Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР


48

1. Перевод советской экономики на военные рельсы

Программа мобилизации сил страны на борьбу с агрессором, сформулированная в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня
1941 г. и в речи Председателя ГКО И. В. Сталина 3 июля, определила направление, характер и масштабы практических мероприятий по созданию в сжатые сроки слаженного военного хозяйства.
 
Разрабатывая хозяйственную политику на период войны, Коммунистическая партия исходила из ленинского положения о том, что перестройка экономики на военный лад носит всеобъемлющий характер, что все народное хозяйство должно быть поставлено на службу фронту и интересам организации прочного тыла. Мощная индустриальная база, созданная в предвоенные годы, обеспечила успешное решение этой задач.
 
Перестраивая экономику страны, партия направляла все силы и средства на то, чтобы путем максимального и целенаправленного использования военно-экономического потенциала социалистического государства добиться резкого увеличения уровня военного производства, достигнуть решающего материально-технического перевеса Советских Вооруженных Сил над войсками фашистской Германии и тем самым обеспечить достижение полной победы над врагом.
 
Важнейшими военно-экономическими мероприятиями явились мобилизация и перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для обеспечения нужд фронта, переключение гражданских отраслей промышленности на выпуск военной продукции; эвакуация из угрожаемых районов основных производительных сил, быстрейшее размещение и ввод их в число действующих на востоке страны; сохранение уровня сельскохозяйственного производства в размерах, необходимых для снабжения фронта и тыла продовольствием и сырьем; перестройка работы транспорта на военный лад; перераспределение внешнеторгового оборота; реорганизация управления экономикой.
 
В сложном процессе перестройки народного хозяйства на военный лад особое внимание уделялось оборонной промышленности. Прежде всего от нее фронт должен был получать боевую технику, вооружение, боеприпасы, снаряжение. Причем новый характер работы оборонных предприятий заключался не в изменении номенклатуры выпускаемой продукции, а главным образом в переходе на массовое производство наиболее совершенных видов вооружения и боевой техники.
 
Перестройка военной и гражданской промышленности представляла собой единый, взаимосвязанный процесс. Она требовала увеличения производства черных и цветных металлов, химической продукции, сырья и электроэнергии. Перестройка влекла за собой изменение техники и  технологии производства, требовала дальнейшей интенсификации и технического усовершенствования производственных процессов. В то же время необходимо было обеспечить режим строжайшей экономии во всех отраслях народного хозяйства, в расходовании важнейших материалов, чтобы создать дополнительные возможности для увеличения выпуска военной продукции. Осуществлялось все это под непосредственным руководством Центрального Комитета партии и ГКО. Основными отраслями военного хозяйства ведали члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Так, в ведении Н. А. Вознесенского кроме Госплана СССР находилось производство вооружения и боеприпасов, В. М. Молотова — танков, Г. М. Маленкова — самолетов и авиационных моторов, А. И. Микояна — продовольствия, горючего и вещевого имущества, А. А. Андреева и Л. М. Кагановича — железнодорожные перевозки. Опытные партийные и хозяйственные работники возглавляли основные промышленные наркоматы: А. И. Шахурин — авиационной промышленности, В. А.Малышев — среднего машиностроения, а затем танковой промышленности, Д. Ф. Устинов — вооружения, П. И. Паршин — минометной промышленности, Б. Л. Ванников — боеприпасов, И. Ф. Тевосян — черной металлургии, А. И. Ефремов — станкостроительной промышленности, В. В. Вахрушев — угольной. Почти три четверти всех членов ЦК и половина кандидатов в члены ЦК приняли непосредственное участие в организации военной экономики. На решение военно-хозяйственных задач были направлены усилия работников всех звеньев партийного аппарата.
 
Продуманная расстановка руководящих партийных кадров обеспечивала необходимое единство политического, экономического и военного руководства страной. Ленинское положение о строжайшей централизации «в распоряжении всеми силами и ресурсами социалистических республик» неукоснительно претворялось в жизнь. Коммунистическая партия и Советское правительство провели ряд организационных и экономических мероприятий, которые начались с пересмотра экономических планов. Вслед за вводом в действие мобилизационного плана по производству боеприпасов и народнохозяйственного плана на III квартал 1941 г. было признано целесообразным иметь общий военно-хозяйственный план на более продолжительный срок.
 
4 июля ГКО поручил специально созданной комиссии во главе с Н. А. Вознесенским «выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозимых в указанные районы в порядке эвакуации».
 
16 августа Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление, одобрившее новый военно-хозяйственный план на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. По существу, планом были определены основные принципы ускоренного развития советской военной экономики и задачи развертывания военно-промышленной базы Советского Союза в восточных районах страны, где намечалось наладить массовое производство авиамоторов, самолетов, танков, танковой брони, стрелкового вооружения, всех видов артиллерийских орудий, минометов и боеприпасов. Была разработана программа увеличения производства электроэнергии, авиабензина, чугуна, стали, проката, алюминия, меди, аммиачной селитры, азотной кислоты, добычи угля и нефти в восточных районах. В общем плане капитального  строительства увеличивался удельный вес оборонных наркоматов. Число объектов строительства промышленных предприятий, развернутого в годы третьей пятилетки, сокращалось с 5700 до 614. Продолжались лишь стройки, которые можно было завершить в течение года. Планом IV квартала намечалось финансирование работ по восстановлению 825 эвакуированных предприятий, прежде всего оборонного значения.
 
В области сельского хозяйства предусматривалось увеличение посевных площадей под зерновые и технические культуры в восточных районах РСФСР, в Казахстане и Средней Азии. Почти все крупные заводы сельскохозяйственного машиностроения передавались в ведение наркоматов военной промышленности.
 
Возрастала роль урало-сибирских железных дорог. В военно-хозяйственном плане предусматривались реконструкция и расширение железнодорожных узлов и станций, постройка вторых путей на линиях, связывающих Сибирь с Уралом и Урал с Поволжьем.
 
Создание мощной военно-промышленной базы на востоке, начатое еще накануне войны, продолжалось возрастающими темпами. На предприятия центральных и восточных районов перераспределялись весь металл, материалы и оборудование, полученные по планам накопления за предыдущие кварталы 1941 г., увеличивались государственные резервы топлива, металла, продовольственных и промышленных товаров.
 
Особое внимание ЦК ВКП(б) и ГКО уделяли развитию металлургической промышленности. Существенным дополнением к плану стало решение о дальнейшем развертывании на востоке в кратчайшие сроки мощной металлургической базы, способной в полной мере удовлетворить растущие потребности военного производства, особенно в качественном металле и прокате. На Урале и в Западной Сибири в течение полутора лет намечалось построить и ввести в действие 15 доменных печей, 41 мартеновскую печь, 8 бессемеровских конверторов, 13 электропечей, 14 прокатных и 3 трубопрокатных стана, 10 коксовых батарей. Для быстрейшего ввода в строй новых мощностей использовались производственные базы Магнитогорского, Ново-Тагильского, Кузнецкого, Златоустовского металлургических, Первоуральском и Синарского трубных заводов, а также технологическое и энергетическое оборудование, переброшенное с металлургических предприятий юга и центра.
 
Существенные изменения были внесены в государственный бюджет. Ассигнования на военные нужды во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым полугодием увеличились на 20,6 млрд. рублей.
 
Перестройка народного хозяйства и создание слаженной военной экономики, способной обеспечить фронт необходимыми материально-техническими средствами, во многом зависели от уровня партийного руководства во всех сферах хозяйственной жизни страны.
 
Коммунистическая партия поднимала и приводила в действие все силы страны в интересах успешного выполнения принятого СНК СССР и ЦК ВКП(б) военно-хозяйственного плана.
 
Уже первые недели войны убедительно показали, что партия, ее руководящие органы, партийный аппарат, обладая опытом, накопленным в ходе социалистического строительства, успешно решали сложные военно-хозяйственные задачи. Однако это не исключало необходимости изменения некоторых привычных форм и методов организаторской и политической работы партии применительно к руководству хозяйственной жизнью в условиях войны. Изменения шли по линии усиления организационного централизма в системе партийного руководства, повышения личной ответственности партийных руководителей за состояние  экономики, образования в необходимых случаях чрезвычайных партийных органов.
 
Созданные еще до войны (в конце 1939 г.) отраслевые промышленные отделы в центральных комитетах компартий союзных республик, в крайкомах, обкомах и во многих горкомах и райкомах крупных промышленных центров были тесно связаны с предприятиями, хорошо знали их производственные возможности, нужды, степень готовности к выполнению военных заказов. По мере развертывания новых отраслей производства в партийных органах создавались соответствующие отделы, возглавляемые секретарями. Это позволяло оперативно и непосредственно принимать участие в реализации планов, утверждаемых Государственным Комитетом Обороны, добиваться быстрого налаживания выпуска военной продукции, межотраслевой производственной кооперации. Знание местных хозяйственных условий давало возможность партийным органам в тех случаях, когда нарушались оперативные связи наркоматов с предприятиями их отраслей, брать на себя ответственность за решение не только хозяйственных вопросов общего характера, но и специальных — производственно-технического порядка. Этому способствовало и то, что первые секретари обкомов и краевых комитетов партии, как правило, являлись уполномоченными ГКО на местах.
 
Партийные организации своей напряженной деятельностью обеспечивали претворение в жизнь директив и указаний ГКО по вопросам хозяйственного строительства.
 
Повышение роли партийного руководства народным хозяйством отнюдь не снижало ответственности государственных органов управления экономической жизнью страны. В своей повседневной деятельности по развертыванию военной экономики ГКО опирался на аппарат Совнаркома и Госплана Союза ССР, союзно-республиканские наркоматы и другие государственные учреждения. Роль Совнаркома СССР как органа государственного руководства хозяйством в военное время не только не ослабевала, но и усиливалась.
 
Одним из важных актов Советского правительства, давшим в известной степени направление изменениям в государственном аппарате, было постановление от 1 июля 1941 г. «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени». При СНК СССР были образованы Комитет продовольственного и вещевого снабжения Советской Армии и главные управления по снабжению отраслей народного хозяйства углем, нефтью, лесом. В процессе реорганизации государственного аппарата происходило резкое сокращение штатов наркоматов, учреждений и управленческих звеньев. Специалисты из учреждений направлялись на заводы и фабрики, на производство.
 
Перестраивались работа Госплана СССР, система планирования и снабжения хозяйства. В Госплане были созданы отделы вооружения, боеприпасов, судостроения, авиастроения и танкостроения. На основе заданий ЦК партии и ГКО они разрабатывали планы выпуска боевой техники, вооружения, боеприпасов предприятиями независимо от их ведомственной подчиненности, контролировали состояние материально-технического обеспечения военного производства. Госплан ежедневно получал сводки о выполнении заданий ГКО. Он имел в 25 экономических районах страны своих представителей для оперативной связи с производством.
 
Особые условия развития советской военной экономики вызвали к жизни оперативные формы хозяйственного планирования, в том числе краткосрочные планы-графики производства (от одного до трех месяцев), планы-задания для всех отраслей оборонной промышленности и транспорта.  
 
На основе директив ЦК ВКП(б) и Государственного Комитета Обороны центральные комитеты компартий союзных республик, краевые, областные комитеты и органы Советской власти разработали планы перестройки промышленности и сельского хозяйства в своих экономических районах.
 
Военно-экономические мероприятия Коммунистической партии по перестройке народного хозяйства органически включали в себя и задачу обеспечения его кадрами, поскольку фронт сразу же отвлек от работы на предприятиях значительные людские ресурсы. Для правильного и планомерного распределения и перераспределения трудовых ресурсов 30 июня 1941 г. партия и правительство учредили при Бюро Совнаркома СССР Комитет по распределению рабочей силы под председательством П. Г. Москатова, возглавлявшего Главное управление трудовых резервов.
 
Опираясь на объективные экономические законы и используя преимущества советского общественного и государственного строя, Коммунистическая партия приводила в действие все силы страны для организации отпора врагу.
 
