Том 3. Глава 14. Мобилизация военно-экономических ресурсов Германии и других стран фашистского блока


950

1. Захват германскими монополиями ключевых позиций 

в экономике капиталистической Европы

Используя результаты завоевательных походов вермахта, германские монополии энергично приступили к осуществлению своих давних глобальных планов экономической экспансии, стали инициаторами и главными организаторами ограбления народов Европы. Они прибирали к рукам экономику чужих стран, мобилизуя ее «на нужды рейха», грабя эти страны и беспощадно эксплуатируя их народы. Германский империализм видел свою задачу в том, чтобы с помощью вермахта и партийно-государственной машины гитлеровцев овладеть всеми господствующими позициями в европейской экономике. На состоявшемся 3 октября 1940 г. заседании большого совета имперской группы «Промышленность», этого главного штаба германских монополий, говорилось: «На ближайшие годы мы обязаны поставить себе цель, используя капиталы, захватить во всех областях наиболее прочные позиции в европейских предприятиях, особенно в промышленных, чтобы иметь возможность управлять на этой основе ходом событий».
 
В условиях войны усилился процесс перерастания германского монополистического капитализма в государственно-монополистический. Это выражалось в усилении деятельности монополий по удовлетворению потребностей агрессивной войны, в создании различных монополистических объединений и комитетов, наделенных правами государственных органов, в слиянии аппарата монополий с аппаратом фашистского государства и нацистской партии. Все это привело к появлению прообраза новой реалии империализма — военно-промышленного комплекса, который сосредоточивал в своих руках руководство политикой и экономикой государства.
 
В военной экономике Германии ведущую роль играло так называемое ведомство «четырехлетнего плана», в управления которого входили многочисленные представители могущественных групп финансового капитала. Так, 90 процентов всех служащих управления при генеральном уполномоченном по химии являлись людьми корпорации «ИГ Фарбениндустри».  Ставленники монополий занимали ведущее положение в имперском министерстве экономики, глава которого В. Функ был одновременно и председателем Рейхсбанка.
 
Верховным органом военно-хозяйственного управления являлся созданный незадолго до начала второй мировой войны совет министров по обороне империи.
 
С развитием военных действий возросла роль управления военной экономики и вооружений ОКБ. В марте 1940 г. было создано министерство вооружений и боеприпасов, на которое была возложена координация усилий различных ведомств и фирм в этой области.
 
Многочисленные государственно-монополистические органы и правления крупнейших концернов разрабатывали планы экономического ограбления оккупированных территорий и с помощью вермахта проводили в жизнь практические мероприятия по захвату промышленных и сырьевых ресурсов европейских стран.
 
В конце мая 1940 г. отдел хозяйственной политики министерства иностранных дел Германии разработал предложения по созданию «германского колониального рейха». На их основе была выдвинута идея «великого хозяйственного пространства» для Германии, которое включало бы Чехословакию, Польшу, Голландию, Бельгию, Люксембург, Данию и Норвегию. В дальнейшем предполагалось приобщить к нему всю Скандинавию и дунайские страны, а также Прибалтику. Германскую колониальную империю предусматривалось расширить за счет бывших немецких колоний в Африке, Бельгийского Конго, Французской Экваториальной Африки, британской Нигерии. В военной программе, предложенной летом 1940 г. концерном «Карл Цейсс», содержались мероприятия, которые должны были обеспечить германской промышленности «превосходство не только в европейской зоне, но и на всем мировом рынке». Предложения «ИГ Фарбениндустри», переданные министерству экономики в августе 1940 г., представляли собой программу захвата этим крупнейшим германским концерном ключевых позиций в мировой химической промышленности и установления «нового порядка» в Европе. 2 августа 1940 г. Геринг издал директиву, в которой говорилось о необходимости использовать во время войны каждый повод, чтобы дать германской экономике возможность проникнуть в интересующие ее хозяйственные объекты оккупированных стран.
 
Еще накануне нападения на ту или иную страну монополии снабжали верховное командование вермахта подробной информацией о значении ее экономики для усиления военно-экономического потенциала Германии и предъявляли фашистским властям и учреждениям вермахта заявки на приобретение тех или иных предприятий.
 
28 июля 1939 г. концерн «ИГ Фарбениндустри» направил в ОКБ подробный доклад о наиболее важных химических предприятиях в Польше. 16 февраля 1940 г. — за два месяца до нападения на Данию — контрразведка ОКБ запросила у правления концерна Круппа информацию относительно военных заводов этой страны.
 
Глава концерна «Металлургические заводы Рехлинга» в декабре 1940 г. обратился к Гитлеру с призывом начать вторжение вермахта на Балканы, чтобы захватить экономические ресурсы балканских стран.  Задолго до падения Франции магнаты германской металлургической промышленности завершили разработку планов использования железной руды и заводов Лотарингии.
 
Для завоевания господствующих позиций в европейской экономике монополии и государственные органы фашистской Германии использовали самые различные методы: от прямого грабежа до создания новых обществ и компаний смешанного типа с преобладанием германского капитала. Прибегая к шантажу, угрозам, закрытию предприятий, интенсивному экспорту капитала, скупке акций, отказу в предоставлении сырья и т. п., германские империалисты расширяли влияние своих банков и концернов, обеспечивали их господство и исключали конкуренцию других стран на мировом рынке. Экономическая экспансия германских монополий осуществлялась параллельно с насаждением на оккупированной территории режима фашистской диктатуры, системы жесточайшей эксплуатации и лишения трудящихся элементарных прав. Все это делалось во имя «нового порядка» в Европе и служило целям установления мирового господства германского империализма.
 
Германские крупные банки (Дрезденский, Немецкий и другие) присваивали себе имущество стран, оказавшихся под пятой захватчиков. Так, Дрезденский банк присвоил себе Земельный банк в Вене с его филиалами в Польше, Коммерческий банк в Кракове, Восточный банк в Познани, завладел в Праге Чешским учетным банком, в Югославии — Хорватским национальным банком, в Софии — Болгарским торговым банком, в Бухаресте — Обществом банков Румынии, в Будапеште — Объединенным венгерским кредитным банком, в Греции — Афинским банком, в Братиславе — Торгово-кредитным банком. Приобретения Немецкого банка были еще обширнее. Через узурпированные финансовые институты германские частные банки захватывали в свои руки важнейшие отрасли европейской промышленности, сотни крупных предприятий.
 
Не отставали от банков промышленные концерны. Концерн «Герман Геринг» захватил в Польше верхнесилезские угольные рудники, металлургические и другие заводы. Монополист Г. Хенкель завладел частью польских месторождений цинка, граф Н. Баллестрем вместе с Г. Крупном присвоил ряд металлургических заводов и горнодобывающих предприятий. В руки германских монополий перешли крупные трубопрокатные и металлургические заводы в Сосновце, горнопромышленный концерн «Банска Гутня». Польские фирмы по производству красителей «Борута», «Воля» и «Винница» стали собственностью «ИГ Фарбениндустри». В Голландии германский стальной трест «Ферайнигте шталъверке» завладел основным объединением тяжелой промышленности страны — Голландским королевским обществом доменных печей и сталелитейных заводов
 
В Норвегии немецкие монополии поставили под свой контроль предприятия горнодобывающей промышленности, металлургические, судостроительные заводы, предприятия химической, алюминиевой и других отраслей промышленности. «ИГ Фарбениндустри» подчинил себе концерн «Норвежское общество азота и гидроэлектроэнергии», концерн «Герман Геринг» присвоил Дундерландские железные рудники. Во Франции пять германских монополий поделили между собой металлургическую промышленность Лотарингии.  
 
