Том 6. Глава 1. Накануне исторического перелома


264

1. Военно-политическое положение главных воюющих государств осенью 1942г.

Более трех лет прошло с того времени, когда агрессивные государства втянули народы земного шара в самую кровопролитную и разрушительную в истории войну. За это время десятки миллионов че­ловек погибли или были искалечены. Огромные массы людей находи­лись под гнетом жесточайшего оккупационного режима. Война неумо­лимо поглощала и разрушала национальные богатства многих стран Ев­ропы и Азии.
 
Первые три года войны характерны расширением агрессии и успехами фашистского блока. Во второй половине 1942 г. государства этого блока достигли вершины своих территориальных захватов. Фашистские солдаты и офицеры сеяли смерть и разрушения на огромных пространствах Евро­пы от Ла-Манша до Волги и от Баренцева моря до предгорий Главного Кавказского хребта. В Северной Африке итало-немецкие войска реально yгрожали странам Ближнего Востока, а японские вооруженные силы на­ходились на подступах к Австралии и Индии. Военно-морской флот про­тивника по-прежнему уничтожал в океане союзные корабли и транспорт­ные суда. К концу третьего года войны агрессивные государства оккупи­ровали территорию в 12,8 млн. кв. км с населением до 500 млн. человек. Однако, несмотря на успехи, общие условия ведения войны для фашистского блока стали коренным образом меняться. Военно-политические цели ни на одном из театров военных действий летом и осенью 1942 г. не были им достигнуты. В то же время возможности ведения войны госу­дарств антифашистской коалиции резко возросли. В ее состав входило 34 государства с населением около 1,5 млрд. человек. Используя огромные материальные и людские ресурсы, ведущие страны этой коалиции нара­щивали темпы военного производства, увеличивали численность воору­женных сил, оснащая их новейшими средствами борьбы. Процесс измене­ния соотношения сил в пользу антигитлеровской коалиции быстро нара­стал. Создавались предпосылки, позволявшие ее вооруженным силам окончательно вырвать стратегическую инициативу из рук агрессора. 
 
Выгодное для антифашистской коалиции соотношение в силах явля­лось важным условием для изменения хода вооруженной борьбы в ее пользу.
 
Большое значение для успешной борьбы с фашизмом имело дальней­шее укрепление единства свободолюбивых сил мира, расширение и уг­лубление движения Сопротивления в оккупированных странах Европы и Азии. В некоторых из них, например, в Югославии, образовались общена­циональные антифашистские организации, которые усилили борьбу против оккупантов и их пособников.
 
Среди ведущих государств антигитлеровской коалиции в наиболее трудном положении осенью 1942 г. находился Советский Союз. На его территории уже второй год бушевало пламя войны. Вражеские войска прорвались у Сталинграда к Волге и к предгорьям Главного Кавказского хребта. Противник по-прежнему находился в 150—200 км от Москвы и блокировал Ленинград. На советско-германском фронте были сосредо­точены основные силы фашистской Германии и ее европейских союзников. Здесь решалась судьба войны, сюда было приковано внимание всего мира.
 
Положение Советского Союза крайне осложнялось и тем, что к но­ябрю 1942 г. враг оккупировал почти 1,8 млн. кв. км территории страны, на которой до войны проживало около 80 млн. человек. Советское госу­дарство утратило значительные производственные мощности, дававшие 71 процент выплавки чугуна, 58 процентов стали, 63 процента добычи угля, 42 процента выработки электроэнергии. Сельское хозяйство лиши­лось 47 процентов посевных площадей. Несмотря на это, героическая борьба советского народа летом и осенью 1942 г. вновь продемонстриро­вала прочность и несокрушимость социалистического государства, снис­кавшего в ожесточенной схватке с немецко-фашистскими захватчиками глубокие симпатии свободолюбивых народов мира.
 
Непрерывно расширялись и углублялись международные связи Советского государства. В 1942 г. с Советским Союзом установили диплома­тические отношения Мексика, Куба, Австралия, Канада, Люксембург, Голландия и другие страны.
 
Внутреннее положение Советского Союза характеризовалось тесным сплочением всего народа вокруг Коммунистической партии, все более крепнущей верой в неизбежность победы над захватчиками. Труженики тыла жили одной жизнью с фронтом. Все силы и средства социалистиче­ской индустрии и сельского хозяйства, достижения науки и техники, тру­довые усилия советских людей были мобилизованы, приведены в действие и подчинены интересам фронта.
 
В результате перестройки промышленности увеличилось производство боевой техники и боеприпасов. Во втором полугодии 1942 г., по срав­нению с первым, производство самолетов, тяжелых и средних танков, артиллерийских орудий и автоматического оружия возросло более чем в 1,5 раза. Это позволяло не только восполнять потери, но и увеличивать количество вооружения, боеприпасов и боевой техники в действующих фронтах, развертывать новые воинские формирования, создавать крупные резервы.
 