Перемещение производительных сил СССР на восток. Перебазирование основных производительных сил из угрожаемых районов страны на восток явилось вынужденной мерой, вызванной крайне неблагоприятной обстановкой на фронте. Вместе с тем оно стало важнейшим звеном в хозяйственной политике Коммунистической партии, направленной на развертывание в глубоком тылу главной военно-промышленной базы страны.
 
Гитлеровцы рассчитывали повторить свой «европейский опыт», захватить огромный промышленный потенциал, материальные и людские ресурсы Советского Союза.
 
Советскому народу пришлось принимать действенные и экстренные меры, чтобы сорвать планы врага. От темпов перемещения населения и производственных ресурсов с запада на восток во многом зависели развертывание производства боевой техники, обеспечение количественного и качественного превосходства над немецко-фашистскими захватчиками по всем видам вооружения.
 
ЦК партии, ГКО и Совнарком СССР развернули огромную работу по перебазированию производительных сил страны. Руководил ею Совет по эвакуации, председателем которого был назначен H. M. Шверник, его заместителями — А. Н. Косыгин и М. Г. Первухин. В состав Совета входили также А. И. Микоян, М. З. Сабуров и другие. Контроль за перемещением предприятий с 11 июля осуществляла созданная по решению ГКО при Совете по эвакуации специальная группа инспекторов во главе с А. Н. Косыгиным.
 
Совет определял порядок, сроки, очередность и конечные пункты эвакуации людей и материальных ценностей. Его решения, утвержденные правительством, являлись обязательными для всех партийных, советских и хозяйственных органов.
 
В центре и на местах сложилась стройная оперативная система органов по эвакуации. При всех союзных наркоматах уполномоченными Совета стали заместители наркомов, а из опытных, квалифицированных работников аппарата были созданы комиссии, которые разрабатывали конкретные  предложения и планы перебазирования по различным отраслям экономики и отдельным крупным предприятиям. Помимо этого наркоматы направляли своих представителей на эвакуируемые заводы и фабрики и в пункты их нового размещения.
 
В республиках и областях, находившихся под угрозой вражеской оккупации, были образованы комиссии по эвакуации, а на многих железнодорожных узлах, станциях и пристанях — эвакопункты.
 
Вывоз промышленного оборудования и других материальных ценностей в восточные районы страны стал важнейшим делом не только местных партийных и советских организаций, но и органов тыла фронтов и армий.
 
С самого начала эвакуации огромная ответственность легла на плечи транспортников, особенно железнодорожников. По заданию ЦК партии, ГКО и Совнаркома СССР транспортные наркоматы срочно разработали конкретные планы и мероприятия по обеспечению беспрепятственного продвижения вывозимых на восток грузов.
 
Для оказания практической помощи органам Народного комиссариата путей сообщения (НКПС) были направлены на крупные железнодорожные станции и узлы уполномоченные Совета по эвакуации. Позднее ЦК ВКП(б) дал указание послать заместителей наркома морского флота и ответственных работников политуправления Наркомморфлота во все морские бассейны.
 
Переброска в тыл из западных областей страны предприятий, имевших оборонное значение, началась с первых дней войны. Уже 29 июня 1941 г. было принято постановление о вывозе на восток из угрожаемой зоны 11 авиационных заводов. Два дня спустя СНК СССР и ЦК ВКП(б) вынесли решения об эвакуации из Ленинграда 10 предприятий Наркомата боеприпасов и о переброске на Магнитогорский металлургический комбинат броневого стана Мариупольского завода имени Ильича. Вскоре ГКО признал необходимым перевести 26 заводов Наркомата вооружения из центральных районов и Ленинграда в города Поволжья, Урала, Сибири и Средней Азии. На базе этих предприятий на новых местах намечалось развернуть производство оружия, патронов и различных приборов к вооружению.
 
20 июля ГКО обязал наркома авиационной промышленности А. И. Шахурина установить очередность переброски цехов заводов, чтобы эвакуация осуществлялась без нарушения плана выпуска продукции.
 
Тяжелая обстановка на фронтах Отечественной войны вынуждала проводить массовую эвакуацию почти одновременно с Украины, из Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, Крыма, Северо-Западного, а позднее и Центрального промышленных районов. Особенно напряженно проходила эвакуация из западных пограничных районов. Потребовались огромные усилия местных партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и военных органов, населения, рабочих предприятий и транспорта, чтобы обеспечить спасение от врага миллионов людей, важнейшего промышленного оборудования и других материальных и культурных ценностей.
 
Значительная тяжесть этого сложнейшего дела легла на плечи молодежи. На предприятиях прифронтовой зоны эвакуационными работами  было занято более 32 тыс. производственных молодежных групп, бригад и отрядов. Они круглые сутки производили демонтаж, погрузку и отправку оборудования.
 
Эшелоны с грузами и людьми непрерывным потоком двигались на восток, и прежде всего в районы Среднего и Южного Урала, в Поволжье, Западную Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Только в течение трех месяцев было перемещено более 1360 крупных, главным образом военных, предприятий.
 
С невероятными трудностями, под непрерывными вражескими бомбежками и обстрелами проходила эвакуация предприятий и населения Украинской ССР. 4 июля ЦК КП(б) Украины и Совнарком УССР направили всем партийным и советским организациям республики специальную директиву, в которой была выдвинута неотложная задача ускорить «отгрузку ценностей, оборудования предприятий и продовольствия».
 
Партийные органы прилагали огромные усилия к обеспечению четкости и слаженности перебазирования. Вспоминая об эвакуации крупных заводов, бывший секретарь Днепропетровского обкома партии К. С. Грушевой пишет: «Для проведения полного демонтажа этих заводов, для погрузки станков и различного оборудования в железнодорожные составы мы имели считанные дни. Прежде всего мы пригласили в обком руководителей этих заводов и ознакомили их с постановлением ГКО. Вслед за этим работники обкома сами выехали туда. На моторный завод — Л. И. Брежнев, на машиностроительный — заведующий отделом обкома Н. Л. Теленчакия. На совещаниях начальников цехов и секретарей парторганизаций все товарищи были ознакомлены с планом и порядком эвакуации оборудования и личного состава. Эвакуацию провели организованно, без нервозности и спешки. Оборудование, буквально до последнего винтика и гайки, установили и уложили на своевременно поданные платформы. Инженерно-технический персонал, рабочих и служащих обеспечили продовольствием, деньгами... К середине июля был отправлен последний, как мы его называли «специальный» эшелон».
 
В начале августа 1941 г. из-за угрозы выхода немецко-фашистских войск к Днепру эвакуация промышленных объектов Приднепровья и Крыма достигла предельного напряжения. Только через Киевский узел было отправлено на восток 450 эшелонов, которые вывезли оборудование 197 крупных предприятий украинской столицы и свыше 350 тыс. киевлян.
 
С середины августа началась массовая эвакуация предприятий и населения Запорожской и восточных районов Днепропетровской областей, в первую очередь агрегатов Днепровской гидроэлектростанции, крупных заводов, фабрик и электростанций.
 
В чрезвычайно сложной обстановке, под обстрелом противника эвакуировались многие предприятия Запорожья. К концу августа на демонтаже и отгрузке оборудования крупных запорожских металлургических объектов было занято около 5500 рабочих.
 
О масштабах эвакуации предприятий и населения можно судить хотя бы по тому, что для вывоза одной только «Запорожстали» потребовалось около  8 тыс. вагонов. Всего же из запорожской группы заводов было демонтировано и переброшено в тыл около 320 тыс. тонн станков, конструкций, металла и других грузов. К началу октября вывоз основного оборудования запорожских и днепропетровских заводов был завершен. Всего с Украины в течение июня — декабря было вывезено в тыл (с учетом строительных организаций республики, заводов и фабрик Крыма) около 550 крупных промышленных предприятий.
 
В крайне тяжелых условиях проходили эвакуация населения и перебазирование производительных сил и с территории Белорусской ССР. 23 июня Бюро ЦК КП(б) Белоруссии вынесло решение о незамедлительной эвакуации детей и материальных ценностей из городов, подвергавшихся обстрелу и бомбардировкам. Однако быстрое продвижение фашистских войск не позволило провести эвакуацию из Брестской, Белостокской, Барановичской и Пинской областей, которые были оккупированы уже через несколько дней после начала войны. Более организованно проходила эвакуация из восточной части республики. Так, оперативный штаб Гомельского обкома КП(б)Б организовал вывоз 38 предприятий союзно-республиканского значения. За трое суток был демонтирован крупнейший завод Белоруссии — «Гомсельмаш». На Урал с этого предприятия ушло свыше 1000 вагонов с людьми, ценным оборудованием и материалами.
 
Всего с территории Белоруссии было перебазировано в восточные районы страны 109 крупных и средних промышленных предприятий (39 союзного и 70 республиканского значения).
 
В не менее напряженной обстановке прошла эвакуация из Прибалтики. Несмотря на непрерывные налеты вражеской авиации и действия диверсантов, железнодорожники и рабочие предприятий Литвы, Латвии и Эстонии грузили в 4 — 5 раз больше вагонов, чем обычно. Использовались и транспортные суда, находившиеся в портах Балтийского побережья. Но из-за недостатка времени не удалось вывезти из Прибалтийских республик значительную часть материальных ценностей.
 
Эвакуационные перевозки из Ленинграда и области, главным образом по железной дороге, начались еще до возникновения непосредственной вражеской угрозы городу на Неве. Вся организация этой работы находилась под контролем А. Н. Косыгина, направленного в город в качестве уполномоченного ГКО. В первую очередь вывозилось оборудование тех оборонных предприятий, которые не могли в создавшихся условиях выпускать продукцию. Решение ГКО о перемещении в тыл Кировского и Ижорского заводов было вынесено 26 августа 1941 г., однако через два дня их вывоз был временно прекращен.
 
29 августа 1941 г. враг перерезал последнюю железнодорожную линию. К этому времени из города Ленина было эвакуировано, согласно оперативным сводкам НКПС (с 29 июня по 26 августа), 773 590 человек, включая беженцев из Прибалтики и Карело-Финской ССР, а также десятки крупных предприятий.
 
Позднее, уже зимой, вывоз из Ленинграда населения и оборудования осуществлялся воздушным транспортом и через Ладожское озеро — по Дороге жизни. Только с 22 января по 15 апреля 1942 г. из Ленинграда по льду Ладожского озера удалось переправить 554 186 человек.  
 
Несколько месяцев продолжалась эвакуация населения, предприятий и учреждений центральных областей РСФСР, Москвы и Московской области. Особенно большие масштабы она приняла осенью в связи с угрозой, нависшей над столицей, и продолжалась до декабря 1941 г. К концу ноября из Москвы и Московской области удалось вывезти в тыловые районы большую часть оборудования 498 наиболее важных предприятий. К этому времени общее число эвакуированных москвичей достигло 2 млн. человек.
 
Несмотря на огромные трудности, перемещение производительных сил в тыловые районы страны прошло в целом слаженно и в соответствии с намеченными сроками. Из прифронтовой зоны во второй половине 1941 г. на восток было вывезено полностью или частично 1523 промышленных предприятия, в том числе 1360 крупных заводов и фабрик. Из них 226 разместилось в Поволжье, 667 — на Урале, 244 — в Западной Сибири, 78 — в Восточной Сибири, 308 — в Казахстане и Средней Азии.
 
Вместе с перебазированными предприятиями прибыло до 30 — 40 процентов рабочих, инженеров и техников. Благодаря инициативе партийных, советских, профсоюзных, комсомольских, военных и хозяйственных органов восточных районов страны все трудоспособное население сразу же активно включилось в работу на этих предприятиях.
 
Одновременно в тыл были эвакуированы запасы зерна и продовольствия, десятки тысяч тракторов и сельскохозяйственных машин. Колхозы и совхозы восточных районов страны во втором полугодии 1941 г. приняли 2393,3 тыс. голов скота, перемещенного из прифронтовой полосы.
 
В глубь страны были вывезены сотни научных институтов, лабораторий, школ, библиотек, а также уникальные произведения искусства из музеев Москвы, Ленинграда, Киева и других городов.
 
Эвакуационные перевозки 1941 г. потребовали около 1,5 млн. железнодорожных вагонов.
 
Речным флотом с июля до конца навигации удалось вывезти в тыл более 870 тыс. тонн грузов.
 
Важнейшим условием успешного перемещения производительных сил с запада на восток явился самоотверженный труд коллективов эвакуируемых предприятий и учреждений. Рабочие, служащие, колхозники, все трудящиеся проявили в те трудные дни исключительную выдержку, мужество, беззаветную верность делу партии и социалистической Родине.
 
В процессе эвакуации с новой силой проявились дружба народов СССР, сотрудничество и братская взаимопомощь советских республик. Перебазирование промышленных предприятий стало делом не только трудящихся Украины, Белоруссии, Прибалтийских республик, Молдавии, западных областей РСФСР, но и тружеников всех тыловых районов.
 
Развертывание эвакуированных предприятий в восточных районах в значительной степени оказалось возможным потому, что в годы предвоенных пятилеток здесь были созданы крупная промышленность, топливно-энергетическая база, разведаны залежи полезных ископаемых, проложены новые транспортные магистрали.
 
Перебазирование производительных сил на восток — одна из ярчайших страниц истории Великой Отечественной войны. «Нельзя не восхищаться подвигом советских рабочих, инженеров, командиров производства, железнодорожников, которые обеспечили эвакуацию на восток многих сотен крупных предприятий и более чем 10 миллионов человек, — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев. — По сути  дела, целая индустриальная страна была перемещена на тысячи километров. Там, на необжитых местах, часто под открытым небом машины и станки буквально с железнодорожных платформ пускались в дело».
 
Своими героическими усилиями советский народ сорвал расчеты гитлеровцев на дезорганизацию советской военной экономики.
 
Перестройка промышленности. Интересы всемерного развития военного производства требовали расширения сырьевой и топливно-энергетической базы страны, и прежде всего в восточных районах, где ускоренными темпами создавался главный арсенал Советского Союза.
 
В связи с этим наиболее сложные задачи встали перед металлургами востока. Они должны были не только значительно увеличить выпуск металла, но и существенно изменить технологию его производства, в кратчайшие сроки освоить выпуск новых марок чугуна, стали, броневого проката.
 
До войны удельный вес качественных сталей в металлургии восточных районов был невелик. На Магнитогорском комбинате, например, он составлял не более 8,2 процента.
 
Магнитогорский горком партии с 22 июня взял под контроль работу комбината по выполнению военных заказов, и особенно по выпуску качественных марок стали. Активное участие в организации производства такой стали принял комитет ученых, созданный при горкоме. В результате уже в течение второго полугодия 1941 г. сталевары Магнитки сумели освоить выпуск свыше 30 новых марок стали и наладить ее специальный прокат. Из-за отсутствия на Урале необходимых прокатных станов впервые в истории мировой и отечественной металлургии для этой цели был приспособлен блюминг.
 
23 июля обжимный цех комбината изготовил первый броневой лист. В октябре 1941 г. магнитогорцы увеличили его выпуск по сравнению с августом в 3 раза, в декабре — уже в 7 раз. Металлурги Урала дали высококачественную броню для танков на полтора месяца раньше установленного правительством срока. Коммунистическая партия и Советское правительство по достоинству оценили трудовой подвиг магнитогорских металлургов, равный по своему значению выигрышу крупного сражения. Многие из них были награждены орденами и медалями, а директор комбината Г. И. Носов и заместитель главного механика Н. А. Рыженко удостоились Государственной премии.
 
За короткое время на производство качественной стали и проката был переведен Кузнецкий металлургический комбинат. Златоустовский завод за второе полугодие 1941 г. освоил выплавку металла 78 новых марок.
 
Советские ученые в содружестве с инженерами, техниками и рабочими в невиданно короткие сроки сумели решить исключительно важную задачу: освоить выплавку стали высоких марок в обыкновенных мартеновских печах.
 
Раньше металлургия Урала и Западной Сибири для производства качественного металла получала марганец с Украины и Закавказья. В 1940 г. удельный вес восточных районов в добыче марганцевой руды не превышал 8,4 процента. Поэтому организация форсированной добычи марганца приобрела первостепенное значение. К осуществлению этой важной военно-хозяйственной задачи приступили горняки Никополя, прибывшие на Северный Урал. И уже в конце 1941 г. на заводы черной металлургии восточных районов пошел первый уральский марганец. Урал и Восточная Сибирь стали давать 13,7 процента марганца, добываемого в стране. Уральская, а затем и казахстанская марганцевая руда позволила  приступить к производству доменного ферромарганца на металлургических предприятиях Урала и Сибири. Это была крупная победа горняков и металлургов, позволившая резко увеличить выпуск качественного проката. Его удельный вес поднялся с 23 процентов в первой половине 1941 г. до 49 процентов во второй, а на восточных металлургических заводах — с 36,9 процента в июле до 70,8 процента в октябре.
 
В Казахстане и Узбекистане ускоренными темпами развертывалась добыча вольфрамовой руды, ванадия, молибдена и других редких металлов, необходимых для производства легированных сталей.
 
Военная промышленность поглощала огромное количество цветных металлов. Поэтому Советское правительство во второй половине 1941 г. увеличило капиталовложения на развитие цветной металлургии на 25 процентов по сравнению со вторым полугодием 1940 г. Чтобы ускорить ввод новых производственных мощностей, в июле 1941 г. Наркомат обороны СССР получил указание направить в помощь Уральскому алюминиевому заводу десять строительных батальонов.
 
Одновременно сооружались алюминиевые заводы в Свердловской области и в Кузбассе.
 
Быстрыми темпами строились пять заводов по обработке и прокату цветных металлов. Увеличивались производственные мощности крупнейшего в стране Балхашского медеплавильного завода в Казахстане.
 
В связи с временной потерей Донбасса и тяжелым уроном, нанесенным гитлеровцами Подмосковному угольному бассейну, в стране резко обострилась топливная проблема. В то же время перестройка металлургической промышленности и расширение военного производства в восточных районах потребовали значительного увеличения добычи угля, прежде всего коксующегося. Кузнецкий бассейн, дававший до войны около 14 процентов его общесоюзной добычи, вскоре стал наряду с Карагандинским бассейном основным поставщиком коксующегося угля и химических продуктов.
 
Для увеличения добычи угля необходимо было улучшить использование действующих шахт, наладить проходку дополнительных выработок, удлинить линии забоев и оснастить их механизмами. Большую помощь в этом горнякам востока оказала группа хозяйственных, инженерно-технических работников, опытных специалистов Донбасса, которая в конце 1941 — начале 1942 г. приехала в Кузбасс и Карагандинский бассейн. Вслед за ней прибыли шахтеры, эшелоны с оборудованием и разнообразными агрегатами. Из Ворошиловграда в Караганду перебазировался завод угольного машиностроения имени Пархоменко, а из Москвы — Горный институт с профессорско-преподавательским составом и студентами.
 
Подвоз кузнецкого и карагандинского угля на металлургические заводы, особенно на Урал, был крайне затруднен из-за предельной загруженности железных дорог. Поэтому огромное значение для увеличения добычи угля имело строительство в восточных районах новых шахт и угольных разрезов.
 
В более благоприятных условиях по сравнению с другими отраслями оказалась нефтяная промышленность. Все нефтеперерабатывающие заводы удалось быстро переключить на производство авиабензина (прежде всего высокооктанового), горючего и смазочных масел для танков и судов.
 
В течение июня — октября 1941 г. уровень добычи нефти был выше, чем в эти же месяцы предыдущего года. Однако к концу года в связи с отсутствием труб, а также из-за транспортных затруднений общая  добыча нефти была сокращена и составила в декабре лишь 65,8 процента от уровня июня 1941 г..
 
Учитывая огромную потребность в нефтепродуктах, партия и правительство в соответствии с военно-хозяйственным планом на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. наметили большое капитальное строительство в районах Второго Баку, в Казахстане и Средней Азии. Наряду с этим была поставлена задача форсировать сооружение новых и расширение ряда действовавших нефтеперерабатывающих установок и заводов в Уфе, Саратове, Сызрани, Орске, Ишимбае и других местах.
 
С первых же месяцев войны принимались меры по дальнейшему развитию электроэнергетического хозяйства страны. Имевшихся на востоке мощностей было недостаточно для удовлетворения потребностей растущей военной промышленности. Было проведено перераспределение ресурсов электроэнергии: в первую очередь ею снабжались военная, металлургическая и угольная промышленность; значительно ограничивалось потребление электроэнергии рядом других отраслей и населением. 10 июля Советское правительство приняло решение «О форсировании строительства электростанций на Урале». Усиленными темпами велись работы по вводу в число действующих электростанций в Западной Сибири.
 
Для ускорения пуска новых электростанций сокращались объемы строительных и монтажных работ, упрощались тепловые и электрические схемы, конструкции зданий и сооружений.
 
Исключительно важную роль в военном производстве играли машиностроение и предприятия металлических изделий. Ряд крупнейших машиностроительных заводов был передан оборонным наркоматам. Тяжелое машиностроение почти целиком переключалось на производство танков, орудий, минометов, боеприпасов.
 
Для организации слаженного военного хозяйства потребовалось наряду с перестройкой работы действующих предприятий развернуть новое капитальное строительство.
 
Коренным образом изменялись организация строительных работ, сроки и нормы проектирования, методы строительства. В списке ударных строек были военные предприятия, электростанции, предприятия металлургической, топливной и химической промышленности, железные дороги.
 
По решению ГКО от 8 июля 1941 г. в системе Наркомстроя на базе действовавших строительных и монтажных трестов были созданы особые строительно-монтажные части (ОСМЧ), которые являлись в известной мере военизированными организациями. В них закреплялись постоянные инженерно-технические кадры и квалифицированные рабочие.
 
11 сентября 1941 г. СНК СССР в целях ускорения ввода в действие промышленных предприятий с затратой минимального количества материалов принял решение «О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени», предусматривавшее применение в строительстве деревянных и других материалов и ограничение использования для этой цели металла и железобетона.
 
Фронт строительных работ переместился на восток. Основные стройки концентрировались на Урале, в Западной Сибири, Казахстане и Средней Азии, где наряду с возведением новых электростанций, шахт, заводов восстанавливались эвакуированные предприятия.
 
Большую работу по перебазированию предприятий и развертыванию ударного строительства на востоке страны провели такие крупные организаторы промышленного и строительного дела, как Н. А. Дыгай, В. Э. Дымшиц, Л. Б. Сафразян, К. М. Соколов, П. А. Юдин и другие.  
 
Ударными стройками первого военного года стали домны на Магнитогорском и Чусовском заводах, Чебаркульский завод качественной стали, автомобильные заводы в Ульяновске и Миассе, Алтайский тракторный в Рубцовске и «Сибтяжмаш» в Красноярске, ряд авиационных, танковых заводов, заводы по производству боеприпасов и другие предприятия оборонного значения.
 
Быстрая концентрация сил и средств на решающих участках позволяла возводить оборонные объекты первостепенного значения в кратчайшие сроки.
 
Развертывание военного производства сопровождалось мобилизацией и перераспределением не только материальных, но и трудовых ресурсов. Проблема кадров в условиях войны стала особенно острой. Призыв в армию, выключение из сферы производства населения, оказавшегося на оккупированной территории, привели к сокращению численности рабочих и служащих с 31,5 млн. к началу 1941 г. до 18,5 млн. к концу года.
 
Нехватка рабочей силы в ведущих отраслях промышленности восполнялась частично за счет других отраслей народного хозяйства, введением обязательных сверхурочных работ, отменой очередных и дополнительных отпусков. Это позволило увеличить загрузку оборудования примерно на треть.
 
В промышленность, строительство и на транспорт добровольно пришли сотни тысяч советских патриотов, в первую очередь женщины и молодежь. Только во второй половине 1941 г. в производство включилось 500 тыс. домашних хозяек и 360 тыс. учащихся 8 — 10 классов. Существенным источником пополнения рядов квалифицированных кадров оставалась система государственных трудовых резервов.
 
Благодаря помощи и содействию партийных, профсоюзных и комсомольских организаций Комитету по учету и распределению рабочей силы удалось с июля 1941 г. по январь 1942 г. перевести в оборонную промышленность с предприятий местной промышленности, из сферы обслуживания, промкооперации, коммунального хозяйства и мобилизовать из числа незанятого городского и сельского населения 120 850 человек. Кроме того, на угольные шахты, нефтепромыслы, электростанции, в черную и цветную металлургию, на строительство и железнодорожный транспорт были направлены строительные батальоны и рабочие колонны численностью 608,5 тыс. человек.
 
Все эти чрезвычайные меры во многом определили благоприятные перспективы развития военного производства.
 
Перестройка сельского хозяйства. В мобилизации экономических ресурсов страны одно из важнейших мест занимало сельское хозяйство. Перед ним стояла задача обеспечить фронт и население в тылу продовольствием, а промышленность сырьем, создать государственные запасы продуктов питания.
 
Одновременно необходимо было своевременно собрать урожай и эвакуировать из угрожаемых районов сельскохозяйственную технику и скот.
 
Перестройка сельского хозяйства протекала в исключительно трудных и сложных условиях. Наиболее трудоспособная и квалифицированная часть мужского населения села ушла на фронт. Сотни тысяч колхозников и колхозниц, тружеников совхозов были мобилизованы для работы в промышленности, на лесозаготовках, а в прифронтовых районах — на строительство оборонительных сооружений. На поля страны вышло все трудоспособное сельское население — от подростков до стариков. Женщины в колхозе и совхозе всегда были большой силой, теперь же все заботы   почти целиком легли на их плечи. Сотни тысяч женщин освоили тракторы и комбайны. За первые полтора-два месяца войны машинно-тракторные станции (МТС) подготовили 198 тыс. трактористов и 48 тыс. комбайнеров. Почти 175 тыс. из них были женщины.
 
Из-за нехватки людей на селе уборка урожая в 1941 г. затягивалась. На помощь колхозам и совхозам пришли трудящиеся городов страны. В полевых работах участвовали миллионы горожан, в том числе школьники, студенты. В июле — августе 1941 г. на полях страны после ускоренной подготовки трудились трактористами 25 155 и комбайнерами 16 тыс. студентов.
 
Однако на ходе сельскохозяйственных работ отрицательно сказывался недостаток техники. Не хватало запасных частей. В действующую армию был отправлен почти весь парк мощных дизельных тракторов, большая часть автотранспорта и значительное количество лошадей. Общее число тракторов в сельском хозяйстве в пересчете на 15-сильные уменьшилось к концу 1941 г. до 441,8 тыс. против 683,8 тыс., имевшихся в 1940 г. Количество грузовых автомобилей сократилось с 228,2 тыс. в 1940 г. до 66 тыс. в 1941 г. Поэтому на уборке урожая первого военного года наряду с использованием техники применялся ручной труд. В колхозах тыловых районов страны машинами на конной тяге и вручную было убрано 67 процентов колосовых культур, в совхозах — 13 процентов.
 
Трудовой героизм колхозников и рабочих совхозов был под стать героизму солдат на фронте. На колхозных и совхозных полях шла подлинная битва за хлеб, за победу. В прифронтовых районах каждый потерянный для уборки день грозил потерей всего урожая. «Правда» в те дни писала: «Взращенный трудовыми руками колосится богатый урожай... На него зарятся вороватые завидущие фашистские глаза. Гитлер... ограбил страны Западной Европы. И теперь, сея смерть, разорение, нищету, голод на своем пути, он подбирается к хлебу советского крестьянина. Не бывать этому».
 
На Украине, в Белоруссии, Молдавии, в Ленинградской, Смоленской, Калининской и других областях РСФСР, ставших ареной сражений, колхозники, работники совхозов и МТС убирали хлеб нередко под огнем врага. Чтобы сохранить урожай, сберечь стада и общественные сооружения, сельское население в этих районах в инициативном порядке организовало противопожарную охрану и противовоздушную оборону. Так были спасены миллионы пудов хлеба и других сельскохозяйственных продуктов. Колхозы восточных областей Украины выполнили план уборки зерновых в 1941 г. на 93,8 процента. В республике было заготовлено свыше 2,3 млн. тонн зерна.
 
Принимая меры к тому, чтобы поддержать на необходимом уровне производство зерна в последующие годы, Политбюро ЦК ВКП(б) 20 июля рассмотрело и утвердило представленный СНК СССР план увеличения посевов озимых культур в Поволжье, на Урале, в Сибири и Казахстане. Было признано также целесообразным расширить посевы зерновых культур в хлопководческих районах Узбекистана, Туркмении, Киргизии, Казахстана и Азербайджана.
 
Неблагоприятное развитие событий на фронте тяжело отразилось на сельском хозяйстве. Количество колхозов сократилось с 236,9 тыс. в 1940 г. до 149,7 тыс. к концу 1941 г., совхозов — с 4159 до 2691, МТС — с 7069 до 4898. Валовой  сбор зерна снизился с 95,6 млн. тонн в 1940 г. до 55,9 млн. тонн в 1941 г. Страна недополучила тысячи тонн сахарной свеклы, подсолнечника и картофеля.
 
Резко уменьшилось поголовье скота. По состоянию на 1 января 1942 г. в сравнении с тем же месяцем предыдущего года оно сократилось: крупного рогатого скота — с 54,8 млн. голов до 31,4 млн., свиней — с 27,6 млн. до 8,2 млн., овец и коз — с 91,7 млн. до 70, 6 млн., лошадей — с 21 млн. до 10 млн.. Соответственно уменьшились и государственные закупки сельскохозяйственной продукции.
 
В этих условиях значительно возрастала роль восточных районов страны, где уже осенью 1941 г. общая площадь озимых посевов по сравнению с 1940 г. значительно увеличилась. План 1942 г. предусматривал дальнейший рост посевных площадей под зерновые, технические, овоще-бахчевые культуры и картофель более чем на 4 млн. га.
 
Готовясь к весне 1942 г., колхозы и совхозы еще острее ощутили нехватку людей и тягловой силы. Партийные организации принимали меры, чтобы вовлечь в колхозное и совхозное производство все население, способное к труду.
 
Проблема трудовых ресурсов не ограничивалась только нехваткой рабочих рук. Крупное сельскохозяйственное производство нуждалось в опытных руководителях, квалифицированных специалистах, механизаторах. Большинство этих кадров до войны составляли мужчины. Партия рекомендовала местным органам смелее выдвигать на руководящую работу — на посты председателей и бригадиров передовых колхозников, преимущественно женщин.
 
Острый характер приобрела проблема восстановления техники. Изношенные машины нуждались в ремонте, требовались запасные части, а выпуск их был сокращен. В начале 1942 г. по инициативе комсомольцев Иловлинской МТС Сталинградской области по всей стране началось движение за сбор и реставрацию деталей к сельскохозяйственным машинам.
 
Постоянную помощь деревне в ремонте техники оказывал город. Промышленные предприятия вместе с рабочими бригадами посылали в мастерские МТС и совхозов станки, металл и инструменты.
 
В результате к весенней посевной кампании 1942 г. план ремонтных работ был почти полностью выполнен, основная часть тракторного парка находилась в рабочем состоянии.
 
Большие трудности испытывало животноводство: не хватало кормов, прекратилось строительство ферм, ухудшилось зооветеринарное обслуживание.
 
В Казахстане, в частности, земельные органы были укомплектованы зоотехниками и ветеринарами только наполовину. Использование коров на полевых работах снижало надои молока. Увеличивались падеж и забой скота.
 
11 марта 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) вынесли решение о мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота. Партия и правительство требовали добиться полного сохранения молодняка в колхозах, совхозах, личных хозяйствах колхозников, рабочих и служащих. Государство всячески поощряло колхозы, выращивавшие молодняк, предоставляло им кредиты, льготы по налогам, выделяло в пользование дополнительные земли для сенокосов и выпасов.
 
Несмотря на сокращение сельскохозяйственного производства, советское крестьянство делало все, чтобы не остаться в долгу перед фронтом.  
 
Благодаря социалистическим производственным отношениям сельское хозяйство страны смогло стать прочной опорой фронта. Мобилизовав все людские и материальные ресурсы, оно сумело в полной мере использовать свою материально-техническую базу, поддерживать необходимый уровень производства основных продуктов и ценой напряженных, самоотверженных усилий тружеников села обеспечивать продовольствием армию и население.
 
Перестройка транспорта. Перевод экономики на рельсы войны теснейшим образом был связан с транспортом, особенно с железнодорожным. Его важная роль во время войны заключалась прежде всего в том, что он обеспечивал бесперебойную доставку к фронту огромного количества войск, военной техники, вооружения, боеприпасов, продовольствия и снаряжения, а также массовые народнохозяйственные перевозки. На особое место железнодорожного транспорта в современных военных конфликтах указывал В. И. Ленин, называя его «важнейшим материальным фактором войны, имеющим первостепенное значение не только для выполнения военных операций, но и для снабжения Красной Армии боевым и вещевым имуществом и продовольствием».
 
Успешно решить весь комплекс сложнейших задач, вставших перед транспортом, можно было, лишь быстро перестроив его работу на военный лад. Началом этого большого дела стал перевод движения поездов с 24 июня на особый воинский график — литер «А», который был введен приказом НКПС от 23 июня 1941 г. вместо воинского графика 1938 г. Новый график предусматривал первоочередное продвижение воинских эшелонов и особенно мобилизационных грузов. Он был рассчитан на максимальную пропускную способность участков дорог.
 
На транспорте стала применяться специальная система регулирования грузопотоков с учетом возросшего количества грузов, планируемых в централизованном порядке. Значительная часть подвижного состава переоборудовалась для перевозок войсковых частей, боевой техники, боеприпасов, раненых. Во фронтах учреждались должности уполномоченных НКПС, наделенных большими правами. Были приняты меры к увеличению пропускной способности важнейших узлов в восточных районах. В глубоком тылу началось строительство новых железных и шоссейных дорог.
 
Перебазирование промышленности на восток и новое размещение военных предприятий потребовали организовать работу транспорта с учетом изменений в экономической структуре восточных районов. До войны сеть урало-сибирских дорог была развита недостаточно и работала с большим напряжением. Перемещение сюда крупной производственной базы еще более увеличило диспропорцию между уровнем развития промышленности и состоянием транспорта.
 
Недостаточная пропускная способность восточных железных дорог страны, особенно ощущавшаяся с наступлением зимы, затрудняла хозяйственные перевозки, и ряд крупных предприятий не получил нужного количества сырья и топлива. В начале февраля запасов угля на Магнитогорском комбинате оставалось на 5 — 6 дней. Из-за недостатка руды под угрозой прекращения работы находился Кузнецкий металлургический комбинат.
 
С предприятий не вывозилась готовая продукция. В январе 1942 г. среднесуточная погрузка на железнодорожном транспорте была в два с лишним раза ниже довоенных показателей.  
 
На железных дорогах не хватало паровозов и топлива. В начале года без паровозов стояло до 3 тыс. эшелонов. Две трети из них везли эвакуированное оборудование.
 
Нужны были срочные меры, чтобы поправить создавшееся положение. 24 января 1942 г. СНК СССР вынес постановление об ускорении темпов погрузки и продвижения составов с углем по дорогам Урала и Сибири. Для восточных магистралей устанавливались конкретные задания по выполнению этого правительственного решения.
 
14 февраля 1942 г. при ГКО был создан Транспортный комитет, в состав которого вошли И. В. Сталин (председатель), А. А. Андреев (заместитель), А. И. Микоян, И. В. Ковалев, А. В. Хрулев, Г. В. Ковалев, З. А. Шашков, П. П. Ширшов, А. Г. Карпоносов и другие. В его задачу входили планирование и координация перевозок на основных видах транспорта, разработка действенных мер по улучшению материально-технической базы всей транспортной системы.
 
Из-за острейшей нехватки угля по решению ГКО паровозный парк ряда дорог был переведен на дровяное топливо и топливную смесь.
 
Одновременно Государственный Комитет Обороны изменил структуру управления железными дорогами и укрепил руководство НКПС. Во главе наркомата путей сообщения вместо Л. М. Кагановича, который, как отмечалось в постановлении ГКО от 25 марта 1942 г., не сумел справиться с работой в условиях военной обстановки, был поставлен заместитель наркома обороны СССР, начальник тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев.
 
В марте и апреле 1942 г. партия и правительство приняли ряд новых мер по улучшению работы транспорта. Была повышена заработная плата железнодорожникам поездных и маневровых бригад. Избыточный подвижной состав с западных прифронтовых дорог перемещался на восток.
 
Благодаря этим мерам и самоотверженному труду железнодорожников увеличились перевозки для армии и народного хозяйства. К началу мая 1942 г. только по 10 центральным магистралям объем погрузки и выгрузки вырос на 50 процентов, заметно снизился простой вагонов.
 
Перестраивались и другие виды транспорта. В результате постепенно повышался уровень его грузооборота, что видно из таблицы 3.
 
Таблица 3. Рост грузооборота важнейших видов транспорта в СССР в первом полугодии 1942 г. (млрд. тонно-километров)
Транспорт
 
Квартал
III
Железнодорожный43,359
Морской25
Речной 0,0310
Автомобильный 0,60,7
 
Советские транспортники заняли достойное место в самоотверженной борьбе тружеников тыла за создание слаженной военной экономики, способной обеспечить победу над врагом.  
 

2. Развертывание военной промышленности

Партия и правительство принимали решительные меры к быстрейшему развертыванию военного производства. Основные усилия сосредоточивались на крупносерийном выпуске танков, самолетов, орудий, минометов и массовом производстве боеприпасов. В соответствии с мобилизационными планами, предусматривавшими в случае войны развертывание танковой промышленности на базе предприятий транспортного машиностроения, 1 июля ГКО постановил перевести завод «Красное Сормово» на выпуск танков Т-34, кооперировав его с Горьковским автозаводом и рядом других предприятий Горьковской и Ярославской областей, а также утвердил план производства на оставшиеся месяцы 1941 г. и на 1942 г. Таким образом, была создана комплексная база танкостроительной промышленности почти в самом центре европейской части СССР.
 
В течение четырех последних месяцев 1941 г. в Поволжье и особенно на Урале на основе перемещенных и некоторых вновь созданных предприятий были развернуты 8 танковых, 6 корпусных и 3 дизельных завода. На базе Челябинского тракторного завода вырос мощный танкостроительный комбинат, заслуженно получивший в народе название «Танко-град». На «заводе заводов» — «Уралмаше», где раньше создавались главным образом уникальные крупногабаритные машины, началось серийное производство корпусов и башен для тяжелых танков КВ. Группа заводов во главе со Сталинградским тракторным образовала важную комплексную базу танкостроения в Поволжье. Одновременно было решено создать на Урале новую производственную базу для дизелестроения.
 
ЦК партии обязал наркомат черной металлургии начать с 1 августа 1941 г. выпуск бронелиста на Кузнецком металлургическом заводе для танков КВ. Наркоматы среднего машиностроения и черной металлургии должны были обеспечить немедленную переброску стана проката брони с Кировского на Ново-Тагильский металлургический завод и установку его к 1 сентября.
 
В связи с расширением производства танков в сентябре было принято решение выделить танкостроение из наркомата среднего машиностроения и образовать наркомат танковой промышленности во главе с В. А. Малышевым.
 
Танкостроительная промышленность во втором полугодии 1941 г. получила задание значительно увеличить выпуск танков KB и Т-34. Программа выпуска боевых машин была объявлена ГКО мобилизационным планом. Однако вынужденное перебазирование предприятий танкостроительной промышленности тормозило темпы развертывания производства боевых машин: во втором полугодии план удалось выполнить лишь на 61,7 процента. Особенно заметно снизилось производство танков Т-34: если в III квартале их было выпущено 1121, то в IV — только 765. С августа 1941 г. было налажено массовое производство легких танков Т-60. До конца года их было выпущено 1830, или около 38 процентов общего выпуска танков за второе полугодие. Производство танков KB оставалось примерно на одном уровне до конца года: в III квартале было выпущено 492, а в IV — 441.
 
Не меньше чем в танках фронт испытывал тогда нужду в боевых самолетах, и прежде всего в истребителях новых типов и штурмовиках Ил-2. Самолетостроение и моторостроение еще до войны были объединены  в составе наркомата авиапромышленности. Но большая часть агрегатных заводов находилась на территории, оказавшейся под угрозой захвата вражескими войсками. Поэтому перестройка авиационной промышленности сопровождалась перемещением многих предприятий и требовала развертывания нового крупного строительства.
 
8 сентября ГКО ввел в действие мобилизационный план выпуска самолетов и авиамоторов на сентябрь — декабрь 1941 г.
 
Оставление важных промышленных районов и перебазирование предприятий тяжело отразились на производстве авиационной техники. За относительно быстрым ростом выпуска самолетов в первые месяцы войны последовало резкое снижение уровня производства к концу года. Если в III квартале их было произведено 6600, то в IV — лишь 3177.
 
В сентябре 1941 г. было выпущено 2329 машин, в ноябре их производство уменьшилось в 3,8 раза (до 627 машин). В декабре план выпуска самолетов был выполнен только на 38,8 процента, а авиамоторов — на 23,6 процента. Осенью, когда немецко-фашистские полчища рвались к Москве, оборудование многих эвакуируемых авиационных заводов, дававших до войны более трех четвертей всей продукции, находилось еще в пути. На действовавших заводах не хватало квалифицированных рабочих. Огромная напряженность на транспорте мешала своевременному снабжению авиационных предприятий топливом, материалами. На снижении темпов выпуска авиационной техники сказалось и то, что в это время шло освоение производства новых типов самолетов и авиамоторов.
 
С первых дней своей деятельности ГКО огромное внимание уделял также производству артиллерийского и стрелкового вооружения. 3 июля им была утверждена программа выпуска оружия на ближайшие месяцы. 12 июля ГКО принял специальное постановление о выпуске противотанковых и танковых пушек 45- и 76-мм калибра, производство которых незадолго до войны было прекращено. Выполняя это постановление, оборонная промышленность добилась значительных успехов. Во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым полугодием увеличился выпуск всех артиллерийских систем. Быстро росло производство 76-мм пушек, являвшихся эффективным средством борьбы с вражескими танками. Если в III квартале было выпущено 2100 орудий, то в IV — 4420. Выпуск 45-мм противотанковых пушек вырос с 790 в III квартале до 1190 в IV.
 
Из-за перевода ряда заводов на изготовление 45- и 76-мм орудий был прекращен выпуск 152-мм гаубиц (в августе), 203-мм гаубиц (в октябре) и зенитных пушек некоторых калибров (в декабре). Продолжалось производство 152-мм гаубиц-пушек.
 
В короткие сроки перешли на выполнение военных заказов заводы сельскохозяйственного машиностроения. На их базе была создана минометная промышленность.
 
Серийный выпуск батальонных минометов осуществлялся еще до войны. К 22 июня 1941 г. в войсках их имелось свыше 14 тыс. Значительно меньше было выпущено 107 — 120-мм минометов. 20 августа ГКО постановил изготовить в течение сентября — декабря 15,5 тыс. ротных минометов (50-мм), 8445 батальонных (82-мм), 400 горно-вьючных (107-мм). Свердловский, Челябинский, Сталинградский и Новосибирский обкомы партии должны были к 1 ноября выявить новые базы для производства минометов и представить свои предложения на утверждение правительства.  
 
Благодаря усилиям партийных организаций, инициативе хозяйственников и специалистов необходимые резервы были найдены. Это позволило еще более увеличить выпуск минометов. За второе полугодие 1941 г. их было произведено 42,3 тыс., или в среднем 7 тыс. в месяц, тогда как в течение первого полугодия их среднемесячный выпуск составил только 1,7 тыс.. Было освоено серийное производство реактивных минометных установок.
 
Вновь созданная минометная промышленность, получив хорошую материально-техническую базу, успешно справлялась с правительственными заданиями.
 
Во второй половине 1941 г. среднемесячный выпуск пистолетов-пулеметов по сравнению с первым полугодием увеличился почти в 8 раз. С октября развернулось производство противотанковых ружей, которых в IV квартале было выпущено 17,7 тыс.
 
Наибольшие трудности с первых дней войны испытывала промышленность боеприпасов, тесно связанная с оказавшейся под ударами врага химической промышленностью Донбасса и Ленинграда. Поэтому 13 июля ГКО постановил развернуть производство бронебойных и зенитных снарядов на востоке. Выполнение этого важного решения потребовало от партийных и советских органов огромного напряжения сил и предельной четкости в работе. Необходимо было в течение 10 дней выделить с предприятий Москвы и Ленинграда для вновь создававшихся заводов станки и оборудование. Московскому, Ленинградскому, Киевскому и Одесскому горкомам партии было предложено направить на уральские и сибирские предприятия более 5 тыс. инженеров, техников, мастеров, квалифицированных рабочих по металло- и термообработке, инструментальщиков, монтажников.
 
Несмотря на героические усилия тружеников тыла, в последние месяцы 1941 г. снизился выпуск боеприпасов. Если производство пушек среднего калибра (76-мм) находилось на уровне, установленном планом, то выпуск боеприпасов не превышал 50 — 60 процентов плана. Создалась явная диспропорция в производстве орудий и боеприпасов к ним. Это произошло потому, что с августа по ноябрь 1941 г. в результате оккупации западных областей страны, а также в связи с проводившейся эвакуацией из строя временно выбыли 303 предприятия, выпускавшие ежемесячно 8,4 млн. корпусов снарядов, 2,7 млн. корпусов мин, 2 млн. корпусов авиабомб, 7,9 млн. взрывателей, 2,5 млн. ручных гранат и 7,8 тыс. тонн пороха.
 
Чтобы исправить положение, к изготовлению боеприпасов были привлечены многие предприятия тяжелой индустрии; часть заказов выполнялась заводами и фабриками других отраслей промышленности. ЦК ВКП(б) возложил особую ответственность за выполнение мобилизационного плана по производству боеприпасов на партийные организации Москвы, Свердловска, Перми, Челябинска, Горького и других крупных промышленных центров.
 
Последние месяцы 1941 г. в экономике страны, как и во всей жизни Советского Союза, были исключительно трудными. Оккупация немецко-фашистскими войсками части советской территории, массовая эвакуация предприятий, нехватка промышленного оборудования, сырья, электроэнергии, топлива — все это отрицательно сказалось на общем состоянии индустрии, в том числе оборонной промышленности СССР. Партия и правительство принимали все меры к тому, чтобы преодолеть возникшие затруднения в военном производстве. Состоявшиеся в октябре — ноябре  пленумы центральных комитетов компартий союзных республик, областных, районных и городских комитетов ВКП(б) крупных промышленных центров подвели итоги проделанной работы. В принятых решениях подчеркивалось, что важнейшая задача партийных организаций, всех коммунистов — обеспечить расширение производства оружия, боеприпасов, найти новые источники увеличения выпуска оборонной продукции, добиться безусловного выполнения намеченных производственных планов и заданий.
 
Выполнение этих решений вскоре дало свои результаты. Во втором полугодии 1941 г. производство артиллерийских орудий по сравнению с довоенным полугодием возросло почти в 3 раза, танков — в 2,8 раза, самолетов — в 1,6 раза.
 
Тем не менее объем выпускавшихся советской промышленностью вооружения и боеприпасов в первые месяцы войны в силу сложившейся обстановки (большие первоначальные потери, рост потребностей фронтов, оснащение новых формирований) не покрывал общей потребности Вооруженных Сил.
 
В период напряженной борьбы советских войск под Москвой в ноябре 1941 г. Государственный Комитет Обороны утвердил представленные наркоматами графики расширения производства самолетов и танков, вооружения и боеприпасов.
 
Коммунистическая партия и Советское правительство неустанно продолжали мобилизовывать усилия народа на обеспечение фронта всем необходимым для разгрома врага.
 

3. Расширение военно-промышленной базы в восточных районах страны

Перед тружениками тыла стояла очень сложная и ответственная задача — восполнить потери, понесенные народным хозяйством в первые месяцы войны, завершить перестройку промышленности на военный лад и довести выпуск продукции для фронта до необходимого уровня.
 
Ущерб, причиненный гитлеровцами экономике Советского Союза, был чрезвычайно велик. На временно оккупированной к ноябрю 1941 г. территории СССР до войны проживало около 40 процентов населения страны, добывалось 63 процента угля, выплавлялось 68 процентов чугуна, 58 — стали, 60 — алюминия, производилось 38 процентов зерна, находилось 38 процентов поголовья крупного рогатого скота, 41 процент протяженности железных дорог страны. Валовая продукция промышленности страны с июня по ноябрь сократилась в 2,1 раза, а производство проката черного металла снизилось в 3,1 раза.
 
Организационно-хозяйственные мероприятия партии и правительства в сложившейся обстановке были направлены на ускорение темпов ввода в строй эвакуированных предприятий и наращивание мощностей заводов, производивших вооружение и боевую технику.
 
Решение этой важнейшей военно-хозяйственной задачи находилось под постоянным и неослабным контролем ЦК партии и ГКО. 25 октября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) поручили заместителю Председателя Совнаркома СССР Н. А. Вознесенскому осуществлять руководство работой эвакуируемых на восток наркоматов, прежде всего наркоматов авиационной, танковой промышленности, вооружения, черной металлургии, боеприпасов, и добиться того, чтобы в кратчайший срок были пущены  в ход заводы, эвакуированные на Волгу, Урал и в Сибирь. На него была возложена обязанность каждые пять-шесть дней представлять в ЦК ВКП(б) сводки о ходе работ по восстановлению и пуску предприятий оборонной промышленности.
 
Секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву, находившемуся в Куйбышеве с частью аппарата ЦК партии, разрешалось давать от имени Центрального Комитета партии указания и распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Средней Азии и Сибири по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией предприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок.
 
29 октября правительство СССР приняло постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан», в котором наркомам оборонных наркоматов и ведущих отраслей тяжелой промышленности предписывалось представить «не позднее 1 ноября 1941 г. в Совнарком СССР график восстановления заводов, эвакуированных из Москвы, Тулы, Харькова, Донбасса, Ленинграда и других районов...». В этих графиках нужно было отразить сроки и объем выпуска продукции в течение ноября и декабря, обеспеченность предприятий рабочей силой и инженерно-техническими кадрами.
 
Вопросами размещения и восстановления прибывших в тыл предприятий занимались также члены ЦК партии и правительства С. А. Акопов, Б. Л. Ванников, В. В. Вахрушев, С. З. Гинзбург, А. И. Ефремов, А. Н. Косыгин, И. Г. Кабанов, Н. С. Казаков, П. Ф. Ломако, В. А. Малышев, М. Г. Первухин, П. И. Паршин, И. К. Седин, И. Ф. Тевосян, А. И. Шахурин и другие.
 
В постановлении «О порядке размещения эвакуируемых предприятий» ГКО особо указал на то, чтобы в размещении предприятий, подлежавших эвакуации, преимущество было отдано авиационной промышленности, промышленности боеприпасов, вооружения, танков и бронеавтомобилей, черной, цветной и специальной металлургии, химии. Наркомам предписывалось согласовывать с Госпланом СССР и Советом по эвакуации конечные пункты для вывозимых в тыл предприятий и организацию дублирующих производств. Местным партийным организациям было предложено принять все меры к быстрому развертыванию эвакуированных предприятий.
 
В ряде восточных республик, краев, областей состоялись специальные пленумы ЦК, крайкомов, обкомов и райкомов, собрания партийного, советского и хозяйственного актива, обсудившие ход выполнения намеченных планов. Большинство текущих вопросов решалось в оперативном порядке на заседаниях бюро и секретарями обкомов по соответствующим отраслям промышленности. Областные комитеты партии каждую декаду отчитывались перед ЦК ВКП(б) и ГКО о ходе работы.
 
Преодолевая многочисленные тяготы и лишения, рабочие эвакуированных предприятий вместе с трудящимися восточных районов в рекордно короткие сроки размещали и вводили в строй поступавшее промышленное оборудование. Особенно быстро развертывались заводы военной промышленности, машиностроения и электростанции. Так, 9 августа из Днепропетровска в Первоуральск был отправлен первый эшелон с оборудованием крупнейшего трубопрокатного завода, а 24 декабря предприятие уже начало давать продукцию. Эвакуация Харьковского тракторного завода завершилась 19 октября, а 8 декабря первые 25 танков Т-34, собранные на уральской земле из привезенных агрегатов, были отправлены на фронт.
 
На развертывание эвакуированных предприятий были направлены лучшие силы местных комсомольских организаций. Только для восстановления  одного военного завода Свердловский обком ВЛКСМ мобилизовал более 5 тыс. комсомольцев и молодежи. Комсомольско-молодежные бригады в мороз и пургу работали по 12 — 16 часов в сутки. Задание ими было выполнено в срок.
 
По-ударному трудилась и молодежь других районов страны. «В область прибывали эшелоны из Москвы, Харькова, Ленинграда, Киева и других городов, — отмечалось в одном из отчетов Новосибирского обкома ВЛКСМ. — ...Нужно было немедленно разгрузить эти эшелоны... Был мобилизован весь комсомол, вся молодежь области, чтобы как можно быстрее заставить это ценное оборудование работать на победу.
 
В невероятно короткий срок — за 14 дней с момента прибытия в Новосибирск — был пущен завод, выстроены ТЭЦ № 3 и понтонный мост через Обь». Свыше 50 предприятий приняли города Кузбасса. Некоторые из них, в частности коксохимические заводы Запорожья, Мариуполя, Краматорска, влились в Кемеровский коксохимический комбинат; «Днепроспецсталь» вошел в состав Кузнецкого металлургического комбината.
 
Небывало высокими темпами велись строительные работы. В Свердловской области на одной из строек за 30 дней было сооружено 12 тыс. кв. м промышленных площадей. В Челябинской области завод с производственной площадью 61 тыс. кв. м был введен в действие за 2,5 месяца.
 
Применительно к условиям военного времени пересматривались старые и создавались новые проекты, изменялись ранее принятые технические решения. Монтажные, ремонтно-восстановительные работы и налаживание оборудования зачастую велись под открытым небом. Так, в начале зимы из города Кольчугино Ивановской области в город Балхаш Казахской ССР прибыли эшелоны с оборудованием крупного завода цветной металлургии. Строители особой строительно-монтажной части Прибалхашстроя вместе с прибывшими рабочими и инженерно-техническим персоналом завода сутками не уходили со строительной площадки. Через 80 дней металлурги завода выдали крайне необходимый стране цветной прокат.
 
К концу 1941 г. все 118 заводов наркомата авиационной промышленности, подлежавших эвакуации, были демонтированы. Из них 94 прибыли на место, 72 были восстановлены и 9 работали на полную мощность. К этому же времени были демонтированы и вывезены 9 основных заводов танковой промышленности, которые уже в декабре начали давать продукцию; по наркомату вооружения было демонтировано 31 предприятие (из 32) и 4 завода полностью восстановлены на новых местах.
 
По мере развертывания военного производства в восточных районах возникла необходимость в расширении межотраслевой и внутриотраслевой производственной кооперации. ЦК партии поставил перед партийными органами на местах задачу координировать работу отраслей промышленности независимо от их ведомственного подчинения.
 
В народнохозяйственном плане на январь и I квартал 1942 г., принятом правительством 25 декабря 1941 г., был намечен объем валовой продукции государственной и кооперативной промышленности на сумму 24,5 млрд. рублей. Более половины — 12,9 млрд. рублей — приходилось на долю предприятий наркоматов оборонной промышленности.
 
Большое внимание в плане уделялось вводу новых мощностей в тяжелой промышленности. «Считать главной задачей в области капитального строительства в I квартале 1942 года, — говорилось в постановлении правительства, — восстановление и ввод в действие эвакуированных предприятий в районах Поволжья, Урала, Казахстана, Средней Азии и Западной Сибири».
 
В связи с тем, что производство чугуна, стали и проката не превышало 23 — 32 процентов достигнутого к июню 1941 г. уровня, план предусматривал наряду с мерами по увеличению выпуска продукции черной металлургии в восточных районах обеспечение военных заводов металлом и из государственных резервов. Строительство новых предприятий черной металлургии приравнивалось к стройкам, имевшим особо важное оборонное значение.
 
Для обеспечения промышленных новостроек рабочей силой ГКО обязал наркомат обороны СССР сформировать в Сибирском и Уральском военных округах 25 рабочих колонн. В сооружении предприятий и цехов черной металлургии принимали активное участие также особые строительно-монтажные части Наркомстроя. Ход работ постоянно контролировали ЦК ВКП(б) и ГКО.
 
Потребность военного производства в черном металле росла быстрее темпов увеличения мощностей черной металлургии. Поэтому 13 апреля 1942 г. правительство приняло решение «О строительстве и восстановлении предприятий черной металлургии», в котором особо подчеркивалось, что наращивание мощностей по производству чугуна, стали, проката, кокса и огнеупоров является «важнейшей и первоочередной хозяйственной, военной и политической задачей».
 
Растущее производство все больше нуждалось в топливе. Особенно велика была потребность в угле. Донбасс же почти полностью находился в руках противника. Сокращение добычи угля создавало крайне острое положение в военной экономике. Под угрозой прекращения работы оказались даже некоторые крупные тепловые электростанции, в том числе московские.
 
Основными поставщиками угля в стране в тот период стали шахты Урала, Караганды и Кузбасса. Но поступление угля из восточных районов сдерживалось нехваткой транспортных средств и рабочей силы, дальностью перевозок, а также увеличением потребления угля на месте его добычи.
 
В сложившейся обстановке быстрое восстановление шахт Подмосковного бассейна, варварски разрушенного фашистами, было одной из первоочередных задач. Принятая 5 февраля 1942 г. развернутая программа работ, на которые было направлено 20 тыс. человек, предусматривала восстановление 68 шахт первой очереди. Ее выполнение позволило уже в первом полугодии 1942 г. добычу угля в Подмосковном бассейне довести до двух третей довоенного уровня. Угроза снижения военного производства в Москве и Подмосковье и ухудшения работы железных дорог из-за нехватки топлива была устранена.
 
Одновременно принимались меры к увеличению добычи коксующегося угля в Караганде и Кузбассе.
 
Источником снабжения топливом северных и северо-западных районов страны стал Печорский бассейн. 12 февраля 1942 г. Совнарком СССР принял постановление «О развитии добычи Воркуто-Интинских углей и мероприятиях по обеспечению их вывозки». Пуск в эксплуатацию новых шахт с быстрым вводом в строй Северо-Печорской магистрали в трудные зимние месяцы открыл воркутинскому углю дорогу к важным промышленным районам европейской части страны. Битва за уголь, за «хлеб промышленности», как называл его В. И. Ленин, продолжалась все военные годы.
 
С такой же настойчивостью шла борьба за нефть, так как потребность армии и флота в топливе и смазочных материалах возрастала с каждым днем. Нефтяная промышленность зимой 1941/42 г. со своей задачей в основном справилась. Принятые меры позволили обеспечить фронт жидким топливом и маслами, несмотря на возникшие серьезные затруднения с доставкой бакинской и грозненской нефти в центральные районы страны из-за нехватки транспортных средств. Именно в это время, то есть в первом полугодии 1942 г., стал расти удельный вес нефти, добываемой в Поволжье и восточных районах.
 
Сложным делом явилось увеличение и развитие энергетических мощностей. Решение этой задачи почти целиком зависело от нового строительства, особенно в районах, где располагалась военная промышленность страны. По решению правительства сооружение электростанций на Урале приравнивалось к объектам военного строительства. К числу первоочередных строек относилось расширение Челябинской, Красногорской ТЭЦ и Среднеуральской ГРЭС. Кроме Урала энергетические мощности наращивались в Кузбассе и в республиках Средней Азии.
 
Созданная на востоке в годы предвоенных пятилеток индустриальная база, усиленная эвакуированными предприятиями, в условиях войны стала решающим звеном в системе военной экономики. Перебазирование производительных сил внесло коренные изменения в структуру народного хозяйства восточных районов РСФСР, Казахской ССР, Среднеазиатских республик. Ввод в строй эвакуированных предприятий, быстрое расширение на этой основе военно-промышленной базы превратили восточные районы Советского Союза в главный арсенал страны.
 
Неизмеримо выросло значение Урала, ставшего стержнем всей военной экономики. Уже в IV квартале 1941 г. он давал народному хозяйству 62 процента производившегося в стране чугуна и около 50 процентов стали, более половины проката и меди, весь алюминий, магний, никель, кобальт, около 30 процентов цинка и основную массу химикатов. Здесь возникли заводы по производству энергетического оборудования, радиотелефонной аппаратуры, подшипников, кабеля, резинотехнических изделий. Промышленность Урала стала давать до 40 процентов всей военной продукции, в том числе 60 процентов средних и 100 процентов тяжелых танков. Каждый второй снаряд, выпущенный по врагу, изготовлялся из уральской стали.
 
Развернулось производство кабеля, телеграфной аппаратуры, аккумуляторов, подшипников, авто- и тракторных радиаторов в районах Поволжья. В Западной Сибири появились предприятия угольного машиностроения, по выпуску электроламп, радиостанций, режущего инструмента, электромоторов и электроизмерительных приборов; в Казахстане и Средней Азии — военной техники и вооружения, элементов судов, ферросплавов.
 
Возросло значение многих районов и областей прифронтового тыла. Здесь также возникли новые отрасли военной промышленности. В Пензенской области были восстановлены 10 эвакуированных предприятий минометного вооружения и оптического стекла. В Мордовской АССР развернули производство завод наркомата боеприпасов и приборостроительный завод наркомата электропромышленности. Город Горький и область превратились в одну из главных баз танко- и самолетостроения, производства боеприпасов, вооружения, химической продукции. Военная промышленность развивалась в Чувашской АССР, Ивановской, Тамбовской и других областях.  
 
Несмотря на эвакуацию из столицы многих предприятий, Москва оставалась мощным индустриальным центром и важнейшим транспортным узлом. Поэтому уже в январе 1942 г., как только была ликвидирована непосредственная угроза столице, ГКО счел необходимым возобновить работу ряда московских предприятий. Так, параллельно с организацией производства грузовых машин в Ульяновске и на уральской группе заводов возобновился выпуск автомобилей на столичном автозаводе. На базе одного из предприятий организуется производство самолетов Як-1. Несколько предприятий, в том числе крупнейший в СССР станкостроительный завод «Красный пролетарий», были возвращены в столицу.
 
Восстановление в Москве многих производств, в первую очередь вооружения и боевой техники, а также легкой и пищевой промышленности, зимой и весной 1942 г. стало главным в хозяйственной жизни столицы. В Москве, где в связи с эвакуацией промышленное производство сократилось к марту 1942 г. до 34,5 процента от уровня 1940 г., с апреля начался его подъем. Под руководством городской партийной организации были мобилизованы дополнительные материально-технические и людские ресурсы для расширения военного производства на предприятиях города и Подмосковья.
 
Успешное восстановление Подмосковного угольного бассейна позволило в период с февраля по май увеличить здесь среднесуточную добычу угля в 4 раза.
 
По мере ввода в строй предприятий в стране возрастало производство важнейших видов продукции, хотя для большинства отраслей промышленности СССР первые два месяца 1942 г. были наиболее тяжелыми. С марта начался постепенный подъем всего производства. Если в январе валовая продукция промышленности страны оценивалась (в неизменных ценах 1926/27 г.) в 6 млрд. 667 млн. рублей, то в мае — уже в 8 млрд. 558 млн. рублей. Наметившаяся тенденция роста производства продолжала усиливаться. Вместе с тем уровень производства продукции в основных отраслях промышленности еще отставал от уровня второго полугодия 1941 г. (таблица 4).
 
Таблица 4. Производство основных видов продукции тяжелой промышленностью СССР в первый год войны
ПродукцияВторое полугодие 1941 г.Первое полугодие 1942 г.
Электроэнергия, млрд. квт. ч19,314,1
Нефть, млн. т 15,711,7
Уголь, млн. т 59,535,7
Чугун, млн. т 4,82,3
+++6,53,9
Прокат черных металлов, млн. т 4,42,6
Железная руда, млн. т 8,14.6
Медь (рафинированная), тыс. т 93,259,9
Алюминий (первичный), тыс. т 28,524,2
Металлорежущие станки, тыс. шт. 16,48,0
 
Несмотря на то что в основных отраслях промышленности еще не был достигнут уровень второго полугодия 1941 г., военное производство в первом полугодии 1942 г. значительно возросло.  
 
Таблица 5. Производство советской промышленностью боевой техники, вооружения, боеприпасов за первый год войны
Военная продукцияВторое полугодие 1941 г.Первое полугодие 1942 г.
Танки, тыс. шт. 4,811 2
Самолеты, тыс. шт. 9,89,7
в том числе боевые, тыс. шт. 8,28,3
Орудия, тыс. шт. 30,253,6
в том числе 76-мм и крупнее, тыс. шт.9,921,9
Минометы, тыс. шт. 42,3122.8
в том числе 82-мм и крупнее, тыс. шт.19,155,4
Пулеметы, тыс. шт. 106,2134,1
Пистолеты-пулеметы, тыс. шт. 89,7535,4
Винтовки и карабины, млн. шт. 1,62,0
Боеприпасы (снаряды, бомбы, мины), млн. шт.62,965,8
 
Данные таблицы 5 отражают значительный рост выпуска важнейших видов вооружения и боевой техники. И все же военное производство в целом еще не удовлетворяло потребностей фронта и не позволяло в полной мере обеспечивать оружием и техникой формируемые резервные соединения. Продолжало отставать от потребностей войск производство некоторых видов боеприпасов. Тем не менее и в военном производстве, уровень которого резко упал в конце 1941 г., в I квартале 1942 г. определился перелом. Так, выпуск танков Т-34 в марте 1942 г. был в 2,8 раза выше, чем в ноябре 1941 г. Если в I квартале 1942 г. в среднем ежемесячно выпускалось около 1600 танков всех типов, то во II квартале — свыше 2 тыс. Это позволило весной 1942 г. приступить к формированию крупных танковых соединений.
 
В марте 1942 г. от промышленности поступило 5016 полевых и зенитных орудий всех калибров — в 2 раза больше, чем в ноябре 1941 г.
 
Возросло производство стрелкового вооружения. Среднемесячный выпуск автоматического оружия в первом полугодии 1942 г. увеличился в 3,5 раза по сравнению со вторым полугодием 1941 г.
 
Среднемесячное производство боевых самолетов всех типов в I квартале 1942 г. составляло 1,1 тыс., а во II квартале приблизилось к 1,7 тыс., что почти соответствовало плановому заданию. Новые советские самолеты по своим тактико-техническим данным не уступали самолетам противника, а в ряде случаев явно превосходили их.
 
Буржуазный исследователь второй мировой войны Г. Фойхтер писал: «То, что в таких трудных условиях Советскому Союзу удалось не только произвести перебазирование своей промышленности, но и в сравнительно короткий срок наладить массовый выпуск самолетов... следует отнести к величайшим техническим достижениям периода второй мировой войны».
 
Так советский народ в тяжелой обстановке начавшейся войны в крайне ограниченные сроки развернул в восточных районах мощную военно-промышленную базу. Полностью рухнули надежды фашистских главарей  на дезорганизацию работы тыла Советской страны, на срыв обеспечения Советской Армии всем необходимым для вооруженной борьбы.
 
Оценивая этот подвиг народа, М. И. Калинин говорил, что в результате перебазирования производительных сил «наши восточные области, союзные и автономные республики пережили буквально промышленную революцию... Работа проделана поистине гигантская... Можно с уверенностью сказать, что наши партийные, советские и технические кадры показали всему миру свои большие организаторские способности, прошли такую практическую школу, какой не знала еще история».
 
Великая Отечественная война наиболее полно выявила те замечательные качества советского человека, которые в период мирного строительства, по образному выражению М. И. Калинина, были «под спудом». В тяжелых испытаниях неизмеримо усилилась творческая инициатива трудящихся СССР. Коммунистическая партия направляла энергию масс на быстрое приведение в действие всех возможностей и ресурсов промышленности, сельского хозяйства, транспорта.
 
В решение важнейших проблем перестройки экономики и создания слаженного военного хозяйства внесли достойный вклад учреждения Академии наук СССР, союзных и отраслевых академий, научно-исследовательские институты и высшие учебные заведения. Силы ученых сосредоточивались на выполнении работ, связанных с обороной, на разработке новых проблем, обеспечивавших совершенствование вооружения и боевой техники, на оказании помощи промышленности в организации и расширении военного производства, на изыскании и использовании новых сырьевых ресурсов страны.
 
Основные направления научных исследований нашли отражение в составленном в августе — сентябре 1941 г. первом плане работы учреждений Академии наук в условиях военного времени. Он включал более 200 тем, которые решали неотложные задачи военного производства.
 
Крупнейшие ученые страны, такие, как А. А. Байков, А. И. Берг, С. И. Вавилов, Б. Е. Веденеев, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, М. В. Келдыш, В. Л. Комаров, Г. М. Кржижановский, И. В. Курчатов, А. Н. Несмеянов, В. Н. Образцов, Д. Н. Прянишников, А. М. Терпигорев, А. Е. Ферсман, Е. А. Чудаков, О. Ю. Шмидт и другие, с началом войны выполняли ответственные задания ЦК партии, ГКО, СНК и Госплана СССР.
 
Перестройка научной работы в соответствии с нуждами обороны проводилась в сложных условиях. Многие ученые вступили добровольно в ряды Советской Армии и народного ополчения. В глубокий тыл эвакуировались научные учреждения и высшие учебные заведения Украины, Белоруссии, Прибалтики, ряда областей Российской Федерации, Москвы и Ленинграда. Только Академия наук СССР эвакуировала 35 своих учреждений. Наиболее крупными центрами сосредоточения эвакуированных научных сил явились районы Поволжья, Урала, Западной Сибири и Средней Азии, где развертывалась основная военно-промышленная база страны.
 
Советские ученые в условиях военного времени нашли наиболее целесообразные организационные формы решения сложных задач. Разработка комплексных тем требовала участия в них специалистов различных отраслей науки и производства. Для этого создавались комиссии, комитеты и советы ученых.
 
По инициативе президента Академии наук В. Л. Комарова в августе 1941 г. в Свердловске была создана комплексная Комиссия по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны. В ее состав вошли известные  ученые И. П. Бардин, Э. В. Брицке, В. П. Волгин, В. С. Кулебакин, В. А. Обручев, А. А. Скочинский, С. Г. Струмилин, Л. Д. Шевяков и другие. Своим самоотверженным трудом они оказывали помощь в развертывании на Урале военного производства, содействовали разработке методов выплавки новых марок металла, выявлению новых месторождений руд и т. д. Деятельность комиссии приобрела общегосударственное значение. ЦК партии и Советское правительство признали целесообразным расширить сферу ее работы на районы Западной Сибири и Казахстана.
 
Успешно работала комиссия ученых, созданная при городском комитете партии в Ленинграде и возглавлявшаяся академиком H. H. Семеновым. Комитеты ученых были созданы также в Магнитогорске, Сталинграде, Омске, Томске, Алма-Ате, Новосибирске и других промышленных центрах.
 
Многие ученые вели плодотворную работу непосредственно на предприятиях. Так, в цехах танкового завода в Нижнем Тагиле сотрудники Института электросварки Украинской академии наук во главе с академиком Е. О. Патоном применили скоростную автоматическую сварку танковой брони, что позволило увеличить выпуск танков.
 
Советские экономисты решали теоретические и практические проблемы планирования военного производства, организации труда, использования материальных и людских ресурсов в условиях войны.
 
Коммунистическая партия и Советское правительство всемерно способствовали скорейшему внедрению в производство новых открытий науки и технических достижений.
 
Могучим фактором мобилизации духовных и материальных сил тружеников советского тыла явилось социалистическое соревнование. Работая под девизом «Все для фронта, все для победы!», трудящиеся находили новые высокопроизводительные формы труда, изыскивали пути повышения его эффективности. Повсеместно развернулось движение многостаночников, за совмещение профессий, внедрение скоростных методов труда, движение двухсотников, трехсотников, а позже пятисотников и тысячников. Металлурги боролись за скоростные плавки, за получение максимального количества стали с одного квадратного метра пода печи; горняки — за внедрение многозабойного бурения; машиностроители выдвинули лозунг «Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт. Выполнять в дни войны две нормы». Женщины стали управлять сложными агрегатами. У доменной печи Ново-Тагильского металлургического завода встала горновым Ф. В. Шарунова, за пультом управления рельсобалочным станом Кузнецкого комбината — А. М. Михайлова, а подручным сталевара — Е. Я. Брагина. Их примеру последовали тысячи тружениц фабрик и заводов.
 
В машиностроении зачинателем внедрения новых методов высокопроизводительного труда, славного движения тысячников стал фрезеровщик Д. Ф. Босый, который с февраля 1942 г. многократно перевыполнял сменное задание. Его метод позволил широко использовать имевшиеся резервы производства и ускорить выпуск военной продукции. У новаторов появилось много последователей во всех отраслях народного хозяйства. Они добивались резкого повышения производительности труда путем освоения передовой техники, совершенствования производственных процессов, улучшения организации труда.
 
На ударных стройках Урала и Сибири в начале 1942 г. по примеру свердловского бетонщика В. Ф. Шалаева началось движение за овладение смежными профессиями. Вскоре только на стройках Челябинской области было около 4 тыс. строителей, овладевших второй специальностью.  
 
Не менее важно было в самые короткие сроки организовать подготовку рабочих массовых квалификаций. Мастер токарного дела Уралмашзавода П. К. Спехов в апреле 1942 г. призвал всех старых производственников в порядке соревнования взяться за обучение новых кадров непосредственно на рабочем месте. Сотни высококвалифицированных рабочих последовали его примеру.
 
Массовым становилось патриотическое движение молодых рабочих, которые по примеру комсомольско-молодежных фронтовых бригад М. Ф. Попова (Уралмашзавод) и В. Ф. Шубина (Горьковский автозавод) в различных отраслях военной экономики работали под лозунгом «В труде, как в бою». Появились десятки, а затем и сотни комсомольско-молодежных бригад, которые боролись за почетное звание «фронтовая бригада». Заказ для фронта они считали боевым заданием.
 
В конце июля 1941 г. повсеместно в стране началось создание фонда обороны из добровольных пожертвований денежных средств и материальных ценностей. По почину тружеников завода «Красный пролетарий» миллионы рабочих, служащих, деятелей науки и искусства ежемесячно отчисляли в фонд обороны часть своего заработка. В создании этого фонда активно участвовало и колхозное крестьянство. Из своих личных запасов колхозники внесли в него большое количество зерна, мяса, молока, сливочного масла, меда, фруктов, овощей, различных видов сырья, денежных средств.
 
В августе 1941 г. повсеместно развернулось движение за отчисление в фонд обороны трудодней, заработанных в колхозах. Осенью колхозники ряда районов сверх плана засеяли озимыми культурами «гектары обороны». Весной 1942 г. такие посевы были проведены во всех колхозах. При размещении первого военного займа в большинстве областей и республик почти все колхозники тут же полностью оплатили стоимость облигаций. Доля тружеников колхозной деревни составила 20 процентов суммы, полученной от реализации займа.
 
В некоторых районах создавались специальные мастерские, где изготовлялись теплые вещи для воинов. Эшелон за эшелоном отправляли трудящиеся подарки фронту.
 
Значительные средства поступали в фонд обороны от субботников и воскресников.
 
Всего по стране к 21 марта 1942 г. добровольные взносы трудящихся в фонд обороны составили 2 282 млн. рублей деньгами, 1 915 млн. рублей облигациями государственных займов, 7740 кг серебра, 89,1 кг золота. От колхозов и колхозников поступили десятки тысяч тонн продовольствия.
 
По инициативе комсомольцев проходил сбор средств на постройку танковых колонн, авиаэскадрилий и подводных лодок имени Ленинского комсомола.
 
5 сентября 1941 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О сборе среди населения теплых вещей и белья для Красной Армии». На местах эту работу проводили специальные комиссии, созданные при обкомах, крайкомах и ЦК компартий союзных республик. Общее руководство сбором теплых вещей осуществляла Центральная комиссия во главе с секретарем ЦК партии А. А. Андреевым. Только за три месяца 1941 г. (сентябрь — ноябрь) трудящиеся СССР собрали для советских воинов 1 млн. 175 тыс. пар валенок, свыше 500 тыс. полушубков и свыше 4,5 млн. других теплых вещей.  Большая помощь оказывалась семьям фронтовиков. Тысячами нитей Советская Армия была связана с родным народом, повседневно чувствуя его могучую поддержку.
 

* * *

Благодаря социалистическому способу производства перестройка народного хозяйства СССР на военный лад была осуществлена в исключительно короткий срок — к середине 1942 г. В ходе ее было в основном создано слаженное военное хозяйство страны. Ни одно капиталистическое государство с его глубокими социально-экономическими противоречиями не смогло бы справиться со столь сложной по характеру и столь грандиозной по объему задачей.
 
Усиление централизации в управлении народным хозяйством СССР позволило мобилизовать материальные и финансовые средства, направить их на расширение военного производства и создание прочного организованного тыла.
 
Перемещение производительных сил в глубокий тыл и перевод промышленности на военные рельсы превратили восточные районы в главный арсенал страны. Уже в марте 1942 г. выпуск военной продукции в этих районах достиг уровня производства к началу Великой Отечественной войны на всей территории Советского Союза.
 
Удельный вес продукции наркоматов военной промышленности в первой половине 1942 г. составлял около половины валовой продукции всей промышленности страны, а с учетом выполнения военных заказов предприятиями других наркоматов он достиг 70 — 80 процентов. Большая часть выпущенной продукции приходилась на районы Поволжья, Урала, а также Казахстана, Сибири, республик Средней Азии и Закавказья. Весомый вклад в развитие военного производства внесли Москва и прилегающие к столичной области промышленные районы Центра РСФСР.
 
Успешная перестройка социалистического народного хозяйства и перемещение значительной части производительных сил страны в сжатые сроки стали возможны благодаря беспримерному трудовому подвигу советского народа, руководству Коммунистической партии.
 
Страна была превращена в единый боевой лагерь, сила которого состояла в нерушимом единстве партии и народа, в дружбе наций и народностей СССР, в неразрывной связи фронта и тыла, армии и народа.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Фашистская агрессия против СССР

По теме

  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 6. Героическая оборона Ленинграда осенью 1941 г. Военные действия в Заполярье
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 6. Героическая оборона Ленинграда осенью 1941 г. Военные действия в Заполярье
    Героическое сопротивление защитников города привело к распылению сил группы армий «Север» по нескольким операционным направлениям. Фашистские войска...
  • Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Разрабатывая планы действий вооруженных сил США и Великобритании на Атлантическом и Западноевропейском театрах на вторую половину 1942 г., органы...
  • Том 3. Заключение
    Том 3. Заключение
    Первый период мировой войны длился около двадцати двух месяцев. За это время в нее было вовлечено почти тридцать государств с населением свыше 1...
  • Том 3. Глава 9. Война и Соединенные Штаты Америки
    Том 3. Глава 9. Война и Соединенные Штаты Америки
    Начало войны в Европе не было неожиданным для правящих кругов Соединенных Штатов Америки. Когда американский посол во Франции У. Буллит, получив...
  • Том 2. Глава 4. Нарастание угрозы Мировой войны
    Том 2. Глава 4. Нарастание угрозы Мировой войны
    Мюнхенский сговор был кульминацией провокационной политики Англии и Франции, за которыми стояло правительство США, политики поощрения фашистских...
  • Том 4. Заключение
    Том 4. Заключение
    Период с 22 июня 1941 г. по апрель 1942 г. занимает в истории второй мировой войны особое место. Именно в это время произошли события, которые...
  • Том 3. Глава 15. Антикоммунизм и фашистская идеология на службе агрессии
    Том 3. Глава 15. Антикоммунизм и фашистская идеология на службе агрессии
    В планах войны против Советского Союза наряду с мобилизацией военно-экономических ресурсов и расширением фашистского блока гитлеровцы отводили важное...
  • Том 6. Глава 1. Накануне исторического перелома
    Том 6. Глава 1. Накануне исторического перелома
    Более трех лет прошло с того времени, когда агрессивные государства втянули народы земного шара в самую кровопролитную и разрушительную в истории...
  • Том 5. Глава 4. Фашистский блок в условиях начавшейся затяжной войны
    Том 5. Глава 4. Фашистский блок в условиях начавшейся затяжной войны
    Провал немецко-фашистских стратегических планов, в основе которых была заложена идея «молниеносной войны», привел к банкротству и...
  • Том 3. Глава 10. Борьба народов капиталистических стран против фашистской агрессии и империалистического гнета
    Том 3. Глава 10. Борьба народов капиталистических стран против фашистской агрессии и империалистического гнета
    В течение первого периода войны фашистские государства силой оружия установили свое господство почти над всей капиталистической Европой. Кроме...
  • Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Важнейшими военно-экономическими мероприятиями явились мобилизация и перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для обеспечения...
  • Том 2. Глава 7. Срыв попыток международного империализма создать единый фронт против СССР
    Том 2. Глава 7. Срыв попыток международного империализма создать единый фронт против СССР
    Во второй половине 30-х годов в мире происходили важнейшие изменения. Они выражались в успешном строительстве социализма в СССР, росте активности...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 5. Глава 14. Военные действия на Средиземном море и в Северной Африке
    Том 5. Глава 14. Военные действия на Средиземном море и в Северной Африке
    Весной 1942 г. Средиземное море и Северная Африка по-прежнему были ареной вооруженной борьбы между Великобританией, с одной стороны, фашистской...
  • Том 4. Глава 15. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке зимой 1941-42 г.
    Том 4. Глава 15. Военные действия в Атлантике, на Средиземном море и в Северной Африке зимой 1941-42 г.
    Этой зимой 1941/42 г. немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось наращивать усилия в борьбе с судоходством союзников в Атлантике....
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Ленинград блокадной зимой 1941/42 г.
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Ленинград блокадной зимой 1941/42 г.
    Организаторами и душой обороны города были коммунисты Ленинграда, направлявшие волю сотен тысяч людей к единой цели — отстоять колыбель...
  • Том 3. Глава 18. Развитие материально-технической базы обороны Советского Союза
    Том 3. Глава 18. Развитие материально-технической базы обороны Советского Союза
    Возрастание опасности империалистической агрессии потребовало от Центрального Комитета Коммунистической партии и правительства СССР принятия важных...
  • Том 5. Глава 6. Оборона Сталинграда
    Том 5. Глава 6. Оборона Сталинграда
    В результате неудачного исхода операций, проведенных Советской Армией в мае — июне 1942 г., обстановка на советско-германском фронте изменилась в...