками и техникой.
 
Большое искусство советское командование проявило при использо­вании стратегических резервов. Они применялись для создания ударных группировок во фронтах, развития наступления в глубину, отражения контрударов и контрнаступления противника. Всего в ходе зимней кам­пании 1942/43 г. Ставка передала фронтам из своего резерва: 4 танковые армии, 29 танковых и механизированных корпусов, 108 стрелковых диви­зий, 23 артиллерийские дивизии, 26 зенитно-артиллерийских дивизий, 19 авиационных дивизий, 16 инженерных бригад и много других соеди­нений и частей.
 
Совершенствовалось искусство применения советского Военно-Морского Флота. Основные усилия его направлялись на содействие войскам, наступавшим на приморских направлениях, а также для выполнения за­дач по нарушению судоходства противника и защите своих коммуникаций. Ценный опыт накопил Северный флот, который успешно осуществлял операции по проводке конвоев в тесном взаимодействии с соединениями британского флота.
 
Резко изменился характер действий Войск ПВО страны. Развитие стратегического наступления на значительную глубину потребовало орга­низации противовоздушной обороны новых важных объектов и районов на освобождаемой территории, наращивания усилий и перегруппировки сил и средств ПВО. Важным фактором являлось тесное взаимодействие Войск ПВО страны с войсковой ПВО. Все более надежной становилась противо­воздушная оборона стратегических и крупных оперативных объектов в глубине страны и в прифронтовой зоне, совершенствовались способы, возрастала эффективность их прикрытия от налетов авиации врага.
 
Зимой 1942/43 г. способы действий немецко-фашистских войск на советско-германском фронте существенно изменились. От наступления они перешли к стратегической обороне, которая резко отличалась от обо­роны, применявшейся ими в зимнюю кампанию 1941/42 г. Если раньше противнику удавалось избегать гибели своих оперативно-стратегических группировок в различные рода котлах и отход его войск носил локальный характер, то теперь положение коренным образом изменилось.
 
Под мощными ударами Советской Армии оборона врага рушилась на всем южном участке советско-германского фронта и его крупные группи­ровки оказывались в окружении. В результате их разгрома создавались большие бреши в стратегическом фронте врага, которые он не мог закрыть имевшимися в наличии оперативными резервами. Впервые в истории второй мировой войны немецко-фашистские войска совершали отход не толь­ко армейскими объединениями, но и группами армий. Они отходили на широком фронте и на большую глубину. Враг широко применял сдержи­вающие действия. Особое упорство его войска проявляли при обороне наиболее выгодных, заранее подготовленных в инженерном отношении рубежей и населенных пунктов.
 
Оперативные и подходившие из глубины стратегические резервы ис­пользовались обычно для контрударов. Они чаще всего наносились по флангам наступавших советских войск (контрудары против 6-й армии в Донбассе). В некоторых случаях предпринимались и фронтальные контр­удары. Наиболее крупный из них — из района Котельниковского с целью деблокады 6-й немецкой армии. Лишь в Донбассе и под Харьковом немецко-фашистскому командованию удалось развить контрудар до масштабов контрнаступления, которое, однако, не достигло намеченных целей. Вра­жеские ударные группировки были обескровлены и остановлены совет­скими войсками на Северском Донце и в районе Белгорода.
 
Командование вермахта оказалось не в состоянии создать прочную оборону на наиболее опасных направлениях, противодействовать маневру на окружение и уничтожение оперативно-стратегических группировок, де­блокировать их путем прорыва сухопутного фронта окружения и преодо­леть блокаду их с воздуха. Потерпели крах и его усилия парализовать движение конвоев на северных коммуникациях Советского Союза.
 
Все эти крупные провалы и просчеты при ведении противником стра­тегической обороны были не только следствием ошибок Гитлера и коман­дования вермахта. Причина их — прежде всего в изменившихся условиях вооруженной борьбы на советско-германском фронте. Важнейшими фак­торами небывалых поражений фашистских армий явились совершенство­вание советского военного искусства и мастерство воинов всех видов Вооруженных Сил и родов войск.
 
Определенных успехов в развитии военного искусства в операциях в Северной Африке, Атлантике и на Тихом океане добились также воору­женные силы США и Великобритании. Заслуживает внимания умелый перенос усилий на другое направление при прорыве 8-й британской арми­ей обороны итало-немецких войск под Эль-Аламейном, а также ведение преследования на глубину более 1500 км во взаимодействии с военно-мор­скими силами.
 
Самой крупной десантной операцией с начала второй мировой войны явилась высадка американо-английских войск на северо-западном побе­режье Африки. Правда, она осуществлялась при незначительном и весьма кратковременном сопротивлении береговой обороны, притом лишь на от­дельных участках. Уже спустя несколько дней после высадки француз­ские войска, подчиненные правительству Виши, перешли на сторону со­юзников и вместе с ними вели военные действия в Северной Африке про­тив немецких и итальянских войск. Тем не менее опыт проведения этой операции заслуживает внимания. Особенностями ее являлись: тщательная и всесторонняя подготовка, умелая организация перехода морем на боль­шие расстояния, одновременность и внезапность высадки десантов в раз­личных районах.
 
Боевые действия союзных войск в Тунисе, продолжавшиеся около пяти месяцев, характерны тем, что союзному командованию вследствие нерешительности и медлительности в течение длительного времени не удавалось полностью лишить противника возможности перебрасывать из Италии подкрепления и материальные средства в Тунис. Лишь на завер­шающем этапе всей североафриканской кампании англо-американское командование добилось полной блокады, прижатой к морю итало-немецкой группировки, что и обеспечило ее окончательный разгром.
 
При ведении военных действий в островных районах юго-западной части Тихого океана союзному командованию удалось добиться превосход­ства над японцами, особенно в авиации. Важную роль в сражениях играла базовая авиация, завоевавшая оперативное господство в воздухе и обеспе­чившая овладение островом Гуадалканал и решительное улучшение поло­жения американо-австралийских войск на Новой Гвинее. Большое значе­ние имела борьба союзников на коммуникациях, в результате которой бы­ли сорваны наращивание сил и нормальное снабжение японских гарнизо­нов на этих островах. Особенно эффективно применялись здесь бомбарди­ровщики стратегической авиации, обладавшие большой дальностью поле­та, сильным вооружением и отличавшиеся точностью бомбовых ударов.
 
Военные действия на Соломоновых островах и Новой Гвинее с обеих сторон велись относительно небольшими силами сухопутных войск и авиации. Однако для обеспечения их привлекалось значительное количество кораблей и транспортных судов. Захвату этих островов воюющие сторо­ны придавали большое значение. Борьба за них носила длительный и упорный характер, в ходе нее флоты обеих сторон понесли большие поте­ри. Только в борьбе за Гуадалканал стороны в общей сложности потеряли около 50 боевых кораблей основных классов (Япония — 24, США— 25): 2 линкора, 3 авианосца, 13 крейсеров, 27 эсминцев и 4 подводные лодки. Если американцы в результате осуществлявшейся широкой судострои­тельной программы могли быстро ликвидировать последствия понесенно­го ущерба в боевых кораблях и транспортных судах, то для японцев вос­полнение таких потерь являлось трудно решаемой проблемой.
 
Заслуживает внимания организация американцами управления сила­ми и средствами на огромном Тихоокеанском театре военных действий, ко­торый они разделили на зоны и районы со своими командованиями. Одна­ко это привело к разногласиям между командованиями армии и флота по вопросам ответственности и использования сил, что осложнило их взаимо­действие, особенно при проведении операций в районах Соломоновых островов и Новой Гвинеи.
 
Военные действия в Атлантике с осени 1942 г. до весны 1943 г. ха­рактеризовались резким усилением средств противолодочной обороны со­юзников и увеличением их эффективности в борьбе с подводными силами противника. Широкое применение весной 1943 г. новой радиолокационной техники облегчило союзникам обнаружение вражеских подводных лодок в любое время суток и в любую погоду. В то же время англичане и амери­канцы для прикрытия своих конвоев стали применять эскортные авианос­цы и базовую авиацию с большим радиусом действия. В итоге на всем пространстве от США до Великобритании резко усложнились действия не­мецких подводных лодок.
 
В ходе военных действий накапливался опыт осуществления коали­ционной стратегии. Следует, однако, отметить, что ни одной из коалиций не удалось в зимнюю кампанию 1942/43 г. добиться такой степени согласова­ния стратегических усилий, которая бы полностью соответствовала их возможностям и объективно складывающейся обстановке на театрах войны.
 
Для антигитлеровской коалиции это обусловливалось различием це­лей ее основных участников, империалистической политикой западных со­юзников СССР, которые продолжали ставить эгоистические интересы мо­нополистического капитала выше коалиционных интересов, а также их нежеланием пойти на обоснованный риск вторжения в Западную Европу, чтобы ускорить разгром основного противника. Они по-прежнему стреми­лись максимально использовать возможности Советского Союза в борьбе против фашистской Германии. Но, несмотря на имевшие место негатив­ные тенденции, которые осложняли ведение коалиционной войны, в рас­сматриваемый ее этап налицо были положительные сдвиги в согласовании стратегических усилий. Это выразилось в дальнейшей активизации воен­ных действий западными союзниками, в частности на Африканско-Средиземноморском театре, хотя здесь действовали относительно небольшие силы сторон. Наряду с сокрушительным разгромом немецко-фашистских войск на советско-германском фронте определенным вкладом в общую борьбу явилось поражение итало-немецких войск в бассейне Средизем­ного моря. Советское Верховное Главнокомандование достойно оцени­вало результаты североафриканской кампании и считало, что мощный удар по врагу Вооруженных Сил СССР с востока «впервые за время войны слился с ударом с запада, со стороны войск... союзников — в единый об­щий удар». Конечно, вклад был различный — потери врага под ударами Советской Армии почти в б раз превзошли его потери от удара западных союзников, но в целом события зимней кампании 1942/43 г. создали пред­посылки для нанесения новых, еще более согласованных ударов вооружен­ными силами антифашистской коалиции по гитлеровской Германии и ее главной союзнице в Европе — Италии.
 
