Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Наступление советских войск на западном и северо-западном направлении


292
В начале января 1942 г. внимание всего мира по-прежнему было приковано к событиям на советско-германском фронте. Советская Армия, захватив стратегическую инициативу на главном направлении и расширив фронт активных действий, усиливала удары по врагу. Из десяти фронтов, развернутых между Баренцевым и Черным морями, четыре фронта (Калининский, Западный, Брянский и Кавказский) продолжали наступательные действия, начатые в декабре 1941 г., остальные, за исключением Карельского, завершали подготовку к переходу в наступление. Активизировали свою боевую деятельность Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский флоты.
 
Войскам советских фронтов от Балтийского до Черного моря по-прежнему противостояли три немецкие группы армий, а на северном участке советско-германского фронта — одна немецкая и две финские армии. На значительном протяжении фронта противник вел упорные оборонительные бои, пытаясь остановить наступление советских войск.
 
Столь существенные изменения в обстановке на фронтах заставили командования обеих сторон уточнять свои стратегические решения.
 

Решение сторон на дальнейшее ведение операций

В гитлеровской ставке в первые дни контрнаступления советских войск под Москвой многие были убеждены в том, что наступательные возможности Советской Армии ограничены и результаты ее ударов не выйдут за рамки операций местного значения. Но уже к середине декабря руководство вермахта осознало, насколько тяжела катастрофа, которая постигла его на восточном фронте. Стремясь изменить неблагоприятное для него развитие событий, гитлеровское командование в течение декабря — января провело ряд мероприятий, направленных на восстановление боеспособности армии и удержание ею важных стратегических рубежей и районов.
 
На советско-германском фронте были заменены все командующие группами армий. Считалось, что они не оправдали доверия ставки и поддались пораженческим настроениям. На них возлагалась вся ответственность за неудачи на фронте. Были также смещены со своих постов многие командующие армиями, командиры корпусов и дивизий. Чистка офицерского корпуса и всей армии сопровождалась репрессиями против тех, кто выражал неверие в способность армии остановить советские войска и высказывал недовольство решениями высшего командования. Достаточно сказать, что в период битвы под Москвой немецкие военно-полевые суды подвергли репрессиям более 62 тыс. солдат, унтер-офицеров и офицеров.
 
Для того чтобы задержать наступление Советской Армии и восстановить прорванный фронт, в тылу отступавших войск на важнейших направлениях враг развернул оборонительные работы. Города и крупные населенные пункты, расположенные на путях продвижения советских войск, превращались в сильные узлы сопротивления. 28 декабря 1941 г. ОКБ издало приказ об организации обороны, который требовал сражаться за каждую пядь земли с предельным напряжением сил, максимально повысить обороноспособность «путем оборудования всех населенных пунктов и хуторов в опорные пункты, а также максимальным эшелонированием войск в глубину. Все части и подразделения независимо от рода войск, включая и подразделения снабжения, обязаны до последнего солдата удерживать оборудованные таким образом позиции...
 
На центральном участке восточного фронта приступить к оборудованию тыловой позиции... предусмотреть размещение этой позиции таким образом, чтобы значительно сократить протяженность фронта...».  
 
Основной задачей своих войск на зимний период гитлеровское командование считало удержание занимаемых рубежей с целью выиграть время на подготовку новых резервов, необходимых для возобновления наступления весной 1942 г.
 
Ближайшие оперативные задачи сводились к следующему. Группа армий «Север» должна была закрепиться на рубеже реки Волхов и линии железной дороги, проходящей от станции Волхов на северо-запад. Приказ от 16 декабря 1941 г. обязывал ее «оборонять указанный рубеж до последнего солдата, не отступать больше ни на шаг и тем самым продолжать осуществление блокады Ленинграда».
 
Группе армий «Центр» предписывалось любой ценой удерживать треугольник Ржев, Брянск, Смоленск, рокадную железную дорогу Ржев — Вязьма — Брянск и важнейшую коммуникацию Гжатск — Смоленск.
 
На группу армий «Юг» была возложена задача, прочно удерживая занимаемые рубежи, «добиваться взятия Севастополя, для того чтобы высвободить резервы и перебросить их из Крыма на другие участки фронта группы армий».
 
Одновременно в самой Германии, говорилось в приказе, «должны быть мобилизованы все силы, способные строить, нести охранную службу или участвовать в боях...».
 
В результате этих мер сопротивление противника начало возрастать.
 
Советское Верховное Главнокомандование понимало, что известная растерянность гитлеровского руководства и психологический шок немецко-фашистских войск не будут длиться бесконечно. К тому же общее соотношение сил на фронте, несмотря на понесенные противником крупные потери, не давало решающего преимущества Советской Армии.
 
Всего к 1 января 1942 г. на советско-германском фронте сухопутные войска фашистской Германии и ее союзников насчитывали 3 909 тыс. человек, около 35 тыс. орудий и минометов и 1500 танков.
 
В сухопутных войсках действующей армии Советских Вооруженных Сил к этому времени было 4199 тыс. человек, 27,7 тыс. орудий и минометов, 1784 танков (в том числе 506 тяжелых и средних).
 