Так, с мая по ноябрь 1942 г. степень вооруженности действующей армии (количество единиц вооружения на 1000 человек) возросла по авто­матическому стрелковому оружию в 2,4 раза, по орудиям и минометам в 1,5 раза, по танкам в 1,6 раза, по самолетам в 1,2 раза. Наряду с ростом численности действующей армии повысилась ее ударная и огневая мощь. Наметилась тенденция постепенного увеличения ее технического оснаще­ния. К этому времени она уже начала превосходить в силах и средствах войска противника. Таким образом, несмотря на значительное сокращение людских и материальных ресурсов, Советское государство оказалось спо­собным увеличить количественно и улучшить качественно свои Вооружен­ные Силы. К 20 ноября 1942 г. 62 процента их состава находилось в дейст­вующей армии (12 фронтов, отдельная армия и Московская зона обороны). Значительную помощь фронтам оказывали Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты.
 
На Дальнем Востоке японские империалисты по-прежнему выжидали выгодного момента для вторжения на территорию СССР. Поэтому совет­ское командование вынуждено было держать в составе двух фронтов на Дальнем Востоке до 47 дивизий и 50 бригад, оснащенных значительным количеством боевой техники и вооружения. На защите дальневосточных морских границ находился Тихоокеанский флот. Все это, естественно, ограничивало возможности усиления действующей армии на советско-германском фронте.
 
Положение Соединенных Штатов Америки и Великобритании в это время характеризовалось дальнейшим увеличением их военно-экономиче­ской мощи. США вступили в завершающий этап перестройки промышлен­ности на военный лад. В Англии этот процесс заканчивался. Значитель­ных успехов в развертывании военной экономики достигли Соединен­ные Штаты Америки. Более половины всей мощности их промышленно­сти использовалось для производства судов, вооружения, боевой техники, боеприпасов. Так, во втором полугодии 1942 г., по сравнению с первым, выпуск средств вооруженной борьбы увеличился в среднем в два с поло­виной раза. Весьма высокими темпами в США и Великобритании осущест­влялись программы строительства боевых кораблей и транспортных судов.
 
Вооруженные силы США и Великобритании росли количественно и улучшались качественно. В сухопутные войска, авиацию и на флот посту­пала все более совершенная боевая техника — танки, самолеты, корабли, глубинные бомбы для борьбы с подводными лодками, а также радиолока­ционная техника и радиосредства. Увеличивалось количество морских транспортных судов для переброски войск и техники.
 
Особенно быстрыми темпами росли вооруженные силы США. Так, в ноябре 1942 г. только в армии (сухопутных войсках) США, выросшей за год более чем в три раза, насчитывалось около 5 млн. человек и почти 10 тыс. боевых самолетов. Однако более 80 процентов состава армии нахо­дилось на территории страны. В военных действиях в Северной Африке и на Тихом океане участвовало 476 тыс. человек, что составляло 10 процен­тов всех сухопутных сил США. В больших масштабах применялась авиа­ция. Против Японии, Германии и Италии действовало до 4 тыс. самолетов, что превышало треть боевого состава ВВС армии. Соединенные Штаты Америки имели сильный военно-морской флот. Он насчитывал свыше 400 боевых кораблей основных классов и более 5 тыс. боевых самолетов. Около половины сил флота находилось в Тихом океане.
 
Большая часть вооруженных сил Великобритании располагалась в метрополии. Основной состав флота действовал в Атлантике.
 
Несмотря на огромный рост военного потенциала, правительства США и Великобритании по-прежнему откладывали открытие второго фронта в Европе, ограничиваясь активизацией военных действий на вто­ростепенных театрах, а также бомбардировками промышленных и адми­нистративных центров Германии.
 
Народы западных стран, кровно заинтересованные в быстрейшем раз­громе агрессоров, видели в Советском Союзе ведущую силу в борьбе с гит­леровской Германией и ее союзниками в Европе. Именно поэтому осе­нью 1942 г. в США, Великобритании и других государствах антифаши­стской коалиции возникло и приобрело широкий размах демократическое движение, главной целью которого была активизация борьбы против фа­шистских агрессоров. Ведущую роль в организации этого движения игра­ли коммунистические партии. Они призывали трудящихся своих стран увеличивать выпуск военной продукции на фабриках и заводах, оказывать всемерную помощь Советскому Союзу, который вел бескомпромиссную войну с главными силами фашистского блока.
 
