Том 4. Глава 7. Коммунистические партии в борьбе за сплочение народных масс против фашистской агрессии


337

1. Деятельность зарубежных коммунистических партий на новом этапе войны

В Европе продолжало развертываться национально-освободительное, антифашистское движение Сопротивления. На борьбу против немецко-фашистских захватчиков и коллаборационистов поднимались различные общественные силы. Главными из них были рабочий класс и крестьянство, союз которых явился основой создававшихся национальных фронтов. Из всех классов лишь один пролетариат оказался способным объединить народные массы для борьбы с оккупантами. Во главе рабочего класса стояли коммунистические партии, вооруженные марксистско-ленинской теорией и закаленные в огне классовых битв.
 
В движение Сопротивления включались также значительные слои городской мелкой буржуазии, оказавшиеся в тисках оккупационного режима, интеллигенция и патриотически настроенные представители средней буржуазии.
 
В лагере буржуазии оккупированных стран произошло размежевание. Часть ее, получавшая при новом режиме экономические выгоды, открыто сотрудничала с оккупантами. Другая часть буржуазии, экономически связанная с Англией и США, ориентировалась на правящие круги этих стран. Приняв участие в движении Сопротивления, она стремилась подчинить это движение своим классовым интересам, пыталась убедить народы своих стран воздерживаться от активной борьбы и ожидать «часа освобождения». Программой этих буржуазных кругов являлось восстановление частично модернизированных порядков, существовавших в их странах до оккупации.
 
В целом, несмотря на процесс расширения социальной базы движения Сопротивления в оккупированных странах, оно во второй половине 1941 г. (за исключением Югославии) еще не приняло массового характера. На сплочение патриотических сил отрицательно влияли различия классовых интересов и политические межпартийные разногласия социал-демократических, крестьянских и католических партий, их деморализация.
 
Единственной политической силой, сохранившей свою боеспособность, были коммунистические партии. Гитлеровцы и местные фашисты жестоко расправлялись с коммунистами. Но коммунистическим партиям, несмотря на террор и тяжелые условия подполья, удалось сохранить значительную часть своих организаций и развернуть работу по мобилизации народных масс на борьбу с фашизмом.
 
Большую роль в разработке политической линии, стратегических целей и тактики коммунистических партий в организации движения Сопротивления сыграл Коммунистический Интернационал. Борьбу против  фашизма он начал задолго до войны. Но наиболее широкий размах его деятельность по сплочению всех прогрессивных сил в единый антифашистский фронт приобрела после нападения Германии на Советский Союз.
 
22 июня 1941 г. состоялось расширенное заседание Секретариата Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ) с участием Г. Димитрова, Д. Мануильского, П. Тольятти, К. Готвальда, В. Пика, В. Ульбрихта. Совещание приняло решение срочно перестроить работу ИККИ, исходя из необходимости обеспечить всестороннюю помощь ВКП(б) и советским органам. Для руководства повседневной работой Исполкома была создана группа в составе Димитрова, Мануильского и Тольятти. В тот же день ИККИ принял письма-обращения к компартиям, в которых подчеркивалось, что агрессия Германии направлена не только против СССР, но и против свободы и независимости всех народов и что общим лозунгом должен стать единый интернациональный фронт борьбы с германским фашизмом в защиту порабощенных народов и в поддержку Советского Союза.
 
В письмах ИККИ по вопросам стратегии и тактики компартий указывалось на необходимость применять его рекомендации творчески, с учетом конкретных условий, помня, что главной задачей коммунистов оккупированных стран является развертывание антигитлеровской борьбы, объединение всех патриотических антифашистских сил, независимо от классовой принадлежности и политической ориентации, и создание на этой основе в каждой стране национального фронта. Исполком Коминтерна рекомендовал компартиям «связать массовую политическую борьбу с прямыми действиями по дезорганизации тыла гитлеровских войск... развертывать партизанское движение».
 
В программных документах компартий оккупированных стран выдвигались национально-освободительные и антифашистские цели. Без разгрома фашизма, без национального освобождения, говорилось в них, нельзя решить другие исторические задачи.
 
Патриотическая борьба против фашистских захватчиков переплеталась с борьбой против сотрудничавших с ними коллаборационистов. Коммунистические партии добивались активного участия в ней широких слоев населения, разоблачали всякие попытки антисоветского сговора реакционных кругов своих стран с гитлеровцами. Вооруженные решениями VII Конгресса Коминтерна, они прилагали усилия к объединению всех патриотических, демократических, антифашистских движений, энергично содействуя при этом активизации деятельности организаций Сопротивления. Началась кропотливая работа, потребовавшая от коммунистов высокого политического искусства и большого напряжения. В ходе освободительной борьбы в оккупированных странах создавались общенациональные фронты Сопротивления, объединявшие патриотические силы различных классов и общественных групп.
 
По мере роста сил Сопротивления стали применяться более решительные формы освободительного движения. Вскоре после нападения Германии на Советский Союз массовая вооруженная борьба развернулась в Югославии, где многочисленным партизанским отрядам удалось в короткий срок освободить от врага целые районы. Постепенно она начала шириться в Греции, Албании, Польше и Франции. Организаторами вооруженных выступлений, как правило, являлись коммунистические партии этих стран.  
 
Национально-освободительная борьба в колониях и зависимых странах имела в этот период свои особенности. Здесь трудящиеся и до второй мировой войны вели борьбу против чужеземного империалистического гнета, местных феодалов и других реакционных сил. Агрессия же японского, германского и итальянского империализма принесла этим народам еще более жестокую эксплуатацию, усиление расистского гнета. Перед компартиями этих стран со всей остротой встала задача возглавить ряды борцов против самых чудовищных форм колониализма и расизма.
 
Коммунистические партии Германии и других государств, входивших в агрессивный блок, действовали в тяжелых условиях подполья. Разгул шовинизма и милитаризма в сочетании с жесточайшими репрессиями и системой доносов деморализовал многих антифашистов и сузил социальную базу антигитлеровской борьбы. В этой трудной обстановке политическая линия и тактика действий компартий были направлены на поражение «своих» правительств, ликвидацию фашистских режимов и создание демократического строя в своих странах.
 
Коммунистические партии нейтральных государств всемерно стремились довести до сознания народных масс опасность, грозившую свободе и независимости этих стран со стороны гитлеровской Германии. Используя положение нейтральных государств, они свою деятельность направляли на оказание поддержки СССР.
 
Исполком Коминтерна развернул широкую пропагандистскую работу по разъяснению характера и особенностей второй мировой войны на новом ее этапе. В этот период ИККИ мог поддерживать связь с компартиями оккупированных и фашистских государств главным образом по радио. Радиопередачи из Советского Союза и нелегальные передачи на некоторых оккупированных гитлеровцами территориях были одним из важнейших средств правдивой информации о международной обстановке, о положении на фронтах, а также о внутренней обстановке в оккупированных и фашистских странах. В радиопередачах из СССР «разоблачалась политика немецко-фашистских захватчиков, вскрывались трюки фашистской пропаганды, содержались советы по конкретным вопросам антифашистского Сопротивления». В радиопропаганде принимали участие виднейшие деятели мирового коммунистического и рабочего движения: К. Готвальд, Д. Ибаррури, В. Коларов, В. Пик, П. Тольятти, М. Торез, В. Ульбрихт.
 
В конце июня 1941 г. для радиопропаганды на десяти языках использовались 11 передатчиков, а в середине октября их стало 18. В январе 1942 г. еженедельно велись 162 передачи на 13 языках: немецком, польском, чешском, словацком, болгарском, венгерском, сербскохорватском и других.
 
На этом этапе второй мировой войны одной из сторон деятельности ИККИ стала работа среди военнопленных на территории СССР. Она была направлена на решение задач большой политической важности: «перевоспитать военнопленных солдат и офицеров в антифашистском духе и подготовить из них кадры борцов против фашизма, за демократический общественный строй в своих странах ». В августе 1941 г. по решению Секретариата Исполкома Коминтерна были организованы специальные курсы для демократически настроенных пленных солдат и офицеров, преобразованные впоследствии в антифашистскую школу.
 
8 — 10 октября в одном из лагерей военнопленных состоялось совещание антифашистов с участием представителей КПГ. В принятом им  «Обращении к немецкому народу», подписанном 158 солдатами, представлявшими различные социальные слои населения Германии, говорилось, что «свержение Гитлера является спасением немецкого народа». Этот акт имел огромное значение. Впервые большая группа немецких солдат открыто выступила с призывом к своему народу покончить с войной, уничтожить фашистский режим и приступить к созданию свободной независимой Германии. Особое внимание Секретариат ИККИ уделял организации и обучению партизанских групп из числа находившихся в Советском Союзе политэмигрантов — членов зарубежных коммунистических партий. Для их военной подготовки была создана специальная школа. Политический инструктаж проводил Г. Димитров. Забрасываемые после обучения в свои страны, эти группы оказывали конкретную помощь коммунистическим партиям в развертывании движения Сопротивления.
 

2. Коммунистические партии оккупированных стран — 

вдохновители и организаторы движения Сопротивления

Движение Сопротивления в оккупированных странах возникло как закономерный ответ на агрессию фашистских захватчиков. Оно отражало возросшую роль народных масс в мировом историческом процессе. Политика оккупантов, их «новый порядок» угрожали жизненным интересам народов. Поэтому борьба против фашизма стала насущной задачей всех, кому была дорога судьба своей страны. В авангарде этого движения выступали коммунистические партии, которые придавали ему организованность, гибкость и целеустремленность.
 
Движение Сопротивления носило глубоко национальный характер, поскольку его задача заключалась в освобождении народов от ига иноземных захватчиков. Вместе с тем оно было интернациональным явлением: во-первых, это движение стало составной частью войны государств и народов антифашистской коалиции против агрессивного блока; во-вторых, оно было объединено общей целью борьбы за свободу и независимость; в-третьих, в войне против фашистских агрессоров решающую роль играл Советский Союз, вокруг которого концентрировались все прогрессивные силы мира; в-четвертых, движущими силами освободительной борьбы народов выступали прежде всего рабочий класс и крестьянство при гегемонии пролетариата.
 
Активно включились в освободительную борьбу трудящиеся славянских стран. Связанные с русским народом узами вековой дружбы, они всеми доступными средствами поддерживали Советский Союз в борьбе против гитлеровской агрессии. Состоявшийся в Москве 10 — 11 августа 1941 г. Всеславянский митинг призвал усилить борьбу против фашистских захватчиков. В принятом на нем обращении говорилось: «Братья угнетенные славяне! Пусть пламя священной борьбы могучим шквалом встанет над всеми славянскими землями, порабощенными и порабощаемыми гитлеризмом! Пусть каждый клочок славянской земли станет могилой врагу и базой для освобождения от гитлеровского гнета!».
 
Откликом на призыв этого митинга явилось усиление движения солидарности народов Югославии, Польши и других славянских стран с Советским Союзом.
 
В Югославии освободительную борьбу с самого начала возглавила коммунистическая партия. В то время она насчитывала в своих рядах  свыше 12 тыс. коммунистов. Кроме того, Союз коммунистической молодежи объединял около 30 тыс. юношей и девушек. 22 июня 1941 г. Политбюро ЦК КПЮ на состоявшемся в Белграде заседании рассмотрело новую военно-политическую обстановку и приняло решение обратиться к народу с призывом завершить организационную подготовку к вооруженной борьбе. 27 июня был сформирован Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии (НОПОЮ) во главе с Генеральным секретарем ЦК КПЮ И. Броз Тито. Решение о переходе от отдельных актов саботажа и диверсий ко всеобщему вооруженному восстанию против оккупантов было окончательно принято Политбюро ЦК КПЮ 4 июля. Коммунистическая партия ставила перед партизанскими отрядами задачу «неустанно развивать сопротивление народа, поднимая народные восстания и возглавляя такие восстания в качестве их боевого ядра».
 