Следовательно, общее соотношение сил (без учета резервов Ставки советского Верховного Главнокомандования и резервов ОКХ) было примерно равным.
 
Ставка ВГК в своем резерве с учетом Московской зоны обороны имела 14 дивизий и 7 бригад, во внутренних округах продолжалось формирование новых соединений. Это обстоятельство, а также то, что немецкое командование не располагало на советско-германском фронте большими резервами, давало основание рассчитывать в дальнейшем на изменение соотношения сил в пользу советских войск.
 
Располагая значительным количеством войск, техники и боеприпасов, немецко-фашистская армия имела большие возможности для организации прочной обороны. Вместе с тем советское Верховное Главнокомандование считало, что в сложившейся обстановке гитлеровские войска, деморализованные поражением и плохо подготовленные к боевым действиям в зимних условиях, не смогут оказать достаточно упорного сопротивления до тех пор, пока не будут восполнены понесенные  ими потери. Поэтому Ставка решила использовать сложившуюся обстановку прежде всего для завершения разгрома главной группировки врага на московском направлении.
 
Определяя задачи Вооруженных Сил на ближайший период, Ставка руководствовалась соображениями как военно-стратегического, так и политического характера. Она исходила из необходимости как можно быстрее вызволить из фашистской неволи миллионы советских людей, находившихся на оккупированной врагом территории, вырвать из тисков вражеской блокады героических защитников Ленинграда, освободить Донбасс и индустриальные районы юга страны.
 
Общее наступление Советской Армии на основных стратегических направлениях должно было лишить немецко-фашистские войска передышки, в которой они крайне нуждались. Ставка стремилась вынудить командование вермахта израсходовать в ходе зимней кампании создаваемые им резервы и тем самым сорвать или максимально оттянуть сроки возобновления планируемых противником наступательных операций.
 
Выигрыш времени позволял завершить перестройку народного хозяйства на военный лад, создать условия для расширения производства боевой техники и вооружения и ликвидации временного военно-технического превосходства немецко-фашистской армии.
 
Эти соображения политического, экономического и военного характера легли в основу плана дальнейших действий Советских Вооруженных Сил.
 
Вопрос о развертывании общего наступления обсуждался на заседании Ставки 5 января 1942 г. с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б). На этом заседании И. В. Сталин, мотивируя необходимость быстрейшего перехода в общее наступление, подчеркнул, что «немцы в растерянности от поражения под Москвой, они плохо подготовились к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление».
 
Главный удар планировалось нанести на западном направлении, с тем чтобы окружить и уничтожить основные силы группы армий «Центр». К решению этой задачи привлекались армии левого крыла Северо-Западного фронта, войска Калининского, Западного и Брянского фронтов.
 
Наступление на северо-западном направлении против группы армий «Север» предполагалось осуществить силами Ленинградского, Волховского и правого крыла Северо-Западного фронтов при содействии Краснознаменного Балтийского флота.
 
На Юго-Западный и Южный фронты возлагалась задача: нанести поражение группе армий «Юг» и освободить Донбасс. Войска Кавказского фронта и Черноморский флот должны были завершить освобождение Крыма.
 
В целях быстрейшего использования благоприятной обстановки общее наступление намечалось развернуть после контрнаступления без паузы, подготовить его в минимальные сроки.
 
Уверенность советского командования в успехе общего наступления основывалась на высоком моральном духе воинов, возраставших возможностях военной экономики, росте численности и повышении боевого мастерства войск. Однако, как показали последующие события, для обеспечения одновременного наступления всех фронтов требовались более значительные резервы и боевые средства, которыми страна в то время еще не располагала.
 
В общем наступлении Советской Армии, развернувшемся в начале января, участвовали войска девяти фронтов. Оно продолжалось до середины,  а на отдельных участках до конца апреля 1942 г. При этом важнейшие события, как и прежде, происходили на западном направлении.
 

Наступление советских войск на западном направлении

Замысел стратегической операции на окружение и разгром группы армий «Центр» и задачи фронтов, привлеченных к ее проведению, были определены в директиве Ставки ВГК от 7 января 1942 г. Намечалось охватывающими ударами армий правого крыла Калининского фронта из района северо-западнее Ржева на Сычевку, Вязьму и войск левого крыла Западного фронта из района Калуги в направлении Юхнов, Вязьма с одновременным наступлением остальных армий Западного фронта на Сычевку и Гжатск окружить, расчленить и уничтожить основные силы группы армий «Центр» в районе Ржев, Вязьма, Юхнов, Гжатск.
 
Для содействия войскам Калининского и Западного фронтов и более глубокого охвата с севера группы армий «Центр» Ставка приказала командующему Северо-Западным фронтом генералу П. А. Курочкину создать на левом крыле ударную группировку для наступления из района Осташкова в направлении Торопец, Велиж, Рудня. На Брянский фронт была возложена задача прикрыть с юга войска Западного фронта и активными действиями на брянском и орловском направлениях сковать находившиеся здесь немецкие войска.
 
Для завершения окружения вяземской группировки войсками Калининского и Западного фронтов Ставка предусматривала высадку 4-го воздушно-десантного корпуса в район Озеречня, юго-западнее Вязьмы с задачей перерезать железную и шоссейную дороги Вязьма — Смоленск.
 