В 1942—1943 гг. обсуждение проблем ведения войны СССР, США и Великобританией происходило на уровне национальных верховных глав­нокомандований — глав правительств путем двусторонних личных контак­тов, с участием военных руководителей или переписки. Практиковалась также посылка доверенных лиц с целью быстрого уточнения принципи­альных вопросов. Одновременно союзники информировали друг друга о подготовке и ходе операций, дальнейших намерениях и выражали вза­имные пожелания (просьбы). Кроме того, контакты национальных коман­дований поддерживались через соответствующие союзные военные мис­сии. С их помощью осуществлялся обмен данными об обстановке на фрон­те и о противнике. Члены миссий посещали действующую армию, на месте знакомились с обстановкой и затем информировали свое командова­ние. Так, например, важную работу осуществлял специально созданный по решению ГКО аппарат Военно-Морского Флота СССР в США, Велико­британии и Иране. Он поддерживал постоянные контакты с союзным военно-морским командованием по вопросам организации конвоев, марш­рутов их следования, выделения военных кораблей для эскорта, охраны транспортов и т. д.
 
Более тесные связи в области политики и стратегии существовали между США и Великобританией. Продолжали развиваться коалиционные органы стратегического планирования двух стран. Однако штабы их во­оруженных сил оставались самостоятельными и независимыми, полно­стью исходили из указаний своего государственного и военного руководст­ва. Это приводило зачастую к очень длительным переговорам и согласо­ванию различных проблем и точек зрения. В целом многоступенчатость коалиционных органов и сложная система их взаимоотношений снижали оперативность работы при выработке решений и планировании действий коалиционных группировок на театрах войны.
 
Там, где войска западных союзников решали общие задачи, главно­командующие назначались по согласованию от одной из стран. Однако при этом учитывались интересы и другой страны путем назначения соответст­вующих заместителей главнокомандующего и комплектования штабов офицерами обеих стран. Так, например, в начале 1943 г. была создана си­стема коалиционного руководства стратегической авиацией западных со­юзников, базировавшейся на Британских островах и предназначенной для действий на Европейско-Атлантическом театре войны.
 
Коалиционная стратегия фашистского блока в зимнюю кампанию 1942/43 г. переживала кризис. Она не выдержала новых суровых испыта­ний, показала свою несостоятельность и авантюризм. Не оправдались расчеты удержать огромные захваченные пространства путем временного перехода к стратегической обороне на достигнутых рубежах в Европе, Африке, Азии, что явилось следствием недооценки возможностей воору­женных сил государств антифашистской коалиции, в первую очередь Со­ветского Союза, и переоценки собственных сил.
 
Интересы ведущих государств блока — Германии и Японии — не сов­падали в определении главного объекта на данном этапе войны. Фашист­ская Германия по-прежнему сосредоточивала свои основные усилия про­тив Советского Союза, а японское верховное главнокомандование было поглощено борьбой против США и Великобритании. Поэтому стратегическое взаимодействие внутри фашистского блока в основном свелось к сковыванию Японией значительной части Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке, что, несомненно, облегчало положение немецко-фашистских войск на советско-германском фронте.
 
Захватнический характер войны со стороны фашистского блока не мог способствовать дальнейшему улучшению стратегического взаимодействия между группировками его вооруженных сил. Нарастающий коренной пе­релом в войне в пользу антифашистской коалиции предопределил даль­нейшее снижение степени взаимодействия между агрессорами.
 
Согласование стратегических усилий в Европе и Азии между парт­нерами по агрессивному блоку осуществлялось в ходе переговоров, бесед, обмена меморандумами и заключением частных соглашений. Такие фор­мы в условиях большой разобщенности театров военных действий считались достаточными. На данном этапе войны была снята с повестки дня пробле­ма образования коалиционного органа в виде смешанной штабной группы под руководством генерала Йодля, идея о создании которой была выдви­нута еще в апреле 1942 г.
 

* * *

Весной 1943 г. военно-политическая обстановка в мире решительно изменилась в пользу антифашистской коалиции, которая добилась круп­ных успехов в ведении вооруженной борьбы, развертывании военного про­изводства, консолидации сил и дальнейшем расширении национально-осво­бодительного движения в оккупированных странах. Поражения госу­дарств фашистского блока значительно ослабили его военную мощь, сильно обострили противоречия в лагере стран оси. Гитлеровская коали­ция оказалась на грани начала развала. Все европейские союзники фаши­стской Германии вынашивали идею выхода из войны, не считаясь с ин­тересами и судьбой своего главного партнера по блоку. Япония все боль­ше утверждалась во мнении, что ее союзники по блоку в Европе не способны победоносно закончить войну, и поэтому искала новые пути для ее продолжения.
 
Решающее воздействие на изменение военной и политической обста­новки в мире оказали победы Советских Вооруженных Сил над гитлеров­ской армией, а также над армиями стран-сателлитов. Именно они, и преж­де всего победа под Сталинградом, ознаменовали коренной перелом в вой­не и создали благоприятные условия для нанесения новых сокрушитель­ных ударов по врагу.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Коренной перелом в войне