В Югославии немецкий государственный концерн «Пройсаг» завладел крупнейшими медными рудниками «Бора», принадлежавшими ранее парижскому банку «Мирабо», горнозаводскими предприятиями, месторождениями свинца, цинка, молибдена, нефти и др. Один из филиалов «ИГ Фарбениндустри» захватил Боснийский электрозавод с электростанцией и проник в крупнейшее химическое предприятие — «Зорка». Немецкие монополии распространили свое господство также на югославские предприятия по перегонке древесины.
 
В ряде случаев владельцы предприятий и монополистических объединений оккупированных стран вступали в сотрудничество с германскими концернами, идя на создание многочисленных совместных компаний, в которых немецким монополистам принадлежала, однако, большая часть акций. Например, французский химический трест «Кюльман», второй по мощности в Европе после «ИГ Фарбениндустри», вместе с французскими фирмами «Сен-Дени» и «Сен-Клер дю Рон» были объединены в акционерное общество «Франколор». В нем «ИГ Фарбениндустри» получил 51 процент акций. Многие французские авиационные заводы поглотила германская компания «Юнкере». Несколько авиационных компаний были слиты в «Национальную компанию самолетостроения», которая изготовляла самолеты для германской армии. Восемь крупнейших предприятии автомобильной промышленности были объединены в концерн, производивший военное снаряжение.
 
В погоне за приобретением промышленных предприятий в оккупированных странах между германскими концернами развернулась острая борьба. Так, в 1940 — 1941 гг. произошла ожесточенная схватка между концернами Флика и Рехлинга за овладение расположенными в Лотарингии французскими металлургическими заводами «Ромбах», производившими до 1 млн. тонн стали в год. В письме Герингу 1 ноября 1940 г. Ф. Флик от имени своего концерна заявлял: «Группа моих заводов особенно подходит для управления лотарингскими заводами... Я был бы очень обязан Вам, дорогой рейхсмаршал, если бы Вы решили передать металлургические заводы «Ромбах» моей группе».
 
Подобные же мотивы для захвата французских предприятий выдвигал перед фашистскими властями Г. Рехлинг. В этой схватке победа досталась концерну Флика. С 1 марта 1941 г. он овладел французскими заводами «Ромбах».
 
Германские монополии не только подчинили себе промышленность оккупированных стран, но и поставили под контроль экономику своих европейских союзников и сателлитов: Румынии, Венгрии, Болгарии, Финляндии, Словакии, Хорватии. Создав специальное общество «Континенталь оль», германский капитал в 1940 г. захватил нефтедобывающую промышленность Румынии. Германские концерны взяли под своп контроль металлургическую и военную промышленность этой страны. Согласно подписанному 4 декабря 1940 г. германо-румынскому торговому договору, Румыния в экономическом отношении фактически превращалась в провинцию Германии. Мощные румынские концерны «Решца» и «Малакса», объединявшие металлургические, вагоностроительные и паровозостроительные предприятия, угольные шахты и заводы по производству артиллерийских орудий, превратились в собственность концерна «Герман  Геринг». В Венгрии германский капитал контролировал добычу бокситов, а в Финляндии — медеплавильные заводы и никелевые рудники Петсамо и многие лесоперерабатывающие предприятия. В Болгарии немецкие концерны захватили доминирующие позиции в производстве цинка, свинца и других цветных металлов. Концерн «Герман Геринг» подчинил себе металлургические заводы и рудники цветных металлов в Словакии.
 
Представление о том, в какой степени германские монополии контролировали экономику оккупированных и вассальных стран Европы, может дать сеть владений концерна «Герман Геринг», занимавшего третье место среди крупнейших германских монополий. В 1941 г. он контролировал всю металлургическую промышленность Австрии и Румынии, не менее половины производства чугуна и стали в Чехословакии и Польше, всю выплавку меди в Югославии, около 80 процентов добычи бурого угля в Судетах, а также более половины судоходства на Дунае. В полном подчинении концерна находилось 128 компаний в оккупированных Германией или зависимых от нее странах Европы. Кроме того, он установил частичный контроль над 28 другими компаниями.
 
Германский монополистический капитал в значительной степени подчинил своему влиянию экономику и таких стран Европы, как Швеция, Швейцария, Испания, Португалия, Турция. Еще до начала войны германские монополии владели на правах собственности или фактически распоряжались 617 филиалами и субсидируемыми фирмами в Швеции, Швейцарии, Испании и Португалии. Контроль над многими отраслями промышленности Испании германские монополии обеспечили еще раньше, во время гражданской войны в этой стране. В 1939 — 1940 гг. их проникновение в эти страны усилилось. Возросли капиталовложения германских концернов в шведской экономике, особенно в горнорудной и электротехнической промышленности. В Португалии они прибрали к рукам почти всю добычу вольфрама и олова, а в Турции — хромовой руды, выплавку меди, производство хлопка, кожи и табака.
 
Экономическая экспансия монополий Германии распространилась и за пределы Европы. Важным районом этой экспансии была Южная Америка. В Аргентине находилось не менее 100 филиалов германских фирм в различных отраслях промышленности и торговли. Стальной трест «Ферайнигте штальверке» на южноамериканском рынке не только сохранил свое господство, но и с началом войны значительно расширил его. Тресту удалось потеснить на этом рынке своих американских конкурентов.
 
Германские монополии стремились придать своим грабительским действиям на оккупированных территориях и в зависимых странах видимость законности. Они широко использовали, например, многосторонний клиринг, то есть систему безналичных расчетов путем зачета взаимных требований и обязательств. Официально речь шла о якобы обычных торговых отношениях. Однако клиринговые расчеты проводились таким образом, что поставщики не получали от Германии ничего взамен. Фашистские монополии не оплачивали поступающие из оккупированных стран товары ни германскими деньгами, ни эквивалентом товаров. Стоимость их заносилась по клирингу как долг Германии, а расчеты по клирингу переносились на «будущие времена».
 
Наибольшего размаха экономическая экспансия германских монополий достигла в таких странах, как Чехословакия и Польша. Здесь она осуществлялась в основном посредством безвозмездной передачи захваченных  заводов и фабрик германским фирмам, то есть путем открытого грабежа. Степень проникновения германских монополий в страны Западной Европы с помощью прямого захвата собственности была меньшей, но достаточно существенной, чтобы обеспечить преобладающую роль Германии в тяжелой металлургии, химической, электротехнической и горнорудной промышленности, а также в банковском деле. Как констатирует американский экономист А. Баш, «немцы приобрели абсолютный контроль над промышленностью и банками в оккупированных странах и странах-сателлитах».
 
В погоне за дальнейшим расширением сфер влияния германские монополии усиленно толкали фашистскую верхушку на новые территориальные захваты.
 

2. Использование Германией ресурсов порабощенной 

Европы для подготовки войны против СССР

Промышленные, сырьевые, продовольственные, валютные и людские ресурсы оккупированных германскими войсками, а также зависимых от фашистской Германии стран в массовом масштабе переключались на экономическое обеспечение агрессии против Советского Союза. Почти каждая из присоединенных, оккупированных и оказавшихся в сфере германского влияния стран открывала фашистской Германии новые возможности для получения важного промышленного сырья и материалов. В Австрии имелась железная руда, в Чехословакии — марганцевая руда, серный колчедан и древесина, в Польше — уголь, свинец и медь, в Румынии — нефть, в Венгрии — бокситы и серный колчедан, Италия давала серный колчедан, бокситы, свинец и цинк, Франция — уголь и железную руду и бокситы и т. п.
 
В ходе наступления германских войск в Польше управление военной экономики и вооружений ОКВ с помощью специальных военно-хозяйственных команд брало на учет продовольствие, горючее и другие ресурсы на захваченной территории и передавало их в распоряжение действующей армии или в резерв государства.
 