Военно-политическое положение Китая осенью 1942 г. оставалось сложным. Хотя основная часть японских вооруженных сил была связана борьбой на Тихом океане, Китай не мог вести активных действий против оккупантов на своей территории. Это обусловливалось тяжелым экономи­ческим положением страны, слабостью правительства Чан Кай-ши, кото­рое не могло мобилизовать народ на борьбу с захватчиками, продолжав­шимися распрями милитаристских групп, низкими морально-боевыми качествами личного состава вооруженных сил гоминьдана. Сопротивление китайского народа японским оккупантам ослаблялось также антикомму­нистической политикой Чан Кай-ши и гегемонистскими устремлениями Мао Цзэ-дуна и его единомышленников.
 
Гоминьдановская армия Китая, насчитывавшая около 2,4 млн. чело­век, имела на вооружении в основном стрелковое оружие. Орудия, ми­нометы, средние танки и танкетки были устаревших типов американского и английского производства. Корабли, имевшиеся в небольшом коли­честве, действовали на внутренних (речных) коммуникациях, так как выходы в море были блокированы японцами. С воздуха войска Чан Кай-ши поддерживала 23-я авиационная группа ВВС США, базировавшаяся на территории Китая. 8-я и Новая 4-я народно-революционные армии Ки­тая насчитывали до 240 тыс. человек, в том числе 8-я армия — около 150 тыс. Войска этих армий были вооружены трофейным стрелковым оружием и в ограниченном количестве минометами, орудиями малых ка­либров и разных образцов.
 
Фашистский блок к осени 1942 г. представлял еще внушительную силу. В него входило восемь государств, территория которых составляла 2485 тыс. кв. км, а население насчитывало свыше 300 млн. человек. Веду­щие страны этого блока, используя собственные силы и средства, а также людские и материальные ресурсы оккупированных территорий, имели большие возможности для продолжения войны. Наиболее сильным государством фашистского блока оставалась Германия. Ее промышленность продолжала увеличивать выпуск военной продукции. В 1942 г., по сравне­нию с предыдущим годом, производство боевой техники увеличилось в 1,5—2 раза, что в основном обеспечивало восполнение потерь действую­щих войск. Безудержной пропагандой нацистскому режиму удавалось поддерживать шовинистические настроения среди основной массы насе­ления Германии.
 
Немецкие монополии продолжали политику ограбления и эксплуата­ции порабощенных народов. В октябре 1942 г. правительство фашистской Германии распорядилось, чтобы действующие на фронтах войска снаб­жались за счет захваченных территорий. В то же время во всех оккупи­рованных странах развернулась настоящая охота за людьми. Квалифи­цированных рабочих, десятки тысяч трудоспособных мужчин и женщин насильственно отправляли на каторжные работы в рейх. Германия по-прежнему доставляла важное стратегическое сырье из стран Азии мор­ским путем и пыталась установить транспортное сообщение с Японией по воздуху. Из общего количества личного состава вооруженных сил Германии в действующей сухопутной армии (с учетом войск СС) нахо­дилось свыше 4 200 тыс. человек, в военно-воздушных и военно-мор­ских силах — более 2 200 тыс. человек. Около двух третей сухопутных войск действовало на советско-германском фронте, Кроме того, здесь на­ходилось значительное количество авиации, военно-морского флота фа­шистской Германии и вооруженные силы ее европейских союзников. Большая часть немецких подводных лодок оперировала на коммуни­кациях англо-американцев в Атлантике и на Средиземном море. Надводный и часть подводного флота действовали в северных районах Норвежского моря и главным образом против конвоев, шедших из Англии в северные порты СССР или обратно.
 
Непрочным было положение одной из активных участниц фашист­ского блока — Италии. Ее экономика переживала большие трудности. От­резанная от традиционных иностранных источников сырья, Италия была не в состоянии обеспечить потребности своих вооруженных сил в военной технике и снаряжении, необходимых для ведения затяжной войны. На экономику страны и на моральное состояние населения оказывали влия­ние и участившиеся налеты англо-американской авиации. Нарастало возмущение прогнившей фашистской диктатурой. Осенью 1942 г. чис­ленность фашистской партии стала быстро уменьшаться. Наметившийся отход от Муссолини влиятельных слоев итальянской буржуазии усиливал противоречия в руководстве этой партии.
 
Италия располагала значительными вооруженными силами, однако на их боевых и моральных качествах отрицательно сказывалась антина­родная политика правительства страны, дезорганизация экономики, затянувшаяся война, неоднократные поражения на театрах военных дей­ствий. Использование авиации и флота ограничивалось острым недостат­ком горючего.
 
Провал наступательных планов фашистского блока оказал отрицательное влияние на внутриполитическое положение сателлитов Германии. Среди народных масс этих стран зрело недовольство тяготами войны. В то же время их правительства продолжали проводить антинародную поли­тику, стремясь удержаться в одной упряжке с нацистской Германией. Войска Финляндии, Румынии, Венгрии действовали на советско-герман­ском фронте.
 