1 июля началось восстание в Сербии. В ходе его были освобождены целые районы, вскоре объединенные в обширную свободную территорию с центром в городе Ужице. В сентябре сюда передислоцировался Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов. Западная Сербия превратилась в политический центр восстания в Югославии и служила базой снабжения партизанских отрядов оружием и боеприпасами. В июле народные восстания охватили также Черногорию, Словению, Боснию и Герцеговину, Хорватию.
 
КПЮ вела борьбу за создание широкого народно-освободительного фронта. На ее призыв откликнулись рабочие, крестьяне, городская мелкая буржуазия, интеллигенция. По-иному отнеслась к нему средняя и крупная буржуазия. Лишь небольшая группа из состава левого крыла буржуазной сербской демократической партии и отдельные деятели из других буржуазных партий Сербии и Черногории поддержали создание народно-освободительного фронта. Отказалось сотрудничать с КПЮ руководство мелкобуржуазной хорватской крестьянской партии. Многие ее деятели поддержали власть, установленную усташами.
 
С развертыванием партизанской войны югославские патриоты вынуждены были вести бои не только с немецкими и итальянскими войсками, но и против многочисленных формирований предателей (усташей и домобранов, отрядов генерала М. Недича, четников Д. Михайловича). Однако действия изменников народа не могли остановить рост движения Сопротивления. Борьба югославских патриотов принимала все более массовый характер.
 
Важную роль в создании повстанческих вооруженных сил сыграли решения, принятые на совещании Политбюро ЦК КПЮ и Главного штаба народно-освободительных партизанских отрядов Югославии совместно с представителями военного руководства разных областей страны в сентябре 1941 г. в деревне Столице. Совещание выработало единую организационную структуру повстанческой армии. Главный штаб был преобразован в Верховный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии, а штабы в национальных областях — в главные штабы. Совещание разработало также планы дальнейших боевых операций, освобождения новых районов, расширения базы восстания и укрепления  народного освободительного фронта. Было решено создавать народно-освободительные комитеты, которые объединяли бы всех патриотов и являлись политическими органами вооруженной борьбы против фашистских захватчиков и их пособников.
 
Немецкое командование, обеспокоенное широким размахом вооруженной борьбы в Югославии, в сентябре предприняло наступление с целью ликвидации партизанских сил в Западной и Центральной Сербии. Против партизан было брошено 80 тыс. солдат. В ходе карательной операции оккупанты творили чудовищные злодеяния. Так, в городе Крагуеваце за один день они расстреляли 7 тыс. граждан, в городе Кралево убили 2 тыс. человек.
 
Несмотря на жестокий террор оккупантов и предателей, освободительная война в Югославии продолжала усиливаться. К осени 1941 г. было освобождено около трети ее территории.
 
В Югославии борьба против гитлеровцев почти с самого начала приняла характер массовых вооруженных операций. Это обусловливалось следующими обстоятельствами: во-первых, еще в предвоенные годы прогрессивные силы Югославии прошли серьезную школу классовых боев против внутренней реакции; во-вторых, во главе рабочего класса стояла коммунистическая партия, пользовавшаяся авторитетом и доверием трудящихся, с первых дней оккупации развернувшая подготовку восстания; в-третьих, в обстановке безудержного террора оккупантов и их пособников, грозившего физическим уничтожением целых народов (сербов, словенцев и других), население видело в вооруженной борьбе единственный путь к своему спасению и обретению свободы и независимости страны; в-четвертых, большую роль в подъеме освободительной борьбы народов Югославии сыграла традиция славянской солидарности, их глубокая любовь к Советскому Союзу, вера в его помощь и незыблемую дружбу. Немалое значение имели благоприятные географические условия страны (наличие гор и лесов) и другие обстоятельства.
 
В Греции душой движения Сопротивления оккупантам также стала коммунистическая партия. После нападения Германии на СССР ЦК греческой компартии обратился к народу с манифестом, в котором призвал поддержать Советский Союз в его борьбе против фашистской агрессии.
 
В начале июля 1941 г. в Афинах состоялся пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Греции. Германский фашистский оккупационный режим «и его лакеи — антинациональное правительство Цолакоглу, — говорилось в решениях пленума, — ведут греческий народ к катастрофе. В этих условиях важнейшая задача греческих коммунистов состоит в том, чтобы организовать борьбу народа... с целью свержения чужеземного, фашистского рабства. КП Греции зовет греческий народ, все партии и организации в единый национальный фронт освобождения для изгнания немецко-итальянских оккупантов из Греции, свержения марионеточного правительства Цолакоглу и оказания повседневной поддержки Советскому Союзу...».
 
Коммунистическая партия разработала платформу для объединения всех национальных сил, независимо от их политических взглядов. Однако в августе — сентябре лидеры ведущих буржуазных партий отвергли  предложение компартии о создании Национального фронта, заявив, что сопротивление оккупантам якобы не только не полезно, но даже вредно. КПГ сделала все возможное для достижения единства действий с руководством социалистической и аграрной партий, Союза народной демократии. 27 сентября все эти четыре партии объявили об образовании Национально-освободительного фронта (ЭАМ), который своей главной задачей определил освобождение нации от чужеземного рабства и завоевание полной независимости Греции. В программе ЭАМ намечалось после освобождения страны создать временное правительство с целью проведения выборов в учредительное собрание и обеспечения народу свободного выбора формы государственного правления.
 
Не покорился оккупантам и мужественный албанский народ, насчитывавший в 1941 г. всего около миллиона человек. В стране развертывалась борьба против фашистских захватчиков и марионеточного правительства Ш. Верляци. В городах и промышленных центрах действовали подпольные группы Сопротивления. В труднодоступных горных районах укрывались небольшие партизанские отряды (четы). Они находились еще в стадии формирования и редко вступали в открытые вооруженные схватки с врагом.
 
В Албании действовало несколько коммунистических групп, возникших еще в середине 30-х годов и состоявших в основном из интеллигенции и учащейся молодежи. Они пока были малочисленны и разобщены. Для этих групп были характерны проявления сектантства и междоусобной борьбы.
 
8 ноября 1941 г. на нелегальном собрании представителей коммунистических групп в Тиране было провозглашено создание Коммунистической партии Албании. В принятой резолюции подвергались резкой критике допускавшиеся ранее ошибки и выражалась решимость строить партию нового типа, опирающуюся на организационные принципы марксизма-ленинизма.
 
Коммунисты поставили перед собой цель — бороться за создание народной демократической Албании, хотя конкретные формы государственного устройства в то время еще не были определены.
 
В крайне тяжелых условиях вели борьбу коммунисты и все прогрессивные силы Польши. В 1941 г. гестапо еще более усилило террор против польского народа. Все левые организации, действовавшие в глубоком подполье, были ослаблены арестами руководителей.
 
Серьезные трудности освободительной борьбы польских патриотов объяснялись прежде всего отсутствием марксистско-ленинской партии. Правда, в ряде городов и районов возникли подпольные коммунистические организации. Однако они пока действовали разрозненно.
 
Сильное влияние в стране имело консервативное буржуазное подполье. Ведущее место в нем принадлежало делегатуре польского эмигрантского правительства в Лондоне и так называемому политическому согласительному комитету (ПСК), представленному четырьмя партиями: Стронництво народове (партия крупного капитала), Стронництво працы (партия мелкой буржуазии), Стронництво людове (крестьянская партия, главенствующие позиции в которой занимали кулацкие элементы) и Девица ППС (польские социалисты). Правые буржуазные партии создали в Польше Союз вооруженной борьбы, который с начала 1942 г. стал называться Армией Крайовой (АК).
 
Правые лидеры буржуазного подполья, на словах выступавшие против оккупантов, на деле стремились удержать народ от активных выступлений. Они пропагандировали теорию «двух врагов», стремясь убедить  народ в том, что будто бы противником Польши является не только Германия, но и СССР. Польские реакционеры хотели дождаться того момента, когда будут обескровлены и фашистская Германия и Советский Союз, чтобы затем при поддержке западных держав восстановить буржуазно-помещичье государство в границах, существовавших до 1 сентября 1939 г., то есть до воссоединения Западной Украины и Западной Белоруссии с Союзом ССР.
 
Большое влияние на население Польши оказало советско-польское соглашение от 30 июля 1941 г., содержавшее обязательства по оказанию взаимной помощи в войне против Германии. Весть об этом с удовлетворением была встречена прогрессивной польской общественностью и явилась серьезным стимулом для развития антифашистского движения в стране. «Симпатии огромного большинства народа были решительно на стороне советских войск. Повсеместно выражались пожелания быстрых успехов и победы Советской Армии над гитлеровскими войсками».
 
Несмотря на жесточайшие репрессии, в Польше появлялись все новые и новые организации патриотов. В Варшаве начала действовать «Группа бюллетыновцев», издававшая подпольный печатный орган «Бюллетын радиовы». По ее инициативе в конце августа был организован Союз освободительной борьбы во главе с коммунистами М. Спыхальским, Ю. Бальцежаком и другими. Союз выступил с призывом создать Национальный фронт, развернуть партизанское движение, организовывать саботаж и диверсии. Однако буржуазное подполье отвергло это предложение.
 
Летом 1941 г. в польской столице и ее окрестностях развернула деятельность антифашистская группа, получившая в ноябре название «Пролетарий» и возглавлявшаяся доктором А. Фидеркевичем. В ее составе было немало коммунистов. Сплочение коммунистов шло также в Домбровском бассейне, в Кракове, Люблине, Лодзи и других городах и районах. Повсюду закладывались основы их сотрудничества с левыми социалистами и радикальным крылом крестьянского движения.
 
К концу 1941 г. руководимое коммунистами подполье объединяло уже 5 — 6 тыс. активных бойцов, ставших вскоре костяком марксистско-ленинской партии польского рабочего класса.
 
Основными формами движения Сопротивления в Польше летом и осенью 1941 г. являлись саботаж и диверсии в промышленности и на транспорте. В июле — сентябре на большинстве предприятий «генерал-губернаторства» выпуск продукции сократился на 30 процентов; в октябре и ноябре было зарегистрировано около 10 тыс. актов саботажа.
 
В середине 1941 г. движение Сопротивления активизировалось в чешских землях и в Словакии. Это прежде всего выражалось в усилении борьбы рабочего класса, который к тому времени начинал занимать ведущее место среди патриотических сил страны. Вновь созданный подпольный Центральный Комитет компартии, в состав которого вошли Я. Черны, Ю. Фучик и другие, в обращении к народу рассматривал фашистскую агрессию против СССР как нападение на родину всех  трудящихся — страну социализма. Подчеркнув, что Советская Армия ведет войну за освобождение всех порабощенных народов Европы, ЦК КПЧ призвал трудящихся усилить сопротивление захватчикам.
 
За пределами страны, в Советском Союзе, действовало руководство КПЧ во главе с К. Готвальдом. Оно организовывало и направляло борьбу с оккупантами в Чехословакии.
 
В «независимой» Словакии господствующее положение занимали клерикальные фашистские элементы во главе с И. Тисо, опиравшиеся на нацистов. Компартия Словакии находилась в подполье. Оккупантам и их пособникам удалось уничтожить ее Центральный Комитет. В начале августа 1941 г. был создан новый ЦК КПС, в состав которого вошли Я. Осога, О. Крайняк, И. Лиетавец. В своем обращении к словацкому народу он призвал трудящихся включиться в борьбу на стороне Советского Союза против немецкого и словацкого фашизма. «Защита отечества социализма, — говорилось в обращении, — является самой революционной задачей трудящегося народа и порабощенных народов всего мира».
 
В Чехии и Моравии была развернута широкая антифашистская пропаганда. Вновь стала выходить подпольная газета «Руде право» — центральный орган компартии; издавалась нелегальная литература.
 
Подъему освободительного движения немало способствовало также советско-чехословацкое соглашение от 18 июля о взаимной помощи в войне против общего врага. Усилия коммунистической партии и всех патриотических сил страны не были напрасными. Большинство чехов заняло непримиримую позицию по отношению к оккупантам.
 
Часть крупной буржуазии, получавшая огромные прибыли от военных заказов, продолжала экономическое сотрудничество с оккупантами. Лондонское же эмигрантское правительство во главе с Э. Бенешем, выступавшее за восстановление в стране домюнхенских порядков, выражало интересы тех буржуазных кругов, которые не поддерживали гитлеровцев. Поэтому руководство компартии установило с ним контакты. Однако взаимопонимания по главным вопросам борьбы за освобождение Чехословакии эти контакты не дали. Коммунисты всемерно добивались расширения национально-освободительного движения, придания ему подлинно массового характера, тогда как лондонские эмигрантские круги призывали народ к пассивности, ориентировали его на ожидание помощи от западных держав. Такая политика сторонников Бенеша вызывалась их боязнью того, что руководство национально-освободительной борьбой полностью перейдет к пролетариату во главе с компартией.
 
На призывы коммунистов развернуть борьбу против оккупантов рабочий класс ответил усилением саботажа и диверсий на предприятиях и железных дорогах. Эти акты имели большое значение в связи с тем, что Чехия и Моравия представляли крупный арсенал нацистской военной машины и важный транзитный район. Наиболее эффективной формой саботажа было замедление темпов работы. Практическое осуществление лозунга коммунистов «Працуй помалу!» («Работай медленно!») вызвало снижение производительности труда на 20 процентов. Несмотря на строжайшее запрещение забастовок, в конце июня — начале июля 1941 г. их волна прокатилась по всей стране. В результате агитации коммунистов начались волнения среди словацких солдат, которых марионеточное правительство посылало на советско-германский фронт. Стремясь подавить сопротивление, оккупанты усилили террор в стране. Чтобы обезглавить национально-освободительную борьбу, они основной удар наносили по  компартии. Лишь в октябре 1941 г. число арестованных коммунистов достигло 10 277 человек.
 
В обстановке подъема освободительной борьбы в сентябре 1941 г. по инициативе ЦК КПЧ был создан Центральный национально-революционный комитет Чехословакии (ЦНРК). В него вошли представители социал-демократической партии, профсоюзных и других оппозиционных организаций. В своем воззвании ЦНРК призывал образовать единые местные органы руководства движением Сопротивления — национально-революционные комитеты, приступить к формированию вооруженных отрядов революционной гвардии.
 
После нападения Германии на СССР усиливается движение Сопротивления во Франции. В первое время оккупации страны значительная часть французского населения еще питала иллюзии в отношении режима маршала Петэна, верила в то, что он якобы воплощает наименьшее зло. Французская компартия, находясь в подполье, подвергалась преследованиям, многие ее руководители оказались в тюрьмах. Организации Сопротивления, создаваемые компартией, были почти полностью лишены помощи извне оружием и деньгами.
 
Настойчиво преодолевая эти и другие трудности, компартия Франции проводила курс на объединение всех патриотических сил страны в Национальный фронт. Решение этой задачи осложнялось крайне пестрым политическим составом участников освободительной борьбы. Разрозненные организации действовали в подполье и зачастую даже не знали о существовании друг друга. Так, в южной, неоккупированной зоне, контролируемой правительством Виши, еще летом 1940 г. возникли буржуазные группы, оформившиеся затем в организации «Комба», «Либерасьон», «Франтирер» и другие. Здесь центром Сопротивления стал Лион. В северной, оккупированной зоне действовали такие организации, как «Органи-засьон сивиль э милитер», «Либерасьон Нор», «Се де ла Резистанс».
 
Активное участие в движении Сопротивления рабочего класса усилило в нем ведущую роль компартии. ФКП пользовалась в народе большим авторитетом. Она была единственной в стране политической партией, не запятнанной сотрудничеством с врагом. Лидеры всех остальных партий в большей или меньшей степени скомпрометировали себя пособничеством вишистам и оккупантам.
 
Во многих работах буржуазных авторов, посвященных французскому Сопротивлению, утверждается, будто Французская коммунистическая партия вступила в борьбу против гитлеровцев только после нападения Германии на СССР. Конечно, с началом Великой Отечественной войны Советского Союза резко повысилась активность коммунистов в освободительном движении. Однако, как известно, ФКП подняла знамя Сопротивления значительно раньше. Ее деятельность в условиях оккупации началась с развертывания сети подпольной печати, прежде всего с издания «Юманите». Она стремилась также через профсоюзы использовать легальные формы борьбы, в частности забастовки. Крупнейшей была стачка 100 тыс. шахтеров в мае — июне 1941 г. Вместе с тем партия развернула работу по укреплению партийных ячеек, налаживанию связи подпольного ЦК с местными партийными организациями. В конце 1940 г. ФКП приступает к подготовке условий для перехода к вооруженной борьбе с гитлеровцами. Во всех областях страны создаются особые вооруженные группы. Они начинают совершать акты саботажа и диверсий. Все эти группы вскоре объединились в «Специальную боевую организацию» (ОС), существовавшую до мая 1941 г. На ее основе ФКП создает массовую боевую  организацию — «Франтирер э партизан франсэ» (ФТПФ) с воинской дисциплиной и единым командованием, действовавшую на основе четких оперативных планов.
 
Одновременно ЦК ФКП опубликовал принятое им 15 мая обращение, в котором содержался призыв к созданию Национального фронта борьбы за независимость Франции — политического объединения всех патриотических сил, независимо от их партийной принадлежности и взглядов. Так в результате усилий компартии возник «Фрон насьональ». Хотя Национальный фронт и не объединил пока все силы французского Сопротивления (это произойдет позднее и на другой основе), тем не менее он привлек в свои ряды кроме коммунистов много других патриотов и стал крупнейшей, наиболее массовой, влиятельной организацией среди всех течений и групп освободительной борьбы.
 
С конца июня 1941 г. движение Сопротивления во Франции не только ширится, но и принимает более решительные формы. Только за июль оккупационные власти зарегистрировали 21 нападение на немецкие воинские эшелоны. Выполняя директивы ЦК ФКП, бойцы ФТПФ все чаще пускали в ход оружие.
 
Гитлеровцы и полиция Виши обрушивали на патриотов массовые репрессии. В тюремные застенки и концентрационные лагеря были заточены десятки тысяч людей. Патриоты подвергались зверским истязаниям и казням.
 
22 октября 1941 г. в Нанте и Шатобриане оккупанты расстреляли 50 заложников, большинство из которых были коммунисты. Рабочие ответили на это забастовками протеста. В декабре были казнены видные деятели компартии Люсьен Сампэ и Габриэль Пери. Но каждое злодеяние нацистов и их пособников лишь увеличивало ряды участников французского Сопротивления.
 
Что касается деятельности некоммунистических организаций и групп Сопротивления, то она не отличалась активностью. В большинстве своем они придерживались тактики «аттантизма».
 
В Лондоне французские буржуазные эмигранты, порвавшие с вишистским правительством, образовали центр антигитлеровского движения. В сентябре 1941 г. был создан Национальный комитет «Свободная Франция» во главе с генералом де Голлем. Французская коммунистическая партия сочла необходимым установить с ним сотрудничество, чтобы обеспечить единство всех сил нации в борьбе против фашизма.
 
Признание Советским правительством Национального комитета «Свободная Франция» явилось серьезной поддержкой освободительной борьбы французского народа и способствовало ее дальнейшему развитию.
 
Ширилась борьба против оккупантов в Бельгии. В ноябре 1941 г. в Брюсселе состоялась встреча представителей коммунистов, католиков, либералов, на которой было принято решение о создании «Фронта независимости». Объединив все демократические силы освободительного движения, он вскоре превратился в боевую организацию бельгийского Сопротивления, которая возглавила борьбу патриотов за изгнание фашистских захватчиков, за национальную независимость страны.
 
По инициативе Коммунистической партии Бельгии еще в конце 1940 г. была создана «Бельгийская армия партизан», построенная по военному образцу. В ее составе было много бывших бойцов интернациональных  бригад, сражавшихся в Испании. Партизанские отряды совершили ряд крупных диверсий против оккупантов.
 
В стране действовали и другие группы Сопротивления («Бельгийский легион», «Секретная армия» и другие), поддерживаемые эмигрантским правительством в Лондоне. Однако их действия ограничивались главным образом сбором разведывательных данных для английского командования. Как отмечает бельгийский прогрессивный историк Ж. Дебрувер, «уже во время войны эти группы готовились к борьбе против коммунистов в послевоенное время. Руководство этих групп с самого начала ставило своей целью предотвратить захват власти коммунистами после освобождения».
 
Все более активизировалось движение Сопротивления в Нидерландах. Этому способствовали проникавшие в страну известия о героической борьбе Советской Армии.
 
Гитлеровцы, до нападения на Советский Союз заигрывавшие с населением, перешли к открытому террору. Были запрещены все политические партии, кроме «национал-социалистского движения Мюссерта», откровенно поддерживавшего фашистские порядки. Компартия, запрещенная еще в июле 1940 г., подверглась новым жестоким преследованиям. И все же, несмотря на репрессии, в стране усиливалось антифашистское движение. Широкий размах получило издание и распространение нелегальных материалов. В 1941 г. в Нидерландах выпускалось 120 нелегальных изданий, в том числе «Де Ваархейд», «Хед Пароол», «Фрей Нидерланд». Потерпела неудачу попытка гитлеровцев поставить под свой контроль профсоюзные организации страны. 25 июля 1941 г. рейхскомиссар А. Зейсс-Инкварт решил направить туда нацистских комиссаров. В ответ на это почти все члены профсоюзов по призыву руководства покинули свои организации. Оккупанты были вынуждены 12 августа распустить профсоюзы.
 
Рухнули надежды оккупантов и на возможность опереться на так называемую нидерландскую унию, созданную голландскими коллаборационистами в июле 1940 г. В результате роста антифашистских настроений среди ее членов (она насчитывала около 600 тыс. человек) уния потеряла для оккупантов свое значение и в конце 1941 г. была распущена.
 
Коммунисты явились инициаторами создания «милгрупп» (военные группы) для совершения актов саботажа и уничтожения изменников.
 
Позже, чем в других странах Западной Европы, начался переход к активным методам борьбы против оккупантов в Дании. Страна формально не находилась в состоянии войны с Германией. Для маскировки оккупационного режима нацисты сохранили здесь все институты государственной и местной власти. Продолжали легально действовать политические партии, за исключением коммунистической, запрещенной в августе 1941 г.
 
Правительство во главе с правым социал-демократом Т. Стаунингом проводило коллаборационистскую политику, которая преподносилась датскому народу как единственно «реалистичная» и «оправданная». Оно открыто заявило о поддержке крестового похода против большевизма. Был сформирован добровольческий корпус «Дания», включенный в состав немецких эсэсовских войск для действий на территории СССР. Датские власти начали преследование патриотов. Только в конце  июня 1941 г. было брошено в тюрьмы и концентрационные лагеря 520 коммунистов.
 
Несмотря на жестокие репрессии, в стране развернулась борьба против гитлеровских захватчиков и предателей — коллаборационистов. С конца июня 1941 г. начала выходить нелегальная газета компартии «Ланд ог фольк» («Страна и народ»). Она разоблачала предательскую политику правительства Стаунинга и лживую нацистскую пропаганду, публиковала материалы с рекомендациями форм и методов борьбы с оккупантами.
 
15 ноября, когда Дания присоединилась к «антикоминтерновскому пакту», коммунисты организовали в Копенгагене массовую демонстрацию протеста против этого позорного шага датского правительства.
 
Активизировалась борьба норвежских патриотов. Преодолевая сопротивление реформистских лидеров, коммунисты Норвегии устанавливали контакты с социал-демократическими и профсоюзными организациями, вырабатывали формы сотрудничества с ними в борьбе с оккупантами. В авангарде движения Сопротивления шел рабочий класс. Коммунисты создали сеть подпольных диверсионных групп и партизанских отрядов, в которые входили представители разных слоев населения. Совместно с организациями «Мильорг» и СОЕ они совершали диверсии на важных в военном отношении объектах. Однако многие нелегальные организации, находившиеся под руководством буржуазных партий и социал-демократов, вплоть до конца войны действовали изолированно от компартии.
 
Как и в других странах, в Норвегии сторонником активной борьбы с оккупантами выступала лишь коммунистическая партия. Консервативное буржуазное и социал-демократическое руководство движения Сопротивления отвергало любые формы вооруженной борьбы, тормозило развертывание массового партизанского движения. Еще в июне 1941 г. в письме в Лондон на имя короля Норвегии оно требовало прекращения поставок вооружения для левых организаций страны.
 
Однако норвежское движение Сопротивления продолжало нарастать. 10 сентября в столице вспыхнула забастовка 25 тыс. рабочих крупнейших заводов. Гитлеровцы ввели в Осло чрезвычайное положение, произвели массовые аресты и расстреляли профсоюзных лидеров В. Ханстеена и Р. Викстрёма. Невзирая на террор, в середине ноября провели забастовку студенты столичного университета.
 
Таким образом, с началом Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии движение Сопротивления в оккупированных странах заметно активизировалось. Во многих из них были образованы национальные фронты, охватывавшие значительные социальные слои, общественные и политические организации. Отличительным признаком движения Сопротивления на новом этапе войны явилось начало вооруженной борьбы против оккупантов.
 
В авангарде освободительной борьбы народов выступали коммунистические партии. Их влияние и авторитет непрерывно возрастали.  
 

3. Деятельность прогрессивных сил капиталистических стран 

антифашистской коалиции по мобилизации народных масс на борьбу против фашизма

адача разгрома фашизма отвечала коренным интересам народов всего мира. Это способствовало объединению всех антифашистских сил.
 
Коммунистические партии Великобритании и Соединенных Штатов Америки в центр своей деятельности поставили борьбу за сплочение рабочего класса, за создание антифашистской коалиции и оказание всемерной помощи Советскому Союзу.
 
ЦК КПВ в декларации от 22 июня 1941 г. и манифесте в защиту Советского Союза от 4 июля призвал английский народ мобилизовать все ресурсы страны для достижения победы. В декларации подчеркивалась необходимость единства действий рабочего класса Великобритании. В первую очередь выдвигалось требование установить полное сотрудничество с СССР, заключив пакт о союзе и взаимопомощи. ЦК КПВ также выступил за образование общего фронта народов Англии, СССР, США и других стран в интересах победы над фашизмом. Организованный компартией 23 июня 1941 г. массовый митинг в Лондоне прошел под лозунгом «Единство действий Англии и СССР!». Многочисленные митинги и конференции с участием коммунистов состоялись и в других городах. Идею создания антифашистской коалиции поддерживало большинство англичан. При обсуждении в парламенте 24 июня вопроса о военном сотрудничестве Англии с СССР выступавшие, независимо от их партийной принадлежности, подчеркивали общую заинтересованность в разгроме гитлеровской Германии.
 
Жизненно важное значение борьбы советского народа с фашистским агрессором для судеб английского народа и всего человечества по достоинству было оценено многими видными политическими и общественными деятелями Англии. Так, настоятель Кентерберийского собора Хьюлетт Джонсон 29 июня, в частности, заявил: «Защищая Москву, Россия защищает Лондон». Он призывал английских рабочих к совместной с советским народом борьбе и оказанию Советскому Союзу действенной военной помощи.
 
Низовые организации лейбористской партии и Британского конгресса тред-юнионов (БКТ) составили ядро начавшегося в стране движения солидарности с советским народом, что немало способствовало заключению 12 июля 1941 г. правительством Великобритании соглашения с правительством СССР о совместных действиях в войне против Германии. Это соглашение было одобрено 73-м съездом БКТ в Эдинбурге 2 сентября. В принятой на съезде резолюции подчеркивалась необходимость сделать все возможное для оказания помощи Советскому Союзу вооружением и военными материалами, а также согласованными действиями британских вооруженных сил с советскими.
 
В соответствии с принятым на том же съезде решением о создании Англо-советского профсоюзного комитета делегация БКТ в середине октября выехала в СССР для переговоров с представителями ВЦСПС. Этот комитет был официально учрежден 26 октября. В его задачи входило объединение профсоюзных центров обеих стран для организации взаимной помощи и оказания всемерной поддержки правительствам СССР и   Великобритании в ведении войны против фашистской Германии. Англосоветский профсоюзный комитет обязался содействовать максимальному повышению уровня военного производства. Стремясь к быстрейшему разгрому фашизма, рабочие выступали с предложениями о всемерном увеличении выпуска военной продукции. В конце сентября 1941 г. «недели производства танков для СССР» были проведены в Глазго, Бристоле и других промышленных городах.
 
Созванная в Лондоне 19 октября общенациональная производственная конференция, в которой приняли участие делегаты от трехсот военных заводов, прошла под лозунгом «Работа и борьба!». Конференция положила начало движению за создание на английских предприятиях объединенных производственных комитетов, охватившему все ведущие отрасли промышленности. Представители рабочих в этих комитетах настойчиво боролись за увеличение выпуска военной продукции. Центральный Комитет КПВ в заявлении от 4 октября 1941 г., сделанном в связи с Московской конференцией представителей трех держав, определил как одну из главных задач рабочего класса — добиваться увеличения производства военной продукции.
 
Особое значение имела организованная коммунистами политическая кампания под лозунгом «Мюнхенцы должны уйти!». Депутат парламента коммунист У. Галлахер настоятельно выступал за смещение с государственных постов министра авиационного производства Д. Мур-Брабазона и других противников военного сотрудничества Великобритании и СССР. Это требование отражало стремление широких кругов английской общественности блокировать враждебные Советскому Союзу элементы правящей верхушки.
 
Таким образом, рабочий класс, его авангард — компартия и другие прогрессивные силы Англии активно включились в борьбу против фашистской агрессии, решительно выступили за оказание всемерной помощи Советскому Союзу.
 
Большую работу по мобилизации населения страны на разгром фашистских агрессоров вела находившаяся на нелегальном положении Коммунистическая партия Канады. В декларации, опубликованной 23 июня 1941 г., она выступила за создание единого фронта против фашистской Германии, за немедленную отправку военных материалов в Советский Союз. Канадские коммунисты поддерживали военные усилия правительства, направленные против фашистской Германии и ее союзников.
 
Задачи антифашистской борьбы канадцев были определены в программе компартии «Национальный фронт во имя победы!», одобренной Политбюро ЦК КПК 28 августа. Одна из намеченных неотложных мер предусматривала достижение единства между организациями коммунистической партии и федерации кооперативного содружества (то есть социал-демократами).
 
Интересам обеспечения победы народов над фашизмом подчинила свою деятельность Коммунистическая партия США. Чрезвычайный пленум ее Центрального Комитета, состоявшийся 28 — 29 июня 1941 г., подчеркнул, что нападением на Советский Союз германский фашизм разоблачил себя как главный враг народов, и призвал американцев объединиться   с народами мира для борьбы против гитлеризма, в защиту Советского Союза.
 
В принятом по докладу председателя партии У. Фостера воззвании «Народная программа борьбы за нанесение поражения Гитлеру и гитлеризму» говорилось о том, что всемерная помощь Советскому Союзу, Великобритании и другим странам, сражавшимся с фашистской Германией, служит вернейшим средством защиты самих Соединенных Штатов. В этом документе указывалось, что основной гарантией успешной реализации программы является «борьба за единый фронт рабочего класса и сплочение американского народа в подлинном народном фронте». Антифашистские призывы компартии находили отклик в различных слоях американского народа, который в своем большинстве безоговорочно осуждал агрессию фашизма.
 
После нападения Германии на СССР местные организации крупнейших профсоюзных объединений США — Конгресса производственных профсоюзов (КПП) и Американской федерации труда (АФТ) неизменно заявляли о поддержке Советского Союза.
 
Из политических, общественных и массовых общедемократических организаций страны одними из первых заявили о своей поддержке борьбы советского народа Американская рабочая партия (штат Нью-Йорк), Американский совет по вопросам отношений с СССР, Национальный негритянский конгресс, Лига американских писателей, Американский молодежный конгресс, Национальная ассоциации содействия прогрессу цветного населения, ветераны бригады имени Авраама Линкольна.
 
Своей политикой объединения демократических сил страны компартия способствовала росту активности народных масс, увеличению вклада США в общее дело антифашистской борьбы.
 
В период, когда страна еще не принимала прямого участия в войне, одной из важнейших задач американских коммунистов стала «битва за производство». Компартия призывала рабочих бороться за неуклонное расширение производства, в первую очередь военного, чтобы укрепить оборону США, обеспечить американские поставки оружия в СССР и другие страны, подвергшиеся фашистской агрессии. Всемерный рост производства, писал журнал компартии США «Коммунист», «весьма важен для нашей национальной безопасности, передняя линия защиты которой проходит по военным фронтам в Советском Союзе, так же как вокруг Британских островов, в Китае, на Среднем Востоке или в Латинской Америке». Компартия поддержала решения профсоюзов о содействии реализации правительственной программы обороны, принятые съездами АФТ и КПП в октябре — ноябре 1941 г.
 
Обеспечить расширение военного производства можно было, лишь урегулировав проблему забастовок. Компартия призывала рабочих использовать для защиты своих интересов иные средства. Готовность профсоюзов содействовать мобилизации всех сил нации на борьбу с фашизмом резко отличалась от позиции многих предпринимателей, выдвинувших лозунг «Бизнес как обычно!» и затягивавших перевод предприятий на выпуск военной продукции.
 
Внутриполитическое развитие США все больше определялось факторами, вызванными мировой войной. Наметилась общенациональная цель — противодействовать угрозе фашизма, обращенной прежде всего против широких  народных масс и одновременно задевавшей интересы правящих кругов. Это сказывалось и на политике правительства Рузвельта, которое понимало неизбежность войны с гитлеровской Германией и ее союзниками.
 
Однако не все американцы разделяли мнение, что США следует вступить в войну против фашистских государств. Правые изоляционисты, не говоря уже о явно профашистских элементах, не только не хотели слышать об этом, но отрицали даже необходимость оказания помощи СССР и Китаю. Определенная часть американцев надеялась, что СССР и Англия выиграют войну без непосредственного участия США.
 
Коммунисты, передовая интеллигенция и реалистически мыслящие представители правящих кругов стояли за использование в борьбе против фашистского блока всех средств, в том числе и военных. У. Фостер, выступая в конце июля 1941 г. в Лос-Анджелесе, заявил: «Ответ на вопрос о том, как далеко нам следует идти по пути борьбы против Гитлера, должен быть ясным — до самого конца! Колебаниям, нерешительности не может быть места. Соединенные Штаты должны бросить на борьбу все свои силы — военное снаряжение, финансовые средства, а в случае необходимости и людей».
 
На политику правительства Ф. Рузвельта оказывали сильное влияние так называемые интернационалисты — сторонники решительных действий против Германии. К ним относились военный министр Г. Стимсон, морской министр Ф. Нокс, министр финансов Г. Моргентау, министр внутренних дел Г. Икес и другие. В докладе объединенного комитета начальников штабов американской армии от 11 сентября 1941 г., подписанном генералом Дж. Маршаллом и адмиралом Г. Старком, относительно стратегических целей США во второй мировой войне говорилось, что национальные задачи США «могут быть полностью осуществлены лишь в результате военных побед, одержанных за пределами нашего полушария...».
 
Что касается позиции коммунистов, то она логически вытекала из оценки компартией войны как всенародной антифашистской борьбы. Уже в то время коммунисты США выдвинули требование о немедленной высадке англо-американских войск во Франции с целью нанесения скорейшего поражения гитлеровским армиям.
 
27 октября массовым митингом в Мэдисон-сквер гардене Нью-Йорка началась всеамериканская кампания по сбору средств для Советского Союза. К сбору 1 млн. долларов для закупки медикаментов и хирургических инструментов приступил Американо-русский комитет по оказанию медицинской помощи.
 
По линии американского Красного Креста в СССР были направлены медицинские материалы на сумму около 5 млн. долларов. Это явилось конкретным проявлением интернациональной взаимопомощи трудящихся масс в войне против фашизма.
 
Таким образом, компартии капиталистических стран, входивших в состав антифашистской коалиции, активно включались в борьбу с гитлеровской агрессией, за поддержку СССР, используя для этого все возможности.
 
Коммунисты своей активной и целеустремленной работой внесли достойный вклад в дело сплочения всех прогрессивных сил в национальные фронты.  
 

4. Коммунистические партии стран 

агрессивного блока в борьбе против фашизма и войны

Готовясь к войне против СССР и других государств, гитлеровцы развернули массовую обработку солдат и населения Германии в духе расизма и шовинизма. Временные успехи немецко-фашистских войск на советско-германском фронте летом и осенью 1941 г. были широко использованы нацистской пропагандой для прославления «непобедимого вермахта» и «величайших побед».
 
Эти хвастливые реляции усиливали шовинистический и военный угар в стране.
 
Когда немецкие войска развернули наступление на Москву, нацистская газета «Фёлькишер беобахтер» опубликовала статью под крикливым заголовком «Военный крах большевизма», в которой утверждалась версия о полном военном поражении СССР. «Советский Союз, потерявший к тому же важнейшие центры военной промышленности, не в состоянии залечить еще раз свои смертельные раны. Приговор над ним произнесен». Тогда, осенью 1941 г., большинство немцев верило, что война скоро закончится победой Германии.
 
Германская коммунистическая партия находилась в исключительно трудных условиях. Многие коммунисты были расстреляны либо брошены в тюрьмы и концентрационные лагеря. В заключении находился и вождь немецкого рабочего класса и компартии Эрнст Тельман.
 
Центральный Комитет КПГ, действовавший в Советском Союзе под руководством В. Пика, 24 июня 1941 г. обратился к народу своей страны с воззванием, в котором охарактеризовал нападение на СССР как тяжкое преступление фашизма. Он подчеркнул неизбежность поражения германского империализма и указал на необходимость слияния немецкого Сопротивления с борьбой советских людей и международным антифашистским движением.
 
Развернутая программа действий за выход из национальной катастрофы и спасение нации была сформулирована в обращении ЦК КПГ к народу Германии и ее вооруженным силам от 6 октября. Центральный Комитет призвал трудящиеся массы взять судьбу страны в собственные руки, покончить с войной путем активных антифашистских действий и свержения гитлеровского режима, создать свободную, демократическую, миролюбивую Германию. «Создание такой Германии, — говорилось в обращении, — будет подлинной, самой большой победой немецкого народа в этой войне».
 
На антифашистов гитлеровцы обрушили жестокие удары. Если в феврале — апреле 1941 г. гестапо арестовывало ежемесячно в среднем по 750 человек, то в июне число арестованных составило 8817, в августе — 10131, в сентябре — 11609, в октябре — 10 776, в ноябре — 10 421 человек.
 
Серьезные трудности в развертывании антифашистского движения вызывала политика правых лидеров социал-демократической партии Германии (СДПГ), которые выступали с позиций антисоветизма и антикоммунизма. Группа правления партии в Лондоне во главе с Э. Олленхауэром в конце июня 1941 г. открыто выразила свое согласие с мнением Г. Трумэна, заявившего, что пусть-де вермахт и Советская Армия истощат  друг друга в изнурительных боях, а западные державы потом станут «господствующим фактором нового политического преобразования мира».
 
Однако многие функционеры и рядовые члены социал-демократической партии, несогласные с политикой этих деятелей, совместно с коммунистами активно включились в антифашистскую борьбу.
 
Летом и осенью 1941 г. ЦК КПГ направил в Германию в качестве своих уполномоченных группу опытных инструкторов, среди которых был А. Ковальке. Уполномоченные установили связи с некоторыми нелегальными партийными организациями (такими, как группа Р. Урига — в Берлине, Г. Шумана — в Лейпциге и другими), передали им директивы ЦК и оказали помощь в развертывании антифашистской работы.
 
Политическая и организационная деятельность ЦК КПГ была, как и прежде, направлена на руководство антифашистской борьбой в Германии.
 
Наиболее активно действовала антифашистская организация Шульце-Бойзена — Харнака. Возглавлялась она старшим лейтенантом Харро Шульце-Бойзеном, служившим в министерстве авиации, и старшим правительственным советником экономистом Арвидом Харнаком. Основной ее целью было объединение оппозиционных сил в единый фронт антифашистских борцов. Она действовала не только в районе Берлина, но и имела связи с антифашистскими группами на периферии — в Эссене, Дортмунде, Лейпциге, Ганновере, Мюнхене, Гамбурге, Касселе, Кёльне, Магдебурге. В Берлине эта организация была связана с группами антифашистов, работавших на важных военных предприятиях, в частности АЭГ, концерна Сименса, а также в руководящих органах вермахта. Ядро групп составляли коммунисты. Вместе с ними действовали социал-демократы, беспартийные служащие, студенты и деятели искусства, солдаты и офицеры. Члены организации вели агитационно-пропагандистскую работу, печатали и распространяли листовки, устанавливали связи с военнопленными и насильственно угнанными в фашистскую Германию иностранными рабочими, организовывали саботаж на военных предприятиях.
 
Организация Шульце-Бойзена — Харнака действовала в тесном контакте с группой «Внутренний фронт», руководимой уполномоченным ЦК КПГ Шарлоттой Бишоф.
 
С осени 1941 г. начал выходить журнал «Внутренний фронт», издававшийся на немецком языке, а также на других языках для военнопленных и угнанных в Германию рабочих с целью вовлечения их в совместную борьбу против нацизма и войны. «Внутренний фронт» был частью организации Урига, которая только в Берлине имела ячейки на 22 предприятиях. Ее связи тянулись также к антифашистам ряда германских городов и за рубеж — в Нидерланды, Данию, Австрию и Чехословакию.  
 
Антинацистские организации действовали также в Саксонии, Тюрингии, Баварии, Приморском районе и в других местах. Важную роль в руководстве нелегальными организациями КПГ и всем антифашистским движением в стране играл немецкий народный радиопередатчик ЦК КПГ. Он вел передачи с территории СССР с 10 сентября 1941 г. до конца войны.
 
Антифашистское движение развертывалось и в Италии. Однако летом 1941 г. прогрессивные силы здесь еще не были сплочены в единый фронт, так как коммунистическая партия — главная сила Сопротивления была серьезно ослаблена в результате жестокого террора. На свободе оставалось лишь несколько сот коммунистов. После вступления Италии в войну против СССР партия активизировала борьбу за объединение патриотических сил.
 
В октябре 1941 г. на юге Франции состоялась конференция, на которой коммунистическую партию представляли Э. Серени и Д. Доцца, социалистическую — П. Ненни и Дж. Сарагат, организацию «Справедливость и свобода» — С. Трентин и Ф. Нитти. Участники конференции обратились к соотечественникам с призывом сплотиться для борьбы за немедленное заключение сепаратного мира, за независимость страны от гитлеризма, завоевание политических свобод и создание правительства, отвечающего воле и интересам итальянского народа. Они решили образовать Комитет действия по объединению всех прогрессивных сил страны.
 
Борьба за единство антифашистского фронта Италии имела большое политическое значение. Однако возможности для проведения в жизнь выработанной программы оставались пока ограниченными. В тот период только руководители компартии имели связь со страной. Три раза в неделю по радио из Москвы обращался к итальянским трудящимся П. Тольятти (под псевдонимом Марио Корренти).
 
В августе 1941 г. представитель заграничного центра ИКП У. Массола нелегально прибыл в Милан и установил там связь с коммунистическими организациями. С этого времени промышленные центры Северной Италии стали снабжаться инструкциями и пропагандистскими материалами.
 
С осени 1941 г. итальянские коммунисты начали издавать журнал «Клич Спартака». В его первом номере, вышедшем 24 октября, в период, когда гитлеровская армия рвалась к Москве и вся фашистская печать кричала о неминуемом падении столицы Советского Союза, с непоколебимой уверенностью было заявлено, что никогда фашистам не удастся занять Москву, разбить армию советских рабочих и крестьян. В журнале публиковались призывы и документы компартии, речи советских руководителей, информация о положении в Италии и за рубежом.
 
В Японии, несмотря на разгул реакции, прогрессивные силы не прекращали борьбы против политики милитаристов. Взяв курс на большую войну, правящие круги страны ликвидировали остатки демократических свобод и распустили все политические партии. Были «самораспущены» также профсоюзные организации и создано «Общество содействия трону через производство», контролируемое предпринимателями. Этот период в японской истории получил название «анкоку дзидай», то есть «период тьмы». Но реакции не удалось полностью подавить рабочее и демократическое движение. Хотя сопротивление народа и не носило организованного характера, оно продолжалось в различных формах. По данным официальной статистики, в 1941 г. произошло 330 трудовых конфликтов, часть которых вылилась в открытые забастовки. Неспокойно  было и в деревне. В 1941 г. в стране было зарегистрировано 3308 арендных конфликтов, в которых участвовало 32 289 человек.
 
Однако антивоенные выступления не имели единого направляющего центра и поэтому носили разрозненный характер. Центральный аппарат компартии был разгромлен полицией еще в 1935 г. Оставшиеся на свободе коммунисты и профсоюзные активисты в глубоком подполье продолжали вести политическую и организационную работу на отдельных предприятиях. Исследователь антивоенного движения в Японии Тосио Итоя писал: «Рабочий класс Японии оказывал в годы войны сопротивление в самых различных формах, но большинство выступлений было разрозненным и не смогло подняться до организованной антивоенной борьбы».
 
Вступление в войну Венгрии, Румынии, Финляндии за чуждые их народам интересы вызвало в этих странах новую волну недовольства трудящихся политикой правящих кругов. Коммунисты развернули активную работу по сплочению сил для борьбы за прекращение войны, свержение фашистских режимов и установление демократических порядков.
 
Активно выступали против преступной авантюристической политики хортистов венгерские антифашисты. Вопреки официальной злостной антисоветской пропаганде и террору симпатии трудящихся были на стороне Советского Союза. Так, в сводке следственного отдела жандармерии города Дебрецена от 2 июля 1941 г. отмечалось, что большая часть трудящихся «восприняла весть о начале войны против Советского Союза с надеждой на победу Советов и тем самым на осуществление желаний рабочих».
 
Большую роль в организации движения Сопротивления в стране играло заграничное бюро ЦК Коммунистической партии Венгрии. В газете «Правда» 10 июля 1941 г. оно изложило задачи коммунистов и других прогрессивных сил Венгрии в антифашистской борьбе. Под руководством этого бюро с сентября 1941 г. на территории СССР начала действовать радиостанция имени Кошута. Она систематически вела передачи на Венгрию, разоблачавшие авантюристический курс политики хортистов и призывавшие к борьбе против фашизма. Компартия проводила также работу по изданию и распространению пропагандистских материалов.
 
Венгерские коммунисты требовали немедленного заключения сепаратного мира, выхода из агрессивного блока, равноправия и права всех народностей страны на самоопределение, создания независимой, свободной и демократической Венгрии.
 
Трудности борьбы антифашистов усугублялись предательской политикой правых лидеров венгерской социал-демократической партии (ВСДП) и реформистских профсоюзов, которые призывали рабочих «ждать, слушать, терпеть», поддерживать правительство и «напряженно трудиться», а «подстрекателей» передавать полиции.
 
Однако вопреки политике правых лидеров в рядах ВСДП и профсоюзов происходил процесс размежевания. Росло влияние коммунистов в легальных социал-демократических, профсоюзных и других массовых организациях, особенно в Союзе молодежи, возглавлявшемся коммунистом Э. Шагвари.
 
Коммунисты активно добивались создания широкого фронта независимости для объединения различных слоев венгерского народа. Стремясь  обеспечить союз рабочих и крестьян, компартия установила тесную связь с Национальной крестьянской партией (НКП), представлявшей главным образом интересы бедных слоев крестьянства, предпринимала шаги к установлению контактов с левым крылом партии мелких сельских хозяев (ПМСХ) — организации зажиточных крестьян и кулачества, ряд видных представителей которой выступал за разрыв с нацистской Германией и выход из войны.
 
Усиливалось антифашистское движение в Румынии. Вовлечение кликой Антонеску страны в войну против СССР принесло новые тяготы румынскому народу. Бывший дипломат фашистского режима Румынии А. Крецяну писал, что война вызывала «глубокое недовольство диктаторским режимом, который послал сынов, мужей и отцов умирать... ради прихоти Гитлера». Против антисоветской войны выступали не только трудящиеся массы, но и часть румынской буржуазии, которая была связана экономическими интересами с Англией, Францией и США.
 
Основной задачей действовавшей в подполье компартии Румынии было создание единого фронта борьбы против фашизма и войны. 6 сентября 1941 г. коммунисты выступили с развернутой программой объединения всех антифашистских сил — «Платформой единого национального фронта румынского народа против фашистских оккупантов и военно-фашистской клики во главе с предателем Антонеску». В программе были сформулированы следующие главные требования национального фронта: прекращение войны против СССР, переход Румынии на сторону антигитлеровской коалиции, свержение фашистской диктатуры и образование правительства национальной независимости, отмена Венского арбитража, наказание лиц, ответственных за втягивание Румынии в захватническую войну.
 
Эти требования составили политическую основу объединения всех патриотических сил страны. Правые же социалистические лидеры и руководители буржуазно-помещичьих партий (национал-либеральной и национал-царанистской), лишь формально находившиеся в оппозиции к режиму, не откликнулись на предложение компартии.
 
В Болгарии все более усиливалось недовольство народных масс антинациональной политикой правящих кругов. Нараставшую борьбу трудящихся возглавляла Болгарская рабочая партия.
 
22 июня 1941 г. ЦК БРП обратился с воззванием к народу, призвав его к непримиримой борьбе против германских и болгарских фашистов, против попыток вовлечь Болгарию в войну на стороне гитлеровцев, поставить на службу агрессору ее военно-экономический потенциал. «...Ни в коем случае не допустить использования своей земли и своей армии в разбойничьих целях германского фашизма».
 
24 июня Политбюро ЦК БРП приняло решение о развертывании вооруженной антифашистской, народно-освободительной борьбы. Началось формирование партизанских групп и отрядов. В городах и селах создавались боевые группы для проведения диверсий и организации массового саботажа в промышленности и сельском хозяйстве. Были намечены меры к развертыванию работы партии по разложению царской армии и привлечению ее на сторону народа.
 
Для руководства вооруженными акциями создавались специальные военные комиссии при ЦК и окружных комитетах БРП. В помощь местным  кадрам заграничное бюро ЦК БРП переправило в Болгарию группу опытных военных и политических работников, в том числе полковника Ц. Радойнова, участника войны в Испании. Он возглавил Центральную военную комиссию при ЦК БРП. Большую пропагандистскую работу вели организованные летом и осенью 1941 г. на территории СССР радиостанции «Христо Ботев» и «Народен глас».
 
Огромное значение в развитии антифашистского движения в стране имела деятельность заграничного бюро ЦК партии во главе с Г. Димитровым. Оно намечало стратегию и тактику борьбы, организовывало радиопропаганду, переправляло в Болгарию пропагандистскую литературу и информационные материалы.
 
Активную борьбу против антинациональной политики правящих кругов страны вела Коммунистическая партия Финляндии. Вскоре после начала войны исполком КПФ опубликовал обращение к народу, в котором разоблачал истинный характер событий: «Война со стороны Финляндии является не «оборонительной войной», как пытаются утверждать рюти, таннеры, маннергеймы и рангели — агенты германского империализма в нашей стране, а наглой разбойничьей войной против Советского Союза и всего мира... Армия Финляндии преступно используется для осуществления гитлеровских планов мирового господства».
 
В крупнейших промышленных центрах страны — Хельсинки, Тампере, Турку — коммунистам удалось создать подпольные типографии и наладить выпуск нелегальных газет и листовок. Компартия призывала трудящихся всеми средствами препятствовать ведению преступной войны, организовывать антивоенные забастовки, политический и экономический саботаж. Коммунистическая пресса подчеркивала необходимость выхода из войны на основе установления дружественных отношений с СССР. Она разъясняла народу, что только победа Советского Союза обеспечит независимость и свободу Финляндии.
 
Коммунисты вели большую организационную работу, главным образом среди рабочих. «Борьба компартии, — отмечал В. Песси, — способствовала образованию антивоенной оппозиции в Финляндии и подготовила почву для того поворота, который совершился по окончании войны».
 
Антивоенные настроения охватывали также определенные круги социал-демократической партии, лидеры которой (Таннер и другие) приняли решение об участии в войне на стороне Германии. Против таннеровского руководства выступила группа из шести депутатов парламента — социал-демократов, получившая название «шестерка». Она отражала оппозиционные настроения в своей партии. В сентябре 1940 г. все эти депутаты были исключены из партии, а в конце 1941 г. арестованы по обвинению в государственной измене и приговорены к длительному тюремному заключению.
 
В связи с затягиванием войны антивоенные настроения охватывали все более широкие слои населения, проникали в армию, способствовали росту дезертирства солдат.  
 
Таким образом, несмотря на чудовищный террор, коммунистические партии стран агрессивного блока развернули активную борьбу против антисоветской войны, за сплочение народных масс в национальные антифашистские фронты, за поражение фашистских режимов. Коммунисты разоблачали авантюристические планы Германии и ее союзников, показывали, что гитлеровцы толкают народы к национальной катастрофе. Проводя такую политику, компартии этих стран выступали как подлинные защитники интересов своих народов, вносили огромный вклад в общее дело борьбы против оголтелых сил мировой реакции, возглавлявшихся нацистской Германией.
 
Свои особенности имела борьба и деятельность компартий в нейтральных странах.
 
Генеральной линией в стратегии и тактике Коммунистической партии Испании являлось предотвращение вступления страны в войну против Советского Союза. Идея последовательного нейтралитета была тем стержнем, вокруг которого компартия стремилась объединить все силы, выступавшие против участия Испании в войне.
 
Одним из первых антивоенных документов, имевших общенациональное значение, был манифест ЦК КПИ, изданный в августе 1941 г. Он призывал испанцев объединить свои усилия, чтобы «помешать вступлению Испании в войну и бороться против помощи, оказываемой диктатурой фашистским державам». Политика объединения усилий нации была направлена не только к тому, чтобы помешать Франко втянуть испанский народ в трагическую военную авантюру, но и к тому, чтобы «расчистить путь к свержению диктатуры генерала Франко и восстановлению демократии в Испании».
 
Коммунисты Швеции, Турции и других нейтральных стран проводили политику, направленную на предотвращение вступления своих государств в войну.
 

5. Народные массы стран Азии, Африки и 

Латинской Америки в борьбе против агрессии

Война Советского Союза против фашистской Германии и образование антигитлеровской коалиции оказали свое влияние на перегруппировку общественных сил в колониальных и зависимых странах. Борьба против фашизма объективно имела общие цели с национально-освободительным движением угнетенных народов, которые не могли оставаться равнодушными к разработанным Германией, Италией и Японией планам завоевания мирового господства и создания новых колониальных сверхимперий.
 
Национально-освободительное движение в странах Азии, Африки и Латинской Америки к середине 1941 г. было неоднородным. Основную его силу составляло многомиллионное крестьянство. Несмотря на свою малочисленность, важную роль в нем играл пролетариат. Активной политической силой являлись национальная буржуазия и мелкобуржуазная интеллигенция.
 
Неоднородным было и руководство движением: в одних странах антиимпериалистическую борьбу возглавляли коммунистические партии, в других — партии национальной буржуазии, в третьих — родоплеменная верхушка и отдельные представители феодалов.
 
Основной задачей национально-освободительного движения была полная ликвидация колониальной зависимости. В то же время форма этой зависимости и общий уровень развития движения в той или иной  стране определяли его конкретные цели. В Латинской Америке и на Ближнем Востоке, где большинство стран были лишь формально независимыми, цель борьбы составляло завоевание полного суверенитета и экономической самостоятельности; в таких странах Южной и Юго-Восточной Азии, как Индия и Индонезия, — достижение государственной независимости и создание национальных правительств. В Тропической Африке национальные политические организации еще только зарождались.
 
Передовые представители национально-освободительного движения понимали, что в тот период главным врагом угнетенных народов являлся фашизм.
 
К середине 1941 г. свыше 1,1 млн. человек из колоний находились в составе колониальных войск Великобритании, Бельгии, «Свободной Франции». Значительная их часть принимала участие в боевых действиях против фашистских агрессоров. Трудящиеся зависимых стран и колоний государств, входивших в антигитлеровскую коалицию, обеспечивали военное производство необходимым стратегическим сырьем и продовольствием. Однако в различных странах по-разному относились к участию в борьбе с фашистско-милитаристским блоком, некоторые круги главным врагом считали не фашизм, а империализм «своей» метрополии.
 
К лету 1941 г. в колониях держав оси и в странах, подвергшихся оккупации, свирепствовал жестокий террор. В то же время фашисты и японские милитаристы развернули широкую пропаганду, изображая себя в качестве освободителей колониальных народов. Они не скупились на обещания предоставить независимость колониям своих противников. Некоторая часть национальной средней и мелкой буржуазии, незрелая в идеологическом и политическом отношении, верила этим посулам, а наиболее реакционные круги из среды помещиков и крупной буржуазии сознательно шли на союз с фашистскими державами, чтобы упрочить свои позиции в борьбе против революционного движения, извлечь для себя дополнительные выгоды из смены колониальных хозяев.
 
Партнеры СССР по антигитлеровской коалиции понимали важность мобилизации усилий населения и ресурсов колониальных владений на борьбу против фашистских агрессоров. Однако их шаги были непоследовательны и, как правило, не выходили за рамки империалистической политики. Так, в Атлантической хартии правительства Соединенных Штатов Америки и Великобритании провозгласили право народов избирать себе форму правления. Но Черчилль, выступая 9 сентября в английской палате общин, уточнил, что Атлантическая хартия имеет в виду восстановление независимости только тех стран Европы, которые подверглись агрессии со стороны Германии, и не распространяется на Британию.
 
Советский Союз, присоединяясь к Атлантической хартии, в правительственной декларации подчеркнул, что он отстаивает право каждого народа на государственную независимость и территориальную неприкосновенность своей страны, право устанавливать такой общественный строй и избирать такую форму правления, какие он считает целесообразными и необходимыми. Это заявление в равной степени относилось ко всем угнетенным народам, независимо от того, когда и кем они были порабощены.  
 
Участие в войне СССР и формирование антифашистской коалиции способствовали дальнейшему развертыванию борьбы китайского народа, которая фактически велась с 1931 г. — со времени оккупации японскими агрессорами Маньчжурии. В тылу японских захватчиков развертывалось партизанское движение.
 
К середине 1941 г. в Северо-Восточном, Северном и Центральном Китае действовали партизанские силы, которые под руководством китайских коммунистов вели бои против японских войск.
 
Японская военная администрация и ванцзинвэевское марионеточное правительство во многих районах фактически контролировали лишь крупные города с их пригородами и районы вдоль железных и шоссейных дорог.
 
Основную роль в организации партизанского движения играла Коммунистическая партия Китая. Под ее руководством на территории партизанских районов функционировала народная власть и осуществлялись демократические преобразования.
 
В тылу японских войск действовали также части и соединения гоминьдановской армии, но взаимодействия между ними и партизанами фактически не было.
 
После нападения фашистской Германии на Советский Союз ЦК КПК в своей декларации, опубликованной 7 июля 1941 г., так выразил настроения китайской демократической общественности: «Война, которую ведет советский народ, направлена не только на защиту СССР, она направлена также на защиту Китая, на защиту свободы и независимости всех народов... Гитлер — враг не только СССР, он враг всех свободных народов и особенно Китая. Поэтому разгром Гитлера является задачей не только народов СССР и других стран, но также задачей китайского народа».
 
Однако в руководстве КПК проявлялись симптомы, свидетельствовавшие об отходе некоторых лидеров компартии Китая от интернационалистских позиций. В нем определились глубокие разногласия между двумя группами: одну из них возглавлял Ван Мин, другую — Мао Цзэ-дун. Политика Ван Мина и его сторонников состояла в последовательном проведении линии на укрепление единого фронта с гоминьданом и развертывание широких военных действий против японской армии. Она вытекала из принятых ИККИ в январе и марте 1940 г. решений, в которых в качестве центральной была поставлена задача мобилизовать китайский народ на преодоление опасности капитуляции реакционных элементов гоминьдана перед японскими захватчиками.
 
Коминтерн оказывал китайским коммунистам большую помощь, ориентировал КПК на проведение правильной политической линии, содействовал повышению ее боеспособности. ИККИ указывал, что она должна прежде всего ликвидировать свою оторванность «от широких масс рабочего класса Китая, в особенности в промышленных районах, захваченных японцами; развернуть широко работу среди рабочих как в оккупированных районах, так и на остальной территории Китая». Задача КПК заключалась в том, чтобы мобилизовать массы на активную борьбу с японскими захватчиками. Однако группа Мао Цзэ-дуна, занявшая к тому времени руководящее положение в компартии Китая, приняла решение перейти к «пассивной тактике», изолироваться в освобожденных районах, максимально сократить боевые действия регулярных войск   и партизан против японских захватчиков. Это означало уклонение от выполнения интернационального долга, отклонение предложений Коминтерна и ВКП(б) относительно координации действий в борьбе с агрессорами, отказ сковать японские силы и не допустить их нападения на СССР, особенно в первые, наиболее трудные месяцы Великой Отечественной войны.
 
Китайские коммунисты-интернационалисты резко критиковали националистическую позицию Мао Цзэ-дуна. Они считали, что интернациональный долг китайской компартии в обстановке гитлеровской агрессии против единственной в мире страны социализма состоит прежде всего в том, чтобы всемерно помогать героической вооруженной борьбе советского народа против фашизма путем активизации борьбы с японскими милитаристами.
 
Группа Ван Мина серьезно препятствовала проведению линии Мао Цзэ-дуна, а также утверждению его единоличной власти в партии и армии. Мао Цзэ-дун и его сторонники в сентябре 1941 г. добились отстранения Ван Мина, Цинь Бан-сяня и других своих идейных противников от работы в высших руководящих органах партии.
 
Под видом критики левого оппортунизма и догматизма маоисты стремились перечеркнуть исторические заслуги Коминтерна и многих выдающихся руководителей КПК, расчистить почву для культа личности Мао Цзэ-дуна как якобы единственного непогрешимого руководителя и теоретика партии.
 
С этой целью они развернули антипартийную, антикоминтерновскую кампанию, прикрывавшуюся внешне невинным названием «движение за упорядочение стиля работы партии» («чжэнфэн юньдань»).
 
Такое развитие событий, естественно, наносило ущерб национально-освободительной борьбе в Китае. Несмотря на это, у китайского народа усиливалось чувство ненависти к японским захватчикам, и он продолжал героическую борьбу за освобождение своей страны.
 
Летом и осенью 1941 г. коммунистические партии ряда колониальных и зависимых стран выступили со специальными декларациями, в которых поддержали заявление Коминтерна о том, что вероломное нападение фашистской Германии на СССР является ударом не только против страны социализма, но и против свободы и независимости всех народов мира. Они активизировали свою деятельность по созданию единого фронта борьбы с фашистско-милитаристским блоком.
 
Постоянно ширилось национально-освободительное движение в Индии. Нападение гитлеровской Германии на СССР усилило у индийцев чувство симпатии к советскому народу, а также рост антифашистских настроений.
 
С другой стороны, отказ британского правительства распространить действие Атлантической хартии на Индию, вызванный стремлением английской буржуазии сохранить свою громадную колониальную империю, еще более углубил противоречия между колониальным правительством и индийским национально-освободительным движением.
 
Ведущую роль в этом движении играла индийская национальная буржуазия. Политику ее партии — Индийского национального конгресса (ИНК) поддерживала значительная часть городской мелкой буржуазии и трудящихся (рабочих, крестьян, прогрессивной интеллигенции). С началом второй мировой воины ИНК заявил о своей антифашистской позиции и выразил сочувствие народам, боровшимся против фашизма. В то же время руководство партии считало, что только будучи свободным  индийский народ сможет внести свой вклад в эту борьбу. Поэтому ИНК требовал предоставления Индии независимости и как первого непременного шага к ней — создания индийского национального правительства. Только на этих условиях ИНК соглашался поддержать военные усилия английских властей. Отказ удовлетворить это требование привел к началу кампании «гражданского неповиновения» («сатьяграха»), проводившейся под руководством влиятельнейшего лидера ИНК Мохандаса Карамчанда ГандиДо декабря 1941 г. за участие в ней английскими колониальными властями было арестовано около 25 тыс. членов ИНК.
 
Большую роль в решении нелегкой задачи — совместить содействие военным усилиям союзных держав и борьбу за освобождение собственной страны — сыграла Коммунистическая партия Индии.
 
После нападения Германии на СССР компартия заявила, что война отныне приобретает освободительный характер, и выступила за превращение ее в народную войну, использование всех сил для разгрома блока агрессивных государств. Поддерживая требования ИНК о предоставлении Индии независимости и создании национального правительства, компартия своей деятельностью стремилась поставить страну на путь решительной и безоговорочной поддержки антигитлеровской коалиции, в том числе военных усилий Англии.
 
Среди рабочих, крестьян, интеллигенции, национальной буржуазии страны росло движение солидарности с Советским Союзом. В октябре 1941 г. Всеиндийский крестьянский комитет призвал «свободолюбивый народ Индии, особенно крестьян и рабочих, студентов и молодежь, сделать все возможное, чтобы оказать помощь Советскому Союзу и вести борьбу за усиление войны против гитлеровской Германии».
 
Широкие массы индийских трудящихся приняли непосредственное участие в борьбе против фашизма. Так, к концу 1941 г. в англо-индийскую армию, соединения которой сражались с войсками держав оси в Африке и на Ближнем Востоке, было призвано по добровольному набору 900 тыс. человек. Сотни тысяч рабочих трудились на военных заводах. Однако нежелание английского правительства считаться с требованиями предоставления стране независимости было главной причиной, препятствовавшей созданию в Индии единого антифашистского фронта.
 
В середине 1941 г. весьма напряженная обстановка сложилась в Бирме. Британские колониальные власти упорно отказывались удовлетворить требования массовых организаций этой страны о предоставлении бирманскому народу независимостиПозиция колонизаторов создавала благоприятную почву для японской пропаганды, утверждавшей, что Япония будто бы выступала освободительницей колониальных народов Азии от «белых» американских и европейских угнетателей.
 
В национально-освободительном движении Бирмы определился ряд направлений. Одно из них — во главе с премьер-министром колониального правительства У Со, отражавшее интересы крупной буржуазии и помещиков, — ожидало, что англичане даруют стране статус доминиона. Отказ правительства Черчилля обсуждать данный вопрос до окончания войны вызвал изменение в политической ориентации этой  группировки — она пошла на некоторое сближение с руководством мелкобуржуазной Народно-революционной партии (НРП). Руководство же НРП, не сумев дать правильную политическую оценку Японии как империалистическому агрессору, занимало позицию военного сотрудничества с японцами в борьбе против англичан. По соглашению с японской разведкой НРП принимала японскую военную помощь, обязалась создать так называемую Армию независимости Бирмы под командованием японцев, организовать антианглийские восстания в различных районах Бирмы после начала войны.
 
Единственной политической силой в стране, занимавшей последовательно антифашистскую позицию, была Коммунистическая партия Бирмы. Однако большинство ее руководителей, как и другие активные участники бирманского освободительного движения, в конце 1941 г. находилось в тюрьмах или на нелегальном положении.
 
В Индонезии национально-освободительное движение, направленное против голландского колониального господства, возглавлялось легальной организацией «Индонезийский политический союз» («Габунган политик Индонесиа» — ГАПИ). Эта организация, представлявшая собой объединение восьми мелкобуржуазных и буржуазных партий, пользовалась поддержкой коммунистов и профсоюзов.
 
ГАПИ выступал за образование индонезийского парламента. Учитывая широкий размах японской пропаганды и угрозу вторжения Японии на Зондские острова, он в своем сентябрьском манифесте 1941 г. настаивал на необходимости вооружения и военной подготовки индонезийского народа, на создании индонезийской народной милиции. Но голландские колониальные власти отвергли эти требования.
 
Эмигрантское правительство Нидерландов ограничилось обещанием после окончания войны созвать имперскую конференцию, на которой делегаты метрополии, Индонезии, Кюрасао и Суринама «могли бы обсудить конституционную структуру королевства и его различных частей...».
 
В ответ на такую позицию колонизаторов патриотические силы страны образовали «Народный совет Индонезии» («Маджелис ракьят Индонесиа» — МРИ). В него вошли ГАПИ, профсоюзный центр и федерация мусульманских женских и молодежных союзов (МИАИ). Однако мелкобуржуазные и буржуазные партии, объединившиеся в МРИ, оказались неспособными сплотить патриотические силы страны в антиимпериалистическом и антифашистском фронте.
 
Индонезийский пролетариат в это время был еще слаб и плохо организован. Созданная при участии компартии весной 1941 г. нелегальная политическая организация «Антифашистское народное движение» («Геракан ракьят антифасис» — ГЕРАФ) также не смогла организовать массовой борьбы всех социальных слоев индонезийского общества. Таким образом, национально-освободительное движение в стране оказалось крайне слабым и не могло противостоять вторжению японских вооруженных сил на острова.
 
Более успешно развивалось освободительное движение во Французском Индокитае. Коммунистическая партия Индокитая (КПИК) еще на VIII пленуме ЦК (май 1941 г.) приняла решение о развертывании борьбы против Японии и вишистской Франции, за достижение независимости. Для осуществления этого решения была создана Лига независимости   Вьетнама — Вьет-минь, объединившая до 50 различных организаций — рабочих, крестьянских, молодежных, женских и других.
 
Основным районом деятельности Вьет-миня стала горно-лесистая зона на севере страны — Вьет-бак, непосредственно прилегающая к Китаю. В 1941 — 1942 гг. здесь были созданы территориальные опорные базы, где обучались политические и военные кадры, накапливались вооружение и боеприпасы. Отсюда осуществлялось политическое и организационное руководство освободительным движением в других районах страны.
 
Организационной основой Вьет-миня среди населения были общества спасения родины. В августе — сентябре 1941 г. во многих районах страны стали распространяться воззвания за подписью Нгуен-ай-Куока (Хо Ши Мина), призывавшие народ присоединяться к Лиге независимости. 25 октября были опубликованы манифест, программа и устав Вьет-миня. КПИК взяла курс на превращение Вьет-миня в массовую организацию с целью развертывания общенационального движения и тщательной, всесторонней подготовки всеобщего восстания против оккупировавших страну японских войск и их союзников — вишистов, за образование независимой республики.
 
На Филиппинах коммунистическая партия (КПФ) разоблачала проводимую американским империализмом политику поощрения агрессии Японии в Юго-Восточной Азии, призывала народ готовиться к отпору японским захватчикам. В октябре 1941 г. руководство КПФ дало местным партийным организациям директиву быть готовыми к формированию партизанских отрядов в случае вторжения на острова японских войск. Позиции коммунистов разделяли наиболее дальновидные филиппинские патриоты, осуждавшие как прояпонские иллюзии, распространявшиеся мелкобуржуазными националистами из партии Рамоса, так и фатальную беспечность главы местного правительства и правящей буржуазной партии националистов Кэсона по отношению к японской угрозе.
 
В Малайе решение о сотрудничестве с британскими колониальными властями в отражении возможной вооруженной агрессии японских захватчиков было принято на заседании ЦК малайской компартии в июле 1941 г.
 
Важной особенностью развития национально-освободительного движения в японской колонии — Корее было возрастание роли рабочего класса на фоне углублявшейся дифференциации политических сил. Укрепление союза рабочего класса с крестьянством сопровождалось падением политического престижа буржуазии и национал-реформистских организаций.
 
Вооруженные выступления партизан против гнета японских колонизаторов все теснее сливались с рабочим и крестьянским движением. Усилилось проникновение в Корею коммунистов-партизан с территории Северо-Восточного Китая, где жили корейцы. Совместно с подпольными группами на территории Кореи они поднимали массы на антияпонские выступления. Создавались новые подпольные ячейки. Распространялись революционные листовки и марксистско-ленинская литература. Так, произведение В. И. Ленина «Что делать?» расходилось  среди прогрессивных деятелей под видом трактата о восточной медицине.
 
В июле 1941 г. усилиями созданного в Яньани «Объединения корейской молодежи» на базе корейских партизанских отрядов Северо-Восточного Китая была создана Корейская добровольческая армия.
 
Героическая борьба советского народа послужила важным стимулом нарастания национально-освободительного движения в странах Ближнего и Среднего Востока и Африки. Усилило борьбу с фашизмом население итальянских колоний. В Эфиопии продолжались бои по разгрому остатков итальянской армии в районах Галла-Сидамо (апрель — июль 1941 г.) и Гондара (октябрь — ноябрь 1941 г.). Основную роль в них играли эфиопские войска и партизанские отряды.
 
В Ливии, где колониальное господство Италии носило особенно жестокий характер, население участвовало в боевых действиях против итальянских войск в составе ливийских освободительных сил под командованием арабских офицеров (бывших партизан). К лету 1941 г. количество этих формирований достигло пяти батальонов. По мере освобождения ливийской территории от оккупантов ширилось движение местного населения за возврат земель, ранее отнятых у него итальянскими поселенцами.
 
Во Французской Северной Африке нарастало сопротивление вишистскому режиму. В Алжире местные богачи и петэновские чиновники жестоко подавляли освободительное движение. Они предоставили в распоряжение итало-германских комиссий по перемирию все промышленные и сельскохозяйственные ресурсы. В Северной Африке начался голод, распространилась эпидемия сыпного тифа. Тысячи людей были угнаны на работы в Германию. Репрессиям подверглись сотни националистов, коммунистов, европейских эмигрантов-демократов.
 
Демагогическая пропаганда держав оси и военное поражение Франции способствовали некоторому оживлению германофильских настроений в Марокко и проитальянских — в Тунисе. Тем не менее фашистам не удалось добиться поддержки коренных жителей французских колоний. Вишистские правители и их ставленники вынуждены были признать, что местное население и даже правительственные войска враждебно относятся к странам оси.
 
В Алжире ведущую роль в формировавшемся антифашистском движении играли коммунисты. Часто они выступали вместе со сторонниками де Голля, подпольными организациями националистической Партии алжирского народа. Коммунисты Алжира выпускали подпольную газету «Социальная борьба», создавали группы Сопротивления, разоблачали вишистскую демагогию и фашистскую пропаганду, делавшие туманные намеки на возможность получения страной независимости из рук фашистов, разъясняли алжирцам, что борьба против гитлеризма жизненно важна для завоевания свободы.
 
Движение Сопротивления получило распространение также в частях французской вишистской армии в Северной Африке. Патриотически настроенные офицеры втайне создавали запасы оружия, до 60 тыс. офицеров и солдат содержались вне штата в ожидании грядущих событий. Однако это движение, не имея опоры в массах, особенно среди мусульманского населения, носило пассивный характер.
 
Большим успехом национально-освободительного движения явилось получение осенью 1941 г. независимости подмандатными территориями Франции — Сирией и Ливаном. 28 сентября 1941 г. Национальный комитет «Свободная Франция» официально подтвердил отмену мандата Сирии, а 26 ноября — Ливану. Нахождение основных сил вермахта на советско-германском фронте, нарастание движения Сопротивления, инициатором которого были коммунисты, облегчили изгнание в июне — июле 1941 г. войсками Великобритании и «Свободной Франции» фашистской агентуры из этих стран.
 
Немецко-фашистское командование вело интенсивную подрывную работу среди национально-освободительных сил в Египте, Иране, Ираке, Палестине, Саудовской Аравии и в других странах Ближнего и Среднего Востока. Рассчитывая на вовлечение этого района осенью 1941 — зимой 1941/42 г. в сферу активных боевых действий после осуществления плана «Барбаросса», гитлеровские стратеги хотели видеть в арабском освободительном движении на Среднем Востоке своего «естественного союзника против Англии». Они предполагали использовать его для того, чтобы в соответствии с обстановкой связать английские силы, помогая тем самым «будущим немецким операциям». Однако после поражения антианглийского восстания в Ираке (май 1941 г.) стало очевидно, что большинство населения арабских стран не поддерживает действий держав гитлеровского блока.
 
В сложных условиях велась освободительная борьба народов стран Латинской Америки. Здесь началось массовое движение солидарности с советским народом, инициатором которого выступил рабочий класс во главе с коммунистическими партиями. В воззваниях к своим народам компартии обращали внимание на растущую опасность нацизма в странах Западного полушария и выражали уверенность, что СССР разгромит фашизм.
 
Заявления правительств США и Англии о поддержке Советского Союза в борьбе против фашистской Германии, а также давление прогрессивной общественности обусловили изменение позиций правительств ряда латиноамериканских республик в пользу сближения с СССР. Реакционные же круги, опираясь на поддержку держав оси, вели подрывную деятельность, препятствуя сотрудничеству с Советским Союзом, и под видом борьбы с «красной опасностью» насаждали в своих государствах фашистские организации.
 
Коммунистические партии стран Латинской Америки активизировали борьбу с внутренней реакцией и подрывной деятельностью «пятой колонны», за сплочение в единый фронт всех демократических сил для оказания помощи Советскому Союзу.
 
Первый съезд компартии Парагвая, состоявшийся в начале июля 1941 г. в Аргентине, высказался за создание в стране демократического правительства и выдвинул требование включения Парагвая во фронт борьбы народов против фашизма. Национально-освободительный альянс Бразилии опубликовал манифест, в котором осуждалась «коварная агрессия нацистов против СССР» и выражалась солидарность с Советским Союзом. Бразильские коммунисты выдвинули лозунг «Народ Бразилии — с СССР!».
 
Свою солидарность с «гигантской и решительной борьбой мирового значения, которую ... ведет героический народ СССР», выразила также Перуанская коммунистическая партия. Она призвала к объединению всех прогрессивных сил нации и вступлению страны в борьбу народов мира с фашизмом.
 
Решительно осудила гитлеровскую агрессию Коммунистическая партия Чили. «Главной задачей в настоящий момент, — подчеркивалось в ее заявлении, — является отражение агрессии фашистских бандитов и организация борьбы в защиту СССР».
 
Рабочие Антофагасты, Чукикаматы, других промышленных центров страны решили работать сверхурочно, чтобы добытую дополнительно медь и селитру отправлять в дар Советскому Союзу. В стране был создан Антифашистский демократический союз, в который вошли представители левых партий, профсоюзов, спортивных и культурных организаций, ученые, писатели, священники. Более сотни комитетов занимались организацией материальной помощи СССР.
 
По призыву компартий комитеты помощи СССР, в которых участвовали представители различных классов, политических партий, государственные и общественные деятели, создавались и в других странах Латинской Америки. В Аргентине они возникли вопреки профашистской политике правительства Р. Кастильо. Комитеты помощи проводили сбор одежды, обуви, бинтов, закупали продовольствие. В июле 1941 г. создается денежный фонд помощи СССР.
 
В Уругвае по инициативе компартии был образован Национально-демократический фронт помощи Советскому Союзу, приступивший к сбору денежных средств и медикаментов. Большую активность в этом проявили Ассоциация друзей СССР и Уругвайский антифашистский комитет помощи народам Советского Союза, созданный 12 июля 1941 г. в Монтевидео. В обращении к народу комитет призвал всех антифашистов «объединить свои усилия для помощи СССР во имя уничтожения фашизма».
 
1 августа 1941 г. комитет помощи Советскому Союзу был создан и в Мексике.
 
Значительный толчок дальнейшему развитию антифашистского движения дало празднование 24-й годовщины Великой октябрьской социалистической революции. В связи с этой датой ЦК компартии Чили опубликовал манифест, в котором говорилось: «Мы приветствуем Советское правительство, Красную Армию, большевистскую партию. Чили понимает, что народы СССР защищают не только свою родину, но и все цивилизованное человечество». На митинге в Монтевидео в честь 24-й годовщины Октябрьской революции присутствовало 60 тыс. человек. Несмотря на запрещение, массовые митинги и собрания прошли в Буэнос-Айресе  и других городах Аргентины. Компартия опубликовала манифест, в котором потребовала «включения Аргентины в мировой фронт борьбы против гитлеризма».
 
В городах, поселках и деревнях Кубы прошли многолюдные собрания. В грандиозной демонстрации в Гаване приняло участие 125 тыс. человек. Демонстранты призывали к поддержке СССР, установлению с ним дипломатических отношений и вступлению Кубы в борьбу на стороне государств, боровшихся с фашистскими агрессорами.
 
Деятельность латиноамериканских компартий по развертыванию движения солидарности с CССР протекала в трудных условиях. Во многих странах компартии находились на нелегальном положении, подвергались репрессиям. Выступая против международного фашизма, они в то же время вели борьбу против внутренней реакции, антинародных диктатур. Например, бразильская компартия, поднимая голос в защиту Советского Союза, за присоединение Бразилии к антигитлеровской коалиции, вместе с тем требовала демократизации страны, амнистии томившимся в тюрьмах деятелям национально-освободительного движения, среди которых был и генеральный секретарь компартии Л. Престес.
 
Таким образом, с июня 1941 г. в центре внимания коммунистических партий Латинской Америки была мобилизация народов своих стран на поддержку СССР. Во внутриполитической борьбе главный удар они направляли против реакционных, профашистских кругов, «пятой колонны», добиваясь сплочения всех прогрессивных партий и организаций. Выполнил интернациональный долг, коммунисты оставались борцами за суверенитет и независимость своих стран.
 

* * *

В связи с агрессией нацистской Германии против СССР перед коммунистическими партиями всех стран мира встала задача мобилизации народов на борьбу в защиту Советского Союза и других государств, которым угрожал фашизм. Они выступали организаторами движения солидарности с ВКП(б), оказания помощи народам СССР и других стран в их борьбе против наиболее оголтелых сил мировой реакции, возглавляемых фашистской Германией. Действуя в тяжелых условиях, проявляя мужество и стойкость, коммунисты продолжали сплачивать народы в единый международный фронт против гитлеризма.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР