Том 5. Глава 10. Борьба советских людей в тылу врага


102

1. Усиление фашистского оккупационного режима

В 1942 г немецко-фашистские оккупанты продолжали насаждать на захваченной советской территории так называемый «новый порядок» — небывалый по размаху и жестокости режим эксплуатации насилия и террора Идеологическая основа и общая направленность фашистской оккупационной политики оставались прежними — ликвидация советского социалистического строя, ограбление оккупированной территории, порабощение и истребление населения После поражения под Москвой нацистское руководство предприняло дополнительные меры для того, чтобы ускорить выполнение разработанных им планов 15 февраля вступил в действие «аграрный закон» Розенберга, согласно которому вся земля в захваченных областях объявлялась собственностью Германии К лету 1942 г закончилась разработка так называемого генерального плана «Ост», которая была начата еще в конце 1940 г В нем содержались указания о германизации и котонизации стран Центральной и Юго-Восточной Европы и о ликвидации СССР как государства.
 
Большим потоком хлынули на оккупированную советскую территорию чиновники крупных германских монополий, частные предприниматели, помещики и другие представители «высшей расы»
 
Оккупанты активнее стали использовать у себя на службе в качестве бургомистров, старшин и старост вернувшихся с Запада местных буржуазных националистов, деклассированных уголовных элементов, стремились привлекать на свою сторону представителей духовенства и различных религиозных сект. На Украине, например, они опирались на «Организацию украинских националистов», бывших петлюровцев, репрессированные Советской властью элементы
 
В Латвии, Литве и Эстонии фашистские захватчики нашли поддержку среди остатков разбитых эксплуататорских классов Гитлеровцы всячески реанимировали «самостоятельность» созданных из буржуазных националистов органов «местного самоуправления» Оккупанты пытались изобразить дело так, будто Латвией, Литвой и Эстонией управляют сами латыши, литовцы и эстонцы через своих «представителей».  В Белоруссии фашисты пытались организовать полицейский корпус, а также привлечь на свою сторону духовенство.
 
Игра в «самоуправление», на которое гитлеровцы рассчитывали переложить ответственность за свои злодеяния в оккупированных районах, использование буржуазных националистов, стремление обмануть народ с помощью церкви и религиозных сект — все эти методы нужны были лишь для маскировки подлинных целей, для прикрытия сущности оккупационной политики и режима террора и насилия.
 
В промышленности и сельском хозяйстве оккупационная политика была направлена на создание капиталистических предприятий, подчиненных германским монополиям, насаждение буржуазно-крепостнических порядков в деревне, использование принудительного труда. Немецко-фашистские оккупанты с помощью созданных еще в 1941 г. различных акционерных обществ и банков усилили ограбление населения. В Германию вывозились сырье, продовольствие, оборудование и другие материальные ценности, налаживалось производство на некоторых оставшихся предприятиях, выпускались ничем не обеспеченные денежные знаки (оккупационные марки) и т. д. Открытый грабеж дополнялся различными натуральными поборами (теплая одежда, домашняя утварь, посуда из цветных металлов и т. д.), денежными налогами (подушный, подоходный, поземельный, с торгового оборота, на здания и постройки и даже на собак и кошек) и сельскохозяйственными поставками.
 
Для усиления эксплуатации крестьян оккупанты установили круговую поруку, систему заложников, широко применяли телесные и другие наказания, вплоть до расстрела.
 
Оккупантам удалось организовать добычу небольшого количества угля в Донбассе, пустить в ход отдельные незначительные по мощности заводы, фабрики и мастерские на Украине, в Прибалтике и в некоторых других районах, эксплуатировать основные железнодорожные магистрали. На этих предприятиях и железных дорогах к труду привлекались не только взрослые, но и дети от 10 лет и старше. Рабочий день длился 14 — 16 часов под надзором полицейских или солдат. За малейшее нарушение установленных порядков людей подвергали штрафам, избиениям, заключали в концлагеря.
 
В соответствии с «аграрным законом» в селах и деревнях (где колхозы были фактически ликвидированы оккупантами еще в 1941 году) теперь создавались «общинные хозяйства» с крепостническим укладом жизни. Крестьяне в принудительном порядке должны были сообща работать под руководством управляющих и весь урожай передавать оккупационным властям. Совхозы и МТС объявлялись собственностью Германии и превращались в так называемые «государственные хозяйства».
 
Для немецких помещиков на территории Западной Украины в 1942 г. было создано 750 крупных хозяйств. Сотни имений возникли также в Белоруссии, Прибалтике и других оккупированных районах. В Литву, например, до осени 1942 г. прибыло 16 300 колонистов. Некоторые из них стали владельцами торговых и промышленных предприятий в городах и селах. Большинство же осело в сельском хозяйстве. Им было передано 4,8 тыс. лучших хозяйств, которые занимали почти 200 тыс. гектаров земли. Часть земли возвращалась бывшим помещикам и кулакам в целях создания из них опоры в деревне. Так, в Лужский район Ленинградской области вернулся барон — помещик фон Бильдерлинг. Он ввел барщину, отобрал у крестьян весь скот и сельскохозяйственный инвентарь. В Дновском районе обосновался помещик Бек. Он прибрал к рукам 5700 гектаров земли и ввел принудительный труд для крестьян 14 окрестных деревень.
 
Подлинной народной трагедией стал массовый угон советских людей на каторжные работы в Германию. Бывший гаулейтер Тюрингии Ф. Заукель, назначенный Гитлером 21 марта генеральным уполномоченным по использованию рабочей силы, получил огромный аппарат и право распоряжаться «всей наличной рабочей силой, включая иностранных рабочих, и военнопленными».
 
20 апреля Заукель разослал правительственным и военным органам программу по использованию рабочей силы и распорядился ускорить темпы мобилизации русской рабочей силы и ее отправки в империю, а также о значительном увеличении числа мобилизуемых рабочих. В программе, в частности, говорилось: «Для того чтобы заметно разгрузить от работы крайне занятую немецкую крестьянку, фюрер поручил мне доставить в Германию из восточных областей 400 — 500 тысяч отборных, здоровых и крепких девушек». Выполняя директиву Заукеля, главное командование сухопутных войск Германии издало приказ от 10 мая 1942 г. «О мобилизации русской рабочей силы для империи», в котором указывалось:
«Мероприятия по мобилизации не должны ограничиваться городскими, районами, в которых имеются учреждения по использованию рабочей силы. Необходимо также в широком масштабе охватить то городское население, которое переселилось в сельские местности, а также местное сельское население в той мере, в которой оно может быть высвобождено по мнению соответствующих сельскохозяйственных учреждений.
Для выполнения этой задачи необходима поддержка военных и местных гражданских организаций (полевых комендатур, местных комендатур, сельскохозяйственных управлений хозяйственного штаба на востоке, районных управлений, бургомистров и т. д.).
Речь идет о мероприятии, имеющем решающее значение для исхода войны. Положение с рабочей силой в империи настоятельно требует, чтобы указанные мероприятия были осуществлены немедленно и в широком масштабе. Это должно стать важнейшей обязанностью всех организаций...»
 
Угон миллионов людей в Германию кроме обеспечения фашистской Германии рабочей силой преследовал и другие цели: гитлеровская клика рассчитывала таким образом ослабить сопротивление народов на оккупированной территории и создать условия для массового уничтожения населения завоеванных областей.
 
Захватчики организовали учет всего работоспособного населения в оккупированных областях СССР и стали силой отправлять советских людей в германскую неволю. На каторжные работы в Германию было угнано свыше 100 тыс. гражданского населения из Киева, до 110 тыс. — из Харькова, около 30 тыс. — из Ростова-на-Дону, свыше 20 тыс. — из Кривого Рога, около 5 тыс. — из Вязьмы и т. д. С 1 апреля по 30 ноября 1942 г. ведомство Заукеля организовало отправку из оккупированных областей Советского Союза (без Западной Украины) 1 375 567 человек, а всего за 1942 год — около 2 млн. человек.
 
Гитлеровцы пытались сломить моральный дух советских людей. Оккупанты уничтожали культурные ценности, разрушали выдающиеся памятники национального зодчества, музеи, проводили среди населения фашистскую агитацию и пропаганду. Через газеты, которые начали издаваться в некоторых районах, листовки, приказы и объявления они продолжали внушать советским людям мысль о непобедимости немецкой армии, о безнадежности дальнейшей борьбы с Германией, о том, что второго фронта в Европе не будет, призывали прекратить всякое сопротивление мероприятиям германских властей.
 
Гитлеровцы бесцеремонно попирали политические права, свободу, национальные чувства и человеческое достоинство советских людей. Любой военный комендант, чиновник, офицер или солдат был «законодателем» и «судьей». Они делали все, чтобы устрашить население, сломить его волю к сопротивлению. Карательные мероприятия всегда сопровождались физическим истреблением людей, и в первую очередь партийных, профсоюзных и комсомольских работников.
 