Создавшееся положение влияло и на внешнеполитический курс ряда нейтральных стран: Испании, Швеции, Турции, Швейцарии, Португалии и других. Их политика все еще носила выжидательный характер. С одной стороны, эти государства заигрывали с Германией, которая оказывала на них, особенно на Турцию, сильное давление, пытаясь стянуть с по­зиций нейтралитета, а с другой — укрепляли контакты с Великобрита­нией и США, заинтересованными в привлечении нейтральных государств на свою сторону.
 
Ни одно из правительств нейтральных государств в это время не думало о вступлении в войну, предпочитая маневрировать, снабжать Германию стратегическим сырьем, демонстрировать свою «солидар­ность» с ней и даже, как это сделала Испания, послать незначительные силы на советско-германский фронт.
 
Военно-политическое положение Японии также ухудшалось. Появи­лись признаки несоответствия между огромными территориальными за­хватами на Тихом океане, в Юго-Восточной Азии и Китае и возможно­стями удержать эти территории. Ухудшение положения проявлялось также в экономических трудностях, в провале замыслов правитель­ства на вывод Китая из войны. Зрела угроза утраты вооруженными си­лами Японии стратегической инициативы в юго-западной части Тихого океана. В то же время нарастало национально-свободительное движение в оккупированных Японией странах.
 
Япония испытывала большой недостаток в торговом флоте, который уже не мог обеспечить доставку сырья для промышленности в необходимых количествах и материальных средств для вооруженных сил на театры военных действий. Нехватка тоннажа торгового флота, борьба на ком­муникациях ограничивали возможности Японии в использовании ог­ромных ресурсов оккупированных территорий.
 
В сложившихся условиях милитаристское правительство искало вы­ход в усилении эксплуатации трудящихся, установлении жесткой эконо­мии в расходовании средств на невоенные нужды, отмене ограничений продолжительности рабочего дня. Одновременно принимались меры для пополнения торгового флота. Однако все это не устраняло назревавших кризисных ситуаций в экономике Японии, в том числе и ее военных от­раслях, которые в 1942 г. начали испытывать трудности в увеличении вы­пуска вооружения и боевой техники. Располагая крупными вооруженны­ми силами, Япония занимала выжидательную позицию по отношению ис­хода борьбы своих партнеров по блоку в Европе. Она не решалась пока на активные действия против Советского Союза, чем вызывала недоволь­ство со стороны Гитлера и его окружения.
 
Таким образом, военно-политическое положение стран антигитлеров­ской коалиции в конце 1942 г. благоприятствовало развертыванию ими активных действий с целью решительного изменения хода войны в свою пользу. Слабой стороной коалиции до этого времени являлось уклонение правящих кругов западных держав от решительной борьбы в Европе про­тив главной силы фашистского блока — гитлеровской Германии.
 
Фашистский блок обладал еще значительными возможностями для продолжения борьбы. Однако в нем вызревали и кризисные явления: банкротство политических и военных целей в кампаниях и операциях ле­та и осени 1942 г., большие потери на различных театрах военных дейст­вий, особенно на советско-германском фронте, растущая изоляция стран оси на международной арене, развертывание национально-освободитель­ного движения на оккупированных территориях. Наличие серьезных противоречий в коалиционной стратегии стран оси усиливало напряжен­ность в отношениях между германским и японским руководством и пред­определяло ослабление их взаимных усилий.
 

2. Стратегическая обстановка на театрах военных действий

Обстановка на театрах второй мировой войны определялась результатами вооруженной борьбы, развернувшейся летом и осенью 1942 г., во­енно-политическими целями воюющих государств, их возможностями в наращивании сил и средств, а также специфическими особенностями каждого театра военных действий.
 
Наибольшего размаха и напряжения военные действия достигли на советско-германском фронте, где летом в вооруженной борьбе принимало участие с обеих сторон более 700 расчетных дивизий (до 12 млн. человек), около 130 тыс. орудий и минометов, многие тысячи танков и самолетов. К осени протяженность советско-германского фронта достигла почти 6200 км — максимальной величины за всю войну.
 
В результате героического сопротивления советских войск наступле­ние противника на южном крыле советско-германского фронта было оста­новлено. Наступательные возможности ударных группировок вражеских войск иссякли. Стратегический план немецко-фашистского командования на лето 1942 г. потерпел крах. Главное командование вермахта вынуж­дено было 14 октября 1942 г. издать оперативный приказ № 1 о времен­ном переходе к стратегической обороне. Однако в Сталинграде, а так­же в районах Нальчика и Туапсе активные боевые действия продол­жались.
 