Верховное командование вермахта выполняло функции своеобразного «авангарда» германских монополий в разграблении захваченных территорий. Специальной директивой управления военной экономики и вооружений ОКВ от 16 июля 1940 г. предписывалось:
 
 — сырье, которое обнаружено в соответствии с указаниями, полученными хозяйственными подразделениями, подлежит отправке непосредственно в рейх;
 
 — станки, согласно списку, помещенному в приложении, и электромоторы, работающие от нормального напряжения, как необходимые для военной промышленности, также должны быть вывезены в рейх.
 
При перевозке предлагалось различать: а) трофеи — все сырье, полуфабрикаты и готовые изделия, находящиеся во владении или в собственности вооруженных сил противника; б) конфискованное имущество — сырье, полуфабрикаты и готовые изделия, не находящиеся во владении или собственности вооруженных сил противника, но которые по причинам потребности в них должны быть переданы промышленности рейха.
 
Для ограбления оккупированных стран и использования их экономических ресурсов гитлеровцы создали многочисленный аппарат. В Чехословакии,  Польше, Бельгии и Нидерландах действовали специальные инспекции по вооружению, подчиненные непосредственно управлению военной экономики и вооружений ОКБ. В Дании, Норвегии, а также во Франции были созданы германские штабы военной экономики. Гитлеровскому военно-экономическому штабу в Париже были подчинены три специальные инспекции по вооружению. Кроме того, эксплуатацией французской экономики занималась комиссия по перемирию с Францией и подчиненные ей комиссии в ряде французских городов. В Югославии действовал германский штаб военной экономики для Сербии, а для Хорватии была учреждена должность уполномоченного. На оккупированной территории Греции была создана специальная хозяйственная команда в городе Салоники с филиалом в Афинах.
 
Главными задачами многочисленных германских органов военно-экономического управления были контроль за выполнением заказов вермахта на оккупированных территориях и мобилизация производственных, сырьевых, транспортных и людских ресурсов в пользу Германии. Эти органы представляли собой составную часть фашистского оккупационного режима и играли немалую роль в ограблении и угнетении порабощенных народов Европы.
 
В первую очередь германские оккупационные власти вывозили из захваченных стран станки и оборудование, стратегическое сырье и материалы, нефтепродукты и транспортные средства. В оккупированной части Франции, например, были конфискованы агрегаты для нефтеперерабатывающей промышленности, подъемные краны и специальные силовые установки для строительства баз подводных лодок, почти все крупные металлообрабатывающие станки, сложное оборудование для горнодобывающей промышленности и т. д.. Общая стоимость вывезенного из Франции промышленного оборудования и станков составила около 9,8 млрд. франков.
 
Большое внимание обращалось на вывоз из европейских стран стратегического сырья и материалов. Только в оккупированных районах Франции и Бельгии до конца 1940 г. гитлеровцы конфисковали 135 тыс. тонн меди, 20 тыс. тонн свинца, 9,5 тыс. тонн цинка, 9 тыс. тонн никеля и 9 тыс. тонн алюминия.
 
Стратегическое сырье вывозилось также из неоккупированных областей Франции. В сентябре 1940 г. из Южной Франции было доставлено в Германию сразу 5 тыс. тонн натурального каучука и 10 тыс. тонн алюминия, а затем начиная с сентября 1940 г. правительство Виши ежемесячно направляло гитлеровцам по 3 тыс. тонн алюминия, 300 тонн магния, 2 тыс. тонн глинозема и значительное количество бокситов. Из вишистской Франции в Германию поступала помимо этого железная руда, фосфаты, кобальтовая руда, графит, специальные и растительные масла, значительное количество продовольствия. С помощью правительства Виши фашистская Германия получала некоторые виды стратегического сырья с других континентов.
 
Из Польши гитлеровцы вывезли все новые американские станки, которыми были оборудованы некоторые польские военные предприятия. Много станков и оборудования они захватили в Бельгии, Голландии и остальных оккупированных странах. Осенью 1940 г. управление военной  экономики и вооружений ОКБ организовало выставку захваченных «станков, в основном новейших, чтобы продемонстрировать германским монополиям возможности увеличения производительности труда на военных предприятиях.
 
В оккупированных странах Европы гитлеровцами было захвачено много транспортных средств. В Бельгии они реквизировали 74 тыс. железнодорожных вагонов (65 процентов всего подвижного состава) и 351 тыс. автомашин (более 90 процентов общего количества автомобилей в этой стране). Из Франции до лета 1941 г. они угнали 5 тыс. паровозов и 250 тыс. вагонов. Французскими и другими трофейными автомашинами было оснащено не менее 92 дивизий вермахта.
 
Всего до 1941 г. гитлеровцы захватили в оккупированных странах Европы различных материалов и имущества на сумму 9 млрд. фунтов стерлингов, что вдвое превышало довоенный национальный доход Германии.
 
С лета 1940 г. фашистская Германия расширила масштабы экономического ограбления вассальных и нейтральных стран. С июля по сентябрь Румыния увеличила ежемесячные поставки нефти в Германию со 170 тыс. тонн до 250 тыс. тонн, что на 60 процентов удовлетворяло потребность Германии в нефти. Венгерское правительство обязалось в 1940 г. предоставить Германии 830 тыс. тонн бокситов. Из Югославии с лета этого года гитлеровцы начали получать ежемесячно по 2,5 тыс. тонн сырой меди, которую югославы раньше вывозили во Францию. Поставки свинца и свинцовых концентратов из Югославии в Германию в 1940 г. по сравнению с 1938 г. увеличились в 12 раз.
 
Для военно-экономического потенциала Германии исключительно большое значение имела шведская железная руда. В каждом немецком орудии и танке содержалось до 30 процентов шведского металла.
 
Гитлеровцы довольно широко использовали экономические ресурсы Испании. Они получали из этой страны железную и медную руды, цинковый и свинцовый концентраты, серный колчедан, вольфрам и некоторые другие материалы.
 
Оккупированные и зависимые страны поставляли в большом количестве сельскохозяйственную продукцию в Германию. С апреля 1940 г. до конца марта 1941 г. из Дании она получила 83 668 тонн масла, 159 686 тонн свинины, 97 384 тонны говядины, 59 381 тонну яиц, 73 тыс. тонн сельди, а также фрукты и зерно. Франция должна была поставлять в Германию ежегодно около 750 тыс. тонн пшеницы, большое количество молока, сыра и вина. Много сельскохозяйственных продуктов вывозилось гитлеровцами из Польши, Югославии, Болгарии, Румынии, Словакии, Голландии и других стран.
 
Наряду с вывозом оборудования, сырья и продовольствия из оккупированных стран Германия использовала их производственные мощности для выпуска различных видов вооружения и другой продукции, необходимой для ведения войны. Например, до середины апреля 1941 г. французская промышленность изготовила для Германии 13 тыс. грузовых  автомобилей, 3 тыс. самолетов, 1 млн. снарядов и т. д.. Датские верфи с 9 апреля 1940 г. по 31 декабря 1941 г. отремонтировали 174 германских торговых судна. Производство военных материалов и вооружения гитлеровцы организовали в Бельгии, Чехословакии, Польше, Норвегии и других оккупированных странах Европы. В начале 1941 г. по заказам вермахта в этих странах работало около 5 тыс. промышленных предприятий(см. таблицу).
 
Таблица 12. Заказы вермахта на вооружение в оккупированных странах Европы на 1 апреля 1941 г.
Наименование страны (территории)Количество предприятий, привлеченных к выполнению заказовСтоимость заказов (в тысячах рейхсмарок)
Генерал-губернаторство (Польша)271 263 250 
Дания26851523
Норвегия27559 005
Голландия640759 296
Бельгия — Северная Франция1980485 350
Франция (оккупированная часть)14421 699 032
Всего48763 317 456
 
Как видно из таблицы, в наибольшей степени для нужд вермахта использовались производственные мощности Франции, Голландии и Бельгии. Значительными были военные заказы и на бывших польских предприятиях. Чехословакия, Люксембург, Австрия, Эльзас, Лотарингия, которые гитлеровцы рассматривали как территории рейха, использовались еще более интенсивно для выполнения заказов германских вооруженных сил. Таким образом, накануне нападения на СССР Германия получила широкую возможность увеличить военное производство за счет промышленности оккупированных стран.
 
