Том 4. Глава 11. Действия советского военно-морского флота на коммуникациях зимой 1941/42 г.


48

1. Обстановка и условия боевой деятельности на морских коммуникациях

По мере того как война принимала все более затяжной характер, возрастало значение постоянно действующих морских коммуникаций воюющих сторон. На приморских направлениях, где значительная часть воинских перевозок осуществлялась морским путем, повысилась роль транспортного флота и боевых кораблей, обеспечивавших морское судоходство.
 
К зиме 1941/42 г. определились три направления морских сообщений между СССР и союзниками, по которым в Советский Союз поставлялось вооружение и другие грузы: северное (через Мурманск и Архангельск), тихоокеанское (через Владивосток, Николаевск-на-Амуре и Петропавловск-Камчатский) и иранское (через Персидский залив). Все они действовали до конца войны. Первое из них было наиболее выгодным, так как позволяло доставлять грузы в самый короткий срок — за 10 — 14 суток. Незамерзающий Мурманский порт обеспечивал перевозки круглый год. За время войны по северным морским коммуникациям прошло 29 процентов всех направлявшихся в СССР судов, которые перевезли около 24 процентов общего количества поставок союзников. Но в то же время северный морской путь был самым опасным, так как подвергался интенсивному воздействию немецкой авиации и флота.
 
На севере внешние морские коммуникации Советского Союза связывали Мурманск и Архангельск с портами Англии, Канады и Соединенных Штатов Америки, внутренние пролегали между портами Кольского залива, Белого моря и Арктикой.
 
Значение внутренних морских путей в Заполярье определялось тем, что сухопутные сообщения здесь были крайне неразвитыми и подавляющее большинство перевозок в прибрежной полосе осуществлялось водным путем.
 
Основная коммуникация фашистской Германии в зоне действий Северного флота пролегала от Тромсё до портов Петсамо и Киркенес в Варангер-фьорде (400 миль). По ней в Германию доставлялось до 20 тыс. тонн никеля, или 65 — 70 процентов ее годовой потребности в этом виде стратегического сырья. Кроме того, из портов Варангер-фьорда вывозилась железная руда, ежемесячная добыча которой в районе Киркенеса составляла до 30 тыс. тонн. По этой коммуникации осуществлялось также снабжение войск немецкой армии «Норвегия», действовавшей на мурманском направлении.  
 
На юге зависимость сухопутных группировок от моря также была значительной. Особенно это было характерно для советских войск. Им пришлось вести здесь боевые действия на территории с недостаточно развитой сетью железных и шоссейных дорог. Поэтому они широко использовали морские коммуникации, проходившие вдоль Кавказского побережья. По морю войска получали боеприпасы, горючее и продовольствие. Блокированный с суши Севастополь снабжался исключительно морским путем, главным образом через Новороссийск.
 
Гитлеровские армии на южном крыле советско-германского фронта использовали как сухопутные, так и морские коммуникации, проходившие вдоль побережья Черного моря от болгарских портов к румынским, а с осени 1941 г. и к оккупированной Одессе. Действовавшая в Крыму 11-я немецкая армия с конца ноября снабжалась главным образом по железным и шоссейным дорогам.
 
Основные задачи советского Военно-Морского Флота состояли в том, чтобы активными действиями по нарушению вражеских коммуникаций и надежной защитой своих морских путей сообщения создать, благоприятные условия для проведения советскими войсками операций на приморских направлениях; срывом перевозок стратегического сырья способствовать ослаблению военного производства Германии, а обеспечением безопасности союзных конвоев и внутреннего судоходства — удовлетворению нужд экономики страны, снабжению всем необходимым действующей армии.
 
Задачи немецко-фашистского флота сводились к нарушению морских перевозок Советского Союза и его союзников и защите своих коммуникаций.
 
Таким образом, борьба на морских сообщениях велась с целью обеспечения военных действий на суше, где решалась судьба войны.
 
Гитлеровское командование, придавая первостепенное значение этой борьбе, создало крупную группировку военно-морских сил в Заполярье. В конце 1941 г. в базах Северной Норвегии находилось до 6 подводных лодок, 15 миноносцев, около 50 сторожевых кораблей, до 35 сторожевых катеров и охотников за подводными лодками. На аэродромах норвежского побережья базировалось до 130 самолетов. К весне 1942 г. эти силы увеличились за счет переброски в норвежские базы эскадры крупных надводных кораблей в составе линкора «Тирпиц», карманных линкоров «Адмирал Шеер», «Лютцов», тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер», легкого крейсера «Кёльн». Количество немецких подводных лодок достигло 20, а самолетов к маю стало 400. Большая часть немецкой авиации на севере использовалась для нанесения ударов по внешним и внутренним морским коммуникациям СССР.
 
Советское командование в свою очередь принимало меры к усилению Северного флота. В связи с прекращением в начале войны строительства крупных боевых кораблей он пополнялся в основном малыми боевыми кораблями и подводными лодками. Однако в конце 1941 г. силы флота оставались недостаточными (21 подводная лодка, 7 эсминцев, 27 сторожевых кораблей, 32 тральщика, 49 сторожевых катеров и некоторые другие корабли, 135 боевых самолетов).
 
Численное превосходство немецко-фашистских военно-морских сил в крупных кораблях и авиации дополнялось их выгодным базированием в портах и базах Северной Норвегии — Петсамо (Печенга), Киркенес,  Вадсё, Вардё, Хаммерфест и Тромсё, вдоль всей германской северной морской коммуникации. Это обстоятельство способствовало устойчивости германского судоходства на севере и позволяло гитлеровцам вести активные действия по нарушению внешних морских коммуникаций союзников.
 
Северный флот не имел развитой сети баз. Его главная база — Полярный — находилась вблизи линии фронта и систематически подвергалась ударам вражеской авиации. Для стоянки кораблей использовались гавани и бухты Кольского и Мотовского заливов. На порты Белого моря базировались корабли Беломорской флотилии, входившей в состав Северного флота.
 
На Черном море превосходство в корабельном составе сохранялось за Черноморским флотом, который имел линейный корабль, 4 крейсера, 2 лидера, 12 эскадренных миноносцев, 43 подводные лодки и другие боевые корабли. Противник по-прежнему значительно уступал ему по боевым кораблям, несмотря на то что к началу 1942 г. гитлеровское командование несколько укрепило румынский флот малыми подводными лодками и быстроходными десантными баржами, перебросив их по железной дороге.
 
Превосходство в авиации на Черном море оставалось за противником. Это значительно затрудняло действия советских кораблей на коммуникациях.
 

2. Боевые действия на северных морских коммуникациях

Осенью 1941 г. линия сухопутного фронта на севере стабилизировалась. Противник, остановленный на дальних подступах к Мурманску и Полярному, израсходовал резервы и вынужден был перейти к обороне. Его подготовка к наступлению на этом направлении в 1942 г. находилась в прямой зависимости от доставки подкреплений морем.
 
Основные усилия Северного флота в этот и в последующий период были направлены на срыв воинских перевозок гитлеровцев и на нарушение вывоза из норвежских портов в Германию стратегического сырья — никелевой и железной руд. Причем главную ударную силу в борьбе на вражеских морских сообщениях составляли подводные лодки. Авиация флота по-прежнему привлекалась главным образом для действий против сухопутных войск противника и прикрытия своих частей. Это сужало возможности флота в нанесении массированных ударов по коммуникациям врага, в ведении воздушной разведки. Подводным лодкам, не получавшим систематически разведданных, приходилось тратить время на самостоятельный поиск вражеских судов. Но несмотря на эти трудности и сложные условия полярной ночи, они причиняли противнику серьезный урон. Подводная лодка «Д-3» под командованием капитана 3 ранга М. А. Бибеева только за один поход потопила в период с 26 ноября по 6 декабря три транспорта общим тоннажем 25,5 тыс. брт, следовавших с грузами в порты Киркенес и Петсамо. Подводники добивались таких боевых успехов в условиях все более усиливавшейся противолодочной обороны противника. Если в начале войны немецко-фашистское командование не придавало большого значения защите своих коммуникаций, то зимой 1941/42 г., в связи с повышением активности советских подводных лодок, оно было вынуждено прибегнуть к системе конвоев — проводке транспортных судов в охранении боевых кораблей и под прикрытием самолетов.  
 
Для боевой деятельности подводников Северного флота было характерно творческое отношение к выполнению заданий командования, поиск наиболее эффективных тактических приемов. Они уже в первые месяцы войны начали переходить от позиционного метода использования лодок к более совершенному — позиционно-маневренному крейсерству в ограниченных районах моря. Обычно они атаковали суда и боевые корабли несколькими торпедами, выпускавшимися с временным интервалом. Тем самым достигалась высокая вероятность поражения целей. К марту 1942 г. этот способ стрельбы был еще более усовершенствован и получил в дальнейшем широкое распространение во всем Военно-Морском Флоте.
 
Подводные лодки в борьбе на коммуникациях наряду с торпедами нередко использовали артиллерийское и минное оружие. Наиболее мощную артиллерию имели подводные лодки типа «К» (два 100-мм и два 45-мм орудия). Однако с усилением противолодочной обороны конвоев противника артиллерийские средства применялись лишь в тех случаях, когда охранение судов оказывалось слабым, или в целях самообороны, если лодка вынуждена была действовать в надводном положении.
 
Мины ставились у выходов из баз противника и на путях движения его судов.
 
С начала 1942 г. на Северном флоте стало практиковаться наведение подводных лодок на обнаруженный конвой. Штаб флота, получив сведения о противнике, сообщал лодкам, через позиции которых следовал вражеский конвой, время, место, курс и скорость его хода. Это значительно повысило результативность действий подводников.
 
Немецко-фашистское командование, обеспокоенное ростом потерь судов на переходах, приняло дополнительные меры по защите наиболее открытых участков своих коммуникаций. В ряде мест на побережье противник установил береговую артиллерию и. оборудовал сигнально-наблюдательные посты. Кроме того, в январе — марте в прибрежной полосе от Петсамо до острова Фуглё он поставил минные заграждения, насчитывавшие 2200 мин. Это намного затруднило действия советских подводных лодок. 28 марта, например, «Щ-421» под командованием капитан-лейтенанта Ф. А. Видяева, потопив в районе Порсангер-фьорда транспорт в 7 тыс. брт, сама подорвалась на вражеской мине.
 
В связи с возросшей минной опасностью подводники совершенствовали приемы самообороны. В частности, лодки стали форсировать минные заграждения на больших глубинах (75 — 80 м), где опасность подрыва была наименьшей.
 
Одновременно подводники овладевали наиболее эффективными способами уклонения от противолодочных кораблей. Это нередко позволяло им выходить невредимыми из самых сложных боевых ситуаций. Так, 28 марта подводную лодку «К-22», которой командовал капитан 3 ранга В. Н. Котельников, в течение пяти часов преследовала группа немецких катеров-охотников. Они сбросили в море 72 глубинные бомбы. На другой день преследование возобновилось. На этот раз гитлеровцы обрушили на лодку 193 глубинные бомбы. Но она, искусно маневрируя, снова ушла из-под ударов невредимой.
 
Партийно-политическая работа на подводных лодках была направлена на воспитание у моряков высокой боевой активности, стойкости, решительности и отваги в борьбе с врагом, на совершенствование тактического мастерства командиров, обеспечение успешного выполнения боевых заданий.  
 
Военный совет и политическое управление флота, командование и политотдел бригады подводных лодок глубоко изучали командный и политический состав соединения, заслушивали командиров и военкомов о результатах походов, о практике политического и воинского воспитания личного состава, информировали их об обстановке на морском театре, об особенностях тех районов, где кораблям бригады предстояло действовать. Командующий флотом А. Г. Головко, член Военного совета А. А. Николаев, начальник политуправления Н. А. Торик глубоко вникали в боевую деятельность и жизнь экипажей подводных лодок, регулярно посещали бригаду, нередко провожали корабли в море и встречали их, на месте решали многие вопросы улучшения обеспечения подводников всем необходимым, добивались устранения недостатков, выявлявшихся в боевых походах.
 
За умелые боевые действия на вражеских коммуникациях шесть подводных лодок Северного флота в начале 1942 г. были преобразованы в гвардейские.
 
Подводные лодки Северного флота с января по апрель 1942 г. потопили 34 вражеских транспорта (108 575 брт). Это составило 87 процентов общих потерь противника на северном морском театре. Остальной урон он понес от авиации, надводных кораблей и береговой артиллерии. Северный флот за это время потерял три подводные лодки.
 
Большую роль в защите Северным флотом своих коммуникаций играли надводные корабли, с которыми периодически взаимодействовала авиация.
 
Помощь Северному флоту в 1941 г. в его борьбе с морским противником на внутренних коммуникациях со стороны английского командования была незначительной. Она ограничилась посылкой нескольких тральщиков в Архангельск и двух подводных лодок («Тайгрис» и «Трайдент») в Кольский залив.
 
По договоренности с Великобританией и США защиту внешней морской коммуникации на севере осуществляли английские боевые корабли. На участке пути от меридиана 20° восточной долготы (Тромсё) до Мурманска и Архангельска (советская операционная зона), где особенно активно действовали немецкие самолеты и боевые корабли, конвои сопровождали также силы Северного флота.
 
Формированием конвоев, организацией их проводки занималось английское адмиралтейство. Руководство их переходами в советской операционной зоне осуществлялось Главным морским штабом. Непосредственная ответственность за безопасность конвоев в этой зоне лежала на командовании Северного флота.
 
Все вопросы взаимодействия Северного и английского флотов решались через военно-морские миссии в Полярном и Архангельске. От них командование Военно-Морского Флота получало информацию о времени выхода конвоев в советские порты, их составе и маршрутах движения. В свою очередь советское командование информировало союзников о мероприятиях по обеспечению встречи и проводки конвоев в своей зоне.
 
В перевозках по внешней коммуникации участвовали английские, американские и советские транспортные суда. Конвои формировались в портах и базах Шотландии (Лох-Ю и Скапа-Флоу) и Исландии (Рейкьявик, Хваль-фьорд). Пунктами разгрузки транспортов были Мурманск и Архангельск.
 
При выборе маршрутов движения учитывалось фланговое расположение гитлеровского флота у побережья Северной Норвегии. В летнее время конвои следовали на максимальном удалении от берега. Зимой же из-за  ледовой обстановки в Гренландском и Баренцевом морях их путь пролегал на 100 — 150 миль ближе к берегу. В условиях полярной ночи эффективность воздействия противника, особенно авиации, на проводку конвоев была ниже, чем летом.
 
В конвой обычно включалось 16 — 25, а иногда и больше транспортов, каждый из которых имел тоннаж не менее 10 тыс. брт. Основным походным ордером конвоя был строй фронта нескольких кильватерных колонн.
 
В состав охранения обычно входили крейсер, 2 — 3 эсминца и до 15 сторожевых кораблей. Восточнее меридиана 20° к конвою присоединялись 2 — 3 советских эсминца, а в радиусе действия советской авиации он прикрывался и самолетами. Одновременно военно-воздушные силы Северного флота наносили бомбовые удары по вражеским аэродромам.
 
До декабря 1941 г. гитлеровское командование, рассчитывая на молниеносную победу, не предпринимало активных действий против союзных конвоев. К тому же тогда перевозки из Англии в северные порты СССР носили ограниченный характер и гитлеровцы не придавали им большого значения. Но, потерпев поражение под Москвой и оказавшись перед фактом роста перевозок союзников в СССР, немецко-фашистское командование активизировало действия своего флота на севере. Для нанесения ударов по конвоям оно стало широко применять подводные лодки и авиацию. Первая атака союзного конвоя (PQ-6) была предпринята двумя немецкими самолетами 20 декабря 1941 г..
 
Немецкие подводные лодки развертывались в районе острова Медвежий — у границы советской зоны. Если в Атлантике они обычно вели поиск английских и американских судов самостоятельно, без взаимодействия с авиацией, то здесь, как правило, обеспечивались данными воздушной разведки. Это значительно повышало эффективность их боевых действий.
 
Фашистская авиация наносила удары по конвоям как самостоятельно, так и во взаимодействии с подводными лодками. Нередко она совершала налеты на советские порты, особенно на Мурманск, стремясь сорвать разгрузку прибывавших судов.
 
В борьбе с союзными конвоями противник использовал также надводные корабли, хотя делал это крайне редко, так как из-за значительной их уязвимости опасался понести серьезные потери. Однако сам факт сосредоточения в базах Северной Норвегии крупных немецких надводных кораблей создавал постоянную угрозу коммуникациям союзников.
 
В связи с возросшей активностью немецкого флота на севере командования английского и советского флотов усилили защиту конвоев. Наряду с непосредственным охранением транспортов осуществлялось оперативное прикрытие отрядами кораблей, в каждый из которых входили один-два линкора и авианосец. Был увеличен состав авиации Северного флота.
 
По просьбе английского командования советские подводные лодки периодически развертывались у норвежских баз на случай выхода крупных кораблей противника навстречу союзным конвоям. В марте — апреле подводники четырежды занимали позиции у вражеских баз и находились там каждый раз до пяти — семи суток. 7 марта 1942 г., когда в пути находились конвои PQ-12 и QP-8, в море вышел линкор «Тирпиц» в охранении эсминцев. Но тогда подводных лодок в этом районе не оказалось.  
 
Линкору удалось потопить отставший от конвоя QP-8 советский транспорт «Ижора». Капитан судна успел сообщить о случившемся по радио.
 
9 марта «Тирпиц» был обнаружен и атакован английскими самолетами с авианосца «Викториес». Но успеха они не добились. Линкор невредимым ушел в базу.
 
Напряженная борьба на внешней морской коммуникации потребовала от советского военно-морского командования более эффективного применения сил и средств. С середины марта Северный флот непосредственно в своей операционной зоне начал практиковать самостоятельные операции по проводке конвоев, приходивших в СССР и уходивших в Англию. Все мероприятия по обеспечению их перехода планировались заблаговременно, с учетом обстановки на море. К операциям по проводке привлекались все рода сил флота. На пути следования конвоя заранее развертывались подводные лодки. Авиация наносила бомбовые удары по базам и аэродромам противника. Принимались и другие меры. Операции проводились под руководством командующего флотом.
 
В результате всех этих мер надежность защиты конвоев возросла. Установившийся порядок обеспечения внешних сообщений на севере явился хорошей основой взаимодействия Северного флота с военно-морскими силами союзников.
 
С конца ноября 1941 г. по май 1942 г. в северные порты Советского Союза прибыло 8 конвоев (72 транспорта) и убыло в обратном направлении
 
10 (102 транспорта). За пять зимних месяцев потери от авиации и кораблей противника составили 15 транспортов, крейсер, эскадренный миноносец. 2 эскадренных миноносца были повреждены.
 
Самые большие потери понес конвой PQ-13, вышедший из Рейкьявика 20 марта. В его составе было 19 транспортов, крейсер «Тринидад» и два эсминца. 29 марта к конвою присоединились эсминцы «Гремящий», «Сокрушительный» и «Ориби». Основной удар по конвою нанесла авиация противника на подходах к советской операционной зоне. Она потопила пять транспортов и корабль охранения. Немецкие эсминцы, воспользовавшись частыми снежными зарядами, вышли в атаку и повредили английский крейсер. При этом немцы потеряли один эсминец.
 
Немецкие подводные лодки тоже не раз выходили в атаку, но успеха не добились. Одна из них была повреждена советским эсминцем «Гремящий» (командир капитан 2 ранга А. И. Турин).
 
Значение внутренних морских коммуникаций особенно возросло после того, как противник усилил удары с воздуха по Кировской железной дороге. Их защита осуществлялась главным образом Беломорской флотилией. В 1941 г. она обеспечила проводку 260 советских транспортов и сотен судов каботажного плавания, на которых было перевезено 212 тыс. тонн грузов. При этом на внутренних коммуникациях советский транспортный флот не потерял ни одного судна.
 
В период с 19 октября по 27 декабря Беломорская флотилия выполнила задание правительства по выводу транспортов и ледоколов из Арктики. За это время в порты Белого моря было проведено 18 конвоев, в состав которых входили 34 транспорта, 5 ледоколов и другие суда.
 
В конце 1941 г. действия противника на советских внутренних коммуникациях активизировались. Главную угрозу на наиболее оживленном участке — между Кольским заливом и Белым морем — представляла немецкая авиация.  
 
Весной 1942 г. частым ударам с воздуха подвергались Мурманск, аэродромы и базы Северного флота в Кольском заливе. В марте было зарегистрировано около 700, а в апреле — 1641 самолето-вылет немецкой авиации для нанесения ударов по объектам Кольского полуострова. При отражении этих налетов особенно отличились морские летчики. За умелые и самоотверженные действия в те дни летчики-гвардейцы А. А. Коваленко, Б. Ф. Сафонов, П. Г. Сгибнев удостоились высокого звания Героя Советского Союза.
 
У побережья Кольского полуострова нередко появлялись вражеские подводные лодки. В 1942 г. в этом районе активно действовали также немецкие эсминцы. Корабли противника здесь ставили минные заграждения.
 
С конца 1941 г. зона действий гитлеровцев по нарушению советских внутренних морских коммуникаций простиралась до проливов Югорский Шар и Маточкин Шар, где неоднократно обнаруживались немецкие подводные лодки.
 
На внутренних коммуникациях в отличие от внешних конвои были небольшими. Каждый из них состоял обычно из одного-двух транспортов и одного-двух кораблей охранения. В радиусе действий вражеской авиации на наиболее опасных участках перехода конвои прикрывались самолетами Северного флота.
 
Одиночное плавание транспортов становилось редким явлением. Если в 1941 г. на Баренцевом море в конвоях прошло 44 процента, а на Белом море 28 процентов всех судов, то в 1942 г. в них проследовали все крупные транспорты и до 70 — 80 процентов судов малого тоннажа.
 
Несмотря на серьезные трудности, Северный флот успешно справлялся с задачами по нарушению вражеских и защите своих морских коммуникаций в Заполярье. Североморцы эффективно противодействовали снабжению вражеских войск и вывозу гитлеровцами стратегического сырья морем, надежно защищали взаимные поставки Советского Союза, США и Англии.
 

3. Боевые действия на черноморских коммуникациях

Основным средством нарушения вражеских коммуникаций на Черном море являлись подводные лодки. На 1 января 1942 г. в составе Черноморского флота их насчитывалось 43, в том числе 19 малых. Однако результаты действий лодок оставались скромными — противник по-прежнему использовал для перевозок малотоннажные суда, которые совершали короткие переходы в прибрежных водах: Бургас — Варна (50 миль), Варна — Констанца (80 миль), Констанца — Сулина (80 миль), Сулина — Бугаз (70 миль).
 
С января по апрель 1942 г. подводники потопили всего три транспорта. Флот за это время потерял одну подводную лодку.
 
Наиболее упорной и ожесточенной была борьба на советских морских коммуникациях. С первых чисел ноября 1941 г. судьба блокированного с суши Севастополя во многом зависела от морских перевозок. Основной базой, через которую шло его снабжение, был Новороссийск. Часть войск и грузов перевозилась из Поти и Туапсе.
 
В отдельные дни, особенно при отражении наступления гитлеровцев на Севастополь в ноябре и декабре, сюда направлялось до 14 транспортов  с грузами. Кроме того, из Батуми и Туапсе корабли доставляли жидкое топливо на Керченский полуостров войскам Крымского фронта.
 
К началу обороны Севастополя Черноморский флот в своем распоряжении имел 74 сухогрузных судна (264 тыс. брт) и 16 нефтеналивных судов (160 тыс. брт). Для обеспечения сообщения с Севастополем он мог привлечь 2 крейсера, лидер, 12 эскадренных миноносцев, 12 базовых тральщиков, 67 сторожевых катеров. Перевозки, как правило, осуществлялись небольшими конвоями и одиночными транспортами. Для сопровождения транспортов обычно выделялись несколько эсминцев, тральщиков, сторожевых катеров, а в особо важных случаях — и крейсеры. При подходе к портам и базам и во время стоянки конвои прикрывались также истребителями.
 
Для прикрытия транспортов и боевых кораблей от прицельного бомбометания и артиллерийского обстрела в период их нахождения в главной базе широко применялось задымление Севастопольской бухты.
 
Главную угрозу для морских перевозок на Черном море представляла вражеская авиация. Ее господство в воздухе, во многом определявшееся выгодным базированием на аэродромы Крыма, позволяло противнику надежно контролировать значительный морской район. Это заставляло командование флота устанавливать маршруты движения в Севастополь с таким расчетом, чтобы конвои большую часть пути следовали за пределами радиуса действий самолетов противника. Всего определились три маршрута, которые проходили по параллелям 43°, 43,5° и 44°. Самый короткий из них составлял 250 миль (Севастополь — Новороссийск), самый длинный — 420 миль (Севастополь — Батуми).
 
В целях скрытности переходы планировались таким образом, чтобы транспорты входили в бухты Севастополя и выходили оттуда в темное время суток.
 
Основными объектами налетов немецко-фашистской авиации были корабли и суда, находившиеся в Севастополе. Всего в период с ноября 1941 г. по май 1942 г. гитлеровцы произвели 1856 самолето-вылетов для бомбардировки города. С конца апреля массированным ударам вражеской авиации стали подвергаться также Новороссийск и Туапсе.
 
В зимний период трудностей в осуществлении морских перевозок прибавилось. Из-за частых штормов пришлось сократить использование в конвоях малых боевых кораблей. Кроме того, в конце декабря — начале января большая часть корабельного состава флота привлекалась к участию в Керченско-Феодосийской десантной операции. Из-за нехватки боевых кораблей транспорты в Севастополь направлялись со слабым охранением или вообще без него. Так, из 161 судна, прибывшего в декабре в Севастополь, 50 следовали самостоятельно.
 
Командованию флота в организации перевозок приходилось идти и на другие крайние меры. Когда защитникам Севастополя требовалась немедленная помощь, особенно во время отражения вражеских штурмов, для переброски подкреплений использовались и быстроходные боевые корабли. Так, с 7 по 13 декабря — перед очередным наступлением противника — 2 крейсера, 6 транспортов, 2 миноносца и тральщик доставили в Севастополь 388-ю стрелковую дивизию; с 20 по 23 декабря, когда обстановка в этом районе вновь обострилась, из Новороссийска на крейсерах и эсминцах была переброшена отдельная морская стрелковая бригада и из Туапсе — стрелковая дивизия.
 
Всего в декабре транспорты и боевые корабли доставили в Севастополь 34 тыс. человек, 26 танков, 78 орудий, 178 автомашин и свыше 23 тыс.  тонн грузов; вывезено было 10 630 тонн грузов и около 13 тыс. жителей города и раненых воинов.
 
В январе — феврале 1942 г. напряженность на севастопольской коммуникации снизилась. Керченско-Феодосийская десантная операция приковала главное внимание сторон к Керченскому полуострову. Транспортный флот и боевые корабли были заняты преимущественно перевозкой войск и грузов в этот район для Крымского фронта.
 
В феврале действовавшие с ноября 1941 г. маршруты движения конвоев в Севастополь, в связи с тем что противник хорошо изучил их, были изменены. Но и новые вскоре стали известны врагу. Поэтому в дальнейшем для каждого конвоя устанавливался свой маршрут, с учетом обстановки и технических данных транспортов. Всего с января по март в Севастополь прибыло 170 транспортов и боевых кораблей, доставивших 46,9 тыс. человек, десятки тысяч тонн грузов.
 
К весне 1942 г. обстановка под Севастополем вновь осложнилась. Противник установил на подходах к Севастопольской бухте постоянный блокадный дозор из торпедных катеров и самолетов-торпедоносцев, базировавшихся на ближайшие пункты захваченного им побережья Крыма. Подступы к городу с моря контролировались немецкой авиацией и простреливались дальнобойной артиллерией с суши. К апрелю советская авиагруппа в районе Севастополя насчитывала лишь 52 самолета и не могла обеспечить прикрытие конвоев. Проход транспортных судов в бухты Севастополя стал практически невозможен. Вся тяжесть перевозок легла на боевые корабли, но и они с трудом прорывались в осажденную базу.
 
Командование Черноморского флота принимало действенные меры, чтобы сохранить эту коммуникацию. В апреле оно разработало детальный план доставки в Севастополь боеприпасов, горючего и продовольствия подводными лодками. Были определены номенклатура грузов, их габариты, способ упаковки, вес, организация погрузочно-разгрузочных работ, график переходов. Для увеличения грузовместимости лодок с некоторых из них снимали торпедно-артиллерийское вооружение. Такая подводная лодка могла брать до 80 — 100 человек и до 35 — 40 тонн груза.
 
Максимальное использование сил и средств позволило Черноморскому флоту зимой 1941/42 г. справиться с задачей по защите своих морских коммуникаций и обеспечению перевозок для осажденного Севастополя и для Крымского фронта.
 

* * *

Советский Военно-Морской Флот зимой 1941/42 г. вел напряженную борьбу на морских путях сообщения, обеспечивал боевые действия сухопутных войск на приморских направлениях.
 
Северный флот, несмотря на недостаток сил, успешно противодействовал вражеским перевозкам и надежно обеспечивал внешние и внутренние коммуникации страны в Заполярье. В этот период были заложены основы его взаимодействия с флотами союзников в проводке конвоев, следовавших в Советский Союз и обратно.
 
Черноморский флот в трудных условиях зимы 1941/42 г. обеспечил бесперебойное снабжение войск Севастопольского оборонительного района, сковавших крупные силы врага.
 
Главная трудность в боевой деятельности советского Военно-Морского Флота создавалась господством противника в воздухе.  
 
Пополнение флотов и флотилий новыми боевыми кораблями из-за перестройки судостроительной промышленности шло медленно. Перевод кораблей с одного театра на другой еще не практиковался. Напряженная обстановка на Дальнем Востоке не позволяла советскому командованию использовать силы Тихоокеанского флота в борьбе против фашистской Германии.
 
После того как в августе 1941 г. из США во Владивосток начали поступать военные материалы, закупленные Советским Союзом, Япония стала препятствовать свободному плаванию советских судов в проливах Лаперуза и Татарский. 8 декабря 1941 г. Япония объявила проливы Лаперуза, Сангарский и Корейский своими «морскими оборонительными зонами», и все выходы из Японского моря оказались под контролем ее флота. Нарушая пакт о нейтралитете, заключенный с СССР, и другие соглашения, японцы в декабре 1941 г. потопили советские торговые суда «Кречет», «Свирьстрой», «Перекоп», «Майкоп» и захватили транспорты «Сергей Лазо» и «Симферополь». В этой обстановке Тихоокеанский флот должен был находиться в постоянной боевой готовности.
 
Достигнутые советским Военно-Морским Флотом успехи в борьбе на морских коммуникациях зимой 1941/42 г. явились результатом возросшей тактической подготовки командиров, высоких морально-боевых качеств личного состава, активной и целеустремленной партийно-политической работы. Командование флотов и флотилий, политорганы, партийные и комсомольские организации умело воспитывали моряков в духе любви к Советской Родине, жгучей ненависти к врагу, стойкости и решительности в бою, развивали у них боевую активность, волю к достижению победы над немецко-фашистскими захватчиками.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР

По теме

  • Том 4. Хроника основных событий 1941-42
    Том 4. Хроника основных событий 1941-42
    При рассмотрении сражений зимы 1941/42 г. на советско-германском фронте анализируется проблема борьбы обороняющейся стороны за стратегическую...
  • Том 6. Глава 1. Накануне исторического перелома
    Том 6. Глава 1. Накануне исторического перелома
    Более трех лет прошло с того времени, когда агрессивные государства втянули народы земного шара в самую кровопролитную и разрушительную в истории...
  • Том 1. Глава 4. Образование главного очага Мировой войны
    Том 1. Глава 4. Образование главного очага Мировой войны
    Мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г., обнажил все противоречия империализма, привел к небывалому обострению политического положения как...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 3. Введение. Начало войны
    Том 3. Введение. Начало войны
    Первого сентября 1939 г. началась вторая мировая война. В жизни народов наступил тяжелый, критический период. Главные причины второй мировой войны...
  • Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Кавказ - важный экономический район. Накануне войны здесь была создана крупная топливно-энергетическая база. На долю Северного Кавказа и Закавказья...
  • Том 3. Глава 17. Внешняя политика советского государства и обеспечение безопасности границ СССР
    Том 3. Глава 17. Внешняя политика советского государства и обеспечение безопасности границ СССР
    В период между двумя мировыми войнами советский народ, в исторически короткий срок построив под руководством ленинской партии социалистическое...
  • Том 1. Заключение
    Том 1. Заключение
    Зарождение второй мировой войны по сравнению с первой мировой: войной происходило в неизмеримо более острой взаимной борьбе империалистических...
  • Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Том 2. Глава 2. Отпор народов империалистической агрессии
    Вероломное нападение фашистской Италии на Эфиопию подняло народ страны на национально-освободительную борьбу против колонизаторов за...
  • Том 2. Глава 10. Перед схваткой
    Том 2. Глава 10. Перед схваткой
    Стратегические замыслы и цели государств двух капиталистических коалиций имели как определенную общность, так и существенное различие. Общее состояло...
  • Том 3. Глава 15. Антикоммунизм и фашистская идеология на службе агрессии
    Том 3. Глава 15. Антикоммунизм и фашистская идеология на службе агрессии
    В планах войны против Советского Союза наряду с мобилизацией военно-экономических ресурсов и расширением фашистского блока гитлеровцы отводили важное...
  • Том 2. Глава 3. Мюнхенский сговор — прямой курс на развязывание войны
    Том 2. Глава 3. Мюнхенский сговор — прямой курс на развязывание войны
    Со второй половины 1937 г. развитие событий в капиталистическом мире, все более втягивавших человечество в войну, значительно ускорилось. Фашистские...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Развитие контрнаступления под Тихвином
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Развитие контрнаступления под Тихвином
    Группа армий «Север», пытавшаяся прорваться через Волхов и Тихвин на соединение с финскими войсками, к концу ноября была повсюду остановлена. Более...
  • Том 2. Глава 1. Переход фашизма к вооруженной агрессии
    Том 2. Глава 1. Переход фашизма к вооруженной агрессии
    Стремительное укрепление германского фашизма, бесцеремонно разорвавшего Версальский договор, и лихорадочная гонка вооружений нацистского государства,...
  • Том 3. Глава 8. Расширение японской агрессии в Азии
    Том 3. Глава 8. Расширение японской агрессии в Азии
    Война в Европе прямо или косвенно захватила в свою орбиту фактически все капиталистические государства этого континента, имевшие колониальные...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении
    В начале января 1942 г. внимание всего мира по-прежнему было приковано к событиям на советско-германском фронте. Советская Армия, захватив...
  • Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Начавшаяся вторая мировая война вызвала необходимость углубленного изучения опыта боевых действий и дальнейшего развития советского военного...
  • Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Состояние вооруженных сил стран фашистского блока — Германии, Италии, Японии — обусловливалось многими факторами. Не в последнюю очередь оно зависело...