Наступление советских войск на западном направлении развернулось без оперативной паузы после декабрьских операций, при относительном равенстве сил с противником в людях и артиллерии и двойном превосходстве его в танках. На 1 января 1942 г. в войсках Калининского, Западного и Брянского фронтов насчитывалось 1 245 тыс. человек, около 8,7 тыс. орудий и минометов и 571 танк (в том числе 198 тяжелых и средних). Им противостояли 1 569 тыс. человек, около 13 тыс. орудий и минометов, 1100 танков группы армий «Центр».
 
Левофланговые армии Северо-Западного фронта хотя и превосходили врага в силах, но были недостаточно обеспечены боеприпасами, горючим и другими материальными средствами.
 
Воздушная обстановка в начале января благоприятствовала наступлению.
 
Условия, в которых действовали войска, по-прежнему были очень тяжелыми. Снежные заносы сковывали маневр частей, серьезно усложнили работу органов тыла. Противник превращал населенные пункты в укрепленные узлы сопротивления, минировал дороги, устраивал завалы.
 
8 января начался завершающий период битвы под Москвой. В тот день ударная группировка Калининского фронта прорвала вражескую оборону западнее Ржева и успешно продвигалась в южном направлении на Сычевку. На другой день перешли в наступление в полосе 100 км войска левого крыла Северо-Западного фронта. 3-я ударная армия генерала М. А. Пуркаева нанесла удар из района озера Селигер в направлении на Холм, Великие Луки, а 4-я ударная армия, которой командовал генерал А. И. Еременко, — из района Осташкова на Торопец, Велиж. За 10 — 12 дней боев эти ударные армии продвинулись на главных направлениях до 90 — 120 км и глубоко обошли с юга демянскую группировку 16-й немецкой армии. В ходе наступления они окружили Холм, где находилась 218-я дивизия  гитлеровцев, во взаимодействии с партизанами освободили города Торопец и Западная Двина и на широком фронте подошли к железной дороге Ржев — Великие Луки, важной коммуникации группы армий «Центр».
 
К тому времени полоса наступления фронта увеличилась до 300 км. Плотности боевых порядков резко снизились, фланги наступавшей группировки оказались слабо обеспеченными. Усложнилось управление войсками. Удовлетворить просьбу командующего фронтом о выделении дополнительных сил для развития наступления Ставка не смогла, так как почти все ее резервы были уже задействованы. Однако, учитывая, что Северо-Западный фронт в январе вел наступление по двум расходящимся направлениям (на северо-запад и юго-запад) и крайне нуждался в резервах, Верховный Главнокомандующий 21 января принял решение передать ему 1-ю ударную армию из состава Западного фронта. Одновременно для лучшей координации действий Северо-Западного и Калининского фронтов Ставка 22 января переподчинила 3-ю и 4-ю ударные армии Калининскому фронту. Это позволило командующему фронтом организовать более тесное взаимодействие переданных армий с войсками 22-й армии генерала В. И. Вострухова, которая в середине января глубоко охватила оленинскую группировку противника с северо-запада.
 
В это время 39-я армия Калининского фронта вышла в район Сычевки, в тыл ржевской группировке 9-й немецкой армии, в командование которой вступил генерал В. Модель. В сражение были введены 29-я армия генерала В. И. Швецова и 11-й кавалерийский корпус полковника С.В.Соколова. Стрелковые соединения в районе Оленино завершили окружение около семи немецких дивизий, а кавалерийский корпус начал стремительно продвигаться к Вязьме.
 
Гитлеровцы повсюду оказывали упорное сопротивление. Они предприняли попытку перерезать коммуникации 39-й и 29-й армий и кавалерийского корпуса. Чтобы сорвать этот замысел врага, командование Калининского фронта приказало 3-й и 4-й ударным армиям энергичнее развивать наступление на витебском и смоленском направлениях, в глубокий тыл группы армий «Центр». В первых числах февраля эти армии вышли на подступы к Великим Лукам и Демидову, а 249-я стрелковая дивизия 4-й ударной армии прорвалась к Витебску.
 
За 25 дней наступления на стыке групп армий «Север» и «Центр» ударные армии отбросили противника почти на 250 км, нарушили оперативное взаимодействие между этими группировками немецко-фашистских войск, освободили более тысячи населенных пунктов, в том числе города Пено, Андреаполь, Торопец и Западная Двина.
 
Таким образом, к началу февраля войска Северо-Западного и Калининского фронтов добились крупных успехов. Группа армий «Центр» была глубоко охвачена с северо-запада. Серьезная угроза нависла над ее тыловыми коммуникациями.
 
Успешно развивалось также наступление армий левого крыла Западного фронта, наносивших удар на Вязьму с юго-востока. К 10 января 10-я армия, окружив гарнизон врага в Сухиничах и освободив Мосальск, вышла на подступы к городам Киров, Людиново, Жиздра. В это время 50-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус подошли к Юхнову. Юхновская группировка, насчитывавшая до девяти дивизий 4-й немецкой армии, была обойдена с юга и юго-запада. С севера и северо-востока ее обошли войска 43-й и 49-й армий, которые, наступая со стороны Малоярославца и Тарусы, к 19 января вышли на линию Щелоки, Даманово, Плюсково. 33-я армия, наступавшая на Вязьму севернее этих армий, 19 января после трехдневных упорных боев освободила Верею и продолжала успешно продвигаться в западном и юго-западном направлениях.  
 
Во второй половине января на левом крыле Западного фронта сопротивление противника резко усилилось. 50-я армия не смогла преодолеть его оборону под Юхновом. Широко растянулась полоса наступления 10-й армии. Ее левофланговым соединениям не удалось отразить контрудар гитлеровского моторизованного корпуса из района Жиздры, и 24 января окруженная группировка в Сухиничах была деблокирована. Переброшенное на этот участок с правого крыла Западного фронта управление 16-й армии объединило часть действовавших здесь соединений 10-й армии и организовало сильный удар по прорвавшейся группировке. Освободив 29 января Сухиничи, 16-я армия перешла к преследованию остатков отступавших немецких войск. Но, натолкнувшись на заранее подготовленную оборону, дальше продвинуться не смогла.
 
К началу февраля наступление в полосах 10-й, 16-й и переданной из Брянского фронта в состав Западного фронта 61-й армий фактически прекратилось.
 
По-иному развертывались события в районе Юхнова и на вяземском направлении. Войска 50, 49 и 43-й армий сковали упорными боями юхновскую группировку. Это позволило 33-й армии севернее Юхнова и 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу южнее Юхнова прорваться в тыл противника и развить удар на Вязьму.
 
27 января началась высадка частей 4-го воздушно-десантного корпуса в тыл врага. К 1 февраля было выброшено 2497 человек 8-й бригады и 34,4 тонны грузов. Эти силы соединились с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и вели бои в его составе. Из-за нехватки транспортной авиации и плохих метеорологических условий дальнейшее десантирование корпуса было прекращено.
 
1 февраля передовые части 33-й армии внезапно для противника вышли на юго-восточные подступы к Вязьме и завязали бои за город. 1-й гвардейский кавалерийский корпус 30 января соединился в 40 — 50 км западнее Юхнова с воздушным десантом, выброшенным в этот район 18 — 22 января, и 2 февраля прорвался к Вязьме с юго-запада.
 
Одновременно с глубокими охватывающими ударами, которые наносились по врагу, командование Западного фронта по указанию Ставки предприняло попытку рассечь окружаемую группировку силами войск правого крыла фронта. Для этой цели была создана ударная группа в составе 20-й, части сил 1-й ударной армий и 2-го гвардейского кавалерийского корпуса с приданными танковой бригадой и пятью лыжными батальонами. 10 января она нанесла фронтальный удар из района Волоколамска на Шаховскую и в результате двухдневных боев прорвала оборону противника на реке Лама. 13 января в прорыв был введен 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала И. А. Плиева. На следующий день, используя успех соседних армий, перешла в наступление 16-я армия. Вслед за ней на можайском направлении устремилась вперед 5-я армия. Вначале наступление этих войск развивалось успешно. 16 января 1-я ударная армия выбила гитлеровцев из Лотошино, важного узла их обороны. На другой день 20-я армия заняла Шаховскую и перерезала железную дорогу Москва — Ржев. 20 января 5-я армия освободила Можайск.
 
Опасаясь, что образовавшиеся в обороне крупные бреши могут привести к глубокому прорыву советских войск на вяземском направлении и рассечению главных сил группы армий «Центр», ее новый командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге обратился в ставку за разрешением незамедлительно отвести войска на тыловой рубеж («зимнюю позицию»). Гитлер был вынужден дать согласие. В директиве от 15 января он писал: «Уполномочиваю командующего группой армий «Центр» на основании его  запроса отвести войска 4-й армии, 4-й и 3-й танковых армий на рубеж восточнее Юхнова, Гжатск, Зубцов, севернее Ржева. Определяющим для прохождения линии фронта является требование, чтобы шоссе Юхнов — Гжатск — Зубцов — Ржев служило в качестве рокадной коммуникации за линией фронта и было защищено от воздействий противника.
 
На вышеуказанном рубеже продвижение противника должно быть окончательно остановлено...»
 
В конце января соединения 20-й и 5-й армий, выйдя на линию Погорелое Городище, Дурыкино, Шанский Завод, встретили на всем фронте организованное сопротивление противника. Попытка с ходу преодолеть его оборону силами двух армий не увенчалась успехом.
 
К этому времени резко возросла активность врага и на других участках фронта. В полосе наступления Калининского фронта 22-й армии пришлось вести ожесточенные бои за город Белый. На упорное сопротивление гитлеровцев натолкнулась 39-я армия, вышедшая в районе Ярцево к железной дороге Вязьма — Смоленск. 11-й кавалерийский корпус, прорвавшийся с севера к Вязьме, не смог овладеть городом. Сильный нажим противника испытывала 29-я армия, отрезавшая оленинскую группировку от главных сил 9-й немецкой армии. Не сумели преодолеть оборону гитлеровских войск и армии левого крыла Калининского фронта, наступавшие на Ржев с севера и северо-востока. 43, 49 и 50-й армиям Западного фронта не удалось полностью разгромить юхновскую группировку противника. Решительное противодействие встретили также прорвавшиеся в ее тыл соединения 33-й армии во главе с генералом М. Г. Ефремовым. Они во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом вели бои на южных подступах к Вязьме.
 
В начале февраля вяземский узел немецкой обороны и коммуникации, связывавшие Вязьму с Ржевом, Брянском и Смоленском, оказались в центре внимания как советского, так и германского командования. Ликвидация юхновской группировки и овладение Вязьмой должны были привести к завершению окружения основных сил группы армий «Центр» и созданию благоприятных предпосылок для их окончательного разгрома. Для вермахта это означало бы настоящую катастрофу. Поэтому военные действия в феврале на западном направлении, и особенно в районе Вязьмы, приняли чрезвычайно острый характер.
 
1 февраля Ставка для объединения управления действовавшими здесь войсками и более тесной координации их усилий воссоздала упраздненное ранее главное командование Западного направления. Его возглавил генерал Г. К. Жуков, остававшийся по совместительству командующим Западным фронтом. Ставка потребовала от него активизировать действия Калининского и Западного фронтов и принять меры к тому, чтобы в кратчайший срок завершить окружение и разгром группы армий «Центр».
 
Для наращивания ударов по врагу и поддержки наступления Ставка привлекла все имевшиеся в ее распоряжении военно-воздушные силы. По ее указанию дальнебомбардировочная авиация наносила удары по коммуникациям противника на участках Вязьма — Орша, Ржев — Вязьма — Брянск, Бахмутово — Ельня, а также по его аэродромам в районах Вязьмы, Смоленска, Витебска и Орши.  
 
В дальнейшем условия для действий фронтовой авиации, особенно истребительной, ухудшились. Основные аэродромы остались далеко позади, а полевых аэродромов на освобожденной территории не хватало. Это ограничивало маневр воздушными силами. Истребители Московского корпусного района ПВО из-за удаленности мест базирования уже не могли участвовать в обеспечении боевой деятельности наземных войск. В результате ранее завоеванное советской авиацией оперативное господство в воздухе на западном направлении стало постепенно утрачиваться. Наступавшие армии не имели должного авиационного прикрытия.
 
Заметно сказывалась утомленность войск непрерывным двухмесячным наступлением, а фронты не располагали достаточными резервами для их усиления. К тому же из-за растянутости путей подвоза появились перебои в снабжении боеприпасами, горючим, продовольствием и фуражом.
 
Тем временем гитлеровское командование спешно перебрасывало для группы армий «Центр» дивизии из Западной Европы. В середине января на смоленское направление прибыли четыре дивизии из Франции. На наиболее опасные участки выдвигались подразделения и части, высвобождавшиеся в результате внутренних перегруппировок, а также из других районов фронта, где борьба была менее напряженной.
 
Используя эти подкрепления, противник активизировал свои действия . В конце января — начале февраля командование группы армий «Центр» организовало несколько контрударов по войскам 33-й армии и 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу. 2 — 3 февраля гитлеровцам удалось перерезать их коммуникации севернее и южнее Юхнова. Группировка войск Западного фронта, которая вела бои под Вязьмой, оказалась отрезанной от главных сил. Она продолжала боевые действия в тылу врага совместно с многочисленными партизанскими отрядами в лесном районе к юго-западу от города. Попытки 43, 49 и 50-й армий восстановить связь с 33-й армией не увенчались успехом.
 
5 февраля 9-я армия противника неожиданно нанесла сильный контрудар по 29-й армии Калининского фронта с востока (со стороны Ржева) и одновременно встречный удар с запада (из района Оленино). В результате 29-я армия была отрезана от 39-й и теперь сражалась в полуокружении. Тогда же по позициям 39-й и 33-й армий нанесла удары вражеская авиация.
 
Положение советских войск на западном направлении резко ухудшилось. Ослабленные длительными боями, они утрачивали свои наступательные возможности. Поэтому Ставка выделила из своего резерва Калининскому фронту гвардейский стрелковый корпус, семь стрелковых дивизий и четыре авиаполка, а для Западного фронта — гвардейский стрелковый корпус, три стрелковые дивизии, две воздушно-десантные бригады, 200 танков, 40 самолетов и 60 тыс. человек маршевого пополнения.
 
Директивой от 16 февраля Ставка потребовала от главнокомандования Западного направления мобилизовать все силы Калининского и Западного фронтов для завершения разгрома группы армий «Центр». Перед войсками была поставлена задача уничтожить группировку противника, действовавшую в районе Ржев, Вязьма, Юхнов, и к 5 марта выйти на рубеж Оленино, река Днепр, Ельня и далее по реке Десна до Снопоти. Одновременно армии левого крыла Западного фронта должны были ликвидировать вражескую группировку в районе Волхов, Жиздра, Брянск и освободить Брянск.   
 
Руководствуясь указаниями Ставки, главком Западного направления решил сначала 22, 30 и 39-й армиями Калининского фронта и 43, 49 и 50-й армиями Западного фронта нанести поражение оленинской и юхновской группировкам противника, а затем объединенными усилиями обоих фронтов завершить разгром его главной группировки в районе Ржева и Вязьмы. 16-я и 61-я армии получили задачу наступать на брянском направлении.
 
Для содействия войскам Западного фронта в разгроме юхновской группировки советское командование решило десантировать 4-й воздушно-десантный корпус с частями усиления в район западнее Юхнова. За период с 16 по 24 февраля было произведено 612 самолето-вылетов, выброшено 7373 человека и 1525 тюков с боеприпасами, вооружением, продовольствием и различным имуществом.
 
Однако последующие события показали, что перед войсками Западного направления были поставлены чрезмерно сложные задачи. Наступление Калининского фронта не принесло успеха. Более того, 17 февраля противнику удалось замкнуть кольцо вокруг 29-й армии, которой пришлось с тяжелыми боями и большими потерями прорываться на соединение с 39-й армией.
 
Войска 43, 49 и 50-й армий продолжали вести ожесточенные сражения с юхновской группировкой. Только в начале марта после тяжелых многодневных боев им удалось срезать юхновский выступ и освободить Юхнов. Но продвинуться дальше и соединиться с 33-й армией они не смогли. 1-й гвардейский кавалерийский и 4-й воздушно-десантный корпуса действовали в тылу врага до июня 1942 г., сковывая его значительные силы.
 
В марте и апреле войска Калининского и Западного фронтов, стремясь сломить сопротивление противника, несколько раз атаковали его позиции, но успеха не добились. В связи с ослаблением наступательных возможностей войск Западного направления и начавшейся весенней распутицей Ставка 20 апреля приняла решение о переходе этих фронтов к обороне на занимаемых рубежах. Частям, которые вели бои за линией фронта, было приказано выходить на соединение с главными силами.
 
Задача эта оказалась не из легких. Противнику удалось повсюду создать плотную, организованную оборону, а его авиация вновь захватила господство в воздухе. Тем не менее многим частям удалось вырваться из окружения. Немало славных сынов Родины погибло в этих боях. В числе павших героев был талантливый военачальник — командующий 33-й армией генерал М. Г. Ефремов. Тяжело раненный, чтобы не попасть в руки врага, он покончил с собой. Непробившиеся части вместе с партизанами освободили обширный край и развернули активную борьбу на вражеских коммуникациях.
 
В результате наступательных операций в январе — апреле 1942 г. войска Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов отбросили противника на витебском направлении на 250 км, на гжатском и юхновском — на 80 — 100 км. Они освободили Московскую и Тульскую области, многие районы Калининской и Смоленской областей. Сотни тысяч советских граждан были вызволены из фашистской неволи.
 
На завершающем этапе битвы под Москвой Советская Армия нанесла противнику тяжелое поражение. Из строя были выведены 16 дивизий и 1 бригада. Потери группы армий «Центр» с 1 января по 30 марта в живой силе составили более 333 тыс. человек. Глубоким охватом с двух сторон советские войска поставили ее в крайне невыгодное оперативное положение.  Полного разгрома она смогла избежать только в результате переброски 12 дивизий и 2 охранных бригад из Западной Европы.
 
Таким образом, советскому командованию не удалось полностью осуществить намеченный замысел, добиться всех поставленных целей в операциях на западном направлении. В значительной степени это обусловливалось отсутствием во фронтах достаточных резервов, особенно танковых и механизированных соединений, способных быстро развить прорыв, неотступно преследовать противника, выходить во фланг и в тыл его отступавших группировок. Для наращивания усилий и развития успеха командование фронтов и армий широко использовало кавалерийские соединения и подвижные группы, создававшиеся в ходе наступления из танковых и стрелковых частей и подразделений. Но эти группы были недостаточно мощными и поэтому не могли упреждать врага в маневре и рассекать его войска на части.
 
Недостаток опыта и ограниченность резервов не позволяли надежно обеспечивать фланги войск при прорыве вражеских оборонительных рубежей и вводе в бой групп развития успеха. Поэтому противнику в ряде случаев удавалось закрывать бреши в своей обороне и ставить советские войска, прорвавшиеся в его тыл, в трудное положение.
 
В ходе наступления на западном направлении штабы получили первый практический опыт выброски крупных воздушных десантов в тыл противника. Однако нехватка транспортной авиации и недостаточное прикрытие с воздуха вынуждали командование растягивать десантирование на несколько дней, осуществляя его небольшими группами, главным образом ночью. Все это снизило возможности воздушных десантов.
 
Довольно успешным было широкое боевое применение военно-воздушных сил. Привлечение к обеспечению наступления на западном направлении авиационных соединений трех фронтов, Московского корпусного района ПВО, дальнебомбардировочной авиации и авиации резерва Верховного Главнокомандования позволило добиться здесь превосходства над противником и завоевать оперативное господство в воздухе. Опыт централизованного управления и массированного использования этих сил показал целесообразность создания воздушных армий, формирование которых началось весной 1942 г. К концу битвы под Москвой из-за ограниченности радиуса действий самолетов и трудностей с базированием авиация, не имея возможности эффективно поддерживать наземные части, утратила завоеванное ею господство в воздухе. Это сказалось на темпах наступления.
 
В неразрывной связи с событиями на полях Подмосковья и под их прямым влиянием в начале 1942 г. развертывались операции Советских Вооруженных Сил на северо-западном и юго-западном направлениях.
 

Наступательные действия советских войск на северо-западном направлении

Боевые действия советских войск, развернувшиеся в январе — апреле 1942 г. на северо-западном направлении, явились составной частью общего зимнего наступления Советской Армии. Они были предприняты с целью разгрома группы армий «Север» и снятия блокады Ленинграда.
 
Вся страна с пристальным вниманием следила за героической борьбой защитников Ленинграда и делала все возможное для оказания им моральной и материальной поддержки. Сухопутные коммуникации, связывавшие город со страной, были нарушены, и это чрезвычайно затрудняло  доставку туда вооружения, боевой техники, а также продовольствия для ленинградцев, так как имевшиеся запасы его в течение первых месяцев блокады оказались почти исчерпанными. Ленинград вступил в суровую и трагическую зиму 1941/42 г. Оставались низкими нормы выдачи войскам и населению продуктов питания. Вместе с жестоким голодом наступили сильные холода. В январе 1942 г. из строя вышли водопровод и канализация, почти не было топлива и электроэнергии. Все это, вместе взятое, привело к резкому увеличению смертности среди населения. Несмотря на то что после разгрома гитлеровских войск под Тихвином была организована доставка продовольствия по ледовой трассе через Ладогу и нормы выдачи продуктов 25 декабря были несколько повышены, смертность среди ленинградцев продолжала расти.
 
В этих условиях деблокада Ленинграда, наряду с разгромом главной группировки немецко-фашистских войск на западном направлении, приобрела исключительное значение. Для решения этой задачи Ставка привлекла войска Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов.
 
По замыслу Верховного Главнокомандования основная роль в разгроме группы армий «Север» и прорыве блокады отводилась Волховскому фронту. Войскам его правого крыла предстояло во взаимодействии с Ленинградским фронтом разгромить 18-ю немецкую армию и деблокировать Ленинград; войскам левого крыла ставилась задача во взаимодействии с армиями правого крыла Северо-Западного фронта разбить 16-ю армию противника.
 
Волховскому фронту, созданному еще в ходе контрнаступления под Тихвином, 17 декабря была поставлена задача нанести поражение войскам, оборонявшимся на реке Волхов севернее Новгорода, и, развивая наступление в северо-западном направлении, совместно с армиями Ленинградского фронта окружить и уничтожить силы противника, блокировавшие Ленинград.
 
Ленинградскому фронту предстояло «содействовать Волховскому фронту в разгроме противника, обороняющегося под Ленинградом, и в освобождении Ленинграда от блокады».
 
Войска правого крыла Северо-Западного фронта должны были ударом в направлении Старая Русса, Сольцы, Дно перерезать коммуникации новгородской группировки противника и во взаимодействии с левофланговой армией Волховского фронта нанести ей поражение, содействуя тем самым решению главной задачи — вырвать Ленинград из тисков блокады.
 
Определяя задачи фронтам, Ставка исходила из того, что общее соотношение сил на северо-западном направлении, с учетом поступавшего пополнения, складывалось в пользу советских войск. На 1 января 1942 г. в группе армий «Север» было 665 тыс. человек, 6 тыс. орудий и минометов и 160 танков.
 
В войсках Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов на ту же дату насчитывалось 725 тыс. человек, 9 тыс. орудий и минометов и 230 тяжелых и средних танков.
 
Следовательно, советские войска имели некоторое превосходство над противником в численности людей, количестве орудий, минометов и танков.
 
Ставка исходила также из того, что успешное развитие контрнаступления под Москвой не позволит немецко-фашистскому командованию  усилить группу армий «Север» резервами или соединениями, снятыми с других участков советско-германского фронта.
 
Подготовка и проведение операции были сопряжены с немалыми трудностями, которые отразились на ее конечных результатах. Они состояли в том, что противник имел превосходство в авиации; войскам Ленинградского фронта, находившимся в блокаде, постоянно не хватало боеприпасов и других материальных средств; сосредоточение переданных в состав Волховского фронта 59-й и 2-й ударной армий затягивалось, тогда как обстановка требовала немедленного перехода в наступление; в частях и соединениях ощущался недостаток автоматического оружия, транспорта, средств связи, продовольствия и фуража.
 
Наступление предстояло вести в лесисто-болотистой местности, в условиях бездорожья, по глубокому снегу, что почти исключало осуществление широкого маневра.
 
Но как бы ни были велики трудности, командование и воины Волховского фронта понимали, что ленинградцам еще тяжелее, и стремились успешно выполнить боевую задачу.
 
