Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе


63

1. Планы сторон

Разрабатывая планы действий вооруженных сил США и Великобритании на Атлантическом и Западноевропейском театрах на вторую половину 1942 г., органы стратегического планирования этих стран учитывали наряду с другими факторами прежде всего развитие событий на главном театре второй мировой войны — советско-германском фронте. «Сумеют ли русские удержать фронт — в этом главное. От решения этого главного вопроса зависят наши планы на остающийся 1942 год» — утверждали американский и английский комитеты начальников штабов.
 
В марте 1942 г. комиссия стратегического планирования объединенного комитета начальников штабов США подчеркивала, что успехи Советского Союза на Востоке предопределяют военную обстановку не только в Европе, но, возможно, и во всем мире. Главнокомандующий силами США в Европе генерал Д. Эйзенхауэр, обосновывая необходимость оказания прямой военной помощи Советской Армии, в середине июля 1942 г. заявил: «... мы не должны забывать, что награда, которой мы добиваемся? — это то, чтобы 8 млн. русских продолжали войну». Признавая зависимость военных действий и стратегических планов союзников от положения на советско-германском фронте, он утверждал, что если Советский Союз потерпит поражение осенью 1942 г., то США будут вынуждены «немедленно перейти к стратегической обороне на Атлантике».
 
Заняв по отношению к главному фронту борьбы выжидательную позицию, союзники внимательно следили за ходом грандиозных битв, которые вели Советские Вооруженные Силы. Военно-политическое руководство США и Великобритании не спешило нанести решительные удары по наиболее уязвимым звеньям «третьего рейха». В тиши министерских кабинетов, не торопясь, оно разрабатывало коалиционную стратегию, основу которой составлял «принцип смыкания и затягивания кольца вокруг Германии». Стратегия союзников предусматривала действия на периферийных второстепенных направлениях и являлась порождением традиционной английской «стратегии непрямых действий».  
 
Согласно принятым западными союзниками СССР по антифашистской коалиции планам действий в Атлантическом океане и Западной Европе на лето и осень 1942 г. намечалось сосредоточить основные усилия на обеспечении морских коммуникаций; наращивать удары авиации с Британских островов по объектам Германии и оккупированных ею стран; постепенно осуществлять принятый 14 апреля 1942 г. так называемый план «Болеро» — накапливание сил на территории Англии для последующего открытия второго фронта в Западной Европе.
 
Реализация стратегических планов США и Великобритании в Атлантике и Западной Европе должна была проходить под общим руководством объединенного англо-американского комитета начальников штабов, который состоял из объединенного комитета начальников штабов США и комитета начальников штабов Великобритании. Непосредственное руководство военными действиями на этих театрах объединенный комитет начальников штабов США осуществлял через главнокомандующего ВМФ адмирала Э. Кинга, начальника штаба армии генерала Дж. Маршалла и командующего авиацией армии генерала Г. Арнольда, а аналогичный комитет Великобритании — через начальника штаба ВМФ адмирала Д. Паунда, начальника имперского генерального штаба генерала А. Брука и начальника штаба ВВС главного маршала авиации Ч. Портала.
 
Важнейшее место в стратегических планах союзников занимало обеспечение устойчивости морских коммуникаций, и прежде всего в Северной Атлантике. От решения этой задачи зависело и «выживание» Великобритании, и проведение в будущем наступательных операций на Европейском континенте непосредственно против фашистской Германии. У. Черчилль в послании И. В. Сталину от 24 ноября 1942 г. писал: «... мы можем жить и вести борьбу только в зависимости от состояния наших морских коммуникаций». Главной проблемой, стоявшей перед США и Великобританией в связи с обеспечением их морских коммуникаций, являлось сохранение торгового флота. Особенно остро эта проблема стояла перед Великобританией, так как ее импорт непрерывно уменьшался, в связи с тем, что потери транспортных судов в мае — июне 1942 г. все еще значительно превышали размеры вводимого в строй тоннажа. Перед войной ежегодный импорт Великобритании равнялся 50 млн. тонн. В результате действий противника на морских коммуникациях в 1940 г. он снизился до 42,4 млн. тонн, в 1941 г. — до 30,5, а к концу 1942 г. — до 23 млн. тонн.
 
Другой, не менее важной проблемой для США и Великобритании было наращивание сил для борьбы с подводными лодками. Для надежного обеспечения морских коммуникаций в Атлантике англичанам и американцам требовалось большое количество противолодочных кораблей и самолетов. Уже к лету 1942 г. их военно-морские силы насчитывали около 400 эскадренных миноносцев, свыше 300 противолодочных кораблей специальной постройки, более 600 самолетов береговой авиации. Опыт показал, что для защиты атлантических коммуникаций от немецких подводных лодок необходимо применять конвоирование судов. Адмирал Э. Кинг даже утверждал, что «конвой — это не один из путей защиты торгового судоходства, а единственный путь».  
 
Промышленность США и Великобритании в больших масштабах развернула строительство кораблей и самолетов, предназначенных для борьбы с подводными лодками. Однако массовый ввод их в строй ожидался только с конца 1942 г., и поэтому англо-американское командование стало широко привлекать для борьбы с подводными лодками авиацию армии США.
 
Основными задачами США и Великобритании по защите морских коммуникаций в 1942 г. являлись: ликвидация так называемых «белых пятен» — непатрулируемых зон в центральной части Атлантики — и усиление борьбы с подводными лодками в Бискайском заливе. Для систематического патрулирования в этих районах требовались американские самолеты с большой дальностью и продолжительностью полета типа «Либерейтор». Такие самолеты в основном направлялись на Тихий океан, поэтому для охранения конвоев в Атлантике стали привлекать эскортные авианосцы. Однако этих кораблей было еще мало, несмотря на то что началось серийное их строительство на американских верфях.
 
-В англо-американских планах действий в Западной Европе активная роль отводилась бомбардировочной авиации. С конца апреля из США в Великобританию стали перебрасываться бомбардировщики, вошедшие к июню в состав 8-й воздушной армии США и базировавшиеся на специально выделенных для них английских аэродромах. Эта армия совместно с английской бомбардировочной авиацией предназначалась для нанесения бомбовых ударов по Германии в целях «завоевания господства в воздухе над Западной континентальной Европой», для подготовки вторжения.
 
Вторжение на континент предполагалось осуществить через Ла-Манш. Эта операция получила название «Раундап». Начало ее было намечено на 1 апреля 1943 г. К этому сроку предусматривалось создать в Великобритании группировку англо-американских сил в составе 48 дивизий и 5800 самолетов. Кроме того, штабами США и Великобритании был разработан план «Следжхэммер», согласно которому высадка десанта в Западной Европе ограниченным контингентом войск могла быть осуществлена при возникновении крайней необходимости уже в 1942 г.
 
Оперативные расчеты английского и американского штабов показывали, что вполне возможно было бы в сжатые сроки сосредоточить крупные силы в Великобритании и, следовательно, открыть второй фронт в Западной Европе именно в 1942 г. Однако на переговорах, проходивших в Вашингтоне с 18 по 25 июня, главы американского и английского правительств принципиально договорились о вторжении в первую очередь в Северную Африку, что уже само по себе исключало создание второго фронта в Западной Европе в 1942 г. Поэтому план «Болеро» был фактически заморожен, хотя юридически и не отменялся. В июле на 34-м заседании англо-американского объединенного комитета начальников штабов генерал Дж. Маршалл, выражая точку зрения президента США, прямо заявил: «... необходимо со всей определенностью осознать, что принятие решения об операции «Торч» исключает проведение операции «Болеро». В памятной записке объединенного англо-американского штаба от 24 июля 1942 г. об операциях в 1942 — 1943 годах отмечено: «Подразумевается, что проведение операции в Африке практически исключает возможность успешного проведения операции «Раундап» в 1943 году, поэтому мы будем придерживаться оборонительных действий по периметру Европейского континентального театра, за исключением действий авиации и блокады». В результате часть американских сил, сосредоточенных в Великобритании по плану «Болеро» (54 тыс. из 220), а также те войска США, которые готовились к отправке в Европу, были использованы для проведения Североафриканской кампании.
 