На захваченных территориях, как правило, производились не готовые образцы вооружения, а главным образом их узлы, которые для сборки доставлялись в Германию. Геринг сразу же после оккупации Франции подписал на этот счет специальную директиву. Так фашистские главари старались предотвратить накапливание вооружения на оккупированных территориях и воспрепятствовать диверсионным актам и саботажу на самих предприятиях.
 
Оккупированная Европа, кроме того, служила для фашистской Германии важным источником рабочей силы. В стране с ростом численности вооруженных сил стала очевидна, особенно с лета 1940 г., нехватка рабочих рук в промышленности и сельском хозяйстве. Монополии и фашистские власти рассчитывали восполнить эту нехватку за счет насильственного угона в Германию рабочих из захваченных стран. В строго конфиденциальной памятной записке имперской группы «Промышленность» от 1 августа 1940 г. высказывалось требование, чтобы «для большинства видов работ, являющихся простыми, второстепенными и примитивными, применялась не немецкая сила, а наоборот, чтобы подобные работы выполнялись исключительно лицами, принадлежащими к так называемым вспомогательным народам (преимущественно славянам и т. д.)».  
 
Руководствуясь этим принципом, гитлеровцы насильственно угоняли в Германию на рабский труд население оккупированных территорий. За людьми охотились на улицах, в кино, в частных домах и даже в церквах. Действия фашистов напоминали самые темные дела времен работорговли. Для принудительного труда широко использовались и военнопленные.
 
8 мае 1940 г. в Германии находилось почти 1,2 млн. иностранных рабочих, насильственно вывезенных из оккупированных стран для принудительного труда, главным образом из Польши. За год их численность увеличилась в 2,6 раза и в мае 1941 г. достигла 3,1 млн. человек, что составило почти
 
9 процентов всей рабочей силы в Германии (см. таблицу).
 
Таблица 13. Численность рабочей силы в Германии в 1939 — 1941 гг. (млн. человек)
Год и месяц
 
Общая численность рабочей силыНемецкие гражданские рабочиеИностранные рабочие, насильственно угнанные в Германию
всегомужчинженщинвсегомужчинженщин
1939, май39,139,124,514,6
1940, май36,034,820,414,41,21,00,2
1941, май35,233,118,914,23,12,70,4
 
Фашистское руководство Германии, заинтересованное в привлечении Италии к активному участию в войне против СССР, частично использовало военно-экономические ресурсы оккупированных стран для поддержки своего основного европейского союзника. С началом войны в Италии стал ощущаться недостаток продовольствия и промышленного сырья, ухудшилось снабжение углем, нефтью, ранее доставлявшимися из различных государств морским путем. Удельный вес морских перевозок резко сократился, а итальянский железнодорожный транспорт оказался неподготовленным к работе в напряженных условиях. Италия располагала значительными запасами бокситов, которые частично экспортировала в Германию, но ей не хватало меди, олова, никеля и других цветных металлов, а также хлопка. В то же время итальянская промышленность быстро расширялась. Росли крупные предприятия, работающие на войну: «Фиат» (производство автомобилей и самолетов), «Монтекатини» (химическое производство), «Эдисон» (электротехническое оборудование и приборы), «Пирелли» (резиновое производство), «Бреда» (вооружение). Для обеспечения интенсивной работы разросшейся итальянской военной промышленности Германия вынуждена была проявлять известную заботу о снабжении своего союзника сырьем и топливом. После переговоров генерала Томаса с итальянским генералом К. Фавагроссой в январе 1941 г. в дневнике управления военной экономики и вооружений ОКБ появилась такая запись: «В хозяйственном отношении Италия совсем не подготовлена к вступлению в войну. Сырья имеется недостаточно, наличных запасов, по итальянским данным, хватит в наилучшем случае на 2 — 3 месяца. Самое узкое место — каучук и нефть. Военная промышленность работает в одну смену и использует лишь 25 процентов своих возможностей, так как не хватает и угля (запасы только на 1 месяц), и сырья». Гитлер согласился  ежемесячно поставлять итальянцам миллион тонн угля и дал указание передать Италии для полного оснащения десяти пехотных дивизий захваченное во Франции вооружение и боевую технику, в том числе 250 танков и 1 тыс. грузовых автомобилей.
 
Для подготовки к войне против Советского Союза фашистская Германия интенсивно использовала промышленные, сырьевые, продовольственные и трудовые ресурсы оккупированных стран, экономику зависимых и нейтральных государств Европы.
 

3. Рост военно-экономического потенциала 

Германии и других стран фашистского блока

Одним из результатов военных побед Германии и ее союзников в Европе в 1939 — 1941 гг. было значительное увеличение военно-экономического потенциала стран фашистского блока. В распоряжение гитлеровцев поступили ресурсы союзников Германии и оккупированных стран Европы (см. таблицу).
 
Таблица 14. Основные показатели военно-экономического потенциала фашистской Германии к середине 1941 г. (годовое производство)
Показатели
 
Германия с АвстриейЕвропейские союзники ГерманииОккупированные Германией страны
 
Всего
 
 
Увеличение ресурсов Германии за счет союзников и оккупированных стран
Площадь (тыс. кв. км)554 801 1922 32775,9 раза 
Население (млн. человек)76 78 129 283 3,7 раза 
Электроэнергия (млрд. квт-ч)52 
 
15 
 
43 
 
110 
 
2,1 раза 
Каменный уголь (млн. т)18521613481,9 раза
Железная руда (млн. т чистого железа)3,40,522,426,37,7 раза
Медная руда (тыс. т чистой меди)31167993,2 раза
Бокситы938481176211722,8 раза
Нефть (млн. т)0,58,70,810,020,0 раза
Чугун (млн. т)16,31,420,237,92,3 раза
Сталь (млн. т)20,03,220,443,62,2 раза
Алюминий (тыс. т)13123642181,7 раза
Автомобили (тыс. шт.) 333 75 268 676 2,0 раза
Зерновые (млн. центнеров) 1361482645484,0 раза
Крупный рогатый скот (млн.голов)22,915,345,4 83,63,7 раза
Свиньи (млн. голов) 26,79,927,864,42,4 раза
Шерсть (тыс. т) 19,659,759,4138,77,1 раза
 
Как видно из таблицы, возможности военной экономики Германии в результате оккупации многих стран Европы и присоединения к фашистскому блоку ряда европейских государств увеличились более чем в 2 раза по производству электроэнергии, чугуна, стали, автомобилей, почти в 2 раза — по добыче каменного угля и выплавке алюминия, в 3,2 раза — по добыче медной руды. В десятки раз возросли ресурсы гитлеровцев по нефти и бокситам. Они могли распоряжаться продовольственными ресурсами, оккупированных и зависимых стран, в 2 — 3 раза превышавшими германские.  
 
Используя сырьевые ресурсы оккупированных и зависимых страны повышая расходы на военные нужды, Германия в 1939 — 1941 гг. увеличила производство и запасы многих важнейших видов продукции и вооружения. В 1941 г. по сравнению с 1939 г. непосредственно в Германии производство чугуна и стали возросло на 28 процентов, цветных металлов — на 35, моторного топлива — на 56, добыча угля — на 23 процента. Значительно возросло производство нефтепродуктов (с учетом ввоза): с 8,2 млн. тонн в 1939 г. до 10 млн. тонн в 1941 г.. До войны обогнав США и Канаду по выплавке алюминия, Германия в 1940 — 1941 гг. вместе с оккупированными странами еще больше увеличила производство этого важного стратегического сырья. В 1940 и 1941 гг. в Германии было выпущено около 300 тыс. станков. В 1941 г. их насчитывалось в 2 раза больше, чем у Англии, и в 3 раза больше, чем у Советского Союза.
 
