Том 2. Глава 6. Народы мира против фашизма и войны


50

1. Ведущая роль коммунистических партий 

в антивоенной борьбе масс

Стратегическая ориентировка, выработанная в 1935 г. VII конгрессом Коминтерна, нашла широкую поддержку в рядах коммунистических и рабочих партий, стала программой их практической деятельности по мобилизации народных масс на борьбу с фашизмом, против реакции и войны. Осуществление программы Коминтерна открывало перед рабочим классом и трудящимися перспективы: через антифашистскую, общедемократическую борьбу — к победе новой демократии и социализму, через сплочение всех прогрессивных миролюбивых сил — к созданию несокрушимого барьера на пути поджигателей войны.
В обстановке усиления империалистической агрессии и роста антивоенного движения масс исключительное значение для международного коммунистического движения приобрело правильное сочетание борьбы за демократию с борьбой за социализм. На важность этого вопроса при выработке стратегии и тактики пролетариата в свое время указывал В. И. Ленин. «Было бы коренной ошибкой думать, — писал он, — что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. и. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию».
В борьбе против опасности войны политика Коминтерна предусматривала ликвидацию раскола в рабочем классе и создание тем самым единого рабочего фронта, а также создание народного фронта путем сплочения вокруг пролетариата крестьянства, мелкой буржуазии города, ремесленников, трудовой интеллигенции, всех антифашистских элементов наций. Она позволяла объединить широкие слои населения и нанести поражение фашизму, преградить путь войне и создать благоприятные условия для последующей борьбы за социализм. Она открывала возможности для установления единого антиимпериалистического фронта в колониальных и зависимых странах, перспективу их освобождения и вступления на путь самостоятельного развития.
После укрепления фашистских режимов в ряде стран Европы и образования очагов новой мировой войны ведущая роль международного рабочего класса в демократическом движении приобрела еще большее значение. В авангарде антифашистской борьбы шли коммунистические  партии — наиболее передовой и организованный отряд народных масс. Только за четыре года (1935–1939) численность компартий в капиталистических странах увеличилась более чем в два раза и достигла 1 750 тыс. человек.
Однако осуществление новой ориентировки Коминтерна наталкивалось на большие трудности, порожденные как объективными, так и субъективными факторами. Продолжала сказываться раздробленность рабочего движения, отсутствовало единство в профсоюзном движении. Во многих странах, особенно там, где утвердился фашизм, на компартии обрушилась волна репрессий и террора.
Ожесточенную кампанию против решений VII конгресса Коминтерна повели правые социал-демократические лидеры, а также левацкие, троцкистские и полутроцкистские элементы в рабочем движении. Если правые социал-демократические вожди, страшась марксистско-ленинской стратегии и тактики Коминтерна, цеплялись за свою прежнюю политику «классового мира» с буржуазией, проповедовали, что переход к социализму возможен без революционной борьбы, то «левые» обвиняли коммунистов в реформизме, пацифизме, толкали их к отрыву от масс.
Внутри коммунистических партий еще не были преодолены сектантские тенденции, порождавшие недооценку тактики единого антифашистского фронта. Новую политическую ориентировку коммунистическому движению приходилось проводить в жизнь в условиях расширявшихся актов агрессии, втягивания все большего числа народов и государств в европейский и дальневосточный узлы войны. Это требовало от коммунистических и рабочих партий точной классовой оценки каждого агрессивного акта, выработки наиболее целесообразных способов и форм борьбы, вовлечения широких слоев населения в движение за сохранение мира.
Буржуазная историческая наука, спекулируя на трудностях предвоенных лет, прилагает немало усилий, чтобы извратить характер и цели антивоенного движения народных масс, оклеветать международный рабочий класс, компартии, ориентировку Коминтерна. Так, Ф. Боркенау в написанной еще в 1939 г. и переизданной в 1962 г. книге «Мировой коммунизм. История Коммунистического Интернационала» пытается обосновать ложный тезис, что коммунистическое движение во второй половине 30-х годов будто бы не имело массовой социальной базы, что после VII конгресса Коминтерна произошло ослабление компартий, поскольку провозглашенный им лозунг интернационализма якобы на деле означал лишь защиту одной страны — Советского Союза.
Книга Е. Лайонса «Красное десятилетие. Классическая работа о коммунистическом движении в Америке в 30-х годах», вышедшая в свет в 1941 г. и переизданная через тридцать лет, имеет целью дискредитацию народного фронта в США. Автор — ярый антикоммунист — не может обойти тот исторический факт, что многие представители американской общественности, большинство рабочего класса правильно восприняли антифашистские лозунги Коминтерна. Вместе с тем его работа направлена против компартии США и отстаивает версию, будто антивоенная борьба трудящихся масс подрывала «национальную оборону США».
Коминтерн и компартии, исходя из решений VII конгресса, развернули огромную работу по созданию единого рабочего и народного  фронта и в качестве основы этого фронта выдвинули лозунги антифашистской и антивоенной борьбы. Первые итоги деятельности коммунистических и рабочих партий в этом направлении подводились на заседании Президиума ИККИ 20 ноября 1935 г. В докладе О. Куусинена отмечалось, что часть коммунистических партий вела лишь пропаганду идеи единого фронта, не предпринимая достаточно активных массовых действий, способных сломить сопротивление противников единства. Ставилась задача преодолеть эти недостатки, перенося центр тяжести борьбы за единство на места, в массы.
Важной вехой на пути реализации и развития новой политики Коминтерна в борьбе за народный фронт, за мир, против фашистской агрессии явились заседания Президиума ИККИ 23 марта — 1 апреля 1926 г. В их подготовке активно участвовали представители ВКП(б). Был детально проанализирован опыт борьбы компартий Франции, США, Польши, Германии, Чехословакии, Великобритании за осуществление решений VII конгресса Коминтерна, а также рассмотрены проблемы антиимпериалистической борьбы в Китае.
Генеральный секретарь ИККИ Г. Димитров, отметив несомненные успехи рабочего и народного фронта во Франции, Испании и некоторых других странах, подчеркнул, что они свидетельствуют о правильности новой ориентировки. Придавая первостепенное значение единому фронту пролетариата в борьбе против войны, он заявил: «Нельзя бороться против войны без международных действий пролетариата. Мы не можем бороться против войны без единства борьбы, без единства платформы... Мы должны дать такую конкретную платформу, международную интернациональную политику пролетариата, которая повела бы народные массы, могла кристаллизировать левое революционное крыло социал-демократических партий и расчистила бы дорогу действиям рабочего класса в борьбе против общего классового врага». Г. Димитров советовал компартиям провести необходимую подготовку, продумать вопрос о связях, расстановке кадров и других мероприятиях на случай войны.
М. Торез в своем выступлении раскрыл неразрывную связь внутренней политики народного фронта во Франции с борьбой против войны. Он указал на то, что среди французской монополистической буржуазии существует сильное прогерманское течение, к которому примыкают и некоторые социал-демократические деятели, готовые из антикоммунистических побуждений на уступки агрессору. Компартия считает необходимым усилить борьбу против французских сторонников гитлеровцев. Она поддерживает советско-французский договор, симпатии к которому росли вместе с усилением угрозы нападения Германии. «Партия стремится доказать, — говорил М. Торез, — что франко-советский пакт полезен народу Франции еще более, чем Советскому Союзу».
Весьма острым и сложным оказался вопрос об отношении рабочего класса и компартий к некоторым оборонительным мероприятиям буржуазных правительств тех стран, которым угрожало фашистское нападение, в частности к принимаемым ими законам об обороне, военным бюджетам, законам о расширении армии, к действиям в Лиге наций и т. д. Компартии не могли поддерживать военную политику буржуазных правительств и военный бюджет в целом, поскольку буржуазия использовала государственный аппарат и армию против трудящихся. Однако в сложившейся ситуации не исключались выступления коммунистов в поддержку мер  защиты населения от ужасов войны, усиления обороноспособности народа перед угрозой фашистской агрессии.
ИККИ высказался за выдвижение компартиями конструктивной программы по вопросам международной политики, направленной на предотвращение агрессии. Об этом говорили Г. Димитров, Д. Мануильский, П. Тольятти. В частности, Г. Димитров, оценивая положение в Чехословакии, считал целесообразным, чтобы КПЧ выступила с предложениями, направленными на «подлинную защиту свободы и независимости чешского народа...».
Президиум Исполкома Коммунистического Интернационала рекомендовал компартиям стран, оказавшихся перед непосредственной угрозой фашистской агрессии, не относиться безразлично к вопросам защиты страны, не закрывать глаза на опасность, грозившую извне, а активно участвовать в оборонных мероприятиях против фашистской агрессии, бороться за чистку армии от фашистских элементов, демократизацию всей государственной и общественной жизни. Это явилось бы лучшей гарантией эффективной защиты от нападения.
При непосредственном участии представителей ВКП(б) и других коммунистических партий Коминтерн разработал программу развертывания антивоенной борьбы, создания всемирного фронта мира. Такой фронт должен был объединить СССР и все миролюбивые государства, которым угрожала агрессия, все антифашистские и антивоенные силы. Огромная роль в этой борьбе отводилась единым выступлениям международного пролетариата против войны и фашизма.
Еще в конце 1935 г., призывая к сплочению всех антифашистов и сторонников мира, ИККИ отмечал, что только таким путем можно «сломить сопротивление противников единого фронта и положить конец распылению своих сил в борьбе против фашизма и войны». На страницах газет и журналов, издаваемых компартиями, разоблачались противники антивоенных действий рабочего класса, коллективного отпора агрессорам.
Президиум ИККИ верно определил основные тенденции развития международных событий и указал, что германские фашисты, нацеливая свой удар против СССР, в данный момент готовят агрессию прежде всего против Австрии, Чехословакии, Польши и Франции. «Германскому фашизму, — отмечал Г. Димитров, — гораздо легче послать армию сначала на захват территорий соседних государств под лозунгом «национального объединения всех немцев» и лишь потом — на войну с могущественной Страной Советов». Точно так же, продолжал он, и на Дальнем Востоке: японский империализм будет сначала стремиться нанести удар по Китаю, а нападение на СССР планирует как следующий шаг.
На заседаниях подчеркивалось, что, несмотря на слабость Лиги наций, ее следует использовать в целях сохранения мира. Вступление Советского Союза в Лигу наций и его борьба внутри ее против поджигателей войны несомненно расширяют такие возможности. Коммунисты всех стран призывались решительно и последовательно поддерживать все меры в защиту мира, все санкции против агрессора.
1 апреля 1936 г. Президиум ИККИ принял постановление, которое явилось ярким примером творческого развития марксистско-ленинской пролетарской тактики борьбы за мир в новых исторических условиях, характеризовавшихся, с одной стороны, существованием социалистического  государства, а с другой — опасностью порабощения всех стран и народов фашистскими государствами. В нем говорилось, что «обуздание фашистских зачинщиков войны, борьба за сохранение мира сегодня центральная задача всего международного пролетариата». Указав на попустительство капиталистических держав фашистским агрессорам, на отказ правых лидеров Социалистического рабочего интернационала от объединенных действий пролетариата против войны, Президиум ИККИ дал характеристику растущим силам мира и выдвинул задачу их объединения.
Решающим шагом к установлению единства действий международного пролетариата против поджигателей войны Коминтерн считал развертывание компартиями «во всех областях общественной и политической жизни страны самой активной, упорной и широкой кампании за сохранение мира. Коммунисты должны вести эту кампанию, не откладывая ее до заключения пактов о совместных действиях с руководством социал-демократической партии, но вести ее обязательно под знаком борьбы за установление единства действий компартии с социал-демократической партией». Постановление рекомендовало компартиям теснейшим образом увязывать вопросы обороны своих стран с требованиями расширения демократических прав трудящихся.
В этом документе были сформулированы критерии для определения характера надвигавшейся войны. В нем подчеркивалось, что сложившаяся в мире к началу 1936 г. ситуация не похожа на обстановку 1914 г., когда не было ни стран, где победил пролетариат, ни стран фашистской диктатуры. «Теперь, — говорилось в постановлении, — имеются 1) пролетарское государство, являющееся величайшим оплотом мира; 2) определенные фашистские агрессоры (Германия, Италия, Япония); 3) ряд стран, стоящих под непосредственной угрозой нападения на них со стороны фашистских агрессоров и утери своей государственной и национальной независимости (Бельгия, Чехословакия, Австрия и т. д.); 4) другие капиталистические государства... которые в данный момент заинтересованы в сохранении мира».
Из анализа этих факторов делался вывод: вторая мировая война, подготавливаемая империализмом, по своему характеру будет более сложной и противоречивой, чем первая, в ней с самого начала скажутся не только империалистические, но и освободительные тенденции. Этот вывод имел огромное значение для борьбы компартий за сплочение антифашистских сил, а затем, в годы войны, — для развертывания движения Сопротивления.
Руководствуясь новой политической ориентировкой, Коминтерн и его национальные секции осуществляли тактику, которая завоевывала на сторону единого рабочего и народного фронта все более широкие массы. Под флагом решений VII конгресса Коминтерна во многих странах проходили съезды компартий, вырабатывавшие конкретные меры по претворению в жизнь лозунгов антифашистской и антивоенной борьбы пролетариата с учетом конкретных исторических условий и реальной расстановки социальных сил, выступавших за мир.
В январе 1936 г. VIII съезд Французской коммунистической партии принял решение о дальнейшем расширении борьбы за народный фронт. Вскоре социалистическая, радикальная и республиканская социалистическая партии присоединились к коммунистам, одобрив программу народного фронта, в которой выдвигались следующие требования: амнистия политическим заключенным, разоружение фашистских лиг и их роспуск,  отмена чрезвычайного законодательства, соблюдение прав профсоюзов, национализация военной промышленности и отмена частной торговли оружием, развитие мирного международного сотрудничества в целях обеспечения коллективной безопасности и неделимости мира, упразднение тайной дипломатии, распространение договоров о взаимной помощи против агрессии, аналогичных франко-советскому. Программа включала и экономические требования, отражавшие интересы рабочего класса и других слоев населения.
В марте 1936 г. Всеобщая конфедерация труда Франции и левая Унитарная всеобщая конфедерация труда слились в единую профсоюзную организацию — Всеобщую конфедерацию труда (ВКТ). Коминтерн оценил это объединение как большой успех на пути достижения сплоченности в пролетарском профсоюзном движении. Создание единого профсоюзного центра способствовало усилению тяги трудящихся к профсоюзам. После образования ВКТ число ее членов достигло 5 млн. человек.
Борьба за народный фронт укрепила ФКП, повысила ее роль в обществе. Численность партии увеличилась с 55 тыс. человек в начале 1935 г. до 300 тыс. в 1938 г. Совместно с коммунистической молодежной федерацией и союзом французских девушек ФКП объединяла 450 тыс. человек. Орган ФКП — газета «Юманите» стала самой крупной политической газетой во Франции. Ее средний тираж достигал 400 тыс. экземпляров. В результате консолидации трудящихся возросли роль рабочего класса в политической жизни страны, его влияние на широкие слои населения.
На парламентских выборах 26 апреля — 3 мая 1936 г. партии антифашистского народного фронта добились крупной победы: получили 381 место, в то время как правые партии лишь 237 мест. От ФКП прошло 72 депутата вместо 10, избранных на предыдущих выборах. В результате образовалось правительство во главе с социалистом Л. Блюмом, опиравшееся на партии народного фронта.
Победа на парламентских выборах партий народного фронта дала новый толчок рабочему движению. В июне 1936 г. по всей стране прокатилась мощная волна забастовок. Рабочие требовали заключения коллективных договоров, которые ограничили бы произвол предпринимателей, обеспечили повышение зарплаты и т. д. На многих предприятиях развевались красные знамена. Под натиском трудящихся правительство провело ряд прогрессивных реформ: повысило зарплату, ввело 40-часовую рабочую неделю, оплачиваемые двухнедельные отпуска, обязательные коллективные договоры, отменило чрезвычайные декреты, направленные против государственных и коммунальных служащих, а также бывших фронтовиков. Были приняты законы о роспуске фашистских лиг, о национализации военной промышленности, осуществлены некоторые мероприятия в интересах мелких торговцев, ремесленников и крестьян. Все это явилось крупным завоеванием трудящихся, достигнутым в упорной борьбе против реакции.
Однако правительство Л. Блюма не проявляло последовательности в выполнении программы народного фронта, не принимало действенных мер против контрреволюционной буржуазии, не пресекло деятельности фашистских лиг. Сформированное в июне 1937 г. новое правительство радикала Шотана фактически стало игнорировать программу народного фронта, добиваясь полной ее ликвидации. Пользуясь попустительством властей, активизировали свою деятельность махровые реакционеры. При поддержке генерального штаба французской армии и крупных монополий фашистская организация кагуляров готовила государственный  переворот, заранее наметив на пост главы правительства известного своими реакционными взглядами маршала Петэна. Французские коммунисты разоблачили перед народом этот заговор против республики. Однако его влиятельные организаторы не были привлечены к ответственности. Так реакционные империалистические круги, используя входивших в правительство лидеров радикалов и социалистов, постепенно ослабляли народный фронт.
Новая ориентировка коммунистического и рабочего движения сыграла важную роль в борьбе трудящихся Англии против наступления реакции, за миролюбивую внешнюю политику и удовлетворение насущных экономических нужд. В целях создания народного фронта компартия Великобритании после парламентских выборов 1935 г. заявила о своем желании войти в лейбористскую партию. Она учитывала при этом, что лейбористская партия охватывала большинство английских рабочих и что в ней практиковалось не только индивидуальное, но и коллективное членство. Эта инициатива была широко одобрена рабочими: около 100 тыс. из них поставили свою подпись под петицией, призывающей к объединению. Однако лейбористское руководство отказалось принять компартию в свои ряды, выступило против единства действий с коммунистами.
Летом и осенью 1936 г. в Англии развернулось мощное стачечное и антифашистское движение. Своей кульминации борьба достигла в октябре, когда жители Лондона преградили путь фашистским отрядам Мосли.
Опираясь на широкие слои населения, компартия Англии добилась соглашения с независимой рабочей партией и социалистической лигой. Опубликованный 18 января 1937 г. совместный манифест этих организаций призвал создать единый рабочий фронт, занять жесткую позицию по отношению к правительственной политике, объективно способствовавшей укреплению фашизма, развязыванию войны и усилению колониального гнета; активно бороться за заключение договора между Англией, СССР, Францией и другими государствами для пресечения фашистской агрессии.
В мае 1937 г. XIV съезд компартии Англии выработал курс на дальнейшее сплочение рядов пролетариата.
19 марта 1938 г. компартия выступила с документом, в котором призвала лейбористское руководство к образованию правительства народного фронта и развертыванию решительных действий в пользу мира. Это предложение поддержали такие крупные организации, как кооперативная партия, федерация горняков Южного Уэльса, национальный союз приказчиков и работников торговли, а также более мелкие союзы.
Однако сползание лейбористского руководства к активной поддержке консервативного кабинета Чемберлена привело к срыву всех попыток коммунистов и других левых сил добиться сплочения масс на базе народного фронта.
Значительного размаха достигла борьба за создание единого рабочего и широкого народного фронта в США. Компартия США активно выступала против политики изоляционизма, за коллективную безопасность. Вначале она стремилась создать основу народного фронта на базе образования рабоче-фермерской партии, но вскоре признала необходимым привлечь другие политические группировки, в частности левые элементы демократической партии.
Укрепились позиции коммунистов в профсоюзном движении. В 1938 г. возник новый профсоюзный центр — Конгресс производственных профсоюзов (КПП), стоявший в то время на прогрессивных позициях.  Борьба американского рабочего класса и трудящихся за мир, против войны наталкивалась на упорное сопротивление крупного монополистического капитала, который отстаивал пресловутую политику «нейтралитета». Обстановка осложнялась тем, что многие демократические организации находились в плену пацифистских и либеральных идей, а рабочее движение ослабляли троцкисты и лидеры социалистов. ИККИ рекомендовал компартии США смелее включаться в широкое совместное движение с массовыми организациями, поддерживать прогрессивные мероприятия администрации президента Ф. Рузвельта, решительно осуждая те ее шаги, которые противоречат требованиям антифашистского демократического фронта. В январе 1938 г. Секретариат ИККИ положительно оценил деятельность компартии США, направленную на достижение пролетарского единства. Вместе с тем он отметил, что в партии проявляется некоторая боязнь активно включиться «в широкое совместное движение с мелкобуржуазными, прогрессивными и демократическими силами».
В сложной обстановке вели борьбу коммунистические партии тех стран, которым непосредственно угрожала фашистская агрессия. В этих странах нужна была быстрейшая мобилизация всех антифашистских и патриотических сил. Так, компартия Чехословакии разъясняла массам, что на карту поставлены свобода и само существование нации. В этих условиях в ее работе на первый план выдвигалась задача сплочения всех противников фашистской агрессии, всех патриотов.
Важную роль в ориентировке компартии Чехословакии сыграли решения ее VII съезда (апрель 1936 г.), который указал, что главная задача состоит в том, чтобы защитить республику от угрозы гитлеровской агрессии. «Позиция Коммунистической партии по вопросу об угрозе Чехословакии со стороны гитлеровских фашистов, — говорил на съезде К. Готвальд, — является позицией защиты Чехословакии против Гитлера, защиты Чехословакии против фашизма».
Разъясняя, что всякое отступление перед фашизмом приведет к катастрофе, ЦК КПЧ призывал к повышению бдительности, созданию единого фронта борьбы за свободу и независимость страны. Была определена политическая линия, исходившая из интересов рабочего класса и всего трудового народа. Коммунисты разоблачали сущность политики «невмешательства».
Однако в предмюнхенский период компартия Чехословакии не была достаточно сильной, чтобы повести за собой массы вопреки воле руководства социал-демократической и мелкобуржуазных партий. После захвата гитлеровцами Судетской области она начала новый этап борьбы за демократические права народа, против вассальной зависимости Чехословакии от фашистской Германии. В «Письме ко всем членам партии» от 8 октября 1938 г. и в речи К. Готвальда на заседании постоянного комитета Национального собрания была выдвинута задача пресечь происки фашистских элементов, активизировавшихся внутри страны.
Разоблачая германский фашизм, КПЧ в то же время выступала за упрочение дружественных отношений с немецким населением, проживающим в Чехословакии. Об интернационализме чехословацких коммунистов свидетельствует, в частности, листовка их пражской организации, изданная 13 октября 1938 г. Она бичевала происки реакционных сил, направленные на раскол народа, призывала разъяснять народным массам героизм и самопожертвование немецких рабочих — коммунистов,  социал-демократов и активных демократических деятелей, боровшихся с фашизмом.
Коммунисты Чехословакии широко использовали легальные возможности для укрепления связей с массами. Не отказываясь от своих социалистических целей, компартия на первый план выдвинула требования демократического и антиимпериалистического характера, защиты повседневных нужд пролетариата и всех трудящихся. Борьба за восстановление национальной независимости и государственной самостоятельности Чехословакии, демократических свобод и прав народа стала неотъемлемой частью и исторически необходимым этапом на пути к социальному освобождению рабочего класса. Основная стратегическая задача была выражена главным лозунгом партии: «Все силы на борьбу против гитлеровцев, за новую, свободную Чехословакию».
Коминтерн совместно со своими национальными секциями, при активной помощи и поддержке ВКП(б), последовательно проводил политику сплочения всех антифашистских сил в Германии, Италии, Австрии, Венгрии, Польше, Греции, Болгарии и других государствах, где возникли фашистские или полуфашистские диктатуры. Компартии этих стран четко определили политическую цель борьбы — свержение фашизма и создание антифашистских демократических республик.
Осуществляя новую ориентировку Коминтерна, компартия Германии на партийной конференции, состоявшейся в октябре 1935 г. под Москвой и имевшей значение съезда, разработала программу борьбы с фашизмом. В целях конспирации конференция была названа Брюссельской. Оценивая актуальность антифашистской борьбы германских коммунистов для всего международного коммунистического движения, представитель ИККИ П. Тольятти говорил: «Опыт, который ваша партия приобрела накануне прихода фашистов к власти и после установления фашистской диктатуры, находился в центре внимания конгресса. И сейчас перед вами стоит еще более ответственная задача — создать все необходимые предпосылки для претворения в жизнь решений VII конгресса».
Брюссельская конференция трезво оценила обстановку в Германии, констатировав, что фашистская диктатура укрепилась и ей удалось идеологически обработать и привлечь на свою сторону большую часть немецкого народа. В единогласно принятой резолюции «Новый путь к совместной борьбе всех трудящихся за свержение гитлеровской диктатуры» говорилось: «Исходным пунктом и главным содержанием единого фронта рабочих является борьба в защиту их непосредственных экономических и политических интересов, борьба за улучшение условий труда и его оплату, борьба против фашистского угнетения». Конференция считала, что предпосылкой единого фронта всех слоев рабочего класса является объединение действий КПГ и социал-демократии. «Мы, коммунисты, хотим... создать антифашистский народный фронт всех трудящихся, мы хотим создать этот боевой союз всех слоев и всех организаций трудящегося народа для свержения фашистской диктатуры, мы хотим далее, чтобы антифашистский народный фронт соединил свою борьбу с активностью оппозиционных групп буржуазии (в рядах немецких националистов, рейхсвера и т. д.). Все силы, враждебные гитлеровской диктатуре, должны быть использованы для ее свержения». 
Брюссельская конференция осудила подготовку к войне, развернутую империалистами фашистской Германии, и призвала всех трудящихся — противников гитлеризма поддерживать миролюбивую политику Советского Союза, являвшуюся противовесом агрессивной политике фашистов.
Манифест «К немецким трудящимся», принятый участниками конференции, нацеливал народ на борьбу за мир, за претворение в жизнь демократических требований (свобода создания организаций и проведения собраний, свобода печати и мыслей, вероисповедания и совести, культуры и искусства) во имя создания «новой свободной Германии».
Конференция избрала Центральный Комитет КПГ под председательством В. Пика и создала оперативное заграничное бюро.
Таким образом, решения Брюссельской партийной конференции представляли собой директивные указания по развертыванию дальнейшей борьбы КПГ против гитлеровской диктатуры и готовившейся войны.
Нелегальную антифашистскую работу под руководством коммунистов вели также члены Коммунистического союза молодежи Германии. Член ЦК этого союза Э. Хонеккер организовывал антифашистское движение молодежи в Саарской области, Бадене и Гессене, в Рурской области и Берлине.
Реакционные буржуазные историки пытаются утверждать, будто в годы фашистской диктатуры Коммунистическая партия Германии оказалась в изоляции, поскольку с пренебрежением относилась ко всем другим антифашистам. Но факты опровергают эти измышления. Несмотря на колоссальные трудности, кровавый террор, царивший в стране, провокации и шпионаж, партия постоянно стремилась к расширению совместных действий со всеми оппозиционными силами. Так, 21 декабря 1936 г. комитет по подготовке немецкого народного фронта принял обращение «Создавайте немецкий народный фронт! За мир, свободу и хлеб!». Обращение явилось первым значительным программным документом, который подписали видные деятели коммунистической, социал-демократической, социалистической рабочей партий, представители антифашистской интеллигенции.
Организации КПГ, воссоздаваемые по всей стране, становились ядром групп сопротивления, в котором коммунисты объединялись с антифашистами иных политических воззрений. После Брюссельской конференции теснее сплотились тысячи коммунистов и социал-демократов, включая находившихся в фашистских застенках.
Узники концлагерей переносили неслыханные мучения. Но избиения, пытки, расстрелы, имевшие целью уничтожить заключенных духовно и физически, не сломили антифашистов. Их поддерживало сознание, что идеи свободы, демократии и социального прогресса непобедимы. В 1935–1936 гг. в тюрьме Ослебсхаузен под Бременом коммунисты создали нелегальную партийную организацию под руководством М. Тезена и А. Зефкова, которая проводила работу среди политзаключенных и организовывала взаимопомощь. С 1937 г. активно действовала подпольная  организация КПГ в бранденбургской тюрьме; в эту организацию входили Э. Хонеккер, А. Кайзер, Б. Лейшнер, М. Маддалена и К. Зейбт. В 1937–1939 гг. антифашистская деятельность велась в концентрационных лагерях Бухенвальд, Флоссенбург, Маутхаузен, Равенсбрюк.
В дальнейшем развертывании антифашистской борьбы в Германии важную роль сыграла партийная конференция, состоявшаяся 30 января — 1 февраля 1939 г. в Дравее, южнее Парижа, названная в целях конспирации Бернской. В докладе В. Пика была вскрыта антинациональная роль самых реакционных групп немецкого монополистического капитала, показаны глубокие противоречия между политикой гитлеровского фашизма и интересами немецкой нации. «Спасти нацию от гибели, — говорил В. Пик, — это значит свергнуть ее предателей и преступников, гитлеровский фашизм и монополистический капитал. В этом заключается высшая национальная задача в нашу эпоху».
Бернская конференция подчеркнула, что политика Коммунистической партии Германии твердо и неуклонно направлена на то, чтобы в теснейшем единстве со всеми свободолюбивыми и миролюбивыми немцами свергнуть гитлеровскую диктатуру и поставить на ее место свободно избранное всем народом правительство новой демократической республики. Конференция КПГ заявила, что спасение Германии от катастрофической политики гитлеровского режима требует подчинения частных интересов всех антифашистов общим интересам немецкой нации.
В своих решениях конференция сформулировала программу создания новой демократической республики в Германии, в которой фашизм будет выкорчеван и судьбу страны станет определять объединенной рабочий класс вместе с трудящимися, сплоченными в народном фронте.
Однако реальные условия для осуществления этой программы возникли позднее. Гитлеровцы игрой на национальных чувствах, безграничной демагогией, мерами психологического и идеологического воздействия, обещаниями всеобщего благоденствия увлекли за собой значительную часть населения. Требовалось время, чтобы массы на собственном опыте убедились, что фашизм несет им невиданные страдания, ведет к величайшей национальной катастрофе.
В тяжелых условиях приходилось вести антифашистскую борьбу коммунистам Польши. В марте 1936 г. ЦК КПП опубликовал воззвание «На борьбу против фашистских угнетателей, изменников народа и поджигателей войны», в котором осудил 10-летнее правление пилсудчиков, призвал к образованию народного фронта, свержению фашистского режима, к борьбе за мир, поддержке мероприятий коллективной безопасности, предложенных СССР. Под руководством коммунистов в марте — апреле во Львове и других городах Польши состоялись мощные выступления рабочего класса, которые переросли в вооруженные бои с полицией и войсками.
В начале марта 1936 г. в Лодзи вспыхнула стачка текстильщиков, охватившая весь Лодзинский район. Вскоре поднялись на борьбу рабочие Кракова. Для подавления бастующих правительство бросило войска. Это вызвало возмущение трудящихся. 23 марта стачка в Кракове стала всеобщей. Рабочие требовали создания антифашистского народного правительства. В ответ полиция пустила в ход оружие: восемь рабочих было убито, десятки ранены. Похороны жертв, состоявшиеся 25 марта, превратились в грандиозную демонстрацию протеста против политики буржуазно-помещичьего правительства. Вся трудовая Польша выражала солидарность с краковскими рабочими. 
25 марта во Львове забастовали рабочие всех предприятий, кроме железнодорожных мастерских. Несмотря на полицейский террор, 16 апреля в городе состоялись похороны убитого полицией безработного Козака, на которые собралось свыше 100 тыс. человек. Траурное шествие вылилось в антифашистскую демонстрацию. Подтянув подкрепления из других городов, полиция «навела порядок»: 100 человек было убито, свыше 300 ранено, несколько тысяч демонстрантов арестовано. Героическая борьба львовских рабочих вызвала мощное движение солидарности по всей стране и за рубежом. Боевые выступления трудящихся Кракова и Львова явились яркой демонстрацией идей пролетарского интернационализма, объединявших под одним знаменем рабочих разных национальностей.
Против реакции активно выступало и крестьянство. Наиболее крупные волнения, охватившие значительную часть страны, произошли в 1937 г. Крестьяне отказывались нести государственные повинности, платить налоги, требовали бесплатного наделения землей, предоставления демократических прав, изменения курса внешней политики Польши, установления дружественных отношений с СССР.
В такой обстановке КПП неоднократно предлагала лидерам польской социалистической партии (ППС) и крестьянской партии «Стронництво людове» объединить усилия для защиты интересов народа. В воззвании компартии «К Главному совету ППС, к членам и деятелям ППС, «Стронництво людове», к рабочим, крестьянам, ко всем людям труда, ко всем, кому дорога будущность польского государства, кому дорога независимая Польша» (октябрь 1936 г.) говорилось: «Испытывая глубокую тревогу за судьбу Польши, массы рвутся в бой за свержение обанкротившейся санации, добиваются того, чтобы судьбы страны были переданы в надежные руки, в руки народных масс. Поэтому народные массы всей Польши требуют: роспуска сейма и сената, состоящих из фашистских ставленников; проведения демократических выборов; немедленного разрыва союза с Гитлером и вступления Польши в блок государств, защищающих мир». Воззвание призывало устранить все, что мешает пролетарскому единству: «Чтобы положить конец политике национального предательства, необходимы массовые действия объединенных сил всех ведущих политических партий польского народа — КПП, ППС и «Стронництво людове». Объединенными рядами на совместную борьбу... за свободную и счастливую Польшу!». Но хотя народные массы в большинстве случаев поддерживали боевые лозунги коммунистов, лидеры ППС и «Стронництво людове» неизменно отклоняли их.
В ходе борьбы за народный фронт коммунисты и другие прогрессивные силы страны, разоблачая антинациональный характер внешней политики санационных правителей — Мосьцицкого, Рыдз-Смиглы, Века и других, требовали проведения курса, направленного на защиту независимости Польши. В 1938 г. первомайские демонстрации в Польше прошли под лозунгами защиты республиканской Испании и Чехословакии, установления дружественных отношений с СССР. В Варшаве в них участвовало около 100 тыс. человек, в Лодзи — 75 тыс. На многих собраниях местных организаций партии «Стронництво людове» принимались резолюции с требованием проводить стачки под лозунгами ликвидации фашистского режима, существенного изменения внешней политики и облегчения катастрофического положения трудящихся. 
Компартия Польши указывала на гибельность политики правящей верхушки страны не только для польского народа, но и для дела мира в Европе. Летом 1938 г., накануне захвата Чехословакии, КПП обратилась с воззванием к трудовому народу Польши, в котором разъясняла, что «кровавые санационные тираны в слепой ненависти к польскому народу совместно с Гитлером замышляют преступные империалистические планы разбойничьих походов против Чехословацкой республики, Литвы, Латвии и СССР, планы, пагубные для независимого существования Польши». Коммунисты призывали польский народ выступать единым фронтом за мир.
Однако в это время движение трудящихся Польши, направленное против реакционной политики правительства в защиту мира, встретилось с большими трудностями. Летом 1938 г. Исполком Коминтерна, исходя из необоснованных обвинений в широком проникновении вражеской агентуры в руководство КПП, принял решение о ее роспуске. Впоследствии КПСС, ПОРП, компартии Италии, Болгарии и Финляндии признали необоснованность этого решения, заявив, что компартия Польши «последовательно стояла на позициях пролетарского интернационализма, на позициях тесного сотрудничества с братскими коммунистическими и рабочими партиями, с международным революционным движением».
Польские коммунисты считали необходимым воссоздание партии и ставили этот вопрос перед руководством Коминтерна. В начале 1939 г. в Париже по инициативе Исполкома Коминтерна была организована группа польских коммунистов с целью подготовить восстановление партии. В ее состав вошли бойцы интернациональной бригады имени Я. Домбровского, сражавшиеся в Испании. Издаваемый группой журнал, нелегально доставляемый в Польшу, информировал коммунистов о деятельности и рекомендациях Коминтерна.
16 мая 1939 г. Исполком Коминтерна в специальном решении о коммунистическом движении в Польше подчеркнул, что «воссоздание партии является настоятельной задачей текущего момента». Предполагалось образовать временный руководящий центр Коммунистической партии Польши, который «должен был взять курс на постепенное создание единой централизованной партии, собирая в ее рядах все лучшее, честное, боеспособное, революционное в польском коммунистическом движении, то есть среди пролетариата и крестьянства Польши». Однако в условиях предвоенного политического кризиса и обострения международной обстановки это решение ИККИ осуществить не удалось.
Трудности, вызванные роспуском партии, не остановили борьбу коммунистов против фашизма и реакции, за независимость страны, за дружбу и сотрудничество с СССР. Проводя большую работу в массах, они разоблачали антинациональную сущность политики санации, требовали коренного поворота во внешней политике, отставки реакционного правительства и установления народно-демократической власти.
В 1936–1937 гг. некоторых успехов в создании антифашистского народного фронта добилась Коммунистическая партия Румынии. В активную борьбу, которую вели коммунисты, включились фронт земледельцев, союз венгерских рабочих и крестьян (Мадос) и ряд организаций социал-демократической партии. Народный фронт успешно выступил на частичных выборах в областях Мехединци и Хунедоара. Смелые действия в защиту жизненных интересов народа вызвали ярость господствующих классов, которые предприняли кровавые репрессии против самых отважных борцов. Тюрьмы были переполнены антифашистами, и прежде всего  коммунистами. В застенках были убиты такие патриоты, как И. Пинтилис, Я. Гебрак, А. Прот и другие.
В суровых условиях нелегальной работы действовала Коммунистическая партия Югославии. В конце 1935 — начале 1936 г. власти арестовали многие сотни коммунистов, причем особенно большие потери понесли руководящие кадры. Значительный ущерб партии нанесла продолжавшаяся в ее рядах фракционная борьба. Преодолевая огромные трудности, КПЮ неустанно боролась за расширение своих рядов, за создание народного фронта. В конце 1937 г. было сформировано новое руководство партии во главе с И. Броз Тито, который вернулся из-за границы. Последовательное проведение компартией линии VII конгресса Коминтерна на создание широкого народного фронта для борьбы с реакцией и фашизмом повысило ее авторитет и влияние в стране. На базе совместных выступлений против реакционного режима вокруг КПЮ постепенно объединялись левые течения буржуазных партий. Среди них выделялись группы И. Рибара из демократической партии, Д. Йовановича — из сербской земледельческой партии, некоторые представители радикальной партии, хорватской крестьянской партии и других. Так закладывались основы антифашистского объединения народов Югославии.
Известные успехи в борьбе за создание народного фронта были достигнуты и в странах Азиатского континента. Начав кампанию за профединство, КПЯ в условиях подъема рабочего движения в 1935 г. добилась слияния двух наиболее крупных профессиональных федераций — Содомей и Дзенро. Объединение проходило под лозунгами борьбы против фашизма, за мир и демократические свободы. Антифашистские и антимилитаристские настроения находили широкий отклик среди молодежи и интеллигенции.
Успехи в объединении демократических сил Японии сильно тревожили реакцию. В феврале 1936 г. организация «молодых офицеров» попыталась произвести в Токио фашистский переворот. Хотя переворот и не принес ожидаемого успеха, но продемонстрировал, что реакционные силы готовятся расправиться с авангардом трудящихся — компартией. Вскоре на КПЯ обрушилась волна арестов, а в 1937 г. в Японии были распущены все левые организации — Национальный совет профсоюзов, рабочая партия и другие.
Борьба за народный фронт развернулась во многих государствах Южной Америки, странах Ближнего и Среднего Востока.
В Канаде активно выступали за мир такие организации, как Лига за мир и демократию и Общество друзей Лиги наций. Ареной острых битв против фашизма и войны стали Бельгия, Голландия, прибалтийские и скандинавские страны.
Движение пролетариата и его компартий за создание народного фронта в высокоразвитых капиталистических странах способствовало активизации антиимпериалистической борьбы в колониях, полуколониях и доминионах. Провозглашенная Коминтерном политика широкого антиимпериалистического фронта открывала возможность сплочения подавляющего большинства населения этих стран против колониальной политики империалистических держав.
Для Китая задача создания единого антияпонского фронта стала в середине 30-х годов вопросом первостепенного жизненного значения. Продолжение гражданской войны могло быть только на руку японскому империализму. Но в течение многих месяцев ни Чан Кай-ши, ни руководство КПК не соглашались на сотрудничество против общего врага. 
Позиция Чан Кай-ши была обусловлена классовой ненавистью буржуазии к коммунистам. На позицию КПК влияли большие изменения, происшедшие внутри партии. Она потеряла южные революционные базы и ушла в глухие сельские районы на севере, вдали от промышленных центров. Произошло окрестьянивание партии. В 1926 г. 66 процентов ее состава было представлено рабочими, в 30-е годы 90 процентов — крестьянами. С превращением КПК в крестьянскую по составу партию был связан рост в ее рядах мелкобуржуазно-националистических настроений, отражавшихся во взглядах Мао Цзэ-дуна и его сторонников.
Коминтерн регулярно обсуждал вопросы развертывания антияпонской борьбы в Китае. Основные принципы политики единого национального фронта, разработанные ИККИ в конце 1935 г., получили отражение в декабрьском постановлении Политбюро ЦК КПК, несмотря на недостатки и серьезные ошибки этого постановления. Было решено заменить лозунг «Советская республика» лозунгом «Народная республика». В начале мая 1936 г. компартия сняла лозунг свержения гоминьдановского правительства в расчете на то, что правительство Чан Кай-ши пойдет на активное сопротивление японскому империализму.
В феврале 1937 г. ЦК КПК обратился к пленуму ЦИК гоминьдана с предложениями: прекратить гражданскую войну, установить свободу слова, собраний, провести всеобщую амнистию политических заключенных, созвать национальный конгресс с участием всех партий и группировок, быстрее завершить подготовку для вооруженной борьбы против Японии, улучшить положение народных масс. КПК заявила также, что, если программа будет принята, коммунисты прекратят борьбу за свержение нанкинского правительства, преобразуют советское правительство в управление особого района Китайской республики, а китайскую Красную армию — в Национально-революционную армию, прекратят конфискацию помещичьих земель, будут твердо выполнять общую программу единого антияпонского национального фронта.
В сентябре 1937 г. между компартией и гоминьданом было заключено соглашение о едином фронте против японского империализма. Образование антияпонского фронта в Китае имело большое международное значение, способствовало укреплению позиций демократических сил на Дальнем Востоке.
В ходе борьбы против японского милитаризма складывался единый фронт корейских патриотов, руководимый коммунистами. Он опирался на корейскую Народно-революционную армию, возглавляемую Ким Ир Сеном.
Победа народного фронта во Франции в 1936 г. привела к усилению антиимпериалистической борьбы в Индокитае, где компартия развернула работу за достижение национального единства. В 1939 г. в результате революционно-демократического движения возникла компартия Бирмы, ставшая на путь сплочения прогрессивных сил народа. Складывался единый национальный фронт в Индонезии, где в 1939 г. образовался широкий антиимпериалистический блок партий — Индонезийский политический союз, объединивший коммунистов и демократическое крыло национальной буржуазии. Активной силой в борьбе против Японии явилась компартия Филиппин, которая в августе 1938 г. приняла манифест «Мобилизация Филиппин против японской агрессии».
Лозунг народного фронта приобрел широкую популярность в Индии. Коммунисты добились того, что Всеиндийский конгресс профсоюзов (ВИКП) в 1936 г. взял курс на превращение его в массовую организацию. Он призывал рабочих к активному участию в национально-освободительном движении и к консолидации антиимпериалистических сил вокруг партии Индийский национальный конгресс (ИНК), которую в  апреле 1936 г. возглавил Д. Неру. В феврале 1938 г. на 51-й сессии ИНК было принято решение о поддержке всеобщего фронта мира и сотрудничества во имя коллективной безопасности. После того как коммунисты через профсоюзы вошли в партию Индийский национальный конгресс, в ней образовалось сильное левое крыло, развернувшее борьбу за демократию и мир.
Значительный вклад в борьбу за осуществление решений VII конгресса Коминтерна внесли коммунистические партии стран Латинской Америки. В Чили при активном участии компартии в 1936 г. был создан народный фронт. Движение за создание народного фронта развернулось также в Бразилии, Мексике, Аргентине и на Кубе.
Таким образом, разработанная Коминтерном новая политическая ориентировка способствовала дальнейшему подъему коммунистического и рабочего движения, его активной борьбе против фашизма и войны. В то же время осуществление лозунгов народного фронта встретило ожесточенное сопротивление со стороны буржуазии и ее пособников, делавших все для того, чтобы разрушить пролетарское единство.

2. Поддержка жертв империалистической агрессии

Разбойничье нападение Италии на Эфиопию не явилось неожиданностью для международного пролетариата и его компартий. Еще весной и летом 1935 г. по инициативе коммунистических партий во многих странах возникли комитеты защиты эфиопского народа. В августе был создан Международный комитет защиты эфиопского народа, объявивший о созыве международной конференции в Париже с целью консолидации прогрессивных сил, могущих помешать развязыванию военной авантюры в Африке и поддержать Лигу наций против поджигателей войны.
Руководство ИККИ ориентировало компартии на развертывание международной кампании в защиту эфиопского народа. Этому вопросу уделил большое внимание VII конгресс Коминтерна. Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма, его видные руководители во главе с А. Барбюсом развернули движение по оказанию помощи Эфиопии. Они требовали от правительств и Лиги наций обеспечить национальную независимость этой африканской страны.
Твердая позиция Советского государства в итало-эфиопском конфликте укрепляла международное движение солидарности с жертвами фашистской агрессии, ориентировала пролетариат всего мира на единство действий против фашизма и войны.
3 сентября 1935 г. в Париже состоялась международная конференция в защиту эфиопского народа. В ней участвовали делегаты от коммунистических и социал-демократических партий, профсоюзов, международных и национальных антифашистских и антивоенных организаций. Генеральный секретарь ИККИ Г. Димитров направил участникам конференции телеграмму, содержавшую призыв «мобилизовать общественное мнение всего мира, чтобы обеспечить мир», и подчеркивавшую важность объединения самых широких сил сторонников мира и необходимость созыва международной конференции всех рабочих партий против войны.
Конференция приняла декларацию, адресованную Лиге наций и мировой общественности, и избрала делегацию, которая должна была вручить документ руководству Лиги наций. Декларация требовала защиты  свободы эфиопского народа и предотвращения войны. В ней содержался призыв к трудящимся проводить митинги и демонстрации в защиту мира, не допускать поставок оружия, военных материалов и финансовой помощи итальянскому агрессору. Вечером 3 сентября в Париже состоялись массовые митинги в защиту эфиопского народа, а через день делегация, избранная конференцией, ознакомила председателя Совета Лиги наций с декларацией.
Первостепенное значение в борьбе за мобилизацию миролюбивых сил против агрессивных планов Италии имели организация широких действий во главе с рабочим классом и установление его международного единства. Коминтерн стремился убедить в этом руководство Социалистического рабочего интернационала и Амстердамского интернационала профсоюзов. Но лидеры этих организаций, обещавшие ранее обсудить условия совместных действий с коммунистами, на заседании 6 сентября 1935 г. в Женеве приняли резолюцию, возлагавшую всю надежду на Лигу наций, на ее санкции против агрессора. Французская коммунистическая партия и социалистическая партия (СФИО) опубликовали воззвание в защиту Эфиопии, в котором обвинили П. Лаваля как совиновника готовившегося преступления. В конце августа 1935 г. компартия Великобритании предложила предстоящему конгрессу тред-юнионов объединить силы рабочего класса для антивоенных выступлений.
Представители ВКП(б) в ИККИ полностью поддержали конкретные предложения Коминтерна Социалистическому рабочему интернационалу и Амстердамскому интернационалу профсоюзов о совместной борьбе против готовящейся войны в Африке.
24 сентября Секретариат ИККИ утвердил текст обращения к Социнтерну, в котором предлагалось обсудить на общем заседании неотложные меры по сохранению мира. Была утверждена делегация для ведения переговоров в составе М. Кашена, М. Тореза, Г. Поллита и Я. Швермы. На следующий день Секретариат ИККИ направил Секретариату Социалистического рабочего интернационала письмо, в котором содержалось предостережение, что военные мероприятия итальянского и германского фашизма «могут привести к мировой войне».
Учитывая эту опасность, ИККИ предлагал согласованными и совместными усилиями пресечь путь фашистским поджигателям войны. Соглашение Интернационалов, подчеркивалось в письме, активизировало бы рабочий класс, который увлек бы за собой сторонников мира, поднял бы на борьбу за мир целые народы.
О самом искреннем стремлении коммунистического движения к единству действий против войны ярко свидетельствовала директива Секретариата ИККИ для делегации ИККИ к переговорам с Социалистическим рабочим интернационалом, в которой подчеркивалось, что предложения Коминтерна должны рассматриваться «как отправная точка дискуссии для успешного осуществления единого фронта в международном масштабе на основе решений VII Всемирного конгресса».
В директиве были сформулированы предложения Коминтерна, касавшиеся массовых демонстраций против войны и фашизма, срыва перевозок  оружия и военных материалов для Италии и Германии, избрания рабочих контрольных комиссий на военных предприятиях, мобилизации общественного мнения и оказания давления на правительства с целью осуществления экономических санкций против агрессора.
Исполком Коминтерна рассчитывал, что растущая опасность войны будет вынуждать социал-демократию, особенно в странах, которым угрожала фашистская агрессия, к поиску союзников в борьбе за мир. ИККИ учитывал, что последовательно проводимая политика единого фронта сможет усилить тот процесс полевения, который начался в международной социал-демократии в связи с ростом угрозы фашизма и войны, а это в свою очередь усилит давление масс на руководство социал-демократии.
На срочное письмо Коминтерна Секретариат Социалистического рабочего интернационала ответил лишь обещанием рассмотреть его предложения. Не помогли делу и переговоры по телефону членов комиссии Коминтерна с секретарем Исполкома Социалистического интернационала Ф. Адлером.
7 октября 1935 г., на пятый день вторжения итальянских войск на территорию Эфиопии, ИККИ выступил с воззванием «Долой войну!», в котором не только дал классовую оценку агрессии, но и выдвинул программу борьбы против нее. Г. Димитров от имени ИККИ направил письмо Социалистическому рабочему интернационалу, в котором настаивал на срочном ответе на предложение Коминтерна о совместных действиях. В письме говорилось: «Всякий, кто в этот серьезный час все еще отказывается или не решается сомкнуть все силы рабочего класса и всех трудящихся и применить все средства для того, чтобы были прекращены военные действия итальянцев против Абиссинии, чтобы война не распространялась на другие части мира и не стала прелюдией к новой мировой войне, берет на себя историческую ответственность перед мировым пролетариатом».
12 октября 1935 г. на заседании Исполкома Социнтерна под давлением рядовых социалистов представители 12 партий высказались за единство действий с коммунистами и осудили итальянскую военную акцию. Однако представители социал-демократических партий Англии, Голландии, Швеции, Дании, Чехословакии решительно настаивали на отказе от единых действий с коммунистами и заставили Исполком принять решение, отвергающее совместные действия с компартиями. В то же время Исполком Социалистического рабочего интернационала заявлял, что он стремится принимать меры против поджигателей войны и что он предоставляет «моральную силу рабочего класса и мощь его организаций в распоряжение Лиги наций для защиты мира и справедливости». К. Готвальд писал по этому поводу, что «таким образом мировое рабочее движение, движение всех народов против войны и за мир принижается до роли придатка Лиги наций». Печать Коминтерна осудила поведение вождей пяти социал-демократических партий.
Движение против войны развернулось во многих странах. Компартии Южной Африки, Алжира и Туниса, Палестины, Египта, Сирии, Ирака и Италии опубликовали совместную декларацию в защиту Эфиопии, разоблачавшую империалистический характер войны со стороны Италии. В документе содержалось предупреждение, что «война, затеянная кровавым фашизмом в Абиссинии, может послужить началом новой империалистической  бойни за новый передел мира». О своем желании участвовать в вооруженной борьбе против итальянских захватчиков заявили многие представители Индии, Египта, Южно-Африканского Союза и негритянского народа США.
Начавшуюся войну компартии правильно оценивали как завершавшую период малых войн и открывавшую период больших войн империалистических держав за передел мира. Осуждая провокационный тезис буржуазной пропаганды о том, что это лишь «малая колониальная война», П. Тольятти писал: «Итальянская авантюра в Африке с международной точки зрения должна рассматриваться как первый этап вооруженного столкновения, к которому привела долголетняя борьба в Европе наиболее агрессивных империалистических держав, в первую очередь Германии и Италии».
Активную позицию заняла компартия Италии, выдвинувшая тактику поражения своего правительства в империалистической войне. Вскоре после начала вторжения итальянских фашистов в Эфиопию ЦК КПИ опубликовал манифест «Спасем нашу страну от катастрофы», в котором призвал к массовым революционным действиям против войны и рекомендовал создавать революционные группы в армии, разъяснять грабительские цели войны, добиваться коллективных отказов от отправки грузов в Африку, покидать фронт с оружием в руках, усилить антивоенную работу в массовых фашистских организациях.
Итальянские коммунисты стремились к консолидации прогрессивных сил за рубежом. Они добились соглашения с социалистической партией о совместном проведении в Брюсселе 12–13 октября 1935 г. конгресса итальянских эмигрантов. Конгресс решительно осудил захватническую войну Муссолини и предложил развернуть сбор средств в помощь эфиопскому народу. Был создан комитет действия против войны, который позже выработал манифест, определивший формы борьбы против войны.
Многое в этот момент зависело от профсоюзных организаций, в частности от позиции Международного объединения профсоюзов (МОП), то есть Амстердамского интернационала. ВЦСПС предлагал срочно организовать специальное совещание представителей МОП и Красного интернационала профсоюзов для обсуждения мер по борьбе против фашизма и войны.
