Том 5. Глава 14. Военные действия на Средиземном море и в Северной Африке


57

1. Планы сторон

Весной 1942 г. Средиземное море и Северная Африка по-прежнему были ареной вооруженной борьбы между Великобританией, с одной стороны, фашистской Германией и Италией — с другой. США непосредственного участия в этой борьбе еще не принимали, хотя и оказывали помощь Великобритании. Президент Ф. Рузвельт в своих замечаниях по стратегии на 1942 г., сделанных 6 мая, отмечал: «Ответственность на этом театре несут англичане. Соединенные Штаты же должны поставлять всевозможные военные материалы англичанам в Ливии, Палестине, Сирии. И особенно они должны ускорить выгрузку и сборку боевой техники в Египте и Персидском заливе, а также обеспечить продвижение грузов из Персидского залива в Россию».
 
В результате зимнего наступления немецко-итальянских войск в Северной Африке британская 8-я армия была поставлена в неблагоприятные условия: на коммуникациях в Средиземном море господствовала авиация противника; английский флот был оттеснен в восточную часть моря; возникла реальная угроза saxsaia острова Мальта. К весне положение британских войск на этом театре было тяжелым. В апреле 1942 г. У. Черчилль на закрытом заседании палаты общин отмечал, что у противника есть возможность почти беспрепятственно овладеть Ливией, Египтом и Палестиной. В этих условиях английский военный кабинет настойчиво требовал запланировать для британской 8-й армии наступательную операцию. Однако главнокомандующий силами на Среднем Востоке генерал К. Окинлек просил об отсрочке ее из-за неподготовленности войск для таких действий. Спор затянулся до начала нового немецко-итальянского наступления в конце мая. Дальнейшее ухудшение положения Великобритании на Африканско-Средиземноморском театре войны вынудило английское правительство обратиться к США за срочной военной помощью.
 
Комитеты начальников штабов Великобритании и США были едины в том, что их совместные планы следует поставить в зависимость от исхода ожидаемых крупных летних сражений на советско-германском фронте. Они опасались прорыва немецких войск через Кавказ на Средний Восток и немецко-итальянских войск из Ливии в Египет и далее к Персидскому   заливу. Соединение сил Германии и Японии на Среднем Востоке и в Индии представлялось им опаснейшей угрозой для всей Британской империи.
 
При таких условиях внимание военно-политического руководства обеих стран было прочно приковано к бассейну Средиземного моря. Американский историк С. Морисон отмечает, что США и Великобританию чрезвычайно беспокоила перспектива захвата странами оси обширной территории Северной Африки с ее огромными запасами сырья, продовольствия и новыми базами для ведения «подводной войны».
 
Во второй половине июня 1942 г. американское и английское правительства договорились об активном вступлении США в военные действия на этом театре. Главы правительств США и Великобритании приняли окончательное решение о вторжении с моря в Северную Африку. Ставилась цель: овладеть всем средиземноморским побережьем Африки, создать сеть военно-морских и авиационных баз, перебазировать в этот район крупные силы флота, авиации и сухопутных войск для обеспечения морских перевозок на Средиземном море, завоевания господства на нем и вывода Италии из войны.
 
В конце июня были созданы два региональных командования сухопутных войск США: на Среднем Востоке со штабом в Каире, которое возглавил генерал Р. Максуэлл, и в Центральной Африке со штабом в Аккре (командующий генерал Ш. Фитцджеральд). В Северную Африку стало в большом количестве переправляться американское вооружение и боевая техника.
 
Президент Рузвельт стремился к тому, чтобы американская армия как можно скорее приняла участие в вооруженной борьбе. Это дало бы США право наравне с другими основными государствами коалиции решать все вопросы ведения войны. 25 июля в Лондоне на заседании англоамериканского объединенного комитета начальников штабов был утвержден общий стратегический замысел Североафриканской кампании вооруженных сил США и Великобритании. Главной ее частью должна была стать десантная операция на побережье Северной Африки («Торч»), начало которой ориентировочно намечалось на первую декаду ноября. Для проведения этой операции США и Великобритания выделяли крупные силы. На высадку в Северной Африке перенацеливалась и часть тех американских войск, которые были переправлены в Англию для вторжения на континент. Главнокомандующим экспедиционными силами двух союзников в десантной операции был назначен американский генерал Д. Эйзенхауэр (за ним формально сохранялась и должность главнокомандующего силами армии США в Европе). Его заместителем стал американский генерал М. Кларк, а главнокомандующим военно-морскими силами в операции — английский адмирал Э. Каннингхэм.
 
Операции «Торч» должно было предшествовать наступление британской 8-й армии из района Эль-Аламейна (операция «Лайтфут»), чтобы привлечь к этому району внимание и силы фашистского командования. Начало наступления намечалось примерно за две недели до высадки морских десантов на североафриканском побережье.
 
Важнейшее место в стратегических замыслах США и Великобритании на Средиземноморском театре военных действий отводилось обороне Мальты и доставке на этот важный в стратегическом отношении остров самолетов, боеприпасов, топлива. Остров Мальта оставался единственным связующим звеном между Гибралтаром и английскими владениями в восточной части Средиземного моря. Его аэродромы были промежуточной базой для бомбардировщиков, направляемых на Средний  Восток. Использование Мальты позволило бы осуществлять проводку английских конвоев через центральную часть моря, а также нарушать немецко-итальянские морские перевозки в Ливию. Поэтому вопросом обороноспособности острова непосредственно занимались военный кабинет и комитет начальников штабов Великобритании. Значение Мальты как базы авиации и флота зависело в первую очередь от надежности ее морских коммуникаций и пополнения самолетного парка истребительной авиацией. Однако на подходах к острову не было аэродромов, которые можно было бы использовать для перелета истребителей. Английское командование решило привлечь к этому авианосцы, которые принимали бы на борт самолеты в метрополии и доставляли их через Гибралтар в Средиземное море. Не входя в зону действий авиации противника, истребители могли взлетать с авианосцев для самостоятельного перелета на Мальту. Успешное решение стоявших перед союзниками задач зависело прежде всего от достижения превосходства над противником в сухопутных войсках и авиации. Сохранению выгодного соотношения в военно-морских силах способствовала договоренность с США, которые, как известно, приняли на себя ответственность за военные действия на Тихом океане, дав английскому командованию возможность значительно усилить за счет авианосцев свой флот на Средиземном море, хотя и без того он по боевым возможностям превосходил итальянский флот, испытывавший острую нехватку топлива.
 