Определенная часть возросших экономических ресурсов Германии использовалась для создания стратегических резервов. Накопленные к лету 1940 г. в Германии запасы алюминия обеспечивали потребность военной экономики в течение 13 месяцев, меди — 9, марганца и никеля — 7, свинца — 12, цинка — 13, олова — более 20 месяцев. Запасов нефтепродуктов могло хватить на 7 месяцев.
 
Учитывая огромные масштабы военных действий против СССР, немецко-фашистское руководство уделяло много внимания созданию большого резерва локомотивов и другого транспортного подвижного состава. Был увеличен выпуск паровозов и вагонов, а также ввоз их из оккупированных стран Европы. Общее количество паровозов, находившихся в распоряжении Германии, возросло с 20,2 тыс. в 1938 г. до 27,4 тыс. в 1941 г., а число товарных вагонов — соответственно с 605 тыс. до 790 тыс..
 
Накануне и в первый период войны фашистская Германия создала значительные продовольственные резервы. За счет ограбления оккупированных стран Западной, Восточной и Юго-Восточной Европы продовольственное обеспечение немецкого населения и вермахта улучшилось.
 
Непосредственно перед нападением на Советский Союз германские империалисты разработали и осуществили на практике ряд новых организационных мер для форсирования производства вооружения и пополнения запасов угля, нефти, цветных и черных металлов и другого стратегического сырья. В целях сосредоточения главных усилий монополий на производстве вооружения в ноябре 1940 г. был образован комитет «Оружие», председателем которого стал представитель фирмы «Фридрих Крупп АГ» Эрих Мюллер. Согласно директиве от 4 декабря 1940 г. совета вооружений имперской группы «Промышленность» перед комитетом стояла задача наладить сотрудничество между военными предприятиями и всеми средствами содействовать выполнению производственных заданий, которые будут даны промышленности различными родами войск вермахта.  
 
Для мобилизации всех энергетических ресурсов в начале 1941 г. были созданы имперские производственные объединения «Нефть» и «Уголь». Ведущую роль в них играли представители крупнейших германских концернов.
 
Крупные мероприятия проводились непосредственно по военно-экономическому обеспечению плана «Барбаросса». Как отмечал генерал Томас, «подготовка агрессии со стороны управления военной экономики и вооружений велась с большой энергией и в огромных масштабах». 2 августа 1940 г. на совещании в Берхтесгадене Кейтель сообщил Томасу о переориентации стратегических замыслов германского руководства с Англии на Советский Союз и необходимости обратить главное внимание на выпуск военных самолетов, строительство подводных лодок и вооружение танковых войск. Руководство ОКБ поручило управлению военной экономики и вооружений предусмотреть техническое оснащение 180 дивизий, в том числе 20 танковых.
 
Военно-экономические учреждения Германии развернули бурную деятельность по обеспечению плана «Барбаросса».
 
28 сентября 1940 г. за подписью Гитлера был издан приказ о предоставлении «производственных отпусков» военнослужащим вермахта. Согласно приказу планировалось в ближайшие шесть месяцев временно направить в военную промышленность не менее 300 тыс. солдат из числа высококвалифицированных рабочих, чтобы увеличить производство вооружения и боевой техники, необходимых для войны против СССР. Уже к концу ноября 1940 г. 98 тыс. солдат работали на военных предприятиях. В дальнейшем их число увеличилось до 500 тыс. В апреле 1941 г. они были возвращены в вермахт.
 
Использование этой квалифицированной рабочей силы в значительной степени способствовало росту выпуска вооружения накануне нападения Германии на Советский Союз.
 
Придавая исключительное значение бронетанковым войскам в «молниеносной войне» против СССР, гитлеровское руководство в 1940 — 1941 гг. обратило особое внимание на увеличение производства танков. Командование сухопутных сил вермахта в январе 1941 г. потребовало от министерства вооружений и боеприпасов немедленного увеличения производственных мощностей танковой промышленности, чтобы через год достичь ежемесячного выпуска 1250 танков и штурмовых орудий. По сравнению с уровнем 1940 г. это означало рост более чем в 6 раз. Однако вскоре пришлось ограничиться цифрой ежемесячного производства танков лишь в 600 единиц.
 
В 1941 г. производство танков и штурмовых орудий возросло. Их среднемесячный выпуск увеличился со 180 в 1940 г. до 270 в первом полугодии 1941 г..
 
Важную роль в увеличении танкового парка Германии сыграли захваченные гитлеровцами чешские заводы, которые в первой половине 1941 г. давали одну пятую поступавших на вооружение вермахта машин.  
 
Таблица 15. Рост производства танков и штурмовых орудий в Германии в первом полугодии 1941 г.
 
Время
 
Типы танков, шт. 
Штурмовые орудия, шт.
 
Всего танков и штурмовых орудий
T-II
 
 
Т-38 (чешский)T-III
 
 
T-IV
 
 
командирскийитого
 
 
1-й квартал71482888560588104692
2-й квартал4219240010341778151929
Всего4934068818810113662551621
 
Рост производства танков позволил фашистской Германии оснастить новые танковые дивизии для нападения на СССР и почти в два раза увеличить общее количество машин по сравнению с сентябрем 1939 г.. Вместо легких танков T-I и Т-П в армию поступало все больше средних танков T-III и T-IV, вооруженных более мощными скорострельными пушками. С учетом опыта войны на Западе в танках T-III и T-IV была увеличена толщина лобовой и бортовой брони, а на танке T-III вместо 37-мм пушки была установлена длинноствольная пушка калибром 50 мм. С 1940 г. в войска стали поступать бронетранспортеры на колесно-гусеничном шасси, которые в основном предназначались для моторизованных и танковых дивизий.
 
21 июня 1941 г. была образована специальная комиссия для объединения усилий по производству бронетанковой техники. «Обширная программа производства танков, — говорилось в распоряжении о создании комиссии, — стоит по срочности в общей программе вооружения армии на первом месте. Она служит основой для создания механизированных подразделений и тем самым боеспособности армии вообще. Поэтому абсолютно необходимо немедленно объединить все военные, технические и производительные силы государственного и частного сектора для осуществления единого планирования, испытания и производства».
 
Форсировался выпуск военных самолетов. К моменту нападения на Советский Союз германская авиация потеряла безвозвратно около 5,5 тыс. самолетов. Эти потери восполнялись путем расширения производства на старых авиационных заводах и строительства новых предприятий. В 1940 г. в Германии было произведено 10 247 самолетов всех видов, а в 1941 г. — 12 401. Если в 1940 г. в месяц выпускалось около 850 самолетов, то в 1941 г. среднемесячное производство их достигло 1030. С 1 августа 1940 г. по 22 июня 1941 г. парк военно-воздушных сил Германии за счет производства новых и ремонта поврежденных самолетов увеличился на 7682 боевые машины. Особое внимание обращалось на увеличение производства истребителей. Их выпуск в 1941 г. возрос по сравнению с предыдущим годом на 36 процентов. Рост осуществлялся, в частности, за счет сокращения выпуска учебных самолетов.  
 
После войны с Польшей некоторой модернизации подвергся авиационный парк фашистских ВВС. Разведывательные самолеты типа «Хейнкель-45» и «Хейнкель-46» были сняты с вооружения. Увеличивалось производство разведывательных самолетов «Фокке-Вульф-189». Особый упор был сделан на модернизацию пикирующих бомбардировщиков, истребителей и самолетов дальней разведки, обладающих большой скоростью и дальностью полета. Бомбардировщики «Юнкерс-87», «Юнкерс-88», «Хейнкель-111» и «Дорнье-17» получили более мощные моторы. Наряду с этим большое внимание уделялось производству самолетов новых образцов.
 
В мае — июне 1941 г. командование вермахта пришло к выводу, что количество имеющихся истребителей обеспечивает потребности плана «Барбаросса». Усилия были переключены на увеличение выпуска бомбардировщиков. Предусматривалось, что они будут использованы не только для поддержки наземных частей, но и для нанесения ударов по глубинным районам Советского Союза и осуществления патрульной службы над оккупированной территорией. К моменту нападения на СССР боевой состав немецко-фашистской авиации состоял на 31 процент из истребителей и на 69 процентов — из бомбардировщиков и разведчиков.
 
Чтобы максимально использовать опыт ведущих авиационных компаний для увеличения производства военных самолетов, 14 мая 1941 г. Геринг образовал специальный промышленный совет. Его основная задача состояла в координации деятельности различных групп авиационной промышленности, помощи компаниям в получении сырья и полуфабрикатов.
 
Были приняты меры по увеличению выпуска других видов вооружения. Так, возросло производство автоматов, пулеметов, противотанковых ружей, минометов, артиллерийских орудий. Среднемесячное производство артиллерийско-стрелкового вооружения в 1941 г. было почти в 1,8 раза выше уровня 1939 г. (таблица 16).
 
В программе военного производства фашистской Германии важное место отводилось увеличению выпуска боеприпасов. Разъясняя новую программу развертывания вооружений на совещании инспекторов по военной экономике 13 сентября 1940 г., Томас отмечал необходимость создания запаса боеприпасов, обеспечивающих 12-месячную потребность. В 1940 г. на их долю приходился почти 41 процент общей стоимости производимого вооружения. В ходе боевых действий на Западе расход боеприпасов немецко-фашистскими войсками оказался значительно ниже запланированного уровня. Поэтому в конце 1940 г. и особенно в первой половине 1941 г. производство боеприпасов было существенно сокращено и увеличен выпуск вооружения, в частности танков. В 1941 г. производство боеприпасов (без авиабомб) уменьшилось по сравнению с 1940 г. на 37 процентов: с 865 тыс. тонн до 540 тыс. тонн. Однако продолжалось наращивание производства пороха, взрывчатых веществ, снарядов для зенитных орудий, авиабомб. Впоследствии оказалось, что планы производства боеприпасов, составленные на основе опыта «молниеносных» кампаний на Западе, не обеспечивали потребностей вермахта на советско-германском фронте.  
 
Таблица 16 Производство артиллерийско-стрелкового вооружения в Германии (тыс. шт.)
Вооружение
 
1940 г.1941 г.
Винтовки и карабины13521359
Автоматическое оружие для пехоты171325
Минометы44,2
Артиллерийские орудия калибром свыше 75 мм6,17,2
 
Продолжался рост военно-морских сил Германии, хотя фашистское руководство и отводило им второстепенную роль в войне против Советского Союза. За период с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. было завершено строительство линейного корабля «Бисмарк», тяжелых крейсеров «Принц Эйген» и «Адмирал Шеер». Особое внимание обращалось на выпуск подводных лодок. Если за пять предвоенных лет было построено 57 подводных лодок, то с начала войны по июнь 1941 г. — 147. Увеличилось число подводных лодок, находившихся в строительстве: к началу войны их было 61, к началу 1940 г. — 238, к началу 1941 г. — 428.
 
Фашистская Германия готовилась и к химической войне против Советского Союза. Увеличивалось производство отравляющих веществ и химических снарядов. В служебном дневнике генерал Гальдер 20 ноября 1940 г. записал, что запас химических снарядов первой очереди — 1,3 млн. штук для легких и тяжелых полевых гаубиц — будет создан к 1 апреля 1941 г. Планировалось подготовить через три месяца после начала химической войны против СССР запас второй очереди в тех же размерах. Затем каждые три месяца предполагалось пополнять запас таким же количеством снарядов. Общий запас отравляющих веществ в конце 1940 г. составлял 10 тыс. тонн. Для их массового применения был разработан шестиствольный химический миномет с дальностью стрельбы 6 километров. Численность химических войск к началу 1941 г. была в 10 раз больше, чем перед войной.
 
Предпринятые гитлеровцами усилия во второй половине 1940 — первой половине 1941 г. по развитию военной экономики привели к тому, что увеличился среднемесячный выпуск танков, самолетов, подводных лодок и других видов вооружения. Многие из них были модернизированы. К июню 1941 г. было обеспечено техническое оснащение более 200 дивизий сухопутных войск.
 
Однако валовой объем промышленного производства Германии за 1940 г. был несколько ниже уровня предыдущего года. В 1941 г. происходил рост производства, но и он не достиг уровня 1939 г. (таблица 17).
 
Снижение общего уровня производства в 1940 — 1941 гг. произошло из-за сокращения производства предметов потребления, в то время как выпуск машин, оборудования и вооружения возрастал. С 1939 по 1941 г. производство предметов потребления в Германии снизилось примерно на 4 — 5 процентов, а производство основных видов промышленного сырья и материалов увеличилось приблизительно на 12 процентов. Доля выпуска вооружения по отношению к общей промышленной продукции  возросла с 9 процентов в 1939 г. до 16 процентов в 1941 г.. Общий объем производимого в Германии вооружения летом 1941 г. был на три четверти больше, чем к началу второй мировой войны. Однако рост военного производства Германии в 1940 — 1941 гг. осуществлялся не в полную силу.
 
Таблица 17. Индексы промышленного производства в Германии
1938 г.1939 г.1940 г.1941 г.
100106102105
 
Это объяснялось тем, что, во-первых, давали себя знать противоречия в развитии военной экономики фашистской Германии, связанные с капиталистическим характером производства. Несмотря на громкие фразы о первоочередности удовлетворения общих интересов немецкой нации, германские монополии прежде всего заботились о собственных барышах. Между ними шла острая конкурентная борьба, которая продолжалась и в условиях войны, а это снижало эффективность использования имевшихся у страны экономических возможностей.
 
Во-вторых, гитлеровское руководство, ориентируясь на «молниеносную войну», явно недооценивало значение экономического фактора в вооруженной борьбе против СССР. Оно полагало, что накопленного вооружения и боеприпасов будет достаточно для разгрома Советского Союза, и поэтому не предусматривало значительного расширения военной экономики в ходе самой войны. В этом нашел свое отражение авантюристический характер концепции плана «Барбаросса».
 
Наконец, в-третьих, более полному использованию экономических возможностей фашистской Германии мешало и то, что в стране не было единого управления военной экономикой. Несмотря на создание большого количества различных ведомств, советов, комитетов, групп и т. д., призванных регулировать военное производство, в развитии экономики продолжала давать о себе знать стихия капиталистического хозяйства, не поддающегося единому планированию.
 
Союзники Германии по агрессивному блоку — Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Финляндия, Словакия — под нажимом гитлеровской Германии форсировали переключение своей экономики на военные рельсы, которая становилась составной частью военно-экономического потенциала фашистского блока.
 
Значительные возможности для производства вооружения имела Италия. Она располагала довольно развитой машиностроительной промышленностью, строила мощные линкоры, производила турбины и автомобили. Правители Италии стремились использовать корпоративную систему, являвшуюся своеобразной формой государственно-монополистического капитализма, для увеличения военно-экономического потенциала страны. Декретом от 31 декабря 1940 г. на министерство корпораций была возложена «закупка, реквизиция, хранение и распределение всех видов сырья». Верховная комиссия обороны, созданная при главе государства,  ведала военно-экономическими вопросами, координировала деятельность экономических ведомств и комиссий, осуществляла связь государственных органов с монополиями.
 
Несмотря на предпринятые правящими кругами усилия, в Италии в первые годы войны добывалось всего 4,5 млн. тонн угля в год. Это удовлетворяло ее нужды лишь на 20 — 25 процентов. Потребность Италии в нефти в военное время составляла около 3 млн. тонн, тогда как в стране добывалось до войны 13 тыс. тонн и из оккупированной Албании могло поступить 200 тыс. тонн в год. Правда, Италия располагала значительными ресурсами гидроэнергии, что частично компенсировало недостаток угля и нефти. Имела она и запасы серы, ртути, бокситов, цинка, свинца. Однако у нее почти совсем не было никеля, хрома и вольфрама и таких цветных металлов, как медь и олово.
 
С началом второй мировой войны Италия резко увеличила добычу бокситов — с 360 тыс. тонн в 1938 г. до 530 тыс. тонн в 1940 г. Высокими темпами возрастало производство алюминия. Его выплавка в 1941 г. достигла 47 тыс. тонн. Повысив загрузку старых предприятий и развернув строительство новых, Италия к 1941 г. увеличила выжиг кокса и выплавку черных металлов. В 1941 г. было произведено 2,6 млн. тонн стали (по сравнению с 2 млн. тонн в 1937 г.).
 
Для обеспечения роста военного производства в Италии был продлен рабочий день, введена многосменная работа, сокращен выпуск гражданской продукции.
 
Военная продукция в Италии производилась в основном на заводах, построенных задолго до войны и имевших устаревшее оборудование. Это не обеспечивало выпуска новых видов вооружения в достаточном количестве. К тому же производство военной продукции ограничивалось дефицитом сырья. Если людские ресурсы страны позволяли иметь 120 — 150 дивизий, то из-за недостатка вооружения состав ее армии не превышал 75 — 80 дивизий. Ко времени вступления Италии во вторую мировую войну в ее бронетанковых силах имелось 1500 танков, большинство которых составляли трехтонные танкетки. Средних 11-тонных танков было всего 70. Авиация насчитывала 3434 самолета различных типов. По тактико-техническим данным итальянские самолеты, как правило, уступали иностранным. Месячное производство самолетов составляло до 250 машин.
 
Хортистская Венгрия накануне войны приняла пятилетнюю программу вооружений. В 1939 — 1940гг. венгерское правительство поставило под военный контроль около 900 предприятий. Для увеличения военного производства правящая клика использовала источники сырья на захваченных ею территориях: в Трансильвании, Словакии, Закарпатской Украине. Все сырье, которое не вывозилось в Германию, хортисты направляли на производство вооружения. Бюджетные ассигнования на военные нужды возросли с 16 процентов в 1937 — 1938 гг. до 36 процентов в 1941 г..
 
В Финляндии в 1939 г. процесс военизации экономики шел полным ходом и не прекращался после заключения мирного договора с Советским Союзом. Финские правящие круги стремились увеличить производство вооружения, создать запасы стратегического сырья для войны против СССР.  
 
Полностью была переключена на военные рельсы промышленность Румынии. Прямые бюджетные расходы румынского правительства на вооружение в 1940 г. по сравнению с 1936 г. возросли в 4,5 раза и составили 16,2 млрд. лей.
 
Таким образом, в 1939 — 1941 гг. фашистская Германия, подчинив себе экономику союзных и зависимых стран, добилась существенного роста своего военно-экономического потенциала.
 

4. Усиление военно-экономического потенциала Японии

Япония была самой развитой в промышленном отношении страной Азии и одной из крупных империалистических держав. Однако по уровню экономики она уступала Соединенным Штатам и главным капиталистическим странам Западной Европы. Так, в 1939 г. национальный доход на душу населения составлял в США 554 доллара, Германии — 520, Великобритании — 468, Франции — 283, Италии — 140, а в Японии — только 93 доллара, или почти в шесть раз меньше, чем в США.
 
Японские правящие круги стремились преодолеть относительную слабость промышленной базы страны, увеличивая производственные мощности тех отраслей экономики, которые были непосредственно связаны с производством вооружениям сокращая производство товаров потребления.
 
Курс милитаристской Японии на подготовку к «большой» войне привел к существенным сдвигам в промышленном производстве страны. Доля продукции тяжелой промышленности с 58 процентов в 1937 г. увеличилась до 72 процентов в 1940 г., а доля легкой — снизилась соответственно с 42 до 28 процентов. Если общий объем промышленного производства с 1936 по 1941 г. увеличился в 2,5 раза, то объем производства электроэнергетической и газовой промышленности возрос в 3,7 раза, металлургии — в 2,9 раза, а машиностроения — в 5,3 раза.
 
Мощности электростанций в 1940 г. составляли 9,1 млн. квт-ч, в том числе гидроэлектростанций — 5,1 млн. квт-ч, а тепловых (включая дизельные) — 4 млн. квт-ч. Производство электроэнергии на этих мощностях достигло 34,7 млрд. квт-ч. Большой удельный вес гидроэлектростанций имел важное значение, так как обеспечивал страну электроэнергией независимо от ввоза слишком дефицитного топлива. Правительство Японии в 1940 г. разработало пятилетний план развития электроэнергетической промышленности, в соответствии с которым намечалось увеличить производственные мощности электростанций в два раза.
 
Потребление угля в стране в 1940 г. составляло 66,5 млн. тонн, из них 57,3 млн. тонн было добыто в самой Японии, а остальное — импортировано в основном из колоний и оккупированных стран. Ежегодные потребности нефти в 1939 — 1940 гг. составляли 5 млн. тонн. За счет внутренней добычи они покрывались не более чем на 10 процентов.
 
Выплавка чугуна в метрополии, колониях и оккупированных районах Китая в 1941 г. достигла 6 млн. тонн, из них собственно в Японии — 4,2 млн. тонн.  Производство стали составляло 7,6 млн. тонн, из них 90 процентов приходилось на долю сталелитейных предприятий метрополии. Для Японии этот объем производства стали был значительным, однако с расширением масштабов войны японская промышленность стала ощущать острую нехватку стали.
 
Производство алюминия в Японии в 1939 г. составляло 29,6 тыс. тонн. В 1941 г. выплавка алюминия увеличилась до 71,7 тыс. тонн, тем не менее потребности военной промышленности далеко не удовлетворялись.
 
Машиностроение развивалось весьма высокими темпами, но неравномерно. Выпуск металлорежущих станков, который только в период с 1938 по 1941 г. в стоимостном выражении возрос в 5,6 раза, в 1941 г. составил 51 тыс. единиц. В конце 1941 г. Япония располагала парком металлорежущих станков в 689,2 тыс. единиц. Производство автомобилей в 1941 г. возросло почти на 14 процентов по сравнению с 1939 г. и составило 47,9 тыс. единиц.
 
Японские правящие круги, форсируя рост машиностроения в интересах военного производства, сокращали выпуск продукции, обеспечивающей потребности населения (текстильного машиностроения и других). В результате этого, например, производство тканей уменьшилось с 6,4 млрд. кв. ярдов в 1937 г. до 2,5 млрд. кв. ярдов в 1941 г..
 
Усиленными темпами развивалась химическая промышленность. В 1940 г. производство 100-процентной серной кислоты составляло 2,4 млн. тонн. Особенно быстро увеличивалось производство пластмасс: в 1941г. производство феноловых смол в денежном выражении увеличилось почти в 10 раз по сравнению с уровнем 1935 г. В 1941 г. было выпущено 51 тыс. тонн порохов и взрывчатых веществ.
 
Вместе с тем производство химических удобрений и другой продукции хозяйственного назначения сокращалось.
 
В обеспечении продуктами питания Япония в значительной степени зависела от импорта. Потребность в рисе, основном продукте питания, достигала 11,4 — 11,5 млн. тонн в год. Ежегодный же его сбор составлял 9,2, — 9,3 млн. тонн. Сбор соевых бобов составлял 350 — 400 тыс. тонн, а потребность превышала 1 млн. тонн. За счет своего урожая Япония удовлетворяла потребности лишь в пшенице, ячмене и овощах.
 
При относительно высоком уровне обрабатывающей промышленности в Японии очень слабо была развита добывающая. В 1941 г. Япония за счет колоний и захваченных территорий могла удовлетворить свои потребности в железной руде всего на 16,7 процента, в свинце — на 8,2 процента, в фосфоритах — на 12 процентов, в олове — на 28,8 процента, в цинке — на 38,9 процента, в поваренной соли — на 31,3 процента и совершенно не имела бокситов, никеля, натурального каучука, хлопка-сырца и многих других важнейших видов промышленного сырья.  
 
Особую проблему составляло снабжение страны такими легирующими металлами, как кобальт, марганец, ванадий, недостаток которых создавал большие трудности в производстве специальных сортов стали. Это ограничивало производство авиационных моторов, орудийных стволов, бронированных плит, торпед, а также режущих инструментов и других видов продукции, связанных с военным производством.
 
В начале второй мировой войны до 50 процентов японского импорта приходилось на долю Азии, 8 — 9 процентов — на долю Европы и 33 — 35 процентов падало на США. Железную руду японцы импортировали из Британской Малайи и с Филиппин, марганец — из Индии, олово — из Малайи, нефть и бокситы — из Голландской Индии, никель и свинец — из Канады и Австралии, магний, молибден, вольфрам и ванадий — из Кореи и Маньчжурии, хром — с Тайваня, каучук-сырец — из Индокитая, древесину — из Маньчжурии.
 
Для обеспечения подвоза стратегического сырья и материалов Япония располагала торговым флотом общим водоизмещением свыше 7 млн. тонн. Однако одна пятая часть его состояла из деревянных, преимущественно парусных, судов, годных только для каботажного плавания. Наличным флотом японцы в конце 30-х годов обеспечивали перевозки экспортно-импортных грузов лишь на 65 процентов, а посредством фрахта — 35 процентов. Морской транспорт лимитировал поступление стратегического сырья в страну.
 
Прямая зависимость от импорта промышленного и энергетического сырья и уязвимость морских коммуникаций Японии в большой мере влияли на стратегические планы японских правящих кругов. Империалистическая Япония рассчитывала укрепить свой военно-экономический потенциал за счет территориальных захватов в Юго-Восточной Азии, которая перед второй мировой войной давала более половины мировой добычи сурьмы, 75 процентов вольфрамовых руд, свыше 95 процентов мирового производства натурального каучука, 93 процента риса, почти 90 процентов бобовых культур. Установление единоличного контроля над районом Восточной Азии и Южных морей призвано было обеспечить страну стратегическим сырьем.
 
Япония располагала значительным резервом рабочей силы: ее трудоспособное население в возрасте от 15 до 59 лет составляло 41 млн. человек. В экономике страны в 1940 г. было занято 32,5 млн. рабочих и служащих (61 процент мужчин и 39 процентов женщин). Из них в обрабатывающей промышленности и строительстве — 8,1 млн. человек. Однако в ходе войны в Японии все-таки возникла проблема обеспечения обрабатывающей промышленности квалифицированной рабочей силой. Недостаток рабочих образовался потому, что в соответствии с самурайскими традициями в этой стране каждый мужчина считался воином, и поэтому никому, даже рабочим уникальных специальностей и инженерно-техническому персоналу, не предоставлялось льгот по мобилизации. Уход из промышленности в армию значительного количества работников высокой квалификации предприниматели пытались компенсировать увеличением числа рабочих и служащих. Но это приводило лишь к снижению качества продукции и падению производительности труда, к увеличению текучести рабочей силы. Чтобы нормализовать работу военной промышленности, в марте 1941 г. в Японии был принят закон «О рабочей книжке», согласно которому рабочие закреплялись за предприятиями и не могли без рабочих  книжек, хранившихся в конторах, оставить завод или фабрику. В конечном счете это лишило широкие массы трудящихся элементарных политических прав и создало исключительно благоприятные условия для извлечения максимальной прибыли капиталистическими монополиями.
 
К началу второй мировой войны японская военная промышленность была весьма развитой. Снабжение армии осуществлялось государственными арсеналами (по производству вооружения, вещевому обеспечению и другими). Они были способны удовлетворить потребности армии и военно-морского флота в вооружении и боеприпасах всего на 35 — 36 процентов. Остальное производство обеспечивали частные компании.
 
В апреле 1940 г. в стране был учрежден департамент вооружения армии, которому подчинялись все научно-исследовательские институты и учреждения, работавшие над созданием новых видов оружия. Были созданы арсеналы по производству вооружения в Маньчжурии и Корее, а также арсеналы вещевого снабжения и ветеринарного имущества. Число государственных военных арсеналов увеличилось до восьми. Вместе с тем возрастало производство вооружения и на частных предприятиях. Если в 1939 г. общая стоимость выплат правительства частным предприятиям, производящим военную продукцию, составила 5,3 млрд. иен, то в 1941 г. — 7,8 млрд. иен.
 
Большое внимание было уделено выпуску танков, производство которых в 1940 г. возросло почти в два раза по сравнению с 1939 г. и более чем в три раза по сравнению с 1938 г. Значительно увеличилось производство самолетов, артиллерийско-стрелкового вооружения и боеприпасов. Несколько меньше стало выпускаться авиационных моторов в связи с тем, что стали строить больше одномоторных самолетов (ранее предпочтение отдавалось двухмоторным бомбардировщикам и транспортным самолетам). Производство артиллерийско-стрелкового вооружения в 1941 г. обеспечило развертывание 15 новых пехотных дивизий. Кроме того, уже имевшиеся запасы вооружения давали возможность оснастить 95 дивизий. Запасы боеприпасов, созданные к середине 1941 г., почти в пять раз превосходили выпуск этой продукции в 1941 г.
 
Японское правительство и военно-морское командование, игнорируя Вашингтонскую и Лондонскую конвенции, которые ограничивали военно-морское строительство Японии, наращивали силы и средства флота. С 1939 по 1941 г. в Японии было построено боевых кораблей общим водоизмещением 378 тыс. тонн. В 1941 г. на вооружение флота поступило: 1 линкор, 3 авианосца, 1 крейсер, 11 подводных лодок, 12 противолодочных кораблей. Среди строящихся боевых кораблей на долю линкоров и авианосцев приходилось свыше половины их общего тоннажа. Несмотря на значительное пополнение боевого состава японского флота, он по своему количеству и качеству продолжал уступать американскому флоту.
 
В составе флота Японии насчитывалось 3202 самолета, в том числе 257 палубных бомбардировщиков и 510 палубных штурмовиков.
 
Японские вооруженные силы ощущали недостаток авиационных бомб и торпед, зенитных орудий и боеприпасов к ним, электрического и навигационного оборудования для подводных лодок. Надводные и подводные  корабли были оснащены устаревшей гидролокационной аппаратурой, не имели радиолокаторов. К тому же подводные лодки были трудноуправляемы в подводном положении. Не хватало танкерных судов. Боевые самолеты по своим тактико-техническим данным уступали самолетам других армий мира.
 
Хотя военная экономика Японии испытывала трудности с сырьем и топливом, она стала наиболее мощной в Азии. Получив целеустремленное развитие в соответствии с агрессивным внешнеполитическим курсом, военно-экономический потенциал Японии быстро рос, становясь своего рода катализатором расширения очага войны в Азии.
 

* * *

Возникший на основе общности захватнических устремлений антисоветский агрессивный блок, возглавляемый гитлеровской Германией, располагал мощной военно-экономической базой. Почти все страны этого блока имели заранее отмобилизованное развитое военное производство, обладали достаточными сырьевыми и людскими ресурсами и современными транспортными средствами. Подобная экономическая мощь никогда ранее не привлекалась для обеспечения войны.

история второй мировой войны, вторая мировая война, Начало войны