Секции Коминтерна организовывали массовые выступления трудящихся против агрессии фашистской Италии. Эти выступления выливались в многотысячные митинги и демонстрации, в коллективный отказ от разгрузки и погрузки итальянских товаров, в требования о прекращении финансовой помощи Италии, о посылке добровольцев в Эфиопию, создании фондов помощи эфиопскому народу и т. д. В октябре 1935 г. лондонские портовые рабочие отказались грузить итальянский пароход «Боккаччо», докеры Манчестера, Кардиффа, Марселя, Александрии и Кейптауна выступили с протестом против погрузки военных грузов для Италии.
Профессиональный совет Лондона обратился к конгрессу тред-юнионов с предложением выработать меры, направленные на прекращение военных перевозок для Италии.
По призыву компартий во многих странах перед посольствами и консульствами Италии прошли демонстрации протеста. Компартия Франции выступила инициатором организации «комитетов бдительности», которые разоблачали тех, кто осуществлял военные поставки в Италию. Коммунисты  Англии в короткий срок распространили более чем 100-тысячным тиражом специальный бюллетень, раскрывавший планы агрессоров в Африке. 26 октября 1935 г. в Нью-Йорке 75 тыс. человек участвовали в походе единого фронта и в демонстрациях в поддержку справедливой войны эфиопского народа. Компартия США развернула кампанию по сбору подписей под петицией, осуждающей агрессию Италии.
Действия международного пролетариата в поддержку жертв империалистической агрессии обсуждались на заседании Президиума ИККИ (5 февраля 1936 г.). В принятой резолюции «О задачах секций Коминтерна в борьбе против империалистической войны итальянского фашизма» указывалось, что антивоенное движение развернуто еще слабо, носит очаговый характер, ему недостает массовости, организованности и оперативности и что этим пользуются социал-демократические лидеры для раскола рядов рабочего класса. ИККИ рекомендовал сливать народные выступления против агрессоров в Европе, Азии и Африке в единый фронт борьбы против фашизма и войны.
Опыт антивоенной деятельности Итальянской коммунистической партии показал, насколько трудна и сложна такая борьба. П. Тольятти отмечал, что в Италии не удалось развернуть массовое движение против агрессии в Эфиопии. Причину этого он усматривал в том, что компартия, отвлекаясь на абстрактные дискуссии «о правительстве и режиме, который будет установлен после свержения Муссолини», не сумела организовать активных действий трудящихся против военных акций фашистов.
В то же время правительство Муссолини искусно обманывало народ лозунгом, что война в Африке нужна Италии ради «куска хлеба для своих детей». Используя свои массовые организации, фашистская пропаганда направила недовольство мелкобуржуазных слоев населения против санкций, применяемых к агрессору.
Оценивая характер и размах международной кампании против войны в Эфиопии, Г. Димитров указывал на неблаговидную роль руководства социал-демократических партий, отказавшихся от единых антивоенных действий. В то же время он считал, что и коммунисты некоторых стран, допуская относительную пассивность, «не сумели для каждой важнейшей страны и в интернациональном масштабе выработать такие конкретные, ясные, определенные массовые лозунги, которые способствуют мобилизации масс...».
Широкий размах приобрела международная пролетарская солидарность во время итало-германской интервенции в Испании в 1936–1939 гг.
Победа народного фронта в этой стране на выборах в парламент в феврале 1936 г. выдвинула ряд новых вопросов теории и практики коммунистического и рабочего движения.
Исполком Коминтерна предупреждал международное коммунистическое движение, что борьба за осуществление демократических преобразований в Испании связана с огромными трудностями. Испанские фашисты, опираясь на реакционные силы внутри страны и за ее пределами, неизбежно выступят против революции. Поэтому ИККИ одобрял стремление КПИ к расширению антифашистского фронта, сближению с некоммунистическими организациями, тесному сотрудничеству с республиканским правительством и призывал всемерно опираться на помощь прогрессивных сил мира.
Вопрос о характере испанской революции детально обсуждался на заседании Секретариата Исполкома Коминтерна в сентябре 1936 г. Видные  деятели международного коммунистического движения были единодушны в том, что в условиях новой расстановки сил на мировой арене, характеризующейся прежде всего наличием социалистического государства, буржуазно-демократическая революция приобрела новое качественное содержание. Оценивая классовый характер рождавшейся демократической республики в Испании, Г. Димитров рассматривал ее как народную демократию, как «особую форму демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства».
На опыте событий в Испании Коминтерн пришел к выводу, имевшему неоценимое значение для деятельности коммунистических и рабочих партий: народная демократия представляет собой связующее звено между антифашистской борьбой масс и главной целью пролетариата — борьбой за социализм.
Тогда же, в сентябре 1936 г., Коминтерн выдвинул программу единых действий рабочего класса и всех антифашистов в защиту республиканской Испании, включая вооруженную борьбу против фашизма. 18 сентября 1936 г. он призвал направить в Испанию добровольцев-антифашистов из других стран. Впоследствии РШКИ неоднократно занимался разработкой практических задач компартий в деле помощи Испанской республике.
Движение солидарности народов с Испанской республикой явилось мощным толчком для борьбы за народный фронт в международном масштабе. Оно ставило перед собой основные задачи: оказать испанскому народу помощь в его борьбе с фашизмом, ликвидировать блокаду республиканской Испании, восстановить ее право на приобретение оружия и оказать максимальную помощь населению.
Коминтерн добивался согласия Социалистического рабочего интернационала на проведение международной конференции рабочих организаций для обсуждения вопроса об оказании совместными усилиями практической помощи Испанской республике. Он рекомендовал организовать давление трудящихся на правительства ряда стран и Лигу наций, чтобы заставить прекратить поставки оружия мятежникам и обеспечить необходимые средства обороны для законного правительства Испании, призывал рабочие организации, всех демократов, всех сторонников мира оказать реальную моральную и материальную поддержку испанскому народу.
13 августа 1936 г. в Париже состоялась европейская конференция в защиту Испанской республики, демократии и мира, созванная Всемирным комитетом борьбы против войны и фашизма. Двести делегатов почти из всех европейских стран заклеймили фашистскую агрессию и заявили: «Мы требуем для правительства Испанской республики свободы получать все необходимые средства для обеспечения своей обороны. Мы требуем от наших правительств, чтобы они решительно выступили против всякого вмешательства фашистских держав в дела Испании». В воззвании подчеркивалось, что Испанская республика защищает дело мира и демократии в Европе, что путь фашистов на Париж идет через Мадрид. На конференции был создан Международный координационный и информационный комитет помощи Испанской республике. В него вошли коммунисты, социалисты, видные прогрессивные деятели.
В поддержку Испанской республики высказалась Международная ассоциация писателей в защиту испанской культуры против фашистского  варварства. В своих воззваниях она заявила, что поражение испанского народа «усилит угрозу всеобщему миру. Его же победа ударит по планам организаторов и поджигателей новой мировой бойни. Надо помочь испанцам разбить фашизм».
Вторая международная конференция в защиту Испанской республики, созванная Международным координационным комитетом (действовавшим в тесном сотрудничестве со Всемирным комитетом борьбы против войны и фашизма) в Париже 10–11 октября 1936 г., решительно подняла голос в защиту правого дела республиканской Испании. Она заявила, что политика «невмешательства» и запрещения ввоза оружия в Испанию превратилась в инструмент блокады законного республиканского правительства и поощрения агрессоров. Конференция потребовала отмены блокады, обеспечения законному испанскому правительству возможности покупать все необходимое для защиты республики. Было предложено послать делегации к правительствам ряда стран и усилить разъяснительную кампанию в пользу Испанской республики.
Решительно осудил политику «невмешательства» Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма. Во Франции коммунисты, левые социалисты, Всеобщая конфедерация труда, тысячи антифашистов требовали от правительства Л. Блюма отмены роковой для дела мира блокады Испании.
Важные мероприятия по мобилизации сил во Франции на помощь Испанской республике отражены в решениях французского национального конгресса за мир, состоявшегося 25–28 сентября 1937 г.. Конгресс продемонстрировал рост французской секции Всемирного объединения за мир: в нее вошли Организация ветеранов войны, ВКТ, кооперативы, все партии народного фронта. Конгресс потребовал от французского правительства, чтобы оно решительно выступило за вывод иностранных войск из Испании. Он заявил, что только сам испанский народ вправе решать свои внутренние дела.
В Англии испанские события вызвали определенный сдвиг влево в тред-юнионах и лейбористской партии, способствовали усилению борьбы против войны, за коллективную безопасность. Этот сдвиг происходил в ожесточенной борьбе как против буржуазной реакции, так и против правых лейбористских лидеров. Широкие слои населения страны осуждали пресловутое «невмешательство». Компартия, левые деятели профсоюзов и лейбористской партии, различные комитеты помощи Испании требовали оказания немедленной поддержки Испанской республике. Происходил сбор средств для Испании, шла запись добровольцев. Однако на конференции лейбористской партии, состоявшейся в октябре 1936 г. в Эдинбурге, правые лидеры протащили резолюцию о поддержке политики «невмешательства». Они исключили часть членов лейбористской лиги, когда те выступили за единство действий с коммунистами и активную помощь Испанской республике. 
Однако массы лейбористской партии продолжали оказывать нажим на ее вождей. Весной и летом 1937 г. все ежегодные конференции английских тред-юнионов высказались за поддержку и помощь Испании. К этому времени руководство Социалистического рабочего интернационала вынуждено было открыто признать провал политики «невмешательства» и заявить о своей солидарности с Испанской республикой. В такой ситуации и лидеры лейбористской партии на конференции в октябре 1937 г. заявили об отказе от поддержки политики «невмешательства».
В США Американская лига борьбы против войны и фашизма решительно осудила эмбарго на продажу оружия Испании и закон о нейтралитете, означавшие на деле блокаду этой страны. Она развернула массовую кампанию против закона о нейтралитете, за помощь Испанской республике, сыграв решающую роль в создании Североамериканского комитета помощи испанской демократии (СКПИД), объединившего около 3 млн. членов различных местных комитетов помощи. Сбор средств, посылка добровольцев в Испанию, несмотря на запрещение властей, массовая кампания в рабочей и демократической печати, проведение митингов, собраний и демонстраций, выступления перед официальными инстанциями, в том числе и перед комиссией конгресса, — все это свидетельствовало о росте активности движения сторонников мира в США.
Интернациональные тенденции в американском движении за мир особенно возросли во второй половине 1937 г. Кампания в защиту Испании, а затем и в защиту Китая охватила десятки профсоюзов, фермерских организаций, основную массу протестантских и значительную часть демократических юношеских организаций.
Солидарность пролетариата всех стран с Испанской республикой набирала силы.
За первые два года войны, по данным Международного комитета координации и информации, для организации помощи Испанской республике только в 18 странах было собрано и отправлено в Испанию продовольствия, медикаментов и одежды на сумму 800 млн. франков. За это время во Франции было собрано 65 млн. франков, в США (с мая 1937 г. по январь 1938 г.) — 500 тыс. долларов, в Норвегии — 900 тыс. крон, в Аргентине — более 40 млн. франков и т. д..
Движение солидарности с испанским народом могло бы стать более эффективным, если бы не капитулянтская позиция вождей Социалистического рабочего интернационала, социалистических партий, реформистских лидеров профсоюзов, которые вопреки ясно выраженной воле трудящихся активно поддерживали политику «невмешательства». Коминтерн много раз обращался к руководству Социалистического интернационала с призывом организовать совместные действия коммунистов и социалистов в поддержку борьбы испанского народа с фашизмом, но каждый раз получал отказ. И только в июне 1937 г. делегации Коммунистического Интернационала и Социнтерна достигли договоренности о проведении совместной политики в испанском вопросе. Но вопреки принятому соглашению лидеры Социнтерна вплоть до конца войны в Испании не сделали ничего для организации решительной и действенной поддержки испанского народа, ограничиваясь лишь сбором средств, медикаментов  и продовольствия. Подобная политика облегчала маневры англо-французских «миротворцев» и объективно способствовала фашистской агрессии против Испании.
После того как мятежникам и интервентам удалось захватить Каталонию, во Франции скопилось более 500 тыс. республиканских бойцов и мирных граждан Испании, не пожелавших сдаться на милость фашистам. С целью оказания им помощи в начале 1939 г. был организован Международный инициативный комитет борьбы за освобождение испанских беженцев. В его состав вошли известные политические и общественные деятели, представлявшие многие прогрессивные организации мира: от Франции — бывшие министры Поль-Бонкур, И. Дельбос, М. Виолет, а также Л. Жуо, М. Кашен и А. Селье; от Англии — Д. Ллойд-Джордж и Н. Энджелл; от Бельгии — Ж. Вандервельде и Л. Пьерар; от Швеции — сенатор Г. Брантинг; от США — Э. Синклер и другие. Комитет выступил с требованием освободить испанских патриотов из французских концлагерей, предоставить им убежище и право на труд.
В середине июля 1939 г. комитет созвал Международную конференцию помощи испанским беженцам. В Париж прибыло 600 делегатов от 34 стран. Конференция наметила ряд практических мер (расселение беженцев, оказание им санитарной, медицинской и материальной помощи, улучшение культурного обслуживания, забота о детях, организация прессы и информации), обратилась ко всем демократическим, профсоюзным, политическим, религиозным, национальным и интернациональным организациям Франции с призывом помочь в устройстве беженцев и их семей.
Сплочение интернационалистских сил в международном масштабе под флагом защиты республиканской Испании усилило антифашистское движение на всем Европейском континенте. В него включились также компартии фашистских государств, действовавшие в тяжелых условиях подполья. Так, 7 августа 1936 г., вскоре после фашистского путча в Испании, политбюро ЦК компартии Германии приняло решение вскрывать подоплеку интервенции германского империализма, вести агитацию за военную поддержку испанского народного фронта среди немецких антифашистов за рубежом и добиваться привлечения лидеров эмигрантского правления социал-демократической партии к совместным действиям по оказанию помощи республиканцам. Политбюро ЦК КПГ обратилось к правлению социал-демократической партии Германии, находившемуся в Праге, с предложением выработать совместное воззвание, призывающее оказать моральную и материальную поддержку Испанской республике. Социал-демократические лидеры отклонили это предложение, но на призыв КПГ откликнулись тысячи немецких антифашистов различной партийной принадлежности, в том числе рядовые социал-демократы.
В обращении к испанскому народу в сентябре 1936 г. руководство КПГ заявило: «Истинная Германия на заводах и в шахтах — на вашей стороне... Истинная Германия понимает, что ваша борьба — это наша борьба, борьба всех рабочих, всех миролюбивых и свободолюбивых людей против фашистского варварства и против поджигателей войны». Из стран, где проживали немецкие эмигранты, и из самой Германии на помощь испанскому народу устремились коммунисты, интернационалисты.
13 марта 1938 г. на конференции народного фронта в Валенсии немецкие коммунисты и социал-демократы обратились ко всем противникам  нацизма в Германии с призывом к объединению. Они направили ЦК КПГ, эмигрантскому правлению СДПГ, а также всем сторонникам народного фронта за рубежом письмо, призывая к совместной борьбе за свержение фашистской диктатуры и создание демократической Германии.
С согласия ЦК компартии Испании руководители КПГ решали важнейшие вопросы, касавшиеся немецких подразделений интернациональных бригад. Как и другие компартии, КПГ имела своих представителей при ЦК Коммунистической партии Испании. Например, член политбюро ЦК КПГ и представитель ИККИ с конца 1936 г. по 1938 г. Ф. Далем входил в политическую комиссию, руководившую всеми интернациональными бригадами.
В январе 1937 г. руководство КПГ при поддержке Центрального Комитета испанской компартии установило под Мадридом мощный тайный радиопередатчик. С апреля 1937 г. он являлся органом парижского комитета по подготовке немецкого народного фронта. Одним из редакторов этих радиопередач являлся К. Хагер. «Немецкое радио свободы» информировало миллионы людей о борьбе немецких антифашистов, организуемой на основах народного фронта, об освободительной войне испанского народа, о социалистическом строительстве в Советском Союзе и его миролюбивой политике.
По радио транслировались выступления членов ЦК КПГ и комитета народного фронта Германии в Париже, прогрессивных немецких писателей — В. Бределя, Э. Вайнерта, Г. Манна, Т. Манна и А. Цвейга, деятелей культуры других стран — негритянского певца П. Робсона, бельгийского художника-графика Ф. Мазереля, шведских, испанских и французских социалистов. Члены же правления СДПГ в Праге отказались участвовать в передачах радиостанции.
В самой Германии рядовые коммунисты и социал-демократы распространяли листовки, в которых призывали трудящихся к солидарности. Используя передачи «Немецкого радио свободы», они сообщали правду об интервенции германского империализма в Испании, его кровавом терроре против мирного населения, довели до сведения масс декабрьское (1936 г.) обращение ЦК КПГ к эмигрантскому правлению СДПГ с предложением о совместных выступлениях в защиту республиканской Испании.
Антифашисты вели разъяснительную работу среди солдат и офицеров вермахта. Немецкие моряки и докеры в портах Северного и Балтийского морей организовали службу наблюдения за транспортами с оружием и войсками, направляемыми в Испанию. Собранные ими сведения служили материалом для передач «Немецкого радио свободы». Рабочие гамбургского порта срывали погрузку военной техники.
Все эти выступления свидетельствовали о том, что гестапо и геббельсовская пропаганда не смогли подавить дух пролетарского интернационализма в немецком рабочем классе и других слоях трудящихся Германии. Антифашисты сознавали, что на Пиренейском полуострове решается судьба не только Испанской республики, но и их собственной страны. «Будущее Германии, — говорилось в листовке берлинских коммунистов и социал-демократов, — налагает на всех нас священный национальный долг бороться за свободную, демократическую Германию столь же самоотверженно и беззаветно, как борется испанский народ. Единый и  народный фронт — это путь к спасению Германии в интересах мира, свободы и благосостояния народа!»
Самоотверженная деятельность коммунистов разных стран по оказанию помощи республиканской Испании сыграла великую роль в моральной, политической, идеологической подготовке народов к антифашистской войне. Героическая борьба против врагов республики явилась школой революционной закалки, приобретения боевого опыта, формирования стойких борцов за свободу народов.
Борьба трудящихся под руководством рабочего класса и его компартий в защиту Испанской республики тесно переплеталась с массовыми выступлениями в поддержку китайской революции. Коминтерн неоднократно предупреждал, что захват Японией Маньчжурии — только первый шаг агрессора на пути развязывания большой войны против Китая, и выступал с призывами организовать широкий фронт помощи китайскому народу.
В ходе справедливой освободительной войны китайского народа Советский Союз оказывал ему значительную экономическую и военную помощь.
Разносторонняя поддержка ВКП(б) и Советским правительством китайского народа получила широкий отклик во всем мире. Коминтерн и его национальные секции решительно осудили нападение Японии на Китай. ЦК компартии Англии в своем воззвании «На помощь героическому китайскому народу» подчеркнул, что начался новый, еще более угрожающий этап борьбы фашистского блока за передел колониальных и мировых рынков и что политика правительства Великобритании, направленная на срыв союза миролюбивых государств, развязывает руки агрессорам. Воззвание предостерегало: если силы мира не объединятся, то за нападением Японии на Китай последуют агрессивные выступления фашистской Германии в Центральной Европе. Компартия выражала серьезную озабоченность тем, что раскол рабочего движения реформистскими лидерами раздробляет и ослабляет миролюбивые силы.
По призыву компартий во многих городах мира развернулись антивоенные демонстрации, проводились забастовки докеров и рабочих военных заводов против отправки оружия в Японию. Большую помощь китайскому народу в его справедливой войне оказывали комитеты друзей Китая, созданные по инициативе компартий США, Англии, Голландии и других стран. Эти комитеты занимались сбором средств в помощь китайскому народу и руководили организацией бойкота японских товаров.
Особенно широкий отзвук кампания в поддержку Китая получила в США. Она охватила почти все рабочие организации и значительные слои населения, связанные с различными либеральными, пацифистскими и религиозными течениями. Коминтерн высоко оценивал деятельность американских коммунистов, отметив, что они проводят энергичную кампанию против угрозы войны.
Еще в августе 1937 г. в США был создан Комитет против международной агрессии, объединивший десятки профсоюзов, христианскую ассоциацию молодых людей, совет церквей Сиэтла, Американскую лигу борьбы за мир и демократию и китайский клуб. Комитет настаивал на использовании всех материальных возможностей и влияния США для сохранения мира на Востоке и во всем мире, а также высказался против применения закона о нейтралитете по отношению к Китаю.
В октябре 1937 г. общенациональная конференция Комитета производственных профсоюзов и общенациональный съезд Американской федерации  труда (АФТ), насчитывавших в своих рядах более 7 млн. членов, приняли резолюцию, осуждавшую японскую агрессию и призывавшую к бойкоту японских товаров. Эту резолюцию поддержали сотни местных профсоюзов, предлагавших установить эмбарго на отправку оружия и сырья в Японию. Но правительство США не посчиталось с требованиями профсоюзов.
В Англии за солидарность с борющимся Китаем выступали многие низовые лейбористские и профсоюзные организации, кооперативные общества, муниципальные советы и другие объединения. В октябре 1937 г. Национальный совет труда обратился к правительству с требованием запретить продажу товаров и предоставление кредитов Японии. 3 декабря портовые рабочие Саутгемптона отказались от разгрузки японских товаров с канадского судна «Дейтчес оф Ричменд». Подобные случаи были не единичными.
Около 300 тыс. рабочих Северной Франции выдвинули лозунг поддержки Китая. ЦК ФКП требовал от правительства прекращения поставок оружия Японии через Индокитай. В Варшаве в ноябре 1937 г. собралась конференция общества друзей Китая. Массовые выступления трудящихся состоялись также в Австрии, Бельгии, Мексике, Канаде и других странах.
Коминтерн постоянно обобщал опыт массового движения рабочего класса и трудящихся по организации помощи китайскому народу. В 1938 г. Президиум ИККИ обратился со специальным воззванием к международному пролетариату, ко всем своим секциям, сторонникам мира и демократии, в котором наметил четкую программу действий в поддержку Китая. В воззвании, в частности, выдвигались следующие задачи: усилить международную пропагандистскую кампанию в помощь Китаю, полнее освещать героизм китайского народа, а также зверства оккупантов; развернуть массовое движение протеста против захватнической войны (митинги, демонстрации, собрания и т. д.); расширить борьбу за эффективные санкции против Японии — бойкот товаров, отказ от погрузки и разгрузки оружия и др.; усилить сбор средств и медикаментов для Китая; помочь японскому народу в развертывании антивоенной борьбы; по согласованию с правительством Китая направлять туда делегации из разных стран.
Таким образом, уже первые крупные вооруженные выступления германского, итальянского и японского империализма вызвали решительный отпор со стороны рабочего класса и его коммунистических партий. Организуя международную помощь жертвам агрессии, Коминтерн призывал трудящихся к бдительности и предупреждал, что только совместными усилиями можно предотвратить угрозу надвигавшейся войны.
Коммунистическое движение давно указывало на существование гитлеровских планов захвата Австрии и разъясняло опасность этих планов для мира в Европе.
Компартия Австрии, действовавшая в нелегальных условиях, еще весной 1936 г. ориентировала народные массы на выступления против присоединения страны к гитлеровской Германии. Она отмечала, что «борьба за мир, борьба за объединение всех народных сил, желающих защитить мир и независимость страны против гитлеровского фашизма, становится центральной задачей коммунистов и социалистов Австрии».
В соглашении о единстве действий между ЦК КПА и ЦК партии революционных социалистов излагалась программа свержения фашизма в Австрии  и установления демократической республики. Особый пункт был посвящен задачам борьбы против фашистской военной политики, против всяких попыток направить Австрию в фарватер гитлеровского империализма.
Тревожная обстановка, возникшая в связи с подготовкой аншлюса, приковывала к себе внимание Коминтерна, разъяснявшего массам, что захват Австрии приведет к резкому возрастанию угрозы новой мировой войны. 25 февраля 1938 г. Секретариат ИККИ в резолюции по австрийскому вопросу подчеркивал, что над Австрией нависла непосредственная опасность утраты независимости и что международному рабочему классу вместе со всеми сторонниками мира необходимо поддержать любое правительство, которое способно бороться против подчинения своей страны Гитлеру. К. Готвальд в статье «Сохранение независимости Австрии — международная проблема» указывал, что ликвидация независимости Австрии представляет собой важнейший этап в общих военных планах Гитлера и что «господство гитлеровской Германии над Австрией означало бы дальнейший большой шаг ко всеобщей войне».
Компартия Австрии в своих воззваниях и листовках призывала народ объединиться для борьбы за независимость страны. Коммунисты и революционные социалисты выступали вместе с другими патриотами в сборе подписей трудящихся под документами, адресованными правительству и требовавшими сохранения независимости страны. Накануне вступления немецких войск в Австрию лишь за 48 часов было собрано более миллиона таких подписей. 6–7 марта 1938 г. во многих городах страны состоялись рабочие собрания, призывавшие дать отпор политике аншлюса. В некоторых случаях рабочие принимали резолюции с требованиями выдачи оружия для защиты независимости страны. Но правительство Австрии шло по пути капитуляции перед Гитлером.
После того как Германия аннексировала Австрию, компартии Австрии, Германии, Чехословакии, Франции и другие прогрессивные организации, например «Итальянский народный союз» (объединение политэмигрантов), обратились с воззваниями к своим народам, народам Европы и всего мира. «Пусть пример Австрии, — говорилось в воззвании австрийской компартии, — послужит для вас уроком! Каждое отступление, каждая капитуляция поощряет гитлеровский фашизм на новые нападения. Гитлер не хочет мира; он направляет свои штыки для атаки. Гитлер ненавидит фронт мирных народов, он хочет властвовать над народами».
В середине марта 1938 г. во Франции, Чехословакии, США, Англии и ряде других стран прокатилась волна митингов и демонстраций протеста. Вокруг германских посольств устанавливались пикеты с лозунгами, осуждающими агрессоров. Если правящие круги Англии и Франции, по сути дела, санкционировали захват Австрии гитлеровцами, то широкие слои трудящихся выражали свое негодование по поводу этого акта и требовали обуздать фашистов.
Международный рабочий класс шел в первых рядах кампании протеста против агрессивных актов фашизма. В воззваниях и выступлениях его боевого авангарда — компартий громко звучал призыв ко всем приверженцам мира извлечь уроки из последних событий, увидеть в них грозное предостережение. Коммунистическая печать писала, что аншлюс Австрии есть прямой результат отказа западных держав от создания совместной с СССР системы коллективной безопасности, попустительства  агрессору под ширмой невмешательства в других районах мира, колебания и постоянных уступок реакционерам со стороны лидеров социал-демократии, на словах выступающих за единство действий рабочего класса и всех демократов против фашизма и войны, а на деле срывающих это единство.
В первомайском воззвании Исполкома Коминтерна 1938 г. подчеркивалось, что германский фашизм теперь уже готовит нападение на Чехословакию, что он рвется на Балканы, грозит национальной независимости малых стран Европы, окружает фашистским кольцом Францию, собирает материальные ресурсы, людские резервы для большой войны против СССР. Коминтерн указывал, что ответственность за попустительство фашистским агрессорам несут английские консерваторы, реакционные круги французской буржуазии и других крупных держав. Коминтерн отмечал, что остановить фашистский разбой пока еще можно. Но для этого надо, чтобы правительства Англии, Франции, США приняли предложение СССР о совместном выступлении всех государств, заинтересованных в сохранении мира, против зачинщиков войны, чтобы они подкрепили свое выступление мерами экономического давления.
Коминтерн видел в интернациональном единении рабочего класса величайшую силу, способную принудить правительства капиталистических стран проводить политику борьбы против агрессоров. Исходя из этого, ИККИ обратился к руководству Социалистического рабочего интернационала и Амстердамского интернационала с предложением о создании единого международного рабочего фронта. Но и на этот раз предложения Коминтерна не нашли поддержки у лидеров социал-демократии, что серьезно затрудняло консолидацию сил сторонников мира. В мае 1938 г. в Осло правые реформистские лидеры Международного объединения профсоюзов на заседании Генерального совета отклонили предложение о приеме советских профсоюзов в МОП и даже приняли резолюцию о прекращении всяких переговоров с ними.
Компартии видели всю пагубность политики поощрения агрессии. ЦК компартии Франции указал, что аншлюс Австрии лишь этап в осуществлении широкого захватнического плана Гитлера. «Теперь под угрозой Чехословакия, — говорилось в его обращении, — союзница Франции. Хотят раздавить Чехословакию для того, чтобы потом напасть на Францию». Компартия призвала к сотрудничеству всех людей доброй воли, чтобы сохранить мир и отстоять честь, достоинство и независимость Франции.
Одновременно с кампанией в защиту Австрии развертывалось движение за сохранение независимости Чехословацкой республики. Еще в апреле 1936 г. К. Готвальд подчеркнул, что на карту поставлена судьба нации, которой угрожает гитлеровское порабощение, что реакционно-фашистская группировка крупной буржуазии стремится разорвать соглашение с Советским Союзом и вступить в сговор с Берлином. Чехословацкие коммунисты ставили вопрос о создании правительства народного фронта, которое опиралось бы на единство действий коммунистов и социалистов, всех антифашистов и патриотов.
К. Готвальд, выступая 28 апреля 1936 г. в парламенте, от имени КПЧ предложил существенные поправки к резолюции по законопроекту об обороне страны, суть которых сводилась к решительной демократизации политической жизни, очистке армии от реакционных и фашистских элементов, удовлетворению насущных требований трудящихся. «Народ может драться как лев, — говорил он, — но только в том случае, если руки  у него свободны и если он знает, за что дерется». Готвальд предупреждал, что реакционерам и фашистам нельзя доверять дело защиты республики и что такая политика может кончиться новой Белой Горой. Партия поддержала строительство укреплений на границе с Германией. Линия КПЧ на то, чтобы в максимальной степени усилить обороноспособность страны, приобрела особое значение после того, как гитлеровцы, захватив Австрию, стали угрожать Чехословакии.
Секретариат ИККИ одобрил линию КПЧ на сплочение народных сил, готовых защищать республику. В решении, принятом 25 мая 1938 г., говорилось, что усилия партии должны быть направлены на сплочение не только рабочего класса, городской мелкой буржуазии и трудовой интеллигенции, но и тех слоев буржуазии, интересы которых окажутся под угрозой в случае уничтожения независимости республики и которые склонны защищать ее суверенитет.
Лозунг создания фронта защиты независимости республики с участием различных социальных слоев вплоть до патриотически настроенной части буржуазии означал, что КПЧ переходила к политике национального единения против гитлеровского фашизма. Так закладывались основы будущей политики движения Сопротивления.
Коминтерн и его национальные секции били тревогу, разоблачая преступные планы выдачи Чехословакии Германии, подчеркивая, что такой шаг создаст смертельную угрозу миру. «Присоединение Судетской области к Германии — это роковой путь к войне, — писал официальный орган Коминтерна, — это — расчленение Чехословакии, это — растерзание малых народов, это — предательство Испании, это — усиление реакции в Европе».
В августе — сентябре 1938 г. коммунистические партии Франции, Англии, США, Германии, Польши, Румынии, Югославии, Бельгии и многих других стран выступили с воззваниями и документами, разоблачавшими подготовку тайного сговора Чемберлена и французской реакции с Гитлером в отношении Чехословакии. Компартия Франции призывала народ своей страны сорвать попытки английского кабинета и его французских союзников выдать Чехословакию Германии, требовала, чтобы Франция оставалась верной договорным обязательствам в отношении Чехословакии и Советского Союза. Французские коммунисты указывали на правильность высказываний советской печати о том, что судьба Чехословакии — это судьба Франции.
Компартия Польши предупреждала народ, что вслед за Чехословакией гитлеровцы готовят такую же участь и Польше. «Сегодня Чехословакия, завтра — Польша!» — заявляли коммунисты, требуя покончить с политикой поддержки агрессивных планов Германии по отношению к Чехословакии.
Английские коммунисты направили свой удар против предательской миссии лорда Ренсимена в Чехословакии, требуя его отзыва, а затем против поездки Чемберлена в Берхтесгаден на переговоры с Гитлером. Еще до обнародования результатов этих переговоров компартия заявила: «Мы обвиняем Чемберлена в предательстве мирных устремлений английского народа и в попытке сговора с Гитлером за счет мира на земле и за счет Чехословакии. Мы обвиняем его за поездку к Гитлеру не для того,  чтобы вести переговоры о мире, а для того, чтобы предать его...» Выступая на XV съезде компартии Великобритании, Г. Поллит указывал, что Чемберлен, защищая интересы самых реакционных профашистских кругов финансового капитала, ведет Англию к войне. В резолюции съезда разоблачалось стремление английского правительства к заключению пакта четырех держав, направленного «против малых государств Европы и против Советского Союза». Съезд призывал лейбористскую партию, профсоюзы, всех сторонников мира к сплочению, чтобы предотвратить преступный сговор реакционных кругов страны с Гитлером.
В документе, опубликованном 21 мая 1938 г., компартия Великобритании настаивала на защите Чехословакии от агрессии, рекомендовала на пленуме Лиги наций осудить Галифакса как сторонника нацизма. ЦК компартии поддержал требования низовых лейбористских организаций созвать чрезвычайную конференцию, чтобы осудить агрессора и его пособников. Коммунисты Англии заявили о своей готовности стать в ряды интербригад для защиты Чехословакии.
На митингах в защиту чехословацкого народа выносились гневные резолюции с требованием немедленно отказаться от империалистического плана расчленения Чехословакии. Федерация горняков Южного Уэльса 22 сентября 1938 г. призвала все общественные организации выступить против предательства в отношении чехословацкого народа; о своем несогласии с политикой правительства заявил лондонский окружной комитет объединенного профсоюза машиностроителей. Подобные резолюции приняли профсоветы Манчестера, Солфорда, конференция шотландского профсоюза транспортных рабочих и многие другие организации.
Компартия США, доказывая, что правящие круги страны фактически помогают англо-французским «умиротворителям» фашизма, призывала массы оказать давление на правительство, чтобы заставить его решительно выступить в защиту Чехословакии совместно с правительствами СССР, Англии и Франции. Представители 26 национальных организаций Америки (чехи, словаки, сербы, румыны и другие) направили президенту послание в защиту Чехословакии. Такие же послания поступали от общественных, профессиональных и других организаций, многих выдающихся деятелей науки и культуры. В ряде городов состоялись грандиозные демонстрации, были созданы комитеты спасения Чехословакии.
Подготовка и осуществление мюнхенского предательства породили дополнительные трудности для антивоенного движения. Буржуазной и социал-демократической пропаганде на какое-то время удалось создать ореол «миролюбия» вокруг сговора Гитлера и Муссолини с Чемберленом и Даладье. Однако рабочий класс и его коммунистические партии быстро поняли суть дела. Уже 9 октября 1938 г. компартии Франции, Великобритании, Испании, Чехословакии, США, Германии, Италии, Бельгии, Швейцарии, Швеции, Канады и Голландии опубликовали совместное воззвание «Против мюнхенского предательства». В нем коммунисты расценивали Мюнхен как переход крупного капитала в наступление, с тем чтобы «уничтожить социальные завоевания, посягнуть на демократические свободы и навязать народам политику порабощения и войны». 
Во Франции прошли многочисленные собрания, митинги, демонстрации. Открывшийся в Париже в ноябре 1938 г. Национальный конгресс движения за мир и свободу, осудив мюнхенский сговор, единодушно приветствовал внешнюю политику СССР и франко-советский союз. Всех антифашистов объединяла одна мысль: «Довольно отступать!» 22 марта 1939 г. Всеобщая конфедерация труда выступила с заявлением, в котором решительно осудила захват Чехословакии, указав, что угроза миру обязывает французское и английское правительства к сотрудничеству со всеми странами, уважающими международное право и независимость народов.
Правые лидеры лейбористской партии и тред-юнионов продолжали проводить политику поддержки правительства Чемберлена и тем самым поощряли фашистские государства к актам агрессии. В речи на Саутпортской конференции лейбористской партии (май — июнь 1939 г.) Бевин призывал «объединить великие мировые ресурсы и, вместо того чтобы поносить наших друзей (фашистов. — Ред.) из Центральной Европы и Японии, предложить им нечто лучшее, чем могла бы им дать война». На деле это означало не что иное, как поддержку сговора с агрессорами. Правые лейбористы выступали против образования единого фронта миролюбивых народов и установления международного единства рабочего класса.
Компартия Англии в первомайском манифесте 1939 г. охарактеризовала правительство Чемберлена как «правительство богачей и для богачей» и подчеркнула, что только рабочий класс может добиться поражения этого реакционного правительства и тем спасти мир от катастрофы. В традиционной первомайской демонстрации 100 тыс. ее участников потребовали отставки правящего кабинета и заключения пакта мира с СССР.
Несмотря на все более осложнявшуюся обстановку, жестокий террор и преследования, мужественную борьбу против надвигавшейся войны вели компартии Германии, Австрии, Италии. ЦК КПГ в обращении ко всем немцам осудил захват германским империализмом Австрии, потребовал вывода немецких войск и восстановления полной независимости этого государства. ЦК призвал всех противников Гитлера, все рабочие организации мира воспрепятствовать дальнейшим провокациям гитлеровского фашизма. Партийные организации КПГ и группы сопротивления в распространяемых ими листовках осудили аннексию и вскрыли агрессивную, империалистическую подоплеку прославляемого фашистами «единства нации» и «великой Германии».
В мае 1938 г. ЦК КПГ заявил, что внешняя политика гитлеровского режима направлена не на обеспечение безопасности, жизненных интересов и национальной чести Германии, а на покорение других народов, подавление рабочего движения и всех демократических сил в Европе. Эта политика служит только классовым интересам германского монополистического капитала в его погоне за прибылью, а вынашиваемые им планы установления господства над Европой ведут к войне. Центральный Комитет КПГ заявил: «Это была бы самая страшная война... Она неизбежно закончилась бы поражением Германии». Он призвал к борьбе за сохранение мира и вывод фашистских войск из Австрии и Испании, за прекращение угроз гитлеровцев в адрес Чехословакии и расторжение военного пакта Германии с Италией и Японией.
30 марта 1939 г. ЦК КПГ, рабочий комитет немецких социалистов и партия революционных социалистов Австрии выпустили совместное  обращение «К рабочим Германии и Австрии». Обращение осуждало аннексию Австрии и чешских территорий как этап империалистической захватнической политики.
В апреле 1939 г., в дни захвата Чехословакии, ЦК КПГ в воззвании «Долой преступление Гитлера против Чехословакии» осудил это насилие и призвал всех немцев объединиться с чешским народом для свержения общих угнетателей. Когда фашисты стали угрожать Польше, требуя присоединения Данцига, коммунистические партии Германии, Австрии и Чехословакии сообща призвали народы к совместной борьбе против новых агрессивных действий гитлеровской диктатуры. В обращении этих партий говорилось: «Оккупация Чехословакии должна быть и будет сигналом тревоги, сигналом к сплочению народов во всех странах Европы, в особенности в странах, пограничных с фашистскими государствами и находящихся под непосредственной угрозой, для борьбы против фашистских насильников и против фашизма в собственных странах».
После Бернской конференции перед лицом новых агрессивных актов германского империализма КПГ направила свои усилия на расширение антифашистской борьбы внутри страны. В Берлине к лету 1939 г. образовались 22 партийные организации на предприятиях, в территориальных районах, а также в фашистских массовых организациях. Одна из наиболее крупных парторганизаций во главе с Р. Урихом через свои ячейки действовала на ряде предприятий и поддерживала связь с аналогичными организациями в Мангейме, Дортмунде, Гамбурге и Лейпциге.
В 1938–1939 гг. в результате объединения различных групп возникла антифашистская организация, которой руководили А. Харпак, X. Шульце-Бойзен и деятели КПГ И. Зиг и В. Гуддорф. На некоторых заводах Гамбурга в первой половине 1939 г. действовали партийные организации, которые устанавливали контакты с мелкими торговцами и крестьянами. Сильная парторганизация была создана в Лейпциге под руководством А. Гофмана, В. Ципперера, Г. Шварца, Г. Шумана. Объединение антифашистских сил происходило и в других городах и областях страны.
Вместо того чтобы мобилизовать все силы против фашистской диктатуры и угрозы войны, правые социал-демократические лидеры вели борьбу против КПГ и клеветали на Советский Союз, единственное последовательно миролюбивое государство. В январе 1939 г. Гильфердинг на заседании Исполкома Социалистического рабочего интернационала заявил, что существует «только путь совместных действий с нынешними правительствами (западных держав. — Ред.) при бескомпромиссной борьбе против большевизма и тех левых социалистов, которые создают единый фронт с коммунистами».
Антифашистское движение в Германии в условиях гитлеровской диктатуры по своей сущности было классовой борьбой между пролетариатом и монополистическим капиталом. Сознательная часть рабочего класса не поддалась ни идеологическому давлению и социальной демагогии, ни террору фашистской диктатуры. Утверждения реакционных историков, будто немецкий рабочий класс не оказал сопротивления фашизму, являются клеветой, цель которой — представить заговорщические планы определенных кругов крупной буржуазии и вермахта как решающую составную часть антифашистского движения. Факты доказывают, что  рабочий класс, руководимый КПГ, был главной политической и социальной силой борьбы против германского империализма и милитаризма, против его агрессивной политики. Из рядов рабочего класса вышла славная плеяда наиболее активных и сознательных антифашистов, которые составили ядро борцов против фашизма.
Таким образом, в период непосредственного назревания мировой войны передовые прогрессивные силы мира, несмотря на трудности, вызванные ростом промюнхенских и капитулянтских настроений, стремились организовать действенные акции, направленные на предотвращение вооруженной борьбы крупного масштаба. Выполнение такой задачи в решающей степени зависело от создания широкого международного фронта защиты мира, способного преградить путь фашизму и войне.

3. Движение за создание международного фронта защиты мира

Выдвинутые компартиями лозунги антифашистской борьбы, сохранения национальной свободы и независимости своих стран, вооруженного отпора фашистским агрессорам создавали необходимые предпосылки для организации широкого международного движения за мир.
Рассматривая защиту мира как одну из форм общедемократической борьбы масс, Коминтерн и его секции поддерживали и неуклонно расширяли свои связи с общественными организациями и массовыми движениями, выступавшими против фашизма и войны. ИККИ неоднократно подчеркивал необходимость всемерного развития движения за мир, вовлечения в него самых широких слоев населения, помогал исправлять сектантские ошибки. Когда 30 ноября 1935 г. «Работнически вестник» опубликовал материал, содержащий устаревшие установки по военному вопросу, Г. Димитров от имени заграничного бюро ЦК Болгарской компартии направил в ЦК БКП письмо, в котором призывал отойти от всякого доктринерства и схематизма и, учитывая обстановку, умело объединять широкие слои населения для антифашистской и антивоенной борьбы.
В интересах создания единого фронта мира Коминтерн и его национальные секции содействовали активизации деятельности Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма. Они поддержали международную конференцию, состоявшуюся в Париже 23–24 ноября 1935 г., на которой присутствовало более 100 представителей от национальных комитетов. Ее участниками были П. Ланжевен, Г. Манн, Ж. Лонге, Ж. Дюкло, Н. М. Шверник, Е. Д. Стасова, Б. Шмераль, Э. Дженнари, П. Ненни, Э. Фиммен, И. Дельбос и другие. Лейтмотивом конференции стало требование — массовыми действиями обеспечить выполнение санкций против агрессора. Был создан фонд мира, в который начали поступать средства в помощь жертвам агрессии.
27 ноября Секретариат ИККИ, принимая рекомендации для коммунистической фракции Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, указал на необходимость подвергнуть критике тенденцию ориентироваться преимущественно или исключительно на мероприятия Лиги наций, подчеркнув, что его главная задача — поднять новую большую волну массовых выступлений в пользу мира. ИККИ обращал особое внимание на рост угрозы малым нациям со стороны Германии, на важность усиления протестов против агрессии японского империализма в Китае. 
В декабре 1935 г. в Лондоне состоялся конгресс друзей СССР и мира. В его работе участвовало 773 делегата: беспартийные, коммунисты, лейбористы и даже группа консерваторов, считавших необходимым укреплять сотрудничество с СССР для создания системы коллективной безопасности. В этом же месяце состоялись южноафриканский и канадский конгрессы против фашизма и войны. В январе 1936 г. в Сиднее был проведен третий австралийский конгресс против фашизма и войны, в Кливленде — американский конгресс против фашизма и войны, более 2 тыс. делегатов которого представляли примерно 2 млн. членов различных организаций профсоюзов, и т. д Эти конгрессы свидетельствовали о втягивании в антивоенное движение передовой интеллигенции, части пацифистов. Социал-демократические партии и реформистские профсоюзы, за редким исключением, официально не участвовали в этих мероприятиях.
В 1936 г. возникает новая, более широкая международная организационная форма движения сторонников мира.
В начале 1936 г. один из лидеров английского пацифистского движения — консерватор лорд Р. Сесиль выступил с кратким воззванием ко всем друзьям мира во всех странах, предлагая организовать международную демонстрацию в защиту мира. Он призывал присоединиться к движению всех, кто разделяет следующие принципы: признание нерушимости международных договоров; сокращение и ограничение вооружений под международным контролем, запрещение частным лицам извлекать доходы из военной промышленности; укрепление Лиги наций в целях предотвращения или прекращения войны путем действенной организации коллективной безопасности и взаимной помощи; создание в рамках Лиги наций действенного органа для ликвидации международных осложнений, угрожающих войной.
Обращение Р. Сесиля поддержали французский радикал П. Кот и другие видные пацифистские деятели. Так родилась идея проведения международного конгресса мира.
Для Коминтерна и компартий исключительно важное значение приобрела выработка своего отношения к этому движению. Коммунисты уже активно участвовали в деятельности Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма и не могли допустить ненужных трений между двумя организационными формами массового движения за мир. 17 марта 1936 г. Секретариат ИККИ обсудил некоторые вопросы, связанные с кампанией за созыв международного конгресса мира. В решении ИККИ указывалось, что движение за мир все еще распылено, а координация участвующих в нем организаций и партий слаба, так как «Всемирный комитет недостаточно соблюдал надпартийный характер, который он должен во что бы то ни стало носить...».
Рассматривая национальные комитеты борьбы против войны и фашизма как центры массового движения сторонников мира, ИККИ считал чрезвычайно важным, чтобы они повсеместно включились в кампанию за международный конгресс мира. В специальном постановлении Секретариата ИККИ по данному вопросу отмечалось: «Посредством кампании к Всемирному конгрессу мира необходимо добиться самого широкого сплочения всех друзей мира во всех социальных слоях для открытой деятельности в защиту мира». Особый упор делался на привлечение к участию в конгрессе социал-демократических партий, профсоюзов и других  рабочих организаций, а также городских средних слоев и крестьянства. Для финансирования конгресса предлагался сбор средств.
Решения ИККИ были проникнуты идеей сплочения самых широких миролюбивых сил. Г. Димитров писал в ЦК ВКП(б) 22 апреля 1936 г.: «Рамки конгресса должны быть гораздо шире, чем народный фронт, и должны охватить в отличие от предыдущих антивоенных конгрессов политические, профессиональные и культурно-просветительные организации рабочего класса, мелкой буржуазии и крестьянства, а также левобуржуазные организации».
Буржуазная реакция пыталась запугать пацифистов, заявляя, что конгресс — дело рук коммунистов, которые используют его только в своих целях. Английские правящие круги оказали давление на Р. Сесиля, выдвигая ложное обвинение в том, будто он пользуется средствами Коминтерна. В связи с этим специальная группа английских пацифистов была направлена в Париж для обследования финансовых источников подготовительного центра и выяснения вопроса о роли компартий в созыве конгресса. Она вернулась с твердым убеждением, что движение за созыв конгресса и его парижский центр включают самые различные политические и религиозные силы.
В мае 1936 г. подготовительные организационные центры во главе с Инициативным комитетом подготовили создание Всемирного объединения за мир. Его воззвание, подписанное Р. Ролланом, видными политическими деятелями — республиканцами и радикалами (М. Асанья, Э. Бенеш, Э. Эррио), социалистами (Л. Жуо, П. Фор, К. Эттли, Л. де Брукер), коммунистами (М. Кашен, H. M. Шверник), получило весьма широкий отклик и обсуждалось на многочисленных собраниях и массовых митингах, национальных конференциях и конгрессах сторонников мира. Оно было поддержано пленарным заседанием Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, состоявшимся 6–7 июня в Париже, которое призвало свои национальные комитеты активно участвовать в кампании за конгресс мира.
Исполком Социалистического рабочего интернационала отказался присоединиться к движению. Но, учитывая огромную популярность в массах идеи проведения конгресса, не решился запретить своим организациям участвовать в его подготовке. Идею созыва конгресса поддержали мощные профсоюзные объединения: французские, английские и испанские. Вместе с левыми партиями и профсоюзами в движение включились и буржуазные пацифистские организации.
К середине июля 1936 г. в кампании за созыв конгресса участвовали комитеты 37 стран. К ней присоединился Кооперативный интернационал (80 млн. членов), а также ряд христианских профсоюзов. 25–26 июля в Праге была проведена среднеевропейская конференция за созыв конгресса мира. В конце июня состоялся английский национальный конгресс мира в Лидсе. Во Франции кампания опиралась не только на пацифистские организации, но и на 2400 местных комитетов борьбы против войны и фашизма. 
Коммунисты, работая в Инициативном комитете, стремились сплотить представителей различных политических течений и мировоззрений, чтобы создать преграду преступным устремлениям поджигателей войны в каждой стране. Член Инициативного комитета, видный деятель Коминтерна Б. Шмераль писал: «...огромнейшее значение конгресса мы видим именно в том, что впервые после войны и, по-видимому, впервые в истории появилась возможность для представителей различных политических, национальных и религиозных организаций собраться вместе, чтобы сообща выступить за мир».
В интересах полного равноправия сторонников мира на заседании Инициативного комитета, состоявшемся в Брюсселе в конце июля, H. M. Шверник предложил, чтобы каждая делегация имела на конгрессе мира равное число голосов, независимо от размеров страны и количества делегатов. Накануне конгресса Секретариат ИККИ в рекомендациях делегатам-коммунистам еще раз указал, что главное — это «дальнейшее всемерное вовлечение в движение самых различных элементов, групп и организаций, выступающих за мир, независимо от их политического и религиозного направления».
Международный конгресс мира проходил с 3 по 6 сентября 1936 г в Брюсселе. На нем присутствовали 4531 делегат и свыше 5 тыс. гостей. В результате запрета не смогли прибыть делегаты из Польши, Болгарии, Греции, Югославии (за исключением отдельных лиц), прибалтийских стран. В работе конгресса не смогли принять участия сторонники мира из Германии, Италии и Японии. Наиболее многочисленными являлись делегации Франции, Англии, Чехословакии и Бельгии — около 700 человек каждая. Всего было представлено 35 стран, 750 национальных и 40 международных организаций, борющихся за мир.
На конгресс собрались люди самых различных мировоззрений, партийно-политической и религиозной принадлежности: сторонники мира из либеральных, республиканских и консервативных организаций, социалисты, коммунисты, католики и протестанты, представители союза друзей Лиги наций, члены кооперативов, 100 парламентариев из 12 стран. Несмотря на то что руководство Социалистического и Амстердамского интернационалов официально не поддержало движение за созыв конгресса мира, на нем все же были представлены 12 социалистических партий и 15 национальных профсоюзных центров.
Состав делегатов свидетельствовал о том, что к движению за мир удалось привлечь организации и группы, которые раньше не участвовали в нем: ряд европейских и американских пацифистских организаций, отдельные группы и организации мира из колониальных и зависимых стран, некоторую часть социал-демократии.
В позициях делегатов наблюдались, естественно, определенные различия. Пацифисты, консерваторы, либералы стояли за укрепление Лиги наций, ее поддержку. Коммунисты, соглашаясь с этим, в то же время обращали особое внимание на то, чтобы движение ясно представляло конкретных носителей опасности войны и чтобы массы организовали самостоятельные  действия против них. Так, H. M. Шверник говорил на конгрессе: «Наше движение должно показать, что мы не только хотим мира, но в состоянии активно бороться за мир. Задача нашего конгресса будет тем успешнее разрешаться, чем успешнее мы сумеем координировать действия Лиги наций с широким народным движением за мир». На заседании профсоюзной комиссии конгресса советский делегат предложил создать постоянный профсоюзный антивоенный комитет из представителей всех направлений профдвижения, что явилось бы серьезным шагом к международной координации антивоенной борьбы рабочего класса.
В качестве программных положений конгресс единогласно утвердил четыре принципа: нерушимость международных договоров; сокращение и ограничение вооружений; укрепление Лиги наций и коллективная безопасность; создание в рамках Лиги наций действенной системы, способной преодолеть международную напряженность, которая может вызвать войну. Эта платформа, отмечал Б. Шмераль, представляла для коммунистов «только минимум того, что может и должно быть сделано против войны». В манифесте к народам мира, принятом конгрессом, говорилось: «Мир в опасности, надо его спасти... Нашим единственным врагом будет агрессор, который, нарушая международное право, уничтожил бы всеобщий мир».
Коммунисты не выступили с особой платформой, а содействовали тем целям, которые были выдвинуты основной массой сторонников мира. Тем самым они пытались сплотить не только организации трудящихся, но и всевозможные буржуазно-демократические, религиозные и пацифистские антивоенные группы. Принятые конгрессом документы свидетельствовали о растущем сплочении сил, выступающих против империалистических агрессоров, которые толкали народы в пропасть новой мировой войны.
Важнейшим достижением Брюссельского международного конгресса было создание Всемирного объединения за мир и его постоянного международного координационного органа — Генерального совета. В совете были представлены все национальные комитеты и национальные организации. Был избран также Исполком в составе 20 членов (12 — от крупнейших стран и 8 — от международных организаций) и Секретариат ВОМ. Конгресс предложил образовать во всех странах национальные комитеты Всемирного объединения за мир, согласующие деятельность всех организаций, борющихся против войны. Предлагалось также провести национальные конгрессы движения за мир и международный плебисцит — сбор подписей в защиту мира; организовать международный сбор средств под лозунгом «копейка мира»; создать смешанную комиссию при Лиге наций с участием профсоюзов для контроля над проведением решений о сокращении вооружений, усилить пропаганду в пользу мира.
Шаги к созданию широкого объединения сторонников мира на платформе, выдвинутой Брюссельским конгрессом, не снимали с повестки дня вопросов о деятельности тех прогрессивных сил, которые выступали с более решительной и целеустремленной программой, обличавшей империализм и его порождение — фашизм как главного врага человечества. Так, Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма провел 7–8 сентября 1936 г. в Париже международную конференцию, в которой участвовало 150 делегатов из 20 стран. Были единодушно приняты решения о мобилизации всех антифашистских и свободолюбивых сил для спасения Испанской республики; об усилении международной разъяснительной  работы о сущности фашизма, о разоблачении его демагогии, милитаристской пропаганды и террора, подрывной работы фашистской агентуры в других странах.
Конференция приветствовала создание Всемирного объединения за мир и заявила, что Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма будет участвовать в этом широком народном движении как в интернациональном, так и национальном масштабе. В то же время конференция подчеркивала, что в сложившейся ситуации необходимо продолжать организационно усиливать и укреплять комитеты амстердамско-плейельского движения, сделав их действенным рычагом массовых акций против войны и фашизма. Было пополнено Международное бюро Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма. В него вошли Д. Бернал, Г. Брантинг, Б. Шмераль, И. Блюм, З. Неедлы, Л. Николь и другие видные борцы за мир.
Коммунистический Интернационал одобрил шаги, предпринятые коммунистами и другими сторонниками мира к собиранию и организации международных сил мира. Президиум ИККИ 19 ноября 1936 г. в специальной резолюции положительно оценил результаты Брюссельского конгресса, подчеркнув, что необходимо добиваться «дальнейшего расширения движения, создавая повсеместно комитеты мира, добиваясь вхождения всех секций II и Амстердамского Интернационалов ... католических организаций и союза фронтовиков...». Резолюция рекомендовала установить широкие связи со всеми буржуазно-пацифистскими организациями, Вовлечь в действенную борьбу за мир профсоюзы, женские организации, колониальные народы. ИККИ поддержал идею проведения национальных конгрессов мира. При этом особо подчеркивалось, что Всемирное объединение за мир должно занять более определенную позицию в отношении фашизма, для чего коммунистам, входящим в ВОМ, рекомендовалось «ставить острее вопрос о конкретном агрессоре, не допуская при этом никоим образом какого бы то ни было ограничения рамок движения».
Президиум ИККИ принял также постановление о работе коммунистической фракции Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, указав, что ее задача — обеспечить участие комитета в общем движении за мир. ИККИ рекомендовал, чтобы Всемирный комитет имел представительство в международных и национальных комитетах мира, но не противопоставлял себя общему движению за мир и не конкурировал с ним. Всемирному комитету борьбы против войны и фашизма рекомендовалось брать на себя инициативу в подготовке и проведении специальных антифашистских кампаний, особенно в защиту жертв империалистической агрессии. Такое организационное взаимодействие двух форм международного движения за мир позволяло добиваться расширения круга его участников и в то же время конкретизации программы сторонников мира, придания ей более ясной антифашистской направленности.
Коминтерн и компартии, как наиболее последовательная и сознательная сила движения сторонников мира, призывали рабочий класс всемерно поддерживать советскую идею коллективного отпора агрессору. «Первая, ведущая сила, — писал журнал «Коммунистический Интернационал», — группирующая вокруг себя сторонников мира в международном масштабе, — это страна социализма, отечество пролетариев всех стран — великий Союз Советских Социалистических Республик». Съезд ФКП в  Арле в 1937 г. указал, что стремление реакции разрушить франко-советский союз является ударом по национальным интересам самой Франции. Компартии скандинавских стран поддерживали идею создания оборонительного союза этих стран с участием СССР и миролюбивых государств Запада. За организацию коллективного отпора агрессии выступали прогрессивные силы Чехословакии, Польши, Болгарии, Румынии, а также компартии Германии, Италии, Японии и ряда других стран.
Усиление движения сторонников мира говорило о том, что советская идея коллективного отпора агрессорам встречает понимание и поддержку среди народных масс. В марте 1937 г. в Англии на втором конгрессе за мир и дружбу с Советским Союзом, где присутствовало 900 делегатов, представлявших 3 млн. человек, объединенных в кооперативах, профсоюзах, культурно-просветительных обществах и других организациях, была выражена солидарность с СССР в борьбе за мир. Конгресс высказался за расширение контактов с народами СССР, призвал правительство Великобритании противодействовать тем предложениям в европейских пактах, которые не учитывают интересов Советского Союза, сотрудничать с ним, «чтобы укрепить коллективную безопасность через Лигу наций с помощью открытых для каждого ее члена пактов о взаимной гарантии и помощи».
В Англии настроения в пользу решительной борьбы за сохранение мира, которые наиболее последовательно выражала компартия, охватили значительные слои населения. Они приобрели особенно сильное влияние весной и летом 1938 г., когда в стране развернулось движение за создание альянса мира. В то же время выявились и многие слабости этого движения, нарастающие в нем противоречия. Реакционным правящим кругам, прикрывавшимся маской миролюбия, удалось ввести в заблуждение значительные слои народа относительно истинного содержания внешней политики правительства. Руководящие органы лейбористской партии и тред-юнионов, где преобладали правые элементы, тащили эти организации на путь фактической поддержки правительства Чемберлена. В системе разнообразных организаций сторонников мира были сильны традиции абсолютного пацифизма. Все это тормозило активные действия сторонников мира, вносило в их ряды замешательство и дезорганизацию.
В ответ на кампанию за альянс мира правящие круги Англии организовали настоящий пропагандистский поход против сторонников мира. Они пытались уверить, что союз с Францией и СССР будет означать создание военного блока и лишь приблизит войну; значит, нужно-де на разумной основе найти компромисс между Англией и Францией, с одной стороны, Германией и Италией — с другой. Так готовилась идеологическая почва для мюнхенского диктата.
Все это привело к тому, что английский национальный конгресс мира, состоявшийся в Бристоле в 1938 г., не достиг какого-либо решения по важнейшим проблемам внешней политики. Попытки внести поправки в проект резолюции, в котором даже не говорилось о коллективной безопасности, были отвергнуты. На конгрессе преобладали взгляды, что движение за мир должно быть расплывчатой, разнородной ассоциацией групп и лиц, объединенных стремлением к миру, но не имеющих позитивной программы и не предпринимающих практических попыток противодействовать силам врагов мира.
Вызывал тревогу и тот факт, что движение «клятва во имя мира», возникшее в Англии, сознательно или несознательно занимало позицию сговора с агрессивными государствами. Это движение требовало  договориться с Гитлером и Муссолини. Оно выдвигало лозунги: «Британия должна остаться вне игры!», «Дадим Гитлеру колонии и кредиты!» и т. и. Речь шла о чемберленовской тенденции в пацифистском движении Англии. Так буржуазный пацифизм, отстаивавший позицию абсолютного непризнания какой-либо войны, сам становился орудием политики войны.
Активизация передовой части движения сторонников мира и усиление борьбы между этой частью и изоляционистским направлением происходили и в США. За пересмотр закона о нейтралитете выступала часть пацифистов, входивших в Национальный совет за предотвращение войны, однако руководство этой организацией оставалось в руках изоляционистов. Американская лига за мир и демократию, объединявшая передовых участников движения сторонников мира, вела активную пропаганду, требуя коллективных действий против агрессоров и помощи их жертвам.
26–28 ноября 1937 г. в Питсбурге состоялся национальный конгресс за демократию и мир, созванный Американской лигой борьбы против войны и фашизма. Тысяча триста двадцать делегатов представляли почти 4,5 млн. сторонников мира. Конгресс показал дальнейший рост настроений широких масс в поддержку идеи коллективной безопасности, в пользу санкций против агрессоров.
Выработанные лигой предложения об изменении закона о нейтралитете в начале декабря 1937 г. были внесены в палату представителей, что имело большое значение. Движение сторонников мира в США, в котором активную роль играли коммунисты, становилось ощутимым фактором политической жизни страны.
Однако в американском движении за мир преобладали тенденции изоляционизма. Один из руководителей компартии США — Ф. Браун в марте 1938 г. писал: «Большинство американского народа за мир, однако значительная часть его считает позицию изоляционистского «нейтралитета» средством поддержания мира». Только меньшинство сознавало фашистскую опасность и необходимость коллективного отпора. В американском движении за мир наблюдалось противоречие: с одной стороны — ясно выраженная воля к миру, с другой — тяга к «нейтралитету», который играл на руку агрессорам.
В основе этого противоречия лежали многие причины, но прежде всего то, что американское рабочее движение традиционно в минимальной мере интересовалось вопросами внешней политики. Кроме того, сравнительно сильное влияние на массы оказывали изоляционистские круги буржуазии. В предвоенные годы активизировалась пропаганда той части буржуазии, которая выступала за соглашение с фашистскими державами. В изоляционистском крыле движения сторонников мира, особенно в либерально-буржуазных пацифистских организациях, тенденция к поиску соглашения с Германией, Италией и Японией была довольно сильной. Один из выразителей этой тенденции — Ч. Бирд заявлял, что все беды происходят оттого, что эти государства не имеют достаточного доступа к источникам сырья и рынкам сбыта и что надо решить именно данный вопрос, чтобы избежать войны.
Важным шагом в консолидации движения сторонников мира в США явилось создание в апреле 1938 г. Комитета за мир посредством международного  сотрудничества. Это была самая широкая организация, координирующая деятельность антивоенных, пацифистских и религиозных сил. В комитет вошел и председатель Американской лиги за мир и демократию Г. Уард. В программе комитета содержались пункты о соблюдении пакта Бриана — Келлога, о необходимости изменения закона о нейтралитете, о непризнании территориальных захватов, нарушавших договоры с участием США, о борьбе за всеобщее разоружение и т. д. Создание комитета отражало, как отмечала компартия США, «растущее понимание американским народом того, что единственным путем предотвращения войны является коллективная безопасность».
Учитывая сдвиги в движении сторонников мира, необходимость усиления борьбы против изоляционистских тенденций в нем, а также преодоления сектантских ошибок коммунистов но отношению к различным организациям сторонников мира, X съезд компартии США (май 1938 г.) нацелил коммунистов на работу со всеми течениями в антивоенном движении, с тем чтобы завоевать возможно более широкие круги на сторону коллективной безопасности и добиться соответствующего изменения политики правительства.
Во Франции коммунисты, левые социалисты, лучшие представители интеллигенции, передовая часть движения сторонников мира предпринимали большие усилия для сплочения всех противников войны. Они боролись против оживившихся в 1938 г. в пацифистском движении настроений в пользу соглашения с фашистскими державами, против пропаганды правого крыла радикальной и социалистической партий за отказ от франко-советского договора.
В конце мая 1938 г. ЦК ФКП обратился к социалистической партии с призывом возобновить единство действий в интересах борьбы за претворение в жизнь программы народного фронта и проведение политики коллективной безопасности. Но социалистическая партия, раздираемая глубокими противоречиями, на своем съезде в начале июня 1938 г. приняла решение о поддержке правительства Даладье и, таким образом, отказалась от борьбы против курса попустительства агрессорам.
7 мая 1938 г. в Женеве заседал Исполком Всемирного объединения за мир. Ход этого заседания показал, что в руководстве ВОМ под влиянием событий в мире и в результате воздействия со стороны наиболее решительной части движения сторонников мира произошел определенный сдвиг в сторону более четкой и политически более зрелой постановки задач. Впервые Исполком ВОМ официально осудил фашизм как поджигателя войны, а также заявил протест против аннексии Австрии и отметил, что фашистская Германия использует вопрос о национальных меньшинствах в Чехословакии как предлог для оправдания своей агрессивной политики.
Летом 1938 г. в Париже под руководством Генерального совета Всемирного объединения за мир состоялась международная конференция защиты мира против бомбардировки городов. В ней участвовало более тысячи делегатов из 34 стран.
В то же время в условиях обострения международной обстановки в связи с назреванием чехословацкого кризиса особенно сказывались недостатки движения в защиту мира. Оценивая обстановку того периода,  журнал ИККИ писал в июле 1938 г.: «Не только сознательные помощники фашистских держав, но и так называемые друзья мира даже в рядах рабочего движения защищают мнение, что развязывание войны наилучшим образом можно-де предотвратить тем, что нужно оставить фашистскому зверю его добычу, чтобы он, поедая ее, утолил свой голод, а может быть, и сломал себе зубы. Таково прежде всего мнение буржуазно-демократических держав Запада и более или менее тесно связанных с ними реакционных вождей Второго и Амстердамского Интернационалов».
Хотя политика мюнхенского диктата вызвала волну протеста во многих странах, ряд организаций сторонников мира восприняли ее как «почетную альтернативу войне». Таким образом, мюнхенское соглашение усилило в движении сторонников мира пацифистские тенденции, породило дезорганизацию и раскол во многих его национальных комитетах. Национальная конференция за мир, существовавшая в США, осенью 1938 г. выразила надежду, что Мюнхен приведет к новому курсу в международных отношениях. Съезд АФТ (октябрь 1938 г.) отказался принять резолюцию в поддержку коллективной безопасности. Более того, лидеры АФТ усилили антисоветскую кампанию.
Наиболее пагубно последствия мюнхенской политики сказались на европейском движении сторонников мира, прежде всего в Англии и Франции. Так, во Франции, где движение за мир в течение ряда лет было наиболее активным и организованным, после растерзания Чехословакии реакционная буржуазия и правительство Даладье стали прославлять новую «эру мира», сопровождая это антикоммунистической истерией. В поддержку Мюнхена выступили большинство руководства СФИО и часть лидеров ВКТ, внося таким образом глубокий раскол в рабочее и демократическое движение, подрывая основы народного антифашистского фронта. Лидеры социалистической партии Франции, писал И. Эрольди, «объективно помогли Гитлеру овладеть Чехословакией, они выдали палачу и своих братьев — чехословацких социалистов. Они сеяли пацифистские иллюзии в рядах французского народа, в частности среди французского крестьянства, чтобы облегчить Даладье осуществить мюнхенское предательство».
В этих условиях многие буржуазно-пацифистские организации, сторонники радикал-социалистической партии из буржуазных и средних слоев, часть сторонников СФИО фактически отказались от борьбы за коллективную безопасность. В октябре 1938 г. партия радикалов приняла на своем съезде решение о выходе из народного фронта. Ряд деятелей этой партии, принимавших участие в движении сторонников мира, отказались следовать ранее согласованным решениям. Руководство некоторых организаций, входивших во Всемирное объединение за мир и народный фронт, встало на путь поддержки реакционных планов правительства.
От позиции Социалистического рабочего интернационала, Амстердамского интернационала профсоюзов, руководства социалистических партий крупнейших капиталистических стран в огромной мере зависело, удастся ли рабочему классу в этот критический момент сплотить свои ряды и повести за собой на борьбу против фашизма и войны все миролюбивые силы. Но вожди социал-демократии, проводя и в области внешней  политики линию классового сотрудничества с буржуазией, оказались не в состоянии предложить народным массам реальную программу мира. Более того, своими действиями они способствовали расколу антивоенных сил.
Исполком Социалистического рабочего интернационала на очередном заседании в октябре 1938 г. не смог занять единой позиции в отношении мюнхенского сговора. «Французская партия была за Мюнхен, — писал видный идеолог Социалистического рабочего интернационала Ю. Бра-унталь, — английская — против Мюнхена, а социалистические партии скандинавских стран и Бельгии, поддержанные швейцарской социал-демократией, объявили себя нейтральными в вопросе о мюнхенском кризисе. Таким образом, Исполком не смог отвергнуть мюнхенское соглашение».
На борьбу против войны, за широкий фронт мира Коминтерн мобилизовал все близкие к нему международные организации: Профинтерн, КИМ, Спортивный интернационал, МОПР и другие. Главная задача, которая ставилась перед ними, — добиться национального и международного единства в интересах сохранения мира, используя усиление движения пролетарских масс за удовлетворение экономических требований и расширение политических прав.
Как и в предыдущие годы, в этот период многое зависело от позиции международных профсоюзных организаций. Президиум ВЦСПС писал Исполкому Международного объединения профсоюзов, что рабочий класс не может отдать себя в распоряжение Лиги наций, а должен «вести самостоятельные акции против войны, мобилизуя для этого широкие массы трудящихся и воздействуя таким образом на правительства и Лигу наций». Солидаризируясь с ВЦСПС, Профинтерн принял 9 ноября 1935 г. специальное решение, в котором выражал полную готовность договориться с представителями МОП о совместных действиях в защиту мира.
14 ноября ИККИ рекомендовал Профинтерну добиваться «внесения низовыми профсоюзными организациями решений, требующих от Амстердамского интернационала совместных действий с Профинтерном против войны и поддержки предложений Коминтерна II Интернационалу».
Профинтерн стремился мобилизовать рабочих на единые выступления против войны через международные отраслевые профсоюзы, в частности через Интернационал моряков и портовых рабочих (ИМПР). Он всемерно поддерживал курс на достижение профединства в национальном масштабе. Это, как показал опыт Франции, увеличивало боевую мощь пролетариата. В июне 1936 г. красные профсоюзы некоторых стран уже вступили в реформистские союзы, а другие готовились к этому. Секретариат ИККИ определил, что создание Международного комитета единства, который опирался бы на единые профсоюзы или объединенные профцентры, является одной из наиболее важных задач Профинтерна.
Однако многие национальные профсоюзы, оказавшиеся в плену реформистских иллюзий, принимали половинчатые и непоследовательные решения. Среди некоторых левых профсоюзов получила хождение неверная точка зрения о полной бесплодности и неэффективности санкций против агрессора. Такое мнение мешало развертыванию антивоенной борьбы.
Добиваясь единства, Профинтерн смело шел на объединение с Амстердамским интернационалом, искренне стремясь создать единый фронт борьбы за мир. Поскольку в 1937 г. большинство секций Профинтерна  уже достигли единства с массовыми реформистскими союзами или вступали в эти союзы, Красный интернационал профсоюзов, чтобы облегчить достижение международного единства, фактически прекратил свою деятельность. К декабрю 1937 г. аппарат Профинтерна перестал функционировать.
За 16 лет своего существования Красный интернационал профсоюзов вписал немало ярких страниц в историю рабочего движения. Разработанная им на основе рекомендаций Коминтерна революционная наступательная тактика позволила рабочему классу успешно вести борьбу за свои насущные интересы против крупного капитала, против реформистской политики классового сотрудничества с буржуазией. Профинтерн внес свой вклад в становление и развитие профсоюзного движения в колониальных и зависимых странах, решительно выступал против национализма, за пролетарскую интернациональную солидарность. Он оказал огромную помощь в создании единого рабочего и народного фронта, в борьбе против фашизма и войны. В его рядах выросла и закалилась славная плеяда борцов за освобождение рабочего класса.
Прекращение деятельности Профинтерна не означало утраты революционных традиций профсоюзного движения рабочего класса. Советские профсоюзы, как наиболее крупная секция Профинтерна, поставили вопрос о своем вступлении в Амстердамский интернационал при условии, что он будет вести последовательную борьбу против фашизма и войны. Однако, несмотря на длительные переговоры делегаций ВЦСПС и МОП и подписанное соглашение, реформистские лидеры профсоюзов сорвали проведение в жизнь этого важного решения. Курс на изоляцию советских профсоюзов нанес серьезный ущерб делу единства международного профдвижения, в то время когда человечество стояло на пороге войны.
Новая ориентировка Коминтерна оказала существенное влияние на усиление молодежного движения. В конце сентября — начале октября 1935 г. состоялся VI конгресс Коммунистического интернационала молодежи, сделавший важные выводы, что борьба против фашизма и войны требует изменения характера союзов, превращения их в массовые организации трудящегося юношества. Спустя полгода Секретариат ИККИ принял специальное решение, поставил перед КИМ задачу «превратить эти коммунистические организации молодежи в широкие массовые организации трудящейся молодежи, в беспартийные, но революционные по существу дела организации». Этим создавались более благоприятные условия для осуществления единства антифашистской трудящейся молодежи. Так, в апреле 1936 г. в Испании возник объединенный союз коммунистической и социалистической молодежи, ставший важной силой сопротивления фашизму. В Бельгии произошло слияние комсомола с молодой социалистической гвардией. Объединенные союзы появились в Литве и Мексике. Были достигнуты соглашения о единстве действий молодежных организаций антифашистского направления во Франции, Австрии, Бельгии, Болгарии и некоторых других странах. Однако дело сплочения трудящейся молодежи наталкивалось на сопротивление лидеров Социалистического интернационала молодежи (СИМ).
Идеей объединения прогрессивных сил молодежи была пронизана Международная юношеская конференция, проходившая 29 февраля — 1 марта 1936 г. в Брюсселе. На ней присутствовало 300 делегатов от 29 международных и 248 национальных организаций молодежи из 23 стран. Впервые за всю историю молодежного движения вместе собрались представители всех его основных течений и направлений, чтобы обсудить жгучие  вопросы борьбы за создание единого фронта мира. Конференция высказалась за созыв Всемирного конгресса молодежи.
Подготовка этого конгресса велась в основном международной федерацией союзов друзей Лиги наций, руководство которой пыталось тормозить участие трудящейся молодежи в этой кампании. В ряде стран — США, Англии, Польше и некоторых других — определенное количество мандатов было «распределено» между членами союзов друзей Лиги наций. Выдвигалось возражение против участия КИМ в конгрессе. Исполком Социалистического интернационала молодежи занял левацкую позицию, заявив, что он не может сидеть рядом с представителями буржуазии. В ходе подготовительной работы многие из этих препятствий удалось преодолеть.
Конгресс состоялся 31 августа — 6 сентября 1936 г. В его работе участвовало более 500 делегатов из 35 стран пяти континентов. Это были представители самых различных политических и религиозных направлений в молодежном движении: пацифисты, либералы и консерваторы, католики, протестанты, социалисты и комсомольцы.
В речи советского делегата Генерального секретаря ЦК ВЛКСМ А. В. Косарева главной была мысль о необходимости преодолеть разъединение сил молодежи, чтобы остановить катастрофическое приближение новой войны. Он подчеркивал, что сама обстановка требует сотрудничества и единства действий, так как «разрушительные бомбы и удушливые газы будут одинаково смертоносными для молодежи всех политических мировоззрений и религиозных верований».
Большинство делегатов международного юношеского конгресса за мир высказались за коллективную безопасность, укрепление Лиги наций, то есть за требования, выдвинутые Всемирным объединением за мир. Конгресс провозгласил лозунг: «Молодежь мира, объединяйся в защиту мира!» Вместе с тем он выявил и слабости молодежного движения: неконкретность, декларативность и разрозненность. В ряде стран социалистическая молодежь под влиянием реформистских иллюзий оказалась вне борьбы за мир. В некоторых латиноамериканских государствах лозунг объединения союзов молодежи был понят как призыв к ликвидации комсомола и замене его культурно-просветительными организациями.
В августе 1938 г. в Вассар-колледже города Паукинси (штат Нью-Йорк) состоялся второй Всемирный конгресс молодежи. Пятьсот его делегатов из 55 стран представляли различные организации борьбы за мир: профсоюзные, крестьянские, студенческие и другие молодежные союзы, охватывавшие около 40 млн. человек. В честь конгресса в Нью-Йорке на городском стадионе состоялся многотысячный митинг, участники которого призвали молодежь всех стран объединиться для защиты всеобщего мира. На заключительном заседании конгресса в торжественной обстановке был подписан «Вассарский мирный пакт». Делегаты поклялись бороться за братское сотрудничество молодежи всех наций и не участвовать в военной агрессии. Однако конгресс не сумел создать собственные национальные центры, которые объединили бы молодежное движение в один общий поток.
Активную борьбу за мир вел Международный женский комитет против войны и фашизма, проводивший в жизнь идеи и установки Международного женского конгресса (1934 г.). Усилению антивоенного движения среди женщин способствовало создание в октябре 1937 г. в Париже новой международной организации — Союза итальянских женщин-эмигранток, объединившего свыше 100 секций. В Чехословакии успешно действовала женская  организация «Еднота». Различные женские союзы США провели в Вашингтоне съезд, на котором обсудили вопрос: причины войны и как ее избежать. Участницы съезда представляли 11 союзов, насчитывавших в своих рядах 14 млн. членов. Во Франции Национальный комитет женщин, выступавший против войны, объединял более двух тысяч местных комитетов.
В широких кругах передовой интеллигенции различных стран появлялось все больше сторонников идеи коллективной безопасности. Ярким событием, отразившим солидарность передовых людей польского и украинского народов в борьбе против фашизма и угрозы войны, явился антифашистский конгресс работников культуры во Львове в мае 1936 г. Заклеймив фашизм как самого опасного врага культуры и свободы народов, конгресс призвал прогрессивные силы решительно противодействовать всем его проявлениям. В резолюции конгресса говорилось: «...борьба против империалистической войны, за мир является первой основной обязанностью всех прогрессивных работников культуры».
13–14 мая 1939 г. в Париже состоялась Международная конференция в защиту мира, демократии и прав человека. Инициаторами ее созыва были профессор П. Ланжевен и лауреат Нобелевской премии Н. Энджелл. В конференции участвовало около 600 видных деятелей культуры и рабочего движения 28 стран. Рассматривались вопросы: силы демократии перед лицом фашистского наступления; колонизация Европы «третьей империей»; права человека перед лицом фашистского варварства; согласованные действия народов за свободу и мир.
В докладе Н. Энджелла и во многих выступлениях отмечалось, что налицо материальное и моральное превосходство демократий над фашизмом, но, чтобы дать ему отпор, необходимо прочное единство. Конференция указывала, что война уже началась и нужна немедленная организация коллективной безопасности, опирающаяся на соглашение Англии, Франции и Советского Союза. В резолюции подчеркивалось: «Все враждебные агрессии страны стоят перед настоятельной задачей безоговорочно и безотлагательно объединить все свои материальные и моральные силы»
Передовая часть движения сторонников мира, несмотря на возраставшие трудности, вызванные предвоенным политическим кризисом, вела непрерывную борьбу против надвигавшейся фашистской агрессии. Петиционная кампания за фронт мира в Англии, организованная по инициативе левого лейбориста С. Криппса, новый подъем борьбы за пересмотр закона о нейтралитете в США, развертывание борьбы за национальный фронт в балканских странах, рост антифашистского движения в Чехословакии, активизация студенческого движения за мир и проведение в июле 1939 г. второго конгресса международного студенческого альянса борьбы за социализм, широкая кампания во всем мире с целью заставить правительства Англии и Франции на переговорах в Москве отказаться от тактики затягивания и проволочек — все эти выступления проходили при активном участии коммунистов, левых социалистов, беспартийных рабочих, представителей интеллигенции и части мелкой буржуазии.
Однако коммунистам и другим активным участникам движения сторонников мира не удалось добиться сплочения всех противников войны. Реакционная буржуазия и правые социалисты наносили все новые удары по делу мира.
Правая социал-демократия все дальше шла по пути антикоммунизма и раскола рабочего движения. Съезд СФИО, проходивший в конце мая  1939 г. в Нанте, запретил социалистам быть членами организаций «Мир и свобода», «Народная помощь», «Друзья Советского Союза», «Движение женщин против войны и фашизма» и других массовых организаций народного фронта под предлогом, что они якобы находятся под коммунистическим влиянием. Английские лейбористские лидеры исключили из партии С. Криппса за петиционную кампанию. Конгресс МОП в Цюрихе (июль 1939 г.) отверг предложения о единстве действий с советскими профсоюзами и вступлении их в МОП. Амстердамское объединение профсоюзов подобно Социалистическому интернационалу оказалось неспособным решительно противостоять фашизму и войне и было близко к распаду.
VI конгресс Социалистического интернационала молодежи, состоявшийся в Лилле в июле — августе 1939 г., исключил из своих рядов Объединенную социалистическую молодежь Испании и тем самым полностью отказался от единства действий с коммунистической молодежью.
В августе 1939 г. новый председатель Исполкома Социалистического рабочего интернационала И. Альбарда на письмо М. Тореза и М. Кашена о переговорах с целью созыва международной рабочей конференции дал отрицательный ответ, даже не запрашивая Исполком. Все эти действия правых социалистов еще более углубили раскол в рабочем движении и в рядах сторонников мира.
Антивоенное движение в 1935–1939 гг. приобрело значительный размах. Однако ему был присущ ряд крупных недостатков, из-за которых оно оказалось не в состоянии решить стоявшие перед ним задачи.
Главный недостаток заключался в том, что это движение не приобрело достаточно массового характера. В нем участвовали тысячи и десятки тысяч самоотверженных борцов, по преимуществу интернационалистов, но не миллионы и десятки миллионов, чего требовала обстановка. Кроме того, это движение в основном протекало в таких формах, как митинги, манифестации, конгрессы, издание антивоенных листовок и обращений. Но для того чтобы принудить правителей фашистских держав отказаться от своих планов, этого было недостаточно.
Необходимо отметить также, что в критический момент (после Мюнхена) наблюдался некоторый спад антивоенного движения, так как лживые лозунги мюнхенцев внесли известное замешательство в ряды поборников мира. Возникла даже крайне опасная для дела мира чемберленовская тенденция в пацифистском движении.

* * *

Несмотря на то что в предвоенные годы прогрессивные силы под руководством коммунистических и рабочих партий вели последовательную борьбу за мир, целый ряд факторов объективного и субъективного порядка помешали воздвигнуть непреодолимую преграду войне. Коммунистическое движение в капиталистических странах не стало подлинно массовым, что, естественно, препятствовало успешной борьбе за единый рабочий и антифашистский народный фронт. Компартии в государствах фашистской диктатуры были значительно ослаблены террором.
Борьба за сохранение мира, вовлекавшая в определенные периоды большие массы трудящихся и представителей демократических и патриотических кругов, имела огромное значение. Она подготовила международный рабочий класс, все антифашистские и демократические силы к схватке с фашизмом в годы войны, к сотрудничеству миролюбивых сил и государств с Советским Союзом во второй мировой войне. 
Эта борьба подтвердила правильность курса коммунистических партий на создание широкого фронта мира. Она обогатила компартии ценным опытом сотрудничества с демократическими антифашистскими слоями и организациями, повысила роль рабочего класса и компартий в решении общенациональных и интернациональных задач борьбы против войны и фашизма. Все это стало одной из основ борьбы компартий за сплочение антифашистов и патриотов в годы вооруженной схватки с фашизмом.
В сложной и трудной антивоенной борьбе международный рабочий класс показал, что он является единственной силой, способной сплотить вокруг себя большинство народа и сорвать планы воинствующей реакции. Но тогда ему не удалось выполнить эту историческую миссию, ибо предательская политика лидеров социал-демократии серьезно ослабила боеспособность его рядов. Следует учитывать, что на движение народов против угрозы войны оказывала влияние реакционная буржуазная пропаганда. Правящие круги Англии, Франции и США широко применяли пацифистские лозунги для проведения политики сговора с немецкими империалистами. В самой же Германии широкие слои населения оказались в плену идей реваншизма и милитаризма. В дни Мюнхена и после него реакция с помощью средств массовой информации всячески прославляла деятельность Чемберлена и Даладье как «спасителей мира», всемерно чернила коммунистов. Мюнхенский сговор нанес серьезный политический и психологический урон борьбе против войны. В результате стечения всех этих неблагоприятных обстоятельств трудящиеся капиталистических стран не смогли создать широкий фронт защиты мира, воспрепятствовать развязыванию войны.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Накануне войны

По теме

  • Том 5. Введение
    Том 5. Введение
    Весной 1942 г. мир еще находился под впечатлением выдающейся победы Советского Союза под Москвой: на главном фронте второй мировой войны...
  • Том 1. Глава 3. Очаг войны на Дальнем Востоке
    Том 1. Глава 3. Очаг войны на Дальнем Востоке
    В годы первой мировой войны и в послевоенный период Япония укрепила свои позиции на Азиатском континенте и в бассейне Тихого океана. С таким...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой
    К декабрю 1941 г. Советская Армия, закалившаяся в ожесточенных боях с врагом, руководимая Коммунистической партией, вдохновляемая ее заботой и...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 5. Героическая оборона Москвы. Провал операции «Тайфун»
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 5. Героическая оборона Москвы. Провал операции «Тайфун»
    В конце сентября обстановка на советско-германском фронте оставалась сложной. Немецко-фашистские армии занимали выгодное оперативно-стратегическое...
  • Том 2. Заключение
    Том 2. Заключение
    В четверг 31 августа 1939 года люди европейских стран любовались последним летним закатом. Провожая день, они не знали, что уходил и последний день...
  • Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Том 5. Глава 13. Военные действия в Атлантике и Западной Европе
    Разрабатывая планы действий вооруженных сил США и Великобритании на Атлантическом и Западноевропейском театрах на вторую половину 1942 г., органы...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 2. Начало обороны Ленинграда
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 2. Начало обороны Ленинграда
    Ход военных действий на Крайнем Севере и в Карелии не вызывал серьезных опасений у советского командования. Продвижение противника на отдельных узких...
  • Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Том 4. Глава 4. Перестройка народного хозяйства СССР
    Важнейшими военно-экономическими мероприятиями явились мобилизация и перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов для обеспечения...
  • Том 4. Заключение
    Том 4. Заключение
    Период с 22 июня 1941 г. по апрель 1942 г. занимает в истории второй мировой войны особое место. Именно в это время произошли события, которые...
  • Том 3. Глава 14. Мобилизация военно-экономических ресурсов Германии и других стран фашистского блока
    Том 3. Глава 14. Мобилизация военно-экономических ресурсов Германии и других стран фашистского блока
    В условиях войны усилился процесс перерастания германского монополистического капитализма в государственно-монополистический. Это выражалось в...
  • Том 4. Глава 17. Расширение освободительной борьбы народов против немецко-фашистских и японских захватчиков
    Том 4. Глава 17. Расширение освободительной борьбы народов против немецко-фашистских и японских захватчиков
    После победы советских войск под Москвой создались более благо­приятные условия для развертывания борьбы с гитлеровскими оккупан­тами. Росту...
  • Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Том 3. Глава 19. Морально-политическая подготовка советского народа к защите социалистического отечества
    Приближение военной опасности к границам Советского Союза определило огромную важность морально-политической подготовки советского народа к защите...
  • Том 3. Глава 2. Политика и стратегия воюющих государств после поражения Польши
    Том 3. Глава 2. Политика и стратегия воюющих государств после поражения Польши
    Победа фашистской Германии в войне против Польши вызвала изменения в соотношении сил между воюющими державами. Политические и стратегические позиции...
  • Том 3. Глава 8. Расширение японской агрессии в Азии
    Том 3. Глава 8. Расширение японской агрессии в Азии
    Война в Европе прямо или косвенно захватила в свою орбиту фактически все капиталистические государства этого континента, имевшие колониальные...
  • Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств  во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Расширение масштабов второй мировой войны в результате агрес­сии фашистской Германии и ее союзников против СССР, а милитарист­ской Японии против США...
  • Том 4. Введение
    Том 4. Введение
    Четвертый том посвящен важнейшим военно-политическим событиям второй мировой войны, происходившим с июня 1941 г. по апрель 1942 г. Главными из них...
  • Том 3. Глава 10. Борьба народов капиталистических стран против фашистской агрессии и империалистического гнета
    Том 3. Глава 10. Борьба народов капиталистических стран против фашистской агрессии и империалистического гнета
    В течение первого периода войны фашистские государства силой оружия установили свое господство почти над всей капиталистической Европой. Кроме...
  • Том 2. Глава 7. Срыв попыток международного империализма создать единый фронт против СССР
    Том 2. Глава 7. Срыв попыток международного империализма создать единый фронт против СССР
    Во второй половине 30-х годов в мире происходили важнейшие изменения. Они выражались в успешном строительстве социализма в СССР, росте активности...