В стратегических планах Великобритании и США выход итальянских кораблей в Средиземное море считался маловероятным из-за угрозы союзной авиации, в первую очередь авианосной, а также затруднений с топливом. В случае высадки англо-американских войск в Алжире и Марокко серьезного противодействия со стороны флота и армии, подчиненных марионеточному французскому правительству Виши, также не ожидалось. Тем не менее стороны учитывали вооруженные силы, подчинявшиеся правительству Виши, которые насчитывали свыше 200 тыс. человек в сухопутных войсках, 5 линейных кораблей, 11 крейсеров, свыше 30 эскадренных миноносцев и более 20 подводных лодок.  
 
Руководители фашистской Италии настойчиво добивались вытеснения из Средиземноморья Великобритании и Франции. Не имея для этого достаточных сил, они стремились втянуть в борьбу на этом театре как можно больше сил вермахта и поддерживали любой план активных действий.
 
Для лидера фашистского блока — гитлеровской Германии Африканско-Средиземноморский театр войны не был основным. Это и определяло характер и масштабы использования здесь ее вооруженных сил в течение всего 1942 года. Как отмечается в официальном английском труде по истории второй мировой войны, «Гитлер после провала задуманного им сокрушающего удара по России в 1941 г. (а в зависимости от успеха этой кампании он строил и другие далеко идущие планы) все еще был занят главным образом делами Восточного фронта, где нужно было остановить зимнее наступление русских и подготовиться к весенней кампании с целью овладения нефтяными промыслами Кавказа... Он не очень интересовался развитием событий на Средиземном море, считая по-прежнему, что это сугубо итальянский театр военных действий, хотя из-за авантюризма, присущего итальянцам, этот театр и требовал некоторой поддержки со стороны Германии». В соответствии с этими стратегическими концепциями немецко-фашистское командование осуществляло лишь эпизодические переброски на театр отдельных частей и соединений вермахта.
 
Еще директивой верховного главного командования вермахта № 38 от 2 декабря 1941 г. немецким силам на Средиземноморском театре на 1942 год ставилась задача: «Добиться господства на море и в воздухе в районе между Южной Италией и Северной Африкой и таким образом обеспечить безопасность морских путей в Ливию и Киренаику... Парализовать морские коммуникации противника и воспрепятствовать поступлению английских грузов в Тобрук и на Мальту».
 
Эта задача должна была решаться совместными усилиями немецких и итальянских военно-морских и военно-воздушных сил. Два главных партнера по фашистскому блоку имели определенное позиционное преимущество перед Великобританией: относительно малая протяженность морских коммуникаций; развитая сеть аэродромов на Сицилии и Сардинии; выгодное расположение острова Пантеллерия с базой торпедных катеров и аэродромом. Все это создавало благоприятные условия для действий на морских путях Великобритании в центральной части моря. На наиболее опасном участке маршрута между Сардинией и Мальтой (протяженностью около 350 миль) английские конвои могли атаковать немецко-итальянская авиация, легкие силы флота и подводные лодки. Мессинский пролив позволял сосредоточивать итальянские корабли в Ионическом или Тирренском морях для нанесения внезапных ударов по английским конвоям к западу либо востоку от Мальты.
 
До тех пор пока Мальта не подвергалась блокаде с моря и воздуха, страны оси на коммуникации между Италией и Ливией несли большие потери. Их размеры зависели прежде всего от активности английской авиации и флота, базировавшихся на Мальте. В связи с этим немецко-итальянское командование в планах на весну и лето 1942 г. предусматривало нейтрализовать британские силы. Особое внимание уделялось блокаде Мальты и подавлению на острове английской авиации.
 
До начала летнего наступления на Восточном фронте верховное главное командование вермахта запланировало воздушное наступление на Мальту с привлечением основных сил 2-го воздушного флота, базировавшегося на аэродромы Сицилии. В апреле 1942г. в ударах по острову участвовало до 200 бомбардировщиков. Действуя ежедневно большими группами,  они в течение месяца совершили около 3900 самолето-вылетов. В результате английская авиация потеряла около 150 самолетов и к маю практически прекратила боевую деятельность. Запасы горючего и боеприпасов на острове были на исходе; корабли перебазировались с Мальты в Александрию и Гибралтар. Однако моральный дух защитников острова во главе с губернатором генералом В. Гортом не был сломлен. К тому же английское командование сумело, хотя и в ограниченных масштабах, организовать доставку на Мальту военного снаряжения и продовольствия.
 
Героический гарнизон и население Мальты выдержали многочисленные налеты авиации врага, который потерял здесь за весну и лето 1126 самолетов (236 были сбиты зенитной артиллерией). Потери английской авиации составили 568 самолетов. Убедившись в том, что одними бомбардировками Мальту нейтрализовать невозможно, немецко-итальянское командование решило форсировать подготовку операции по ее захвату. Операция получила название «Геркулес». Разработка плана операции была возложена на немецкого главнокомандующего генерал-фельдмаршала А. Кессельринга и его штаб. В операции «Геркулес» предполагалось использовать немецко-итальянский воздушно-десантный корпус. Для его переброски планировалось выделить от 370 до 470 транспортных самолетов.
 