Однако оккупационная политика, выражавшая сущность фашизма — кровавой диктатуры монополистического капитала, как и всякая захватническая, античеловеческая политика, была обречена на провал. Завоеватели жестоко просчитались, стремясь с помощью террора и насилия установить «новый порядок», навязать советским людям чуждый им образ жизни. Гитлеровцам не удалось поколебать их стойкость, преданность социалистической Родине, веру в победу над фашистской Германией.
 

2. Совершенствование руководства борьбой 

советских людей в тылу врага

Народное сопротивление врагу на оккупированной территории Советского Союза весной 1942 г. продолжало усиливаться и развиваться, обогащаясь все новыми методами борьбы, организации сил, их руководства и эффективного использования для оказания помощи Советской Армии в разгроме ненавистного врага.
 
Всенародная борьба в тылу врага выражалась в действиях партизанских формирований, подпольных организаций и групп, в массовом участии населения в срыве политических, экономических и военных мероприятий оккупантов. Эти формы борьбы охватывали подавляющее большинство советских граждан, находившихся на временно захваченной противником территории СССР, они были тесно связаны между собой, дополняли друг друга и являлись частью единого целого. Характеризуя массовое патриотическое движение народа в тылу врага, М. И. Калинин в статье «О моральном облике нашего народа» писал: «Партизанскую борьбу надо считать проявлением величайшей народной инициативы в обороне Родины, в защите свободы своего народа от поработителей...
 
Наше партизанское движение вылилось во всеобщую народную борьбу, нараставшую с каждым месяцем. Громадную роль сыграла в этом движении наша партия»
 
Однако весной 1942 г. вооруженная борьба партизанских формирований еще не охватила всю оккупированную территорию. Многие из партизанских отрядов, составлявших основную единицу этих формирований, были малочисленны, слабо вооружены, зачастую не имели связи с Большой землей и между собою. Формировавшиеся в это время в тылу врага новые партизанские отряды и группы состояли в большинстве своем из людей мирных профессий, недостаточно подготовленных в военном отношении. В отрядах еще не хватало опытных командиров, политработников, разведчиков, радистов, подрывников и других специалистов.  
 
Весной 1942 г. партизанские формирования распределялись на оккупированной территории следующим образом: в тылу группы армий «Север» и в Карелии их было 88 — общей численностью около 6 тыс. человек; на западном направлении, в тылу группы армий «Центр», — 251 (свыше 56 тыс. человек); в южных районах страны, в тылу группы армий «Юг», — 152 (свыше 10 тыс. человек). Всего в тылу врага действовало около 500 партизанских формирований общей численностью свыше 72 тыс. человек.
 
К апрелю на оккупированной территории СССР существовало 11 партизанских краев: Октябрьский, Любанский, Кличевский, Суражский, Вадинский, Дорогобужский, Северо-Западный (Смоленская область), Южный Ельнинский, Дятьковский, Южный Брянский и партизанский крап Ленинградской области. В этих краях, полностью освобожденных от немецко-фашистских оккупантов, советские люди жили по советским законам. На их территории легально действовали райкомы партии и советские органы — райисполкомы и сельские Советы, снова открывались школы, больницы, клубы, начинала работать связь, организованно проводились сев и уборка урожая. Сотни тысяч мирных граждан находили в партизанских краях укрытие от грабежа и разбоя оккупантов. Непосредственно к партизанским краям примыкали партизанские зоны — районы постоянных боевых действий партизан.
 
Партизанские края сыграли большую роль в дальнейшем развитии борьбы советских людей в тылу врага, став базами формирования новых партизанских сил, боевой учебы партизан. С их территорий отряды партизан отправлялись в глубокие рейды, совершали налеты на вражеские коммуникации и гарнизоны.
 
Особые трудности переживали подпольные организации и группы в городах и других населенных пунктах, где царил жестокий оккупационный режим. Многие из них были разгромлены или понесли большие потери вследствие несоблюдения строгой конспирации и недостаточного опыта в ведении подпольной борьбы. Приступали к действиям подпольные организации, возникшие весной 1942 г. Однако у них еще не всегда была тесная связь с партизанами и советским тылом; ощущалась большая нужда в минноподрывных средствах, агитационно-пропагандистских материалах, радиостанциях. Зачастую подпольщики не имели конкретных боевых заданий и проводили работу недостаточно организованно.
 
В это время партийное руководство борьбой советских людей в тылу врага осуществлялось через разветвленную сеть партийных органов на временно оккупированной территории, которая включала в себя оперативные группы ЦК компартий Латвии и Литвы, 10 обкомов, 7 окружкомов, межрайонный партийный центр, 169 горкомов, райкомов и других органов, выполнявших функции последних. В зависимости от конкретной обстановки эти органы находились или в подполье в населенных пунктах, или в партизанских формированиях.
 
Для руководства борьбой в тылу врага на территории Белоруссии имелись Западная и Северо-Западная оперативные группы ЦК КП(б) Белоруссии, действовавшие в контакте с военными советами Западного и Калининского фронтов, а на территории Украины — оперативная группа ЦК КП(б) Украины, созданная при Военном совете Юго-Западного направления.  
 
Кроме этого патриоты в тылу врага руководствовались в своей борьбе прямыми обращениями, призывами и указаниями, которые передавались туда Центральным Комитетом ВКП(б) и Советским правительством при помощи радио, газет, листовок и путем наземной связи.
 
Для руководства боевой деятельностью партизанских формирований в то время еще не было создано специальных органов (за исключением существовавших с августа — сентября 1941 г. Карело-Финского республиканского и Ленинградского областного штабов партизанского движения).
 
Отсутствие единого органа руководства борьбой советских людей в тылу врага нередко приводило к параллелизму и разнобою в ее организации. Снабжение партизан вооружением, боеприпасами, материально-техническими средствами велось нерегулярно. Слабой была связь с отрядами и подпольщиками, что отрицательно сказывалось на их боевой деятельности, на целенаправленности и эффективности их использования.
 
30 мая 1942 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление, положившее начало централизованному руководству партизанским движением. В этом документе указывалось:
«1. В целях объединения руководства партизанским движением в тылу противника и для дальнейшего развития этого движения создать при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения.
2. Для непосредственного руководства партизанскими отрядами создать при военных советах соответствующих фронтов следующие штабы партизанского движения:
а) Украинский штаб партизанского движения (при Военном совете Юго-Западного направления);
б) Брянский штаб партизанского движения;
в) Западный штаб партизанского движения;
г) Калининский штаб партизанского движения;
д) Ленинградский штаб партизанского движения;
е) Карело-Финский штаб партизанского движения.
Перечисленные выше штабы подчинить Центральному штабу партизанского движения.
3. В своей практической деятельности по руководству партизанским движением Центральный штаб партизанского движения должен исходить из того, что основной задачей партизанского движения является дезорганизация тыла противника:
а) разрушение коммуникационных линий противника (подрыв мостов, нападение на автомобильный и гужевой транспорт противника);
б) разрушение линий связи (телефон, телеграф, радиостанции);
в) уничтожение складов боеприпасов, снаряжения, горючего и продовольствия;
г) нападение на штабы и другие войсковые учреждения в тылу противника;
д) уничтожение материальной части на аэродромах противника;
е) осведомление частей Красной Армии о расположении, численности и передвижениях войск противника...».
 
Начальником Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) был назначен член ЦК ВКП(б), первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко. Фронтовые штабы возглавили Т.А. Строкач, А.П. Матвеев, С.С. Бельченко, В.В. Радченко, M.H. Никитин, С.Я. Вершинин.  
 
Одной из сложных проблем была организация надежной двусторонней радиосвязи штабов с партизанскими формированиями. Не хватало радиостанций, самолетов для переброски их на оккупированную территорию, высококвалифицированных радистов. Несмотря на это, связь постепенно налаживалась. К 1 августа был создан радиоузел при ЦШПД, принявший первые корреспонденции. Несколько позже были развернуты радиоузлы и в остальных штабах партизанского движения. В тылу врага к 10 июня находилось 37 радиостанций, которые обеспечивали связью около 24 процентов партизанских формирований, состоявших на учете в ЦШПД. К 15 октября действовало уже 217 радиостанций. Количество партизанских формирований, взятых на учет, возросло почти в три раза, а обеспеченность рациями достигла 50 процентов. Успехи в организации радиосвязи дали возможность штабам не только оперативно передавать распоряжения отрядам и соединениям, но и вызывать к себе командиров, заслушивать их отчеты, организовывать совещания, налаживать обмен опытом и взаимодействие между партизанскими формированиями смежных областей и районов.
 