Следовательно, план «Болеро» в то время являлся не более как маскировкой готовившейся высадки англо-американских войск в Северной Африке. Планы же «Раундап» и «Следжхэммер» остались только на бумаге, и практических шагов для их реализации предпринято не было. Правда, английский комитет начальников штабов наметил несколько рейдов к французскому побережью, сочетая их с авиационным наступлением в Северо-Западной Европе, но они, естественно, не могли изменить обстановку на континенте. Фактически цель этих рейдов состояла в том, чтобы в какой-то степени отвлечь общественное мнение от самой идеи открытия второго фронта.
 
Кроме обеспечения защиты атлантических коммуникаций в стратегических планах Великобритании и США предусматривалось усиление блокады. Военно-морские силы союзников должны были пресечь поступление в Германию сырья и материалов, то есть осуществлять с моря торгово-экономическую блокаду всей Западной Европы. Стратегическая авиация Великобритании и США, осуществив воздушное наступление, должна была дезорганизовать экономику основных промышленных центров Германии. Предполагалось затем вытеснить немецкие и итальянские войска из Северной Африки, захватить плацдармы на Балканах и в Норвегии.
 
Сосредоточение главных сил гитлеровского надводного флота в водах Северной Норвегии создавало угрозу их прорыва в Атлантику. Поэтому британский флот метрополии, усиленный оперативным соединением США, по-прежнему должен был препятствовать выходу немецких кораблей в океан. В задачу этого флота входило также обеспечение безопасности перехода англо-американских конвоев в северные порты Советского Союза. Однако в этом случае английское командование действовало крайне неохотно и даже при наличии свободных сил старалось использовать любой предлог, чтобы не отправлять конвои или перенести решение задачи на более позднее время. 18 мая первый морской лорд адмирал Д. Паунд писал главнокомандующему ВМФ США адмиралу Э. Кингу: «Конвои в Россию превращаются в привязанный у нас на шее камень и постоянно приводят к потерям как в крейсерах, так и в эскадренных миноносцах... Все это — самая неблагодарная задача, при выполнении которой нас на каждом шагу подстерегает опасность. Но я, конечно, сознаю необходимость делать все, что только в наших силах, для оказания помощи русским».
 
Стратегические планы немецко-фашистского командования более чем когда-либо прежде зависели от обстановки на советско-германском фронте, которому гитлеровское военно-политическое руководство уделяло главное внимание. Именно здесь находились основные силы сухопутных войск и авиации вермахта, в том числе и стратегические резервы.
 
В Норвегии группировка вермахта состояла из армии «Норвегия», оперативной группы ВМС «Север» и 5-го воздушного флота. Она предназначалась для нарушения коммуникации между Исландией и северными портами СССР и для обороны норвежского плацдарма.   
 
Во Франции находились войска группы армий «Д» (в составе 1, 7 и 15-й армий, армейской группы «Фельбер»), оперативная группа ВМС «Запад» и 3-й воздушный флот. На них возлагались задачи обороны территорий Франции, Бельгии, Голландии и нанесение ударов с воздуха по объектам Англии и ее коммуникациям. В случае изменения обстановки войска группы армий «Д» должны были оккупировать южную часть Франции, на территории которой находились восемь дивизий и две кавалерийские бригады правительства Виши. Для решения последней задачи предназначалась и 4-я итальянская армия, развернутая на границе с Францией.
 
К весне 1942 г. сухопутные войска и военно-воздушные силы фашистской Германии в Западной Европе оказались настолько ослабленными, что не смогли бы эффективно противодействовать вторжению англо-американских войск, если бы оно было предпринято. К такому выводу пришли руководители вермахта на совещании в гитлеровской ставке 13 апреля 1942 г., констатируя, что у них нет средств отразить высадку союзников. Примерно с этого времени начинается строительство вермахтом долговременных оборонительных сооружений и увеличение численности войск во Франции.
 
Что же касается борьбы на коммуникациях Великобритании и США в Атлантике, то там гитлеровское командование имело в виду расширить наступление главным образом подводными силами. Непосредственное руководство военными действиями на море возлагалось на главнокомандующего флотом гросс-адмирала Э. Редера, начальника главного морского штаба адмирала К. Фрике, командующего надводными силами адмирала О. Шнивинда и командующего подводными силами адмирала К. Деница. Борьба на коммуникациях по уничтожению транспортов противника являлась единственным видом наступательных действий немецких ВМС. Цель ее состояла в том, чтобы тормозить наращивание боевых возможностей противника как в личном составе, так и в боевой технике, наносить ему поражение до достижения районов назначения.
 
Штаб руководства морскими операциями вермахта полагал, что США и Великобритания, располагая возможностью производить достаточное количество различной продукции и вооружения, не в состоянии обеспечить их доставку к месту назначения. Считая морской транспорт США и Великобритании ахиллесовой пятой их военного могущества, гитлеровцы делали все возможное для его ослабления. Наиболее эффективным средством борьбы с транспортным флотом считались подводные лодки.
 
Основной показатель успешных действий военно-морских сил вермахта выводился из соотношения тоннажа потопленных судов к судостроительным возможностям Великобритании и США. На совещании в ставке Гитлера 14 мая командующий подводными силами немецкого флота докладывал: «В 1942 г. общий тоннаж, который может построить противник, составляет около 8 млн. 200 тыс. тонн... Это означает, что мы должны будем ежемесячно топить примерно 700 тыс. тонн, чтобы компенсировать новое строительство... Мы уже топим ежемесячно указанные 700 тыс. тонн; «мы» — означает Германия, Италия и Япония, использующие для этого подводные лодки, авиацию, надводные корабли и мины».
 
Далее Дениц указывал, что потопление судов сверх этого будет означать непрерывное снижение общего тоннажа, находящегося в распоряжении англо-американцев, которое приведет к достижению стратегических целей. Он считал, что нужно потопить как можно больше судов и там, где подводные лодки могут ожидать наименьшее сопротивление, то есть без учета важности коммуникаций и ценности перевозимых грузов. При этом Дениц подчеркивал, что «потопленное сегодня является более эффективным, чем то, что будет потоплено в 1943 т.».
 
Согласно намеченным планам немецко-фашистское командование намеревалось расширить районы боевых действий в Атлантике и увеличить количество находившихся в море подводных лодок. Командующий подводными силами вермахта докладывал: «Если действия в американских водах окажутся невыгодными, мы возобновим действия против конвоев в Северной Атлантике, увеличив для этого количество подводных лодок». Важным районом действий немецких подводных лодок должны были стать прибрежные воды Бразилии с их оживленным судоходством. В мае 1942 г. был разработан план, согласно которому в начале августа 10 подводных лодок должны были проникнуть в порты Сантус, Рио-де-Жанейро, Баия и Ресифи, уничтожить находившиеся там суда, заминировать порты и затем начать действия на прибрежных коммуникациях. 17 июня Гитлер утвердил этот план, однако, опасаясь нежелательной реакции со стороны других стран Южной Америки, в конце июня отменил его. Тем не менее 7 августа подводная лодка «U-507» получила соответствующий приказ и в период 15 — 19 августа потопила шесть судов у бразильского побережья, что и ускорило объявление Бразилией (22 августа 1942 г.) войны Германии.
 
В соответствии с планами дальнейших действий на Атлантическом театре немецко-фашистским командованием были приняты меры к увеличению общего количества подводных лодок. За период с мая по октябрь 1942 г. их число возросло с 316 до 375. Количество действующих подводных лодок за то же время возросло до 196, в том числе в Северной Атлантике до 126.
 
Так как основные силы авиации Германии были сосредоточены на советско-германском фронте, гитлеровское командование летом и осенью располагало для действий на атлантических коммуникациях не более чем 40 самолетами. Они предназначались главным образом для защиты подводных лодок от англо-американской авиации при переходе через блокированную зону Бискайского залива.
 
Крупные надводные корабли, находившиеся в норвежских фьордах, вообще не планировалось использовать на атлантических коммуникациях, прежде всего из-за отсутствия авиационного прикрытия.
 