Однако фашистское руководство длительное время колебалось, не зная, чему отдать предпочтение: наступлению войск Роммеля в Киренаике или же захвату острова, поскольку на одновременное выполнение этих двух задач сил явно не хватало. Вот что пишут по этому поводу английские историки: «... до момента встречи двух диктаторов в Зальцбурге, состоявшейся в конце апреля, оперативные планы стран оси непрерывно изменялись; первоочередность в них отдавалась то Мальте, то Ливии. Нерешительность наблюдалась также и в выборе метода проведения этих операций. Операция по овладению Мальтой являлась, по сути дела, операцией «Морской лев» в миниатюре. Вопрос стоял так: можно ли заставить англичан капитулировать на острове только посредством бомбардировок в том масштабе, в каком они проводились в тот период, или необходима была высадка десанта на остров».
 
4 мая была издана директива, по которой подготовка операции «Геркулес» приостанавливалась. Ее проведение откладывалось до середины июля или самое позднее — до середины августа с тем, чтобы не затруднять наступление войск Роммеля на Тобрук, которое планировалось завершить к 20 июня. 21 апреля Кессельринг заявил, что «потребности русского фронта вынуждают верховное командование вермахта отправить туда большую часть авиационных соединений, базирующихся на Сицилии». 17 июня на совещании в ставке Гитлер, соглашаясь, что захват Мальты представляет большую важность, в то же время указал, что осуществить это вряд ли возможно, «пока проводятся наступательные действия на Восточном фронте... В течение этого времени ВВС Германии не могут выделить ни одного транспортного самолета...». Операция «Геркулес» была отложена на неопределенное время.
 
В Северной Африке немецко-итальянское командование планировало наступательные действия ограниченного масштаба. Однако крупные успехи войск под командованием генерала Э. Роммеля в мае — июне повлекли  за собой коренные изменения в планах. Основная цель теперь заключалась в том, чтобы дойти до Суэцкого канала и овладеть всем Египтом. Вместе с тем для решения новых задач дополнительных сил почти не выделялось, и требования Роммеля о присылке подкреплений не были удовлетворены, так как немецко-фашистская армия готовилась к новому «генеральному» летнему наступлению на Восточном фронте. Тем самым, по справедливому замечанию французского адмирала Р. де Бело, «сопротивление русских спасло Суэц».
 

2. Борьба за господство на Средиземном море

Из-за постоянной угрозы со стороны авиации и флота противника к маю 1942 г. Великобритания значительно ограничила перевозки по Средиземному морю, но полностью отказаться от них не могла. Мальта нуждалась в постоянном снабжении. Сухопутные силы и авиация, находившиеся в Северо-Восточной Африке, требовали непрерывного подвоза морем войск и снаряжения к линии фронта. Необходимо было также вывозить нефть с Ближнего Востока через восточную часть моря.
 
Перевозку же основной части войск, вооружения и боевой техники в Египет английское командование осуществляло быстроходными конвоями по обходному маршруту вокруг Африки, хотя расстояние Лондон — Александрия по этому пути составляло 11 608 миль, а через Гибралтар по Средиземному морю — 3097 миль. Со второй половины апреля по ноябрь 1942 г. из Великобритании в порты Индийского океана было перевезено 337 тыс. человек, в том числе на Средний Восток около 200 тыс.
 
Для переброски в Египет авиации англичане проложили воздушную трассу через Центральную Африку от Такоради (Золотой Берег) над Нигерией, Французской Экваториальной Африкой и Англо-Египетским Суданом до Египта. Английское командование считало, что в период наступления немецко-итальянских войск в Северной Африке в 1942 г. благодаря этой важной воздушной трассе спасалось положение в Египте.
 
Итак, Великобритания могла использовать для снабжения своих вооруженных сил в Египте три линии коммуникаций: морскую — вокруг Африки, воздушную — через Центральную Африку и в исключительных случаях морскую — через Средиземное море, причем первые две были практически недосягаемы для противника.
 
В восточной части Средиземного моря английские коммуникации подвергались слабому воздействию противника. Итальянский флот, даже усиленный одним новым линейным кораблем и двумя модернизированными, не проявлял активности. По признанию итальянского морского командования, надводные корабли против английских конвоев действовали редко и обычно крайне нерешительно. Лишь специальные диверсионные силы флота наносили «булавочные уколы» по конечным пунктам английских коммуникаций. Но предпринятая в мае попытка атаковать управляемыми человеко-торпедами английские корабли в Александрии закончилась неудачно. Вскоре после этого в районе Хайфы была потоплена наиболее подготовленная для диверсионных действий итальянская подводная лодка.
 
Основная борьба развернулась на коммуникациях в районе Мальты. После разгрома в марте германской авиацией конвоя, следовавшего на остров, английское командование только в июне вновь организовало операцию  по доставке туда вооружения и продовольствия. Чтобы застать противника врасплох, разделить его силы и тем самым ослабить удары, было сформировано два конвоя: «Гарпун» и «Вигэрес» («Сильный»). Первый вышел в пункт назначения из Гибралтара, второй — из Александрии.
 
Конвой из Гибралтара, состоявший из 6 быстроходных транспортов, вышел в море в ночь на 12 июня. Его охраняли линейный корабль, 2 авианосца, 4 крейсера, 17 эсминцев, 4 тральщика и 4 подводные лодки. Воздушная разведка противника обнаружила конвой, и немецко-итальянское командование решило атаковать его авиацией, подводными лодками и торпедными катерами. В море вышли также 2 крейсера и 5 эсминцев. Первые атаки с воздуха вечером 13 июня были отбиты самолетами с авианосцев и зенитной артиллерией. Утром 14 июня удар по конвою под прикрытием истребителей нанесли до 50 германских пикирующих бомбардировщиков и итальянских самолетов-торпедоносцев. Им удалось потопить американский транспорт и нанести повреждения английскому крейсеру. В ночь на 15 июня 5 транспортов под охраной крейсера ПВО «Каир» и 9 эсминцев продолжили путь на Мальту, а соединение крупных надводных кораблей вернулось в Гибралтар.
 
Итальянская воздушная разведка обнаружила и второй конвой, в который входило 11 транспортов, 8 крейсеров, 26 эсминцев, 6 тральщиков и 9 подводных лодок. 13 июня до 90 самолетов атаковали конвой. Один транспорт затонул, а второй, получив серьезные повреждения, вернулся в Египет. 14 июня авиация потопила еще один транспорт. Затем конвой атаковали торпедные катера с острова Крит. Им удалось потопить транспорт, а подводной лодке — уничтожить эсминец из охранения конвоя. Вскоре стало известно о появлении на пути конвоя итальянской эскадры в составе 2 линейных кораблей, 4 крейсеров и 8 эсминцев. Ее атаковала вызванная с мальтийских и египетских аэродромов английская авиация. Она повредила линейный корабль «Литторио» и тяжелый крейсер «Тренто». «Литторио» дошел до итальянской базы, а крейсер на следующее утро потопила английская подводная лодка.
 
В ходе ответных атак немецко-итальянской авиации конвой из Александрии потерял еще 2 эскадренных миноносца. Кроме того, торпедные катера совместно с авиацией повредили 2 крейсера. Итальянская эскадра продолжала маневрировать в 100 милях впереди конвоя, поэтому, пройдя две трети пути, конвой отказался от дальнейшего прорыва на Мальту и вернулся в Александрию. На обратном пути авиация противника повредила несколько английских кораблей из состава сил охранения, в том числе 3 крейсера, а 16 июня подводная лодка «U-25» потопила английский крейсер «Гермайони».
 
Другая часть немецко-итальянских сил продолжала преследовать конвой, вышедший из Гибралтара. На рассвете 15 июня в районе острова Пантеллерия его атаковали 2 крейсера и 4 эсминца. Транспорты под прикрытием дымовых завес начали отходить на юго-запад, а крейсер и 5 эсминцев завязали бой с противником. Итальянские корабли израсходовали почти весь боезапас; крейсер и эсминец получили серьезные повреждения. С английской стороны оказались поврежденными крейсер и 2 эсминца, один из которых затем был потоплен авиацией. Немецкая авиация потопила транспорт из состава конвоя, а другой транспорт и танкер были настолько серьезно повреждены, что их пришлось затопить. Ночью на подходах к Мальте конвой попал на минное поле: один эсминец подорвался на мине и сразу затонул, два же других и тральщик, поврежденные взрывами, дошли до базы. Таким образом, из 17 транспортов двух конвоев на Мальту прибыло только 2.
 
После разгрома этих конвоев английское командование длительное время воздерживалось от проведения очередной конвойной операции.  
 
Наиболее важные грузы, и в первую очередь боеприпасы для зенитной артиллерии и авиационный бензин, доставляли гарнизону быстроходные надводные корабли и подводные лодки. И только в августе было решено провести еще одну конвойную операцию («Пьедестал»). Конвой в составе 14 транспортных судов 3 августа вышел из залива Клайд (Великобритания), утром 10 августа прошел Гибралтар и направился на Мальту. В обеспечении конвоя принимали участие 3 авианосца с 72 истребителями на борту, что должно было сыграть решающую роль в прикрытии его от ударов с воздуха. Вместе с ними в охранении 8 эсминцев следовал четвертый авианосец «Фьюриес» с целью доставить на Мальту очередную партию самолетов-истребителей. Конвой прикрывали 2 линейных корабля, 6 крейсеров, крейсер ПВО, 24 эсминца, 8 подводных лодок и другие силы флота. Прикрытие конвоя было самым сильным за всю войну. Во время его перехода к Мальте в восточной части моря другой конвой должен был проводить отвлекающую операцию. В это время на аэродромах острова находилось более 140 самолетов, в том числе значительное количество бомбардировщиков и торпедоносцев.
 
Узнав 5 августа из радиоперехватов о том, что английское командование готовит в западной части Средиземного моря операцию по проводке очередного конвоя, немецко-итальянское командование начало подготовку к развертыванию своих сил. Отсутствие топлива вынудило его отказаться от использования линейных кораблей, но оно выделило значительные силы авиации и подводных лодок (21 лодка, в том числе 5 немецких). Намечалось также использовать крейсеры, эсминцы и торпедные катера. 10 августа противник получил данные о движении крупного английского конвоя из Гибралтара на восток. На следующий день, когда конвой проходил через завесу из 7 подводных лодок, развернутых на линии Балеарские острова — Тунис, немецкая подводная лодка «U-73» торпедировала авианосец «Игл», который затонул. Вскоре после этого с авианосца «Фьюриес» поднялись 37 самолетов для самостоятельного перелета на Мальту, а авианосец вернулся в Гибралтар. Эскортировавший его эсминец таранил и уничтожил итальянскую подводную лодку. 11 и 12 августа конвой был атакован немецкими и итальянскими самолетами, которым удалось серьезно повредить авианосец «Индомитебл», несколько транспортов и потопить эсминец. Вечером 12 августа основные силы прикрытия конвоя повернули в Гибралтар, а транспорты в охранении 4 крейсеров и 10 эсминцев продолжали движение к Мальте. В районе мыса Бон завеса из 6 итальянских лодок потопила крейсер ПВО «Каир», 4 транспорта и сильно повредила крейсер «Нигерия». В районе острова Пантеллерия итальянские эсминцы и торпедные катера уничтожили еще один из оставшихся крейсеров «Манчестер», танкер и 2 транспорта; 13 августа авиация потопила еще 2 судна с боеприпасами. Только истребители с Мальты предотвратили уничтожение остатков конвоя. До острова дошли 5 транспортов. Особенно большое значение имел приход танкера. Доставленное им горючее позволило возобновить действия авиации. Всего из состава конвоя и его прикрытия погибли авианосец, 2 крейсера, 9 транспортов. Противник потерял около 60 самолетов; 2 подводные лодки и 2 крейсера были серьезно повреждены.
 
Это был самый крупный за всю войну и последний успех итальянского флота и авиации. Главная причина тяжелых потерь трех английских конвоев (июнь — август) состояла во временной утрате Великобританией господства в воздухе в центральной части моря. Поэтому даже при значительном превосходстве в морских силах над противником они  не смогли отразить массированные удары с воздуха. Немецко-итальянское командование перешло от разрозненных атак малыми силами к противоконвойным операциям. Силы флота и авиации сосредоточивались в наиболее выгодных для удара районах.
 
Особенно тяжелыми были потери англичан в августе (13 судов общим тоннажем 110 423 брт). Наибольших успехов в уничтожении судов добились немецкие и итальянские подводные лодки, которые развертывались на пути следования мальтийских конвоев, действовали на прибрежных маршрутах в восточной части моря. Высокую эффективность они показали и при нападении на крупные надводные боевые корабли, потопив английский авианосец и 2 крейсера. Потери англичан на Средиземном море за май — октябрь 1942 г. составили 55 судов общим тоннажем 300 тыс. брт.
 
Весной, летом и осенью 1942 г. борьбу с итальянскими транспортными судами на Средиземном море вели преимущественно английские подводные лодки и самолеты-торпедоносцы. Их усилия были сосредоточены против конвоев, доставлявших снабжение африканской группировке противника, а успех действий зависел главным образом от обстановки на Мальте и от того, кто обладал господством в воздухе в центральной части моря. Поэтому доставке на Мальту истребителей придавалось первостепенное значение.
 
19 апреля американский авианосец «Уосп» перебросил туда 46 истребителей. Однако через несколько дней они были выведены из строя в результате ударов немецко-итальянской авиации по мальтийским аэродромам. 9 мая авианосцы «Игл» и «Уосп» скрытно переправили на остров еще 61 истребитель. Это явилось полной неожиданностью для противника. 10 мая истребители сбили почти половину из 45 немецких бомбардировщиков, принимавших участие в налете на Мальту.
 
Доставка истребителей на Мальту в мае совпала с переброской значительной части германской авиации с Сицилии на Восточный фронт. В связи с этим прекратились массированные удары по острову и была ослаблена его блокада. Всего с 19 апреля по 5 июня авианосцы доставили на остров 178 истребителей, что существенным образом повлияло на восстановление боеспособности базы. В сентябре на Мальту вновь начали базироваться соединения надводных боевых кораблей, подводных лодок и ударной авиации.
 
Высокая эффективность действий подводных лодок на морских коммуникациях и большая воздушная опасность для надводных кораблей выдвинули подводные лодки на первое место. Англичане увеличили на Средиземном море число подводных лодок и сформировали три флотилии (1, 8 и 10-ю). 1-я действовала из Александрии у африканского побережья, и прежде всего в районе Тобрука. 10-я флотилия с сентября базировалась на Мальту и действовала в центральной части моря и к западу от Сицилии до меридиана острова Мареттимо. Подводные лодки 8-й флотилии, базировавшиеся на Гибралтар, контролировали западную часть моря. Общие потери стран оси на Средиземном море в 1942 г. составили 518 684 брт. Более половины этого тоннажа было потеряно от подводных сил Великобритании, которые сами потеряли 14 подводных лодок. Второе место по результативности ударов принадлежало авиации, на долю которой приходилось свыше 40 процентов потопленного тоннажа. Но степень ее участия в борьбе на коммуникациях определялась не только этим. От удержания господства в воздухе авиацией той или иной стороны зависели  условия и эффективность действий на средиземноморских коммуникациях всех других сил.
 
В период господства в воздухе немецко-итальянской авиации и нанесения ею наиболее интенсивных ударов по Мальте в апреле и мае потери стран оси в судах на ливийских коммуникациях были минимальными, хотя перевозки осуществлялись в больших масштабах. В апреле по коммуникации Италия — Ливия было перевезено 102 тыс. тонн воинских грузов и 48 тыс. тонн горючего. Потери составили около одного процента. В мае суда доставили в Ливию 67 тыс. тонн воинских грузов и 18,5 тыс. тонн горючего при потерях 7 процентов.
 
Даже временная утрата английской авиацией господства в воздухе отразилась на использовании Великобританией надводных кораблей. 11 мая группа английских эскадренных миноносцев вышла в море для атаки конвоя противника, следовавшего из Италии в Бенгази, но сама оказалась под ударом вражеских бомбардировщиков. Три из четырех эсминцев были потоплены, и английскому командованию пришлось ограничить использование надводных кораблей против немецко-итальянских перевозок.
 
В дальнейшем по мере восстановления боеспособности воздушных и морских сил Мальты, усиления на театре английской и ослабления немецко-итальянской авиации потери стран оси стали резко возрастать. Летом на африканских коммуникациях они достигали 30 — 40 процентов перевозимых грузов, а в октябре — уже 66 процентов. Особенно чувствительным для противника был разгром в конце октября конвоя, следовавшего в Тобрук с бензином и боеприпасами. Впоследствии генерал-фельдмаршал Роммель утверждал, что его войска потерпели поражение в районе Эль-Аламейна из-за отсутствия снабжения.
 
Ход войны опроверг утверждения итальянского командования о непригодности авианосцев для использования на ограниченных морских театрах. Результаты ряда сражений убедили итальянский морской штаб в необходимости иметь в светлое время суток постоянное истребительное прикрытие. На значительном удалении от берегов корабли могли прикрываться только самолетами с авианосцев. Поэтому было принято решение переоборудовать 7 крупных лайнеров типа «Рома» в авианосцы, однако ни один из них так и не вступил в строй.
 
Осенью 1942 г. в борьбу на средиземноморских коммуникациях включились американские самолеты-торпедоносцы, действовавшие с аэродромов Египта. Повысилась активность английских торпедоносцев, базировавшихся на Мальту. Радиус их действия увеличился до 400 миль и перекрыл все море. Итальянское командование практически лишилось возможности проводить конвои вне досягаемости английских самолетов. Положение немецко-итальянских войск в Северной Африке резко ухудшилось.
 

3. Военные действия в Северной Африке

После зимнего наступления германо-итальянских войск в Киренаике британским войскам в феврале 1942 г. удалось закрепиться на линии Эль-Газала — Бир-Хакейм. Обе стороны накапливали силы и средства для дальнейшей борьбы, но их возможности в подготовке к предстоявшим боям были неравными. Верховное главное командование вермахта весной отказало Роммелю в предоставлении крупных резервов для нового наступления в Африке. Как писал немецкий генерал Ф. Меллентин, «верховное   командование было поглощено подготовкой к летнему наступлению в России, и завоевание Египта занимало лишь незначительное место в его планах». В свою очередь Англия, хотя и не имела еще конкретного плана наступления в Северной Африке, располагала огромными возможностями сосредоточения сил на этом театре. Только в весенние месяцы она доставила на Средний Восток 840 орудий, 451 танк, 6585 автомашин, 178 390 тонн боеприпасов и других военных грузов. Кроме того, 349 танков и 15 927 автомашин прибыло из США. Британская 8-я армия, которой командовал генерал Н. Ритчи, состояла из трех пехотных дивизий, двух бронедивизий и трех бригад, которые были сведены в два корпуса. Под командованием генерал-фельдмаршала Э. Роммеля находились две танковые и одна пехотная немецкие дивизии, пять пехотных, одна моторизованная и одна танковая итальянские дивизии, из которых пять дивизий были сведены в два корпуса. Обе стороны имели почти одинаковую численность войск — приблизительно по 130 тыс. человек.
 
К 26 мая на аэродромах Северной Африки командование противника сосредоточило до 600 самолетов, из них 260 немецких и около 340 итальянских. Кроме того, в Греции и на Крите находилось 210 и на Сицилии 115 немецких самолетов. Английские ВВС имели 604 самолета. Соотношение сил в авиации непосредственно в Северо-Восточной Африке было равным. Зато в танках англичане имели большое превосходство. Против 610 танков противника британское командование располагало 1270 танками, то есть имело их в два раза больше.
 
Несмотря на такое соотношение сил, германо-итальянское командование предприняло наступательную операцию под кодовым наименованием «Тезей», конечной целью которой было овладение Тобруком и выход на египетскую границу. В ночь на 27 мая итальянская танковая дивизия атаковала английские позиции в районе Бир-Хакейма с задачей отвлечь внимание англичан от направления главного удара. В то же время две танковые дивизии немецкого африканского корпуса, пользуясь отсутствием сплошного фронта, обошли с юга этот сильно укрепленный пункт и внезапно появились в тылу британских войск.
 
Разгромив несколько британских частей, немецкие дивизии прорвались ко второй полосе обороны. При более решительных действиях англичан этот прорыв мог бы обернуться для противника полным разгромом. Особенно в тяжелом положении оказались немецкие танковые дивизии 29 мая, когда у них кончилось горючее и боеприпасы и они были отрезаны от своих баз снабжения. Только энергичная поддержка авиации спасла положение. На Бир-Хакейм было совершено более 1400 самолето-вылетов.
 
30 мая немецкие войска, продолжая развивать наступление в тыл британских войск, захватили Сиди-Муфта и восстановили прерванную коммуникацию. В течение последующих дней им удалось отрезать английские части, находившиеся в опорных пунктах укрепленного района.
 
В районе Бир-Хакейма в окружение попала пехотная бригадная группа «Свободной Франции». Впервые после 1940 г. французские солдаты вновь встретились лицом к лицу с немецко-фашистской армией. Они оказали мужественное сопротивление мощному натиску врага и с боями вырвались из окружения.  
 
К 11 июня вся передовая линия опорных пунктов от Эль-Газалы до Бир-Хакейма оказалась в руках наступавших. По маневренности и степени концентрации войск на направлениях ударов немецко-итальянские войска превосходили западных союзников. К тому же полевая артиллерия в 8-й армии была рассредоточена по различным частям, танковые войска действовали самостоятельно, без взаимодействия с пехотой. 11 — 12 июня были разгромлены английские танковые соединения в районе центрального опорного пункта Найтсбридж. За несколько дней боев британская армия потеряла 10 тыс. человек, 550 танков и 200 орудий. Сопротивление в Киренаике также было сломлено, и разрозненные части начали беспорядочно отступать к тыловой оборонительной позиции на египетской территории у Эль-Аламейна.
 
19 июня был осажден Тобрук, и уже на другой день немецкие танковые части при поддержке авиации начали его атаку. Несмотря на большие запасы продовольствия, техники и вооружения, 21 июня гарнизон капитулировал. В плен попало 33 тыс. английских солдат и офицеров.
 
Захватив в Тобруке 30 танков, 2 тыс. автомашин и 1400 тонн горючего, немецко-итальянские войска возобновили — теперь уже на английском транспорте и бензине — стремительное преследование 8-й британской армии. Овладев 28 июня городом Мерса-Матрух, они через два дня подошли к английским позициям у Эль-Аламейна. Это был последний укрепленный оборонительный рубеж (протяженностью около 55 км), прикрывавший подходы к дельте Нила и Суэцкому каналу. На севере он упирался в Средиземное море, а на юге — в непроходимую впадину Каттара. Фашистские войска не смогли его преодолеть.
 
Пройдя за время наступления около 600 км, немецко-итальянские войска захватили большие трофеи и нанесли ощутимый урон британской армии, потери которой достигли 80 тыс. человек. Однако завершить разгром этой армии противнику не удалось, так как преследование отступавших британских войск велось малочисленными танковыми силами без поддержки авиации, которая не успела перебазироваться во вновь захваченные районы. Поэтому значительной части союзных войск удалось закрепиться на заранее подготовленных оборонительных рубежах у Эль-Аламейна.
 
В связи с успешным продвижением немецко-итальянских сил Гитлер и Муссолини отказались от проведения намеченной операции «Геркулес» по захвату Мальты и решили продолжать наступление, чтобы «отторгнуть Египет от Англии». Поэтому Роммель готовился к проведению операции «Аида».
 
Директивой верховного главнокомандующего войсками стран оси в Северной Африке Муссолини от 27 июня генерал-фельдмаршалу Роммелю указывалось, что по достижении Эль-Аламейна и «с преодолением сопротивления противника целью сил оси должно стать продвижение к Суэцкому каналу в район Исмаилии, для того чтобы перекрыть канал и предотвратить прибытие английских подкреплений. Перед этим необходимо овладеть Каиром, блокировать Александрию и обеспечить тыл армии от высадки морских десантов». Роммель, уверенный в успехе, рассчитывал уже к 30 июня достичь Александрии и Каира и завершить изгнание британских войск из Египта.  
 
Положение 8-й армии было настолько тяжелым, что командование допускало возможность дальнейшего ее отступления. В связи с этим западнее Александрии и на ближних подступах к Каиру начали создаваться оборонительные позиции, спешно наводились мосты через Нил, все государственные учреждения и склады эвакуировались с западного берега дельты Нила. Штаб английского Средиземноморского флота перебазировался из Александрии в Исмаилию. Силы флота рассредоточились по базам в Хайфе, Порт-Саиде и Бейруте. В самой Александрии все было подготовлено для уничтожения оборудования порта и минирования гавани. В случае отступления от Эль-Аламейна планировалось затопление всей дельты Нила. Но к моменту занятия британскими войсками оборонительных позиций у Эль-Аламейна силы противника были ослаблены и его наступательные возможности исчерпаны. Немецко-итальянские войска имели всего 26 исправных танков, в то время как у 1-й английской бронетанковой дивизии их было более 100. В ожидании подкреплений Роммель вынужден был 4 июля приостановить наступление. Затем «обстановка еще больше ухудшилась вследствие отправки на русский фронт основной части оставшейся на Сицилии немецкой авиации».
 
В результате активизации английских военно-морских и воздушных сил на коммуникациях Италия — Ливия те незначительные пополнения, которые еще посылались немецко-итальянским командованием в Африку, часто не достигали портов назначения. В разгар борьбы английские силы потопили три танкера, что серьезно отразилось на боеспособности вражеских войск, испытывавших острую нехватку топлива. Немецко-фашистское командование пыталось организовать снабжение африканской армии по воздуху. Для этого в июле 1942 г. на Средиземное море было переброшено 100 транспортных самолетов Ю-52. Количество транспортной авиации на этом театре увеличилось до 250 единиц. За три месяца (июль — сентябрь) немецко-итальянскому командованию удалось воздушным путем доставить в этот район около 46 тыс. человек и 4 тыс. тонн грузов. Однако этого было недостаточно, поскольку наращивание британских сил шло в более быстрых темпах.
 
В течение июля и августа на фронте в районе Эль-Аламейна продолжались бои местного значения. В то же время авиация сторон вела напряженную борьбу за господство в воздухе и совместно с другими силами обеспечивала сухопутные и морские коммуникации. Так как союзники быстрее восстанавливали и наращивали силы, обстановка в воздухе постепенно изменялась в их пользу.
 
Понимая, что время работает против него, Роммель торопился с новым наступлением. В августе численность танков у противника возросла до 440. Получив в подкрепление немецкую воздушно-десантную бригаду и итальянскую воздушно-десантную дивизию, германо-итальянские войска 31 августа сделали последнюю попытку прорвать оборону британских войск в районе Эль-Аламейна. Но к этому времени 8-я армия тоже была усилена. В распоряжении английского командования уже имелось 935 танков, в том числе 200 типа «Грант», которые там называли «последней египетской надеждой». Соотношение сил в воздухе также было не в пользу наступавших. За первые три дня боев (31 августа — 2 сентября) англоамериканская авиация совершила 2500 самолето-вылетов и помогла 8-й армии остановить противника. Значительную роль в срыве наступления фашистских войск сыграли минные поля, затруднившие маневр танковых соединений.  
 
За четыре дня наступления немецко-итальянские войска потеряли 3 тыс. солдат и офицеров, 50 танков, 40 самолетов и 400 автомашин. Потери британских войск составили 1750 человек, 65 танков, 70 самолетов. Боевые возможности противника резко снизились, в то время как способность союзных войск к активной обороне была еще очень высокой. Бои 31 августа — 2 сентября показали, что 8-я армия значительно повысила свою боеспособность, танковые части приобрели опыт маневренных действий, моральный дух войск окреп.
 
Со стабилизацией фронта у Эль-Аламейна обе стороны стремились в максимально короткие сроки подготовиться к последующим активным действиям. Однако возможности германо-итальянского командования были ограниченны. В войсках Роммеля (4 немецкие, 8 итальянских дивизий и одна немецкая бригада) имелось всего 510 танков, около 600 орудий и до 300 самолетов. Англичане при помощи американцев смогли добиться двойного превосходства над противником в танках и артиллерии и четырехкратного в авиации. Кессельринг позже пытался объяснить неудачи немецко-итальянских войск тем, что «англичанам было значительно легче, так как они лучше немцев понимали значение Средиземноморского театра для ведения войны в целом и вдобавок к тому у них не было забот о каком-то втором театре войны. Британской метрополии уже ничто не угрожало».
 
В ходе боевых действий в Северной Африке деятельное участие в сосредоточении сил и средств приняло американское командование. С июня 1942 г. оно приступило к переброске танков, артиллерии и авиации для поддержки британских войск на этом фронте. В конце этого месяца правительство США приняло решение о срочной отправке в Северную Африку более 300 новых танков «Шерман» (М-4) и 100 новейших 105-мм артиллерийских самоходных установок. По решению американского объединенного комитета начальников штабов от 22 июня Соединенные Штаты должны были направить в Африку группу тяжелых бомбардировщиков (Б-24), две группы средних бомбардировщиков (Б-25) и три группы истребителей — всего около 200 самолетов. К середине октября 8-я армия имела около 1100 танков, более 1200 орудий и до 1200 самолетов.
 
Для переброски истребителей в Северную Африку американский флот выделил авианосец «Рейнджер», который погрузил в США самолеты с экипажами и 1 июля вышел к Золотому Берегу. Оттуда они уже самостоятельно летели через Центральную Африку по проложенной англичанами воздушной трассе в Египет. Средние и тяжелые бомбардировщики перебрасывались в Каир по южноатлантическому маршруту. Первые американские самолеты прибыли в Египет в конце июля. Танки и самоходные артиллерийские установки были доставлены в начале сентября.
 
К началу октября английское командование создало в Египте сильную группировку войск, которая превосходила немецко-итальянские войска по пехоте в 1,2 раза, по танкам и противотанковым орудиям более чем в 2 раза, по самолетам более чем в 2,5 раза. 8-я армия обладала большими запасами топлива, продовольствия, боеприпасов и боевой техники. Она имела также надежные коммуникации с различными странами Британской   империи. В ходе летних боев 1942 г. британские войска приобрели закалку, боевой опыт, способность не только обороняться, но и наступать.
 
В середине августа произошла смена английского военного руководства на Среднем Востоке. Главнокомандующим британскими войсками вместо генерала К. Окинлека стал генерал Г. Александер, а командующим 8-й армией — генерал Б. Монтгомери. Новое командование в первую очередь приступило к усилению боеспособности армии и подготовке ее к наступлению. В дополнение к имевшимся в ее составе двум армейским корпусам (13-му и 30-му) был сформирован еще один армейский (10-й) корпус в составе двух танковых и одной пехотной дивизий. Основным предназначением этого корпуса являлось развитие успеха после прорыва обороны противника.
 
21 августа был принят план проведения диверсионного нападения на важный порт Тобрук с целью вывести его из строя и нарушить снабжение войск противника, а также оттянуть часть его сил из района Эль-Аламейна и тем самым облегчить положение 8-й армии. Замысел операции под наименованием «Эгримент» предусматривал совместные действия небольшого подвижного диверсионного отряда «дальнего действия в пустыне» и морского десанта численностью 500 человек. Задача обеих групп состояла в том, чтобы захватить береговые укрепления и батареи Тобрука, уничтожить портовые сооружения и суда в гавани, после чего английские корабли должны были принять на борт диверсионные отряды. В этом замысле присутствовали элементы авантюризма, осторожно названного командующим английским Средиземноморским флотом адмиралом Г. Харвудом «отчаянным риском». Попытка высадить морской десант была предпринята в ночь на 14 сентября после двух ударов по порту с воздуха. Однако сильный артиллерийский огонь не дал возможности десанту высадиться на берег. С рассветом на корабли обрушила удары авиация. В результате десант был разгромлен. Погибли крейсер ПВО, 2 эсминца, перевозившие десант, и 6 катеров.
 
Несмотря на эту неудачу, английский флот проявлял значительно большую по сравнению с итальянским активность в поддержке своих сухопутных сил. Он успешно обеспечивал перевозки войск и боевой техники из метрополии на театр военных действий, а также прибрежные перевозки в интересах армии и поддерживал артиллерийским огнем войска в обороне.
 
Замысел германо-итальянского командования разгромить британские войска, войти в Египет, захватить Александрию, Каир и Суэцкий канал и тем самым завершить овладение всей Северной Африкой был сорван. Хотя 8-я армия и потерпела поражение, ей удалось обескровить противника и задержать его дальнейшее продвижение.
 
Англо-американское командование смогло укрепить позиции на театре военных действий, накопить силы и подготовиться к решительному наступлению осенью 1942 года.
 
Несмотря на изолированность этого театра, развитие событий на нем находилось в зависимости от хода борьбы на советско-германском фронте. Оценивая результаты боевых действий на данном театре, генерал-фельдмаршал В. Кейтель констатировал: «Одной из самых больших возможностей, которую мы упустили, был Эль-Аламейн... Требовалось совсем немного, чтобы захватить Александрию и прорваться к Суэцкому каналу и в Палестину. Но как раз тогда мы не были достаточно сильны  на этом направлении из-за расположения наших сил и, в первую очередь, из-за войны с Россией».
 
Средиземноморский театр выявил необходимость тесного взаимодействия различных видов вооруженных сил. Подавление английской авиации на мальтийских аэродромах открыло свободу передвижения конвоев противника в Африку, что позволило странам фашистского блока в короткое время сконцентрировать в этом районе достаточно сильную группировку танковых войск. Наступление немецко-итальянских войск лишило англо-американцев передовых аэродромов в Ливии и Киренаике, то есть оставило без авиационного прикрытия их морские коммуникации и нарушило снабжение британских войск. В дальнейшем новые пополнения авиации Великобритании вновь изменили обстановку, и теперь уже английское командование нарушало перевозки противника в Ливию.
 
После майско-июньского наступления группировка немецко-итальянских войск в Северной Африке оказалась значительно ослабленной, а резервов для ее усиления не было. Превосходство в силах перешло к войскам Великобритании. Создались благоприятные условия для подготовки и проведения крупного наступления в Северной Африке.  
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Провал агрессивных планов фашистского блока