Остро стоял вопрос и с кадрами. Создание новых отрядов и повышение активности во многом зависели от наличия опытных командиров, политработников, подрывников, разведчиков и других специалистов. Существовавшие при некоторых фронтах учебные центры по подготовке партизанских кадров не удовлетворяли быстрорастущих потребностей. Поэтому с лета 1942 г. подготовка партизанских кадров стала одной из важнейших задач, которую решали четыре специальные школы при ЦШПД с переменным составом на 2 тыс. человек, школы на 200 — 300 человек каждая, созданные при других штабах, а также курсы, организованные в некоторых партизанских формированиях. В течение лета и осени 1942 г. в целом было обучено и направлено в тыл врага свыше 13 тыс. различных специалистов.
 
С появлением штабов партизанского движения было упорядочено и поставлено на прочную основу организованное снабжение партизан оружием, боеприпасами и материально-техническими средствами.
 
По ходатайству ЦШПД для доставки партизанам боевых грузов, агитационной литературы, а также для эвакуации раненых и больных, детей, женщин и стариков решением ГКО летом 1942 г. в его распоряжение были выделены транспортные авиачасти. С августа по октябрь 1942 г. они совершили около 500 самолето-вылетов. В доставке партизанам грузов участвовали и самолеты фронтовой авиации.
 
Всего в течение лета и осени 1942 г. штабы партизанского движения доставили за линию фронта: 7500 автоматов и 5 млн. патронов к ним, 7500 винтовок, карабинов и 6 млн. патронов к ним, 681 противотанковое ружье и 216 тыс. патронов к ним, 600 ручных пулеметов, 182 тыс. ручных и 17 тыс. противотанковых гранат, 600 минометов, 46,5 тонн тола, 29 тыс. магнитных мин, 68 тыс. капсюлей-детонаторов, 7500 колесных замыкателей для подрыва рельсов и подвижного состава и много другого груза.
 
Характерным в это время было образование партизанских резервов. Одной из форм их подготовки являлись специальные лагеря при крупных партизанских соединениях. В различных районах они назывались по-разному: военкоматы, учебно-резервные пункты, учебные базы и т. д. Но назначение их было одно — предварительная проверка и подготовка людей к вступлению в партизанские отряды.
 
Большое место в комплектовании партизанских формирований занимали группы (отряды) самообороны, которые создавались в населенных пунктах, находившихся в зоне партизанских действий. Группы охраняли населенные пункты от неожиданного нападения карательных отрядов, вели борьбу с вражеской агентурой и оказывали всемерную помощь партизанам. Многие из этих групп затем в полном составе вливались в партизанские отряды. За счет подобных групп, например, только партизаны Белоруссии в октябре 1942 г. уже имели подготовленный резерв численностью до 30 тыс. человек.
 
В целях активизации массово-политической работы среди населения оккупированных районов за линию фронта переправлялось свыше 50 наименований газет. Центральные Комитеты Компартий Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии в 1942 г. забросили в тыл противника около 45 млн. экземпляров различных листовок и брошюр, ЦК ВЛКСМ — Ч8 млн. Много печатных изданий населением оккупированных районов было получено от партийных органов РСФСР, а также Главного политического управления РККА. Принимались меры и для организации подпольной печати на местах. В результате подпольные партийные органы и командование партизанских формирований издавали в мае — ноябре 1942 г. свыше 50 газет, большое количество листовок. Например, соединение украинских партизан под командованием А. Ф. Федорова до ноября 1942 г. выпустило 33 листовки общим тиражом 500 тыс. экземпляров. 1-я Белорусская партизанская бригада в августе — сентябре напечатала 17 листовок общим тиражом около 18 тыс. экземпляров.
 
В результате огромной организаторской и массово-политической деятельности партийных органов и штабов партизанского движения летом и осенью 1942 г. в тылу врага начался новый подъем народной борьбы. В ней участвовали рабочие и крестьяне, составлявшие 70 — 85 процентов всего личного состава партизан, а также представители интеллигенции. Наравне с мужчинами активную борьбу с оккупантами вели женщины и подростки. В партизанских отрядах прослойка коммунистов достигала 15 — 20 процентов общей численности партизан. Коммунисты являлись организующей и мобилизующей силой, вокруг которой сплачивался народ в борьбе с врагом.
 
Приведенные факты свидетельствуют о несостоятельности измышлений буржуазных фальсификаторов истории, пытающихся отрицать всенародный характер борьбы, развернувшейся на оккупированной советской территории, желающих свести ее лишь к сопротивлению небольших групп коммунистов и сотрудников НКВД. «Партизанская борьба, в которой участвовали все национальности СССР, населяющие те территории, куда вступали немцы, — отмечал М.И. Калинин, — ярко продемонстрировала зарубежному миру народность Советской власти, всенародную любовь к ней, твердую решимость бороться за ее сохранение, за независимость Советской страны. Более убедительного доказательства морально-политического единства народов Советского Союза не может быть!»
 
С ростом партизанской борьбы совершенствовались формы ее организации. Возникла необходимость объединения мелких отрядов и групп в крупные. Основным партизанским формированием стал отряд со своим штабом. Численный состав отрядов колебался в пределах от 50 до 200 человек. Наиболее целесообразным соединением была признана бригада, состоявшая из нескольких партизанских отрядов. Такая структура бригад придавала им большую маневренность, позволяла свободно рассредоточивать или концентрировать силы в зависимости от обстановки. В северозападных и южных районах Ленинградской области летом действовало 6 бригад, в Калининской области — 9, в Белоруссии — 56; в октябре в северной части Орловской области — 5 бригад, в Курской области — 2; к середине ноября в юго-западной части Брянских лесов — 8 бригад. Создавались и самостоятельные отряды, а также спецгруппы, выполнявшие особые задания разведывательных органов.
 
Многие партизанские формирования были относительно хорошо вооружены и способны решать серьезные боевые задачи. Так, например. 5 бригад, действовавших в полосе Северо-Западного фронта и насчитывавших 3700 человек, к середине 1942 г. имели 2800 винтовок, 758 автоматов, 169 ручных пулеметов, 85 минометов, 43 противотанковых ружья и 4 орудия.
 
20 августа на основе приказа начальника оперативной группы партизанского движения при Военном совете 3-й ударной армии был образован 1-й Калининский партизанский корпус. Он объединил семь бригад и три отдельных отряда калининских партизан. Командиром корпуса был назначен В. В. Разумов, комиссаром — А. И. Штрахов. Однако широкого распространения создание подобных формирований партизанских сил ввиду громоздкости организационной структуры не нашло. В конце октября 1-й Калининский партизанский корпус, выполнив свою боевую задачу по осуществлению рейда по тылам врага, был разделен на отдельные бригады и отряды.
 
Директивой от 5 июля 1942 г. ЦШПД установил фронтовым штабам партизанского движения границы оккупированной территории, в пределах которых они должны были руководить партизанскими формированиями. Эти границы в основном совпадали с границами фронтов. Однако опыт работы фронтовых штабов партизанского движения показал, что при организации руководства боевой деятельностью партизан необходимо учитывать не только полосы действий в границах фронтов, но и советское административное деление на оккупированной территории. Поэтому постановлением ГКО от 28 сентября 1942 г. фронтовые штабы партизанского движения (кроме Ленинградского) были переформированы в представительства ЦШПД на фронтах, а их руководители введены в состав военных советов фронтов. Для руководства же борьбой на территории республик стали создаваться республиканские штабы партизанского движения. 29 июня, в связи с упразднением Юго-Западного направления, Украинский штаб партизанского движения при Военном совете этого направления был преобразован в республиканский штаб и стал проводить работу в тесном контакте с военными советами Юго-Западного и Южного фронтов. Постановлением ГКО от 3 августа при Военном совете Северо-Кавказского фронта создается Южный штаб партизанского движения, начальником которого был назначен полковник X.Д. Мамсуров. В сентябре образуется Белорусский штаб партизанского движения, в ноябре — Литовский и Эстонский. Начальниками этих штабов соответственно были назначены секретари ЦК компартий республик П.З. Калинин, А.Ю. Снечкус и Н.Г. Каротамм. В октябре при Украинском штабе был создан Молдавский отдел партизанского движения, который возглавил Г.А. Граков.
 
Проведенная реорганизация давала возможность через ЦК компартий союзных республик, республиканские и областные штабы партизанского движения и представительства ЦШПД на фронтах более оперативно руководить борьбой с оккупантами, объединять и координировать действия  партизан и подпольщиков на территориях нескольких соседних областей.
 
Весной и летом 1942 г. в связи с новым наступлением немецко-фашистских войск ЦК ВКП(б) призвал всех партизан и подпольщиков усилить помощь Советской Армии. В ответ на этот призыв ЦК компартий союзных республик, обкомы и крайкомы, а также штабы партизанского движения потребовали от партизан и подпольщиков активизировать борьбу на вражеских коммуникациях, срывать воинские перевозки противника, дезорганизовывать его тыл.
 