В целом же планы действий немецко-фашистского командования в Атлантике были составлены без достаточного учета фактического соотношения сил и возможностей сторон. Силы флота нацеливались только на «войну с тоннажем» без учета характера и направления перевозимых грузов. Основные потоки стратегического сырья и воинские перевозки США и Великобритании, наиболее надежно охраняемые, не подвергались сильному воздействию немецких подводных лодок. Хотя планы потопления транспортных судов и были в общем реальными, они тем не менее не могли обеспечить срыв англо-американских морских перевозок. К тому же немецкая оценка возможностей воспроизводства тоннажа Великобританией и США оказалась заниженной.
 

2. Борьба на атлантических коммуникациях

Коммуникация, проходившая вдоль восточного побережья США, была одной из самых напряженных в Атлантическом океане. Только через пролив Лонг-Айленд в Нью-Йорк и обратно в 1942 г. ежедневно проходило более 50 судов. Из портов атлантического побережья США направлялись в Англию вооружение, боевая техника и стратегическое сырье. Поскольку у восточного побережья США практически не велась организованная борьба с подводными лодками, гитлеровское военно-морское командование воспользовалось этим и сосредоточило большие океанские лодки в районе между Норфолком и полуостровом Флорида, а затем и в Карибском море. Подводным силам Германии была поставлена задача как можно интенсивнее использовать благоприятные условия, то есть нанести США максимально возможный урон в тоннаже в самые короткие сроки. В апреле у берегов США находилось до 28 германских подводных лодок, в мае — до 35, а в июне — до 40.
 
Первым ответным мероприятием американского командования на активность немецких подводных лодок явилось создание вдоль всего побережья Северной и Центральной Америки морских пограничных: зон — специальных военно-морских округов. В обширном районе от Ньюфаундленда до побережья Бразилии (протяженностью около 6 тыс. миль) было образовано четыре военно-морских округа: Восточный — от канадского побережья до Джэксонвилля на полуострове Флорида; округ Мексиканского залива; Карибский — от острова Ямайка до Джорджтауна и Панамский, включавший районы Карибского моря и Тихого океана, прилегающие к Панамскому каналу. На эти округа возлагалась задача обеспечения безопасности плавания конвоев. Наиболее ответственным считался Восточный округ. Его командующий осуществлял полный оперативный контроль над всеми военно-морскими силами, действовавшими в пределах округа.
 
Первоначально округа располагали весьма ограниченным количеством кораблей и самолетов. При исключительно большом напряжении судоходства на морских коммуникациях их явно не хватало. Поэтому все действия американского командования носили чисто оборонительный характер. Следует иметь также в виду, что экипажи американских кораблей и самолетов еще не имели опыта борьбы с подводными лодками. Технические средства для поиска лодок и вооружение для их уничтожения были устаревшими. Однако военному командованию США все же удалось несколько усилить противолодочную оборону этого района военных действий. Были установлены противолодочные сети и боковые заграждения у основных портов и оборонительное минное заграждение у входа в Чесапикский залив (365 мин), а в Ки-Уэсте создан один из пунктов формирования конвоев и огражден большой район стоянки транспортов минным полем, насчитывавшим 3,5 тыс. мин. Проводились также организационные мероприятия. При штабе военно-морских сил США был создан отдел противолодочной обороны, основной задачей которого являлось обобщение и распространение опыта борьбы с подводными лодками.
 
Для усиления противолодочной обороны важное значение имело введение системы конвоев. У восточного побережья США впервые она была применена в апреле 1942 г. Вначале суда проводились методом частичного конвоирования по этапам силами данного морского округа в светлое время суток от порта до следующего порта. Темное время суток, когда действия немецких подводных лодок были наиболее активными, суда пережидали в портах. Однако при общем слабом охранении конвоев это не могло обеспечить надежной обороны судоходства. В апреле только в зоне Восточного военно-морского округа было потеряно 23 судна общим тоннажем 132,2 тыс. брт, половина которого приходилась на танкеры.
 
Американское командование разработало единую систему конвоев для всего побережья США от Гуантанамо до Галифакса, которая и начала проводиться в жизнь частично со второй половины мая, а в полной мере — с октября 1942 г. Конвои формировались в районах Ки-Уэста, Хэмптона, Нью-Йорка и Галифакса с интервалом один средний конвой (45 судов) в трое суток. Для обеспечения перехода транспортов в зоне Восточного военно-морского округа было сформировано шесть эскортных отрядов по семь кораблей в каждом. Система конвоев затрудняла действия подводных лодок. Потери транспортных судов США уменьшились. В июле в этой зоне погибло всего три судна, в дальнейшем потери совсем прекратились.
 
После введения конвоев и усиления противолодочной обороны у восточного побережья США немецкие подводные лодки переместились в Мексиканский залив и Карибское море. Здесь они только в мае и июне уничтожили 149 судов общим тоннажем 727 798 брт. Большие потери торгового флота заставили американское командование форсировать введение системы конвоев и в этих районах. В июле были проложены конвойные маршруты Тринидад — Аруба — Ки-Уэст, Панамский канал — Гуантанамо и от острова Тринидад на восток. На последнем маршруте конвоирование первоначально шло в пределах 200 миль от острова Тринидад. Используя это, немецкие лодки уничтожали транспорты после того, как их оставляли корабли охранения. По маршруту Тринидад — Аруба — Ки-Уэст за 60 суток прошли 34 конвоя в составе 746 судов. Несмотря на увеличение количества действовавших в этом районе подводных лодок, потери составили 15 судов, то есть лишь 2 процента от общего числа проходивших, тогда как до введения системы конвоев потери составляли 3,5 процента.
 
Вначале подводные лодки действовали у американских берегов поодиночке, а затем небольшими группами (по две-три). Их успеху способствовали открытые радиопереговоры американских судов, а освещение прибрежных городов создавало хороший фон, на котором четко вырисовывались силуэты целей. Частные фирмы долгое время отказывались от затемнения, которое могло привести «к срыву туристского сезона». Только в мае оно стало обязательным на всем восточном побережье США.
 
Слабая противолодочная оборона американцев позволила фашистским подводным лодкам развить большую активность даже в ограниченной зоне Панамского канала. Оборона этого района была возложена на четыре эскадренных миноносца и небольшую группу самолетов. Действовавшие здесь до конца июня три подводные лодки уничтожили 13 судов общим тоннажем более 63 тыс. брт. Только после этого американское командование организовало надежную оборону зоны Панамского канала. Наиболее ответственные пункты (Пуэрто-Кастилья, порт Лимон и др.) были ограждены противолодочными сетями. На аэродром Коко-Соло прибыли самолеты противолодочной авиации с радиолокационными установками. 13 июля совместными действиями противолодочных кораблей и самолетов в этом районе была потоплена первая немецкая подводная лодка «U-153».
 
Опасаясь возросшей активности американских противолодочных сил, немецкие подводные лодки оставили зону Панамского канала. У восточного побережья США и в Мексиканском заливе они продолжали активные действия до июля, а в Карибском море — до ноября. Средние подводные лодки с автономностью до 42 суток затрачивали на переход океаном в обоих направлениях до четырех недель. В связи с этим они могли находиться в районе боевых действий без пополнения топливом две-три недели. В условиях слабой противолодочной обороны у восточного побережья США этот срок был достаточным, чтобы израсходовать весь запас торпед против беззащитных судов.
 
Однако по мере усиления противолодочной обороны гитлеровское командование, стремясь продлить время непрерывного пребывания  своих подводных лодок у берегов США, с весны 1942г. начало применять подводные лодки-танкеры, каждая из которых могла доставить до 430 тонн топлива. Первая такая лодка-танкер «U-459» пришла в район Бермудских островов в конце апреля. Доставляемое одной лодкой-танкером топливо позволяло на четыре недели увеличить время пребывания в море 12 средних подводных лодок или на восемь недель 5 больших. В результате средние подводные лодки могли действовать у берегов Южной Америки, в Карибском море, а большие — во всей Атлантике.
 
В связи с усилением противолодочной обороны в прибрежной американской зоне немецкие подводные лодки стали применять мины, первые из которых были поставлены в мае в районе Ньюфаундленда. В последующие месяцы мины ставились у восточного побережья США, в Мексиканском заливе и в Карибском море. Внезапное применение мин и слабая противоминная оборона вызывали серьезные потери. На поставленной фашистской лодкой 12 июня минной банке из 15 мин на фарватере у Чесапикского залива погибли танкер и эскадренный миноносец. Несколько судов получили повреждения.
 
Мины не только причиняли непосредственный ущерб, но и вызывали большое напряжение тральных сил и сокращение оборачиваемости судов.
 
Не имея заранее разработанных планов защиты своего прибрежного судоходства, американский флот оказался неподготовленным ни материально, ни морально к борьбе с немецкими подводными лодками. За первые шесть с половиной месяцев 1942 г. немецкие подводники потопили у берегов США 360 судов общим тоннажем 2,25 млн. брт, потеряв при этом 8 подводных лодок. Это был самый высокий результат действий лодок за относительно короткий период второй мировой войны. Вследствие этого война на короткое время непосредственно приблизилась к берегам Соединенных Штатов Америки. Почти каждую ночь пылали танкеры на прибрежных коммуникациях. Принятые военным командованием США меры по усилению противолодочной обороны постепенно стали давать результаты. Вскоре немецкие подводные лодки были оттеснены от американского побережья. Всевозраставшая активность противолодочных сил США вынудила гитлеровское командование отвести подводные лодки в центральную часть Северной Атлантики, где практически отсутствовало прикрытие конвоев с воздуха. Победа в конечном счете осталась за системой конвоев и: силами противолодочной обороны, но, по признанию американских специалистов, это была «одна из самых дорогостоящих побед, известных в истории войны на море».
 
Со второй половины года развернулись групповые действия подводных лодок против англо-американских конвоев, преимущественно к югу от Гренландии и в районе Азорских островов. И если еще в августе в этих районах было 12 немецких лодок, а в американских водах — до 26, то с сентября картина стала резко меняться. К концу октября в океане действовала 71 подводная лодка: между Гренландией и Азорскими островами находились 42 подводные лодки, в «атлантической узкости» между Африкой и Бразилией и в восточной части Карибского моря — 16, у побережья Центральной Африки — 6, в районе мыса Доброй Надежды — 7. Кроме того, 28 подводных лодок были на переходах в свои базы и из баз в районы боевых действий.
 
Весной и летом основной маршрут североатлантических конвоев проходил у берегов Гренландии. Его прикрывала авиация с аэродромов Исландии и Ньюфаундленда. Вначале эту задачу решали одиночные самолеты, появлявшиеся над конвоем один-два раза в сутки. Однако летом,   количество их возросло, что позволило более надежно обеспечивать противолодочную оборону. К тому же появились самолеты, радиус действия которых приблизился к 600 милям. Тем не менее к середине 1942 г. флот все еще очень нуждался в поддержке авиации. Из необходимых 1940 самолетов в его распоряжении находилось только 947. Рассмотрев этот вопрос, комитет начальников штабов Великобритании констатировал: «Действия подводных лодок против английского судоходства достигли масштабов, не подлежащих контролю имеющимися силами. Они серьезно подрывают не только нашу экономику, но и стратегию. Более того, недостаток поддержки с воздуха ограничивает оборонительные действия флота и срывает блокаду». Однако наращивание авиации берегового командования шло медленно.
 
Одной из главных проблем, стоявших перед США и Великобританией при защите коммуникаций в открытой части Атлантического океана, являлась организация базирования авиации и противолодочных кораблей вблизи маршрутов конвоев. В этих целях наряду с основными базами стали широко использоваться острова: Вест-Индские, Бермудские, Азорские, Ньюфаундленд, Гренландия, Исландия. Расширением сети баз противолодочных сил преследовалась цель — сократить до минимума площадь районов, не контролируемых авиацией. Особенно большое значение имело создание баз для противолодочных сил на островах в Атлантике. В результате важнейшие коммуникации в северной части океана на всем их протяжении прикрывались силами противолодочной обороны, базировавшимися в Исландии, Гренландии и Канаде. В западной части Атлантического океана наибольшее значение в борьбе с немецкими подводными лодками имела база Сент-Джонс, созданная и укрепленная канадскими вооруженными силами на Ньюфаундленде.
 
Летом 1942 г. промышленность союзников увеличила поставки кораблей и самолетов для борьбы с подводными лодками. В целях упорядочения системы конвоев вся Северная Атлантика была разделена на три зоны: западную — от мыса Код (США) до меридиана 52° з. д., центральную океанскую — между меридианами 52 и 22° з. д. и восточную — от меридиана 22° з. д. до Британских островов. Каждая обслуживалась группой эскортных кораблей, базировавшихся на американские, канадские и английские базы. Смена сил охранения конвоев проходила на границах зон в заранее определенных точках («вестомп» и «истомп»). Эскортная группа западной зоны состояла из американских и канадских кораблей, базировавшихся на Бостон (США). Воздушное прикрытие обеспечивали американские самолеты с аэродромов Новой Англии и базы Ардженшия, а также канадские самолеты с баз Ярмут, Галифакс и Сидней. В эскортную группу центральной океанской зоны входили американские, английские, канадские, польские и французские корабли, действовавшие из Ардженшии и Сент-Джонса (остров Ньюфаундленд); прикрытие с воздуха обеспечивала авиация ВМФ США с баз Ардженшия и Исландии и канадская авиация с баз Торбей и озера Гандер (остров Ньюфаундленд). Эскортная группа восточной зоны состояла только из английских кораблей; воздушное прикрытие осуществлялось английскими самолетами с ирландских и шотландских аэродромов.
 
Важным районом борьбы с немецкими подводными лодками являлся Бискайский залив, где против выходивших из французских баз и возвращавшихся туда немецких подводных лодок начали действовать английские противолодочные самолеты.
 
В ходе конвоирования наиболее результативными оказались совместные действия авиации и кораблей охранения, а из технических средств — радиолокация,  применявшаяся с береговых станций, кораблей и самолетов.
 
В сентябре 1942 г. немецким специалистам удалось создать для подводных лодок радиолокационный приемник «Метокс». Он засекал работу английских радиолокаторов, установленных на самолетах или кораблях в радиусе до 40 миль. Вследствие этого результаты поиска лодок значительно снизились, поскольку они успевали погрузиться до того, как входили в зону действия локаторов. Однако после создания союзниками радиолокаторов сантиметрового диапазона немецкие поисковые приемники оказались не эффективными.
 
В центральной части Северной Атлантики для перекрытия маршрутов конвоев немецкие подводные лодки стали действовать группами, называвшимися «волчьими стаями». Они формировались западнее Британских островов и двигались в направлении США, проводя поиск на основных трассах движения конвоев. Иногда в зоне следования конвоев обнаруживалось до десяти подводных лодок. В некоторых случаях противнику удавалось создавать в Северной Атлантике одновременно по две завесы от 10 до 25 лодок каждая. В связи с усилением охранения конвоев тактика завес — «волчьих стай» — претерпела некоторые изменения. Ведение разведки конвоев возлагалось на специально выделенные одиночные подводные лодки. Обнаружив конвой, лодка-разведчик не атаковала, а следила за ним. После установления контакта с конвоем лодки ждали общего сигнала атаки с берегового командного пункта. Иногда выделялась одиночная лодка с целью отвлечь своими радиопередачами часть сил охранения и облегчить тем самым атаки остальных подводных лодок. Летом 1942 г. немецкие подводники добились значительных успехов. За три месяца (май — июль) на всех театрах, и главным образом в Атлантике, им удалось потопить 365 судов общим тоннажем 1783,5 тыс. брт. Но к концу года, впервые за время войны, потери судов США, Великобритании и союзных стран восполнялись вновь построенными судами. В дальнейшем строительство судов значительно превосходило их потери.
 
Осенью наряду с действиями в центральной части Атлантики большие немецкие подводные лодки были направлены к южному побережью Африки. Они проявили особую активность на оживленном участке коммуникации Кейптаун — Дурбан, где противолодочные силы были слабыми. Пять подводных лодок за три недели октября уничтожили в этом районе 24 судна (в том числе 3 океанских лайнера) общим водоизмещением 161 121 брт. Это вынудило англо-американское командование направить сюда корабли и самолеты из Северной Атлантики. Через опасные районы суда стали ходить только в составе конвоев. Однако наладить надежную противолодочную оборону в этой части океана союзникам в 1942 г. не удалось. В том же году немецкое командование вывело в океан для действий на удаленных коммуникациях три надводных рейдера. Сокращение их числа по сравнению с предыдущим годом было обусловлено невосполнимыми потерями и трудностями выхода из немецких баз в океан. Наиболее сложным являлось скрытное преодоление зон Бискайского залива и Ла-Манша, где немецкая авиация уже утратила свое безраздельное господство.
 
В 1942 г. в Южной Атлантике и в Индийском океане действовали вспомогательные крейсеры Германии «Тор», «Мишель» и «Стир». Первый из них с начала мая до сентября уничтожил и захватил в центральной части Индийского океана пять судов, после чего ушел в Японию и в ноябре затонул в порту Иокогама от происшедших на нем взрывов. Рейдер   «Мишель», выйдя из Киля в марте, действовал в Южной Атлантике и в юго-западной части Индийского океана до конца года и только в марте 1943 г. вошел в японский порт Кобе. За время рейдерства им было потоплено 13 судов общим тоннажем 87 тыс. брт. Менее удачными были действия вспомогательного крейсера «Стир». С мая по сентябрь он уничтожил в Южной Атлантике 4 транспорта, но 27 сентября у берегов Бразилии был потоплен вооруженным американским транспортом.
 
Летние и осенние месяцы 1942 г. были критическими в борьбе на атлантических коммуникациях. США и Великобритания понесли наибольшие за войну потери в торговом тоннаже. Среднемесячные потери флотов составили свыше 560 тыс. брт. В то же время значительно возросло и количество уничтоженных фашистских подводных лодок, которые даже в центральной части Атлантики уже не могли действовать безнаказанно.
 

3. Начало активных действий стратегической авиации Великобритании и США в Западной Европе

До осени 1942 г. стратегическая авиация была единственным активным средством вооруженной борьбы западных союзников СССР против собственно Германии. Первоначально для этого использовалась только авиация Великобритании, а затем и США. Первые налеты английской авиации на некоторые объекты Германии и оккупированных ею стран носили ограниченный характер, были слабыми и малоэффективными. Это признавал и У. Черчилль при оценке результатов действий английской стратегической авиации за 1941 год. «Осуществление нашей собственной программы бомбардировок, — отмечал он, — пока еще не оправдывает наших надежд. Бомбардировки... еще не достигли надлежащего размаха». И далее Черчилль заявлял: «Мы не можем надеяться достичь в 1942 г. такого масштаба операций по бомбардировке Германии, который был нами намечен на этот год».
 
Интересы собственной безопасности и союзнические обязательства в общей борьбе с фашистским агрессором заставили англичан пересмотреть принципы использования стратегической авиации и постепенно перейти от разрозненных налетов на случайные объекты к планомерному воздействию на определенные отрасли экономики «третьего рейха». В то время как основной задачей авиации берегового командования оставалась борьба с вражескими подводными лодками и нанесение ударов по портам противника, авиация бомбардировочного командования военно-воздушных сил Великобритании, возглавляемая маршалом авиации А. Гарри-сом, нацеливалась на решение задач воздушного наступления на Германию, которые были определены директивой штаба ВВС Великобритании от 14 февраля 1942 г. На основе этой директивы стратегическая авиация должна была наносить систематические удары по нефтеперегонным, авиационным, шарикоподшипниковым заводам и верфям, занятым строительством подводных лодок. Однако выполнение столь сложной задачи требовало соответствующих сил и средств. Между тем к указанному времени в составе бомбардировочной авиации насчитывалось всего около 400 исправных самолетов, из них 69 тяжелых и 50 легких бомбардировщиков. К тому же самолетный парк стратегической авиации состоял в основном из машин устаревших типов. Навигационное и прицельное оборудование подавляющей части самолетов было несовершенным, а экипажи не имели достаточного опыта в поражении малоразмерных целей.  
 
Новые тяжелые бомбардировщики типа «Стерлинг», «Галифакс» и «Манчестер» только начали поступать на вооружение.
 
Весной 1942 г. английская стратегическая авиация находилась в стадии технического переоснащения и организационного становления и по своему количественному и качественному состоянию была еще не способна наносить мощные удары по гитлеровской Германии. В связи с принятым в феврале решением о начале воздушного наступления на Германию намечалось к концу года довести самолетный парк бомбардировочной авиации до 800 машин, главным образом за счет самолетов новых конструкций. Однако, как показали последующие события, в течение лета и осени количество самолетов увеличить не удалось. Поэтому в ряде случаев к налетам на города Германии привлекалась авиация других командований военно-воздушных сил Великобритании.
 
Боевое использование английской стратегической авиации в Европе, естественно, было связано с преодолением ПВО Германии. Следует иметь в виду, что к весне 1942 г. для военно-воздушных сил Великобритании сложились относительно благоприятные условия. Большая часть немецко-фашистских ВВС находилась на советско-германском фронте. Задачи ПВО рейха возлагались на ВВС «Центр», объединявшие истребительную авиацию и зенитные средства; в необходимых случаях командованию этих ВВС оперативно подчинялся 12-й авиационный корпус.
 
Тяжелые потери германской авиации в борьбе с Советскими Вооруженными Силами требовали постоянного восполнения. Одним из источников восполнения этих потерь являлся 3-й воздушный флот, базировавшийся в Северной Франции. Систематическая переброска его частей на Восточный фронт неуклонно снижала возможности этого флота, что в конечном счете вынудило германское командование отказаться от нанесения ударов по Британским островам. Изъятие из ПВО Германии сил и средств для Восточного фронта непосредственно отражалось на эффективности борьбы с авиацией США и Великобритании. «Растущие потери немцев в борьбе с русскими, — свидетельствует об этом бывший офицер вермахта О. Греффрат, — все больше и больше ослабляли ПВО Германии. Зенитной артиллерии приходилось постоянно передавать фронту наиболее боеспособные соединения и части».
 
Это обстоятельство было хорошо известно английскому правительству, и оно неоднократно заявляло о своем желании воспользоваться столь благоприятными условиями для действий стратегической авиации. Так, обсуждая с Рузвельтом возможность усиления патрулирования в Бискайском заливе за счет дополнительного выделения 4 — 6 эскадрилий бомбардировочного командования, Черчилль писал ему 29 марта 1942 г.: «Я считаю, что крайне трудно взять эти дополнительные 6 эскадрилий у бомбардировочной авиации... как раз в то время, когда погода улучшается, когда немцы забирают зенитные орудия из своих городов для их наступления на Россию...»
 
Планируя бомбардировки объектов Германии с воздуха, военно-политическое руководство Великобритании преследовало вполне определенные цели. В официальных документах и высказываниях представителей военного ведомства содержатся различные толкования по данному вопросу. В февральской директиве указывалось, что основная цель состоит в том, чтобы сломить способность Германии к дальнейшему ведению войны, создать условия для открытия союзниками второго фронта в Европе и облегчить положение советских войск на Восточном фронте.  
 
Несколько иное объяснение цели воздушных бомбардировок дает бывший командующий стратегической авиацией Великобритании А. Гаррис. В своей книге «Стратегические бомбардировки» он писал: «Целью наших бомбардировок было остановить военное производство. Мы надеялись достигнуть этого с таким же успехом путем косвенного воздействия, то есть разрушением жилых помещений и жизненно важных учреждений, а также и путем уничтожения самих заводов».
 
Более полно цель воздушных бомбардировок, намеченных на весенне-летний период 1942 г., определилась в дальнейшем, когда было принято решение наносить удары преимущественно по крупным промышленным центрам Германии. Она заключалась в подавлении «морального духа населения Германии, и особенно немецкого рабочего класса».
 
Идея бомбардировки крупных городов Германии зародилась у руководства Великобритании еще в сентябре 1941 г. Планом предусматривалось полное разрушение 43 городов с населением 15 млн. человек. Докладывая об этом плане премьер-министру, начальник штаба ВВС Великобритании маршал авиации. Портал заявил, что «если бомбардировочное командование получит 4000 бомбардировщиков, оно сломит Германию за 6 месяцев». Однако экономические возможности Великобритании не позволили иметь в стратегической авиации такого количества бомбардировщиков ни в 1942 г., ни в последующее время. Возглавив в 1942 г. бомбардировочное командование, А. Гаррис настойчиво добивался от английского правительства предоставления ему указанного числа бомбардировщиков дальнего действия и 1 тыс. скоростных самолетов типа «Москито». Но эти требования были удовлетворены всего лишь на одну треть. В моменты предельного напряжения действий стратегической авиации Великобритании 1350 четырехмоторных бомбардировщиков и несколько крупных соединений скоростных бомбардировщиков составили тот максимум сил, которым располагало бомбардировочное командование.
 
Совершенно очевидно, что постановка столь серьезных задач стратегической авиации Великобритании весной 1942 г. не соответствовала фактическому ее состоянию. Поэтому вопрос о нанесении бомбардировочных ударов по промышленным центрам Германии следует рассматривать как расчет на достижение не только военных, но и политических целей.
 
Каков же был характер действий английской стратегической авиации в 1942 году?
 
К реализации задач, определенных февральской директивой ВВС, английское бомбардировочное командование приступило в марте 1942 г. Первоочередными объектами ударов были намечены города Рурского промышленного района. Одновременно с этим предусматривались воздушные бомбардировки и других важных экономических центров Германии.
 
Чтобы уменьшить потери от истребителей противника, английская стратегическая авиация действовала преимущественно ночью. Налеты на избранные объекты проводились различными по составу силами — авиационными группами от 50 до 235 самолетов. В течение марта воздушным бомбардировкам подверглись Эссен, Киль, Кёльн, Любек. Однако из-за малой точности бомбометания и слабых средств поражения большинство налетов оказались малоэффективными. И лишь налет на Любек в ночь на 29 марта, по мнению англичан, был сравнительно удачным.  
 
В нем участвовало 234 бомбардировщика, сбросивших 300 тонн бомб. Около 80 гектаров застроенной площади города было полностью разрушено, уничтожено 1918 жилых домов, 5928 зданий сильно повреждено.
 
В течение последующих месяцев 1942 г. характер действий стратегической авиации Великобритании не изменился. Объектами ударов продолжали оставаться крупные города Германии и оккупированных ею стран: Гамбург, Бремен, Киль, Париж, Руан, Шербур, Кёльн, Эссен, Дюссельдорф, Варнемюнде, Вильгельмсхафен, Эмден, Осло и некоторые другие промышленные объекты, порты, военно-морские и авиационные базы. Среднее количество самолетов при налете на Эссен, Кёльн, Гамбург, Росток, Аугсбург, Штутгарт, Варнемюнде и другие города, как правило, не превышало 100 единиц. Но иногда в налетах принимало участие до 200 — 300 самолетов. Английская авиация начинает все больше применять зажигательные и фугасные бомбы крупного калибра. Это, естественно, увеличивало жертвы среди гражданского населения. Например, в результате воздушного налета на Росток в ночь на 24 апреля и последующих трех налетов было полностью разрушено свыше 70 процентов зданий старой части города.
 
В целях повышения эффективности бомбардировок и усиления морального воздействия на население Германии английское командование постепенно перешло к нанесению по крупным городам массированных ударов с участием в налете до 1000 самолетов. Однако таких налетов стратегическая авиация Великобритании совершила всего три. Одним из них явился налет на Кёльн в ночь на 30 мая 1942 г. Для этого было выделено 1046 самолетов. Во время их перелета через Северное море и до конца удара по городу 50 самолетов других авиационных командований ВВС Великобритании блокировали вражеские аэродромы в Западной Германии, Франции, Бельгии и Голландии. Объекта удара достигли 898 самолетов, сбросивших 1455 тонн бомб. В результате налета помимо военных объектов в городе были полностью разрушены строения на площади свыше 240 гектаров, 18 432 жилых, промышленных и общественных здания.
 
Английское военное командование было удовлетворено результатами налета, особенно выполнением задачи «подавления морального духа» населения. Оно предусматривало осуществление таких же по масштабам ударов по другим городам Германии. Но до конца года было организовано только два крупных налета — на Эссен (1 июня) и Бремен (26 июня). В первом случае в налете участвовало 965 самолетов. Город пострадал незначительно, а заводы Крупна вообще оказались нетронутыми. В налете на Бремен приняло участие 1006 машин. Пострадали авиационные заводы фирмы Фокке-Вульф, но особенно жилые кварталы города.
 
Все последующие налеты проводились меньшими силами и носили эпизодический характер. К тому же при воздушных налетах на города Германии допускались большие разрывы по времени в нанесении очередных ударов.
 
В целом массированные налеты на крупные города Германии не оправдали себя полностью. Бомбардировка по обширным площадям не давала ожидаемых результатов, а потери самолетов возрастали, в отдельных случаях достигая 10 процентов. В то же время массированные налеты на города Германии приводили к разрушению гражданских строений на больших площадях. Английское командование было вынуждено временно вновь перейти к нанесению ударов по промышленным центрам врага  небольшими авиационными группами со средним интервалом между бомбардировками в трое суток.
 
В октябре основными объектами ударов английской авиации стали германские заводы, связанные со строительством подводных лодок. В конце месяца в связи с подготовкой высадки англо-американских войск в Северной Африке английская стратегическая авиация вообще прекратила удары по городам Германии. К этому времени она произвела 33,5 тыс. самолето-вылетов, почти 50 процентов которых пришлось на морские объекты.
 
В то время когда английское командование предпринимало шаги к активизации действий своей стратегической авиации против Германии, на Британских островах начали сосредоточиваться первые подразделения стратегической авиации США. Но процесс накопления и развертывания американской авиации для действий в Европе проходил чрезвычайно медленно. К 31 июля 1942 г. численность 8-й воздушной армии генерала К. Спаатса в Великобритании составляла немногим более 400 самолетов. Однако до осени и это количество бомбардировщиков еще не использовалось. К концу года боевой состав американской авиации на Британских островах не превышал 500 самолетов. И это в то время, когда авиационная промышленность США в течение 1942 г. выпустила 12 627 бомбардировщиков.
 
Не спешило американское командование и с использованием своей стратегической авиации. Первый налет на вражеские объекты в Западной Европе 8-я воздушная армия предприняла лишь 17 августа 1942 г. В этот день на сортировочную станцию близ Руана (Франция) был совершен налет 12 самолетов Б-17. Столь же незначительными силами американская авиация участвовала в налетах на объекты, расположенные в Северной Франции, Бельгии и Голландии. Количество самолетов в каждом налете не превышало одной эскадрильи. Лишь в октябре американское командование начинает использовать в некоторых налетах до 100 самолетов.
 
В соответствии с договоренностью США и Великобритании со второй половины октября основные усилия 8-й американской воздушной армии были направлены на удары по базам подводных лодок в Бискайском заливе (Брест, Сен-Назер, Лорьян, Нант). В связи с этим главнокомандующий вооруженными силами США в Европе генерал Д. Эйзенхауэр еще 13 октября указывал К. Спаатсу, что считает «поражение подводных лодок одним из основных условий победы в войне» и что из всех задач авиации армии США «ни одна не должна стоять выше задачи нанесения поражения подводным лодкам». В первом таком налете 21 октября участвовало 90 бомбардировщиков. Однако вследствие слабой подготовки к вылету и плохой погоды цели достигли только 15 самолетов. Не дал существенных результатов и налет 9 ноября 43 американских бомбардировщиков на Сен-Назер.
 