7 января, не ожидая сосредоточения всех соединений, 4-я и 52-я армии Волховского фронта перешли в наступление. Затем стали последовательно вводиться в сражение прибывавшие войска 59-й и 2-й ударной армий. Наступление велось на Любань и Тосно. На всем фронте развернулись тяжелые бои. Цепляясь за каждый опорный пункт, противник оказывал упорное сопротивление. 2-я ударная армия генерала Н. К. Клыкова, непрерывно наращивая удары, буквально вгрызалась в его оборону и 17 января прорвала ее первый рубеж. Соединения 18-й немецкой армии вынуждены были отступить. В результате напряженных боев 2-я ударная армия к концу января продвинулась на 75 км. Она перерезала железную дорогу Новгород — Ленинград и вышла на подступы к Любани, глубоко охватив с юга и юго-запада любанско-киришскую группировку противника.
 
Наступление других армий Волховского фронта развития не получило. Медленно продвигалась и 54-я армия Ленинградского фронта, наносившая удар на Любань из района Погостья. Остальные армии этого фронта тоже не добились успеха. Но их активные действия сковали 18-ю немецкую армию, блокировавшую Ленинград. Ее новый командующий генерал Г. Линдеман не смог снять хотя бы часть соединений для ликвидации прорыва 2-й ударной армии. Командующий группой армий «Север» генерал Г. Кюхлер вынужден был привлечь для этой цели резервы, переброшенные ОКХ в ее полосу из Западной Европы (7 дивизий и 1 бригада). Это позволило противнику прочно закрепиться в опорных пунктах на флангах прорыва советских войск и увеличить гарнизон Любани.
 
Настойчивые попытки 2-й ударной армии расширить прорыв и захватить Любань успеха не принесли.
 
Оценив обстановку, сложившуюся на любанском направлении, Ставка в конце февраля отдала приказ командующему Волховским фронтом генералу К. А. Мерецкову создать ударную группу и совместными действиями с 54-й армией Ленинградского фронта ликвидировать любанскую группировку врага. По ее указанию для поддержки войск привлекались восемь авиационных полков РВГК, дальнебомбардировочной авиации и ВВС фронтов. Однако противнику удалось отразить удары советских войск. Волховский фронт исчерпал свои резервы и понес большие потери в живой силе и вооружении.
 
Успешнее развивалось предпринятое в марте наступление 54-й армии. Прорвав вражескую оборону западнее Киришей, ее дивизии к концу месяца  продвинулись на любанском направлении на 22 км. До позиций 2-й ударной армии ей оставалось 30 км. Но командование 18-й немецкой армии бросило в бой все резервы и остановило ее продвижение. Противник, усилив свои группировки у основания прорыва и сосредоточив в этом районе до 250 бомбардировщиков 1-го воздушного флота, 15 марта начал операцию под наименованием «Раубтир» с задачей перерезать тыловые коммуникации 2-й ударной армии. 19 марта это ему удалось, но 52-я и 59-я армии под командованием генералов В. Ф. Яковлева и И. В. Галанина к 27 марта сумели восстановить положение, хотя горловина, соединявшая фронт со 2-й ударной армией, оставалась по-прежнему узкой, не превышавшей 3 — 5 км. Через нее войскам впоследствии пришлось с упорными боями пробиваться на соединение с главными силами.
 
С началом весенней распутицы на всех участках фронта наступило временное затишье.
 
Войска Ленинградского и Волховского фронтов в течение четырех месяцев вели тяжелые бои с врагом. Наступая в лесисто-болотистой местности, по бездорожью и глубокому снегу, они добились заметных успехов. Выйдя в район Любани, эти войска поставили 18-ю армию противника в трудное положение. Однако недостатки в организации наступления, допущенные командованием фронтов, и отсутствие необходимой согласованности в действиях частей и соединений позволили вражеской группировке, оборонявшей район Кириши, Чудово, Любань, избежать окружения и разгрома.
 
7 января начали наступление армии правого крыла Северо-Западного фронта южнее озера Ильмень, а 9 января — армии левого крыла. К середине месяца они вышли в районы Старой Руссы и юго-западнее Демянска, охватив 2-й армейский корпус 16-й армии с севера и юга. 8 февраля кольцо вокруг него сомкнулось западнее Демянска. В окружении оказались шесть дивизий корпуса — около 95 тыс. человек. Начались бои по ликвидации окруженных войск. Но в течение длительного времени войска фронта вели борьбу с вражеской группировкой без достаточно организованного взаимодействия между армиями. Противник не был прочно блокирован с воздуха. Это позволяло вражеской авиации перебрасывать окруженным войскам пополнение, боеприпасы и продовольствие.
 
8 марте командование группы армий «Север» подтянуло к Демянску дополнительные силы и при поддержке переброшенных в район Старой Руссы основных сил 1-го воздушного флота начало операцию по деблокаде своих войск.
 
В течение месяца непрерывно шли напряженные бои. И только во второй половине апреля, воспользовавшись ослаблением активности советских войск, противник разорвал кольцо окружения. В результате образовался так называемый рамушевский коридор, который удерживался гитлеровцами в течение всего 1942 года.
 
В ходе наступательных операций на северо-западном направлении в январе — апреле 1942 г. Советская Армия нанесла врагу ощутимый урон в живой силе и технике, лишила его возможности организовать новое наступление на Ленинград и тем самым сорвала планы гитлеровцев по овладению городом. Однако разгромить группу армий «Север» и деблокировать Ленинград советским войскам не удалось.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР