Том 3. Глава 10. Борьба народов капиталистических стран против фашистской агрессии и империалистического гнета


49

1. Фашистский «новый порядок» на оккупированных территориях

В течение первого периода войны фашистские государства силой оружия установили свое господство почти над всей капиталистической Европой. Кроме народов Австрии, Чехословакии и Албании, ставших жертвами агрессии еще до начала второй мировой войны, под игом фашистской оккупации к лету 1941 г. оказались Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург, значительная часть Франции, Греция и Югославия. В это же время азиатский союзник Германии и Италии — милитаристская Япония оккупировала обширные районы Центрального и Южного Китая, а затем и Индокитая.
 
В захваченных странах фашисты установили так называемый «новый порядок», воплощавший главные цели государств фашистского блока во второй мировой войне — территориальный передел мира, порабощение независимых государств, истребление целых народов, установление мирового господства.
 
Создавая «новый порядок», державы оси стремились мобилизовать ресурсы оккупированных и вассальных стран с тем, чтобы, уничтожив социалистическое государство — Советский Союз, восстановить безраздельное господство капиталистической системы во всем мире, разгромить революционное рабочее и национально-освободительное движение, а вместе с ним все силы демократии и прогресса. Именно поэтому «новый порядок», опиравшийся на штыки фашистских войск, поддерживали наиболее реакционные представители господствующих классов оккупированных стран, проводившие политику коллаборационизма. У него находились сторонники и в других империалистических странах, например профашистские организации в США, клика О. Мосли в Англии и т. п. «Новый порядок» означал прежде всего территориальный передел мира в пользу фашистских держав. Стремясь максимально подорвать жизнеспособность захваченных стран, немецкие фашисты перекраивали карту Европы. В состав гитлеровского рейха были включены Австрия, Судетская область Чехословакии, Силезия и западные области Польши (Поморье, Познань, Лодзь, Северная Мазовия), бельгийские округа Эйпен и Мальмеди, Люксембург, французские провинции Эльзас и Лотарингия. С политической карты Европы исчезли целые государства. Одни из них подверглись аннексии, другие расчленялись на части и прекращали существование как исторически сложившееся целое. Еще до войны было создано марионеточное словацкое государство под эгидой фашистской Германии, а Чехия и Моравия превращены в германский «протекторат».  
 
Неаннексированная территория Польши стала именоваться «генерал-губернаторством», вся полнота власти в котором находилась в руках гитлеровского наместника. Францию разделили на оккупированную северную зону, наиболее развитую в промышленном отношении (при этом департаменты Нор и Па-де-Кале подчинялись в административном отношении командующему оккупационными войсками в Бельгии), и неоккупированную — южную, с центром в городе Виши. В Югославии были образованы «независимые» Хорватия и Сербия. Черногория стала добычей Италии, Македония была отдана Болгарии, Воеводина — Венгрии, а Словения поделена между Италией и Германией.
 
В искусственно созданных государствах гитлеровцы насаждали покорные им тоталитарные военные диктатуры, такие, как режим А. Павелича в Хорватии, М. Недича в Сербии, И. Тиссо в Словакии.
 
В странах, подвергшихся полной или частичной оккупации, захватчики, как правило, стремились сформировать марионеточные правительства из коллаборационистских элементов — представителей крупной монополистической буржуазии и помещиков, предавших национальные интересы народа. «Правительства» Петэна во Франции, Гахи в Чехии были послушными исполнителями воли победителя. Над ними обычно стоял «имперский комиссар», «наместник» или «протектор», который держал в своих руках всю власть, контролируя действия марионеток.
 
Но создать марионеточные правительства удалось не всюду. В Бельгии и Голландии агентура германских фашистов (Л. Дегрель, А. Муссерт) оказалась слишком слаба и непопулярна. В Дании в таком правительстве вообще не было нужды, так как после капитуляции правительство Стаунинга послушно выполняло волю немецких захватчиков.
 
«Новый порядок» означал, таким образом, порабощение европейских стран в различных формах — от открытой аннексии и оккупации до установления «союзнических», а фактически вассальных (например, в Болгарии, Венгрии и Румынии) отношений с Германией.
 
Не одинаковы были и насаждаемые Германией в порабощенных странах политические режимы. Одни из них являлись открыто военно-диктаторскими, другие, следуя примеру германского рейха, маскировали свою реакционную сущность социальной демагогией. Например, Квислинг в Норвегии объявлял себя защитником национальных интересов страны. Вишистские марионетки во Франции не стеснялись кричать о «национальной революции», «борьбе против трестов» и «отмене классовой борьбы», в то же время открыто сотрудничая с оккупантами.
 
Наконец, имелось некоторое различие в характере оккупационной политики немецких фашистов по отношению к разным странам. Так, в Польше и ряде других стран Восточной и Юго-Восточной Европы фашистский «порядок» сразу проявил себя во всей своей античеловеческой сути, поскольку польскому и другим славянским народам предназначалась участь рабов германской нации. В Голландии же, Дании, Люксембурге и Норвегии гитлеровцы на первых порах выступали в качестве «нордических братьев по крови», стремились привлечь на свою сторону некоторые слои населения и социальные группы этих стран. Во Франции оккупанты первоначально проводили политику постепенного вовлечения страны в орбиту своего влияния и превращения ее в своего сателлита.
 
Однако в собственном кругу главари немецкого фашизма не скрывали, что такая политика является временной и продиктована лишь тактическими соображениями. Гитлеровская верхушка считала, что «объединение Европы можно осуществить... только с помощью вооруженного  насилия». Гитлер намеревался заговорить с правительством Виши другим языком, как только закончится «русская операция» и он высвободит свой тыл.
 
С установлением «нового порядка» вся европейская экономика была подчинена германскому государственно-монополистическому капитализму. Из оккупированных стран в Германию вывозилось огромное количество оборудования, сырья и продовольствия. Национальная промышленность европейских государств была превращена в придаток немецко-фашистской военной машины. Из захваченных стран в Германию гнали миллионы людей, где их заставляли работать на немецких капиталистов и помещиков.
 
Установление господства немецких и итальянских фашистов в порабощенных странах сопровождалось жестоким террором и массовыми убийствами.
 
По образцу Германии оккупированные страны стали покрываться сетью фашистских концентрационных лагерей. В мае 1940 г. начала действовать чудовищная фабрика смерти на территории Польши в Освенциме, которая постепенно превратилась в целый концерн из 39 лагерей. Здесь вскоре построили свои предприятия немецкие монополии «ИГ Фарбениндустри», Крупна, Сименса, чтобы, используя даровую рабочую силу, получить, наконец, некогда обещанные Гитлером прибыли, каких «не знала история». По свидетельству узников, продолжительность жизни заключенных, работавших на заводе «Бунаверк» («ИГ Фарбениндустри»), не превышала двух месяцев: через каждые две-три недели проводился отбор и всех ослабевших отправляли в печи Освенцима. Эксплуатация иностранной рабочей силы превратилась здесь в «уничтожение путем работы» всех неугодных фашизму людей.
 
Среди населения оккупированной Европы фашистская пропаганда усиленно насаждала антикоммунизм, расизм и антисемитизм. Под контроль германских оккупационных органов были поставлены все средства массовой информации.
 
«Новый порядок» в Европе означал жестокое национальное угнетение народов оккупированных стран. Утверждая расовое превосходство германской нации, фашисты обеспечивали немецким меньшинствам («фольксдойче»), проживавшим в марионеточных государствах, например в Чехии, Хорватии, Словении и Словакии, особые эксплуататорские права и привилегии. Фашисты переселяли немцев из других стран на присоединенные к рейху земли, которые постепенно «очищались» от местного населения. Из западных районов Польши было выселено 700 тыс., из Эльзаса и Лотарингии к 15 февраля 1941 г. — около 124 тыс. человек. Выселение коренных жителей проводилось из Словении и Судетской области.
 
Фашисты всячески разжигали национальную рознь между народами оккупированных и зависимых стран: хорватами и сербами, чехами и словаками, венграми и румынами, фламандцами и валлонами и т. д.
 
С особой жестокостью фашистские оккупанты относились к трудящимся классам, промышленным рабочим, видя в них силу, способную к сопротивлению. Поляков, чехов и других славян фашисты хотели превратить в рабов, подорвать коренные основы их национальной жизнеспособности.  «Отныне, — заявил польский генерал-губернатор Г. Франк, — политическая роль польского народа закончена. Он объявляется рабочей силой, больше ничем... Мы добьемся того, чтобы стерлось навеки само понятие «Польша». По отношению к целым нациям и народам проводилась политика истребления.
 
На присоединенных к Германии польских землях, наряду с изгнанием местных жителей, проводились политика искусственного ограничения роста народонаселения путем кастрации людей, массовое изъятие детей для воспитания их в германском духе. Поляков даже запрещалось именовать поляками, им давались старые племенные названия — «кашубы», «мазуры» и т. п. Планомерное истребление польского населения, особенно интеллигенции, осуществлялось и на территории «генерал-губернаторства». Например, весной и летом 1940 г. оккупационные власти провели здесь так называемую «акцию АБ» («чрезвычайную акцию по умиротворению»), в ходе которой уничтожили около 3500 польских деятелей науки, культуры и искусства, а также закрыли не только высшие, но и средние учебные заведения.
 
Изуверская, человеконенавистническая политика проводилась и в расчлененной Югославии. В Словении гитлеровцы уничтожали очаги национальной культуры, истребляли интеллигенцию, служителей культа, общественных деятелей. В Сербии за каждого немецкого солдата, убитого партизанами, подлежали «беспощадному уничтожению» сотни мирных жителей.
 
Обрекался на национальное вырождение и уничтожение чешский народ. «Вы закрыли наши университеты, — писал национальный герой Чехословакии Ю. Фучик в 1940 г. в открытом письме Геббельсу, — вы онемечиваете наши школы, вы ограбили и заняли лучшие школьные здания, превратили в казармы театр, концертные залы и художественные салоны, вы грабите научные учреждения, прекращаете научную работу, хотите сделать из журналистов убивающие мысль автоматы, убиваете тысячи работников культуры, уничтожаете основы всей культуры, всего того, что создает интеллигенция».
 
Таким образом, уже в первый период войны расистские теории фашизма обернулись чудовищной политикой национального угнетения, разрушения и истребления (геноцида), проводимой по отношению ко многим народам Европы. Задымившиеся трубы крематориев Освенцима, Майданека и других лагерей массового уничтожения людей свидетельствовали о том, что изуверские расовые и политические бредни фашизма осуществляются на практике.
 
Социальная политика фашизма была крайне реакционной. В Европе «нового порядка» трудящиеся массы, и прежде всего рабочий класс, подвергались самым жестоким гонениям и эксплуатации. Сокращение заработной платы и резкое увеличение рабочего дня, отмена завоеванных в длительной борьбе прав на социальное обеспечение, запрещение забастовок, собраний и демонстраций, ликвидация профсоюзов под видом их «унификации», запрещение политических организаций рабочего класса и всех трудящихся, в первую очередь коммунистических партий, к которым нацисты питали звериную ненависть, — вот что нес с собой фашизм народам Европы. «Новый порядок» означал попытку германского государственно-монополистического капитала и его союзников сокрушить руками фашистов   своих классовых противников, разгромить их политические и профсоюзные организации, искоренить идеологию марксизма-ленинизма, все демократические, даже либеральные взгляды, насадив человеконенавистническую фашистскую идеологию расизма, национального и классового господства и подчинения. В дикости, изуверстве, мракобесии фашизм превзошел ужасы средневековья. Он был откровенным циничным отрицанием всех прогрессивных, гуманных и моральных ценностей, которые выработала цивилизация за свою тысячелетнюю историю. Он насаждал систему слежки, доносов, арестов, пыток, создавал чудовищный аппарат репрессий и насилия над народами.
 
Смириться с этим или вступить на путь антифашистского сопротивления и решительной борьбы за национальную независимость, демократию и социальный прогресс — такова была альтернатива, вставшая перед народами оккупированных стран.
 
Народы сделали Свой выбор. Они поднялись на борьбу против коричневой чумы — фашизма. Основную тяжесть этой борьбы мужественно взяли на себя трудящиеся массы, в первую очередь рабочий класс.
 

2. Коммунистические и рабочие партии 

в авангарде борьбы против фашистской агрессии

Мировая война чрезвычайно усложнила деятельность коммунистических и рабочих партий. Потребовались особенно глубокая прозорливость и теоретическая зрелость партийных деятелей в оценке сложных, зачастую противоречивых явлений и процессов, в определении тактической линии борьбы и ее соотношения со стратегическими целями коммунистического движения. Несмотря на трудности как объективного, так и субъективного характера, именно коммунисты уже в первый период войны внесли наибольший вклад в борьбу за свободу и независимость народов. Они встали в авангарде антифашистского движения, проявив величайшие образцы мужества и отваги, вписанные золотыми буквами в летопись мирового коммунистического движения.
 
Огромную помощь коммунистическим партиям капиталистических и колониальных стран оказывал Коммунистический Интернационал — боевой штаб международного коммунистического движения. На протяжении многих лет он проводил политику разоблачения готовившейся империалистами войны, активно боролся против фашизма. Под непосредственным идейным и организационным влиянием Коминтерна выросли и окрепли массовые коммунистические партии в основных капиталистических странах. Их деятельность возглавляла плеяда выдающихся марксистов-ленинцев, боевых вождей рабочего класса, борцов против фашизма, империализма и войны, воспитанных Коминтерном. В этом была одна из важнейших исторических заслуг Коминтерна.
 
В воззвании «К двадцать второй годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» Исполком Коминтерна подчеркивал, что господствующие классы Запада начали войну не за свободу народов, а за их порабощение, не за спасение демократии от фашизма, а за торжество реакции, не за прочный мир, а за новые империалистические захваты, чреватые новыми войнами. Коминтерн отмечал, что Советский Союз, заключив с Германией договор о ненападении, перечеркнул планы провокаторов антисоветской войны, воспрепятствовал созданию единого фронта империалистических держав против страны социализма. Коминтерн заявлял о необходимости борьбы коммунистов, всего рабочего класса за быстрейшее окончание войны и заключение мира без аннексий и контрибуций. «Правящие классы Англии, Франции и Германии, — отмечалось  в воззвании Коминтерна, — ведут войну за мировое господство. Эта война есть продолжение многолетней империалистической тяжбы в лагере капитализма... Таков подлинный смысл этой войны, войны несправедливой, реакционной, империалистической».
 
Разоблачая политику «странной войны», новые попытки правящих кругов Англии и Франции сговориться с гитлеровской Германией на основе антисоветизма, Исполком Коминтерна в воззвании к 1 мая 1940 г. указывал, что для трудящихся нет другого выхода, кроме «решительной борьбы против империалистической войны, реакции и капитализма», что борьба за мир, хлеб и свободу должна стать боевым лозунгом многомиллионной армии труда.
 
Коминтерн призывал трудящихся к объединению под знаменем пролетарского интернационализма, к сплочению с Советским Союзом, который являлся единственной реальной силой, способной противостоять нараставшей угрозе фашизма. «Смыкайте ваши ряды с великой страной социализма, — говорилось в первомайском воззвании Коминтерна, — защищайте ее политику мира, выражающую сокровенные чаяния народов всех стран». Для борьбы против войны и ее организаторов Коминтерн призывал к созданию единого рабочего и народного фронта, испытанного в боях против фашизма в предвоенные годы.
 
Заслуги Коминтерна на этом важном этапе истории были исключительно велики. Активная интернациональная деятельность Коминтерна обеспечивала выработку стратегии международного рабочего класса, всех прогрессивных и патриотических сил в условиях начавшейся войны, разработку коммунистическими партиями национальных программ мобилизации народов своих стран на борьбу с фашизмом.
 
Выработанная Коминтерном линия борьбы против империалистической войны, за мир, хлеб и свободу выражала с самого начала всестороннюю поддержку освободительной антифашистской борьбы народов. Исполком Коминтерна помогал коммунистическим партиям Германии, Италии и оккупированных стран, где хозяйничали фашисты, в перестройке их деятельности в связи с начавшейся войной, в создании нелегальных руководящих партийных центров в странах, где компартии были загнаны в подполье, в борьбе за сплочение всех антифашистских сил. Так, в конце июня 1940 г. Коминтерн указывал в своих заявлениях, что германский империализм намеревается «поработить многие европейские народы». Он призвал компартии стран, ставших жертвой фашистской агрессии, встать во главе борьбы за восстановление национальной независимости.
 
В августе 1940 г. Коминтерн рекомендовал Коммунистической партии Румынии разработать платформу антифашистского народного фронта в составе всех политических группировок и лиц, готовых сотрудничать в борьбе против фашизма. ИККИ обратил внимание Коммунистической партии Чехословакии на необходимость упрочить руководящую роль рабочего класса в антифашистской освободительной борьбе чешского и словацкого народов, объединяя вокруг себя все патриотические силы нации.
 
В январе 1941 г. секретариат Исполкома Коминтерна одобрил действия греческих коммунистов по сплочению народа на борьбу против захватчиков.
 
В связи с вводом немецко-фашистских войск на территорию Болгарии и Румынии Коминтерн рекомендовал компартиям этих стран возглавить   движение народных масс против участия в войне, за национальную независимость и свободу.
 
Стратегическая линия Коминтерна преломлялась в каждой стране в зависимости от конкретно складывавшейся обстановки.
 
В государствах фашистского блока основная задача рабочего класса и всех прогрессивных сил с самого начала состояла в том, чтобы бороться за быстрейшее прекращение войны, за восстановление мира и свержение фашистских правительств, развязавших кровавую бойню. Компартия Германии еще на своей Бернской конференции (30 января — 1 февраля 1939 г.) определила, что борьба против угрозы войны, за свержение Гитлера и его клики является «высшей национальной задачей всех немцев». КПГ одобрила советско-германский пакт о ненападении и призвала немецких трудящихся бороться за то, чтобы «такие же пакты мира были заключены с Польшей, Румынией, Францией и Англией, со всеми народами, которые находятся под угрозой гитлеровской агрессии». Когда же фашистская Германия напала на Польшу, КПГ осудила начатую войну как грабительскую.
 
Состоявшееся в конце 1939 г. нелегальное совещание руководящих работников КПГ разработало новую политическую платформу и определило ближайшие задачи партии. «Тактика Коммунистической партии в данный момент, — говорилось в решении, — должна быть направлена на развертывание широкого народного движения и создание народного фронта трудящихся масс. Народный фронт должен защищать права и интересы трудящихся... Он должен также способствовать укреплению и углублению дружественных отношений с Советским Союзом и стремиться в интересах народа к прекращению империалистической войны».
 
В последующих заявлениях КПГ протестовала против нападения на Норвегию, Данию, Бельгию, Голландию и Люксембург, против компьенского диктата Гитлера как «подлого насилия над великим французским народом». Компартия осудила ввод немецких войск в Румынию и Болгарию и солидаризировалась со справедливой освободительной борьбой греческого и югославского народов.
 
По инициативе Коминтерна КПГ заключила соглашение с коммунистическими партиями Чехословакии и Австрии о развертывании совместной борьбы против германского фашизма.
 
Четко определила свое отношение к войне и Коммунистическая партия Италии. В декларации, опубликованной в июне 1940 г., она заявила, что народ Италии не хочет быть «ни рабом итальянской фашистской буржуазии, ни вассалом иностранного империализма, ни тюремщиком и угнетателем других народов». Партия потребовала прекращения военных действий, заключения мира, восстановления демократических свобод, освобождения всех политических заключенных, ареста и предания суду фашистских главарей.  
 
Коммунистические партии Болгарии, Румынии, Венгрии и Финляндии боролись против втягивания этих стран в фашистский блок и вовлечения их в несправедливую войну. После того как по воле своих правительств эти государства стали сателлитами гитлеровской Германии, коммунисты развернули борьбу против политики войны, за свержение реакционных правительств и восстановление фактически утраченной национальной независимости и свободы, за дружбу с Советским Союзом. 6 марта 1941 г. Болгарская рабочая партия (БРП) выступила с заявлением, где говорилось, что вместе с огромным большинством народа она «решительно осуждает авантюристическую политику правительства царя Бориса и проф. Филова, которая принесет неизмеримые бедствия и страдания народу и приведет его к новой национальной катастрофе». БРП заявила, что только демократическое правительство, пользующееся доверием народа, может обеспечить стране свободу и независимость.
 
Против агрессивной войны, за свержение реакционного правительства, за дружбу и солидарность со всеми народами выступала Коммунистическая партия Японии.
 
Коммунистические партии Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии, Югославии и других стран в своих заявлениях подчеркивали, что ответственность за войну несут как германские фашисты, так и империалисты Англии и Франции. Они настойчиво призывали к объединению рабочего класса и всех демократических сил для борьбы против войны, за независимость своей родины. Когда же эти страны подверглись фашистской оккупации, коммунистические партии встали во главе национально-освободительной борьбы.
 
Коммунистические партии Китая и других стран, подвергшихся агрессии японского империализма, взяли курс на создание общенационального антиимпериалистического фронта.
 
В капиталистических государствах — противниках гитлеровской Германии — с началом мировой войны усилились антидемократические тенденции, а в колониях — произвол колониальных властей. Разнузданная антисоветская и антикоммунистическая кампания, развернутая реакцией, была призвана подготовить общественное мнение к войне против СССР и возможному союзу с фашистской Германией. Она сопровождалась запрещением деятельности компартий и других прогрессивных организаций и профсоюзов, арестами их руководителей, массовыми репрессиями против забастовщиков, установлением режима политического террора.
 
В сложившихся условиях коммунистические партии Франции, Англии, США разоблачали «мюнхенскую» политику буржуазных правительств, призывали к борьбе против развязанной международным империализмом войны. Коммунисты этих стран выступали с лозунгами борьбы против антисоветской политики правящих кругов Запада, за изменение характера войны, за ее превращение из империалистической в антифашистскую.
 
Прямо и недвусмысленно заявила об этом Коммунистическая партия Великобритании 6 сентября 1939 г.: «В начавшейся войне можно и нужно победить... Но победа невозможна, пока «мюнхенцы», годами предававшие демократию фашизму, остаются у власти в Великобритании и во Франции. Не теряя ни минуты, необходимо создать новое английское правительство, опирающееся на неограниченное доверие народа и готовое к действию».  
 
10 июля 1940 г. за подписью Мориса Тореза и Жака Дюкло подпольная печать французской компартии опубликовала манифест «К народу Франции». «Никогда столь великий народ, как наш, — говорилось в документе, — не будет народом рабов... Народ — вот с кем связывается великая надежда на национальное и социальное освобождение. И лишь вокруг рабочего класса, пламенного и великодушного, полного веры и отваги, может быть создан фронт свободы, независимости и возрождения Франции». Этот манифест французской компартии явился программным документом, который раскрыл народу перспективы борьбы с фашизмом.
 
Состоявшийся 11 — 12 января 1941 г. в Лондоне Народный конгресс, в работе которого участвовало 2300 делегатов, представлявших 1,2 млн. трудящихся различных политических взглядов, принял программу действий, предусматривавшую борьбу против фашизма и его мюнхенских покровителей, за создание народного правительства и укрепление дружбы между советским и английским народами.
 
Коммунисты поднимали знамя борьбы против фашизма, за свободу и независимость своих народов, становились самой решительной и ведущей силой антифашистского освободительного движения.
 

3. Сопротивление народов Европы фашистским захватчикам

Активная и последовательная борьба Коминтерна, коммунистических партий против фашизма, за свободу и национальную независимость народов явилась важнейшим фактором, который обусловил возникновение и развитие массового антифашистского движения Сопротивления народов оккупированной Европы.
 
В странах фашистского блока движение Сопротивления являлось продолжением боев сил демократии с реакцией, которые развернулись еще до начала второй мировой войны.
 
Антифашистское движение Сопротивления носило общенациональный характер, являлось борьбой за независимость и суверенитет, а в некоторых странах — за само существование нации. Как борьба национально-освободительная, движение Сопротивления уходило корнями в глубь истории народов Европы, опираясь на традиции гуситского движения в Чехословакии, гарибальдийского — в Италии, гайдуцкого — на Балканах, партизанской борьбы 1870 — 1871 гг. — во Франции и т. д.
 
Движение Сопротивления представляло собой борьбу против фашистского тоталитаризма за восстановление и возрождение демократических прав и свобод, за свержение как самих фашистских режимов, так и марионеточных военных диктатур и «правительств». Являясь последовательно антифашистским, движение Сопротивления приобретало тем самым антиимпериалистический характер, ибо бескомпромиссная борьба против фашизма означала борьбу против тех социальных сил, которые его породили. А это придавало антифашистскому движению не только демократический, но и революционно-демократический характер.
 
Движение Сопротивления было интернациональным. Борьба против фашизма, угрожавшего Европе и всему миру порабощением, явилась общим делом всех свободолюбивых народов. Каждый национальный отряд Сопротивления представлял собой неотъемлемую часть интернационального фронта борьбы против фашизма. Интернациональным был и состав его участников в каждой стране. Иностранные бойцы — интернационалисты, оказавшиеся волей судьбы за пределами своей родины, справедливо считали, что они борются против общего врага, «за вашу и нашу  свободу». Движение Сопротивления явилось воплощением органического единства и взаимосвязи интернационализма и патриотизма, оно развивало традиции дружбы и сотрудничества народов.
 
Антифашистское движение Сопротивления проявлялось в самых разнообразных формах — мирных и немирных, легальных и нелегальных, пассивных и активных, индивидуальных и массовых, стихийных и организованных. Применение тех или иных форм борьбы определялось конкретной обстановкой в стране, степенью организованности и политической зрелости участников движения, положением на фронтах.
 
На первых порах, когда население многих стран было потрясено быстрыми победами вооруженных сил фашистских государств, поражениями своих армий и предательством коллаборационистов, сопротивление оккупантам носило пассивный характер и выражалось, например, в игнорировании распоряжений властей, отказе от сотрудничества с ними. Затем стали применяться другие, более действенные методы борьбы: снижение интенсивности и производительности труда, увеличение брака в работе, порча машин и оборудования, проведение забастовок — в городах; отказ сдавать сельскохозяйственные продукты, противодействие реквизициям, сокрытие, а подчас и порча продуктов — в деревнях. Нашла широкое применение и такая форма сопротивления, как помощь бежавшим из плена или преследуемым и разыскиваемым оккупантами патриотам.
 
Большое значение для укрепления морального духа порабощенных народов и мобилизации их на борьбу против оккупантов имела нелегальная антифашистская пресса (газеты, журналы, листовки и брошюры), которая содержала правдивую информацию о международном положении, ходе мировой войны и движении Сопротивления. Борьба против фашизма выражалась и в противодействии его шовинистической политике, в защите национальной культуры, науки и образования. Патриоты укрывали от фашистских грабителей культурные ценности национальных музеев, библиотек и архивов. Участники движения Сопротивления организовывали подпольные школы и курсы для подготовки молодежи к борьбе с оккупантами.
 
Уже в первый период войны стали развиваться различные формы народной вооруженной борьбы с оккупантами.
 
Ее яркими проявлениями были участие добровольных рабочих батальонов в обороне Варшавы, борьба бежавших из тюрем греческих коммунистов против агрессии итало-фашистских войск, индивидуальные вооруженные нападения на врага, создание первых подпольных вооруженных организаций во Франции, Югославии и других странах.
 
В движении Сопротивления участвовали различные классы и социальные группы — рабочие и крестьяне, являвшиеся главной движущей силой антифашистской борьбы, прогрессивная интеллигенция, мелкая и отчасти средняя буржуазия. Это были люди разных политических и религиозных взглядов — коммунисты и социалисты, либералы и консерваторы, республиканцы и даже иногда монархисты, верующие и атеисты. Самая активная, руководящая роль в антифашистской борьбе принадлежала рабочему классу и его авангарду — коммунистическим и рабочим партиям. Созданные ими организации Сопротивления внесли наибольший вклад в борьбу против фашизма, за свободу и независимость народов. Их главенствующая роль объяснялась тем, что они были единственными партиями, политически и организационно подготовленными к борьбе с фашизмом. Буржуазные и социал-демократические партии либо распались, либо пошли на сотрудничество с фашистскими оккупантами. Социалистический интернационал (Социнтерн), по признанию его руководства,   окончательно стал недееспособной организацией и весной 1940 г. исчез с политической арены.
 
Что касается буржуазных организаций Сопротивления, то они в течение длительного времени не проявляли заметной активности. В этих организациях было немало честных бойцов-антифашистов, но их лидеры боялись развития всенародной вооруженной борьбы против оккупантов и поэтому всячески тормозили ее, призывая народ «к спокойствию» и выжиданию решающих событий на фронтах войны (призыв «держать ружья у ноги» и т. п.). Некоторые буржуазные организации лишь номинально входили в состав движения Сопротивления («Народове силы збройне» в Польше, «Хриси андистаси» в Греции, «Балли комбетар» в Албании, четники Д. Михайловича в Югославии и другие). Они создавались не столько для борьбы с фашистскими оккупантами, сколько для того, чтобы стоять на страже классовых интересов капиталистов и помещиков своих стран. Поэтому нередко они вступали даже в вооруженные столкновения с демократическими силами и порой являлись союзниками оккупантов.
 
Часть буржуазии оккупированных фашистами стран примкнула в той или иной форме к движению Сопротивления. Другая же часть господствующего класса — это были, как правило, крупные монополисты и помещики — предала национальные интересы своих народов и пошла на прямой сговор с фашистскими оккупантами. Она следовала своеобразной политике «двойных гарантий», рассчитанной на сохранение классового господства буржуазии при любом исходе войны. Движение Сопротивления развивалось в ожесточенной борьбе с коллаборационистами — прямыми пособниками фашистских оккупантов.
 
Первый период войны был наиболее сложным для движения Сопротивления: приходилось вести борьбу как против агрессора, так и против его пособников — капитулянтов. Легкие военные победы фашистских армий в Европе порождали у населения смятение и пассивность, тормозившие развертывание антифашистской борьбы. И тем не менее постепенно, по мере того как с расширением агрессии все новые и новые народы оказывались втянутыми в орбиту «нового порядка», а его человеконенавистническая сущность все более раскрывалась, движение Сопротивления росло и ширилось, в него включались новые социальные силы, оно становилось все более активным и массовым.
 
В числе первых на путь сопротивления фашистским оккупантам встали народы расчлененной Чехословакии и Польши. Борьба чехословацкого народа вначале носила преимущественно стихийный характер и проявлялась большей частью в форме индивидуального, скрытого и пассивного сопротивления. Но уже осенью 1939 г. и в 1940 г. в ряде промышленных центров Чехии (Острава, Кладно, Прага) рабочие провели забастовки, которые свидетельствовали, что движение приобретает более организованный и массовый характер. В это же время усилилась антифашистская борьба во многих районах Словакии.
 
Однако реакционная буржуазия тормозила освободительную борьбу. Она призывала к выжиданию решающих событий на фронтах, заявляя, что «народу дома не следует приносить никаких жертв», а нужно лишь спокойно «перезимовать». Как это видно из директивы Э. Бенеша, направленной в декабре 1939 г. буржуазным подпольным организациям, чехословацкая буржуазия боялась победы пролетарской революции после падения фашистского режима.  
 
В Польше в труднейших условиях начавшейся оккупации возникали подпольные организации — только на землях, присоединенных к рейху, их действовало в 1939 — 1942 гг. свыше 50. Главными формами борьбы в это время были саботаж и диверсии на производстве и транспорте, издание и распространение подпольных газет различных направлений и т. д. Из остатков разбитой польской армии создавались первые партизанские отряды, среди них особенно прославился отряд майора X. Добжаньского, боровшийся с оккупантами в 1940 г. в Келецком воеводстве.
 
Постепенно в польском движении Сопротивления консолидировались два основных направления — правое и левое. Правое направление было представлено организациями, действовавшими под руководством эмигрантского правительства и его представительства в Польше — так называемой делегатуры. Для него были характерны антикоммунизм и антисоветизм; свою главную задачу оно видело в том, чтобы восстановить в будущей освобожденной Польше довоенный режим, то есть власть помещиков и капиталистов.
 
Левое направление, представленное коммунистами и другими прогрессивными силами, развивалось в особо трудных условиях, поскольку до 1942 г. в Польше не существовало организационно оформленной революционной партии рабочего класса. В 1939 — 1941 гг. левые организации польского подполья не имели единого руководящего центра и действовали разрозненно. Борясь против оккупантов, они стремились не допустить в будущей освобожденной Польше реставрации старых реакционных порядков.
 
Польское движение Сопротивления развивалось в борьбе правого и левого направлений, достигавшей подчас чрезвычайной остроты.
 
В сложной обстановке зарождалось антифашистское Сопротивление в странах Западной и Северной Европы, оказавшихся под пятой гитлеровских оккупантов весной и летом 1940 г. В Дании капитуляция правительства Стаунинга, одобренная парламентом и всеми буржуазными партиями, а также демагогия германских фашистов, заявлявших, что они пришли в страну как друзья, чтобы защитить ее от угрозы вторжения западных держав, затормозили развитие массового Сопротивления. Это движение здесь развивалось медленно и проявлялось в основном в форме пассивного протеста против политики коллаборационизма и тягот оккупационного режима. Наиболее активную роль в его организации сыграла Коммунистическая партия Дании. В то время как все буржуазные партии поддерживали политику коллаборационизма, датские коммунисты поднимали народные массы на борьбу против оккупантов, вели антифашистскую пропаганду, стремились установить сотрудничество с представителями других политических партий.
 
В Норвегии сопротивление народа оккупантам также возглавили коммунисты. ЦК Коммунистической партии Норвегии 10 августа 1940 г. обратился к рабочему классу с призывом развернуть борьбу за будущую свободную Норвегию. Осенью 1940 г. в Бергене, Тронхейме, Сарпсборге и других городах состоялись антинацистские демонстрации, участились случаи саботажа и диверсий. Весной 1941 г. гитлеровцы за систематические повреждения немецких линий связи наложили штраф в 500 тыс, крон на города Осло, Ставангер, Хаугесунн и на область Ругаланн.
 
В Бельгии антифашистская борьба началась вскоре после оккупации. Под руководством коммунистов летом 1940 г. осуществлялось подпольное издание газет и листовок, возникли нелегальные профсоюзы и первые  партизанские группы (в Арденнах). Голодная забастовка в Льеже и другие выступления трудящихся осенью 1940 г. показали, что сопротивление бельгийского народа оккупантам нарастает. Летом 1941 г. был создан «Валлонский фронт», ставший зародышем будущего широкого фронта независимости. Однако и в Бельгии, как и в других странах, серьезным тормозом для развития движения Сопротивления явилась пассивная позиция буржуазных организаций, уклонявшихся от координации своих действий с левым крылом антифашистского движения.
 
В Голландии ушедшая в подполье коммунистическая партия наладила осенью 1940 г. издание нелегальных газет, а в феврале 1941 г. организовала 300-тысячную забастовку рабочих и служащих Амстердама и его предместий в знак протеста против насильственной отправки голландских рабочих в Германию.
 
Не склонил голову перед оккупантами народ Франции. Своей борьбой он полностью подтвердил гордое заявление французских коммунистов о том, что великая французская нация никогда не будет нацией рабов. Движение Сопротивления в этой стране развивалось как в борьбе с немецкими захватчиками, так и с их вишистскими пособниками. Трудящиеся, следуя призыву коммунистов, прибегали ко все более активным формам освободительной борьбы. Но на руководство движением Сопротивления претендовала и французская буржуазия. Генерал де Голль, лидер буржуазного крыла движения, заочно приговоренный вишистским судом к смерти, дважды выступил по лондонскому радио в июне 1940 г. с призывом объединиться вокруг созданного им комитета «Свободная Франция». Однако он, по существу, ориентировал французский народ на ожидание своего освобождения извне. Следуя такой установке, буржуазные организации французского Сопротивления придерживались пассивных форм борьбы.
 
Трудящиеся Франции с помощью коммунистов находили эффективные формы и методы освободительной борьбы. Народные комитеты, созданные на заводах, в жилых кварталах и деревнях, а также женские комитеты вели борьбу за удовлетворение непосредственных нужд трудящихся, добивались профсоюзного единства, руководили забастовками. В декабре 1940 г. была организована крупная акция саботажа на заводах Рено, в результате которой сотни мотоциклов пошли на слом. Большим событием стала 100-тысячная забастовка шахтеров в департаментах Нор и Па-де-Кале в конце мая — начале июня 1941 г. Ее значение заключалось не только в том, что оккупанты получили почти на миллион тонн угля меньше, — стачка подняла боевой дух трудящихся, показав на деле, что и в условиях оккупации борьба возможна. Вслед за рабочими против гитлеровцев поднимались крестьяне, интеллигенция, студенты.
 
15 мая 1941 г. ЦК ФКП выступил с заявлением о готовности партии к созданию Национального фронта для борьбы за независимость Франции. Вскоре этот фронт был провозглашен и начал действовать.
 
В последние месяцы 1940 г. Французская коммунистическая партия, начав подготовку к вооруженной борьбе, создала так называемую Специальную организацию, представлявшую собой «зародыш военной организации, приспособленной к условиям подпольной борьбы и фашистского террора». Ее боевые группы организовывали охрану собраний и манифестаций, собирали оружие, совершали отдельные акты диверсий. По их примеру создавались «молодежные батальоны», первым руководителем   которых стал молодой рабочий коммунист Пьер Жорж, впоследствии знаменитый полковник Фабьен. Действия ФКП направляло находившееся в глубоком подполье Исполнительное руководство партии в составе секретарей ЦК М. Тореза, Ж. Дюкло и генерального секретаря Всеобщей конфедерации труда Б. Фрашона.
 
С развитием фашистской агрессии на юго-востоке Европы образовался фронт движения Сопротивления на Балканах.
 
Уже в первые месяцы оккупации коммунисты Греции создали в разных районах страны подпольные организации («Национальная солидарность», «Свобода», «Священные роты» и др.), которые поднимали широкие массы народа на борьбу с захватчиками. 31 мая 1941 г. молодой коммунист Манолис Глезос и его друг Апостолос Сантас сорвали фашистский флаг со свастикой с афинского Акрополя, призвав своим подвигом народ к сопротивлению фашистам. В этот же день ЦК Коммунистической партии Греции в манифесте, обращенном ко всему народу, призвал к созданию мощного народного фронта и выдвинул лозунг национально-освободительной войны.
 
Организатором массовой освободительной борьбы югославского народа, как и греческого, была коммунистическая партия. Еще во время апрельской катастрофы она стремилась всеми мерами укрепить боеспособность армии и народа. Тысячи коммунистов добровольно явились в войсковые части, чтобы пополнить ряды армии, но встретили отказ. Компартия требовала оружия для антифашистов, но не получила его под предлогом «бессмысленности борьбы».
 
10 апреля 1941 г. ЦК КПЮ принял решение приступить к организационной и политической подготовке вооруженной борьбы против захватчиков. Ее возглавил Военный комитет под руководством Иосипа Броз Тито. В мае — июне военные комитеты создаются по всей стране, начинается сбор оружия и боеприпасов, формируются ударные группы в городах и сельской местности. В Боснии и Герцеговине развернулись первые бои с оккупантами.
 
Коммунистическая партия вела курс на создание единого фронта широких народных масс. Ее ряды непрерывно росли. За май — июнь 1941 г. число коммунистов увеличилось с 8 до 12 тыс., а количество комсомольцев достигло 30 тыс. человек.
 
В Югославии движение Сопротивления с самого начала приняло форму вооруженной борьбы. Югославские патриоты боролись не только против оккупантов и многочисленных югославских квислингов (Павелича в Хорватии, Недича в Сербии и др.), но и против консервативных сил, рассчитывавших после освобождения страны на реставрацию старых буржуазно-помещичьих порядков. Королевское правительство Югославии, находившееся в эмиграции, считало вооруженную борьбу преждевременной, авантюристичной и противоречащей интересам народа. В обращении к народу 22 июня 1941 г., переданном по лондонскому радио, оно призывало спокойно ждать будущей победы союзников, которые «принесут свободу» Югославии. Такой, по сути дела, была и политическая линия четников Михайловича, который неизменно отвергал все предложения югославских партизан установить с ним контакт, а затем пошел на прямые вооруженные конфликты с ними. Но погасить пожар партизанской войны в Югославии было уже невозможно, он разгорался все сильнее.  
 
Движение Сопротивления в самих странах фашистского блока было направлено против существовавших в них режимов и тех социальных сил, на которые они опирались, за восстановление демократических прав и свобод. В первый период войны антифашистскую борьбу вели здесь лишь небольшие группы людей, убежденные революционеры, коммунисты, подлинные демократы. Нелегально прибывшие в Германию инструкторы ЦК КПГ Р. Хальмейер, Г. Шмеер, И. Мюллер, Г. Ханке и другие товарищи вели работу по созданию нового центрального партийного руководства. Несмотря на то что с началом войны в Германии усилились репрессии и стала шире проводиться пропаганда расизма, шовинизма и милитаризма, борьба против фашизма не прекращалась. В стране действовали подпольные антифашистские группы: «Внутренний фронт» в районе Берлина, группа В. Кнёхеля в Рейнско-Вестфальской области, группы Р. Уриха, X. Шульце-Бойзена и А. Харнака, X. Гюнтера, Евы и Фрица Шульце и другие. Эти группы вели антифашистскую пропаганду, издавали в небольших количествах листовки и газеты, совершали акты саботажа и диверсий. О размахе пропагандистской деятельности антифашистского подполья в Германии свидетельствуют архивы гестапо, согласно которым в январе 1941 г. было зафиксировано 228 антифашистских изданий, а в мае — 519.
 
Под руководством коммунистических партий антифашистская борьба развертывалась в Италии, Болгарии, Румынии, Венгрии и Финляндии.
 
Особую страницу в европейском движении Сопротивления составляет борьба заключенных в многочисленных гитлеровских концентрационных лагерях. И здесь под руководством коммунистов, деятелей рабочего движения создавались подпольные организации, которые боролись против невыносимых условий жизни, устраивали побеги.
 
Чем больше расширялись масштабы войны, тем больше людей осознавало, что несет народам фашистская агрессия, тем ярче разгоралась антифашистская освободительная борьба, повышалась роль трудящихся масс в борьбе с поработителями. Объективно складывались условия, в которых судьба войны против стран фашистского блока все более определялась борьбой широких народных масс, в авангарде которых шли коммунистические и рабочие партии.
 

4. Национально-освободительное движение 

в Азии, Африке и Латинской Америке

Начало второй мировой войны усилило национально-освободительное движение в колониальных и зависимых странах Азии, Африки и Латинской Америки. Оно имело общую антиимпериалистическую направленность, но по своим ближайшим целям, по формам, составу и соотношению участвовавших в нем общественных сил и партий отличалось своеобразием развития на разных континентах и в отдельных странах. Если в большинстве стран Азии, Северной Африки и Ближнего Востока национально-освободительное движение приобрело широкий размах и было направлено на достижение политической независимости, то в странах Тропической Африки оно носило ограниченный характер, велось под лозунгами реформ колониального управления. В Латинской Америке классовые бои пролетариата и крестьянства сочетались с движением демократических сил за ликвидацию экономической и политической зависимости  от империалистических держав, против внутренней реакции и угрозы фашизма.
 
В авангарде национально-освободительного движения народов Азии, Африки и Латинской Америки шли коммунисты. Накануне войны в колониальных и зависимых странах насчитывалось более 30 компартий. Их самоотверженная борьба против реакции и фашизма способствовала количественному и идейному росту рядов коммунистов.
 
С началом вооруженной схватки между двумя империалистическими группировками каждая из них ставила целью использовать национально-освободительное движение и ресурсы колониальных стран в своих собственных интересах. Англия и Франция, с первых же дней войны стремясь мобилизовать на нужды войны ресурсы стран, входивших в их империи, приступили к формированию в Азии и Африке массовых колониальных армий. То же самое делала в своих африканских владениях Италия, готовившаяся к захвату английских и французских колоний.
 
Какой из врагов опаснее на данном этапе — колониальные власти или агрессоры? Как использовать сложившуюся обстановку для достижения независимости? Эти и многие другие вопросы требовали от народов колониальных и зависимых стран неотложного решения.
 
Для Китая, Ливии и Эфиопии, подвергшихся агрессии еще до второй мировой войны, изгнание захватчиков с родной земли означало восстановление национальной независимости и суверенитета.
 
Сложнее складывалась обстановка в колониях. Для народов этих стран западные державы были и продолжали оставаться самыми заклятыми врагами. Цели, которые преследовали правящие круги Англии и Франции в начале войны, не могли вызвать у угнетенных народов стремления принять в ней активное участие. Провозглашая основной задачей сокрушение нацизма и восстановление свободы больших и малых наций, правящие круги Великобритании неизменно подчеркивали, что речь идет только о народах Европы. В заявлениях французского правительства, несмотря на поднятую буржуазной пропагандой шумиху о том, что Франция является защитницей всех миролюбивых наций, лишь глухо упоминалось о задачах борьбы с фашизмом. Реальные действия обеих стран, их антисоветская внешняя и реакционная внутренняя политика скоро убедили народы колоний в неискренности освободительных и антифашистских лозунгов английских и французских правящих кругов.
 
Политическая ориентация различных группировок национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах в значительной мере определялась тем, что с началом войны колониальные власти усилили по отношению к ним репрессии, полицейский террор. Были запрещены коммунистические партии, разгромлены наиболее прогрессивные организации, тысячи борцов за свободу посажены в тюрьмы и концентрационные лагеря. Изданный английскими властями закон «Об обороне Индии», по которому полиция получила чрезвычайные полномочия для подавления массового движения, индийский народ назвал законом «об обороне Индии от индийцев». Антидемократический, насильственный способ вовлечения народов колоний в войну не только затруднил многим лидерам освободительного движения выбор правильной тактики в условиях войны, но и нанес ущерб стратегическим позициям западных держав в колониальном мире, так как вызывал усиление антибританских и антифранцузских настроений среди населения колоний.  
 
Огромным зарядом ненависти угнетенных народов к своим угнетателям постарались воспользоваться фашистские державы для подрыва колониального тыла своих противников. Демагогически «разоблачая» западную плутократию, они призывали народы колониальных и зависимых стран выступить против своих вековых угнетателей, суля за это освобождение после победы стран оси. Основные усилия итало-германской пропаганды были направлены на арабские страны и Африку. Япония развернула подрывную агитацию среди азиатских народов.
 
Это внесло известную растерянность в ряды национально-освободительного движения. В некоторых странах фашистская пропаганда встречала благожелательное отношение реакционной феодально-племенной верхушки, части крупной буржуазии и чиновничества. Напуганные классовыми выступлениями трудящихся и ростом влияния коммунистических партий, эти социальные круги мечтали об установлении в своих странах фашистских порядков, надеясь обрести в фашизме силу, способную задушить революционное движение масс.
 
Даже некоторые передовые представители освободительного движения не сразу разобрались в подлинной природе и опасности фашизма. Коварная фашистская пропаганда нередко вводила в заблуждение многих честных, но политически малоопытных патриотов.
 
Бурные события лета и осени 1940 г. — вступление в войну Италии против англо-французской коалиции, поражение Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии и Франции, захват японцами части Индокитая — положили конец колебаниям многих деятелей национально-освободительного движения, которые встали в ряды активных борцов против фашизма. Правящие круги метрополий, оказавшись в трудном положении, были вынуждены несколько смягчить колониальную политику и обещать некоторым колониям независимость после войны.
 
Таким образом, национально-освободительное движение в 1939 — 1941 гг. имело как общие, характерные для большинства стран черты и трудности, так и особенности, присущие только данной стране. Эти особенности проявлялись в различии приемов, форм и способов освободительной борьбы и в своеобразии процесса ее слияния с мировым антифашистским движением.
 
Народы Ливии уже давно познали «новый порядок» итальянского фашизма на собственном опыте. С началом мировой войны у ливийских патриотов, находившихся в то время в подполье и эмиграции, усилилось стремление к объединению в борьбе за независимость. Руководящее положение в освободительном движении занимала феодально-религиозная верхушка во главе с пребывавшим в эмиграции эмиром Киренаики Идрисом ас-Сенуси. В октябре 1939 г. руководство ливийской эмиграции в Египте выступило за координацию деятельности всех патриотических организаций и установление контактов с английским командованием. В середине 1940 г. ливийские патриоты начали формировать вооруженные отряды для участия в боях против фашистской Италии в составе британских войск и развернули антифашистскую агитацию в итальянских колониальных войсках, в которых находилось немало ливийцев.
 
Во французских колониях Северной Африки и Южно-Африканском Союзе антифашистские настроения с самого начала войны получили широкое распространение. В Тунисе компартия и другие прогрессивные организации временно сняли требование национальной независимости, считая главной задачей совместную с французским народом борьбу против фашизма 
 
Сотни тысяч жителей французских колоний приняли в 1940 г. участие в битве за Францию и внесли достойный вклад в борьбу с фашистскими захватчиками. Многие из них впоследствии плечом к плечу с французскими патриотами боролись с оккупантами в составе подпольных групп Сопротивления.
 
Рассчитывая на рост антифранцузских тенденций во французских колониях, гитлеровцы после поражения Франции отпустили многих африканских солдат на родину. Подрывная деятельность правящих кругов фашистских государств вызвала брожение среди националистических лидеров освободительного движения ряда стран французской империи. В Тунисе часть националистов пыталась ориентироваться на державы оси. В Алжире отдельные представители местной буржуазии тщетно стремились добиться для себя уступок, вступив в переговоры с правительством Петэна. Многие буржуазные националисты бездействовали, выжидая дальнейшего развития событий.
 
Переход вишистских властей к активному сотрудничеству с фашистскими державами вел к усилению борьбы народных масс за свободу и независимость. В Тунисе, Алжире, Леванте (Сирии и Ливане) и Западной Африке началось движение Сопротивления, которое возглавили находившиеся в подполье коммунистические и прогрессивные националистические партии.
 
Французские колониальные власти Экваториальной Африки и тихоокеанских территорий, отказались признать режим Петэна и примкнули к движению «Свободная Франция», создав тем самым благоприятные условия для вовлечения этих колоний в антифашистскую борьбу. Французская Экваториальная Африка и Камерун стали местом сосредоточения и формирования сил «Свободной Франции». Отсюда они перебрасывались в Египет, Англо-Египетский Судан, на Ближний Восток для участия в боевых действиях против фашистских войск и их вишистских пособников. Первой на сторону «Свободной Франции» перешла французская колония Чад.
 
В ряды бойцов против фашизма вливались жители не только французских колоний, официально перешедших на сторону «Свободной Франции», но и тех территорий, которые оставались под управлением вишистских властей. Например, 10 тыс. воинов племени абронгов с Берега Слоновой Кости во главе со своим вождем прибыли в Чад и вступили в ряды бойцов «Свободной Франции».
 
Летом 1941 г. руководители «Свободной Франции» дали Сирии и Ливану обещание предоставить после войны независимость и разрешить легальную деятельность антифашистских организаций, включая коммунистические партии. К этому времени в колониальных странах уже хорошо знали о судьбах народов в захваченных фашистами странах Европы. Выражая опасения африканцев, один из вождей Капской провинции (ЮАС) заявил: «Если немцы выиграют войну, туземцев ждет еще более ужасная участь, чем население Польши». Африканские колонии активно поддерживали Англию в войне, не обусловливая эту поддержку конкретными политическими требованиями. Это объяснялось частично тем, что в то время африканские лидеры были в какой-то степени удовлетворены обещаниями, данными английским правительством  о выделении средств на развитие колоний, о предоставлении африканцам больше мест в органах местного самоуправления и т. д..
 
Добровольцы из британских колоний в Африке шли на призывные пункты, рассчитывая в борьбе с фашистскими агрессорами добиться освобождения своих стран от колониального ига. Однако английские власти весьма неохотно давали оружие в руки африканцев, предпочитая использовать их в армии как вспомогательную силу.
 
Особенно строго придерживались этого правители Южной Африки. Безоружные африканские солдаты оказывались в боевой обстановке беззащитными. Это вызывало у них законное возмущение.
 
Своеобразным путем шло развитие освободительного движения в Египте и Ираке. Вопрос об их вступлении в войну на стороне Англии вызвал острые внутриполитические разногласия в этих странах. Египетская партия Вафд, выражавшая интересы национальной буржуазии, была готова поддержать Англию в войне, но требовала от нее гарантий о предоставлении Египту полной независимости после войны. Английское правительство категорически отказалось дать такие гарантии. Поэтому Египет, хотя и разорвал дипломатические отношения с Германией и Италией, войны им не объявил и соблюдал нейтралитет. Английские власти использовали территорию, материальные и людские ресурсы Египта для нужд войны. Египетские войска привлекались к выполнению вспомогательных работ, охране складов, баз и коммуникаций в зоне Суэцкого канала.
 
Настойчивые попытки Великобритании заставить Ирак отказаться от политики нейтралитета вызвали сопротивление буржуазно-националистических кругов и привели к открытым выступлениям против английских властей. Эти выступления были подавлены.
 
Освободительная борьба в Эфиопии, Эритрее и Сомали развивалась как борьба против новых оккупантов — английских войск. Эфиопский народ был возмущен требованием Англии распустить национальное правительство, сформированное Хайле Селассие после изгнания из страны итальянских захватчиков. Всюду проходили массовые демонстрации протеста против установления британского военного управления, за вывод английских частей. В ряде районов Эфиопии происходили вооруженные столкновения населения с английскими подразделениями.
 
Вовлечение в войну Индии английскими властями без какой-либо консультации с представителями нации было воспринято в стране как попытка унизить великий народ. Несмотря на то что в 1940 — 1941 гг. 250 тыс. индийских солдат уже сражались в Африке и на Ближнем Востоке, общественность настойчиво выступала против участия Индии в войне. Большинство левых организаций, включая компартию, считали необходимым использовать сложившуюся в мире военно-политическую обстановку для развертывания борьбы за независимость страны.
 
В резолюции от 14 сентября 1939 г. Индийский национальный конгресс (ИНК) осудил фашистскую агрессию и высказал готовность поддержать Англию в войне, но при условии предоставления Индии независимости. Английское правительство обещало рассмотреть вопрос о независимости Индии только после войны. Индийские коммунисты основное внимание уделяли работе в массовых организациях, подготовке народа к решающей  схватке с империализмом. При поддержке коммунистов ИНК развернул массовое антивоенное движение в стране, а с октября 1940 г. начал кампанию гражданского неповиновения. В ответ английские власти арестовали около 30 тыс. членов ИНК, включая и его лидеров. Это привело к тому, что отдельные деятели национально-освободительного движения в Индии стали ориентироваться на Японию как на союзника в борьбе против Великобритании.
 
В октябре 1939 г. несколько политических партий в Бирме образовали Блок свободы Бирмы, который поддерживали коммунисты. Отказ Англии удовлетворить требование блока о предоставлении стране независимости и здесь привел к тому, что он выступил против военного сотрудничества с Англией. В ответ колонизаторы арестовали ведущих левых деятелей национального движения. Это усилило колебания в его рядах. Созданная в 1940 г. мелкобуржуазная Народно-революционная партия Бирмы провозгласила лозунг насильственного свержения английского господства при поддержке Японии.
 
Подобные колебания в первый период войны были характерны для националистов многих стран (Филиппины, Таиланд, оккупированный Китай и др.) Лишь впоследствии, познав на собственном опыте, что представляет собой «помощь» японских и германских фашистов, они поняли опасность такой линии поведения и стремились ее исправить.
 
В большинстве колониальных и зависимых стран Азии коммунисты являлись наиболее последовательными борцами против империализма и фашизма. Коммунистическая партия Индокитая еще в ноябре 1939 г. провозгласила курс на создание единого национального фронта для борьбы как против французских империалистов, так и против фашизма и войны. После того как осенью 1940 г. петэновские колониальные власти вступили в сговор с Японией, освободительная борьба вьетнамского народа окончательно влилась в общий поток антифашистской борьбы.
 
Последовательную линию борьбы против готовившейся японской агрессии проводила компартия Филиппин. В 1939 — 1941 гг. она разоблачала японский империализм и его паназиатскую пропаганду, выступала против американских военных поставок в Японию, благодаря чему обеспечила себе прочное влияние в крупнейших профсоюзных и крестьянских организациях страны.
 
Трудную борьбу по созданию единого антияпонского фронта вели коммунисты Индонезии. Весной 1941 г. группа коммунистов и членов влиятельной антифашистской партии Гериндо создала нелегальный центр «Антифашистское народное движение». Однако, убедившись в том, что голландские колонизаторы даже под угрозой японского нашествия не собираются предоставить Индонезии независимость, некоторые националисты начали ориентироваться на Японию.
 
Если народы Азии и Африки являлись в той или иной мере участниками войны уже на первом этапе, то страны Латинской Америки вплоть до вступления США в войну сохраняли нейтралитет. Но война усложнила политическую обстановку и на этом континенте. Господствовавшие во многих латиноамериканских странах реакционные диктаторские режимы, несмотря на нейтралитет, продолжали поддерживать активные связи со странами фашистского блока, усилили репрессии против демократических организаций.
 
Народным массам Латинской Америки во главе с коммунистами пришлось одновременно вести борьбу против нескольких врагов: фашизма  североамериканского империализма и местной реакции. В июне 1940 г. пленум руководства Конфедерации трудящихся Латинской Америки осудил политику попустительства фашизму. Коммунистические партии и прогрессивные организации латиноамериканских республик добивались от своих правительств разрыва дипломатических и торговых отношений с державами оси.
 
В сложных условиях начавшейся мировой войны, когда правящие круги государств — противников гитлеровской Германии, продолжая предвоенную мюнхенскую политику, по существу, не желали вести войну против фашистских государств и направляли усилия на подготовку объединенной агрессии против СССР, коммунистические партии и их боевой штаб — Коминтерн заклеймили войну как империалистическую с обеих сторон, осудили реакционную антисоветскую политику буржуазных правительств и решительно разоблачали губительные последствия этой политики для судеб народных масс.
 
Новые захваты фашистов в Европе и установление режима зверского насилия и грабежа в оккупированных странах вызвали к жизни национальное антифашистское движение. Росла решимость народных масс к беспощадной борьбе против поработителей. Крах буржуазных правительств, оказавшихся неспособными защитить национальную независимость своих стран, привел к общей перегруппировке сил, в том числе и в среде правящих классов, в пользу антифашистского движения. Началось формирование широкой социальной базы Сопротивления.
 
Коммунистические партии оказались единственной политической и организационной силой, подготовленной к тому, чтобы, опираясь на рабочий класс, возглавить антифашистскую борьбу масс. Следуя линии VII конгресса Коминтерна и используя опыт борьбы за создание единого народного фронта, накопленный в предвоенные годы, коммунистические партии поставили задачу создать широкий народный антифашистский фронт. Коммунистические партии явились первыми организаторами массовой вооруженной борьбы против фашистских захватчиков, коммунисты были первыми героями движения Сопротивления фашизму, его наиболее активными деятелями, непримиримыми противниками буржуазной политики пассивного выжидания. В развернувшейся антифашистской борьбе международное рабочее движение успешно преодолевало раскол, существовавший в его рядах перед второй мировой войной.
 
Дальнейшее развитие получило национально-освободительное движение в Азии, Африке, Латинской Америке. Передовые представители этого движения начали осознавать, что распространение войны на колонии несет опасность нового, еще более жестокого порабощения. Общей чертой движения было стремление к сплочению антиимпериалистических сил в единый национальный фронт борьбы против фашизма и колониального гнета.
 
Первые успехи движения Сопротивления, решающий вклад в организацию которого уже в этот период войны сделали компартии, получили развитие в последующие годы, когда под влиянием побед, одержанных Советскими Вооруженными Силами над немецко-фашистской армией, массовая вооруженная борьба против фашистского «нового порядка» охватила все оккупированные страны.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Начало войны

По теме

  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 5. Героическая оборона Москвы. Провал операции «Тайфун»
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 5. Героическая оборона Москвы. Провал операции «Тайфун»
    В конце сентября обстановка на советско-германском фронте оставалась сложной. Немецко-фашистские армии занимали выгодное оперативно-стратегическое...
  • Том 1. Глава 1. Агрессивность империализма
    Том 1. Глава 1. Агрессивность империализма
    Первая мировая империалистическая война возникла в результате длительного развития противоречий капиталистической системы. Она была порождена ею,...
  • Том 4. Глава 8. Подготовка войны на Тихом океане
    Том 4. Глава 8. Подготовка войны на Тихом океане
    Летом 1941 г. в связи с усилением агрессивных устремлений японских милитаристов противоречия между крупнейшими империалистическими державами на Тихом...
  • Том 4. Глава 5. Создание единого фронта государств и народов в борьбе против фашизма
    Том 4. Глава 5. Создание единого фронта государств и народов в борьбе против фашизма
    Вынужденное вступление СССР в войну с Германией ускорило объединение антифашистских сил. Советское правительство всемерно способствовало сплочению...
  • Том 5. Глава 11. Коммунистическая партия — организатор борьбы за создание коренного перелома в войне
    Том 5. Глава 11. Коммунистическая партия — организатор борьбы за создание коренного перелома в войне
    Главной задачей Коммунистической партии в 1942 г., так же, как и в 1941 г., было усиление боевой мощи Советских Вооруженных Сил. На заседаниях...
  • Том 2. Глава 6. Народы мира против фашизма и войны
    Том 2. Глава 6. Народы мира против фашизма и войны
    После укрепления фашистских режимов в ряде стран Европы и образования очагов новой мировой войны ведущая роль международного рабочего класса в...
  • Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Важнейшими военно-экономическими мероприятиями явились мобилизация и перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для обеспечения...
  • Том 3. Глава 11. Цели и планы фашистской агрессии против СССР
    Том 3. Глава 11. Цели и планы фашистской агрессии против СССР
    Страна Советов являлась для германского империализма главным препятствием на пути к установлению мирового господства. Германский фашизм, выступая в...
  • Том 2. Глава 3. Мюнхенский сговор — прямой курс на развязывание войны
    Том 2. Глава 3. Мюнхенский сговор — прямой курс на развязывание войны
    Со второй половины 1937 г. развитие событий в капиталистическом мире, все более втягивавших человечество в войну, значительно ускорилось. Фашистские...
  • Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Том 3. Глава 6. Дальнейшие планы Германии на Западе. Оборона Англии
    Неожиданно быстрое поражение Франции, а следовательно, и англофранцузской коалиции застало Англию врасплох. Она была практически не готова к...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 9. Развертывание борьбы советских патриотов на временно оккупированной территории
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 9. Развертывание борьбы советских патриотов на временно оккупированной территории
    Действия советских патриотов в тылу немецко-фашистских войск, начавшиеся с первых дней вторжения врага на территорию СССР, стали неотъемлемой частью...
  • Том 1. Глава 3. Очаг войны на Дальнем Востоке
    Том 1. Глава 3. Очаг войны на Дальнем Востоке
    В годы первой мировой войны и в послевоенный период Япония укрепила свои позиции на Азиатском континенте и в бассейне Тихого океана. С таким...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 1. Глава 5. Политика поощрения фашизма
    Том 1. Глава 5. Политика поощрения фашизма
    Разжиревшие на войне английские монополии стремились сохранить завоеванные международные позиции и установить британское мировое господство. Однако...
  • Том 1. Хроника основных событий 1918-1935гг.
    Том 1. Хроника основных событий 1918-1935гг.
    «Истории второй мировой войны» охватывает период с конца первой мировой войны до осени 1935 г. Его первая часть посвящена зарождению войны в системе...
  • Том 5. Глава 2. Развертывание экономического потенциала государств антифашистской коалиции
    Том 5. Глава 2. Развертывание экономического потенциала государств антифашистской коалиции
    К концу первого полугодия 1942 г. благодаря величайшему напряжению сил советского народа уже действовали 1200 эвакуированных предприятий, в том числе...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 7. Борьба за Донбасс и Крым. Контрнаступление советских войск под Ростовом-на-Дону
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 7. Борьба за Донбасс и Крым. Контрнаступление советских войск под Ростовом-на-Дону
    В конце сентября на южном крыле советско-германского фронта, как и на других участках, советские войска вели борьбу с врагом в тяжелой обстановке....
  • Том 1. Глава 4. Образование главного очага Мировой войны
    Том 1. Глава 4. Образование главного очага Мировой войны
    Мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г., обнажил все противоречия империализма, привел к небывалому обострению политического положения как...