В ноябре и декабре 1942 г. произошел резкий спад в действиях авиации США, поскольку ее основные силы, так же как и стратегической авиации Великобритании, стали перебрасываться в Северную Африку. В течение двух месяцев из Англии туда были переброшены 4 американские истребительные группы и 2 группы тяжелых бомбардировщиков.  
 
В связи с этим доукомплектование 8-й воздушной армии было прекращено и возобновилось лишь весной 1943 г.
 
Активные действия стратегической авиации Великобритании и США против Германии начались с запозданием. Воздушным бомбардировкам подвергались самые различные по своему характеру объекты. Поскольку наибольшее значение для США и Великобритании имело обеспечение безопасности судоходства в Атлантике и уменьшение потерь стратегической авиации от немецких истребителей, то и первоочередными объектами действий стратегической авиации стали судостроительные верфи, доки, порты и базы подводных лодок, авиационные заводы, связанные с производством истребителей, предприятия по переработке нефти и выпуску синтетического горючего, шарикоподшипниковые и химические заводы, электростанции и гидротехнические сооружения.
 
Ночные и дневные налеты тщательно планировались. Заключительным этапом планирования ночного налета являлось составление графика распределения времени выхода на цель самолетов наведения, осветителей и главных сил бомбардировщиков.
 
В назначенное по графику время самолеты взлетали одновременно со многих аэродромов, шли по установленному маршруту и, используя контрольные ориентиры и расчетное время их пролета, постепенно входили в общий поток колонны бомбардировщиков. Дальнейшее выполнение задания каждый экипаж осуществлял самостоятельно.
 
Планированием дневных налетов американской стратегической авиации, базировавшейся на Британских островах, занимался оперативный отдел 8-й воздушной армии, который действовал в соответствии с решением комитета оперативного планирования операций стратегической авиации США.
 
Обеспечению воздушных налетов англо-американское командование уделяло большое внимание. Но несмотря на это, стратегическая авиация Великобритании и США в период воздушных бомбардировок из-за отсутствия опыта несла ощутимые потери. С марта до конца июня английская авиация при осуществлении отдельных дневных налетов лишилась 314 истребителей и бомбардировщиков, тогда как немецкая авиация за это же время потеряла только 90 самолетов. Переход к ночным действиям несколько уменьшил потери англичан. В течение 1942 г. американская авиация произвела на Европейском театре около 2,5 тыс. самолето-вылетов, потеряв при этом 55 самолетов. Потери фашистской авиации за это же время составили 169 самолетов.
 
Воздушные бомбардировки объектов Германии в основном велись английской авиацией. Наиболее активно английские бомбардировщики действовали в мае — июле. Несмотря на большие разрушения жилых и производственных зданий, многочисленные человеческие жертвы, бомбардировки не смогли нарушить работу военной промышленности, подорвать экономику Германии. Даже первый массированный налет на Кёльн не был столь эффективным, как это было представлено и широко разрекламировано командованием английских военно-воздушных сил.
 
Малоуспешными были действия авиации Великобритании и при налетах на другие города, что подтверждается неуклонным ростом уровня военного производства Германии. Все это позволило английским историкам сделать вывод, что «фактическое влияние стратегических бомбардировок  в 1942 г. даже приблизительно не было таким, как полагало бомбардировочное командование или министерство экономической войны».
 
Американское командование не спешило включать силы стратегической авиации в активную борьбу против Германии. Его главной целью являлась разработка тактики проведения дневных налетов и проверка способности бомбардировщиков самостоятельно преодолевать противодействие истребителей ПВО противника. Одной из задач этих пробных налетов небольшими группами было также определение наиболее целесообразных боевых порядков авиационных подразделений и частей для защиты от вражеских истребителей.
 
В целом история «воздушного наступления» авиации Великобритании и США на Германию в 1942 г. свидетельствует о том, что задача по выводу из строя германской военной экономики не была решена. Что касается авиационных ударов союзников по местам строительства и базирования подводных лодок, то эти удары, по существу, приводили лишь к незначительным и кратковременным помехам. Бомбардировочные удары по верфям и базам подводных лодок в этот период «следует считать безуспешными, хотя они и причинили противнику некоторое беспокойство и незначительные повреждения».
 

4. Боевые действия в прибрежных водах Великобритании и Северной Франции

Прорыв немецкой эскадры из Бреста в феврале 1942 г. ослабил напряжение английских морских и воздушных сил и позволил переключить значительную их часть на активные действия вблизи побережья Западной Европы и защиту прибрежного судоходства.
 
С весны английское командование активизировало действия военно-морских и воздушных сил, особенно авиации берегового командования, на прибрежных коммуникациях противника и в борьбе с подводными лодками в прибрежной зоне. По мере накопления опыта, увеличения и улучшения самолетного парка результативность воздушных атак возрастала. Если за первые четыре месяца 1942 г. было потоплено 5 судов противника (потери при этом составили 55 самолетов), то в мае — уже 12 судов при потере 43 самолетов.
 
Значительно расширились и активные минные постановки английской авиации бомбардировочного и берегового командований. За семь месяцев на минах подорвалось 150 вражеских судов общим тоннажем более 148 тыс. брт. Потери английской минно-торпедной авиации при этом были все еще велики — 118 самолетов.
 
Наряду с действиями на прибрежных коммуникациях авиация берегового командования широко привлекалась для борьбы с подводными лодками в прибрежной зоне. Были созданы две авиагруппы: 15-я и 19-я. Первая базировалась на северных аэродромах Великобритании и блокировала выходы немецких лодок через Северное и Норвежское моря; вторая — на аэродромах южной части Великобритании и вела поиск подводных лодок в Бискайском заливе.
 
До лета 1942 г. результативность авиационного поиска подводных лодок была невысокой. Однако после установки на самолетах «Веллингтон» улучшенных радиолокаторов и бортовых прожекторов «Ли» эффективность  поисков значительно возросла. В июне в Бискайском заливе самолетом была обнаружена и уничтожена первая немецкая подводная лодка. В дальнейшем усиление противолодочной борьбы в прибрежной зоне шло главным образом путем привлечения американских самолетов Б-24 «Либерейтор» и «Каталина» с большой дальностью полета. Немецко-фашистское командование было вынуждено бросить для борьбы с патрульными самолетами над Бискайским заливом самолеты Ю-88 за счет почти полного прекращения их действий на морских и океанских коммуникациях США и Великобритании.
 
На немецких прибрежных коммуникациях, в Северном море и в Ла-Манше действовали английские легкие («москитные») силы. Повышение их активности вынудило противника перейти к перевозкам методом «перетекания» судов от порта к порту в ночное время. Суда с наиболее ценными грузами шли в конвоях, широко использовавших условия малой видимости. Английские силы, как правило, действовали против конвоев недостаточно решительно, поэтому немецкие потери в судах были незначительными.
 
По мере накопления сил и достижения превосходства в воздухе и на море английское командование стало организовывать охоту за особо важными целями. Так, немецкий вспомогательный крейсер «Комет» при попытке пройти 14 октября через Ла-Манш был потоплен английскими эскадренными миноносцами и торпедными катерами к западу от Шербура.
 
Военно-политическое руководство США и Великобритании, отказываясь от своего обещания открыть второй фронт в Западной Европе в 1942 г., ссылалось главным образом на нехватку сил и средств. Однако, понимая, что для общественного мнения эти доводы недостаточно убедительны, оно искало новые аргументы, чтобы оправдать свою линию поведения. Так, у английской стороны возникла идея рейда на Дьепп, имевшая явно политическую окраску. Даже некоторые буржуазные исследователи признают, что цель рейда состояла в том, чтобы показать невозможность открытия второго фронта в 1942 г.. Усиление активности союзников в прибрежных водах Западной Европы, в том числе и высадка десанта в Дьепп, являлись также мерами оперативной маскировки подготовки десанта в Северную Африку.
 
Разработкой общего плана разведывательно-диверсионной операции, получившей название «Джубили», занималось управление морских десантных операций Великобритании. 27 июля английский комитет начальников штабов издал директиву, согласно которой проведение рейда намечалось на август. По замыслу операции морской десант должен был высадиться в районе Дьеппа, уничтожить некоторые береговые батареи и радиопеленгаторы, захватить пленных и, произведя разведку обороны противника, возвратиться в Великобританию.
 
В состав десанта были включены две бригады канадских войск и танковый полк (всего около 5000 человек и 55 танков), части английской морской пехоты (более 1000 человек), подразделение американских разведчиков-диверсантов «Рейнджер» (50 человек). Командиром десанта был назначен канадский генерал Дж. Роберте. Морские силы в десантной операции состояли из 8 эскадренных миноносцев, 9 пехотно-десантных кораблей, 39 кораблей и катеров прибрежного действия, 2 вспомогательных судов, а также 179 единиц десантно-высадочных средств. Командиром соединения кораблей был назначен английский капитан 1 ранга Дж. Хьюджес-Холлет. Авиационное обеспечение десанта возлагалось на 11-ю авиагруппу истребительного командования ВВС Великобритании.  
 
Рейд, как и планировалось, начался и закончился 19 августа. Еще до подхода к пунктам высадки один из десантных отрядов встретился с конвоем противника и в завязавшемся бою с силами охранения транспортов потерял часть своих десантно-высадочных средств. Это столкновение вблизи берега позволило противнику привести в боеготовность свою оборону и в значительной степени затруднить высадку и действия десанта на берегу. Тем не менее свои ограниченные задачи разведывательно-диверсионного характера он выполнил, хотя и понес большие потери в технике и личном составе — в основном пленными. В ходе операции были потеряны 4350 человек, один эскадренный миноносец, 33 единицы десантно-высадочных средств, 33 танка и 106 самолетов. Потери противника составили до 600 человек и 48 самолетов.
 
На Западе немало пишут об «огромных» жертвах в ходе проведения Дьеппской операции, о нерешенных ею задачах и о том, что десанту не удалось закрепиться на берегу. В действительности провал потерпела не сама операция, а политические цели ее организаторов, намеревавшихся показать с ее помощью невозможность открытия второго фронта в 1942 г. Старательно замалчивая истинные цели рейда на Дьепп, западные историки неправомерно приравнивают его к крупной морской десантной операции. Однако этот рейд не опроверг, а, наоборот, подтвердил возможность создания второго фронта в Западной Европе в 1942 г. Даже при потере десантом внезапности немецко-фашистские войска не смогли воспрепятствовать его высадке, хотя по численности он был относительно небольшим. Для отражения крупного десанта немецко-фашистское командование в то время не располагало на Западе нужным количеством сухопутных, воздушных и тем более морских сил.
 
На прибрежных морских коммуникациях Великобритании действовали небольшие группы немецких самолетов и легкие силы флота, которые наряду с постановкой мин проводили поиск и атаки одиночных транспортов и конвоев союзников. В первой половине 1942 г. превосходство в военно-морских и воздушных силах в прибрежной зоне перешло к Великобритании. Немецкие морские и воздушные силы действовали у английских берегов только эпизодически, а к середине года их торпедные катера из-за возросшей опасности атак английских самолетов вынуждены были ограничиваться ночными действиями. Потери английских транспортных судов в этих районах не оказывали существенного влияния на общие результаты борьбы в Атлантике.
 
Легкие силы флота Германии на Западе были ослаблены и из-за частичной переброски кораблей на прилегавшие к советской территории морские театры. Поэтому немецко-фашистское командование стремилось путем периодического перебазирования кораблей из французских баз в Ла-Манше в голландские базы на Северном море достичь внезапности применения сил в районах, где английское командование не ожидало их активности. В то же время последнему удалось выдвинуть линию патрулирования катеров и канонерских лодок, оснащенных радиолокаторами, на восемь миль дальше основного пути следования судов у восточного и юго-восточного побережья Великобритании. Хорошо налаженная информация по радио обеспечивала концентрацию сил для отражения отдельных рейдов противника на прибрежные коммуникации.
 
В действиях на прибрежных маршрутах не добилась значительных результатов и германская авиация. За шесть месяцев (май — октябрь) было произведено свыше 4,9 тыс. самолето-вылетов на прибрежные коммуникации Великобритании, но потоплено всего девять судов, главным образом рыболовных.  
 
Более эффективно использовалось в прибрежной зоне минное оружие. В летне-осенний период 1942г. авиация противника сделала около 600 самолето-вылетов на минные постановки. Но к этому времени уже были разработаны способы борьбы с новыми неконтактными минами, промышленность наладила массовое строительство тральщиков. К сентябрю английские военно-морские силы имели в водах метрополии свыше 800 тральщиков. За год они обезвредили свыше 700 донных и около 160 якорных мин.
 
Общие потери транспортного флота в прибрежных водах Великобритании с мая по ноябрь от всех видов оружия составили 40 судов общим тоннажем более 100 тыс. брт, при этом почти половина судов подорвалась на минах.
 

* * *

Борьба в Атлантике и в Западной Европе весной, летом и осенью 1942 г. проходила в период ожесточенных сражений на советско-германском фронте, где противник нес огромные потери. Провал стратегических планов Германии в войне против Советского Союза вынуждал гитлеровское командование непрерывно перебрасывать сухопутные войска и авиацию из Западной Европы на Восток, а также пересматривать первоначальную дислокацию своего флота.
 
Ослабление сил Германии на Западе непосредственно повлияло и на ход военных действий в Атлантике. Поскольку немецко-фашистское руководство было вынуждено направлять на советско-германский фронт преобладающую часть ресурсов вермахта, оно не могло выделить достаточных сил для решения важных задач на Атлантическом театре военных действий и в прибрежных районах Западной Европы. Тем самым для Великобритании и США создались благоприятные условия для накопления на Британских островах крупных группировок сухопутных войск и авиации, а также материальных средств для последующего их использования в борьбе против Германии.
 
Действия бомбардировочной авиации союзников по объектам Германии и оккупированных ею стран Европы оказались менее эффективными, чем ожидалось, и не смогли серьезно подорвать военно-экономический потенциал «третьего рейха». «Воздушное наступление» англо-американской авиации в 1942 г., по существу, явилось лишь своего рода репетицией накануне более серьезных стратегических ударов авиации США и Великобритании по агрессору в последующие годы войны. Летом господство в воздухе над Западной Европой перешло к союзникам, что создавало благоприятные условия для проведения десантных и других операций.
 
Основной задачей, которую стороны решали в этот период, была борьба за атлантические коммуникации. Германия продолжала успешно осуществлять серийную постройку подводных лодок, которые были практически единственным средством напряженной борьбы на этих важных коммуникациях. Но рост числа действующих лодок и повышение их качественного состояния тормозились из-за перестройки военного производства в целях удовлетворения потребностей вооруженных сил на советско-германском фронте.
 
В мае — октябре действия противника в Атлантике по уничтожению транспортных судов США и Великобритании были самыми результативными за всю войну. За шесть месяцев потери этих стран и нейтральных государств в водах Атлантического океана и прилегающих к нему морей  (кроме Средиземного) составили 676 судов общим тоннажем около 3,5 млн. брт., из которых 85 процентов — от действий немецких подводных лодок. В то же время среднемесячные потери подводных лодок выросли в три раза. Если за первое полугодие германские подводные силы потеряли 22 лодки, то за второе — 66 (в мае — октябре было потоплено 55).
 
Осенью 1942 г. фашистские подводные лодки были вытеснены из прибрежной зоны западной части Атлантического океана и перенесли свои действия в его центральный и южный районы Даже большие лодки, действовавшие в удаленных южных районах Атлантики, нуждались в регулярном обеспечении топливом и боеприпасами Однако специальных лодок снабжения в германском флоте не хватало, не говоря уже о том, что их выход в море через блокируемую зону становился затруднительным.
 
Героическая борьба советского народа, отвлекавшая главные силы фашистского блока, дала возможность США и Великобритании в относительно спокойной обстановке развернуть массовое строительство торговых судов. К концу года количество построенного тоннажа превысило его потери.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Провал агрессивных планов фашистского блока