Том 5. Глава 4. Фашистский блок в условиях начавшейся затяжной войны


40

1. Мобилизация экономики государств агрессивного блока на нужды затяжной войны

Провал немецко-фашистских стратегических планов, в основе которых была заложена идея «молниеносной войны», привел к банкротству и военно-экономических концепций. Потерпели крах расчеты гитлеровского руководства сломить советскую военную экономику. Экономика фашистской Германии, подчинившая себе промышленность оккупированных и вассальных стран, дала первую трещину. Потери вермахтом вооружения, боевой техники и боеприпасов на советско-германском фронте были настолько огромны, что существовавший уровень производства не позволял быстро восполнить их.
 
Чтобы увеличить выпуск вооружения и боевой техники, в Германии был осуществлен ряд мер по усилению централизации руководства военной экономикой. В марте 1942 г. министр вооружений и боеприпасов А. Шпеер был назначен генеральным уполномоченным по вопросам вооружения в системе четырехлетнего плана. Это явилось весьма важным мероприятием, поскольку он получил право держать под контролем все другие имперские органы хозяйства.
 
22 апреля генеральный экономический совет был преобразован в совет центрального планирования. Он занимался согласованием требований вермахта с возможностями экономики, составлением планов расширения добычи и производства основных материалов, распределением сырья, энергии, транспортных средств, рабочей силы и т. д. В совет кроме Шпеера вошли генерал-фельдмаршал Э. Мильх и государственный секретарь П. Кернер.
 
При министерстве вооружения и боеприпасов в том же месяце был создан совет вооружения. Наряду с представителями вермахта в него вошли от «Стального треста» Э. Пёнзген и А. Фёглер, владелец крупного электроконцерна (АЕГ) Г. Бюхер, один из руководителей концерна «Герман Геринг» П. Плейгер, генеральный директор концерна «Маннесман» В. Цанген, А. Крупп, Г. Рёхлинг и другие. Совет разрабатывал предложения по вопросам организации производства вооружения и распределения заказов, которые, естественно, попадали крупнейшим магнатам промышленности.
 
Важная роль в реорганизации военной экономики отводилась комитетам и рингам. Во главе этих органов, подчинявшихся министру вооружения и боеприпасов, стояли монополисты или их представители — специалисты-хозяйственники. Комитеты объединяли предприятия, выпускавшие вооружение, автомобили, корабли, боеприпасы и т. д., ринги — поставщиков  сырья для военных предприятий. И те и другие занимались распределением военных заказов, их размещением для серийного производства на однотипных предприятиях, рационализацией военного производства, распределением рабочей силы и сырья. Были созданы также комиссии из представителей фирм и войск вермахта с правом принимать окончательные решения по вопросам усовершенствования того или иного вида вооружения.
 
7 мая 1942 г. Гитлер издал указ о едином руководстве военной экономикой, которое возлагалось на Шпеера. В его непосредственное подчинение перешел ряд отделов управления военной экономики и вооружений ОКБ, образовавших управление вооружения в системе министерства вооружения и боеприпасов. Последнему были также переданы все организации, ведавшие вопросами производства вооружения на оккупированных территориях. Если раньше контроль над предприятиями здесь осуществлялся гражданскими и военными чиновниками, назначавшимися военно-экономическим управлением ОКБ, то теперь он возлагался на немецкие фирмы.
 
Объединив власть концернов и государства в единый аппарат с неограниченными диктаторскими правами, министерство вооружения и боеприпасов заняло в нем главенствующее место. В системе военного производства преобладали частнособственнические интересы капиталистов. Заказы для вермахта выполнялись в первую очередь. Использовалась также и «срочность выполнения заказов», дававшая монополиям огромные прибыли.
 
Подготовка к летней наступательной кампании на Восточном фронте требовала не только пополнения личного состава вооруженных сил, но и дополнительных рабочих для расширения военного производства. На середину апреля 1942 г. его потребность определялась в 1,6 млн. человек. Гитлеровский генерал З. Вестфаль писал, что «армия и промышленность конкурировали между собой за обладание оставшимися людскими ресурсами». Проблему нехватки рабочей силы руководство фашистской Германии надеялось решить за счет использования труда иностранных рабочих. В марте 1942 г. был учрежден специальный аппарат генерального уполномоченного по использованию людских ресурсов во главе с гаулейтером Ф. Заукелем, наделенным чрезвычайными полномочиями. 7 мая Заукель отдал специальное распоряжение: в случае неудачи добровольного набора иностранных рабочих применять трудовую повинность и мобилизацию.
 
Используя все средства, вплоть до кровавых репрессий, гитлеровцы сгоняли на каторгу в Германию сотни тысяч людей из оккупированных стран. В течение 1942 г. основная масса иностранных рабочих угонялась из оккупированных районов Советского Союза. Если, по данным статистического управления министерства хозяйства Германии, на 20 января 1942 г. в германской экономике было занято 55 тыс. советских граждан, то к концу года их число возросло до 1,3 млн. человек. Увеличились и масштабы мобилизации рабочей силы в Польше, Чехословакии, Франции, Голландии, Бельгии, Югославии. Всего в фашистской Германии в то время жестокой эксплуатации подвергались 4,3 млн. иностранных рабочих. Кроме того, в широких масштабах использовался рабский труд военнопленных.  
 
Директивы Шпеера и Заукеля руководителям предприятий требовали добиваться от иностранных рабочих и работниц «максимальной производительности». И предприниматели осуществляли принцип — «двое должны производить то, что до этого давали трое». Для немецких же рабочих труд на войну превратился в такую же обязанность, как служба в армии.
 
Мероприятия государственно-монополистического характера, осуществленные нацистским руководством Германии, грабительская политика и эксплуатация порабощенной Европы способствовали дальнейшему укреплению позиций монополий и увеличению производства оружия и военного снаряжения в 1942 г. по сравнению с 1941 г. почти на 55 процентов.
 
Гитлеровцы беспощадно эксплуатировали ресурсы оккупированных и зависимых стран. Взимая огромные оккупационные платежи, захватывая золото, драгоценности, изымая иностранную валюту и ценные бумаги, вводя систему коллективных штрафов, участвуя в прибылях промышленных, торговых и страховых компаний, германская администрация и монополии завладевали колоссальными капиталами. Сосредоточив в своих руках национальные платежные средства и установив выгодную лишь Германии клиринговую систему расчетов, нацисты подчинили себе всю банковскую и валютную систему европейских государств и беззастенчиво обогащались за их счет.
 
Промышленные предприятия оккупированных и зависимых стран поставляли вермахту самолеты, различные виды артиллерийско-стрелкового вооружения, боеприпасы, взрывчатые вещества, средства связи, оптические приборы, автомашины и суда. В 1942 г. авиационная промышленность захваченных стран поставила Германии самолетов и моторов на 962 млн. марок. Вся продукция судостроения вместе с продукцией оккупированных стран в 1942 г. оценивалась в 1,5 млрд. марок, тогда как доля поставок из Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии и других стран, вместе взятых, составляла 900 млн. марок. Оккупированные страны Европы (без протектората Богемия и Моравия) поставили Германии в 1942 г. различных боеприпасов на 168 млн. марок.
 
В 1942 г. промышленность оккупированных стран дала вермахту различных видов вооружения, боеприпасов, автомашин и судов более чем на 4 млрд. марок, что составляло почти четверть всего производства военной продукции фашистской Германии. Кроме того, в этом году из оккупированных стран Европы в Германию было доставлено продовольственных товаров, сырья, полуфабрикатов и готовых изделий на 4 070 млн. марок, что составляло 46,8 процента общей стоимости ввоза.
 
Таким образом, за счет ограбления стран Европы и жестокой эксплуатации рабочих и военнопленных гитлеровская Германия резко увеличила свои военно-экономические ресурсы, которые служили существенной базой для восполнения потерь вермахта на советско-германском фронте.
 
Важную роль в увеличении военно-экономических ресурсов Германии играл экономический потенциал союзных ей стран. Рассматривая Румынию, Венгрию, Болгарию, Финляндию и марионеточную Словакию как аграрно-сырьевые придатки Германии, гитлеровцы взяли под контроль экономику этих стран и во все возраставших масштабах использовали их ресурсы. На долю союзников Германии по агрессии в 1942 г. приходилось 92,9 процента германского импорта нефти и 95,1 процента нефтепродуктов, 70,1 — бокситов, 47,1 — хромовой руды, 49 — цинковой, 43,4 — свинцовой, 14,8 — марганцевой и 13,4 процента медной руды. Из Румынии, Венгрии, Болгарии, Италии и Словакии Германия ввезла продовольствия  на 1,2 млрд. марок, что составляло 38,7 процента всего ее импорта пищевых продуктов.
 
Немалую роль в обеспечении вермахта необходимыми стратегическими материалами и продовольствием играли экономические связи с нейтральными странами.
 
Швеция поставляла Германии железную руду, ферросплавы, качественную сталь, целлюлозу, искусственное волокно, шарикоподшипники, станки, электрооборудование, инструменты, морские суда. По сравнению с 1939 г. шведский экспорт в Германию в 1942 г. почти удвоился, составив 410,3 млн. марок.
 
Швейцария экспортировала в Германию автомашины, локомотивы, станки, паровые машины, электротехническую аппаратуру, часы, астрономические и геодезические приборы, радиоаппаратуру и другие средства связи, вооружение и боеприпасы. В 1942 г. швейцарские поставки вооружения и боеприпасов, а также важной в военно-экономическом отношении промышленной продукции в Германию превысили 424,3 млн. марок.
 
Из Испании в значительных количествах поступали в Германию железная, цинковая и свинцовая руды, пириты, свинец, олово, ртуть и вольфрамовый концентрат. В течение 1940 — 1942 гг. Германия вывезла из Испании стратегических материалов, продовольствия и готовой промышленной продукции на 331,8 млн. марок.
 
Через Испанию, Португалию поступали в Германию различные стратегические материалы из стран Южной Америки и Азии. В 1942 г. гитлеровцы получили из Голландской Индии через Испанию много натурального каучука; Испания перепродавала Германии значительные количества бензина, поступавшего из США. Португалия закупала для рейха в странах Латинской Америки нефть, нефтепродукты и другое сырье.
 
Турция поставляла Германии стратегическое сырье, продовольствие и полуфабрикаты, закупала для нее иранскую нефть. Ее экспорт увеличился с 51 млн. марок в 1940 г. до 100,3 млн. марок в 1942 г.
 
В целом экспорт из нейтральных стран в Германию возрос с 587,3 млн. марок в 1940 г. до 1221,5 млн. марок в 1942 г., то есть более чем в 2 раза. На их долю приходилось свыше 50 процентов всего германского импорта железной руды, 33,8 — свинцовой, 28,2 — цинковой, 4,2 — медной, 27,4 — алюминия, 14,5 — олова, 8,8 — ферросплавов и 7 процентов свинца. Общий вклад нейтральных стран в военную экономику Германии в виде поставок стратегического сырья, полуфабрикатов, готовой промышленной продукции, продовольствия, вооружения и услуг по военным перевозкам за 1940 — 1942 гг. составил 3525,1 млн. марок.
 
До середины 1942 г. военная экономика Германии в достаточном количестве получала необходимое сырье. Добыча каменного и бурого угля (в пересчете на каменный) составила в 1942 г. 336 млн. тонн, из которых 77,8 млн. тонн было добыто на присоединенных территориях. Кроме того, Германия получила 85 млн. тонн угля из оккупированных стран.
 
Несмотря на сокращение запасов жидкого горючего с 2,4 млн. тонн в конце 1940 г. до 1,2 млн. тонн к началу 1942 г., Германия не испытывала в нем особого недостатка. В 1942 г. добыча нефти в стране составила 1 678 тыс. тонн, из них в аннексированной Австрии — 870 тыс. тонн. За счет переработки нефти, добывавшейся в самой Германии, и производства синтетического горючего в том же году было   получено 6,3 млн. тонн жидкого топлива. Свыше 40 процентов расходуемого жидкого топлива Германия получала за счет импорта из союзных стран и текущего производства на оккупированных территориях.
 
Обладая богатейшими железорудными областями Лотарингии и Люксембурга, собственно немецкие металлургические концерны сократили добычу руды. В 1942 г. ее добыча в Лотарингии составляла свыше 12,2 млн. тонн, в Люксембурге — 5,1 млн. тонн. Германия также импортировала руды, в частности высококачественную шведскую. В 1942 г. было ввезено около 18млн. тонн руды, в том числе из Швеции, Франции, Испании свыше 16 млн. тонн. Это позволяло не только покрывать потребности металлургической промышленности, но и вывозить руду в другие страны (в 1942 г. экспорт ее составил 2,3 млн. тонн).
 
Потребность в легирующих металлах — марганце, хроме, никеле, вольфраме, титане, ванадии и молибдене покрывалась в основном за счет ввоза руд, металла и ферросплавов из оккупированных, союзных и нейтральных стран.
 
Металлургическая промышленность Германии во все возраставших масштабах обеспечивала военное производство. Если в первом квартале 1942 г. стали было выплавлено 6,4 млн. тонн, то в четвертом квартале — свыше 8 млн. тонн. За год было произведено 22,2 млн. тонн чугуна и 28,7 млн. тонн стали. В целом германское военное хозяйство имело в своем распоряжении с учетом производства в оккупированных странах 25,1 млн. тонн чугуна и 32,1 млн. тонн стали.
 
Экономика Германии не испытывала острого дефицита и в цветных металлах, потребность в которых покрывалась за счет ввоза руд и металлов из оккупированных и зависимых стран. Алюминиевая промышленность страны полностью зависела от импорта бокситов; ввоз их в 1942 г. возрос до 1,5 млн. тонн. Выплавка первичного алюминия составила 264 тыс. тонн, вторичного — 90 тыс. тонн.
 
Исключительно важное значение для Германии имел каучук. Уже в 1941 г. была произведена 71 тыс. тонн синтетического каучука. В 1942 г. его производство составило 98 тыс. тонн, а потреблено было 66,9 тыс. тонн. В течение года поступления в Германию натурального каучука составили 34,8 тыс. тонн.
 
Важнейшим условием роста военного производства являлось пополнение станочного парка. Продукция станкостроительной промышленности Германии составила в 1942 г. 165,9 тыс. металлообрабатывающих станков и машин. Особое внимание уделялось производству тяжелых станков специального назначения, кузнечно-прессового оборудования, автоматов и полуавтоматов, что позволяло увеличить производительность труда в решающих отраслях военного производства. В четвертом квартале 1942 г. военная промышленность использовала 74,3 процента всех выпускаемых машин и основного оборудования.
 
Возросшие воинские перевозки на театры военных действий, а также понесенные потери требовали быстрого пополнения локомотивного и вагонного парка. В 1942 г. Германия выпустила 2637 паровозов и 60 892 вагона. На долю присоединенных территорий, не считая протектората Богемия и Моравия и польского генерал-губернаторства, приходилось соответственно 25 и 14 процентов всех выпущенных локомотивов и вагонов.  
 
Используя производственные мощности своей страны, присоединенных территорий, оккупированных и зависимых стран Европы, фашистская Германия добилась в 1942 г. значительного роста военного производства. На самолетостроение приходилось 38,7 процента общей стоимости вооружения и военных материалов. За год было выпущено 14,7 тыс. самолетов всех типов, из них 4428 бомбардировщиков и 4908 истребителей. В серийном производстве находились бомбардировщики «Юнкерс-87», «Юнкерс-88», «Хейнкель-111» и модернизированные истребители «Мессер-шмитт-109е» и «Мессершмитт-109ф».
 
Сохранение центра тяжести военной промышленности на обеспечении потребностей сухопутных войск привело к значительному росту бронетанковой техники. В 1942 г. выпуск ее по сравнению с 1941 г. увеличился более чем на 60 процентов. Всего было изготовлено 4278 танков, 788 штурмовых и 1123 самоходных орудия. Около 90 процентов всех танков составляли средние — типа T-III и T-IV.
 
Превосходство советского среднего танка Т-34 над немецкими заставило германских конструкторов ускорить создание новых типов машин: в 1942 г. было завершено конструирование танков T-V («пантера») и T-VI («тигр»); первые 77 «тигров» были выпущены в том же году. Все попытки немецких конструкторов создать средний танк по образцу советского Т-34 окончились неудачей.
 
Большое внимание уделялось наращиванию выпуска продукции артиллерийской промышленности. Производство орудий калибра 75 мм и крупнее по сравнению с 1941 г. увеличилось в 1,8 раза, а минометов — в 2,1 раза. Были сконструированы 210-мм пятиствольный и 300-мм шестиствольный минометы, пущен в серийное производство так называемый «Маультир» — 150-мм десятиствольный миномет на полугусеничном бронетранспортере.
 
Среднемесячное производство винтовок и автоматического оружия в 1942 г. оставалось на уровне 1941 г. Вместо пулемета МГ-34 гитлеровцы начали выпускать более легкий и скорострельный пулемет МГ-42.
 
Военно-морское судостроение к концу 1942 г. составляло 10,9 процента от всего военного производства. Прекратилось строительство крупных кораблей, и промышленность была переключена на выпуск подводных лодок, миноносцев, минных заградителей, торпедных катеров и других небольших судов.
 
Увеличился в 1,5 раза по сравнению с 1940 г. выпуск боеприпасов всех видов, составивший 1 270 тыс. тонн. Производство боеприпасов к артиллерийским орудиям калибра 75 мм и крупнее возросло за это время в 2,1 раза, составив 57 млн. выстрелов.
 
Военная промышленность Германии продолжала производить главным образом наступательное оружие для сухопутных войск. Об этом свидетельствуют данные таблицы 8.
 
Таким образом, в 1942 г. фашистской Германии удалось добиться существенного роста военного производства, обеспечившего развертывание нового крупного наступления вермахта на советско-германском фронте.  
 
Таблица 8. Производство вооружения и боевой техники в Германии в 1941 — 1942 гг.
Вооружение и боевая техника1941 г.1942 г.
Самолеты11 03014 700
В том числе боевые954011 408
Танки, самоходные установки и штурмовые орудия 3 806 6 189
Орудия калибра 75 мм и крупнее7 09214 316
Минометы 4 2309 780
Боевые корабли основных классов 212247 
 
Западные буржуазные историки Т. Дюпуи, А. Шлезингер, Б. Питт, Н. Фрэнкленд и многие другие пытаются доказать, что экономическая мощь Германии была снижена в результате нанесения ударов по промышленным объектам бомбардировочной авиацией союзников. Этот вывод полностью отвечает взглядам английского комитета начальников штабов, который считал, что бомбардировкой Германии в широком масштабе будет уничтожен ее военно-экономический потенциал, сломлен моральный дух немецкого населения и резко снижена боеспособность вермахта.
 
В действительности массированные удары по городам и важнейшим военным объектам Германии и оккупированных ею стран летом и осенью 1942 г. не оказали существенного влияния на германскую промышленность. Бывший гитлеровский генерал З. Вестфаль писал: «Хотя запасы важнейших видов сырья увеличить было уже невозможно, производительность военных заводов и фабрик находилась все еще на самом высоком уровне».
 
В первые два года участия Италии в мировой войне происходил рост ее промышленного производства. В этот период возрос выпуск важнейших стратегических материалов — чугуна, стали и алюминия. Общий же уровень итальянской экономики оставался сравнительно низким. Правительство стремилось поднять уровень военного производства всеми способами. Оно увеличило продолжительность рабочего дня, ввело многосменную работу, промышленность страны была переведена на военные рельсы. В феврале трудовая повинность распространялась на мужчин в возрасте от 18 до 55 лет. За невыполнение приказа предпринимателей мобилизованным угрожала отправка на фронт. Нормы выработки многократно увеличились, рабочих заставляли выполнять их сверхурочно.
 
Итальянская промышленность, как никакая другая, находилась в зависимости от импорта сырья, особенно топлива. Еще в 1939 г. было подсчитано, что в случае войны Италии придется ввозить около 80 процентов основных видов различных материалов, не считая продовольствия. Вступив в войну, Италия лишилась многих источников сырья. Единственным поставщиком угля, меди, никеля, большей части компонентов для изготовления взрывчатых веществ стала Германия. Нефть ввозилась из Румынии.
 
Экономическая и финансовая политика Германии в отношении Италии направлялась на превращение ее в аграрный придаток и поставщика дешевой рабочей силы. Значительная часть продукции сельского хозяйства вывозилась в Германию по низким ценам. В 1941 — 1942 гг. 1 млн. квалифицированных итальянских рабочих был отправлен в Германию,  хотя собственная промышленность испытывала острый недостаток в рабочей силе.
 
На состояние промышленности Италии оказывала влияние проводимая руководителями нацистской Германии политика экономического «регулирования». По требованию Германии, использовавшей рынок своего союзника, ряд итальянских предприятий, конкурировавших с немецкими, закрылся. Одновременно в Италии размещались немецкие заказы, оплачивавшиеся итальянским правительством в счет денег, отпускавшихся им на содержание немецко-фашистских войск и подлежавших возврату после войны. «Третирование и грабеж» — так весьма лаконично определил итальянский министр иностранных дел Г. Чиано деятельность немецких монополистических кругов по координации итальянской и немецкой промышленности.
 
Уровень промышленного производства между тем начал снижаться, особенно в металлургической промышленности. В 1940 г. было выплавлено 1,1 млн. тонн чугуна и 2,3 млн. тонн стали, а в 1942 г. соответственно 0,9 млн. тонн и 2,0 млн. тонн. По намеченным планам выплавка стали в военные годы должна была составить 4 млн. тонн в год, но этого уровня достичь не удалось. Сократилось производство цинка с 39,4 тыс. тонн до 34,2 тыс. тонн и свинца с 36,6 тыс. тонн до 28,8 тыс. тонн. Такое количество не удовлетворяло потребности промышленности. Несколько увеличилось производство алюминия за счет местных запасов бокситов — с 38,8 тыс. тонн в 1940 г. до 45,4 тыс. тонн в 1942 г.. Несмотря на это, страна испытывала хроническую нехватку алюминия; потребность в нем достигала 60 тыс. тонн в год.
 
Из-за отсутствия сырья снизился выпуск автомобилей — с 47,9 тыс. машин в 1940 г. до 30,4 тыс. в 1942 г. Сократилось производство продуктов химической промышленности: азотной кислоты — с 465 тыс. тонн до 290 тыс. тонн, серной кислоты — cl 250 тыс. тонн до 943 тыс. тонн, суперфосфата — почти в 2 раза, медного купороса — почти в 3 раза.
 
С зимы 1941/42 г. Италия испытывала острый дефицит топлива. Добыча угля в стране не обеспечивала ее потребностей. По существовавшему с Германией соглашению последняя должна была поставлять ежегодно 12 млн. тонн угля, но с началом боевых действий на советско-германском фронте его импорт стал сокращаться: в 1942 г. он равнялся 10,5 млн. тонн. Повысить добычу угля внутри страны также не удалось.
 
Значительно сократился ввоз нефти из Румынии и Германии. Если в 1940 г. Италия получила 1 069 тыс. тонн, то в 1942 г. всего 261 тыс. тонн. Между тем потребность в нефти только флота составляла 65 — 80 тыс. тонн в месяц.
 
В стране ощущался острый недостаток электроэнергии, потребности в которой еще более возросли в связи с нехваткой угля. В поисках выхода из положения итальянские власти вынуждены были ввести ограничения на потребление электроэнергии населением и промышленностью.
 
К концу 1942 г. в Италии выпускалось в среднем 275 самолетов в месяц. Танкостроение и военное кораблестроение также находились на низком уровне. Тяжелых танков в армии вообще не было. В течение года было произведено лишь 667 легких танков против 780 в 1941 г.. В 1942 г. закончилось строительство одного линейного корабля и четыре  старых были модернизированы. Данные о производстве вооружения и боевой техники в Италии приведены в таблице 9.
 
Таблица 9. Производство вооружения и боевой техники в Италии в 1941 — 1942 гг.
Вооружение и боевая техника1941 г.1942 г.
Самолеты3 5032 818
В  том числе боевые2 4482330 
Танки 780667
Орудия калибра 75 мм и крупнее 1 6001400 
Минометы4 2003 900
Боевые корабли основных классов2418
 
Военное производство Италии не было полностью централизовано. В стране практически не существовало единого координационного центра. Разработка программы производства вооружений возлагалась на комиссариат военной промышленности, который возглавил генерал К. Фавагросса. Однако, поскольку распределением военных заказов ведали министерства сухопутной армии, флота и авиации, руководимые Муссолини, деятельность комиссариата фактически свелась лишь к распределению сырья между отраслями производства, выполнявшими заказы этих министерств. При этом стратегическое сырье находилось в ведении ряда комитетов или министерств. Главное интендантство при генеральном штабе также вмешивалось в решение вопросов о размещении военных заказов и накоплении резервов. Все это порождало путаницу, бюрократическую волокиту, создавало условия для разного рода махинаций. Конкурируя между собой, министерства перехватывали чужие заказы, по-разному оплачивая одну и ту же продукцию. Часто орудия одних и тех же тактико-технических данных заказывались разными министерствами разным компаниям.
 
В тяжелом положении оказалось сельское хозяйство Италии, испытывавшее недостаток рабочих рук, машин, удобрений. Производство сельскохозяйственных продуктов падало. В очень трудном положении оказались бедняцкие и середняцкие хозяйства. Многие из них разорялись. Закабалял крестьян и так называемый план сельскохозяйственного производства, полностью регламентировавший их труд. Большую часть урожая крестьяне сдавали государству по низким ценам в качестве «обязательных заготовок», в то время как цены на промышленные товары росли.
 
Фашистское правительство, стремясь обеспечить поступление продовольствия, специальным законом от 24 июля 1942 г. установило дополнительную плату за сданное зерно к 15 сентября в размере 40 лир за центнер, произведенный на юге страны и в районе Рима, и 20 лир за центнер, произведенный в остальных районах. За семенное зерно, сданное сверх нормы, выплачивалась премия в 20 лир за центнер. Общая сумма, выделявшаяся на эти премии, составляла ежегодно не менее 1,8 млрд. лир. Опасаясь саботажа посевной кампании, правительство в начале 1942 г. ввело обязательный севооборот на предстоявший сельскохозяйственный год, что свидетельствовало о банкротстве системы заготовок. В 1942 г. крестьяне не сдали государству около трети урожая.  
 
Сложное положение создалось и в финансовой системе Италии. Обесценивание бумажных денег достигло здесь наибольшего уровня по сравнению со всеми другими странами, участвовавшими в войне. В абсолютных цифрах денежное обращение выросло до 73,3 млрд. лир по сравнению с 31,3 млрд. лир в 1940 г. Дефицит государственного бюджета резко увеличился и составил 77,3 млрд. лир. Чтобы выправить положение, министерство финансов в апреле 1942 г. выпустило заем на сумму около 25 млрд. лир. В то же время росли и прямые налоги. 2 мая 1942 г. был введен новый особый налог на наследуемое имущество от 1 до 10 процентов его стоимости.
 
Создавшиеся трудности в экономике страны прежде всего отразились на жизненном уровне трудящихся. В начале войны фашистское правительство издало декрет о блокировании цен, прибылей и зарплаты. Фактически этот декрет распространялся лишь на зарплату. Цены продолжали расти. Стоимость жизни в стране по сравнению с довоенным уровнем возросла в 1942 г. до 161 процента. Нормы питания по карточкам были чрезвычайно низкими. К весне 1942 г. хлебный рацион составлял 150 г в сутки. В то же время крупнейшие монополии продолжали увеличивать свои прибыли. Курс акций в 1942 г. поднялся по сравнению с 1941 г. на 61,7 процента.
 
Тяжелое экономическое положение, вызванное войной, обострило недовольство итальянского народа фашистским режимом. Расчеты правителей успокоить его с помощью побед на фронтах провалились.
 
Борьба трудящихся против фашизма и войны проявлялась в различных формах: от дезертирства, уклонения от призыва в армию, отказа крестьян сдавать продукты по обязательным поставкам до организованных выступлений, проходивших под лозунгом немедленного заключения мира.
 
Недовольство фашистским режимом, не обеспечившим ни побед на фронтах, ни спокойствия внутри страны, к осени 1942 г. стали проявлять и различные группы итальянских правящих кругов. 2 октября министр иностранных дел Италии Чиано отмечал в своем дневнике: «Ничего нового, но доходят извне и изнутри пессимистические голоса. Извне прежде всего от консула в Германии и посольств на Балканах... изнутри — понемногу ото всех».
 
Представители крупных монополий Италии, занимавшие господствующее положение в стране, понимали, что в случае военного поражения они утратят эти преимущества. Поэтому они начали склоняться к идее заключения сепаратного мира, ради чего даже были готовы пожертвовать Муссолини. Летом 1942 г. обострился кризис фашистской партии. За период с мая по август из нее было исключено 66 тыс. человек. Но это было лишь началом чистки.
 
В конце года Италия переживала глубокий политический кризис, а ее экономика оказалась неспособной обеспечить потребности армии и населения для дальнейшего ведения войны.
 
На протяжении всего летне-осеннего периода 1942 г. проходила мобилизация экономики Японии на ведение затяжной войны. Правящие круги страны делали все возможное, чтобы поднять военное производство. В результате уровень производства вооружения и боевой техники в 1942 г., как видно из таблицы 10, по сравнению с 1941 г. увеличился.  
 
Таблица 10. Производство вооружения и боевой техники в Японии в 1941 — 1942 гг.
Вооружение и боевая техника1941 г.1942 г.
Самолеты6 17410 185
В том числе боевые 3 1806 335
Танки1 0241 165
Орудия калибра 75 мм и крупнее1 6742 375
Боевые корабли основных классов4859
 
Правящие круги Японии наряду с мобилизацией внутренних ресурсов на нужды войны и введением режима экономии стремились широко использовать ресурсы колоний и оккупированных стран. Большие надежды японцы возлагали на то, что слабость собственной сырьевой базы удастся преодолеть за счет захваченных территорий Юго-Восточной Азии, в особенности Индонезии, богатой нефтью, каучуком, бокситами. Экономическое освоение японцами оккупированных стран Юго-Восточной Азии с населением 204 млн. человек и площадью 4,2 млн. кв. км практически свелось к их ограблению.
 
Запасы стратегического сырья, накопленные Японией до начала военных действий на Тихом океане, довольно быстро были израсходованы, поэтому все свои усилия она сосредоточила на эксплуатации новых колоний. «Следует отметить в качестве весьма немаловажного фактора то обстоятельство, — писала японская печать, — что в 1941 году, несмотря на менее благоприятные общие перспективы, имелись запасы материалов, к которым можно было еще прибегать, между тем как в первой половине 1942 года эти запасы были исчерпаны. В таких условиях добиться улучшения во второй половине текущего года невозможно. Многое зависит от того, как скоро и в каких размерах окажутся в распоряжении японской промышленности те природные ресурсы, которые удалось захватить в южных районах».
 
Японское судоходство с трудом обеспечивало перевозки из стран Южных морей в метрополию, так как значительная часть торгового флота занималась транспортировкой и снабжением войск, участвовавших в операциях на Тихом океане. К тому же потери торгового флота быстро росли, и судостроительная промышленность оказалась не в состоянии обеспечить их восполнение. Если общий тоннаж торгового флота в 1942 г. составлял около 5 млн. тонн, то согласно программе в этом году намечалось ввести в строй новые суда общим тоннажем лишь 350 тыс. тонн. Строительство танкеров в 1942 г. вообще не предусматривалось. Серьезным препятствием для торгового судостроения являлась нехватка стали. Это вынудило Японию прибегнуть к строительству деревянных судов, которые, однако, не могли компенсировать потери морского транспорта.
 
Стремясь преодолеть трудности, возникшие в военной экономике, правящие круги Японии усиливали контроль над всеми отраслями производства. С мая 1942 г. правительство начало осуществлять «регулирование» производства в интересах войны и, в частности, санкционировать слияние мелких и средних предприятий. В течение года в стране было осуществлено 410 таких слияний.  
 
Крупнейшие монополистические объединения играли ведущую роль в управлении военным производством. Они образовали контрольные ассоциации по чугуну и стали, углю, горному делу, цементу, электрическим машинам, точному приборостроению, автомобилям, металлам, внешней торговле. В 1942 г. возникли такие же ассоциации по железнодорожному транспорту, легким металлам, химикатам, каучуку, коже, маслам и жирам, волокну и искусственному шелку, шерсти и пеньке. Контрольные ассоциации, действуя на правах правительственных органов, определяли потребности соответствующих отраслей производства в сырье, рабочей силе, новых капиталовложениях, следили за количеством и сбытом готовой продукции.
 
Несмотря на все эти меры, темпы увеличения производства и развертывания военной промышленности Японии в 1942 г. оставались невысокими. Основное внимание уделялось перераспределению внутренних ресурсов. Невоенные отрасли промышленности стали выпускать военную продукцию, что было выгодно крупным монополистическим объединениям, получавшим большие прибыли. По сравнению с 1940 г. доля правительственных военных расходов и капиталовложений в отраслях военной промышленности выросла с 17 до 30,5 процента валового национального продукта. В то же время общий размер валового национального продукта вырос незначительно: с 39,8 млрд. иен в 1940 г. до 40,6 млрд.иен в 1942 г..
 
Несмотря на принятие закона о трудовой мобилизации мужчин и женщин в возрасте от 12 до 70 лет, численность рабочих, занятых в промышленности, увеличилась незначительно. Если в 1941 г. она составляла 5,5 млн. человек, то в 1942 г. — 5,7 млн. человек.
 
Усилилась и эксплуатация трудящихся. Низкая заработная плата при 12-часовом рабочем дне, сокращение норм снабжения населения рисом и рыбными продуктами отрицательно сказывались на жизненном уровне рабочих. В то же время прибыли японских монополий продолжали расти и составили в 1942 г. 5,3 млрд. иен против 4,8 млрд. иен в 1941 г.. За первое полугодие 1942 г. чистая прибыль компаний, связанных с военным производством, достигла 68 процентов.
 
Япония стремилась форсировать эксплуатацию оккупированных стран. Был создан специальный финансовый орган — «Банк развития стран Южных морей», получивший право денежной эмиссии за пределами Японии. Это явилось средством ограбления новых колоний. Цель же была одна — выкачать из них как можно больше стратегического сырья и продовольствия.
 
В конце марта 1942 г. на очередной сессии японского парламента премьер-министр X. Тодзио выдвинул программу создания «восточно-азиатской сферы сопроцветания» на основе «сотрудничества» с Японией народов оккупированных стран. Этим странам была обещана призрачная независимость. Японские интервенты прилагали большие усилия, чтобы создать послушные им политические группировки в оккупированных странах. В этих целях они вели «антибелую» расистскую пропаганду, направленную против колониальных держав — Великобритании, США, Голландии. Правящие круги Японии рассчитывали не только на то, что коллаборационистские элементы из среды местной буржуазии и помещиков окажут им содействие в эксплуатации естественных ресурсов своих стран, но и на возможность создания здесь вспомогательных воинских формирований.
 
Правительство Тодзио взяло курс на провозглашение политического и военного «союза» Японии с оккупированными странами. 1 ноября 1942 г.  было создано специальное министерство по делам великой Восточной Азии, в состав которого вошли четыре департамента: общий, по делам Маньчжоу-Го, Китая и стран Южных морей.
 
Министерство возглавил Кадзуо Аоки, уже имевший опыт проведения колониальной политики в Маньчжурии. Под эгидой нового министерства крупнейшие японские монополии Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и другие, действуя по его «поручению», открыто подвергали систематическому ограблению оккупированные территории; при этом особое внимание обращалось на разработку и добычу минерального сырья и отправку его в Японию. Однако полному использованию японской промышленностью богатых сырьевых ресурсов стран Южных морей препятствовала нехватка транспортных средств.
 
Несмотря на жестокий оккупационный режим, демагогическая пропаганда «освободительной миссии» японского оружия в отношении бывших английских, голландских и американских колоний все же имела некоторый успех. Объяснялось это тем, что японские власти, подчеркивая «расовую общность» японцев с местным населением, обещали предоставить независимость бывшим колониям «белых» западных держав. Лозунг создания «великой восточноазиатской сферы сопроцветания» имел тот смысл, что Японии якобы чужды колонизаторские устремления и она «протягивает руку помощи» восточным народам, чтобы навсегда избавить их от империалистического гнета и эксплуатации.
 
30 апреля 1942 г. состоялись выборы в парламент, впервые проходившие без участия политических партий. Правящие круги Японии стремились воспользоваться временными военными успехами, чтобы добиться политической консолидации народа, уничтожения всякой легальной оппозиции агрессивному милитаристскому курсу, безоговорочного одобрения политики правительства Тодзио. Взамен «самораспустившихся» политических партий начала действовать бюрократическая «Ассоциация помощи трону», находившаяся под полным контролем правительства. При помощи этой фашизированной организации проводился отбор «надежных» кандидатов в парламент. Так, из 466 депутатов 381 человек был рекомендован «Ассоциацией помощи трону». Подавляющее большинство избранных депутатов принадлежало в прошлом к буржуазно-помещичьим и социал-реформистским политическим партиям.
 
В мае 1942 г. в стране создается «Политическая ассоциация помощи трону» во главе с генералом Нобуюки Абэ, бывшим премьер-министром. Задача ее состояла в обеспечении более тесного сотрудничества парламента с правительством. Поскольку подавляющее большинство депутатов принадлежало в прошлом к политическим партиям, тесно связанным с различными группировками крупной буржуазии, милитаристское правительство рассчитывало на укрепление своих контактов с монополиями.
 
Некоторая часть правящих кругов склонялась к поискам компромиссного мира, прежде всего с Великобританией, рассчитывая, что потеря Великобританией Сингапура, Бирмы и Малайи, угроза ее позициям в Индии сделают англичан уступчивыми в переговорах о сепаратном мире и позволят Японии удержать за собой значительную часть захваченных территорий. Однако правительство генерала Тодзио не разделяло этих настроений. Оно считало, что продолжение военных действий на Тихом океане необходимо, чтобы Япония могла прочно закрепиться в зоне Южных морей и создать тем самым предпосылку для развертывания наступления в северном направлении.
 
Вместе с тем на политику японских правящих кругов не могли не оказать влияние события на советско-германском фронте. В некоторых статьях, появившихся в 1942 г. в японской печати, отмечалась несостоятельность гитлеровских планов молниеносного разгрома Советских Вооруженных  Сил. Например, журнал «Кайдзо» в июле писал, что военная мощь СССР складывается из Советской Армии, которая имеет прочную организацию и современное вооружение, из политической прочности и силы советского строя, патриотизма советского народа, огромных экономических ресурсов, высокой промышленной мощи и обширной территории. Но эта реальная оценка военной мощи СССР не изменила в целом авантюристической политики господствующих классов Японии, продолжавших расширять агрессию.
 
Правящему классу страны все еще удавалось одурманивать народ националистическим угаром и вызывать неоправданный оптимизм по поводу дальнейших перспектив войны. Широко рекламировались успехи японских вооруженных сил зимой 1941/42 г. В то же время от общественного мнения скрывались неудачи и потери летом 1942г. Так, от народа было скрыто поражение военно-морского флота Японии в крупном морском сражении у острова Мидуэй. Однако среди верхушки правящего класса уже ощущалась известная настороженность и тревога.
 

2. Внешнеполитические усилия Германии и Японии 

по укреплению фашистской коалиции

После поражения зимой 1941/42 г. Германия и страны-сателлиты предпринимали усилия для всемерного укрепления своего агрессивного блока. Внешняя политика фашистской Германии была направлена на то, чтобы держать европейских партнеров в повиновении, втянуть Японию в войну против СССР, расширить контакты с нейтральными странами, максимально использовать их ресурсы и включить некоторые из них в свой блок. В то же время германские эмиссары и созданные гитлеровцами в ряде стран «пятые колонны» делали все, чтобы подорвать внешнеполитические позиции Советского Союза, Великобритании и США, расколоть антифашистскую коалицию.
 
Готовясь к летнему наступлению против СССР, Германия усилила политический, экономический и военный нажим на своих европейских сообщников, требуя от них новых военных контингентов и увеличения выпуска военной продукции, сырья и продовольствия. Вклад в войну против Советского Союза все более определял роль и место каждого из участников в агрессивном блоке.
 
Фашистское правительство Румынии продолжало содействовать ограблению своего народа германскими монополистами и военщиной. Важнейшие государственные вопросы решались только с одобрения германского посла в Бухаресте М. Киллингера. Летом 1942 г. Гитлер дал обещание назначить И. Антонеску командующим группой армий на южном участке Восточного фронта. Это еще крепче связало румынскую правящую клику с германской военной машиной. Вопрос о дальнейшем расширении взаимной помощи стал предметом специальных переговоров Гитлера с министром иностранных дел Румынии М. Антонеску 23 сентября 1942 г.
 
Германия все настойчивее требовала посылки новых румынских соединений на советско-германский фронт. Правительство И. Антонеску обязалось довести армию на Восточном фронте в 1942 г. до 26 дивизий.
 
Возрастали германские требования к румынским поставкам сырья и продовольствия. Сама же Германия систематически не выполняла своих экономических обязательств в отношении Румынии, чем парализовала ряд отраслей ее экономики и расстраивала финансы. Спекулируя на румыно-венгерском территориальном конфликте, она старалась держать своего румынского сателлита в прежнем повиновении. «Германия и ее   союзники, — поучал Гитлер М. Антонеску в сентябре 1942 г., — сидят все вместе в одной лодке, которую никто не может покинуть по пути».
 
Хортистская Венгрия по-прежнему продолжала активно участвовать в войне против Советского Союза. Германия предъявляла Венгрии все новые требования: «Больше войск на Восточный фронт, больше промышленного и сельскохозяйственного сырья!», и регент М. Хорти послушно выполнял эти требования. В апреле 1942 г. на Восточный фронт была направлена 2-я венгерская армия в составе 200 тыс. человек.
 
В течение 1942 г. был создан ряд германо-венгерских акционерных обществ. Еще более усилилось проникновение германского капитала в венгерскую экономику. Росли венгерские поставки нефти и сельскохозяйственных продуктов, в первую очередь зерна и скота. Германия не только диктовала цены на венгерские товары, но все чаще отказывалась платить за поставки, рассматривая их как вклад Венгрии в войну против СССР.
 
В марте 1942 г. на пост премьер-министра Венгрии был назначен М. Каллаи, который считал своей главной задачей поддержку Германии «в борьбе против большевизма». В июне 1942 г. он заверил Гитлера, что обязательства Венгрии «в военном походе на Восток будут выполнены во всех отношениях». От Венгрии требовалось дополнительно направить на советско-германский фронт еще две дивизии и увеличить на территории Венгрии число вербуемых в войска СС с 20 до 30 тыс. человек. За это Гитлер разрешил «награждать землей» венгерских солдат, отличившихся на Восточном фронте, и обещал не вмешиваться после окончания войны в венгеро-румынские территориальные споры.
 
Но венгерские правящие круги не очень надеялись на окончательную победу Германии. Летом 1942 г. через своих представителей в Турции и других нейтральных странах они установили первые непосредственные контакты с правительствами Англии и США. В соответствии с достигнутой договоренностью Венгрия обязалась не обстреливать англо-американскую авиацию, а США и Англия — не подвергать бомбардировкам венгерские города и коммуникации. Такая двойственная политика Венгрии свидетельствовала о пошатнувшейся прочности фашистского блока.
 
Несмотря на то что в декабре 1941 г. Финляндия подписала официально «антикоминтерновский пакт», к весне 1942 г. ее отношения с Германией несколько обострились. Германское командование проявляло недовольство демобилизацией из финской армии солдат старших возрастов. Кроме того, немцы требовали увеличения поставок никеля, молибдена, меди и другого важного стратегического сырья. Германия всячески стремилась укрепить немецко-финский военный и политический союз. С этой целью 4 июня 1942 г. Гитлер отправился с визитом в Финляндию. Поводом для поездки послужило 75-летие К. Маннергейма. Во время ответного визита Маннергейма в ставку Гитлера 27 июня были согласованы планы будущих военных операций, предусматривавшие увеличение числа финских войск и техники на северном участке Восточного фронта. Сотрудничество двух агрессоров временно укрепилось.
 
Участником блока фашистских государств была и Болгария. Присоединившись к тройственному пакту, она объявила войну Англии и Соединенным Штатам, а также приняла участие в оккупации Греции и Югославии.  
 
Экономика и внешняя политика Болгарии в значительной степени подчинялись германским интересам. При содействии болгарского правительства Германия установила контроль над железнодорожными и воздушными коммуникациями Болгарии, использовала в своих целях ее морские порты. Немецкие представители определяли нормы вывоза продовольствия в. Германию.
 
Хотя Болгария не объявляла войны СССР, правительство Б. Филова прибегало к грубым политическим выпадам против Советского Союза. Официальные деятели выступали с антисоветскими речами, открыто прославляли германские победы на Восточном фронте, шантажировали и травили советских представителей. 15 сентября 1942 г. группа профашистов во главе с полицейскими совершила налет на советское консульство в Варне. В тот же период в Софии открылась выставка клеветнических материалов о Советском Союзе, которую посетили царь Борис и премьер-министр. Нотой от 22 октября Советское правительство выразило протест этим действиям. Однако нота осталась без ответа. Германская дипломатия стремилась еще полнее использовать Болгарию в качестве антисоветского плацдарма и опоры фашистского блока на Балканах.
 
Готовясь к летнему наступлению на Восточном фронте, правящая верхушка нацистской Германии добивалась единства действий со своим партнером по оси Берлин — Рим. Однако вера дуче в мощь германского оружия была поколеблена поражениями на Восточном фронте зимой 1941/42 г., и политические разногласия не позволили достичь полного взаимопонимания.
 
Под влиянием дальнейшего хода военных действий итальянские руководители в беседах и переговорах все чаще выражали пораженческие настроения. При этом ответственность за все неудачи они возлагали на гитлеровское руководство. В октябре 1942 г. Муссолини заявил: «...если мы проиграем войну, это произойдет из-за политической тупости немцев».
 
Осенью 1942 г. итальянские правящие круги начали выражать стремление к выходу из войны. В начале ноября Муссолини в беседах с германским послом в Италии А. Макензеном и главой германской военной миссии в Риме генералом Э. Ринтеленом заявил, что видит выход для Италии из создавшегося положения в сосредоточении всех сил держав оси на Средиземном море. А для этого, по его мнению, необходимо прежде всего покончить с Восточным фронтом. Он предлагал заключить сепаратный мир с Советским Союзом, чтобы при выгодном соотношении сил сговориться с Англией и США о переделе мира.
 
Тенденция к заключению сепаратного мира отчетливо проявилась и у Чиано, полагавшего, что в условиях неминуемого поражения держав оси Италия найдет выход, и этому будет способствовать умеренная политика, которой он всегда придерживался в отношении Англии и Америки. В ноябре итальянский посол в Лиссабоне Ф. Франсони с санкции министра иностранных дел предпринимал шаги к выяснению отношения английского правительства к переговорам о сепаратном мире. Об этом узнали в Берлине. В своем докладе гитлеровскому руководству глава немецкой войсковой разведки и контрразведки (абвер) адмирал В. Канарис отмечал, что Чиано знал об этих переговорах. 3 декабря дипломатическим представителям Германии за границей по этому поводу был разослан специальный циркуляр, а за всеми итальянцами в Португалии и Испании германская разведка установила тщательное наблюдение.  
 
Посредническую роль в контактах Италии с Великобританией и США играл Ватикан. Осенью 1942 г. супруга наследного принца Мария Жозэ через папского нунция в Мадриде вела переговоры с английским послом в Испании С. Хором. 3 октября ей сообщили, что англо-американцы отнесутся с большим одобрением к разрыву Италии с Германией. Об этом она информировала министра королевского двора герцога Аквароне.
 
Таким образом, осенью 1942 г. итальянские правящие круги предприняли первые попытки выяснить позицию США и Англии в отношении заключения сепаратного мира с Италией.
 
Сложными были отношения между Германией и Японией. В 1942 г. Япония держала в прилегающих к СССР районах Дальнего Востока большую армию, создавая тем самым крайнюю напряженность на советском Дальнем Востоке и сковывая там значительные силы советских войск. Она снабжала Германию секретной информацией об экономическом, политическом и военном положении СССР, передавала сведения о дислокации советских войск и перевозках.
 
После поражений зимой 1941/42 г. Германия усилила нажим на Японию, стремясь втянуть своего партнера по тройственному пакту в войну против СССР. Риббентроп неоднократно встречался с японским послом X. Осимой и подробно инструктировал германского посла в Токио О. Отта. В частности, в указаниях послу от 29 апреля говорилось, что при тяжелом положении Советского Союза наступление на Владивосток и к озеру Байкал имело бы решающее значение, ибо смогло бы привести к полной ликвидации Советского Союза. 15 мая 1942 г. Риббентроп потребовал от своего посла активных действий, снабдив его необходимыми инструкциями.
 
По мере приближения начала летнего наступления вермахта на советско-германском фронте гитлеровское руководство все настойчивее советовало японскому правительству выступить против СССР. 24 июня Риббентроп заявил японскому послу в Берлине, что Япония должна решительно атаковать Советский Союз. Осима заверил министра иностранных дел Германии в готовности японских войск к вторжению по определенному плану.
 
В самом начале наступления немецких войск — 30 июня — Риббентроп попытался выяснить у Осимы, намерена ли Япония вступить в войну против Советской России. Японский посол обещал немедленно запросить Токио. Но ответ от японского правительства долгое время не поступал. Императорская ставка внимательно следила за ходом наступления гитлеровских войск на советско-германском фронте. 9 июля Риббентроп вновь пригласил к себе японского посла и заявил ему: «Гитлер... пришел к выводу, что наступил благоприятный момент для того, чтобы Япония вступила в общую борьбу с Россией в том случае, если она считает себя достаточно сильной. Если Япония стремительным ударом захватит Владивосток, а возможно, и территорию Советского Союза вплоть до озера Байкал, положение русских на обоих фронтах будет необычайно тяжелым. Таким образом, конец войны будет предрешен».
 
27 июля Осима получил от министра иностранных дел Японии С. Того телеграмму, в которой сообщалось о нецелесообразности ослаблять давление на Англию и Америку и открывать военный фронт на севере. Это решение обосновывалось тем, что активная политика в отношении Советского Союза приведет к распылению сил Японии и значительно ослабит ее давление на Англию и Америку в Восточной Азии. Одновременно указывалось, что Япония, проводя тщательные приготовления в северном направлении, оттянет силы Советского Союза на восток.  
 
В августе 1942 г., когда в Токио была получена информация о наступлении немецко-фашистских войск на Кавказе, Тодзио посетил Отта и военного атташе Кречмера, чтобы выяснить, сумеет ли вермахт прорваться через Кавказ в направлении Индии. Он высказал пожелание, чтобы германская армия продвинулась до Адена и Басры. Японская же армия, заверил Тодзио, через Бирму вступит в Индию и на Цейлон. Таким образом, граница сфер интересов двух стран будет пролегать по меридиану 70° восточной долготы, как предусматривалось военным соглашением от 18 января 1942 г. Касаясь японо-советских отношений, Тодзио подчеркнул, что его страна является «смертельным врагом СССР», а Владивосток представляет для нее угрозу с фланга, устранить которую будет возможно лишь в ходе войны. Тодзио сообщил германским дипломатам о предполагаемом внезапном нападении японских войск на Владивосток и проведении отвлекающей операции в районе Благовещенска, с тем чтобы в дальнейшем распространить сферу японского влияния до озера Байкал.
 
Стремление гитлеровского правительства втянуть Японию в войну против Советского Союза с пониманием встречалось в Токио. Однако высшее военно-политическое руководство Японии, исходя прежде всего из своих национальных интересов и будучи еще не готовым к борьбе на два фронта, опасалось рисковать и уклонялось от принятия конкретных решений до получения данных о результатах наступления вермахта на советско-германском фронте. Дальнейший ход военных действий заставил японское командование воздержаться от нападения на СССР.
 
Важным для Германии вопросом являлось достижение договоренности о тесном экономическом и военном сотрудничестве. Германские монополии были крайне заинтересованы в получении стратегического сырья из Юго-Восточной Азии. Но Япония не хотела допускать их в район Южных морей. Переговоры по этим вопросам велись весной и летом 1942 г. 9 мая Риббентроп во время встречи с Осимой отмечал, что основой экономических отношений между Германией и Японией должен стать тройственный пакт, предусматривающий создание «двух основных политических сфер». Соглашение об экономическом и финансовом сотрудничестве между этими странами удалось заключить лишь в январе 1943 г. Осуществлялось и военное сотрудничество, особенно в использовании военно-морских сил. В июне 1942 г. была достигнута договоренность о боевых действиях в Индийском океане.
 
Главные внешнеполитические усилия Японии в тот период были направлены на укрепление союзнических отношений с Германией и Италией, расширение блока марионеточных государств под эгидой Японии, называемого «сферой сопроцветания великой Восточной Азии», а также на то, чтобы внести разлад в антифашистскую коалицию. Еще в марте 1942 г. совет по координации действий императорской ставки и правительства Японии поставил перед дипломатами задачу — «вбить клин в отношения Советского Союза с Англией и США». В соответствии с этим министерство иностранных дел должно было попытаться склонить советское и германское правительства к заключению мира. При этом Япония стремилась не только расколоть антифашистскую коалицию, но и обеспечить себе как «арбитру» передачу определенных районов советского Дальнего Востока и привлечь германские вооруженные силы для решающих боевых действий в войне с Соединенными Штатами и Великобританией. Японский милитаризм хотел таким путем осуществить свою военно-политическую программу. В июне министр иностранных дел Того заручился согласием  германского посла Отта содействовать отправке специальной японской миссии в Берлин для переговоров по этому вопросу.
 
Японская дипломатия проводила также зондаж и в правительственных кругах СССР. В июле 1942 г. Того дал указание японскому послу в Советском Союзе Н. Сато создать основы для японского посредничества при восстановлении мира между Германией и Советским Союзом.
 
Гитлеровское руководство, рассчитывая на успех своих вооруженных сил, отклонило инициативу японцев. Риббентроп заявил японскому послу в Берлине, что германское правительство не нуждается в посредниках, так как Германия непременно разгромит русских осенью 1942 г. 7 сентября японский посол Осима телеграфировал в Токио: «Германия крайне недовольна тем, что Япония строит планы относительно германо-советского мира».
 
Важным направлением деятельности японского правительства являлось расширение военно-политического блока за счет формально независимых стран. Включая в этот блок марионеточные государства Юго-Восточной Азии и района Южных морей, Япония преследовала цель мобилизовать их ресурсы на войну. Создавая марионеточные правительства и местное самоуправление, правящие круги Японии рассчитывали дезорганизовать и ослабить национально-освободительное движение. Кроме того, они рассматривали феодально-помещичью и компрадорскую буржуазию как некоторую социальную опору в оккупированных странах.
 
Японское правительство ставило перед собой задачу подчинить Таиланд интересам своей политики. В апреле 1942 г. в Токио прибыла миссия, с которой велись переговоры об участии таиландской армии в военных действиях на стороне Японии. Летом того же года в Бангкок была направлена японская делегация, возглавлявшаяся Хирота Коки, с целью установить более тесное сотрудничество с Таиландом. Укрепление отношений между этими двумя странами нашло выражение в назначении в конце июня посла Таиланда в Маньчжоу-Го, в признании 7 июля правительством Пибуна Сокграма ванцзинвэевского режима, в заключении 11 июля в Сайгоне соглашения о демаркации таиландо-индокитайской границы. Таиландские вооруженные силы были фактически подчинены командованию японской армии, в стране начал создаваться «национальный корпус обороны» для оказания военной помощи Японии.
 
Япония принимала меры для укрепления отношений и с Индокитаем, стремясь добиться увеличения вывоза оттуда стратегического сырья и продовольствия. 18 июля 1942 г. между этими странами было подписано торговое соглашение.
 
Для координации усилий стран Индокитайского полуострова правительство Тодзио организовало в Бангкоке 7 августа 1942 г. совещание представителей Японии, Таиланда и Индокитая.
 
После захвата Бирмы японское правительство создало в ней, а также в Малайе, Индонезии и на Филиппинах органы местного самоуправления, проводившие в жизнь указания японской военной администрации. В эти органы были включены представители помещичье-буржуазных кругов.
 
В Бирме таким японским ставленником был известный буржуазный деятель Ба Mo, на Филиппинах — бывший секретарь президента Кэсона  X. Варгас, опиравшийся на видных деятелей партии «Насионалист». На острове Ява японские военные власти использовали для организации местного самоуправления созданную ими организацию «Культурное движение Явы».
 
Мероприятия по созданию блока марионеточных стран проводились в жизнь в основном военными властями Японии с участием министерства иностранных дел. В Токио изучали вопрос об использовании так называемого «национального» правительства Китая (Ван Цзин-вэя) в войне. 29 октября 1942 г. японское правительство приняло решение о том, чтобы ванцзинвэевский Китай немедленно вступил в войну, что должно было укрепить его влияние и подорвать власть Чунцина (Чан Кай-ши). Япония рассчитывала в союзе с правительством Ван Цзин-вэя решить проблему Китая в кратчайшее время, до того как «англо-американское наступление достигнет своего апогея».
 
Государства фашистского блока, и особенно Германия, развивали бурную деятельность в отношении нейтральных стран. Именно они являлись ареной ожесточенной внешнеполитической и экономической борьбы двух воюющих коалиций. Большие надежды немцы возлагали на франкистскую Испанию, которая поддерживала Германию в войне против СССР. Однако по мере утраты гитлеровцами шансов на победу в войне франкисты все больше склонялись к сближению с США и Англией. В сентябре 1942 г. испанское правительство заявило о соблюдении «строжайшего нейтралитета», а это означало ухудшение испано-германских отношений, окончательный провал германских расчетов на вовлечение Испании в войну. И соседняя Португалия все чаще стала заявлять о нейтралитете.
 
Руководство нацистского рейха продолжало усиливать нажим на Турцию, которая, лавируя между фашистским блоком и англо-американцами, неизменно стояла на позициях антисоветизма. Развернутая в Турции с начала 1942 г. антисоветская кампания служила прикрытием для переговоров о поставках германского вооружения в обмен на медь и хромовую руду, в ходе которых в конце мая — начале июня стороны договорились о германском кредите в 100 млн. марок. 12 июля 1942 г. сделка состоялась, и обе стороны приступили к ее осуществлению. В течение июля — августа на переговорах с премьер-министром Ш. Сараджоглу германский посол Ф. Папен усиленно настаивал на военном выступлении Турции против СССР. Сараджоглу с «пониманием» отнесся к этому, заявив, что уничтожение Советского Союза является «извечной мечтой» турок. Турецкое правительство требовало своей доли в оккупации советских территорий с населением, говорящим на тюркских языках, и последующего создания там буферных государств. Но, по планам Гитлера, нефтеносные районы Кавказа, Крым, часть Поволжья должны были быть превращены в «военные колонии». Поэтому из Берлина германскому послу предложили вести переговоры с турецкими деятелями лишь о «культурном влиянии» в этих районах, а «по поводу тюркских народов» на Кавказе «проявлять полную сдержанность».
 
Хотя окончательная договоренность и не была достигнута, тем не менее Турция сконцентрировала на советско-турецкой границе довольно крупные вооруженные силы. Турецкое командование заявляло, что страна вступит в войну в тот момент, когда армия будет располагать достаточным количеством вооружения. Но события на советско-германском фронте оставляли все меньше надежд на вовлечение Турции в агрессивный блок. Сараджоглу из осторожности подтвердил нейтралитет своей страны, хотя  она и продолжала выполнять ценные для Германии посреднические функции по закупке стратегических материалов и сырья в нейтральных странах.
 
Германские дипломаты и агенты не оставляли в покое Швецию и Швейцарию. Но и здесь позиции фашистского блока постепенно слабели. С середины 1942 г. более твердую линию в отношении Германии заняла Швеция. В частности, усилился контроль за транзитом через страну немецких военнослужащих. С августа германским подводным лодкам было предложено держаться в отдалении от шведских конвоев не только в шведских, но и в международных водах. В сентябре шведы ограничили транзит немецких грузов, а в октябре шведские силы ПВО получили инструкцию открывать огонь по нарушителям воздушного пространства страны без предупреждения.
 
Державы оси интенсивно использовали свою арабскую агентуру, среди которой наиболее видными деятелями были бывший глава правительства Ирака Рашид Али аль-Гайлани и муфтий Иерусалима аль-Хусейни. При их содействии шло формирование так называемого «Арабского легиона», призванного стать ядром арабской армии, послушной державам-агрессорам. В кабинетах министерства иностранных дел Германии разрабатывались планы установления «нового порядка» на Арабском Востоке; развивались контакты с королем Египта Фаруком, от которого гитлеровцы получали секретную информацию военного характера.
 
Стремясь завоевать симпатии арабов, 3 июля 1942 г. Германия и Италия обнародовали декларацию о «независимости» и «суверенитете» Египта. Этот шаг диктовался также желанием в будущем прибрать к рукам нефтяные ресурсы Ближнего Востока. При этом итальянцы не хотели уступать Германии пальму первенства в арабском вопросе, исходя из того, что Средиземное море было признано сферой их влияния. Отсюда и происходили постоянные трения между партнерами по захватам. Поскольку события на Восточном фронте шли не так, как предполагалось, Гитлер приказал 12 сентября воздержаться от всяких соглашений с арабами до тех пор, пока немецкие войска не достигнут Южного Кавказа. Летом 1942 г. были сделаны также шаги для привлечения к сотрудничеству шаха Ирана.
 
Руководство фашистского блока уделяло серьезное внимание афгано-индийскому региону. Афганистан рассматривался как плацдарм для развертывания диверсионной деятельности против СССР и подрыва британских позиций в Индии. Несмотря на противодействие правительства Афганистана, в стране была создана разветвленная сеть агентуры держав оси с центром в германском посольстве в Кабуле.
 
Германия и Италия использовали в своих интересах бежавшего из Индии бывшего лидера партии Индийский национальный конгресс Субхаса Чандра Боса. Он открыл в Берлине свое «бюро», возглавил движение «Азад Хинд» («Свободная Индия»), активно участвовал в формировании «Индийского легиона», в радиопередачах из Берлина на Индию. По указанию Риббентропа в его ведомстве была создана группа чиновников для работы с Босом. С помощью последнего предпринимались попытки организовать саботаж в Индии, развернуть антианглийскую пропаганду в индийской армии.
 
Летом 1942 г. в Германии активизировалась подготовка к управлению будущими колониями в Африке. Вновь были поставлены на рассмотрение ранее разработанные специальные планы.
 
Крах гитлеровских планов «молниеносной войны» вынудил руководство фашистского блока спешно перестраивать свою военную экономику  с учетом новых требований — ведения длительной войны. В результате проведения в жизнь ряда срочных и важных мероприятий фашистской Германии удалось добиться определенного роста выпуска военной продукции. Тем самым были созданы материальные условия для возобновления наступательных действий на Восточном фронте с привлечением крупных сил вермахта и формирований союзников Германии. В то же время ухудшилось экономическое положение одного из главных партнеров Германии — фашистской Италии. Ресурсы этой страны оказались недостаточными для ведения длительной войны. Проводившаяся правительством Муссолини экономическая политика создала в стране еще большие трудности, обусловившие рост сопротивления итальянского народа войне.
 
Готовилась к затяжной войне и Япония. Ее правящие круги делали все для того, чтобы укрепить экономику страны, полностью приспособить ее к военным нуждам. Большие надежды они возлагали на эксплуатацию экономических ресурсов и населения захваченных территорий. Однако обстановка усложнялась, и замыслы японских империалистов терпели провал за провалом.
 
Внешнеполитические расчеты держав оси, в первую очередь фашистской Германии, строились в надежде на благоприятный исход кампании 1942 г. на Востоке. Но события развивались в нежелательном для агрессоров направлении. Это и обусловливало рост изоляции Германии и ее сателлитов на международной арене. За весну, лето и осень 1942 г. она не приобрела ни одного союзника, резко сократились ее дипломатические связи. Из латиноамериканских стран отношения с Германией сохранили лишь Аргентина и Чили. Если в августе 1940 г. Германия имела дипломатические отношения более чем с 40 государствами, то к лету 1942 г. их число сократилось до 21, включая марионеточные правительства Дании, Хорватии, Сербии. Провал планов германского командования повлек за собой падение международного престижа Германии.
 
Поскольку летнее наступление на советско-германском фронте не решило поставленных задач, отношения между державами оси ухудшились. Напряженными становились они и с нейтральными странами. Кризисные явления внутри фашистского блока приобретали все более явные формы. Гитлеровской дипломатии не удалось добиться успеха ни в одном из аспектов внешней политики.
 
В сравнении с другими участниками фашистского блока милитаристская Япония находилась в относительно стабильном положении. Однако в Токио с большой тревогой следили за обстановкой на советско-германском фронте. Японские правящие круги понимали, что от исхода борьбы Советского Союза против Германии зависит весь дальнейший ход второй мировой войны. Японская дипломатия укрепила союз с Германией, провела ряд мероприятий по созданию колониальной империи в соответствии со своими империалистическими планами в Азии. Но ей не удалось вбить клин в отношения Советского Союза с Соединенными Штатами Америки и Великобританией и добиться развала антифашистской коалиции.
 

* * *

Таким образом, весной, летом и осенью 1942 г. продолжался процесс укрепления антифашистской коалиции. К ней присоединились еще три государства, число ее сторонников быстро росло. Народы входивших в нее стран понимали необходимость объединения усилий против общего врага, оказания Соединенными Штатами Америки и Великобританией более эффективной помощи Советскому Союзу, несшему основную тяжесть борьбы. На этой основе укреплялось их единство в борьбе с агрессорами.
 
