Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.


28
Расширение масштабов второй мировой войны в результате агрес­сии фашистской Германии и ее союзников против СССР, а милитарист­ской Японии против США и Великобритании свидетельствовало о дальнейшем углублении общего кризиса капитализма. Вооруженный конфликт, охвативший почти все страны планеты, ускорил превращение капитализма в государственно-монополистический капитализм.
 
В условиях военного времени монополисты все больше подчиняли государственный аппарат своему влиянию и использовали его для укреп­ления собственных позиций внутри своей страны, получения максималь­ных прибылей и борьбы за передел мира.
 
Во второй половине 1941 г. и первой половине 1942 г. прямое участие руководителей концернов и банков в исполнительной власти еще более возросло.
Система государственного контроля над производством и распреде­лением в воюющих странах позволила провести беспрецедентную по своим масштабам мобилизацию людских и материальных ресурсов на условиях, самых выгодных для финансовой олигархии.
 
Однако государственно-монополистические меры по мобилизации ре­сурсов на войну не сняли основных противоречий, свойственных капита­лизму. Иначе не могло и быть. Попытки государственного регулирова­ния капиталистического хозяйства не могут устранить конкуренцию и анархию производства, не могут обеспечить планомерного развития хо­зяйства в масштабе общества, ибо основой производства остаются капита­листическая собственность и эксплуатация наемного труда.
 
Условия развития военного хозяйства в странах противостоявших группировок были неодинаковыми. Участники фашистско-милитаристского блока, прежде всего Германия и Япония, встав на путь агрессии, начали переводить экономику на военные рельсы задолго до развязыва­ния ими второй мировой войны и тем самым обеспечили создание мощ­ных вооруженных сил форсированными темпами.
 
В капиталистических странах, выступивших против фашистско-милитаристской коалиции, перестройка хозяйства велась в основном в ходе вой­ны, в обстановке наступления вооруженных сил держав оси и временных неудач союзных войск.
 
В связи с расширением масштабов второй мировой войны процесс военно-экономической мобилизации в странах Запада значительно уско­рился.
 
Экономика стран фашистско-милитаристского блока была приспособ­лена для ведения лишь скоротечной войны. Германия, Япония и дру­гие государства-агрессоры, не располагая достаточными ресурсами для длительной вооруженной борьбы, стремились разгромить своих про­тивников в короткие сроки.
 
После крушения стратегии блицкрига правительства и монополисти­ческие круги стран агрессивного блока пересмотрели военно-хозяйствен­ные планы с учетом перспективы затяжной войны. Они увеличили удель­ный вес военных отраслей промышленности и поставили экономику своих стран и захваченных территорий под еще более жесткий контроль монопо­лий. Дальнейшая милитаризация сопровождалась снижением жизненного уровня трудящихся государств-агрессоров и особенно населения оккупи­рованных территорий. Именно на примере Германии, Японии и их союз­ников с новой силой подтвердилась справедливость ленинской оценки военно-государственного монополистического капитализма: «...военная каторга для рабочих, военная охрана прибылей капиталистов».
 
В капиталистических странах складывавшейся антифашистской коа­лиции перестройка экономики проводилась с расчетом на длительную войну. Но к весне 1942 г. она еще не была завершена. Людские и матери­альные ресурсы использовались в войне со странами-агрессорами не­достаточно, поэтому основную тяжесть борьбы нес на своих плечах совет­ский народ. Вместе с тем вводимые в действие огромные потенциальные резервы Соединенных Штатов Америки и Британской империи в соче­тании с гигантскими усилиями Советского Союза создавали предпосылки к достижению решающего превосходства союзных держав над блоком агрессоров.

1. Военная экономика государств 

фашистско-милитаристского блока

Германия.
Ведущая сила фашистско-милитаристского блока в Евро­пе - гитлеровская Германия мобилизовала для ведения агрессивной войны не только собственный военно-экономический потенциал, но и по­тенциал своих союзников, а также оккупированных европейских стран. В 1941 г. ее военная экономика развивалась в соответствии с гитлеровской стратегией блицкрига. Исходя из этого, в период подготовки агрессии против Советского Союза и в ходе ее на нужды войны выделялась большая часть бюджетных средств. Только с 1 сентября 1940 г. по 1 сентября 1941 г. на эти цели было ассигновано 60,1 млрд. марок, или 70 процентов всех государственных расходов.
 
Контрибуции с оккупированных стран в 1941 г. составили 19 млрд. марок против 8 млрд. в 1940 г., то есть увеличились почти в 2,5 раза, а их доля в государственном бюджете Германии возросла более чем в 1,5 раза.
 
В сферу немецкой военной экономики были вовлечены миллионы лю­дей. К июню 1941 г. в ней работало 5 453 тыс. немцев, или 54,5 про­цента общего числа занятых в промышленности страны4. Кроме того, в различных отраслях хозяйства, связанных с военным производством, насчитывалось 3,1 млн. иностранных рабочих и военнопленных - в 2,5 ра­за больше, чем в июне 1940 г.
 
Перед нападением на СССР фашистская Германия располагала зна­чительными запасами стратегического сырья и материалов. Это было достигнуто как увеличением добычи их внутри страны, так и за счет ис­пользования ресурсов оккупированных и союзных ей государств импор­та из нейтральных стран.
 
В 1941 г. Германия имела относительно высокий уровень производст­ва наиболее важных видов стратегических материалов и промышленной продукции. В рейхе, в присоединенных областях, на оккупированных территориях было добыто около 350 млн. тонн каменного угля, выплав­лено 24,4 млн. тонн чугуна, около 32 млн. тонн стали, 161 тыс. тонн ме­ди, 172 тыс. тонн свинца, 320 тыс. тонн цинка, 324 тыс. тонн алюминия. Кроме того, только из Франции было вывезено в Германию более 250 тыс. тонн цветных металлов и лома, 107,8 тыс. тонн лома стали и же­леза. Общий объем производства важнейших видов металла, по расчетам германских экономистов, удовлетворял потребности ведения кратковре­менной войны против СССР.
 
В течение 1941 г. Германия значительно пополнила запасы всех видов жидкого топлива, обеспечив вермахт и военное хозяйство горючим. Добы­ча нефти в стране и на присоединенных территориях в указанном году составила 1 584 тыс. тонн в, а вместе со странами-сателлитами - 8,6 млн. тонн ', производство синтетического топлива - 4,1 млн. тонн.
 
Германия располагала весьма развитой химической промышлен­ностью, в частности значительной базой для производства азота, а также пороха, взрывчатых веществ и пластмасс. К лету 1941 г. она довела произ­водство синтетического каучука до 71 тыс. тонн в год 8. Ввоз натурально­го каучука составил 33,2 тыс. тонн.
 
По величине станочного парка, составлявшего в 1941 г. около 1,7 млн. станков, Германия занимала первое место в мире. В том же году германские заводы выпустили около 198 тыс. станков.
 
Таким образом, в 1941 г. гитлеровская Германия располагала всеми возможностями для увеличения выпуска военной продукции.
 
Разрабатывая планы производства боеприпасов в 1941 г., гитле­ровское руководство учитывало, что после походов на Западе в распо­ряжении вермахта большое их количество осталось неизрасходованным. Поэтому выпуск боеприпасов в 1941 г. был определен лишь в 540 тыс. тонн вместо 865 тыс. тонн в 1940 г.
 
Особое внимание уделялось производству танков и штурмовых орудий, самолетов, автоматического оружия, необходимых для сухопут­ных войск на восточном фронте (таблица 15).

 Таблица 15
Производство основных видов вооружения н боевой техники в Германии в 1940-1941 гг.
Виды боевой техники и вооружения1940 г.1941 г.1941 г по отно­шению к 1940 г (в %)
Танки и штурмовые орудия 16433 806232
Самолеты (всего)         1025011 030108
В том числе боевые     80709 540118
Орудия (75-мм и крупнее)5 4997 092129
Минометы  4 3804 23097
Винтовки и карабины  1 371 7001 358 50098
Автоматы и пулеметы 170 880324 850190
Подводные лодки        135201149
 
Военные успехи в первые недели боевых действий против Советского Союза укрепили уверенность гитлеровского командования в том, что имев­шихся запасов вооружения и боеприпасов вместе с текущим производст­вом вполне достаточно для завершения операции «Барбаросса» до наступ­ления зимы. 3 октября 1941 г. Гитлер заявил: «Мы так обеспечили все заранее, что я в самый разгар этой битвы могу приостановить дальнейшее производство вооружения в крупных отраслях промышленности, ибо знаю, что сейчас не существует противника, которого мы не могли бы сокрушить с помощью имеющегося запаса вооружения».
 
Подобного рода заявления Гитлера послужили поводом для необос­нованного утверждения некоторыми буржуазными экономистами и генералами (Г. Керль, Г. Томас, А. Кессельринг, Р. Вагенфюр и дру­гие), что главной причиной провала блицкрига против СССР явились якобы «упущенные возможности» в развитии германской военной эконо­мики. Однако факты свидетельствуют, что Германия не сокращала и не прекращала производство вооружения в ходе войны против Советского Союза. Напротив, во второй половине 1941 г. наблюдался рост выпуска важных видов боевой техники, особенно танков.
 
Таблица 16Производство танков и штурмовых орудий в Германии в июле-декабре 1941 г.
Виды боевой техники и вооруженияиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь
Танки         264312325308348333
В том числе:
Т-Ш  127179178164206171
T-IV  384446515261
Штурмовые орудия345038714646
 
Как видно из таблицы 16, если в июле - сентябре был выпущен 901 танк, то в октябре - декабре - уже 989. Не снижалось и производство боевых самолетов, особенно бомбардировщиков новых типов.
 
Немецкое командование разрабатывало планы дальнейшего увели­чения производства самолетов. Так, 22 октября 1941 г. на совещании у ге­нерального инспектора ВВС Э. Мильха была принята расширенная про­грамма выпуска самолетов. Намечалось произвести в 1942 г. 16 500 ма­шин, в том числе 13 900 боевых.
 
Следовательно, характерной особенностью развития германской воен­ной экономики в 1941-1942 гг. являлся рост производства основных видов боевой техники.
 
Вместе с тем с самого начала войны против СССР обозначился и посте­пенно усиливался процесс отставания уровня военного производства Гер­мании от непрерывно возраставших потребностей вермахта в вооружении и боеприпасах. Большие потери в боевой технике и значительный расход боеприпасов в сражениях под Смоленском, Ленинградом, Ростовом и осо­бенно под Москвой не могли быть восполнены за счет текущего военного производства. Ощущалась также нехватка металла и горючего.
 
14-16 августа 1941 г. на расширенном совещании руководителей управления военной экономики и вооружения верховного главнокоман­дования вермахта отмечалось, что на военные нужды выделялось 800 тыс. тонн железа в месяц, потребность же в нем составляла 1,65 млн. тонн. Алюминия требовалось 34,5 тыс. тонн в месяц, а производство его не пре­вышало 30 тыс. тонн. Что касается горючего, то им удовлетворялись только «абсолютно необходимые потребности». В целях экономии сырья было предложено полностью отказаться от программы подготовки де­сантной операции против Англии («Зеелёве»).
 
Недостаток сырья, особенно нефти, продолжал усиливаться по мере затягивания военных действий на советско-германском фронте.
 
Особые надежды гитлеровское руководство возлагало на захват промышленности и сырьевых ресурсов европейской части Советского Союза. Для этой цели в июне 1941 г. создается специальный военно-экономический штаб «Ост», главным назначением которого было «сделать все необ­ходимое для быстрейшего максимально эффективного использования окку­пированных районов в интересах Германии». В тыловых районах каж­дой группы армий имелись «экономические инспекции», в армиях - «экономические группы», а в охранных дивизиях - «экономические команды».
 
25 августа в беседе с Муссолини Гитлер хвастливо заявил, что эконо­мическая оккупация Советского Союза проходит успешно. Между тем к тому времени основные промышленные предприятия были эвакуированы из западных областей в глубь Советской страны, а «захваченные сырьевые ресурсы ввиду сильных разрушений и повреждений в местах их добычи могли быть использованы для германской военной промышленности лишь в ограниченных размерах».
 
18 августа на совещании у начальника штаба верховного главноко­мандования отмечалось, что для выполнения плана выпуска боевых самоле­тов, танков и подводных лодок до конца года потребуется дополнительно мобилизовать свыше 300 тыс. рабочих. Алюминиевой промышленности, предприятиям по производству синтетического каучука необходимо было еще около 90 тыс. рабочих. По определению управления военной экономики и вооружения ОКВ, в октябре потребность военного производства в рабочей силе исчислялась примерно в 1 млн. 500 тыс. человек. Для частичного покрытия этого спро­са предполагалось после завершения блицкрига расформировать 49 пе­хотных дивизий и высвободить тем самым 500 тыс. человек х, сократить на 100 тыс. число рабочих на предприятиях второстепенного значения, привлечь дополнительно 100 тыс. иностранных рабочих и использовать 300 тыс. советских военнопленных и гражданских лиц.
 
Однако уже в то время, когда Советская Армия вела ожесточенное оборонительное сражение под Москвой, стало ясно, что этим планам не суж­дено сбыться. Вместо увольнения 500 тыс. солдат перед командованием вермахта возникла острая необходимость в призыве на военную службу минимум 625 тыс. человек для пополнения фронтовых частей. Несостоя­тельными оказались и другие расчеты фашистского руководства.
 
Недостаток рабочей силы после призыва военнообязанных в вермахт особенно чувствительно сказывался на показателях добывающей про­мышленности. Например, в ноябре 1941 г. добыча каменного угля по срав­нению с октябрем снизилась на 700 тыс. тонн, а бурого - на 1 млн. тонн. Это привело к перебоям в снабжении топливом промышленности и тран­спорта.
 
К концу 1941 г. военная промышленность Германии оказалась не в состоянии восполнить урон вермахта в вооружении и боевой технике, понесенный на советско-германском фронте. С июня по декабрь 1941 г. потери в танках и штурмовых орудиях составили 2851 единицу, а произве­дено их было 24875. Значительными были потери в боевых самолетах. До 31 октября 1941 г. в истребителях они составили 1527 машин (из них 853 - безвозвратно), а произведено было - 1079 самолетов6. Расход боеприпасов только в сухопутных войсках составил 583 тыс. тонн, то есть на 43 тыс. тонн больше, чем давало текущее производство полностью исправных автомашин к декабрю 1941 г. осталось около 150 тыс., или 25 процентов их первоначального количества.
 
Таким образом, расчеты гитлеровского руководства провести войну против СССР созданными запасами оружия, боевой техники и боеприпа­сов, а также текущим производством их в Германии провалились.
 
В связи с этим правительству Германии пришлось в течение декабря 1941 г.- апреля 1942 г. принять ряд мер по приспособлению военной эко­номики страны к потребностям длительной войны. Одной из первых таких мер явилась так называемая «рационализация» в, предусматривав­шая дальнейшую концентрацию основных производительных сил в руках крупных монополий и увеличение выпуска оружия и боевой техники. «Рационализация» означала новое перераспределение заказов, сырья и рабочей силы в пользу военного производства.
 
Проведение этих государственно-монополистических мероприятий сопровождалось дальнейшим усилением эксплуатации трудящихся. Рабочий день удлинялся до 10-12 часов, повышалась интенсификация труда.
 
Основные направления в развитии военной экономики фашистской Германии были изложены в приказе верховного главнокомандования вермахта от 10 января 1942 г. «Вооружение 1942 г.». Они обусловливались прежде всего необходимостью приспособления военного хозяйства к изме­нившемуся «военному положению» и были рассчитаны в первую очередь на обеспечение оружием и боевой техникой сухопутных войск.
 
Приказ обязывал министерство вооружения и боеприпасов вермахта полностью обеспечить войска оружием, боевой техникой и боеприпасами к 1 мая 1942 г., а также повысить их мобильность и огневую мощь.
 
В соответствии с этим приказом стратегическое сырье перераспреде­лялось в пользу предприятий, выпускавших вооружение для сухопутных войск. Производство некоторых видов боевой техники для военно-воздуш­ных сил и противовоздушной обороны сокращалось, а для военно-мор­ских сил предусматривалось прежде всего строительство подводных лодок.
 
В начале 1942 г. в Германии были проведены значительные измене­ния в руководстве военной экономикой. Особенно крупная реорганизация произошла после назначения в марте 1942 г. министра вооружения и бое­припасов А. Шпеера «генеральным уполномоченным по-военному произ­водству в системе четырехлетнего плана».
Для контроля за военным производством и за поставками вермахту оружия и боевой техники при министерстве вооружения и боеприпасов создавалась разветвленная система так называемых «рингов» (центров) и «аусшуссе» (комитетов). Ими руководили представители концернов и военные.
 
Еще большая степень слияния крупнейших монополий с государст­венной властью и военной элитой в фашистской Германии была достигну­та после создания в апреле 1942 г. двух советов: вооружения и централь­ного планирования.
 
В совет вооружения кроме Шпеера входили магнаты монополий Г. Вюхер (от АЕГ), Ф. Кесслер (от «Бергман Борзиг»), В. Цанген (от «Маннесман»), В. Вернер (от заводов Круппа, Рехлинга и Юнкерса), Э. Пензген и А. Феглер (от «Стального треста»), а также представители ОКБ - Э. Мильх, Э. Лееб, Г. Томас, Ф. Фромм, К. Витцель. Во главе совета планирования стояли Шпеер, Мильх и К. Кернер. Эти советы были наделены неограниченными правами в области военного производства и перераспределения трудовых и сырьевых ресурсов для нужд войны.
 
Государственное вмешательство в экономику, установление системы «контроля» и «регулирования» являлись средством усиления эксплуата­ции трудящихся и получения монополистами максимальных прибылей.
 
Чтобы упорядочить распределение людских ресурсов, правительство учредило специальный пост «генерального уполномоченного по использо­ванию рабочей силы». Гаулейтер Тюрингии Ф. Заукель, назначенный на эту должность, был наделен широкими полномочиями, в том числе правом распоряжаться людскими ресурсами единолично, независимо от министер­ства труда.
 
В промышленность и сельское хозяйство направлялась дополнитель­ная рабочая сила, в первую очередь иностранные рабочие и военноплен­ные. Началось осуществление так называемой «программы восточных ра­бочих», которая предусматривала принудительный вывоз только из окку­пированных советских областей 627 тыс. человек
 
В военную промышленность было также направлено немало немец­кой молодежи.
 
Дополнительным источником рабочей силы стали узники концентра­ционных лагерей. Так, в марте 1942 г. в экономике Германии рабо­тало свыше 120 тыс. заключенных г. Для иностранных рабочих и военно­пленных, особенно из СССР и Польши, была установлена каторжная си­стема труда. Нечеловеческие условия, жесточайший режим в лагерях, изнурительный труд вели к высокой смертности.
 
Усиливалось экономическое ограбление оккупированных территорий. Важнейшие отрасли промышленности этих стран почти полностью пере­ключались на выполнение военных заказов вермахта. Об этом свидетель­ствуют данные таблицы 17.
 
Таблица 17. Выполнение заказов вермахта в оккупированных странах Европы на 1 январи 1942 г.
СтраныЧисло предпри­ятий,
выполняв­ших заказы
Стоимость зака­зов 
(в тыс. марок)
Франция    3 0313 101 712
Бельгия               2 807768 470
Нидерланды700921 665
Дания 368100 784
Норвегия   26355 740
Польша316352 310
Итого         7 4855 300 681

Формы и методы эксплуатации европейских народов зависели от ме­ста, отведенного им в фашистской системе «нового порядка». На захвачен­ных территориях СССР, а также стран Восточной Европы германские монополии осуществляли разбойничий экономический грабеж и унич­тожение национальных богатств. В Западной и Северной Европе на­сильственные методы, как правило, сочетались с курсом на «мирную» экономическую интеграцию, условия для которой создавались коллабора­ционизмом части местной буржуазии и аграриев. Германский монополи­стический капитал захватывал важнейшие позиции в промышленности и торговле этих стран. Усиливалось внедрение германского капитала в Голландии, Бельгии, Греции, Норвегии. Во Франции от захвата тро­феев в период блицкрига на Западе гитлеровцы перешли к «организованной» эксплуатации экономики.
 
Жесткие государственно-монополистические меры привели к некото­рому росту промышленного производства. В I квартале 1942 г. в Гер­мании, присоединенных областях и на оккупированных территориях было выплавлено свыше 7,1 млн. тонн чугуна, а во II квартале - 7,6 млн. тонн. Непосредственно на военные нужды использовалось еже­месячно 1154 тыс. тонн черных металлов против 1058 тыс. тонн в I квартале 1941 г. Росло производство проката. Если в январе - февра­ле 1942 г. его было произведено 3,5 млн. тонн, то в марте - апреле - 3,9 млн. тонн.
 
Рост добычи основных видов сырья и производства материалов, уве­личение капиталовложений в военную экономику, переключение мощно­стей машиностроения и других отраслей тяжелой промышленности на производство военной продукции, сокращение типов вооружения и бое­вой техники способствовали увеличению выпуска средств вооруженной борьбы.
 
В 1942 г. производство артиллерийских орудий, танков, боевых самолетов, тягачей и машин на полугусеничном ходу, а также зенитного вооружения увеличилось по сравнению с предыдущим годом в 1,2-2 раза.
 
В авиационной промышленности главные усилия направлялись на производство боевых самолетов, в первую очередь бомбардировщиков Ю-88 и Хе-111. За первые четыре месяца 1942 г. в Германии и оккупиро­ванных странах было выпущено около 4,5 тыс. самолетов, в том числе более 2 тыс. бомбардировщиков и истребителей.
 
Значительно увеличилось производство танков. За четыре месяца 1942 г. танкосборочные заводы Германии выпустили 1390 танков и 129 штурмовых орудий. Подавляющую часть танков составляли маши­ны типа T-III и T-IV, легких танков производилось немногим более 10 процентов. В апреле 1942 г. армия получила первые 128 самоходных противотанковых орудий.
 
Весной 1942 г. претерпела качественные изменения конструкция штурмовых орудий. Часть из них, изготовлявшаяся на базе шасси танка T-III, получила 75-мм пушку, а на базе шасси T-IV-105-мм гаубицу. Воз­растало количество броневиков и бронетранспортеров. Их производство весной 1942 г. по сравнению с тем же периодом 1940 г. увеличилось в 4,5 раза.
 
Высокими были темпы роста производства в артиллерийской промыш­ленности. За первые четыре месяца 1942 г. она выпустила 3565 орудий калибром 75 мм и крупнее. За это же время было произведено 7 млн. ар­тиллерийских снарядов, а общие поставки боеприпасов составили 279,3 тыс. тонн.
 
Сосредоточив главные усилия на обеспечении вооружением и боевой техникой сухопутных войск, германское руководство в начале 1942 г. свело до минимума строительство надводных боевых кораблей и несколь­ко снизило выпуск подводных лодок. Если в сентябре - декабре 1941 г. было построено 88 подводных лодок, то в январе - апреле 1942 г.
 
Итак, в первые четыре месяца 1942 г. фашистская Германия достигла некоторого роста производства вооружения и боевой техники и создала условия для дальнейшего его развертывания за счет резкого сокращения выпуска товаров широкого потребления и особенно жилищного строитель­ства, объем которого в 1942 г. по сравнению с 1939 г. сократился почти в пять раз (таблица 18).
 
Таблица 18Индекс выпуска промышленной продукции в Германии в 1941 - 1942 гг.
 
Годы
 
Всего
В том числе
Вооружение и боевая техникаТовары широко­го потребленияЖилищное строительство
1941991769636
19421002548623
 
Однако гитлеровская военная экономика в первые месяцы 1942 г. по темпам роста и общему объему уступала военному производству в Со­ветском Союзе и других основных странах антифашистской коалиции. Поэтому Германия поставила на службу своим интересам экономический потенциал своих союзников - Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии, Болгарии.
 
Поддержав агрессивную войну против СССР, правительства этих стран все свои планы строили в расчете на легкую добычу в «молниеносной войне».
 
Авантюристическая политика военно-фашистских режимов вела к растущей зависимости национальной экономики от германского капи­тала, к дезорганизации хозяйственной жизни и разорению. Поставки в Германию стратегического сырья, продовольствия, полуфабрикатов и готовой продукции из этих стран увеличились с 1,6 млрд. марок в 1940 г. до 2,2 млрд. в 1941 г.
 
Италия. Главный европейский союзник Германии - фашистская Италия испытывала серьезные экономические трудности. Слабость сырьевой базы, нехватка рабочей силы, а также кризисное состояние финансов тормозили развитие ее военной экономики. Для покрытия огромных расходов на войну итальянское правительство вводило новые налоги. Это вело к резкому снижению жизненного уровня трудящихся. В то же время монополии страны получали огромные прибыли и беспре­рывно увеличивали свой капитал.
 
Львиную долю бюджета Италии поглощали военные расходы, которые в 1940/41 г. достигли 59 млрд. лир (58 процентов общего бюджета). В 1941/42 финансовом году они возросли до 70 млрд. лир (около 61 про­цента бюджета).
 
Фашистские власти принимали меры к ликвидации дефицита сырья: налаживался выпуск синтетического каучука и топлива, внедрялись заменители и т. п. Несмотря на это, общий объем добычи стратегического сырья и промышленного производства в целом оставался, как и прежде, на низком уровне. Каменного угля, например, в 1941 г. было добыто всего 2,4 млн. тонн, а в 1942 г.- 2,5 млн. тонн, нефти - соответственно 11,7 и 13,4 тыс. тонн. В 1941 г. было выплавлено лишь 1,1 млн. тонн чу­гуна и 2 млн. тонн стали, а в 1942 г. выплавка этих металлов сократи­лась на 100 тыс. тонн. Производство электроэнергии в 1941 г. составило 20,7 млрд. квт/ч, а в следующем году - 20,2 млрд. квт/ч.
 
Особенно тяжелым было положение с топливом. Вскоре после начала войны против СССР Германия резко снизила поставки угля италь­янскому союзнику. В конце лета 1941 г. из-за недостатка топлива были вынуждены прервать работу 338 итальянских предприятий, в том числе крупные самолетостроительные заводы «Капрони» и сталелитейные за­воды «Ильва». Запасы нефти, созданные до войны, к концу 1941 г. были практически исчерпаны. Поставки же ее из Румынии и Албании далеко не восполняли всех потребностей. К этому времени дефицит в топливе, стали, цветных металлах, каучуке привел к закрытию в Италии 729 предприятий, выполнявших военные заказы.
 
Острейшую для итальянской экономики проблему сырья корпорации и фашистское руководство надеялись решить, участвуя в войне про­тив СССР. Муссолини, уверенный в победоносном исходе восточного похода, не проявлял особого беспокойства по поводу свертывания части итальянских военных предприятий. В Риме в течение лета и осени 1941 г. строились расчеты на возможности получения необходимых ма­териалов из оккупированных районов Советского Союза.
 
Используя ресурсы своих колониальных владений и импортное сырье, закрыв почти все предприятия, не имевшие военного значения, Италия в 1941 г. довела производство артиллерийских орудий до 5,7 тыс., миноме­тов - до 4,2 тыс., танков - до 780 и боевых самолетов – до 2,5тыс. Одна­ко в 1942 г. выпуск основных видов вооружения и боевой техники снизил­ся: орудий - на 500, минометов - на 300, танков - на 180 и боевых самолетов - на 118 единиц. Если в 1941 г. были построены крейсер и 13 подводных лодок, то в 1942 г.- 11 подводных лодок.
 
Таким образом, в фашистской Италии происходило снижение уровня военного производства. Затяжная война в союзе с Германией вела страну к хозяйственному и политическому кризису. Углублялись германо- итальянские противоречия.
 
Все более укреплялись экономические связи Финляндии с Германией. В 1940-1941 гг. 60-70 процентов финского внешнеторгового оборота приходилось на долю рейха. Финляндия обязалась регулярно поставлять Германии максимальное количество пиломатериалов, а та должна была снабжать финнов хлебом и различным сырьем. Но обязательства факти­чески выполняла только Финляндия. В стране все более осложнялось экономическое положение. Из-за нехватки рабочей силы урожай 1941 г. не был полностью убран, и собственного хлеба ей хватило лишь до но­вого года.
 
В буржуазно-помещичьей Румынии диктатура Антонеску полностью подчинила экономику интересам фашистской Германии. Условия вклю­чения страны в сферу экономического господства Германии были вырабо­таны еще в марте 1941 г. во время переговоров Антонеску с Герингом в Вене 4 декабря 1941 г. было подписано новое соглашение о претворе­нии в жизнь 10-летнего плана экономического сотрудничества, отводив­шее Румынии роль аграрно-сырьевого придатка рейха.
 
Гитлеровское руководство требовало увеличить добычу и поставки ру­мынской нефти. Из материалов судебного процесса над Антонеску и его со­общниками видно, что они ежегодно отправляли в Германию около 3 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. Немецкие же поставки оружия и некоторых видов промышленной продукции не покрывали вывоза нефти из Румы­нии. Германская клиринговая задолженность к 31 декабря 1941 г. достиг­ла 17 млрд., увеличившись за год на 16 млрд.
 
Для ведения войны против Советского Союза румынская армия использовала в основном пехотное оружие как собственного производства, так и поступавшее из Германии. В 1941 г. в Румынии было выпущено 2,5 тыс. ручных пулеметов, 4 тыс. автоматов, 2250 60-мм и 81,4-мм мино­метов, 428 75-мм артиллерийских орудий, 160 47-мм противотанковых пушек, 106 37-мм и 75-мм зенитных орудий, свыше 2,7 млн. мин и сна­рядов.
 
Увеличивались поставки продовольствия в Германию. Это приво­дило к тому, что клика Антонеску ограничивала внутреннее потребление: в конце 1941 г. были введены два дня без выдачи населению хлеба в Буха­ресте и три дня - в провинции.
 
В интересах Германии использовались не только материальные, но и трудовые ресурсы Румынии.
 
Экономика Венгрии также была подчинена удовлетворению военных нужд Германии. Венгерский диктатор Хорти в самом начале немец­ко-фашистской агрессии против СССР предложил Гитлеру экономичес­кую помощь.
 
В 1941 г. в стране было произведено 442 тыс. тонн чугуна, 781,6 тыс. тонн стали, 4,8 тыс. тонн алюминия, добыто 823 410 тонн бокси­тов, 423,4 тыс. тонн нефти, 70,5 тыс. тонн марганца. Венгерская воен­ная промышленность на 60 процентов работала на Германию в. В июне 1941 г. гитлеровское и хортистское правительства заключили договор о строительстве Дунайского авиационного завода; намечалось производ­ство самолетов на сумму 1 млрд. пенге, причем расходы целиком брала на себя венгерская сторона.
 
Венгерские поставки в Германию постоянно возрастали. В конце ноября 1941 г. во время визита премьер-министра Л. Бардоши в Берлин Риббентроп потребовал увеличить очередную партию нефти и дополни­тельно отправить 10 тыс. тонн зерна. Хотя нехватка топлива в самой Венгрии парализовала значительную часть транспорта, Бардоши согла­сился выполнить требование нацистов. К концу 1941 г. экспорт различ­ных военных материалов в Германию превысил 400 млн. пенге. Хортисты продолжали наращивать поставки ей бокситов, стремясь довести их объем до 1 млн. тонн в год. Хорти писал Гитлеру, что «на нужды Германии рабо­тает почти вся венгерская металлургия» Немцы получили доступ к венгерским марганцевым рудникам.
 
Непрерывно рос вывоз продукции сельского хозяйства за счет даль­нейшего сокращения потребления внутри страны. В 1941-1942 гг. в Германию было отправлено 1 млн. тонн пшеницы и большое количество другого продовольствия.
 
С присоединением Болгарии к тройственному пакту и вступлением на ее территорию немецких войск все более усиливался контроль гитле­ровцев над экономикой этой страны. Уже в 1941 г. на долю рейха прихо­дилось 73 процента болгарского экспорта и 79,6 процента импорта. Германия вывозила из страны фактически за бесценок большое количество сырья, продовольствия, в том числе мясо, виноград, свежие и консерви­рованные фрукты, яйца и табак, значительную часть овощей и другие товары.
 
Болгария несла также крупные расходы по содержанию находивших­ся в стране немецких войск. Причем размеры этих расходов определя­лись командованием вермахта. Только за 1941 - 1942 гг. Болгария из­расходовала на эти цели 3,8 млрд. левов.
 
Гитлеровцы использовали для своих нужд болгарские суда, вагоны, вначале на правах аренды, а затем безвозмездно. В широких масштабах осуществлялся вывоз из Болгарии дешевой рабочей силы. Тысячи бол­гарских рабочих подвергались жестокой эксплуатации на промышленных предприятиях Германии. По существу, Болгария стала колонией «третьего рейха».
 
Таким образом, расширяя экономическую базу для ведения дли­тельной войны, фашистская Германия в конце 1941-начале 1942 г. резко усилила ограбление и эксплуатацию народов Европы, в первую очередь оккупированных территорий. Страны-сателлиты все более превращались в поставщиков рабочей силы, сырья и продовольствия. Военно-эк он оми­ческий потенциал европейских государств полностью переключался на обслуживание вермахта.
 
Япония. Среди участников фашистско-милитаристского блока Япо­ния являлась после Германии наиболее развитым в экономическом отно­шении государством. В стране также шел процесс быстрого роста госу­дарственно-монополистического капитализма.
 
Летом 1941 г. высшее военно-политическое руководство Японии, приняв решение о сроках развязывания войны на Дальнем Востоке и об очередности выполнения своих захватнических планов, завершило оформление так называемой «новой экономической структуры», введенной в августе того же года. В важнейших отраслях промышленности, а также в области торговли и финансов ускорился процесс создания так называе­мых «контрольных ассоциаций» во главе с представителями крупнейших концернов и фирм, наделенными правом распределять сырье, топливо, рабочую силу, финансовые средства и т. п.
 
«Новая экономическая структура» имела целью укрепить японский милитаризм и военное хозяйство метрополии путем еще более жесткого контроля, усиления эксплуатации японских трудящихся и народов окку­пированных территорий. С переходом к ней правительство Японии резко увеличило ассигнования на военные нужды. В 1941 г. при общей сумме всех расходов бюджета страны в 16 542 млн. иен прямые военные расходы составили в текущих ценах 12 503 млн. иен (соответствующие показатели для 1940 г.- 10 982 и 7 947 млн. йен).
 
К началу войны против США и Великобритании Япония преврати­лась в одну из наиболее крупных колониальных держав мира, захватив огромные районы Азии и острова в Тихом океане общей площадью при­мерно 5,6 млн. кв. км с населением свыше 190 млн. человек.
 
«Великая восточноазиатская сфера сопроцветания», которая созда­валась милитаристами Японии, должна была обеспечить экономическую автаркию и расширенную базу для ведения захватнических войн.
 
Собственная топливно-сырьевая база Японии не могла полностью обеспечить ее потребности. В 1941 г. в стране добывалось 55,6 млн. тонн угля, 1 380 тыс. тонн железной руды, производилось 33,9 млрд. квт/ч электроэнергии, выплавлялось 4 308 тыс. тонн чугуна, 6 840 тыс. тонн стали, 71,7 тыс. тонн алюминия. Уровень добычи сырья даже при исполь­зовании ресурсов оккупированных районов далеко не удовлетворял нужды военной экономики. Из-за недостатка железной руды, например, оставалась незагруженной треть производственных мощностей металлурги­ческих заводов. Наиболее остро ощущалась нехватка нефти, добыча ко­торой в Японии составляла около 500 тыс. тонн в год. В связи с этим важнейшей задачей подготовки к агрессии японское правительство считало накопление запасов стратегического сырья и материалов. Были созданы запасы нефти - 5 674 тыс. тонн, бокситов - 254,7 тыс. тонн, железного лома - 4 468 тыс. тоня. При существовавших нормах потребления неф­ти хватило бы примерно на год войны, бокситов - на девять месяцев.
 
В Токио сознавали, что с развязыванием войны важные каналы поступления сырья в Японию перекроются. Поэтому все расчеты своди­лись к тому, чтобы с помощью наличных сырьевых резервов в короткие сроки захватить и колонизовать страны Южных морей. Нефть Голланд­ской Индии, олово Индокитая, каучук, железная руда и никель Малайи- все эти богатства должны были укрепить экономическую базу дальнейшей агрессии Японии.
 
Японские милитаристы надеялись также получить стратегическое сырье после захвата советского Дальнего Востока и районов Сибири. Согласно программе, разработанной институтом тотальной войны, они рассчитывали использовать нефть Северного Сахалина, уголь районов Приморья, молибденовые руды района Умарита.
 
На базе уже имевшихся ресурсов к началу тихоокеанской войны Япония достигла существенных результатов в развитии военной промыш­ленности. Если индекс объема всей ее промышленной продукции возрос за 1939 - 1941 гг. со 164 до 169,4 (1930-1934 гг.- 100), то индекс объема военной продукции увеличился с 486 до 1240.
 
Сельскохозяйственное производство при господстве в стране сис­темы крупного помещичьего землевладения было недостаточно продук­тивным. Поэтому, хотя интенсификация труда была высокой и в сель­ском хозяйстве работало около половины трудоспособного населения (более 16 млн. человек), производство основного продукта питания - риса в 1940-1941 гг. снижалось за счет импорта Япония удовлетворяла 22 процента потребностей в рисе, 72 процента - в соевых бобах, 82 про­цента - в сахаре. Зависимость Японии от ввоза сельскохозяйственной продукции также была слабой стороной ее экономики. С другой стороны, страна обладала хорошо развитым железнодорож­ным, автомобильным и водным транспортом. Протяженность и разветвленность сети, пропускная способность дорог, количество подвижного состава обеспечивали военные потребности, в том числе планировавшееся развер­тывание наступательных операций с территории Маньчжурии и Кореи против Советского Союза.
 
Перед началом войны на Тихом океане торговый флот Японии зани­мал третье место в мире (после США и Великобритании). Тоннаж ее гру­зового флота (судов с металлическими корпусами) в декабре 1941 г. со­ставлял 6 384 тыс. брт. В целом это обеспечивало проведение десантных операций и перевозки грузов в планируемой кратковременной войне.
 
Военная продукция Японии в 1941 г. в денежном выражении пре­высила 5 млрд. иен, в то время как в 1937-1938 гг. она составляла 1,9 млрд. К концу этого года был увеличен выпуск оружия и боевой техники, особенно самолетов и кораблей, создан значительный военно- экономический потенциал, способный удовлетворить потребности ведения непродолжительной военной кампании против США и Англии на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Однако уже в начале 1942 г., несмотря на успех наступательных операций, в Японии поняли, что необходи­мо готовить страну к длительной войне. В бюджете на 1942/43 финансовый год ее военные расходы возросли до 22,8 млрд. иен, составив 92 процента общей суммы расходов. Милитаризация экономики сопровождалась уси­лением эксплуатации трудящихся. Число мобилизованных в промышлен­ность увеличилось в 1941 г. почти до 312 тыс. человек против 53 с лиш­ним тысяч в 1940 г. В марте 1942 г. парламент принял закон о трудо­вой мобилизации мужчина и женщин в возрасте от 12 до 70 лет. В 1942 г. было мобилизовано еще свыше 311 тыс. рабочих. Они трудились на воен­ных заводах в отрыве от семей, находились на казарменном положении и получали мизерную плату. Продолжительность рабочего дня на пред­приятиях возросла в 1942 г. до 12-13 часов.
 
Для увеличения запасов важнейших материалов и упорядочения их распределения весной 1942 г. правительство образовало специальную кор­порацию. В железоделательной и сталелитейной промышленности были созданы контрольные ассоциации.
 
Повысился уровень добычи важных видов сырья и производства ме­таллов. В 1941/42 бюджетном году в Японии, а также в Корее, Маньчжу­рии и других оккупированных районах выплавка чугуна составила 5 957 тыс. тонн, производство стали в слитках - 7 567 тыс. тонн, алю­миния - 71,7 тыс. тонн, добыча и ввоз железной руды - 6 672 тыс. тонн. Однако из-за нехватки судов, доставлявших сырье, в работе японской промышленности возникала напряженность. В связи с тем, что большая часть торгового флота использовалась на перевозке военных грузов, Совет по координации действий принял в феврале 1942 г. расширенную программу строительства судов общим тоннажем около 400 тыс. брт. В начале марта план был увеличен до 500 тыс. брт. Вскоре выяснилось, что из-за недостатка стали и по другим причинам судостроительная про­мышленность не в состоянии справиться с таким заданием, и план при­шлось снизить до 389 460 брт. Но и эта задача оказалась нереальной. За 1942 г. были построены суда общим тоннажем около 254 тыс. брт.
 
Особую тревогу правительства вызывало положение с топливом. Вооруженные силы и промышленность Японии расходовали в основном довоенные запасы нефти. К апрелю 1942 г. они уменьшились до 5 154 тыс. тонн. В связи с быстрым истощением запасов топлива японское ко­мандование, проводя десантные операции в нефтеносных районах, при­нимало меры к сохранению промышленного оборудования. Вместе с войсками в места нефтедобычи высаживались группы инженеров, техни­ков и рабочих для восстановления и ввода в строй производственных мощностей. Из стран Южных морей в 1942/43 бюджетном году в Японию было ввезено 1 415 тыс. тонн нефти и очищенных нефтепродуктов.
 
Производство синтетического топлива в стране развивалось медленно. Из 1 054 тыс. тонн синтетического топлива, запланированных на 1941/42 бюджетный год, было произведено 165 тыс. тонн.
 
Для удовлетворения потребностей вооруженных сил и населения японское правительство планировало собрать в 1942 г. в метрополии 9 461 тыс. тонн риса и 3 100 тыс. тонн ввезти из Тайваня, Кореи, Таилан­да и Индокитая.
 
Таблица 19Производство вооружения и боевой техники в Японии в 1941 г. и в первой половине 1942 г.
Виды боевой техники и вооружения1941 гПервая половина 1942 г.
Танки         1 024582
Самолеты  6 1745 092
Артиллерийские орудия       2 9332 209
Пулеметы  24 66518 502
Боевые корабли основных классов, ед./тыс. т.48/200 86029/115 362
Примечание.Артиллерийские орудия показаны без учета танковых и авиационных пушек.
 
Меры по мобилизации ресурсов метрополии и захваченных террито­рий дали Японии возможность уже в начале 1942 г. расширить произ­водство вооружения и боевой техники. Большую роль, в частности, сыгра­ло усиление контроля в области распределения стратегических материалов и дальнейшее сокращение потребления металлов гражданскими отраслями промышленности.
 
Основное внимание уделялось производству самолетов, авиационных бомб, морских мин и торпед; выпуск их в 1942 г. возрос по сравнению с 1941 г. почти в 2 раза х. В то же время снизилось производство тех видов оружия, боевой техники и автомашин, которые, по мнению японского командования, были менее необходимы для ведения войны против США и Великобритании или имелись в достаточном количестве (например, вин­товки, военные автомашины, радиостанции).
 
Уже в начальный период войны строительство судов в Японии не обеспечивало восполнения потерь в них, о чем свидетельствуют данные таблицы 20.
 
Таблица 20Строительство и потери судов Японией в начальный период войны на Тихом океане (тыс. брт)
Год, месяцПостроено судовПотери (включая тяжелые повреж­дения)Баланс (+, -)
1941декабрь      7,853,5-45,7
1942январь       23,975,8-51,9
»февраль     17,133,4-16,3
»март 22,687,9-65,3
»апрель       7,032,1-25,1
 Итого        78,4282,7-204,3
 
Общий тоннаж грузовых и грузо-пассажирских судов Японии по­стоянно уменьшался и составил в апреле 1942 г. 5429,9 тыс. брт.
 
Все это свидетельствовало о том, что уже на первом этапе тихоокеан­ской войны экономика Японии столкнулась с немалыми трудностями, вызванными нехваткой сырья и судов для его подвоза. Большая часть потребности вооруженных сил и промышленности в нефти и металле удовлетворялась за счет запасов. Ухудшилось обеспечение населения продовольствием.
 
Вместе с тем захват японцами богатых сырьем территорий и пораже­ние англо-американских сил на Тихом океане, в Юго-Восточной Азии и в районе Южных морей открывали перед Японией определенные пер­спективы в наращивании военно-экономического потенциала для ведения затяжной войны против Великобритании и США.
 
2. Военная экономика стран антифашистской коалиции
Крупнейшим капиталистическим странам - участницам антигитле­ровской коалиции потребовался ряд лет, чтобы расширить военное про­изводство. Англия в рассматриваемый период достигла относительно высокого по сравнению с США уровня мобилизации экономики, однако перевод ее на военные рельсы к лету 1942 г. еще не был завершен. 
 
Великобритания. 
Военная экономика Англии строилась на основе внутренних ресурсов, эксплуатации богатств колониальной империи и материальной поддержки со стороны США.
 
Перестройка хозяйственной системы в широком масштабе развер­нулась с весны - лета 1940 г., когда над страной нависла угроза втор­жения немецко-фашистских войск. Расходы на военные цели возросли с 2,6 млрд. фунтов стерлингов в 1940 г. до 3,6 млрд. в 1941 г., что соста­вило соответственно 43 и 52 процента общей суммы национального до­хода.
 
После нападения фашистской Германии на СССР опасность оккупации Британских островов исчезла. Массированные налеты немецкой авиации практически прекратились, в июне - декабре 1941 г. потери английского населения от бомбардировок были сравнительно невелики. Временно ослабло и воздействие немецкого флота на британские морские комму­никации.
 
В этой обстановке появилась возможность ускорить военно-экономиче­скую мобилизацию. Многие английские политические деятели требовали максимально использовать преимущества, которые давало переключе­ние германской военной машины на Восток. 9 июля 1941 г. член парла­мента Г. Джонс заявил, что Англия получила передышку «благодаря упорному сопротивлению русской армии. Давайте воспользуемся этим не только с целью не допустить поражения, но и для того, чтобы мобили­зовать наш народ и оружие на достижение победы. Именно такое требо­вание нация предъявляет правительству». Консерватор Дж. Уордло- Милн утверждал, что Англия реализует не более 75 процентов своих возможностей.
 
В ходе мобилизации своих ресурсов Англия столкнулась с трудно­стями, обусловленными не только большим объемом задач по перестройке экономики, но и ее традиционной зависимостью от ввоза продовольствия и сырья.
 
Военное производство сдерживалось также нехваткой рабочей силы, топлива, транспортных средств и т. д.
 
Мобилизация ресурсов во многом предопределялась стратегическими планами военно-политического руководства. Поскольку комитет началь­ников штабов Великобритании не намечал решительного наступления против Германии в ближайшие годы, полное развертывание английской армии и военно-морского флота планировалось закончить не раньше конца 1942 г. К этому же времени должна была завершиться программа развития авиации. Английское правительство предусматривало, что во­енно-воздушные силы будут расти и в дальнейшем с целью достижения абсолютного превосходства над противником.
 
Сроки военно-экономической мобилизации не были пересмотрены и после начала войны на Тихом океане. Твердого мнения на этот счет не бы­ло, поскольку западные союзники еще только согласовывали планы даль­нейшего ведения войны. В Англии, правда, начал разрабатываться новый план мобилизации рабочей силы, но на рассмотрение военного ка­бинета он поступил только через год.
 
С вступлением США в войну завершилось оформление военно-эконо­мической структуры англо-американского союза. Составным ее звеном являлась система ленд-лиза.
 
Экономическая и военная помощь Соединенных Штатов сыграла в це­лом немалую роль в развитии британской военной экономики. В 1941 г., однако, размеры американской помощи (кроме поставок нефти) были невелики.
 
Вплоть до II квартала 1942 г. Англия продолжала расплачивать­ся долларами за подавляющую часть американского вооружения. В то же время помощь Соединенных Штатов Америки вела к усилению за­висимости Лондона от старшего партнера, к сокращению британского экспорта.
 
В рассматриваемый период предпринимались шаги к координации усилий Англии и США в производственной области. На лондонском совещании (15-20 сентября 1941 г.) представители обеих держав в пред­варительном порядке согласовали программу совместного военного про­изводства, рассчитанную на достижение победы над фашистским блоком. После Пёрл-Харбора принцип «переплетения» военного производства, его интеграции вошел в официальную практику Англии и США. На англо­американской конференции в Вашингтоне (22 декабря 1941 г.- 14 января 1942 г.) были рассмотрены планы резкого увеличения производства воо­ружения и созданы объединенные советы: по военным заказам, использо­ванию сырья и торгового флота. Ответственность за реализацию совмест­ных планов несло также учрежденное в Лондоне в феврале 1942 г. англий­ское министерство производства, во главе которого был поставлен руко­водитель монополистического объединения «Бритиш метал корпорейшн» О. Литтлтон.
 
В. И. Ленин, открывший закономерность перерастания монополисти­ческого капитализма в государственно-монополистический капитализм, писал, что банки и союзы капиталистов подготавливают аппарат «для об­щественного регулирования процесса производства и распределения про­дуктов. О развитии этой закономерности во время второй мировой войны свидетельствовало укрепление аппарата регулирования британ­ской экономики, образование межнациональных англо-американских со­ветов и комитетов, число которых в дальнейшем увеличилось.
 
Однако военное производство Англии и США, как признают даже буржуазные историки, так и не было подчинено единому согласованному плану. В условиях частнокапиталистической экономики не могут быть преодолены анархия производства и противоречия между монополиями. Примечательно, например, что ряд британских колониальных монополий намеренно задерживал накопление Англией стратегических запасов кау­чука и создание своей промышленности по производству синтетического каучука.
 
Это делалось с целью не допустить ограничения в последующем ввоза сырого каучука из Малайи.
 
Для широких масс английских трудящихся война и рост государст­венно-монополистического капитализма несли удлинение рабочего дня, увеличение налогов и цен, не покрывавшееся ростом номинальной зара­ботной платы. По сравнению с довоенным временем индекс стоимости жизни в Англии в 1941 г. возрос на 32,5 процента, а размер заработной платы - всего на 18 процентов.
 
Несмотря на значительное снижение жизненного уровня, английский рабочий класс в интересах быстрейшего разгрома фашистских агрессоров поддержал правительственные меры в области развития военного про­изводства. Работая под бомбежкой, оставаясь нередко без крова, лон­донцы говорили: «Мы все выдержим. Продолжайте крепко бить врага!» Одним из важных факторов роста британского военного производства являлось движение солидарности с Советским Союзом.
 
Осознание английским народом целей войны против фашистско- милитаристского блока во многом способствовало также решению острой проблемы ресурсов рабочей силы. Основной источник их пополнения, который представляла собой армия безработных, за два года войны был практически исчерпан. К июню 1941 г. в вооруженных силах, в военной промышленности и связанных с ней отраслях (горнорудной, строительной и т. д.) обнаружилась большая нехватка людей. Хотя общая занятость увеличилась до 21,3 млн. человек, по официальным подсчетам, требовалось еще 2 млн.
 
Эта проблема решалась за счет повышения интенсификации труда английских рабочих, сокращения занятости в гражданских отраслях эко­номики, а также путем вовлечения в сферу производства женщин. С лета 1941 г. началась обязательная регистрация женщин в возрасте от 18 до 51 года на биржах труда. В конце года правительство пошло на бес­прецедентный в истории Англии шаг, распространив закон о воинской повинности на определенную категорию женщин.
 
В июне - декабре 1941 г. английские вооруженные силы были уве­личены на 324 тыс. и достигли 3 602 тыс. человек. Основная масса насе­ления страны была вовлечена в ведущие отрасли военного производства. В машиностроении, судостроении, в металлообрабатывающей промыш­ленности, в производстве химикатов и взрывчатых веществ работало свы­ше 4,2 млн. человек (прирост по сравнению с июнем 1941 г. составил 408 тыс.). В марте 1942 г. в этих отраслях промышленности трудилось уже 4,4 млн. человек.
 
В сельском хозяйстве Англии в декабре 1941 г. было занято 729 тыс. человек - на 30 тыс. меньше, чем в июне того же год. В дальнейшем снижение занятости было приостановлено благодаря правительственным субсидиям фермерам и другим мерам по развитию национальной продо­вольственной базы.
 
Одним из уязвимых мест английской экономики оставалась ее недо­статочная обеспеченность топливом. Особенно остро ощущалась нехватка нефти и нефтепродуктов.
 
Дефицит топлива в начале лета 1941 г. стал угрожающим. Запасов нефти (их объем сократился до 4,5 млн. тонн) морскому министерству, например, могло хватить всего на два месяца. К концу года за счет поста­вок из США они увеличились до 7 млн. тонн, что было пределом резерв­ных возможностей страны. В 1941 г. Англия ввезла 13 051 тыс. тонн неф­ти и нефтепродуктов, в 1942 г.- 10 232 тыс. тонн.
 
Наметилось снижение добычи каменного угля. В 1941 г. она составля­ла 206,3 млн. тонн, а в 1942 г.-204,9 млн. тонн. К весне 1942 г. разрыв между количеством добываемого угля и его растущим потреблением стал опасным.
 
Причинами напряженного положения в угольной промышленности были ее хронический застой, техническая отсталость и, главное, узкоко­рыстные интересы монополий. По вине предпринимателей условия труда и жизни горняков во время войны еще более ухудшились, и это отразилось на производительности труда. Патриотизм же горняков, их стремление честно трудиться во имя победы над врагом были общеизвестны
 
Федерация горняков предлагала радикальные меры для повышения добычи угля и ликвидации дефицита в нем, но не встретила поддержки шахтовладельцев. Предприниматели, «комитет 1922 года» и другие влия­тельные круги тори весной 1942 г. сорвали также правительственный проект нормирования топлива, усмотрев в нем первый шаг к национали­зации угольной промышленности. 6 апреля «угольный вопрос» был выне­сен на обсуждение военного кабинета. Принятое кабинетом компромиссное решение - вернуть несколько тысяч горняков из армии - не устранило причин конфликта.
 
К числу отраслей английской индустрии, которые не могли полностью удовлетворить военные потребности, относились также черная и цветная металлургия. Хотя Англия увеличивала выплавку чугуна, стали и алю­миния 8, потребление этих металлов не покрывалось. В декабре 1941 г. разрыв в потреблении и производстве чугуна, например, составил 14 тыс. тонн Сталь, как и цветные металлы и другое ценное сырье, ввозилась из колоний и доминионов Британской империи и из США. В 1942 г. на долю США приходилось 90 процентов всего английского импорта стали, молибдена, магния и серы 10. Алюминий в основном поступал из Канады.
 
В целом за счет использования внутренних ресурсов и импорта Анг­лия смогла удовлетворить потребности в сырье. Общие его запасы, как свидетельствуют официальные данные, в годы войны никогда не падали ниже «критической черты». Временные перерывы в поставках не отра­жались на военном производстве.
 
В конце 1941 - начале 1942 г. вступило в строй много новых заво­дов, прежде всего самолетостроительных. Созданный к тому времени станочный парк (наивысший уровень выпуска станков в годы войны был достигнут в 1942 г.) позволил Англии удовлетворить основную часть потребностей в оборудовании и сократить ввоз его из Америки.
 
В апреле 1942 г. 60 процентов всего английского вооружения про­изводилось на новых предприятиях и оборудовании.
 
Ввод в строй дополнительных мощностей и дальнейшая перестройка промышленности обеспечили рост военного производства. Индекс выпуска военной продукции, за который несло ответственность министерство снабже­ния (сентябрь - декабрь 1939 г.- 100), с 319 в июне 1941 г. поднялся до 431 в декабре 1941 г. и до 676 в апреле 1942 г.

Таблица 21Производство вооружения и боевой техники в Англии во второй половине 1941 г. и в первой половине 1942 г.
Виды боевой техники и вооруженияВторая половина 1941 г.Первая половина 1942 г.Первое полугодие 1942 г по отно­шению ко второ­му полугодию 1941 г (в %)
Танки         3 2454 338134
Самолеты  10 71411584108
В том числе боевые     7 0188 337119
Орудия      23 48745 024192
Минометы  17 11621 112123
Пулеметы  117 229143 045122
Автоматы  6 404454 1407 091
Винтовки и карабины  58165212 687366
Боевые корабли основных клас­сов 4051128
 
Из таблицы 21 видно, что армия и флот Великобритании обеспечи­вались вооружением во все возрастающих размерах.
 
С начала 1942 г. ежемесячно выпускалось около 2 тыс. самолетов, включая тяжелые бомбардировщики. Однако некоторые важные типы вооружения и боевой техники все еще не были освоены. Так, британская танкостроительная промышленность по-прежнему производила главным образом танки непосредственной поддержки пехоты.
 
Вопрос о дефектах нового быстроходного танка обсуждался 2 марта комитетом обороны и стал предметом специального рассмотрения. Только к концу войны, как замечает О. Литтлтон, в Англии было налажено производство «по-настоящему хорошего танка».
 
В целом же военное производство Англии получило значительное развитие. Тем не менее ее военно-экономический потенциал еще не был развернут полностью. По официальным данным, в апреле 1942 г. производственная мощность военной промышленности использовалась на 80-85 процентов.
 
В Канаде - наиболее развитом в экономическом отношении доминио­не Англии - перестройка хозяйства ускорилась также с лета 1940 г. и шла по пути подчинения монополиям США и интеграции военного про­изводства обеих стран. Правительственные расходы на военные цели воз­росли с 752 млн. канадских долларов в 1940/41 финансовом году до 1 340 млн. долларов в 1941/42 г., что соответственно составило примерно 60 и 71 процент всей суммы расходов.
 
Выплавка чугуна с 1 553 тыс. тонн в 1941 г. увеличилась до 2 007 тыс. тонн в 1942 г., стали в слитках - с 2 460 тыс. до 2 860 тыс. тонн, алюминия - со 193 983 до 308 921 тонны.
 
Основные военные отрасли канадской промышленности были пере­ведены на производство боевой техники по американским образцам, что усилило зависимость страны от американского капитала.
 
Стоимость вооружения, изготовленного Канадой в 1941 г., составила 816 млн., а в 1942 г. - 1 857 млн. канадских долларов.
 
В стране развертывалось массовое производство танков, боеприпасов, осваивались современные типы самолетов - «Москито» и «Ланкастер». Строились торговые суда, военные корабли (главным образом корве­ты, фрегаты и минные тральщики; в 1941-1942 гг. были заложены четыре эсминца типа «Трайбл»). Главная же задача канадской военной промышленности заключалась в обеспечении вооруженных сил транс­портными средствами. Налаживался также выпуск радиолокаторов, взрывчатых веществ и другой военной продукции.
 
В феврале 1942 г. были установлены первые контакты с представи­телями Великобритании по вопросам, касавшимся совместной работы над созданием атомной бомбы.
 
Канада превращалась в важнейший арсенал Великобритании. В апреле 1942 г. Оттава предоставила Лондону безвозмездно 1 млрд. канадских долларов для закупки продовольствия, сырья и вооруже­ния. В общем количестве вооружения, выпущенного и полученного стра­нами Британской империи, доля Канады составляла в 1941 г. 5,2 процента, в 1942 г.-8,6 процента. Из этого доминиона поступали танки, САУ, грузовые автомобили армейского образца.
 
Вместе с тем Канада продолжала играть важную роль как сырье­вая база и поставщик в Соединенные Штаты Америки и Великобританию стратегических материалов (алюминия, никеля и других).
 
В тихоокеанских доминионах - Австралии и Новой Зеландии - пере­стройка хозяйства летом 1941 г., по существу, только начиналась.
 
В Австралии правительство приступило к реорганизации хозяйст­ва в июне 1941 г. До конца года главной его задачей оставалось удовлетворение продовольственных и сырьевых потребностей входивших в Британскую империю стран Ближнего Востока, Малайи, Бирмы и Индии.
 
Значительные усилия в стране предпринимались в области производ­ства металла. Выплавка чугуна увеличилась с 1 476 тыс. тонн в 1941 г. до 1 558 тыс. тонн в 1942 г., стали - с 1 647 тыс. до 1 700 тыс. тонн.
Доля военных расходов в совокупном национальном продукте в 1940/41 финансовом году по сравнению с предшествующим утроилась.
 
После трагедии Пёрл-Харбора, когда выявились неспособность Англии оказать поддержку тихоокеанским доминионам и их собственная слабость перед японским агрессором, в Австралии ускорилось созда­ние военных отраслей промышленности - авиационной, судостроитель­ной, танковой. Расширилось начатое еще в 1941 г. массовое производство пулеметов «Брен» и «Оуэн», а также многих видов боеприпасов.
 
Новая Зеландия как доминион Англии вплоть до конца 1941 г. обес­печивала Британскую империю лишь сельскохозяйственной продукцией. Но мобилизация людских ресурсов для вооруженных сил и промышленности здесь развертывается с первых же дней войны на Тихом океане: рабочая сила закрепляется за предприятиями, вводится всеобщая воинская повинность. Сохранив свое значение как поставщик сырья и продовольст­вия, Новая Зеландия одновременно стала осваивать выпуск танков, винтовок, ручных гранат, авиадеталей. В конце 1941 г. началось строи­тельство 12 патрульных судов. В феврале 1942 г. был спущен на воду пер­вый минный тральщик.
 
Уровень военно-экономической мобилизации, достигнутый Велико­британией, в основном удовлетворял потребности британских вооружен­ных сил. В 1941 г. Англия, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Индия произвели 88,5 процента вооружения, имевшегося в распоряжении Британской империи, 9,1 процента вооружения было закуплено в США, 2,4 процента поступило по ленд-лизу.
 
Однако богатейшие ресурсы, которыми располагала Британская империя, в конце 1941 - начале 1942 г. еще не были полностью подчи­нены интересам ведения войны.
 
Соединенные Штаты Америки. 
Огромный экономический потенциал, территориальная отдаленность от театров военных действий, а также более позднее вступление во вторую мировую войну ставили США по срав­нению с Великобританией и СССР в лучшие условия для перестройки хозяйства, налаживания военного производства и развертывания воору­женных сил.
 
Летом 1941 г. военно-экономическая подготовка США ускори­лась. Для централизации оборонных усилий и дальнейшей перестройки экономики 30 июля 1941 г. было образовано управление экономической обороны во главе с вице-президентом Г. Уоллесом, а спустя месяц - управление по очередности снабжения и размещения заказов (УОСРЗ), куда наряду с руководителями правительственных ведомств вошли представители крупного капитала Д. Нелсон, У. Надсен, Н. Рокфеллер.
 
Большое внимание уделялось военно-промышленному строительству. Правительство, идя навстречу требованиям монополий, предоставляло им щедрые государственные субсидии, займы и налоговые льготы. Военные заводы, строившиеся государством, затем по контрактам передавались частным фирмам и корпорациям. В 1941 г. на строительство военных заводов из государственного бюджета было выделено 2,7 млрд. долларов.
 
 
Крупные средства расходовались на расширение производства алю­миния, меди, свинца, цинка и других стратегических материалов.
 
Создавались новые отрасли, в том числе по производству синтетического каучука и высокооктанового авиационного бензина. Постановлением УОСРЗ от 30 сентября 1941 г. предусматривалось увеличить выплавку стали на 10 млн. тонн в год. Благодаря системе приоритетов и лимитов предприятия военной промышленности получили право преимущественно­го снабжения сырьем и материалами. Для экономии сырья было решено сократить выпуск некоторых гражданских товаров, в том числе легковых автомобилей, а также ограничить строительство гражданских и второсте­пенных объектов.
 
Несмотря на поощрительные меры, темпы перестройки промышленно­сти до вступления США в войну были недостаточно высокими. Владельцы предприятий неохотно шли на дополнительные капиталовложения. Они требовали для себя всевозможных льгот и гарантий, ссылаясь на риск расширения производственных мощностей, в прошлом страдавших хрони­ческой недогрузкой, на трудности реконверсии в будущем и т. п. Дело доходило до саботажа со стороны некоторых крупных монополий. «Стан- дард ойл компани оф Нью-Джерси», соблюдая условия картельного со­глашения с германским концерном «ИГ Фарбениндустри», задерживала создание в США промышленности по производству синтетического каучу­ка. Соглашение между «Дженерал электрик» и концерном Крупна не по­зволяло наладить в США производство карбид-вольфрама - твердого сплава, необходимого для изготовления режущих инструментов и штампов.
 
Перестройка экономики и увеличение производства вооружения требовали все больших финансовых средств. Государственные военные расходы с июля по декабрь 1941 г. возросли почти в два раза, составив за полгода сумму в 8 248,8 млн. долларов - больше, чем за два предыду­щих года, вместе взятых. Доля военных расходов в валовом национальном продукте страны увеличилась с 2,2 процента в 1940 г. до 10,9 процента в 1941 г.
 
Ко времени вступления США в войну в декабре 1941 г. их основные экономические показатели существенно превысили итоги 1940 г.: объем валового национального продукта вырос на одну четверть и составил 125,8 млрд. долларов, занятость возросла с 47,5 млн. до 50,3 млн. человек. В 1941 г. в США было произведено 208,3 млрд. квт-ч электроэнергии, добыто 517,6 млн. тонн угля, 189 млн. тонн нефти, 93,9 млн. тонн желез­ной руды, выплавлено 75,1 млн. тонн стали, произведено 25,6 млн. тонн пшеницы.
 
Расширялось и военное производство, особенно во второй половине года.
 
В декабре 1941 г. выпуск самолетов по сравнению с июлем увеличился в 1,7 раза (в том числе боевых - в 2,4 раза), танков - в 3,2 раза, ору­дий - в 3,8 раза (таблица 22).
 
За июль - декабрь военно-морской флот США пополнился крупными боевыми кораблями, в том числе линкорами «Вашингтон» и «Северная Каролина» (водоизмещением по 35 тыс. тонн), авианосцем «Хорнет» (19,8 тыс. тонн), крейсером, пятью эсминцами и подводной лодкой.
 
Такое увеличение военного производства было достигнуто в то время, когда на выпуск вооружения переключилась незначительная часть амери­канской промышленности; доля военного сектора в общем промышленном производстве в 1941 г. составляла лишь 22 процента.
 
С вступлением США в войну принимались планы ускоренного разви­тия военного производства, которые нашли отражение в Программе побе­ды, изложенной в послании Рузвельта конгрессу США от 6 января 1942 г. Рассчитанная на два года программа предусматривала зна­чительное увеличение выпуска важнейших видов боевой техники и вооружения. В 1942 г. намечалось произвести 60 тыс. самолетов, 45 тыс. танков, около 15 тыс. противотанковых орудий и суда тоннажем 8 млн. брт.
 
В послании о бюджете Рузвельт призвал конгресс США выделить на военные цели по крайней мере половину национального продукта. В апреле 1942 г. США ежедневно расходовали на войну 134,8 млн. долларов по сравнению с 36,4 млн. в июне и 67 млн. в ноябре 1941 г.
 
Выполнение Программы победы потребовало расширения производ­ственных мощностей американской промышленности. За декабрь 1941 г.- апрель 1942 г. правительство дополнительно утвердило 984 проекта строи­тельства промышленных предприятий. В I квартале 1942 г. объем запланированного нового строительства составил 9,4 млрд. долларов - наивысший квартальный уровень военного времени. Две трети новых производственных мощностей предназначались для выпуска вооружения, а также судов.
 
После вступления в войну Соединенные Штаты сделали очередной большой шаг по пути развития государственно-монополистического капи­тализма, укрепили механизм государственного регулирования экономи­кой страны. Руководство промышленной мобилизацией взяло в свои руки созданное 16 января 1942 г. управление военного производства (УВП) во главе с Д. Нелсоном. Оно запретило выпуск гражданских товаров с использованием дефицитных материалов.
 
На путь перестройки встала самая мощная отрасль хозяйства США - автомобильная промышленность, которая насчитывала 1050 предприятий с 500 тыс. рабочих. С производством автомашин так или иначе были свя­заны еще 7 млн. рабочих. УВГ 20 января запретило производство не­военных легковых автомашин, и 10 февраля с конвейера сошел послед­ний такой автомобиль. После переключения на военные заказы эта от­расль стала главной базой по выпуску авиамоторов, самолетов, тан­ков, орудий.
 
Степень государственно-монополистического регулирования усили­лась также в области мобилизации людских ресурсов. В декабре 1941 г. на военных предприятиях было занято 4 830 тыс. рабочих; для реализации же Программы победы требовалось дополнительно 10 млн. человек. Обеспечение промышленности рабочей силой возлагалось на созданную в апреле 1942 г. Военную комиссию по использованию людских ресурсов. Комиссией принимались различные меры: привлечение на производство женщин, пожилых людей, переподготовка кадров. Возросший спрос на рабочую силу привел к дальнейшему сокращению безработицы - с 3 900 тыс. в ноябре 1941 г. до 2 600 тыс. человек в мае 1942 г.
 
Чтобы удовлетворить потребности военной промышленности в дефи­цитных материалах и сырье, США увеличили их закупки в странах Ла­тинской Америки, Канаде, Африке и Индии. Под государственным контролем находился импорт 13 видов материалов: кадмия, хрома, гра­фита, ванадия, цинка, сурьмы, ртути и других. Уже в 1941 г. США и Англия путем закупок смогли закрепить за собой в Латинской Америке важные источники стратегического сырья, закрыв их для держав оси.
 
С конца 1941 г. резко увеличивалось производство стратегических материалов в самих США. Стали усиленно разрабатываться местные за­лежи марганцевых руд, которые раньше не добывались из-за их бедно­сти металлом. В 1942 г. производство марганца в стране возросло по срав­нению с 1941 г. в 3,2 раза, хрома - в 7,8 раза, алюминия- в 1,8 раза, вольфрама, молибдена и ванадия- в 1,5 раза
Важным стимулом роста военно-промышленного производства явля­лась американская программа поставок союзникам на основе закона о передаче взаймы или в аренду вооружения (ленд-лиз), доля которо­го в общих военных расходах CIIIA увеличилась с 10,5 процента в июле до 16,4 процента в ноябре 1941 г. и до 17,1 процента в апреле.
В марте - апреле 1942 г. поставки по ленд-лизу впервые превы­сили коммерческий экспорт США.
 
Росло сельскохозяйственное производство, которое также поощря­лось правительством.
 
Возросшие возможности американской экономики позволили в пер­вом полугодии 1942 г. увеличить выпуск вооружения и боевой техники.

Таблица 23Производство вооружения и боевой техника в США в первом полугодии 1942 г.
Виды боевой техники и вооруженияЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИтого
Танки         9239501 0711 4131 5641 7317 652
Самолеты  2 97830923 4933 5003 9833 73620 782
В том числе боевые1 4401 4871 6711 5711 8882 06710 124
Орудия      5 9536 7749 55812 48315 58817 59067 946
Минометы  6196456656065211 5504 606
Пулеметы  23 6722811436 57642 32049 62554 543234 850
Автоматы  39 71645 7834809257 57958 53462 834312 538
Винтовки и карабины 59 01157 77881 07994 282107 681119 044518 875
Боевые корабли основ­ных классов4571181247
Торговые суда, ед./тыс. брт162826365767230
1982902914016207502 550
 
Из таблицы 23 видно, что в апреле 1942 г. по сравнению с декаб­рем 1941 г. выпуск самолетов увеличился в 1,4 раза, танков - в 1,6, ору­дий - в 3,7, минометов - в 1,7, пулеметов - в 2,1, автоматов - в 1,4, винтовок - в 2,5 раза. В целом производство вооружения, боевой тех­ники и судов в США за пять месяцев их участия в войне возросло почти в 2,5 раза.
 
Среди крупных боевых кораблей, спущенных на воду в эти месяцы, было 3 авианосца, 3 линкора (по 35 тыс. тонн), 4 крейсера (по 6 тыс. тонн), 24 эсминца, 11 подводных лодок. Со стапелей сошли первые торговые суда типа «Либерти».
 
В условиях длительной военно-производственной конъюнктуры по­стоянно рос удельный вес крупных фирм за счет поглощения мелких. Этому способствовала практика заключения государственными органами «громадной массы военных контрактов с немногими крупными фирмами». По данным на конец февраля 1942 г., 100 крупнейших компаний - военных подрядчиков получили 76 процентов всех военных контрак­тов, заключенных после июня 1940 г. Существенно возросли прибыли монополий.
 
В увеличении выпуска военной продукции большую роль играли американские трудящиеся. Рабочие, при активной поддержке компар­тии и профсоюзов, развернули «битву за производство», чтобы увеличить свой вклад в войну против гитлеровской Германии. Они добровольно отказывались от забастовок, соглашались на увеличение  продолжительности рабочей недели, повышали производительность труда. К маю 1942 г. более 9 млн. американцев записались на оборонные работы.
 
Таким образом, перестройка американской экономики для обеспе­чения нужд войны осуществлялась в несколько этапов. Она заметно уско­рилась летом 1941 г. С вступлением США в войну военное производство в стране стало развиваться еще более быстрыми темпами. Однако и после Пёрл-Харбора в течение длительного времени сохранялся разрыв меж­ду колоссальными потенциальными возможностями Соединенных Штатов и их вкладом в борьбу с фашистско-милитаристским блоком.
 
В рассматриваемый период в США и Англии продолжались начатые ранее работы по созданию атомного оружия.
 
Если в США до второй половины 1941 г. исследовательская работа по физике ядра велась сравнительно медленно, то усилия английских ученых в 1940-1941 гг. отличались большой целенаправленностью и эффективностью. На их деятельность оказывала влияние непосредственная угроза нападения Германии на Британские острова. Они провели серию экспериментов, доказавших возможность достаточно быстрого создания атомной бомбы, с тем чтобы ее можно было применить в войне против Германии. Ими были разработаны конкретные предложения по получению урана-235 методом газовой диффузии. Работы ученых вызвали большой интерес у правительства Великобритании. При мини­стерстве авиационного производства в апреле 1940 г. был образован специальный комитет под кодовым названием «Мауд коммити», перед которым была поставлена задача досконально изучить проблему создания атомного оружия. К 15 июля 1941 г. комитет подготовил для правитель­ства доклад, в котором делался вывод о возможности изготовления атом­ной бомбы приблизительно в течение двух лет. Комитет начальников штабов рекомендовал предоставить атомному проекту приоритет.
 
В августе 1941 г. Черчилль назначил лорд-председателя совета Д. Андерсона ответственным от правительства за атомный проект. Для производства ядерного взрывчатого вещества и практического изго­товления атомной бомбы в Англии в октябре 1941 г. была создана спе­циальная организация под наименованием «Тыоб эллойз», общее руко­водство которой осуществлял Андерсон. В нее вошли основные научные и инженерно-технические кадры, выделенные для осуществления атом­ного проекта Англии.
 
Однако вскоре выяснилось, что для военной экономики Великобри­тании создание атомной бомбы, которое требовало исключительно боль­ших материальных затрат и людских контингентов, было весьма трудной задачей. Английская промышленность напряженно работала на войну. Всякое переключение ее важнейших отраслей на другие цели, не свя­занные непосредственно с производством обычного оружия, привело бы к ослаблению Англии. Давали себя знать и бомбардировки Британских островов германской авиацией. Все это вынуждало правящие кру­ги Англии искать тесного сотрудничества с Соединенными Штатами в области создания атомного оружия.
 
Со своей стороны, США, отстававшие в 1941 г. от англичан в области ядерных исследований, были очень заинтересованы в получении подроб­ной научной информации о достижениях английских ученых-атомников. В августе - сентябре 1941 г. американцы были ознакомлены с итоговым докладом «Мауд коммити». Ценная информация, полученная от англи­чан, была доложена президенту Рузвельту. Она и побудила правитель­ство США ускорить атомные исследования, вести их в тесном сотрудни­честве с Великобританией.
 
Для общего руководства атомной программой США осенью 1941 г. была сформирована Высшая политическая группа в составе президента, вице-президента, военного министра, начальника штаба армии и двух ученых - В. Буша, председателя созданного летом 1941 г. Управления научных исследований США, и Дне. Конэнта, возглавлявшего Нацио­нальный комитет по оборонным исследованиям.
 
В ноябре 1941 г. ученые США подготовили очередной доклад по вопро­су разработки атомного оружия. Их выводы были сдержаннее, чем выводы англичан, но достаточно оптимистичны, чтобы дать основание для под­держки плана расширения работ. На основе этого доклада 6 декабря, за день до нападения Япопии на Пёрл-Харбор, президент США принял решение об ускорении атомной программы и всемерной мобилизации сил для создания атомной бомбы ранее других стран. Правительством США был взят курс на возможно быстрейшее изготовление нового оружия огромной разрушительной силы.
 
Хотя США и Англия выразили готовность к установлению тесного сотрудничества в создании атомного оружия, никаких практических шагов к объединению их усилий до конца 1941 г. не было предпринято. Пока Англия была впереди Соединенных Штатов Америки в разработке атомных проблем, она не спешила идти на кооперирование со своим союз­ником. На предложение Рузвельта, сделанное в октябре 1941 г.,- «координировать или даже проводить совместно» все исследования в этой области Черчилль ответил только через два с лишним месяца. В начале 1942 г. в США направилась группа английских ученых. Она на месте убедилась, что американские ученые имели значительно больше возмож­ностей решить проблему атомного оружия, чем Англия. Это побудило руководителей английской атомной программы согласиться на полное объе­динение усилий с американскими учеными.
 
Латинская Америка. 
Латиноамериканские страны не принимали непосредственного участия в вооруженной борьбе с фашистско-милитаристским блоком. Но они внесли в нее существенный вклад, который выразился в поставках США и Англии стратегического сырья и про­довольствия. Основная часть поставок направлялась в США, которые занимали, по существу, ключевые позиции в экономике латиноамери­канских стран.
В ряде государств Латинской Америки получила развитие обра­батывающая и легкая промышленность, расширялась топливно-энергетическая база. Но процесс индустриализации здесь сдерживался мо­нополиями США.
Экономические поставки стимулировались серией соглашений, кото­рые США заключили с латиноамериканскими государствами в соответст­вии с резолюцией «О производстве и обмене стратегическими материала­ми», принятой в январе 1942 г. на совещании министров иностранных дел американских стран в Рио-де-Жанейро. Объем сырья и продовольст­вия, получаемого США, значительно возрос после того, как основная часть латиноамериканских стран разорвала в начале 1942 г. дипломати­ческие отношения с державами оси.
 
В начале 1942 г. Уругвай продал США огромные запасы сырой шер­сти. Куба предоставила свой никель, медь, марганец, сурьму, вольфрам и хром, а также весь урожай сахарного тростника. Гаити занялась раз­витием производства каучука, древесного волокна и растительных масел. Перу поставляла нефть, а с мая, после заключения торгового договора,- медь, серебро, ванадий. Эквадор экспортировал бальсовый лес, используе­мый в самолетостроении, а также какао, бананы и кофе. Боливия еще в 1941 г. запродала США на три года вперед свой вольфрам. У Мексики они приобретали серебро, у Колумбии - кофе, минеральное сырье и каучук. Бразилия после разрыва дипломатических отношений со странами оси в январе 1942 г. стала в возрастающем количестве направлять США и Англии бериллий, марганец, хром и другие виды важнейшего стратегического сырья, а также сельскохозяйственные продукты. По «кау­чуковому соглашению», подписанному в марте 1942 г., Бразилия обяза­лась в течение пяти лет продавать США по твердой цене все излишки каучука.
 
Латиноамериканские страны, руководствуясь интересами борьбы с агрессорами, стремились всемерно увеличить экономическую помощь антифашистским государствам. На первом конгрессе представителей тру­дящихся Латинской Америки, состоявшемся в ноябре 1941 г. в Мексике, была внесена резолюция, призвавшая народы континента оказать мате­риальную поддержку СССР, Англии и другим странам антигитлеровской коалиции.
 
Китай. 
Развитие экономики гоминьдановского Китая, в том числе военной промышленности, подчинялось интересам правящей верхушки. Контракты на военное строительство, производство военных материалов и оружия, представлявшиеся чунцинским правительством, захватывали крупнейшие монополии и компрадорская буржуазия, связанные с «че­тырьмя семействами».
 
Экономика была подорвана длительной войной с милитаристской Японией, оккупировавшей огромные районы китайской территории. С потерей Бэйпина, Тяньцзиня и других индустриальных центров, рас­положенных в бассейне рек Хуанхэ и Янцзы, Китай лишился промыш­ленной базы. В руках оккупантов оказались почти все железные дороги страны и ее морские порты. Под контролем правительства Чан Кай-ши остались лишь юго-западные, отсталые в экономическом отношении про­винции, производившие накануне войны менее 10 процентов всей промыш­ленной продукции Китая.
 
Промышленное производство и строительство тормозилось недостат­ком технических кадров и финансовых средств. В то же время баснослов­ные суммы затрачивались на содержание раздутого военно-полицейского и административного аппарата. В условиях неустойчивой военно-политической конъюнктуры «бегство капитала» в США и другие государства приобретало большие масштабы. Остро ощущалась нехватка промышлен­ного оборудования. Значительные партии его были утеряны в результате плохо организованной эвакуации предприятий.
 
В 1941 г. на неоккупированной территории (провинции Хунань, Гуанси, Гуйчжоу, Сычуань, Ганьсу) работало лишь несколько государст­венных предприятий - в городах Чанша, Ханьян, Гуйлинь, Куньмин, Чундэ, Ланьчжоу и других. Производство находилось на низком техни­ческом уровне. Государственными предприятиями было выпущено всего 375 станков и 313 двигателей. Добыча угля составляла немногим более 6 млн. тонн. Нефть в небольшом количестве добывалась лишь в провин­ции Ганьсу. В январе - июне 1942 г. силами государственного и частного секторов экономики было получено около 19 тыс. тонн железной руды выплавлено 1,5 тыс. тонн стали. В 1941-1942 гг. заметно поднялось про­изводство цветных металлов, а также выработка ценной древесины, тех­нических масел, чая. Все эти виды сырья и продовольствия шли почти исключительно на экспорт.
 
Собственное военное производство в 1941 г. оставалось незначитель­ным. Многие виды вооружения, боеприпасов, медикаментов и транспорт­ных средств Китай получил от западных держав. Со времени включения Китая в систему ленд-лиза (май 1941 г.) увеличились американские поставки оружия и военных материалов. В 1941 - 1942 гг. США предоста­вили Китаю три займа на общую сумму 600 млн. долларов.
 
Освобожденные районы, контролировавшиеся компартией, пережи­вали серьезные военные и финансово-экономические трудности. Однако коммунисты, отрезанные от больших промышленных центров страны, все же сумели создать свою сельскохозяйственную и промышленную базу. В производство вовлекались все воинские част 8-й и Новой 4-й армий, учреждения и учебные заведения. Пополнение оружием осуществлялось и за счет трофеев.
 
Общественное хозяйство освобожденных районов включало государст­венные предприятия (главным образом оборонного значения) и предприя­тия воинских частей и учебных заведений, производившие в основном продукты питания и предметы первой необходимости. Собственностью правительств освобожденных районов являлись угольные шахты, заводы, мастерские по изготовлению стрелкового оружия и боеприпасов. Воин­ские части имели предприятия по производству шерстяной пряжи, лесоматериалов, сбруи, крахмала, а также портняжные мастерские, фермы домашнего скота, пасеки. Торговля товарами первой необходимо­сти, например, солью, велась как внутри освобожденных районов, так и с районами, оккупированными японскими захватчиками, и даже с япон­скими фирмами.
 
На оккупированной территории Китая Япония усиливала исполь­зование людских и материальных ресурсов для расширения своей агрес­сии. В 1941 г. японскому империализму удалось в результате жестокой эксплуатации китайских рабочих, хищнического разграбления полезных ископаемых расширить производство стратегических материалов. Путем захвата земли китайских крестьян, массовой колонизации лучших пахот­ных участков и других мер японцы добивались увеличения производства сельскохозяйственной продукции.
 
Китайские трудящиеся на оккупированной территории всячески саботировали проводимые японцами меры по принудительной военно-эко­номической мобилизации.
 

* * *

Во второй половине 1941 г.- начале 1942 г. колоссальная часть экономики капиталистического мира была вовлечена в сферу производст­ва, непосредственно связанную с войной. Степень мобилизации ресурсов для военных нужд, достигнутая двумя воюющими коалициями и различ­ными государствами - участниками союзов, была довольно высокой, но неодинаковой. В Англии и Канаде уровень мобилизации был выше, чем в США. Численность вооруженных сил по отношению к общему количеству занятого населения (включая безработных) в 1941 г. составила: в Анг­лии - 17 процентов, в Канаде - 7 и в США - 3.
 
Главные капиталистические страны, входившие в антигитлеров­скую коалицию, к лету 1942 г. не перестроили еще полностью хозяйст­венную систему для обеспечения военных нужд. Задачи вооруженной борьбы с державами оси требовали, особенно от США, дальнейших усилий в области мобилизации и использования людских и материальных ресурсов. Рассчитанное на ряд лет развертывание военно-экономического потен­циала США происходило без большого ущерба для гражданского сектора экономики.
 
Военно-политическое руководство гитлеровской Германии - ведущей силы агрессивного блока - ошибочно полагало, что достигнутая к сере­дине 1941 г. степень военно-экономической мобилизации окажется доста­точной для выполнения намеченных стратегических планов в кратковре­менной войне против СССР. Но разгром фашистских войск под Москвой и на других участках советско-германского фронта, а также перспективы затяжной войны потребовали не только возмещения огромных потерь вермахта в людях и технике, но и пересмотра планов военно-экономиче­ской мобилизации. С вступлением в войну США окончательно провали­лись надежды гитлеровской клики избежать противоборства с объедине­нием мощных промышленных стран.
 
Нацисты, начав с конца 1941 г. дальнейшее развертывание военной экономики, все более расширяли масштабы мобилизации в Германии и оккупированных ею странах. Аналогичные усилия предпринимала милитаристская Япония. К весне 1942 г. обе эти державы оси значительно увеличили свой военно-экономический потенциал.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР

По теме

  • Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Вероломное нападение фашистской Италии на Эфиопию подняло народ страны на национально-освободительную борьбу против колонизаторов за...
  • Том 4. Глава 12. Борьба советских людей в тылу врага зимой 1941-42 г.
    Том 4. Глава 12. Борьба советских людей в тылу врага зимой 1941-42 г.
    Борьба советских людей в тылу немецко-фашистских войск уже в первую военную зиму развернулась почти на всей оккупированной врагом территории. Это...
  • Том 4. Глава 7. Коммунистические партии в борьбе за сплочение народных масс против фашистской агрессии
    Том 4. Глава 7. Коммунистические партии в борьбе за сплочение народных масс против фашистской агрессии
    В Европе продолжало развертываться национально-освободительное, антифашистское движение Сопротивления. На борьбу против немецко-фашистских...
  • Том 1. Глава 7. Армия защиты мира и социализма
    Том 1. Глава 7. Армия защиты мира и социализма
    История убедительно доказала, что выдающуюся роль в обеспечении мира, свободного развития народов, в организации отпора империалистическим агрессорам...
  • Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Начавшаяся вторая мировая война вызвала необходимость углубленного изучения опыта боевых действий и дальнейшего развития советского военного...
  • Том 3. Глава 1. Нападение фашистской Германии на Польшу
    Том 3. Глава 1. Нападение фашистской Германии на Польшу
    Вечером 31 августа 1939 г. группа эсэсовцев ворвалась в здание радиостанции приграничного с Польшей города Глейвиц (Гливице). Инсценируя нападение на...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 4. Глава 2. Начало Великой Отечественной войны Советского Союза
    Том 4. Глава 2. Начало Великой Отечественной войны Советского Союза
    На рассвете 22 июня 1941 г. фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, внезапно, без объявления войны, обрушила на Советский Союз...
  • Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств  во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Расширение масштабов второй мировой войны в результате агрес­сии фашистской Германии и ее союзников против СССР, а милитарист­ской Японии против США...
  • Том 5. Глава 8. Оборона Ленинграда. Наступление Советских войск в районах Ржева и Воронежа
    Том 5. Глава 8. Оборона Ленинграда. Наступление Советских войск в районах Ржева и Воронежа
    В июле - ноябре напряженная борьба развернулась на северо­-западном и западном участках фронта и в районе Воронежа. Советские войска, находившиеся в...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Керченско-Феодосийская десантная операция
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Керченско-Феодосийская десантная операция
    Керченская группировка противника состояла из частей 46-й пехотной дивизии 11-й немецкой армии, 8-й румынской кавалерийской бригады, двух танковых...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 3. Смоленское сражение
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 3. Смоленское сражение
    10 — 12 июля, одновременно с началом ожесточенных боев на дальних подступах к Ленинграду и в Эстонии, на главном — западном направлении развернулось...
  • Том 3. Заключение
    Том 3. Заключение
    Первый период мировой войны длился около двадцати двух месяцев. За это время в нее было вовлечено почти тридцать государств с населением свыше 1...
  • Том 4. Глава 14. Агрессия Японии на Тихом океане. Вступление США во вторую мировую войну.
    Том 4. Глава 14. Агрессия Японии на Тихом океане. Вступление США во вторую мировую войну.
    Война на Тихом океане - составная часть второй мировой войны - явилась результатом обострения империалистических противоречий, вы­званного усилением...
  • Том 2. Глава 10. Перед схваткой
    Том 2. Глава 10. Перед схваткой
    Стратегические замыслы и цели государств двух капиталистических коалиций имели как определенную общность, так и существенное различие. Общее состояло...
  • Том 4. Глава 6. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке летом и осенью 1941 г.
    Том 4. Глава 6. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке летом и осенью 1941 г.
    Главные усилия фашистской Германии и ее европейских союзников летом и осенью 1941 г. были сосредоточены на ведении войны против Советского Союза. В...
  • Том 5. Глава 2. Развертывание экономического потенциала государств антифашистской коалиции
    Том 5. Глава 2. Развертывание экономического потенциала государств антифашистской коалиции
    К концу первого полугодия 1942 г. благодаря величайшему напряжению сил советского народа уже действовали 1200 эвакуированных предприятий, в том числе...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 4. Военные действия на Украине. Оборона Киева и Одессы
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 4. Военные действия на Украине. Оборона Киева и Одессы
    В июле — сентябре 1941 г. ожесточенные сражения развернулись и на южном крыле советско-германского фронта. Борьба, длившаяся без оперативных пауз два...