Несмотря на то что на большинстве участков наступление против­ника было остановлено, положение на южном крыле советско-германско­го фронта оставалось тяжелым. Под ударами врага оказалась важнейшая водная артерия страны — Волга, последняя коммуникация, непосредст­венно связывавшая центральные районы с Закавказьем. Не была снята угроза прорыва немецко-фашистских войск через перевалы Главного Кав­казского хребта на побережье Кавказа к последним базам Черноморского флота и к важнейшему нефтеносному району страны — Баку.
 
Никогда еще на советско-германском фронте не находилось столько вражеских соединений, как к ноябрю 1942 г.—266 дивизий, из них 193,5 немецких, 18 финских, 26 румынских, 11,5 итальянских, 14 вешерских, 2 словацкие и 1 испанская. Неприятельские сухопутные войска поддерживались крупными силами авиации. Против Советского Союза действовали и значительные силы флота. Для борьбы на северных ком­муникациях в конце 1942 г. были привлечены основные силы надводного флота Германии, подводные лодки и до 300 самолетов. В Балтийском и Черном морях находились преимущественно легкие силы неприятель­ского флота.
 
Более 80 процентов основных сил противника были сконцентрирова­ны в группах армий «Север», «Центр» и «Б» на фронте от Финского залива до Сталинграда. На северном участке советско-германского фронта от Баренцева моря до Финского залива действовали 20-я немецкая армия и финские войска, на Северном Кавказе — группа арлшй «А».
 
Главные силы Советской Армии также были сконцентрированы меж­ду Финским заливом и Астраханью. Здесь развернулись десять фронтов: Ленинградский, Волховский, Северо-Западный — на северо-западном направлении; Калининский, Западный и Московская зона обороны — на западном направлении; Брянский, Воронежский, вновь образованный Юго-Западный, Донской, Сталинградский — на юго-западном направле­нии. На северном фланге стратегического фронта действовали Карель­ский фронт и 7-я отдельная армия, на южном — Закавказский фронт.
 
В действующей армии имелось 390 стрелковых и кавалерийских диви­зий 1, 254 стрелковые, отдельные танковые и механизированные бригады, 30 укрепленных районов, 17 танковых и механизированных корпусов2. Готовясь к крупным операциям, Ставка Верховного Главнокомандования формировала и стратегические резервы.
 
Значительную помощь советским войскам оказывала всенародная борьба в тылу врага. Численность только партизанских сил достигала более 125 тыс. человек. Они нарушали коммуникации противника и вели разведку в интересах действующей армии.
 
Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты имели в своем составе 2 линкора, 6 крейсеров, 4 лидера, 27 эсминцев и миноносцев, 87 подводных лодок, 757 боевых самолетов. Осенью 1942 г. флоты действовали в сложных условиях. Краснознаменный Балтийский флот мог использовать лишь базы в Кронштадте и Ленинграде, а Черно­морский — на побережье Кавказа. Флоты выполняли задачи по защите своих коммуникаций и нарушению морских перевозок противника, на­носили удары по его портам и береговым объектам, оказывали содействие сухопутным войскам на приморских направлениях. Важные задачи вы­полняли также Ладожская, Волжская и Каспийская военные флотилии.
 
Для обстановки на советско-германском фронте было характерно изменение соотношения сил в пользу Советских Вооруженных Сил, и вынужденный в связи с этим переход немецко-фашистских войск к стратегической обороне.
 
Превосходство советских войск свидетельствовало о больших возможностях социалистического государства даже в самых неблагоприятных условиях войны быстро восстанавливать боевую мощь своих вооружен­ных сил.
 
По масштабам и результатам вооруженной борьбы советско-герман­ский фронт к началу нового этапа войны оставался главным фронтом вто­рой мировой войны. Именно здесь подвергались истощению ударные силы фашистского блока. Из всех потерь, понесенных вооруженными силами Германии за вторую половину 1942 г., 96 процентов составляли потери на восточном фронте.
 
Какова же была стратегическая обстановка на других театрах воен­ных действий?
 
В Западной Европе и на Балканах в это время наблюдалась относи­тельная стабильность. Вооруженные силы США и Великобритании огра­ничивались лишь бомбардировками экономических и административных центров Германии. Немецко-фашистское командование не ждало вторже­ния на Европейский материк крупных сил англо-американских войск, однако не исключало действий отдельных десантов.
 
В Германии и оккупированных ею странах находилась 71 немецкая дивизия, в том числе во Франции, Голландии и Бельгии — 35, в Дании и Норвегии — 14, на Балканах — 7, в Германии, Австрии, Польше и Чехо­словакии — 15. Они предназначались для несения оккупационной служ­бы, охраны побережья, а также для замены дивизий, разгромленных на советско-германском фронте. Эти соединения, как правило, имели значи­тельный некомплект в личном составе, вооружении, технике и не отли­чались высокой боеспособностью. В Германии, оккупированных ею стра­нах, на Средиземном море и в Северной Африке немецко-фашистское командование имело более 2500 самолетов. Авиация, базировавшаяся на Европейском континенте, использовалась преимущественно для противо­воздушной обороны, а также восполнения потерь на восточном фронте.
 