Успешно развивался военно-экономический потенциал антифашистской коалиции в целом, и особенно ее основных участников. Завершив  перевод экономики на военные рельсы, Советский Союз, Соединенные Штаты Америки и Великобритания достигли больших успехов в развитии военного производства. Это способствовало постоянному росту выпуска вооружения и боевой техники. Расширялось экономическое сотрудничество и взаимопомощь между союзными странами по линии внешней торговли и системы ленд-лиза.
 
Однако согласование военных усилий ведущих держав антифашистской коалиции находилось в начальной стадии. Оно было в основном достигнуто между США и Великобританией на Атлантическом и Североафриканском театрах военных действий. Оперативно-стратегическое взаимодействие между СССР, с одной стороны, и Великобританией — с другой, осуществлялось лишь в интересах обеспечения движения конвоев.
 
Если военно-политические цели, намеченные Советским Союзом на ближайший этап войны, исходили из интересов быстрейшего разгрома врага объединенными усилиями, то цели Великобритании и США преследовали в первую очередь свои национальные интересы и недостаточно учитывали общие задачи борьбы всей коалиции.
 
В то время как антифашистская коалиция увеличивалась и укреплялась, фашистский блок находился в стадии застоя. Он не мог уже привлечь на свою сторону новые государства, хотя все еще являлся монолитным и сильным военно-политическим союзом. Основные страны, входившие в этот блок, приспосабливали свою экономику к ведению длительной войны. Их военная промышленность обеспечивала не только восполнение потерь, но и некоторое увеличение армий. В то же время внутреннее положение стран — сателлитов фашистской Германии осложнялось. Правительства некоторых из них убеждались в бесперспективности войны против антифашистской коалиции. Однако фашистской Германии пока удавалось удерживать их в своем повиновении.
 
В пользу антифашистской коалиции изменились социально-политические и экономические факторы ведения войны. Экономическое превосходство создавало условия для планомерного наращивания средств вооруженной борьбы. Большое значение имело понимание свободолюбивыми народами справедливого характера войны и принципиальной, бескомпромиссной позиции Советского правительства в борьбе с фашизмом. Моральное превосходство давало возможность полнее использовать ресурсы антифашистских стран в интересах разгрома врага.
 
Дальнейший ход войны зависел в первую очередь от степени согласования военных усилий Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании. Именно эти страны определяли мощь антифашистской коалиции и реальные сроки разгрома вооруженных сил фашистского блока.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Провал агрессивных планов фашистского блока

По теме

  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 9. Развертывание борьбы советских патриотов на временно оккупированной территории
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 9. Развертывание борьбы советских патриотов на временно оккупированной территории
    Действия советских патриотов в тылу немецко-фашистских войск, начавшиеся с первых дней вторжения врага на территорию СССР, стали неотъемлемой частью...
  • Том 4. Введение
    Том 4. Введение
    Четвертый том посвящен важнейшим военно-политическим событиям второй мировой войны, происходившим с июня 1941 г. по апрель 1942 г. Главными из них...
  • Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Разрабатывая планы действий вооруженных сил США и Великобритании на Атлантическом и Западноевропейском театрах на вторую половину 1942 г., органы...
  • Том 1. Глава 1. Агрессивность империализма
    Том 1. Глава 1. Агрессивность империализма
    Первая мировая империалистическая война возникла в результате длительного развития противоречий капиталистической системы. Она была порождена ею,...
  • Том 6. Глава 16. Военная экономика и внутриполитическое положение государств фашистского блока
    Том 6. Глава 16. Военная экономика и внутриполитическое положение государств фашистского блока
    Требования к военной экономике Германии в конце 1942 — первой половине 1943 г. определялись военно-политическими целями руко­водства гитлеровского...
  • Том 6. Глава 4. Начало массового изгнания немецко-фашистских захватчиков с Советской земли
    Том 6. Глава 4. Начало массового изгнания немецко-фашистских захватчиков с Советской земли
    В результате успешного контрнаступления советских войск на сталинградском направлении, разгрома крупной вражеской группиров­ки стратегическая...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    В начале января 1942 г. внимание всего мира по-прежнему было приковано к событиям на советско-германском фронте. Советская Армия, захватив...
  • Том 4. Заключение
    Том 4. Заключение
    Период с 22 июня 1941 г. по апрель 1942 г. занимает в истории второй мировой войны особое место. Именно в это время произошли события, которые...
  • Том 4. Глава 8. Подготовка войны на Тихом океане
    Том 4. Глава 8. Подготовка войны на Тихом океане
    Летом 1941 г. в связи с усилением агрессивных устремлений японских милитаристов противоречия между крупнейшими империалистическими державами на Тихом...
  • Том 3. Введение. Начало войны
    Том 3. Введение. Начало войны
    Первого сентября 1939 г. началась вторая мировая война. В жизни народов наступил тяжелый, критический период. Главные причины второй мировой войны...
  • Том 1. Хроника основных событий 1918-1935гг.
    Том 1. Хроника основных событий 1918-1935гг.
    «Истории второй мировой войны» охватывает период с конца первой мировой войны до осени 1935 г. Его первая часть посвящена зарождению войны в системе...
  • Том 4. Глава 2. Начало Великой Отечественной войны Советского Союза
    Том 4. Глава 2. Начало Великой Отечественной войны Советского Союза
    На рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, внезапно, без объявления войны, обрушила на Советский Союз...
  • Том 1. Глава 9. Развитие антивоенного движения
    Том 1. Глава 9. Развитие антивоенного движения
    Советский Союз в борьбе за мир не был одинок. Эту священную миссию он выполнял в тесном единении со всеми прогрессивными силами планеты. Наиболее...
  • Том 5. Введение
    Том 5. Введение
    Весной 1942 г. мир еще находился под впечатлением выдающейся победы Советского Союза под Москвой: на главном фронте второй мировой войны...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 1. Обстановка на советско-германском фронте в июле 1941 г.
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 1. Обстановка на советско-германском фронте в июле 1941 г.
    В середине июля 1941 г. обстановка на фронте для Советской Армии продолжала оставаться неблагоприятной. Боевые действия проходили в 120 км от...
  • Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Начавшаяся вторая мировая война вызвала необходимость углубленного изучения опыта боевых действий и дальнейшего развития советского военного...
  • Том 5. Глава 11. Коммунистическая партия — организатор борьбы за создание коренного перелома в войне
    Том 5. Глава 11. Коммунистическая партия — организатор борьбы за создание коренного перелома в войне
    Главной задачей Коммунистической партии в 1942 г., так же, как и в 1941 г., было усиление боевой мощи Советских Вооруженных Сил. На заседаниях...

Оружие второй мировой войны

  • Ил-2
    Ил-2
    Ил-2 — советский штурмовик времён Второй мировой войны, созданный в ОКБ-240 под руководством С.В. Ильюшина. Самый массовый боевой самолёт в истории...
  • Sturmgewehr Stg 44
    Sturmgewehr Stg 44
    Штурмовая винтовка Sturmgewehr Stg 44 - немецкое автоматическое оружие (автомат, штурмовая винтовка) под промежуточный патрон 7,92×33 мм Kurtz,...
  • Пулемет MG 34
    Пулемет MG 34
    MG 34 (Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны. 7,92-мм пулемёт MG 34 был разработан немецкой компанией Rheinmetall-Borsig...
  • FG 42
    FG 42
    FG 42 ( Fallschirmjägergewehr 42) — немецкая автоматическая винтовка времён Второй мировой войны образца 1942 года. Разрабатывалась специально для...
  • ПЕ-2
    ПЕ-2
    Пе-2 — советский пикирующий бомбардировщик времён Второй мировой войны. Во время Великой Отечественной войны Пе-2 был самым массовым советским...
  • Як-1
    Як-1
    Як-1 — советский одномоторный самолёт-истребитель Второй мировой войны. Первый боевой самолёт, разработанный под управлением А.С. Яковлева как...
  • Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1942 и 1943 годов системы Судаева (ППС) — варианты пистолета-пулемёта, разработанного советским конструктором...
  • Пулемет MG 42
    Пулемет MG 42
    MG 42 ( Maschinengewehr 42) — немецкий единый пулемёт. Разработан фирмой Metall- und Lackwarenfabrik Johannes Großfuß в 1942 году. Пулемёт был принят...
  • Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    ППД-34/38/40 - 7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1934, 1934/38 и 1940 годов системы Дегтярёва — различные модификации пистолета-пулемёта,...
  • Messerschmitt BF 109
    Messerschmitt BF 109
    Мессершмитт Bf 109 (Messerschmitt Bf 109, Ме-109) - одномоторный поршневой истребитель-низкоплан, состоявший на вооружении Люфтваффе и ВВС различных...
  • ЛА-9
    ЛА-9
    Ла-9 — советский одномоторный поршневой истребитель второй половины 1940-х годов. Был создан под руководством С. А. Лавочкина (г. Химки Московской...
  • Johnson М1941
    Johnson М1941
    Johnson М1941 — американская самозарядная винтовка. Винтовка состояла на вооружении Специального Парашютного корпуса морской пехоты США, который...
  • MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42(H) (Haenel) — автоматический карабин обр. 42 года фирмы «Хенель» — прототип разработанный компанией C.G. Haenel в рамках конкурса по созданию...
  • ППШ-41
    ППШ-41
    ППШ-41 – пистолет-пулемет системы Шпагина под патрон 7,62 мм, разработанный и принятый на вооружение Красной Армии в конце 1940 года. Отличался...
  • Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190 (Фокке-Вульф) — немецкий одноместный одномоторный поршневой истребитель, стоявший на вооружении люфтваффе во время Второй мировой...
  • ЛА-5
    ЛА-5
    Ла-5 — советский одномоторный истребитель, созданный под руководством С. А. Лавочкина в 1942 году. На период испытаний в 1942 году он носил название...