Большое влияние на повышение эффективности и размах борьбы в тылу врага оказали совещания представителей подпольных партийных органов, командиров и комиссаров крупных партизанских формирований Украины, Белоруссии, Орловской и Смоленской областей, проведенные по указанию Центрального Комитета партии Центральным штабом партизанского движения в конце августа — начале сентября 1942 г. В совещаниях приняли участие члены Политбюро ЦК ВКП(б), руководящие работники аппарата ЦК, Наркомата обороны, многие видные партизанские руководители с мест. Совещания обобщили опыт партизанской борьбы, определили основные направления деятельности партизан в соответствии со стратегическими замыслами Верховного Главнокомандования. В результате обсуждения важнейших вопросов борьбы в тылу врага 5 сентября 1942 г был издан приказ наркома обороны И. В. Сталина «О задачах партизанского движения». В нем излагалась главная военно-политическая задача борьбы в тылу врага, выдвинутая Центральным Комитетом партии, — превратить партизанское движение во всенародное, т. е. привлечь к участию в нем широкие слои населения, добиться охвата вооруженной партизанской борьбой всех оккупированных врагом районов. В приказе говорилось: «Необходимо прежде всего добиться, чтобы партизанское движение развернулось еще шире и глубже, нужно, чтобы партизанская борьба охватила широкие массы советского народа на оккупированной территории. Партизанское движение должно стать всенародным»
 
Далее в приказе ставились задачи: укреплять партизанские формирования и организовывать новые, создавать среди населения проверенные боевые резервы. От партизанских формирований требовалось усиливать боевую деятельность, коренным образом улучшать взаимодействие с войсками Советской Армии. Крупным формированиям рекомендовалось провести глубокие рейды в тылу врага. Обращалось внимание на организацию активной политической работы среди советских граждан на оккупированной территории. Особо подчеркивалась необходимость расширения борьбы в городах и промышленных районах, с тем чтобы сорвать попытки оккупантов использовать эти районы и отдельные предприятия в городах для материально-технического обеспечения своих войск.
 
Приказ «О задачах партизанского движения» конкретизировал и развивал применительно к новой обстановке основные положения постановления ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск».
 
Важным условием расширения борьбы советских людей в тылу врага, вовлечения в нее широких народных масс ЦК ВКП(б) считал дальнейшее усиление партийного руководства. С этой целью в октябре 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) образовало нелегальный ЦК Компартии Украины и подпольный ЦК Компартии Белоруссии, в состав которых вошли руководители партии и правительства республик, секретари действовавших  в тылу врага обкомов партии, командиры и комиссары партизанских соединений.
 
Нелегальный ЦК КП(б)У был утвержден в следующем составе: В.А. Бегма, А.И. Гаевой, М.С. Гречуха, А.Н. Зленко, С.А. Ковпак, П.Ф. Куманек, Л.Р. Корниец, Д.С. Коротченко, В.Ф. Старченко, М.С. Спивак, В.Т. Оергиенко, Т.А. Строкач, А.Н. Сабуров, И.К. Сыромолотный, А.Ф. Федоров, С.В. Руднев, Я.А. Хоменко. В подпольный ЦК КП(б)Б вошли: И.П. Ганенко, В.С. Забелло, М.В. Зимянин, В.И. Козлов, Н.Ф. Королев, И.М. Кардович, Р.Н. Мачульский.
 
Какого-либо строгого размежевания деятельности между основными и нелегальными ЦК не было. Принципиальные политические и практические вопросы по руководству борьбой в тылу врага решались основными центральными комитетами. Создание же нелегального ЦК Компартии Украины и подпольного ЦК Компартии Белоруссии предоставляло их членам большие полномочия, что позволяло им непосредсавенно на местах оперативно решать важные вопросы, связанные с руководством партийными органами в тылу врага, с развитием партизанского движения. Усиливалось партийное руководство борьбой и в других оккупированных республиках, краях и областях страны.
 
Все эти меры были направлены на то, чтобы расширить и укрепить сеть партийных органов, возглавлявших всенародную борьбу в тылу врага, распространить и влияние на каждую область по ту сторону фронта.
 
Указания ЦК партии о всемерном расширении партизанского движения, о превращении его во всенародное были доведены до сведения всех партийных, комсомольских организаций и населения оккупированных районов.
 
В октябре 1942 г. ЦК ВКП(б) в обращении к населению оккупированных районов призывал: «Русские, украинцы, белорусы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, карелы, временно подпавшие под ярмо немецко-фашистских захватчиков!.. Раздувайте пламя всенародного партизанского движения». А в ноябре «Правда» опубликовала передовую статью «За всенародное партизанское движение», в которой разъяснялись требования партии, изложенные в приказе наркома обороны от 5 сентября.
 
Таким образом, ЦК ВКП(б), ставя задачу расширения борьбы в тылу врага, рассматривал это патриотическое движение советских людей как всенародное, охватывающее промышленные города и сельскую местность, проявляющееся в различных формах участия в нем широких слоев населения оккупированных районов страны.
 
В целях усиления руководства борьбой советских людей в тылу врага Государственный Комитет Обороны Постановлением от 6 сентября 1942 г. учредил пост главнокомандующего партизанским движением с подчинением ему Центрального штаба партизанского движения. На должность главкома был назначен член Политбюро ЦК ВКП(б), член Государственного Комитета Обороны и Ставки ВГК Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов.
 
Учреждение такого поста явилось дальнейшим шагом в деле централизации руководства борьбой советских людей в тылу врага. Главнокомандующий партизанским движением со своим аппаратом принял активное участие в создании крупных партизанских формирований. По его приказу от 15 октября партизанские отряды, действовавшие на севере Орловской  области в полосе Западного фронта, были сведены в 5 бригад. В середине ноября по его же приказу было создано 8 бригад в юго-западной части Брянских лесов.
 
Маршал К.Е. Ворошилов много сделал и для налаживания производства средств борьбы, применявшихся партизанами. В частности, по его инициативе и требованию были созданы семь образцов специальных мин, портативные радиостанции, приспособления для бесшумной стрельбы. Аппарат главнокомандующего партизанским движением развернул большую работу по улучшению подготовки партизанских кадров, материальному обеспечению партизанских формирований с использованием авиации в качестве средства доставки, по планированию и координации боевых действий соединений и отдельных отрядов партизан.
 
Осенью 1942 г. в предвидении перехода Советских Вооруженных Сил от стратегической обороны к стратегическому наступлению стала очевидной необходимость сосредоточить общее руководство партизанским движением непосредственно в руках Председателя ГКО и Ставки И. В. Сталина. В связи с этим в ноябре была упразднена должность главнокомандующего партизанским движением, а Центральный штаб партизанского движения стал вновь непосредственно подчиняться Ставке Верховного Главнокомандования и выполнять функции ее рабочего органа.
 
Проведенные в 1942 г. мероприятия в конечном счете позволили значительно улучшить партийное и военное руководство борьбой советских людей в тылу врага, способствовали ее дальнейшему усилению и эффективному использованию как мощного стратегического и военно-политического фактора в достижении победы над врагом. Создание стройной системы руководства партизанским движением содействовало успешному проведению боевых действий партизанских сил по заранее разработанным планам, согласованным с общими задачами Советской Армии на каждом конкретном этапе войны.
 

3. Возрастание масштабов партизанского движения

Летом и осенью 1942 г. усилили свои действия по дезорганизации тыла противника партизаны и участники подполья. Развернувшаяся повсеместно борьба партизанских отрядов и соединений проходила под непосредственным руководством ЦШПД в соответствии с утвержденным 27 июля оперативным планом массированного удара по коммуникациям и узлам противника, цели которого были согласованы с военными советами фронтов. Хотя намеченные мероприятия и не были полностью выполнены, даже частичная реализация этого плана сыграла большую роль в нарушении работы вражеского тыла.
 
О характере и объеме задач, выполненных партизанами, свидетельствуют следующие данные.
 
Ленинградские партизаны с мая по ноябрь 1942 г. пустили под откос 212 вражеских эшелонов. Калининские — с 15 апреля по 1 июня совершили 8 крушений поездов, подожгли эшелон с горючим, взорвали 66 железнодорожных и шоссейных мостов, разгромили два штаба противника, уничтожили 769 солдат и офицеров, а с 15 июня по 1 сентября пустили под откос 70 эшелонов, уничтожили 206 автомашин с различными грузами, взорвали 120 мостов, разрушили 80 км железнодорожного полотна, 10 км линий связи, истребили более 10 тыс. гитлеровцев.
 
Смоленские партизаны с июня по октябрь совершили свыше 300 крушений вражеских эшелонов, взорвали 145 мостов. Брянские партизаны с мая по сентябрь на железной дороге Гомель — Брянск пустили под откос 15 эшелонов, разрушили около 9 км железнодорожного полотна, остановив движение на 34 дня; на магистрали Брянск — Орел, совершив 13 крушений, прервали движение на 9 суток. То же самое происходило и на остальных дорогах этого направления. Деятельность брянских партизан особенно усилилась с сентября 1942 г. До конца года ими было пущено под откос 226 эшелонов, взорвано 7 мостов, разрушен 51 км железнодорожных путей. Железная дорога Брянск — Льгов в сентябре — октябре не работала 21 сутки. Курские партизаны, действовавшие на железных дорогах Льгов — Брянск, Курск — Орел, в сентябре — ноябре пустили под откос 85 эшелонов, истребили более 6 тыс. гитлеровцев.
 
Велико было значение боевой деятельности белорусских партизан, которые в июне — ноябре нанесли фашистам ощутимые потери. За этот период они пустили под откос более 800 вражеских эшелонов, взорвали около 500 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили около 1 тыс. автомашин и более 46 тыс. гитлеровцев.
 
Украинские партизаны также успешно наносили удары по коммуникациям врага. В течение 1942 г. они пустили под откос 233 эшелона, только в июне — августе совершили 88 крушений вражеских эшелонов, взорвали 62 моста, уничтожили 39 км линий связи.
 
Помощь войскам Советской Армии оказали и партизаны Северного Кавказа. Большую работу по формированию и укреплению партизанских отрядов, по повышению их боеспособности проделал Орджоникидзевский (ныне Ставропольский) крайком ВКП(б), первым секретарем которого являлся М. А. Суслов. В начале сентября было распространено обращение крайкома партии к населению Ставрополья, Терека и Кубани об организации широкой борьбы в тылу врага. В обращении разоблачалась захватническая политика оккупантов, ставились боевые задачи перед патриотами оккупированных районов края: наносить решительные удары по коммуникациям врага, пускать под откос поезда с войсками и военными грузами, уничтожать автотранспорт, обозы; уничтожать войска и танки врага, когда они находятся в эшелонах; разрушать вражескую связь, уничтожать все средства связи противника. Обращение заканчивалось призывом:
«Советские патриоты!
Помогайте всеми силами и средствами славным партизанам!
Не давайте немцам ни минуты покоя!
Бейте немцев везде!
Взрывайте их штабы и склады!
Уничтожайте немецко-фашистскую нечисть всеми методами, всеми средствами!
Пусть каждый метр нашей земли несет смерть гитлеровцам!
Смерть немецким оккупантам!»
 
На территории Ставрополья были созданы четыре группы партизанских соединений: Северная, Северо-Восточная, Южная и Западная, объединившие 40 отрядов общей численностью более 2 тыс. человек. Эти формирования тесно взаимодействовали с советскими войсками при выполнении боевых задач. Отряды Северной группы в августе — сентябре вели активные действия с частями 17-го кавалерийского корпуса, препятствуя выходу противника к берегам Каспийского моря. Отряды Южной группы за пять месяцев провели 36 крупных налетов и оборонительных боев, в ходе которых уничтожили 1700 гитлеровцев, 22 автомашины, 11 танков, взорвали 17 мостов, повредили свыше 30 км линий связи. Отряды Северо-Восточной группы в августе — ноябре уничтожили 78 танков, 3 бронемашины, большое количество автомашин, один самолет, сожгли 250 тонн горючего.
 
Краснодарский крайком партии под руководством первого секретаря крайкома П. И. Селезнева в августе — сентябре сформировал 86 партизанских отрядов общей численностью около 5800 человек. Отряды организационно сводились в семь партизанских кустов: Краснодарский, Славянский, Новороссийский, Анапский, Нефтегорский, Майкопский и Мостовский (с 28 ноября — Армавирский). Их боевые действия также были согласованы с планами регулярных частей. Военный совет Черноморской группы войск Закавказского фронта в своих постановлениях от 21 и 30 сентября 1942 г. определил партизанам края конкретные задачи по дезорганизации тыла врага. Для надежного взаимодействия с партизанами в их распоряжение было выделено 3 самолета и 10 радиостанций.
 
Партизаны Краснодарского куста в сентябре на железной дороге Абинская — Краснодар пустили под откос 8 вражеских эшелонов. Успешно действовали и другие партизанские формирования края.
 
Таким образом, боевые действия партизан на коммуникациях противника в летне-осенний период 1942 г. приняли широкий размах. Всего ими было пущено под откос 1878 поездов. 50 процентов всех потерь в живой силе от действий партизан гитлеровцы несли при железнодорожных катастрофах.
 
Во второй половине 1942 г. стала широко применяться такая форма деятельности партизан, как рейды в целях дальнейшего развития всенародной борьбы на оккупированной территории и проведения крупных операций по нарушению работы вражеского тыла.
 
Для карельских партизан рейды стали основным способом боевых действий. Базируясь на неоккупированной территории недалеко от линии фронта, они совершали переходы в тыл противника для выполнения боевых заданий. Одной из крупных боевых операций лета 1942 г. стал рейд партизанской бригады под командованием А. И. Григорьева в составе 6 отрядов общей численностью 648 человек, начавшийся 29 июня. Бригада действовала на вражеских коммуникациях в районе Сегозеро, Поросозеро. Она пробыла в тылу противника 57 дней, пройдя 650 км.
 
Особенно широкое распространение получили рейды на Украине. Большой успех был достигнут в параллельном рейде соединений С. А. Ковпака и А. Н. Сабурова, совершенном с 26 октября по 30 ноября 1942 г. из Брянских лесов на Правобережную Украину. Соединение С. А. Ковпака состояло из 5 отрядов общей численностью около 1100 человек, а в соединении А. Н. Сабурова было 7 отрядов, насчитывавших более 1600 человек.
 
Отряды С. А. Ковпака прошли по тылам противника 750 км, взорвали 26 мостов, пустили под откос 2 эшелона, уничтожили свыше 970 фашистов, 5 броневиков, 17 автомашин, 20 км линий связи. Населению было роздано из трофеев 1 тыс. тонн хлеба и 5 тонн соли. Преодолев 534 км, отряды А. Н. Сабурова провели 67 боев, взорвали 17 мостов, пустили под откос вражеский эшелон, уничтожили 754 гитлеровца, 6 танков и бронемашин, 2 самолета, 27 автомашин, захватили и раздали населению 42 730 тонн хлеба.
 
Большие рейды летом и осенью совершили и другие партизанские формирования Украины, а также соединения и крупные отряды белорусских, калининских и ленинградских партизан. В этих рейдах формирования приобретали боевой опыт, пополнялись людьми (соединение С. А. Ковпака увеличилось до 1500 человек, а соединение А. Н. Сабурова — до 2700). Партизаны проводили митинги, собрания и беседы, распространяли среди населения газеты, листовки, сводки Совинформбюро, активизировали деятельность местных партизан и подпольщиков, укрепляли у населения веру в освобождение от вражеского гнета. Народ узнавал правду о положении на фронтах, массовом героизме советских воинов, трудовых подвигах в тылу страны и о самоотверженной борьбе партизан и подпольщиков.
 
Ощутимые удары партизан по коммуникациям в тылу врага вызывали серьезное беспокойство как у оккупационных властей, так и у командования вермахта.
 
Железнодорожная дирекция группы армий «Центр» в донесении имперскому министру путей сообщения докладывала в июле 1942 г. о том, что «налеты партизан в течение июля приняли столь угрожающие масштабы, что не только снизилась и значительно отстает от установленных норм пропускная способность дорог, но и вообще на ближайшее будущее положение вызывает самые серьезные опасения...». Далее сообщались сведения о результатах действий партизан. Они приведены в таблице 14.
 
Таблица 14. Результаты действий партизан в тылу группы армий «Центр» с апреля по июль 1942 г.
Действия партизанАпрельМайИюньИюль
 (с 1 по 25)
Всего
Произведено налетов на эшелоны и железнодорожные65145262304776
Выведено из строя паровозов1 34525 16662 21890 287190 716
Повреждено железнодорожного полотна (в метрах)1 2202 0404 1806000 13 440
 
В донесении железнодорожной дирекции сделан вывод: «Опаздывание поездов колеблется в пределах от 10 до 120 часов. Если считать, что в среднем каждый поезд (из 40 вагонов. — Ред.) опаздывает на 36 часов, то при 100 поездах, ежедневно следующих в одном направлении, ото составит... 6000 вагонов, а всего 12 тыс. вагонов, которые могли бы ежедневно использоваться для нужд армии или военной промышленности и хозяйства».
 
В августе 1942 г. Гитлер издал специальную директиву, в которой признавалось, что партизанское движение на оккупированной территории Советского Союза «угрожает стать серьезной опасностью для снабжения фронта и экономической эксплуатации страны», и содержались указания по подавлению партизанского движения на Востоке. Он потребовал до начала зимы в основном истребить отряды партизан «и тем самым умиротворить восточные земли позади линии фронта, чтобы избежать существенного ущерба ведению боевых операций вооруженными силами зимой».
 
По решению немецко-фашистского руководства с лета 1942 г. борьба с советским партизанским движением была возложена на генеральный штаб сухопутных войск (до этого борьбу против партизан в районе военных действий вели в основном специальные карательные органы). Это свидетельствовало о том, что гитлеровское руководство рассматривало борьбу против советского партизанского движения как неотъемлемую часть войны, которую вела Германия против СССР, и стало предпринимать решительные меры для подавления партизанского движения, для охраны и обороны путей сообщения и военных объектов. Оно бросало на борьбу с партизанами кадровые дивизии. 15 — 16 дивизий постоянно охраняли коммуникации. Кроме того, 7 — 8 дивизий привлекались периодически. В операциях против партизан участвовали также разведывательная и бомбардировочная авиация. Но, несмотря на это, борьба советских людей в тылу врага продолжала все более активизировался и нарастать.  
 
Важной стороной деятельности партизан была разведка, которая велась по заданию войсковых штабов и штабов партизанского движения. Партизаны во взаимодействии с подпольщиками должны были своевременно вскрывать оперативные и стратегические перегруппировки; выявлять численность и род войск, устанавливать районы дислокации соединений и штабов, баз снабжения, аэродромов, узлов связи; выявлять наличие и характер оборонительных рубежей, численность гарнизонов городов, их вооружение.
 
Агентурной сетью партизан и подпольщиков были охвачены почти все города и крупные населенные пункты, что позволяло собирать ценные разведывательные данные о противнике.
 
Так, Брянский штаб партизанского движения доносил в штаб фронта: «За июль месяц установлено, что по ж.-д. ст. Рославль на Брянск прошло более 160 эшелонов с войсками, техникой и боеприпасами. По нашим подсчетам, противник за это время перебросил через Брянск к линии фронта по направлению Орел и Курск до 7 пехотных дивизий, перевезено не менее 400 танков, 160 орудий, 1600 автомашин, 33 000 тонн боеприпасов».
 
Ленинградскими партизанами и подпольщиками в течение второй половины 1942 г. было разведано расположение 197 гарнизонов противника, 67 складов и баз, 35 аэродромов, 12 штабов частей и соединений и т. д. Неоднократно проводилась разведка городов Старая Русса, Дно, Псков, Остров, Порхов. В Пскове, например, было установлено расположение штаба группы армий «Север». Только о дислокации вражеских войск, штабов, аэродромов, складов, о строительстве оборонительных укреплений Украинский штаб партизанского движения за восемь месяцев 1942 г. получил от партизанских отрядов 293 донесения. Летом и осенью крымские партизаны передали 84 радиограммы с важными сведениями о противнике.
 
Разведывательная деятельность партизан и подпольщиков оказывала существенную помощь советскому командованию в получении сведений о замыслах врага.
 
Одним из видов боевой деятельности партизан являлось нападение на вражеские гарнизоны в населенных пунктах. В результате расширялись и создавались партизанские края. Оставшиеся на их территории гарнизоны противника оказывались, как правило, изолированными один от другого.
 
К осени фашистским карателям удалось ликвидировать партизанский край Ленинградской области, Дорогобужский и Южный Ельнинский края. Другие края к этому времени значительно расширились и укрепились. Летом образовались Россонско-Освейский, Бегомльский и Ушачский края, а осенью — партизанский край Калининской области.
 
Создание и сохранение партизанских краев имело огромное морально-политическое значение. Яркой и убедительной противоположностью фашистскому оккупационному режиму были жизнь, трудовая и боевая деятельность населения, восстановившего под руководством партийных организаций Советскую власть, но «не мирного времени, а ощетинившуюся всеми доступными видами вооружения для борьбы с заклятым врагом».
 
В партизанских краях открыто работали партийные и советские органы, издавались газеты и листовки. Население активно участвовало в проводимых партийными органами мероприятиях.
 
Осенью в некоторых краях и зонах стали работать советские школы, например, в Смоленской области и на Брянщине. Около двух десятков школ было открыто на территории Любанско-Октябрьского партизанского края Белоруссии.
 
В 1942 г. несколько десятков колхозов работало в партизанском крае Ленинградской области, а также в Новосокольническом районе, входившем в состав Калининской области. Восстанавливались колхозы на территории партизанских краев Брянщины и Смоленщины. Действовали некоторые колхозы в Любанском районе Минской области, в Суражском районе Витебской области.
 
Летом 1942 г. участники первой партийной конференции партизанского края Ленинградской области отмечали, что «наши советские порядки и обычаи пустили свои глубокие корни в народных массах...». Этот вывод был сделан коммунистами в процессе их длительного тесного общения с народом, в ходе ожесточенной борьбы советских людей в тылу врага.
 
Гитлеровцы систематически снаряжали карательные экспедиции в целях ликвидации партизанских краев, грабежа и массового уничтожения населения. Они блокировали освобожденные партизанами территории, подвергали их варварским бомбежкам с воздуха. Борьба за партизанские края, за спасение населения и народного добра от оккупантов приобрела в 1942 г. огромные масштабы.
 
Летом и осенью 1942 г. широко развернулась борьба подпольщиков в городах и крупных населенных пунктах. Для этого периода характерен интенсивный рост связей подпольщиков с партизанами и партийными органами, многие из которых базировались на территории партизанских формирований.
 
Организационная структура подполья была разнообразной и зависела от сложившейся обстановки. Как правило, она включала руководящий центр, во главе которого стоял партийный орган, и сеть массовых подпольных организаций и групп. Например, на железнодорожном транспорте в Киеве и предприятиях районов в конце 1942 г. под руководством Железнодорожного райкома, наделенного по указанию ЦК КП(б)У функциями подпольного горкома партии, действовали 23 организации.
 
Деятельность подпольщиков в условиях кровавого фашистского режима была сопряжена с крайними опасностями и риском. Некоторые организации из-за недостатка опыта работы проваливались. Однако, несмотря на отдельные неудачи, подполье продолжало усиливаться на всей оккупированной территории. Коммунисты, комсомольцы и беспартийные создавали новые организации и активно включались в борьбу с оккупантами. Подпольщики улучшили конспирацию, стали тщательнее проверять людей, вступавших в их ряды, образовывать мелкие группы, звенья, цепочки патриотов, распределять между ними конкретные задания.
 
Расширилось и активизировалось подполье в крупных городах и селах Украины, Белоруссии и РСФСР. Под руководством партийных органов большая работа проводилась по укреплению комсомольского подполья. С лета 1942 г. начали действовать комсомольско-молодежные организации в Краснодоне («Молодая гвардия»), Минске, Острове и многих других городах и селах.
 
Подпольщики проникали в учреждения оккупационного аппарата, в обслуживающие воинские части врага, на железнодорожный транспорт, аэродромы, промышленные и сельскохозяйственные предприятия и вели там подрывную работу. Ощущая повседневную поддержку и помощь со стороны населения, они совершали диверсии, дезорганизуя работу тыловых органов врага. Так, в ответ на призыв ЦК КП(б) Украины усилить диверсионно-подрывную работу на железных дорогах, и в первую очередь на линиях Киев — Коростень, Киев — Нежин, Киев — Фастов, обслуживавших группировки немецко-фашистских войск в районах Сталинграда и Северного Кавказа, украинские подпольщики осенью 1942 г совершили пять крупных аварий поездов.
 
В начале ноября на разведенный поворотный круг в депо Киев-Московский подпольщиками был пущен паровоз. В результате депо вышло из строя на несколько месяцев
 
Подпольщики Конотопского паровозоремонтного завода Сумской области портили детали паровозов, что затягивало их ремонт. За восемь месяцев 1942 г они вывели из строя 245 паровозов. В Кировограде были повреждены 24 железнодорожных вагона и 40 автомашин, сожжен мост, совершено нападение на склад оружия, выпущено из цистерн на нефтебазе 80 тонн горючего, испорчено на складах свыше 1 тыс. тонн зерна, подготовленного к отправке в Германию, выведены из строя 22 трактора. Подпольщики одесского завода имени Красной гвардии разкомтектовали 80 тонный пресс, на ремонт которого фашистская администрация потратила целый год. В Днепропетровске систематически проводились диверсии на заводах имени ApieMa, имени Дзержинского, паровозоремонтном, на железнодорожной станции и других объектах. Самоотверженно действовали горняки-подпольщики Донецкого и Криворожского бассейнов, металлурги Краматорска, Запорожья и других городов. Несмотря на все старания, гитлеровцам так и не удалось восстановить крупные заводы, рудники и шахты богатейшего промышленного района Украины.
 
Активно боролись и подпольщики других городов и насеченных пунктов оккупированной территории Советского Союза.
 
Важнейшей задачей подпольщиков оставалась политическая работа в массах. Упрочение связей подпольных организации и групп с партийными органами облегчало проведение этой работы. Они стали получать из партизанских формирований газеты, листовки и другие пропагандистские материалы, информировали население о положении на фронте и в советском тылу, о международной обстановке, о выдвигавшихся партией задачах всенародной борьбы в тылу врага.
 
Одним из направлений деятельности подло чья являлась помощь партизанским формированиям. Подпольщики переправляли в отряды патриотов, стремившихся с оружием в руках сражаться с захватчиками, похищали со складов противника и передавали партизанам оружие, боеприпасы и медикаменты.
 
Подпольщики непрерывно проводили разведывательную работу. По их данным советская авиация наносила удары по вражеским объектам Советское командование предупреждалось об изменениях в дислокации войск, штабов и учреждений противника. Вот только одно из донесений смоленского подпольного центра командованию 4-й ударной армии в июне 1942 г. 
 
«Гарнизон Смоленска — 10 — 12 тысяч. Штаб фронта — бывший областной пионерский лагерь. Штаб гарнизона — в здании электротехникума. Швейная фабрика — склад авиамоторов. Нефтебаза — склад горючего. Площадка у железнодорожного клуба имени Андреева — 45 тяжелых орудий. В здании средней школы Колодни — офицерская школа — 240 человек.
Немцы усиленно строят вокруг Смоленска линию обороны. Установлены новые зенитные батареи в Семичевке, Вишенках, на Рачевке. На территории бывшего военного городка танковой бригады — крупный склад боеприпасов. Лежат в штабелях, укрытых сверху маскировочными щитами. Штабеля замаскированы под поселок. Здесь наши еще ни разу не бомбили. С июня усилилось движение по железной дороге  Орша — Смоленск — Вязьма. Отмечены два эшелона с танками, окрашенными в цвета пустыни, эшелоны с вездеходами. Солдаты говорят, что их готовили на пополнение Роммелю в Африку, а бросили на восток».
 
В 1942 г. получила дальнейшее развитие такая чрезвычайно важная форма борьбы в тылу врага, как массовое сопротивление невооруженного населения. Под руководством партийных органов оно приобрело к осени невиданный в истории размах, охватило многомиллионные массы советских граждан. Сопротивление проявлялось в виде саботажа, срыва политических и экономических мероприятий оккупантов, укрытия от врага социалистической и личной собственности, продовольствия и сырья, организации помощи партизанам, подпольщикам и воинам Советской Армии и отличалось высокой политической сознательностью и целеустремленностью.
 
Гитлеровцы намеревались развернуть на оккупированной советской территории производство некоторых видов вооружения и боеприпасов, а также организовать ремонт техники и транспортных средств. Особое значение они придавали восстановлению промышленности Украины (прежде всего таких индустриальных районов, как Донбасс, Запорожье, Криворожье, Днепропетровщина и т. д.), предприятий Минска, Риги, Таллина, Каунаса и других промышленных городов и районов. Гитлер требовал уже в 1942 г. восстановить Донбасс и организовать там военное производство. Однако оккупанты повсюду сталкивались с той или иной формой саботажа ремонтно-восстановительных и эксплуатационных работ. Так, немецкий управляющий металлургическим заводом в Днепродзержинске в ноябре доносил в Берлин: «Это был огромный завод. Мы не смогли его восстановить. Теперь производим в месяц 80 бричек, 1500 напильников, 80 тысяч костылей для рельсов... Большевики дали новому поколению очень хорошее школьное образование... С ними трудно сговориться. Работа проводится под большим давлением».
 
Оккупанты создали специальную организацию для восстановления угольных шахт Донбасса. Но советские патриоты сорвали расчеты захватчиков. Например, из многочисленных предприятий бывшего треста «Первомайскуголь» было восстановлено только 15 мелких шахт. В течение пяти месяцев 1942 г. на них было получено лишь 2,3 процента угля по сравнению с довоенной добычей за такое же время.
 
Поистине, героический подвиг совершили советские патриоты, спасшие от гитлеровцев майкопскую нефть. Оккупанты не смогли восстановить ни одной из 400 скважин, расположенных в районе Хадыженской, потому что патриоты умело саботировали выполнение всех заданий оккупантов, укрывали различные детали и части оборудования. Когда Хадыженская была освобождена, рабочие быстро разыскали спрятанные инструменты и детали станков, в течение трех дней восстановили мастерскую по ремонту оборудования и вскоре снова стали давать нефть Родине.
 
Не менее упорная борьба против оккупантов велась и в сельской местности. Крестьяне повсеместно оказывали сопротивление насаждению общинно-крепостнических порядков, срывали сельскохозяйственные поставки, прятали ценный инвентарь и механизмы, саботировали заготовительные работы, особенно при уборке урожая, уничтожали продукты сельского хозяйства, подготовленные немецко-фашистскими захватчиками к отправке в Германию.  
 
В июле в ряде районов Сталинской (ныне Донецкая) области крестьянами был сорван почти наполовину план сдачи фашистским заготовительным органам молока. Поставка яиц в целом по области за второй и третий кварталы составила всего 25 процентов плана. В селах Коростышевского района Житомирской области в результате пропагандистской работы подпольщиков крестьяне уничтожили часть сельскохозяйственных машин, затянули уборку и молотьбу, спрятали 60 процентов собранного зерна и почти 7 тыс. тонн зерна привели в негодность. К 30 сентября на Брянщине фашистский план зернопоставок по Брасовскому и Дмитровскому районам был выполнен лишь на одну четверть. Местная фашистская газета в связи с этим писала, что крестьяне прячут хлеб в ямах, гноят продукты в земле, но не желают сдавать их оккупационным властям. В Днепропетровской области в результате организованного саботажа крестьян 50 процентов посевной площади не было засеяно, уборка урожая затягивалась, при обмолоте большая часть зерна спускалась в полову, неправильно использовалась тягловая сила, запутывался учет. В Орджоникидзевском крае удалось отбить у гитлеровцев ж сохранить 349 тракторов, 82 435 голов крупного рогатого скота, более 411 400 овец, около 5900 лошадей. В 12 районах Краснодарского края удалось сохранить до прихода Советской Армии необмолоченной пшеницы более чем с 40 тыс. гектаров.
 
Советские люди решительно боролись против «нового порядка», против органов оккупационной администрации, сопротивлялись политическим мероприятиям врага. Они не верили фашистской пропаганде. Стараясь избежать унижений и репрессий, население стремилось уйти из городов в сельскую местность. Многие переселялись в партизанские края и зоны. Массовым с 1942 г. стал уход в леса, особенно в Белоруссии, Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской областях, в лесных и лесостепных районах Украины. Население Северного Кавказа уходило в горы.
 
Саботаж населения местами переходил в массовые выступления против гитлеровцев. Одно из них вспыхнуло весной 1942 г. в Орловской области, создав благоприятные условия для образования Брянского партизанского края. Опорой жителей края явились объединенные партизанские формирования под командованием Д. В. Емлютина. «Немцы со всех сторон пытаются выбить нас из населенных пунктов и загнать в лес, — сообщал на Большую землю в мае 1942 г. Д. В. Емлютин. — Держимся изо всех сил, все население восстало против этих зверей, фашистов...»
 
Оказывая сопротивление врагу, срывая его политические и экономические мероприятия, население в то же время активно помогало партизанам, подпольщикам и воинам Советской Армии. Помощь партизанам была тем связующим звеном, которое наиболее тесно объединяло их с местным населением в общей борьбе против немецко-фашистских захватчиков.
 
Жители Дорогобужского района Смоленской области весной 1942 г. передали партизанам 50 тонн ржи, 33 тонны овса, 4,4 тонны ячменя, 4 тонны пшеницы, 2,1 тонны гречихи, 1,4 тонны гороха, 65 тонн картофеля, 27 тонн мяса, 28 тонн сена, более 32 тонн соломы. С февраля до середины лета жители района обеспечивали продовольствием свыше 15 тыс. воинов Советской Армии и партизан, а также снабжали фуражом лошадей. Большое количество оружия и боеприпасов для партизан население собирало на полях сражений. На территории Белоруссии таким оружием было снабжено несколько десятков тысяч партизан. Население Сафоновского района Смоленской области весной 1942 г. передало партизанам  около 3900 винтовок, 112 ручных и 46 станковых пулеметов и различное военное снаряжение, собранное на местах прежних боев.
 
Из ряда оккупированных областей переправлялись через линию фронта в советский тыл скот и продовольствие. Трудящиеся Слободского и других соседних районов Смоленской области, например, смогли передать через линию фронта более-300 голов крупного рогатого скота, 60 тонн продовольствия, свыше 200 тонн фуража, 150 лошадей. Через «Суражские ворота» с оккупированной территории в ряды Советской Армии пришли 25 тыс. человек призывного возраста,
 

* * *

Коммунистической партии принадлежит величайшая заслуга в том, что она своевременно поддержала и развила инициативу советских людей, развернувших активную борьбу в тылу врага, правильно определила задачи партизанского движения, нашла нужные формы организации народных масс, указала средства и способы борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. Л. И. Брежнев говорил: «Ярким проявлением советского патриотизма было массовое партизанское движение, охватившее всю оккупированную врагом территорию».
 
Лето и осень 1942 г. характеризуются дальнейшим развитием борьбы советского народа в тылу врага. Была создана надежная система централизованного партийного и военного руководства этой борьбой. В результате она окрепла в военно-организационном и в политическом отношении, стала проводиться с учетом интересов и задач Советских Вооруженных Сил. От налетов на небольшие гарнизоны и мелкие подразделения фашистов в начальный период развития партизанского движения центр тяжести боевых действий партизанских формирований в это время переместился на коммуникации противника. Они дезорганизовывали работу его тыловых органов и объектов, расширяли и создавали новые партизанские края и зоны.
 
Значительно активизировалась деятельность подпольщиков.
 
В общем размахе всенародной борьбы в тылу врага заметное место занимало сопротивление невооруженного населения, которое саботировало политические и экономические мероприятия немецко-фашистских оккупантов и в то же время активно помогало партизанам и подпольщикам в их борьбе с врагом.
 
Результаты действий партизан и подпольщиков, упорное и повсеместное сопротивление населения явились существенной помощью Советским Вооруженным Силам в их борьбе с немецко-фашистским вермахтом за создание коренного перелома в ходе войны.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Провал агрессивных планов фашистского блока

По теме

  • Том 4. Глава 1. Накануне фашистской агрессии
    Том 4. Глава 1. Накануне фашистской агрессии
    Военный пожар, вспыхнувший в сентябре 1939 г. в центре Европы, охватывал одно государство за другим. Из Польши пламя войны вскоре перекинулось в...
  • Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств  во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Расширение масштабов второй мировой войны в результате агрес­сии фашистской Германии и ее союзников против СССР, а милитарист­ской Японии против США...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    В начале января 1942 г. внимание всего мира по-прежнему было приковано к событиям на советско-германском фронте. Советская Армия, захватив...
  • Том 4. Глава 7. Коммунистические партии в борьбе за сплочение народных масс против фашистской агрессии
    Том 4. Глава 7. Коммунистические партии в борьбе за сплочение народных масс против фашистской агрессии
    В Европе продолжало развертываться национально-освободительное, антифашистское движение Сопротивления. На борьбу против немецко-фашистских...
  • Том 2. Глава 5. Подготовка Советского Союза к отражению империалистической агрессии
    Том 2. Глава 5. Подготовка Советского Союза к отражению империалистической агрессии
    К концу второй пятилетки (1933–1937 гг.) в Советском Союзе благодаря созидательной деятельности народа, правильной политике Коммунистической партии,...
  • Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Приближение военной опасности к границам Советского Союза определило огромную важность морально-политической подготовки советского народа к защите...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 8. Действия советского Военно-Морского Флота
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 8. Действия советского Военно-Морского Флота
    В первые месяцы войны борьба на море носила ограниченный характер и была связана главным образом с обеспечением внутренних морских коммуникаций....
  • Том 1. Глава 8. Внешняя политика Советского Союза на страже мира
    Том 1. Глава 8. Внешняя политика Советского Союза на страже мира
    Советская внешняя политика, рожденная Великой Октябрьской социалистической революцией, формировалась и развивалась вместе с Советским государством,...
  • Том 3. Глава 4. Борьба за скандинавский плацдарм. Захват фашистской Германией Дании и Норвегии
    Том 3. Глава 4. Борьба за скандинавский плацдарм. Захват фашистской Германией Дании и Норвегии
    В канун второй мировой войны и в ее начале скандинавские страны стремились, как и в первую мировую войну, придерживаться политики нейтралитета. Этот...
  • Том 6. Глава 11. Военные действия на Тихом океане и в Азии
    Том 6. Глава 11. Военные действия на Тихом океане и в Азии
    К середине ноября 1942 г. союзные вооруженные силы отразили уда­ры японской армии и флота на ближних подступах к Австралии, а на ряде направлений...
  • Том 6. Введение
    Том 6. Введение
    Шестой том «Истории второй мировой войны 1939—1945» посвящен исследованию процессов и событий, которые происходили в социаль­но-экономической,...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 6. Героическая оборона Ленинграда осенью 1941 г. Военные действия в Заполярье
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 6. Героическая оборона Ленинграда осенью 1941 г. Военные действия в Заполярье
    Героическое сопротивление защитников города привело к распылению сил группы армий «Север» по нескольким операционным направлениям. Фашистские войска...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Ленинград блокадной зимой 1941/42 г.
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Ленинград блокадной зимой 1941/42 г.
    Организаторами и душой обороны города были коммунисты Ленинграда, направлявшие волю сотен тысяч людей к единой цели — отстоять колыбель...
  • Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Состояние вооруженных сил стран фашистского блока — Германии, Италии, Японии — обусловливалось многими факторами. Не в последнюю очередь оно зависело...
  • Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Неожиданно быстрое поражение Франции, а следовательно, и англофранцузской коалиции застало Англию врасплох. Она была практически не готова к...
  • Том 3. Глава 16. Вооруженные силы фашистской коалиции перед нападением на СССР
    Том 3. Глава 16. Вооруженные силы фашистской коалиции перед нападением на СССР
    Летом 1940 г. после успешного завершения кампании в Западной Европе вооруженные силы фашистской Германии по своей численности, технической...
  • Том 4. Глава 5. Создание единого фронта государств и народов в борьбе против фашизма
    Том 4. Глава 5. Создание единого фронта государств и народов в борьбе против фашизма
    Вынужденное вступление СССР в войну с Германией ускорило объединение антифашистских сил. Советское правительство всемерно способствовало сплочению...
  • Том 4. Глава 13. Коммунистическая партия - организатор отпора фашистскому агрессору
    Том 4. Глава 13. Коммунистическая партия - организатор отпора фашистскому агрессору
    В связи с нападением фашистской Германии на Советский Союз перед Коммунистической партией встали задачи чрезвычайной важности и сложности. Как партия...

Оружие второй мировой войны

  • Пулемет MG 34
    Пулемет MG 34
    MG 34 (Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны. 7,92-мм пулемёт MG 34 был разработан немецкой компанией Rheinmetall-Borsig...
  • Ил-2
    Ил-2
    Ил-2 — советский штурмовик времён Второй мировой войны, созданный в ОКБ-240 под руководством С.В. Ильюшина. Самый массовый боевой самолёт в истории...
  • Як-1
    Як-1
    Як-1 — советский одномоторный самолёт-истребитель Второй мировой войны. Первый боевой самолёт, разработанный под управлением А.С. Яковлева как...
  • MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42(H) (Haenel) — автоматический карабин обр. 42 года фирмы «Хенель» — прототип разработанный компанией C.G. Haenel в рамках конкурса по созданию...
  • Johnson М1941
    Johnson М1941
    Johnson М1941 — американская самозарядная винтовка. Винтовка состояла на вооружении Специального Парашютного корпуса морской пехоты США, который...
  • Sturmgewehr Stg 44
    Sturmgewehr Stg 44
    Штурмовая винтовка Sturmgewehr Stg 44 - немецкое автоматическое оружие (автомат, штурмовая винтовка) под промежуточный патрон 7,92×33 мм Kurtz,...
  • ЛА-9
    ЛА-9
    Ла-9 — советский одномоторный поршневой истребитель второй половины 1940-х годов. Был создан под руководством С. А. Лавочкина (г. Химки Московской...
  • Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190 (Фокке-Вульф) — немецкий одноместный одномоторный поршневой истребитель, стоявший на вооружении люфтваффе во время Второй мировой...
  • FG 42
    FG 42
    FG 42 ( Fallschirmjägergewehr 42) — немецкая автоматическая винтовка времён Второй мировой войны образца 1942 года. Разрабатывалась специально для...
  • ПЕ-2
    ПЕ-2
    Пе-2 — советский пикирующий бомбардировщик времён Второй мировой войны. Во время Великой Отечественной войны Пе-2 был самым массовым советским...
  • Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1942 и 1943 годов системы Судаева (ППС) — варианты пистолета-пулемёта, разработанного советским конструктором...
  • ЛА-5
    ЛА-5
    Ла-5 — советский одномоторный истребитель, созданный под руководством С. А. Лавочкина в 1942 году. На период испытаний в 1942 году он носил название...
  • Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    ППД-34/38/40 - 7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1934, 1934/38 и 1940 годов системы Дегтярёва — различные модификации пистолета-пулемёта,...
  • Пулемет MG 42
    Пулемет MG 42
    MG 42 ( Maschinengewehr 42) — немецкий единый пулемёт. Разработан фирмой Metall- und Lackwarenfabrik Johannes Großfuß в 1942 году. Пулемёт был принят...
  • Messerschmitt BF 109
    Messerschmitt BF 109
    Мессершмитт Bf 109 (Messerschmitt Bf 109, Ме-109) - одномоторный поршневой истребитель-низкоплан, состоявший на вооружении Люфтваффе и ВВС различных...
  • ППШ-41
    ППШ-41
    ППШ-41 – пистолет-пулемет системы Шпагина под патрон 7,62 мм, разработанный и принятый на вооружение Красной Армии в конце 1940 года. Отличался...