Положение в Северной Африке и на Средиземном море к осени 1942 г. существенно изменилось. Борьба итало-немецких вооруженных сил в этих районах становилась бесперспективной. Из-за недостатка сил и средств они уже не могли вести операций с целью овладения Ближним Востоком и завоевания господства на Средиземном море. В то же время британское командование накопило достаточные силы для нанесения ре­шительных ударов по итало-немецким войскам, находившимся в запад­ных районах Египта и в Ливии. 8-я британская армия превосходила противника по количеству личного состава и техники в два — четыре раза. Было достигнуто превосходство и на море.
 
На Атлантическом театре военных действий продолжалась активная борьба на коммуникациях. Здесь действовала большая часть немецких подводных лодок, которые оперировали в районе между Гренландией и Азорскими островами — на основных путях союзных конвоев. Немецкие подводные лодки осенью 1942 г. ежемесячно уничтожали 100—120 со­юзных транспортов общим тоннажем от 500 до 700 тыс. брт. США и Великобритания продолжали наращивать силы противолодочной обороны в Северной Атлантике и вдоль побережья Северной Африки, где плани­ровалась высадка морских десантов. Борьба шла с переменным успехом. Как и на предыдущих этапах войны, немецко-фашистское командование не смогло парализовать в Атлантике коммуникации союзников, а послед­ние были не в состоянии надежно защитить их.
 
Обстановка на Тихом океане характеризовалась ожесточенной борь­бой в его юго-западной части, особенно в районе Соломоновых островов, Новой Гвинеи, и относительным затишьем в центре и на севере. Пораже­ния и неудачи японских вооруженных сил летом и осенью 1942 г. осла­били их и обусловили кризис наступательной стратегии императорской ставки. Япония утратила господство на море и в воздухе. Под влиянием этого все отчетливее вырисовывалась перспектива бесплодности ее попы­ток наступать в направлении Австралии. Японские войска, действовав­шие на многочисленных островах, своевременно не пополнялись необходимыми силами и средствами для ведения успешной борьбы.
 
США по мере развертывания армии и флота усилили группировку своих вооруженных сил в зоне Тихого океана, что позволило изменить соотношение сил на этом театре в пользу союзных держав. В конце 1942г. только США имели здесь около 400 тыс. человек, 1910 боевых самоле­тов и свыше 150 боевых кораблей основных классов. Сюда же привле­кались военно-воздушные силы Великобритании, базировавшиеся на аэродромы Индии, Цейлона, Австралии.
 
Япония в зоне военных действий на Тихом океане имела около 300 тыс. человек, свыше 2 тыс. самолетов и 200 кораблей основных клас­сов. Следовательно, силы сторон стали примерно равными. Однако аме­риканцы добились превосходства на главном направлении в юго-западной части Тихого океана и на подступах к Австралии, что позволило им не только приостановить наступление противника, но и активизировать свои действия.
 
Борьба на коммуникациях в Тихом океане была менее интенсивной, чем в Атлантике. Японское командование по-прежнему стремилось защи­тить свои коммуникации путем достижения общего господства флота в океане и недостаточно принимало мер для активных действий на путях сообщения американцев. США сосредоточивали усилия своих подводных лодок на коммуникациях противника, связывающих его метрополию с Син­гапуром, Индонезией и Каролинскими островами. Особенно успешной бы­ла борьба подводных сил и авиации США на подступах к архипелагу Бисмарка и Филиппинам.
 
В Восточной Азии военные действия носили ограниченный характер. Ни китайские, ни японские войска не имели возможностей для решения крупных задач. Японских сил было недостаточно для ведения активных действий на обширных пространствах Китая и оккупации их, а более чем двухмиллионная гоминьдановская армия была плохо обучена и слабо вооружена.
 
На китайско-бирманском фронте находились небольшие силы США и Великобритании. Попытки американского командования активизировать действия китайских войск в этом районе не привели к желаемым резуль­татам. После потери Бирмы и занятия японцами Бирмано-Китайской до­роги снабжение гоминьдановских войск оружием и боеприпасами еще бо­лее ухудшилось. Из Индии им перебрасывались по воздуху лишь самые необходимые грузы, да и то в незначительном количестве.
 
Итак, стратегическая обстановка на всех театрах военных действий осенью 1942 г. складывалась более благоприятно для государств антифашистской коалиции. Советский Союз, отразив в героической борьбе вто­рое «генеральное» наступление немецко-фашистских войск, наращивал мощь своих Вооруженных Сил и тем самым создавал реальные предпо­сылки для перехода в стратегическое наступление. США и Англия, раз­вертывая армию и флот, вели борьбу с переменным успехом на морских и океанских сообщениях, добились изменения соотношения сил в свою пользу в Северной Африке, на Средиземном море, в зоне Тихого океа­на и активизировали действия в этих районах. В Западной Европе они по-прежнему ограничивались бомбардировками экономических и админи­стративных центров Германии.
 
Государства фашистского блока не достигли поставленных политических и военных целей ни на одном из театров военных действий. Потерпели провал планы немецко-фашистского командования «окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров». Неза­вершенным оказалось также наступление итало-немецких войск в Север­ной Африке и японских ударных группировок в юго-западной части Ти­хого океана. Силы государств фашистского блока были рассредоточены на огромных пространствах, а подготовленные резервы в значительной мере израсходованы. Стратегическая инициатива неумолимо ускользала из их рук.
 
Вооруженная борьба  на   всех  театрах  военных действий  вступала в полосу важных  изменений в пользу  антигитлеровской коалиции.
 

3. Военно-политические цели основных  государств воюющих коалиций

Военно-политическое положение антифашистской коалиции и выгодная для нее стратегическая обстановка на театрах войны позволили осенью 1942 г. Советскому Союзу, США и Великобритании развернуть подготовку к наступательным операциям на ряде театров военных действий. Наиболее крупные из них планировались на советско-германском фронте, где дейст­вовали главные силы фашистского блока.
 
Ставка Верховного Главнокомандования уже в сентябре 1942 г. вскры­ла наметившийся кризис наступления вермахта. Это вскоре подтвердилось тем, что немецко-фашистское командование в связи со значительным истощением своих сил приняло решение о временном переходе к обороне на восточном фронте. Однако Ставка ВГК учитывала, что Германия еще не исчерпала своих возможностей, а переход к обороне мог быть использо­ван гитлеровцами для приведения в порядок понесших огромные потери своих войск, их количественного и качественного усиления.
 
Определяя цели борьбы, советское Верховное Главнокомандование учитывало сложившееся соотношение сил, возможности советской воен­ной экономики, наличие людских и материальных резервов, необходимых не только для перехода в наступление, но и для наращивания усилий в ходе его развития.
 
Военно-политические цели Советского Союза на зиму 1942/43 г., поставленные Центральным Комитетом Коммунистической партии и Со­ветским правительством, заключались в том, чтобы коренным образом изменить ход войны, освободить важнейшие промышленные и сельско­хозяйственные районы юга страны, прорвать блокаду Ленинграда и упро­чить положение на московско-смоленском стратегическом направлении. Достижение этих целей должно было создать благоприятные условия для изгнания врага с советской земли и освобождения десятков миллионов людей, томившихся под ярмом фашистских оккупантов. Эти цели не только выражали кровные интересы советского народа, но и отвечали чаяниям всех свободолюбивых народов, всех прогрессивных сил мира.
 
Наиболее важную задачу намечалось решить на южном крыле со­ветско-германского фронта. Переход в контрнаступление и разгром вра­жеских войск под Сталинградом должны были обеспечить захват страте­гической инициативы советским командованием и создать условия для расширения фронта стратегического наступления.
 
Таким образом, Советским Вооруженным Силам предстояло нанести по основным группировкам врага удары такой силы, которые привели бы к решительному перелому в вооруженной борьбе не только на советско-германском фронте, но и оказали влияние на ход второй мировой войны в целом.
 
Военно-политические цели правительств Соединенных Штатов Аме­рики и Великобритании в конце 1942 г. не предусматривали в ближай­шее время решительных наступательных действий непосредственно про­тив фашистской Германии. Вторжение вооруженных сил союзных госу­дарств в Западную Европу снова откладывалось на неопределенный срок. Цель западных союзников СССР по-прежнему состояла в том, чтобы, ожидая нового поражения германского вермахта в России, укрепить тем временем свои позиции на Североафриканско-Средиземноморском и Азиатско-Тихоокеанском театрах войны, установить политический контроль в районах, богатых сырьевыми ресурсами, и без серьезного для себя риска создать предпосылки для последующего вторжения в Южную Европу. Осенью 1942 г. США и Великобритания готовились овладеть пол­ностью Северной и Северо-Западной Африкой и завоевать господство на Средиземном море. С решением поставленной задачи открывалась воз­можность сквозного сообщения между Атлантикой и Индийским океаном через Суэцкий канал, что позволяло значительно сократить путь и эко­номно использовать торговый флот.
 
Считалось, что Северная Африка и прилегающие к ней районы в последующем могут стать исходными плацдармами для наступления против Италии и вторжения на Балканы. Немаловажную роль играло и то об­стоятельство, что операции в Северной Африке были связаны с наи­меньшим риском, так как здесь не могли быть сосредоточены крупные силы итало-немецких войск, а войска, подчиненные правительству Виши в африканских колониях, по расчетам союзников, после соответствующих политических шагов с их стороны, не окажут серьезного сопротивления. Одновременно с развертыванием операций в Северной Африке пре­дусматривалось продолжать бомбардировки важнейших экономических центров Германии и усиливать защиту коммуникаций в Атлантике.
 
На Тихом океане и в Юго-Восточной Азии союзники намечали упро­чить свое положение на северных подступах к Австралии, Новой Зелан­дии, а также в Индии и овладеть инициативой действий на этих театрах.
 
Военно-политические цели государств фашистского блока заключа­лись в том, чтобы любой ценой удержать захваченные территории, вы­качивая из них максимально материальные и людские ресурсы, и нако­пить силы, необходимые для возобновления в последующем активных на­ступательных действий. В приказе № 1 (14 октября 1942 г.) от немецко-фашистских войск на советско-германском фронте требовалось «во что бы то ни стало удерживать достигнутые рубежи, отражать всякие попытки со стороны противника прорвать их и тем самым создать предпосылки для продолжения  наступления в 1943 г. ...».
 
Фашистское командование предусматривало также меры по воспрещению возможной высадки союзных сил на Европейском континенте, усилению подводной войны на коммуникациях государств антигитлеров­ской коалиции в Атлантике, удержанию занимаемых позиций в Северной Африке и на Средиземном море.
 
Япония, не будучи уверенной в победоносном исходе борьбы в пользу фашистской Германии на советско-германском фронте, стремилась улуч­шить оперативно-стратегическое положение своих вооруженных сил как на случай перехода к обороне, так и для возможного продолжения наступления в сторону Австралии. Она предусматривала также более гиб­кие меры по упрочению своего политического и экономического господства в оккупированных странах Азии и большое значение придавала подавле­нию в них национально-освободительного движения.
 
Таким образом, военно-политические цели основных государств антифашистской коалиции на зиму 1942/43 г. носили активный характер. Однако если Советский Союз направлял основные усилия на разгром глав­ных сил фашистской Германии, то США и Англия предусматривали действия против второстепенных группировок врага на удаленных от Ев­ропы театрах. Командование вооруженных сил фашистского блока рас­считывало упорной обороной удержать захваченные территории, улуч­шить свое положение и создать резервы, необходимые для развертывания в последующем наступательных действий в первую очередь против Совет­ского Союза.
 

* * *

Используя огромные людские и материальные ресурсы, антигитлеровская коалиция добилась к осени 1942 г. значительного превосходства над фашистским блоком в производстве важнейших средств ведения вой­ны. СССР, США и Англия выпускали в 1942 г. боевых самолетов в 3,1 ра­за, артиллерии в 5 раз, танков в 9,7 раза больше, чем Германия, Ита­лия и Япония, вместе взятые. Союзники также достигли превосходства в численности вооруженных сил более чем в 1,5 раза.
 
Изменилась и стратегическая обстановка на большинстве театров военных действий в пользу антифашистской коалиции. К этому времени наступательные возможности вооруженных сил агрессоров были сильно подорваны. Они повсеместно переходили к обороне, утрачивая стратегическую инициативу. Соотношение в силах и средствах на театрах изме­нялось в пользу вооруженных сил союзных держав. Надежды руководителей фашистского блока на передышку для приведения в порядок своих войск рушились. Все яснее вырисовывалась перспектива грозных для них событий.
 
Военно-политическое руководство агрессивного блока, продолжая недооценивать возможности ведущих государств антифашистской коалиции, преследовало на новом этапе войны цели, которые не соответствовали положению, сложившемуся в мире осенью 1942 г.
 
Общая военно-политическая обстановка, несмотря на всю ее слож­ность, благоприятствовала переходу вооруженных сил антигитлеровской коалиции к широким наступательным действиям.
 
Военно-политические цели Советского Союза на зиму 1942/43 г. име­ли ярко выраженный активный характер и были направлены на дости­жение коренного перелома в войне, оказание помощи другим народам в их борьбе с фашизмом.
 
В то же время правительства Соединенных Штатов Америки и Великобритании все еще проводили политику, которая не полностью соответствовала интересам свободолюбивых народов и была рассчитана на вза­имное истощение СССР и Германии. Готовя операции в Северной Африке и юго-западной части Тихого океана, они проблему открытия второго фронта в Западной Европе превращали в отдаленную перспективу. Ос­новную тяжесть борьбы с главными силами фашистского блока по-преж­нему несли советский народ и его армия.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Коренной перелом в войне