Том 1. Глава 7. Армия защиты мира и социализма


58

1. Защита социалистического Отечества — 

великий национальный и интернациональный долг советского народа

В новую эпоху всемирной истории, главное содержание которой составляет смена капитализма социализмом, Советская республика выполняет почетную и ответственную роль авангарда мирового революционного процесса. Все события мировой политики сосредоточились вокруг одного центрального пункта: борьбы всемирной буржуазии против Страны Советов, которая группировала вокруг себя, «с одной стороны, советские движения передовых рабочих всех стран, с другой стороны, все национально-освободительные движения колоний и угнетенных народностей, убеждающихся на горьком опыте, что им нет спасения, кроме как в победе Советской власти над всемирным империализмом».

Советская республика представляла собой оплот социализма, который нужно было во что бы то ни стало любой ценой удержать, сохранить, «пока назревает революция в других странах, пока подходят другие отряды».

Приступая к строительству социализма, Коммунистическая партия отчетливо понимала, что новое общество может быть успешно создано лишь в условиях мира. Вот почему В. И. Ленин в мае 1918 г. от имени всей партии и Советского правительства говорил: «...мы обещаем рабочим и крестьянам сделать все для мира. И мы это сделаем».

Страна Советов всегда выступала истинным борцом за мир, а ее враги (от российской белогвардейщины до заокеанских миллиардеров) — в роли организаторов новых войн, стремящихся огнем и мечом стереть с лица земли ненавистную им власть рабочих и крестьян. Уже на второй день после победоносного Октябрьского восстания в Петрограде вооруженная защита завоеваний революции фактически стала для молодой Советской республики вопросом жизни и смерти.

Организуя вооруженную защиту социалистического Отечества, Коммунистическая партия опиралась на теоретические положения основоположников научного коммунизма. Еще Ф. Энгельс в свое время предвидел, что после завоевания пролетариатом политического господства не исключаются никоим образом оборонительные войны различного рода. Он указывал, что социалистическому обществу совершенно чужды какие бы то ни было захватнические стремления, но, когда ему будет навязана  война, каждый гражданин этого общества будет защищать «действительное отечество, действительный очаг...». Теоретические выводы основоположников научного коммунизма о вооруженной защите революционных завоеваний, возможности «оборонительных войн» со стороны победившего пролетариата и необходимости создания военной организации нового типа имеют непреходящее значение.

В новых исторических условиях В. И. Ленин творчески обогатил, развил принципиальные указания К. Маркса и Ф. Энгельса о войне и армии, разработал военную программу пролетарской революции, стройное учение о вооруженной защите социалистического Отечества.

Совершив гениальное открытие о возможности победы социалистической революции в одной, отдельно взятой стране и невозможности одновременной победы социализма во всех странах, В. И. Ленин сделал научно обоснованный вывод о неизбежном стремлении буржуазии других стран уничтожить социалистическое государство военным путем. Война со стороны победившего пролетариата против империалистических агрессоров, учил он, будет законной и справедливой.

История неопровержимо доказала великую правоту В. И. Ленина: вооруженная защита социалистического Отечества является объективной исторической необходимостью, порожденной агрессивной природой империализма. Это со всей силой подтвердилось в период гражданской войны и иностранной интервенции. Первый поход мирового империализма против Страны Советов потерпел крах. Так, уже в годы борьбы с объединенными силами международной и внутренней контрреволюции проявились преимущества социалистического государства и его вооруженных сил, закономерность их победы над классовыми врагами. Но, ослепленные ненавистью, противники Советской власти настойчиво готовили новую агрессию.

Обосновывая насущную необходимость всемерного укрепления обороноспособности Советской республики как объективную закономерность строительства коммунистической формации, В. И. Ленин неустанно подчеркивал, что, хотя советская дипломатия делает все, чтобы избежать новой интервенции, она возможна в любой день, поскольку враг нас подкарауливает на каждом шагу.

И действительно, опасность новой империалистической агрессии всегда стояла у нашего порога. Империалисты, боясь, как бы искры революционного пожара не перепали на их крыши, лихорадочно готовили новые силы и изыскивали пути ликвидации Советского государства. Они всячески подстрекали к войне с Советской республикой сопредельные ей страны, плели паутину заговоров и провокаций, искали силы, при помощи которых могли бы расправиться с Советским Союзом. С образованием очагов второй мировой войны над нашей страной нависла непосредственная угроза нападения.

Ленинская идея защиты завоеваний социализма стала боевым знаменем партии и народа. В ней сконцентрированы указания, имеющие основополагающее значение для советского военного строительства, дано обоснование ведущей роли Коммунистической партии в объединении всех сил для военной защиты Советского государства; преимуществ социалистического строя над капиталистическим; решающего значения деятельности народных масс, союза рабочих и крестьян как незыблемой основы советского строя; соотношения экономического и морально-политического факторов войны; путей развития Советских Вооруженных Сил на основе прогресса производства, науки и техники; единства фронта и тыла, превращения  страны в дни войны в могучий военный лагерь; сочетания социалистического патриотизма и пролетарского интернационализма.

Защиту завоеваний социализма от посягательств сил контрреволюции и мирового империализма Коммунистическая партия и Советское правительство всегда считали своим кровным делом.

По своей социальной природе военная защита социализма есть особая и самая острая форма классовой борьбы против империализма, против его попыток разрешить международные противоречия силой оружия.

Все годы после победы Великой Октябрьской социалистической революции Страна Советов представляла собой осажденную всемирным капиталом крепость, охрана которой была священным долгом рабочего класса, широкого круга трудящихся, всего советского народа.

Еще в феврале 1918 г. В. И. Ленин сформулировал знаменитое положение: «Мы — оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., мы — за защиту отечества с этого дня» и, подчеркивая изменившийся коренным образом социальный характер государства, с гордостью писал, что Советская власть на деле доказала разрыв с империализмом; свергнув российскую буржуазию, она дала свободу угнетенным народам.

В пламени гражданской войны рождались и укреплялись высокие патриотические чувства советских людей, самоотверженно сражавшихся за свою Родину. Эпохальные социально-экономические и политические преобразования, происходившие в стране, научное руководство и вдохновляющий пример Коммунистической партии породили, по оценке В. И. Ленина, «повышенный героизм» советских людей. Патриотизм рабочих и крестьян поднялся на качественно новую ступень — он стал социалистическим патриотизмом. В. Маяковский писал:
От боя к труду —
от труда до атак, —
в голоде,
в холоде
и наготе
держали взятое, да так,
что кровь
 выступала из-под ногтей.

В благородном деле защиты своего Отечества трудящихся вдохновляло сознание того, что они получали возможность претворять в жизнь социалистические идеалы. «Никогда не победят того народа, — говорил В. И. Ленин в апреле 1919 г., — в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда».

Последовательная и самоотверженная защита государственных интересов Советского Союза находится в органическом единстве с интернациональными задачами советского народа, интересами трудящихся всего мира, ибо «...здесь, в России, — говорил В. И. Ленин, — делается их дело».

Сохранение Советской власти в нашей стране оказывало великую поддержку международному пролетариату в его неимоверно трудной  борьбе против буржуазии, в борьбе за демократию и социализм. Защита социалистического Отечества в одной стране была защитой будущего всего человечества.

В. И. Ленин учил: «...убить войну — значит победить капитал...» В этом смысле победа социалистической революции в нашей стране, защита ее завоеваний имели поистине всемирно-историческое значение для организации борьбы человечества против империалистической агрессии. Само существование Советского государства, его успехи в становлении коммунистической общественно-экономической формации, систематическое укрепление обороноспособности Советского Союза превращали его во все более серьезную преграду империалистическим агрессорам, создавали благоприятные условия для борьбы прогрессивных сил зарубежных стран против милитаризма.

Образование СССР знаменовало новый этап в истории Советской Армии как армии дружбы и братства всех народов Страны Советов. М. В. Фрунзе говорил: «Союз Советских Республик есть союз трудящихся разных национальностей. Красная Армия, являющаяся его отражением... это тоже союз, но союз боевой, в который трудящиеся всех наших советских республик посылают своих сыновей учиться военному делу и рука об руку, единой дружной стеной стоять на страже советской земли».

Основой основ укрепления могущества первого в мире социалистического государства является руководящая роль Коммунистической партии. Без партии было бы невозможно «...руководить всей объединенной деятельностью всего пролетариата, т. е. руководить им политически, а через него руководить всеми трудящимися массами. Без этого диктатура пролетариата неосуществима», — писал В. И. Ленин.

Политика Коммунистической партии — жизненная основа советского строя; политика в области военного строительства, специфической сферы общественной деятельности людей, непосредственно связанной с укреплением обороноспособности государства и мощи его вооруженных сил, — ее важная составная часть.

Неустанно разъясняя великое национальное и интернациональное значение защиты социалистического Отечества, Коммунистическая партия и В. И. Ленин требовали исключительно серьезного подхода к вопросам подготовки страны к обороне. В большом комплексе самых разнообразных мероприятий государства и партии по обеспечению защиты СССР на первый план выдвигалась задача создания и укрепления могучей социалистической армии — армии нового типа, ибо именно она, по словам В. И. Ленина, была нашим главным защитником.

2. Советская Армия — армия нового типа

История убедительно доказала, что выдающуюся роль в обеспечении мира, свободного развития народов, в организации отпора империалистическим агрессорам и разгроме военной машины фашистского блока сыграли Вооруженные Силы Советского государства. Основы их будущего могущества закладывались в дни Октября, во время гражданской войны и в послевоенные годы.

Историческое назначение и классовый характер Вооруженных Сил Советского государства были четко определены в декрете Совета Народных Комиссаров от 15 (28) января 1918 г.: «Старая армия служила орудием  классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти... Рабоче-Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс».

Всемирно-историческое значение создания Советской Армии состояло прежде всего в том, что впервые в истории была ликвидирована монополия эксплуататорских классов на военную силу. Выступая против империалистической агрессии, трудящиеся всех стран могли теперь рассчитывать не только на экономическую, политическую и идеологическую помощь, но и на реальную военную силу — армию молодого социалистического государства.

Создание Советских Вооруженных Сил — великий подвиг рабочего класса и всех трудящихся нашей страны, руководимых партией коммунистов во главе с В. И. Лениным. История неопровержимо доказала выдающееся значение этого подвига, представлявшего собой неоценимую заслугу Советской России перед человечеством.

Создание вооруженных сил нового типа было сопряжено с преодолением невиданных трудностей. Старая армия для защиты социалистического Отечества была совершенно непригодна. Требовалось совершить подлинный переворот в сознании широких народных масс России, столетиями ненавидевших царскую солдатчину, измученных трехлетней империалистической войной, чтобы изменить их отношение к воинской службе, убедить в необходимости крепкой дисциплинированной социалистической армии. Строительство Советской Армии было совершенно новым делом. Коммунистической партии приходилось многое делать впервые: возглавлять победоносную социалистическую революцию, созидать социалистическое общество, строить социалистическую армию. По словам В. И. Ленина, каждый историк, который будет способен воспроизвести в целом всю деятельность Центрального Комитета партии и Советского правительства за первые годы новой власти, подчеркнет тот факт, что «мы должны были сплошь и рядом идти ощупью», ибо «мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брался».

Эксплуататорские классы создавали свои армии и вырабатывали воинскую дисциплину десятилетиями и даже столетиями. Советскому государству приходилось решать эти сложнейшие проблемы в принципиально ином духе и в крайне сжатые исторические сроки.

Новая военная организация строилась не только необычайно быстрыми темпами, но и в обстановке исключительно тяжелой, по определению В. И. Ленина, «бешеной» гражданской войны, в кровопролитной борьбе с внутренней белогвардейщиной и силами всемирного империализма. Огромные дополнительные трудности возникали в связи с общей экономической отсталостью страны, хозяйственной разрухой, порожденной мировой войной, почти полным отсутствием командно-начальствующего состава из трудящихся классов, особенно старшего и высшего звена, нехваткой вооружения, боевой техники и боеприпасов.

Под руководством Коммунистической партии рабочий класс молодой республики героически преодолел величайшие трудности и в огне гражданской войны создал новую армию, сумевшую с честью отстоять завоевания Великого Октября.

С переходом Советской Армии на мирное положение сохранилась ее главная задача — стоять на страже государственных интересов диктатуры пролетариата. Так же, как создание и упрочение социализма в целом,  строительство вооруженных сил в условиях мирного времени требовало «самого длительного, самого упорного, самого трудного героизма массовой и будничной работы». Оно осложнялось острой классовой борьбой, активизацией внутрипартийных оппозиционных группировок в связи с переходом к новой экономической политике, недостаточным материально-техническим обеспечением Советской Армии и Военно-Морского Флота, малограмотностью и даже неграмотностью значительной части рядового состава. Иначе говоря, и здесь сказывался общий «разрыв между всемирно-историческим величием задач, поставленных и начатых и нищетой материальной и культурной».

В той трудной обстановке величайшая заслуга Коммунистической партии заключалась в ее непоколебимой уверенности в возможности обеспечить мирные условия для строительства социализма в СССР. Такая уверенность базировалась на точном анализе уроков исторического развития человечества, особенно побед в Октябре 1917 г. и в вооруженной схватке с мировым империализмом и российской белогвардейщиной в 1918-1920 гг.

Верная политическая линия партии, выработанная на основе марксизма-ленинизма и глубокого исследования исторического опыта революционного движения широких народных масс, весь героический путь большевистской партии, решительная ее поддержка российским и международным рабочим классом и большинством трудящихся, личное руководство великого теоретика и стратега коммунизма В. И. Ленина — все это составляло надежный фундамент в исторической борьбе советских коммунистов. Автор знаменитого романа о Чапаеве Д. А. Фурманов, анализируя трудности в деле социалистического просвещения красноармейцев, писал еще в конце 1920 г.: «Препятствия и затруднения, как водится, неисчислимы... Но может ли это удержать, остановить коммунистов, шагающих через царские троны и божьи престолы? Раз следует препятствия сокрушить — они будут сокрушены». Эти слова как нельзя лучше характеризуют общий настрой коммунистов.

В борьбе за укрепление Советской Армии и Военно-Морского Флота Коммунистическая партия и весь советский народ имели оружие огромной силы — ленинский пример решения вопросов военного строительства и ленинское военно-теоретическое наследие.

Выдающаяся роль В. И. Ленина как организатора вооруженных сил социалистического государства, величайшего пролетарского стратега и полководца нового типа, непосредственного вдохновителя и организатора бессмертных побед советского народа на поле битв с многочисленными врагами особенно ярко проявилась в годы гражданской войны. О напряженности военной деятельности В. И. Ленина в те годы можно судить хотя бы по таким фактам: только за 15 месяцев (с 1 декабря 1918 г. по 27 февраля 1920 г.) Совет Рабочей и Крестьянской Обороны провел 101 заседание, на которых было обсуждено около 2300 вопросов организации обороны страны. На всех заседаниях, за исключением двух, председательствовал В. И. Ленин. Только за годы гражданской войны В. И. Лениным написано и отправлено в разные концы страны не менее 600 директивных документов, указаний, распоряжений, писем по военным вопросам. За это же время, по далеко не полным данным, Владимир Ильич 216 раз выступил на массовых собраниях и митингах.

Неустанное внимание В. И. Ленин, уделял всемерному укреплению Вооруженных Сил и в годы мирного строительства. Советские военные  работники учились у вождя стилю его работы. Многие видные деятели прошли ленинскую школу в огне трех революций, закалились в горниле гражданской войны.

Воспитываясь на ленинских идеях, которые раскрывали необходимость, сущность и главные пути решения задачи вооруженной защиты социалистического Отечества, весь личный состав Советской Армии проникался сознанием величия революционного долга, возложенного на него историей в деле создания и укрепления армии нового типа.

Особенности Советской Армии как армии нового типа, коренным образом отличающие ее от армий эксплуататорских государств, определяются самой сущностью нового строя, порожденного Октябрьской революцией. Важнейшие из них состоят в том, что Советская Армия является армией социалистического государства, неразрывно связана с народом, многонациональна; ее воины воспитаны в духе высокой коммунистической сознательности, в духе дружбы народов и пролетарского интернационализма; она — армия товарищеской железной дисциплины, самоотверженный борец за мир между народами, всегда готовый дать отпор империалистической агрессии. В своей резолюции VIII съезд РКП(б) записал: «...исторический смысл существования Красной Армии состоит в том, что она является орудием социалистической самообороны пролетариата и деревенской бедноты...»

В противоположность буржуазным армиям, которые складывались на базе буржуазных производственных отношений, общественного, государственного строя и идеологии, Советская Армия строилась на основе крепнущего социалистического базиса, советского общественного и государственного строя, союза рабочих и крестьян, единства и дружбы народов, марксистско-ленинской коммунистической идеологии.

Советская власть как государственное воплощение союза рабочего класса и крестьянства создавала вооруженные силы по образу и подобию своему. Если эксплуататоры скрывали классовый характер своей армии и пытались выдать ее за защитницу интересов всей нации, то Советская Армия с первого дня своего существования носила открыто классовый характер, являлась орудием диктатуры пролетариата и действительно защищала коренные интересы трудящихся многонационального Советского государства.

Идеологи буржуазии распространяют лживый тезис о политической «нейтральности» армии, армии «вне политики». Причем этот тезис они пытаются распространить и на армию социалистического государства. «Советская Армия сегодня столь же аполитична, — утверждает американский военный теоретик Р. Гартгофф, — как и русская армия полвека назад», она продолжает развиваться как «аполитичный по своей сущности инструмент государства».

Некий Р. Колкович, нисколько не смущаясь, заявляет, что советский офицерский корпус стремится добиться профессиональной автономии и обособленности от общества, а партия заставляет военных соглашаться с идеальной моделью коммунистической военной организации. Клевета на Советскую Армию очевидна.

«Не втягивать армию в политику, — отмечал В. И. Ленин, — это лозунг лицемерных слуг буржуазии и царизма, которые на деле всегда втягивали армию в реакционную политику...» Социалистическая армия выступает не только политическим средством в осуществлении важных общественных  задач, но и школой политической деятельности находящихся в ней граждан. Советские воины в отличие от солдат капиталистических армий, лишенных политических прав, — полноправные граждане СССР и активно участвуют в общественно-политической и культурной жизни народа. Они наравне с трудящимися избирают и могут быть избранными в органы государственной власти. Уже на заре Советской власти ЦК РКП(б) в специальном циркулярном письме «О Красной Армии» от 12 января 1921 г. указывал: «Во все Советы немедленно должны быть произведены выборы от красноармейцев... между казармой и заводом, казармой и Советом, воинской ячейкой и общепартийной организацией должна быть неразрывная связь»Представители армии честно и активно выполняли и выполняют свои депутатские обязанности, входят в состав многих комиссий советских органов, ведут большую работу среди населения.

Армия Страны Советов, защищающая самый прогрессивный, передовой социалистический строй от вооруженных посягательств отживающего мира, выполняла и выполняет дело глубоко революционное и самое справедливое. В военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние армии, а в революционном отношении, отмечал В. И. Ленин, она незаменима ничем другим.

Решающая роль в укреплении Советской Армии всегда принадлежала Центральному Комитету Коммунистической партии, руководившему всей ее жизнью и деятельностью. Исчерпывающе точно это было сформулировано в постановлении ЦК РКП(б) в декабре 1918 г.: «Политика военного ведомства, как и всех других ведомств и учреждений, ведется на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее Центрального Комитета и под его непосредственным контролем».

Верность Вооруженных Сил Страны Советов делу социалистической революции крепили командиры, военные комиссары и партийные организации. Легендарные комиссары были представителями большевистской партии в войсках. Они воплощали в себе и несли в армию дух партии, ее организованность и дисциплину, твердость и мужество, непоколебимую верность социалистическим идеалам. Их роль в строительстве Советской Армии безмерно велика. Многочисленные партийные ячейки цементировали и мобилизовывали весь личный состав армии и флота на безусловное выполнение воли партии, воли Советского государства.

Советская Армия коренным образом отличается от буржуазных армий и по своему социальному составу. Если в капиталистических странах вооруженные силы комплектуются из представителей антагонистических классов и там, следовательно, неизбежна классовая рознь между офицерским составом и солдатскими массами, то советский солдат и командир являются представителями освобожденных от ига эксплуатации рабочих и крестьян, сыновьями семьи единой. Недаром уже первая военная присяга, утвержденная ВЦИК в 1918 г., начиналась замечательными словами: «Я — сын трудового народа...»

Важнейшей особенностью Советской Армии является ее неразрывное единство с народом. Давно ушли в прошлое те времена, когда армии были немногочисленными. Массовые армии на основе принудительного комплектования стали создаваться уже в XIX веке. Но участие трудящихся масс  в армиях эксплуататорских государств обычно обеспечивается при помощи насилия, подкупа, массированного идеологического воздействия, строящегося прежде всего на обмане, разжигании низменных инстинктов. В итоге рабочие и крестьяне, оказавшись в рядах буржуазной армии, вольно или невольно становятся силой, выступающей против коренных интересов народа. Поэтому эти армии фактически оторваны от народа и противостоят ему. Армия Страны Советов — плоть от плоти народной, беззаветно и до конца защищает интересы трудящихся, пользуется их всеобщей искренней любовью и поддержкой. Вот почему уже в январе 1918 г., когда делались лишь первые шаги по созданию социалистической армии, В. И. Ленин отмечал растущее в народных массах понимание того, что «теперь не надо бояться человека с ружьем, потому что он защищает трудящихся и будет беспощаден в подавлении господства эксплуататоров».

Советская Армия неразрывно связана с гегемоном революционного движения — рабочим классом. Именно рабочий класс как самый передовой общественный класс нашей эпохи наиболее полно и последовательно выражает и защищает коренные интересы всех трудящихся. Еще в 1905 г. В. И. Ленин писал, что только пролетариат «...может создать ядро могучей революционной армии, могучей и своими идеалами, и своей дисциплиной, и своей организацией, и своим героизмом в борьбе...».

Именно такую роль и играл рабочий класс как в годы гражданской войны, так и в мирное время. Несмотря на преимущественно крестьянский состав Советской Армии, партия обеспечила в ней руководящее пролетарское влияние.

Одна из форм связи Советской Армии с народом — ее участие в решении экономических задач. В годы мирного социалистического развития многие воинские части и соединения принимали активное участие в строительстве крупных промышленных объектов и городов страны: Днепрогэса, Беломорско-Балтийского канала, Магнитогорского и Ново-Кузнецкого металлургических комбинатов, Комсомольска-на-Амуре и других. Советские воины оказывали большую помощь труженикам села в благоустройстве населенных пунктов, в проведении посевных и уборочных кампаний.

Вся история развития и совершенствования Советской Армии свидетельствует о том, что воины живут единой созидательной и культурной жизнью с народом. Ни одно крупное политическое, культурное и спортивное мероприятие республиканского или союзного значения не проводится без участия представителей Вооруженных Сил.

В армии и на флоте молодежь приобретает профессии, нужные народному хозяйству. Например, в войсках в течение 1927 г. было подготовлено для советской и кооперативной работы, а также для службы в милиции более 31 тыс. человек, в 1928 г. — 70 тыс. человек, а в 1929 г. — более 120 тыс. человек. В 1930 г. в войсках были организованы курсы подготовки колхозных кадров, охватившие около 100 тыс. человек. Получив специальность, пройдя школу армейской закалки, большинство воинов, отслужив действительную службу, уезжали на новостройки промышленности, в колхозы и совхозы, внося в трудовые коллективы дух высокой дисциплинированности, творческого поиска, товарищества и взаимопомощи. Один из прославленных героев первой пятилетки» — Н. Изотов писал в 1935 г.: «Наша Красная Армия учит не только защищать наше социалистическое Отечество, но учит и побеждать на фронте социалистического  правительства. Я недавно пришел из Красной Армии. Она научила меня не только метко стрелять, она научила меня бороться и побеждать на угольном фронте...»

В. И. Ленин придавал огромное значение высокой коммунистической сознательности победивших рабочих и крестьян. «По нашему представлению, — говорил он, — государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно».

Политическая сознательность воинов Советской Армии — один из самых глубинных источников ее силы, необходимое условие ее побед. Социалистическая армия в противоположность буржуазной может выполнить свое историческое предназначение только тогда, когда у всего личного состава будут воспитаны классовое сознание, правильное понимание органического единства коренных интересов всех воинов с интересами Советского государства и в конечном счете всего прогрессивного человечества.

С особой силой классовое сознание красноармейцев проявилось в гражданской войне. «...Если война эта ведется с повышенной энергией, — говорил В. И. Ленин, — с повышенным героизмом, то только потому, что в первый раз в мире создана армия, вооруженная сила, знающая, за что она воюет, и в первый раз в мире рабочие и крестьяне, приносящие невероятно тяжкие жертвы, ясно сознают, что они защищают Советскую социалистическую республику, власть трудящихся над капиталистами, защищают дело всемирной пролетарской социалистической революции».

Решающее значение для воспитания политической сознательности всего личного состава Советской Армии имеют идеология и политика Коммунистической партии и Советского государства, их забота о коренных интересах трудящихся масс, неуклонное осуществление ленинских норм партийного, государственного, общественного руководства Воспитание политического сознания происходит как под влиянием общественного бытия, успехов в строительстве социализма, всего советского образа жизни, так и в результате усвоения определенных идей. Коммунистическая партия располагает могучей силой — теорией научного коммунизма. В этом великое преимущество Советского государства и его армии. Однако научно обоснованное социалистическое сознание не может появиться стихийно. Исключительная роль в распространении и утверждении социалистической идеологии в Вооруженных Силах Советской страны принадлежит партийно-политической работе.

Высокая политическая сознательность бойцов и командиров Советской Армии помогала им преодолевать трудности, стойко переносить невзгоды, рождала чувство личной причастности к великим историческим свершениям эпохи. Партия постоянно разъясняла всемирно-историческое значение той великой освободительной миссии, которую история отвела социалистической армии в деле защиты народов от империалистической агрессии.

В отличие от армий многонациональных буржуазных государств, строительство которых всегда шло на основе преимущественного положения господствующей нации, а воспитание — в духе национализма, шовинизма и презрения к представителям национальных меньшинств своих стран, а также национальной ненависти к народам других государств, Советская Армия всегда строилась как армия многонациональная, где  на абсолютно равных правах служат представители всех многочисленных наций и народностей, населяющих Советскую республику.

С первых дней своего существования армия Страны Советов неизменно воспитывается в духе дружбы и братства всех народов нашей многонациональной страны, понимания личной ответственности воина любой национальности за вооруженную защиту революционных завоеваний Великого Октября, в духе пролетарского социалистического интернационализма.

«Наша армия, — подчеркивает Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, — особая армия и в том смысле, что она есть школа интернационализма, школа воспитания чувств братства, солидарности и взаимного уважения всех наций и народностей Советского Союза. Наши Вооруженные Силы — единая дружная семья, живое воплощение социалистического интернационализма».

В 20-е годы широко развернулось строительство национальных частей в Советской Армии, совершенствованию которых партия и В. И. Ленин придавали большое значение. На основе постановления XII съезда РКП(б) к защите Советского государства стали привлекаться трудящиеся всех национальностей, в том числе и те, которым царизм не доверял оружие. Уже к весне 1925 г. национальные формирования Советской Армии составляли 10 процентов всей ее численности. Они играли важную роль не только в укреплении дружбы и братства народов нашей страны, но и в подготовке политически воспитанных и грамотных кадров для национальных республик.

Военно-политический союз советских республик, сложившийся в их совместной борьбе против иностранной интервенции и внутренней контрреволюции, окреп и получил дальнейшее развитие после создания СССР. «Образование Советского Союза, — отмечается в постановлении ЦК КПСС, — явилось одним из решающих факторов, обеспечивших благоприятные условия для переустройства общества на социалистических началах, подъема экономики и культуры всех советских республик, укрепления оборонного могущества и международных позиций многонационального государства трудящихся».

Ярким доказательством интернационального характера армии Страны Советов служит непосредственное участие трудящихся капиталистических стран в вооруженной борьбе за сохранение завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. По неполным данным, в Советской Армии и партизанских отрядах против иностранных интервентов и белогвардейцев сражалось около 80 тыс. венгров, около 100 тыс. поляков, около 10 тыс. чехов и словаков, а также представители других народов. Общее количество воинов-интернационалистов, воевавших с оружием в руках за Советскую власть, составляло примерно 300 тыс. человек.

Советская республика, ведя кровопролитную борьбу за свое существование, была готова на величайшие жертвы во имя интернационализма, готова при первой возможности оказать любую помощь трудящимся других стран. В составе интернациональной бригады, сформированной в мае  1919 г. в Будапеште, находился русский батальон численностью более 1000 человек. По указанию В. И. Ленина Советская Армия готовилась оказать помощь Венгерской советской республике в ее борьбе против контрреволюции, но крайне неблагоприятная обстановка на фронтах не позволила тогда решить эту задачу. Воины Советской Армии совместно с Народно-революционной армией Монголии разгромили белогвардейские банды Унгерна и войска иностранных захватчиков, вторгшихся на территорию Монголии. Большую военную помощь оказало Советское государство Китаю в 1921 г. и революционному правительству Кантона в 1924-1927 гг.

Так в борьбе за общее дело освобождения трудящихся от ига капитала крепло боевое содружество наших народов с пролетариями других стран.

Важнейшей особенностью социалистической армии является принципиально новый характер воинской дисциплины. В любой армии воинская дисциплина составляет часть общественной (прежде всего государственной) дисциплины, господствующей в данном обществе. Как советская общественная дисциплина в целом коренным образом отличается от дисциплины всех предшествовавших общественно-экономических формаций, так и воинская дисциплина в Советской Армии носит принципиально новый характер в сравнении со всеми армиями эксплуататорских государств; ее сила основывается на иных источниках, и укрепляется она принципиально иными путями.

Дисциплина Советской Армии создавалась под решающим воздействием советской общественной дисциплины, на основе сознательности, преданности, самоотверженности самих рабочих и крестьян. История показала, что один из решающих источников советской воинской дисциплины — это осознание красноармейцами своих коренных классовых интересов.

Качественно новый характер советской воинской дисциплины отражает новые отношения между людьми в социалистическом обществе. В. И. Ленин отмечал 5 июля 1918 г.: «...со времени советского переворота, со времени начала социалистической революции, дисциплина должна создаваться на совершенно новых началах, дисциплина доверия к организованности рабочих и беднейших крестьян, дисциплина товарищеская, дисциплина всяческого уважения, дисциплина самостоятельности и инициативы в борьбе». В то же время он неустанно подчеркивал необходимость железной дисциплины, требовал решительной и беспощадной борьбы с элементами партизанщины, расхлябанности, своеволия. В. И. Ленин говорил: «Кто не помогает всецело и беззаветно Красной Армии, не поддерживает изо всех сил порядка и дисциплины в ней, тот предатель и изменник, тот сторонник колчаковщины, того надо истреблять беспощадно».

В целом сущность ленинского понимания советской воинской дисциплины можно выразить формулой: товарищеская, сознательная и в то же время железная дисциплина воинов страны социализма. На первый взгляд эта формула кажется противоречивой. Но это противоречие — диалектическое, оно отражает сложность и противоречивость исторической действительности, специфики рождения и становления воинской дисциплины нового типа в армии, преимущественно крестьянской, в условиях острой классовой борьбы не только внутри страны, но и на международной арене. Характер воинской дисциплины определял соответствующие методы и пути ее укрепления. На первый план выдвигался метод убеждения, а также личный пример командира. Однако в определенных условиях во имя интересов всех трудящихся не исключалось и принуждение. 

Советская Армия выступает в качестве самоотверженного борца за мир между народами, всегда готового дать отпор империалистической агрессии. Эта особенность, проистекающая из самой сущности социалистической армии как армии нового типа, является конкретным проявлением пролетарского интернационализма. Сила и жизненность пролетарского интернационализма — в международном единстве трудящихся в их борьбе против эксплуататоров, за построение бесклассового общества, за мир и национальную независимость всех наций и народностей, за демократию.

Роль Советской Армии как гаранта мира в Европе хорошо понимали даже некоторые буржуазные деятели. Например, французский генерал Мальтер в 1922 г. писал: «Призрак Красной Армии парил над Генуэзской конференцией». Такое признание доказывает, что империалистические участники Генуэзской конференции не могли не считаться с победой Советского государства в гражданской войне и его армией как силой, противодействующей империалистической агрессии.

Социально-политические особенности Советской Армии, обусловленные ее происхождением и историческим предназначением, не только определяют наиболее глубокие, постоянно действующие источники ее силы и могущества, но и коренным образом отличают ее от всех армий старого типа. В капиталистических странах армия, по определению В. И. Ленина, «есть самый закостенелый инструмент поддержки старого строя, наиболее отвердевший оплот буржуазной дисциплины, поддержки господства капитала, сохранения и воспитания рабской покорности и подчинения ему трудящихся». Советская Армия — надежный защитник завоеваний социалистической революции, борец за счастье всего человечества.

Оценивая итоги первых лет деятельности Советской власти и становления Советской Армии как армии нового типа, В. И. Ленин говорил: «Нашими заслугами... в области политической и военной ...мы имеем право гордиться. Они вошли в историю, как мировое завоевание, которое еще покажет себя во всех областях».

Обеспечивая безопасность первого в мире социалистического государства, Советская Армия укрепляла надежду на лучшее будущее в сердцах сотен миллионов угнетенных трудящихся капиталистических стран.

3. Укрепление Советских Вооруженных Сил 

после гражданской войны

Первое вооруженное нашествие империализма на молодое социалистическое государство потерпело полный крах. Советская республика вступила в такую полосу жизни, когда ее основное международное существование среди капиталистических государств было отвоевано. Перед советским народом открылись перспективы развертывания хозяйственной деятельности, направленной на возведение величественного здания социализма.

Но это не означало, что Страна Советов избавилась от угрозы новой агрессии со стороны мировых империалистических хищников. В условиях постоянной опасности военной интервенции и насильственной реставрации капитализма укрепление обороноспособности государства рабочих и крестьян становилось обязательной и неотъемлемой частью строительства социализма и коммунизма.

Опираясь на марксистскую теорию, повседневный опыт борьбы народных масс за укрепление обороны социалистического Отечества, Коммунистическая партия во главе с В. И. Лениным четко и ясно определила важнейшие принципы строительства новой армии. Они сформулированы в резолюциях партийных съездов, документах ЦК партии, постановлениях съездов Советов, Совета Труда и Обороны, декретах других высших органов Советской власти, трудах В. И. Ленина. По своему содержанию и назначению они составляют несколько групп — идейно-теоретические, социально-политические, организационные, воспитания и обучения войск.

Многолетний исторический опыт убедительно свидетельствует, что все успехи в укреплении Советской Армии стали возможными благодаря тому, что Коммунистическая партия неуклонно руководствовалась ленинскими принципами строительства социалистической армии, осуществляя его в духе общего советского строительства. 

В. И. Ленин обосновал необходимость научного подхода к строительству социалистического общества и его вооруженных сил. В противоположность всем досоциалистическим общественно-экономическим формациям, складывавшимся стихийно, коммунистическое общество впервые в истории человечества строится на основе науки. Поэтому В. И. Ленин требовал «...чтобы наука действительно входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом». Он подчеркивал, что только такое требование «...достойно и прилично предъявлять стране, ставящей своей задачей развиться в социалистическую страну».

Армия нового типа должна иметь не только свою военную науку и использовать достижения естественных, технических и психологических наук, но и широко применять всю систему общественных наук, учитывать закономерности общественного развития, осуществлять научный подход к решению вопросов своего строительства.

Осуществляя строительство Советской Армии, Коммунистическая партия опиралась прежде всего на марксизм, на новейшие достижения общественных наук и учитывала уроки военной истории. «...Мы поступали согласно тому, чему учил нас марксизм», — заявил В. И. Ленин VIIО съезду РКП(б), имея в виду не только советское строительство в целом, но и строительство молодой армии. Ученики В. И. Ленина — М. В. Фрунзе, С. И. Гусев и другие решительно выступили против попыток Троцкого отвергнуть даже возможность применения марксизма к военному делу, к строительству Советской Армии.

Творческое использование выводов марксистско-ленинской теории и постоянное, всестороннее изучение, глубокое научное обобщение многообразного практического опыта строительства Советских Вооруженных Сил характеризуют всю историю их создания, развития и укрепления.

Надежный фундамент советской военной науки был создан непосредственно В.И. Лениным. Его теоретические труды и кипучая практическая деятельность по руководству строительством армии нового типа, всем делом обороны социалистического Отечества заложили прочные основы советской военной науки, важнейшие проблемы которой более детально стали разрабатываться его учениками и последователями, советскими военными деятелями.

Выработка правильных практических выводов и научных рекомендаций в значительной степени зависела от умения своевременно учитывать накопленный исторический опыт. «Нельзя научиться решать свои задачи  новыми приемами сегодня, — учил В. И. Ленин, — если нам вчерашний опыт не открыл глаза на неправильность старых приемов».

Критический анализ опыта, практики представляет собой главный критерий истинности научного предвидения. Глубокое научное обобщение исторических явлений В. И. Ленин рассматривал «...не в смысле одного только объяснения прошлого, но и в смысле безбоязненного предвидения будущего и смелой практической деятельности, направленной к его осуществлению...».

Неуклонное соблюдение этого важнейшего ленинского принципа позволяет сочетать в военной науке преемственность опыта прошлого со смелой постановкой и решением новых актуальных проблем военного дела.

Однако военная теория в своем формировании не может полностью положиться только на практический опыт ведения прошлой войны. Кроме того, ситуации и события никогда не повторяются в их прежнем виде. По этому поводу непревзойденный мастер диалектики В. И. Ленин замечал: «...я оглядывался на прошлое только с точки зрения того, что понадобится завтра или послезавтра для нашей политики».

Ленинское умение работать с предвидением, с перспективой имело и имеет особое значение в теории и практике военного дела. На основе ленинских заветов советская военная наука в 20-х и середине 30-х годов добилась значительных успехов. ЦК партии и Советское правительство направляли внимание военных деятелей на исследование сущности и характера будущей войны, что имело важное значение для совершенствования военной организации и развития военного искусства.

Разработкой этой важнейшей проблемы занималась целая плеяда талантливых представителей передовой советской военно-теоретической школы — М.В. Фрунзе, С.И. Гусев, М.Н. Тухачевский, Б.М. Шапошников, В.К. Триандафиллов, К.Б. Калиновский и другие.

Советская военная теория не могла, конечно, установить, когда именно грянет новая война, но приоткрыть завесу в будущее и увидеть общие очертания такой войны, присущие ей специфические особенности, определить наиболее вероятного противника было совершенно необходимо и в определенных пределах возможно.

Социально-политический характер грозящей СССР войны был бесспорен: опасность угрожала со стороны империалистических государств и война с ними должна была стать войной за спасение социалистического Отечества. А кто именно будет вероятным противником, как сложится соотношение сил в будущей войне, какое место займут различные виды и рода вооруженных сил, какова будет роль человека и техники — эти и многие другие вопросы предстояло решить советской военной науке.

Особое значение имела сама постановка проблемы о необходимости строительства системы обороны страны в соответствии с ясным представлением о характере будущей войны и правильной оценкой сил вероятного противника. Партия исходила из того, что самым опасным является недооценка возможных противников. Уже в декабре 1921 г. в резолюции IX Всероссийского съезда Советов было записано: «Новые враги могут оказаться лучше организованными, обученными и вооруженными, чем те, над коими Красная Армия одержала столько славных побед».

Большая заслуга в конкретизации этого положения принадлежит М.В. Фрунзе, который всесторонне анализировал исключительную сложность военных задач страны после победы в гражданской войне. В частности,  исходя из обстановки того времени, он считал, что Советская Армия может оказаться в техническом отношении слабее противников и, следовательно, помимо напряжения всех сил и средств для повышения своего технического уровня она должна настойчиво искать пути, которые помогут хотя бы до некоторой степени компенсировать эту крайне невыгодную сторону.

М.В. Фрунзе принадлежит приоритет в постановке и принципиально правильном решении другой стороны этой проблемы — возможной политической стойкости вероятного противника. Осенью 1921 г. он предложил критически отнестись к широко распространенному мнению, будто армия любой империалистической державы из-за классовых противоречий и классовой борьбы в ближайших столкновениях не может представлять прочно организованной и внутренне спаянной силы, отстаивающей империалистические цели войны. Учитывая материальные возможности, опытность и изощренное коварство буржуазии, Фрунзе считал, что «вполне вероятным является факт появления перед нами противника, который очень туго будет поддаваться доводам революционной идеологии». Поэтому, писал далее Фрунзе, в расчетах будущих операций в собственной военной организации необходимо уделить главное внимание не надеждам на политическое разложение противника, а возможности «активно физически раздавить его».

М.В. Фрунзе предвидел решительный, бескомпромиссный характер будущей войны. В выступлении 27 февраля 1925 г. он предупреждал: «...это будет борьба не на живот, а на смерть», а в речи 17 июня 1925 г. говорил: «Нам нельзя рассчитывать на то, что война, которую нам придется вести, будет легкой войной, что она может быть кончена без больших усилий, без больших жертв. Эта возможность почти исключается...».

Давая оценку характеру будущих войн, М.В. Фрунзе отмечал, что они втянут в свой круговорот целые народы, многомиллионные армии, подчинят себе все стороны общественного быта, подвергнут испытанию все экономические и политические устои государства. Театром военных действий станут не узко ограниченные пространства, «а громадные территории с десятками и сотнями миллионов жителей». Грядущая война примет «характер длительного и жестокого состязания».

Тщательный анализ перспектив развития теории и практики военного дела, особенно стратегии и оперативного искусства, содержался в трудах М.Н. Тухачевского, Н.Е. Варфоломеева, Е.А. Шиловского ( «Армейская операция»), А.А. Свечина ( «Стратегия»), В.К. Триандафиллова ( «Характер операций современных армий») и других исследователей, в Полевом уставе 1929 г.

На смену прежней теории затухающих последовательных операций была выдвинута теория ведения глубокого боя и операции с массированным применением танков, авиации, артиллерии и воздушных десантов.

Глубокий прогноз международной военно-политической и стратегической обстановки и общей расстановки сил в мире, выявление магистральных путей научно-технического прогресса и развития средств вооруженной борьбы, учет военных приготовлений агрессивных империалистических группировок и общих возможностей своей страны, оценка географических и других факторов позволили советской военной науке правильно определить возможный характер вооруженной борьбы, способы ее ведения,  место видов сил и родов войск в общей системе армии, предназначение в ней каждого вида оружия и боевой техники.

Обобщенное решение всех этих проблем и определение наиболее эффективных путей подготовки страны и вооруженных сил к возможной войне составляют содержание военной доктрины. Советская военная доктрина полностью вытекает из политики КПСС и Советского правительства в области защиты социалистического Отечества и поддержания мира между народами, преследует цель подготовить страну и ее Вооруженные Силы к сокрушительному разгрому агрессоров. Военное строительство, обучение и воспитание, боевое слаживание войск и органов их управления развертывалось в соответствии с советской военной доктриной с учетом сложившейся международной и внутренней обстановки.

В целях сохранения высокой мобилизационной готовности страны при резко сократившейся численности армии был проведен целый комплекс мероприятий, известных как военная реформа 1924-1925 гг.

Военная реформа включала мероприятия по перестройке и укреплению Вооруженных Сил Советского государства. Коренной реорганизации подверглись центральный, окружной и местный аппараты военного управления; была проведена в жизнь смешанная система строительства армии; развернулось национальное строительство в армии; создана более четкая система снабжения Вооруженных Сил; разработана и введена новая организационно-штатная структура частей и соединений; перестроена система подготовки командных кадров; разработаны и введены новые уставы и наставления. В ходе военной реформы был укреплен партийно-политический аппарат, значительно улучшилась воспитательная работа в армии и на флоте. Система боевой подготовки приводилась в соответствие с требованиями военной науки. Важное значение имела также широко развернувшаяся реорганизация мобилизационного аппарата, осуществлявшего планомерную и всестороннюю подготовку страны к обороне.

Одним из основных элементов военной реформы явилась перестройка системы военного управления на основе требований ЦК партии придать всей работе центрального аппарата наибольшую планомерность, провести там, где это представлялось возможным, максимальную децентрализацию системы управления, с тем чтобы разгрузить центральные органы и старших начальников и одновременно повысить чувство ответственности у подчиненных органов и лиц; определить и достаточно ясно разграничить функции внутри военного аппарата.

Штаб РККА стал руководящим оперативным органом общей подготовки страны к обороне. Он занимался разработкой оперативных и мобилизационных планов, обобщением боевого опыта гражданской и империалистической войн, а также разработкой основ строительства Вооруженных Сил. «Этот оперативный штаб должен стать не только мозгом Красной Армии, — говорил М. В. Фрунзе, — он должен стать военным мозгом для всего нашего Советского государства и должен поставлять тот материал, который ляжет в основу работ Совета Обороны». Подчиненный штабу инспекторат РККА руководил подготовкой командного состава, боевой подготовкой Вооруженных Сил, инспектировал войска. Административное руководство повседневной жизнью и деятельностью Вооруженных Сил было возложено на Главное управление РККА.

Реорганизация системы военного управления, осуществленная Центральным Комитетом партии, создала необходимые условия для коренного улучшения руководства строительством, повседневной жизнью и деятельностью Вооруженных Сил, а также для разработки вопросов обороны  Советского государства в соответствии с его экономическими, политическими и стратегическими возможностями.

В последующие годы в общую схему организации центрального военного аппарата вносились некоторые уточнения, обусловленные причинами экономического порядка и дальнейшим техническим оснащением Вооруженных Сил. Однако в целом до середины 30-х годов она оставалась без изменений.

Основополагающим ленинским принципом строительства социалистического общества и его армии является признание необходимости активного участия и влияния широких народных масс на это строительство. Армия социалистического государства не может быть по-настоящему боеспособной и социалистической без активного, непосредственного, повседневного участия и все более возрастающего влияния народа на самые разнообразные стороны ее строительства. К процессу создания могучей социалистической армии полностью применимы слова В.И. Ленина, что победит лишь тот «...кто верит в народ, кто окунется в родник живого народного творчества». Вот почему как для ведения революционной войны, так и для строительства армии нового типа Коммунистическая партия стремилась привлечь «все народные силы».

Под непосредственным руководством Центрального Комитета Коммунистической партии широкие слои партийной, военной, советской, комсомольской общественности участвовали в творческом поиске оптимальных путей строительства социалистической армии в мирных условиях.

Важные проблемы строительства Советской Армии и Флота выносились на всероссийские и всесоюзные съезды партии, Советов, комсомола. Материалы обсуждений, первые попытки обобщения практического опыта строительства армии нового типа широко публиковались в центральной и местной печати. Партия действовала в соответствии с мудрым ленинским указанием: «...чем более трудна, чем более велика, чем более ответственна новая историческая задача, тем больше должно быть людей, миллионы которых надо привлечь к самостоятельному участию в разрешении этих задач».

Сотни тысяч рабочих и крестьян ежегодно призывались в ряды Вооруженных Сил. Своим ратным трудом они крепили мощь армии. Местные исполкомы Советов и партийные комитеты повседневно занимались проблемами повышения уровня политического воспитания и улучшения материального положения воинских частей. В армии и на флоте широкое распространение получило пролетарское (материальное и идейное) шефство заводов, фабрик, местных Советов, культурное шефство профессиональных союзов и коллективов работников просвещения и искусства, комсомольское шефство над Военно-Морским, а затем и Военно-Воздушным Флотом. Забота различных местных организаций особенно проявлялась в строительстве территориальных частей. Широко развернулась деятельность общественных оборонных организаций.

Огромное значение для улучшения строительства армии и флота имел пример самоотверженного труда рабочих и крестьян по восстановлению народного хозяйства, созданию и укреплению фундамента социалистического общества.

Решающим условием успеха как всего социалистического строительства, так и военного В.И. Ленин считал постоянное повышение руководящей  роли Коммунистической партии, усиление активности и влияния партийных организаций. Исключительное значение партийного руководства в Советской Армии не только обусловливалось самой сущностью учения марксизма, но и убедительно подтвердилось боевой практикой гражданской войны.

Гражданская война показала, что именно коммунисты своим героизмом, доходившим до самопожертвования, увлекали за собой миллионные красноармейские массы на битву со вчерашними угнетателями и их защитниками. «Кровью своего сердца лучшие рабочие, члены нашей партии сцементировали Красную Армию», — справедливо говорилось в обращении ЦК РКП(б) к трудящимся СССР в связи с 25-летием первого съезда РСДРП.

С переходом к мирному созиданию в центре внимания съездов и конференций нашей партии, естественно, встали важнейшие экономические, политические, идеологические проблемы строительства социалистического общества. В то же время на партийных съездах и конференциях обсуждались вопросы совершенствования строительства армии и флота.

Непосредственное руководство всей деятельностью партии и народа в области строительства вооруженных сил осуществлял Центральный Комитет партии. Военные вопросы систематически обсуждались на пленумах, заседаниях Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК. Только в период между X и XI съездами партии (за год с небольшим) на заседаниях ЦК РКП(б) было обсуждено 311 военных вопросов. Все важнейшие мероприятия военного ведомства повседневно направлялись и контролировались Центральным Комитетом партии.

Обсуждению военных проблем в Политбюро, на пленумах ЦК предшествовала работа специальных комиссий, выделенных ЦК и ЦКК для более полного изучения состояния дел. Кроме того, подготовка материалов по отдельным вопросам военного строительства распределялась Политбюро между его членами. В деятельности Центрального Комитета широко практиковались постановления, циркуляры, письма, инструкции по вопросам строительства армии и флота. Наряду с этим осуществлялось повседневное живое общение руководящих деятелей партии с личным составом.

Непосредственным проводником партийной линии в войсках было Политическое управление РККА (ПУРККА), работавшее на правах «отдела Центрального Комитета партии. Под руководством ПУРККА на местах действовала широко разветвленная система политорганов и парторганизаций. ЦК провел ряд организационных мер по сохранению и укреплению партийного ядра в армии и на флоте. Число коммунистов в Советской Армии с 52 тыс. на январь 1924 г. возросло до 93 тыс. на январь 1929 г.; партийная прослойка в командном составе за эти же годы увеличилась с 30,6 процента до 51,1 процента, а по сравнению с 1920 г. возросла почти в пять раз.

Осуществление ленинских принципов строительства вооруженных «сил встретило яростное противодействие со стороны троцкистов и других антипартийных группировок. Их деятельность была направлена прежде всего на подрыв руководящей роли Коммунистической партии в армии и на флоте, что, безусловно, вело к ослаблению обороноспособности Советского государства. ЦК партии, поддержанный широким партийным активом,  принял меры по очищению военного ведомства от троцкистов. В соответствии с постановлением ЦК РКП(б) в январе 1925 г. на пост народного комиссара по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР был назначен верный ленинец, выдающийся полководец гражданской войны и один из видных организаторов Вооруженных Сил — М.В. Фрунзе. В новый состав Реввоенсовета СССР вошли П.И. Баранов, А.С. Бубнов, С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов, А.И. Егоров, С.С. Каменев, Г.К. Орджоникидзе, M.H. Тухачевский, И.С. Уншлихт и другие. Укрепление центрального и местных военных аппаратов сыграло решающую роль в организационной перестройке Вооруженных Сил, проведенной в ходе военной реформы.

Борьба с троцкизмом, а затем с различными антиленинскими группировками — «новой оппозицией», объединенным антипартийным блоком, сформировавшимся на общей платформе троцкизма, и правыми уклонистами — идейно закалила военных коммунистов. Партийные организации армии и флота еще теснее сплотились вокруг ленинского Центрального Комитета.

Подводя итоги борьбы против антипартийных группировок, ЦК партии в своем постановлении «О работе военных ячеек» (декабрь 1928 г.) отмечал, что «идейная большевистская устойчивость армейских парторганизаций за последние годы значительно выросла и окрепла, что нашло свое выражение как в борьбе с троцкизмом, в ходе которой парторганизации Красной Армии обнаружили твердую ленинскую выдержку, так и в борьбе с выявившимся правым уклоном и примиренчеством к нему, которые встретили решительный отпор со стороны партийной массы Красной Армии».

Важнейшим принципом строительства Советских Вооруженных Сил являлся классовый принцип их комплектования. Он был закреплен в Программе партии, принятой VIII съездом РКП(б), и последовательно проводился в жизнь (таблица 11). 

Таблица 11. Изменение социальной структуры Советской Армии
Социальный составКоличество (проценты)
1921 г.1928 г.1933 г.
Рабочие182143
Крестьяне716747
Прочие111210

Особое значение этот принцип имел в отборе, подготовке и расстановке командно-начальствующего состава. Коренные изменения в классовом характере командного состава произошли еще в первые годы Советской власти. Если в 1912 г. 87,5 процента генералов и 71,5 процента штаб-офицеров происходили из потомственных дворян, 10 процентов генералов и более 17 процентов штаб-офицеров — из потомственных почетных граждан, а также из духовного и купеческого звания, то в 20-е годы положение коренным образом изменилось.

Таблица 12. Социальное положение высшего, старшего и среднего командного состава Советской Армии
Социальный составКоличество (проценты)
1920 г.1925 г.1929 г.
Крестьяне17,220,729,4
Рабочие48,547,334,4
Прочие34,332,036,2

А по всему командному составу в целом на 1 июля 1933 г. рабочая прослойка составляла уже 42,3 процента.

В соответствии с программной линией Коммунистической партии и усложнением военного дела важное значение придавалось всемерному повышению общеобразовательного и культурного уровня военнослужащих.

До середины 20-х годов количество неграмотных среди призывников доходило до 20 процентов, малограмотных — до 60. Многие из них ни разу не видели трамвая, автомобиля, железной дороги. Подавляющее большинство призывников, особенно из деревень, было заражено религиозными предрассудками. Обучение их грамоте проводилось в крайне тяжелых условиях. По воспоминаниям Н. К. Крупской, «приходилось учиться без учебников, бумаги и чернил, чинить карандаши топором, учиться при лучине».

И все же задача резкого повышения культурного уровня личного состава армии и флота была в конце концов решена железной волей Коммунистической партии, революционным подвижничеством политработников, командиров, самоотверженной помощью рабочего класса, местных партийных и советских органов, передовых представителей интеллигенции.

В «Манифесте ЦИК Союза ССР» по поводу 10-летия Октябрьской революции с законной гордостью отмечалось, что «Красная Армия и Флот не только увеличивают свою боеспособность, но и превращаются в первоклассную культурную силу», которая имеет поистине неоценимое значение для распространения социалистического просвещения среди трудящихся городов и деревень демобилизованными воинами.

Повышение уровня грамотности и образованности красноармейцев было необходимой предпосылкой для успешного осуществления такого важнейшего ленинского принципа строительства социалистической армии, как всемерное повышение политической сознательности ее личного состава. Эта сознательность формировалась самим социалистическим  строем, советским образом жизни, вырабатывалась в процессе активного участия воинов в обеспечении безопасности Советской Родины, в ее общественно-политической жизни. У каждого красноармейца возникало и крепло чувство хозяина своей страны, своей судьбы, священная гордость борца за освобождение своего класса и всего человечества от вековечного ига эксплуатации. Огромную роль в формировании высокой политической сознательности советских воинов играла теоретическая и идеологическая работа Коммунистической партии. Неизменной основой политического воспитания советских воинов был марксизм-ленинизм.

В ноябре 1918 г. В. И. Ленин говорил, что «в смысле идей у нас все пушки на нашей стороне...». А через три года, характеризуя «...растущий новый мир, который еще очень слаб, но который вырастет, ибо он непобедим», Владимир Ильич с гордостью заявил: «...морально... мы сильнее всех».

На протяжении 20-30-х годов, учитывая внутреннюю и международную обстановку, Коммунистическая партия, Советское правительство вели поистине титаническую работу по политическому воспитанию личного состава армии и флота. Она велась неустанно, систематически, напряженно, со строгим учетом специфических задач, форм и методов воспитания различных категорий военнослужащих.

Центральное место во всей системе этого воспитания занимали идеи «советизации» и «интернационализации». «Советизацией» тогда называли воспитание у каждого военнослужащего правильного представления о политике Советского государства, его огромных усилиях по сохранению мира, о необходимости союза рабочих и крестьян при ведущей роли в нем рабочего класса, братской дружбы народов СССР, укрепления и повышения руководящей роли Коммунистической партии, постоянной готовности к вооруженной защите социалистического Отечества. Разъяснение этих идей способствовало выработке у красноармейцев и командиров глубокой убежденности в том, что политика Советского государства — это их политика. На основе осознанной преданности личного состава делу Советской власти воспитывались единство внутри самой армии и чувство неразрывной связи ее со всем советским народом.

В продолжение всего срока пребывания бойца в армии проходило его интернациональное воспитание. Необходимо было вывести кругозор красноармейца-крестьянина за пределы привычной ему деревенской околицы, заинтересовать успехами международного рабочего движения. Командиры и политработники настойчиво и систематически разъясняли классовую природу противоречий между Советским Союзом и капиталистическим миром, на конкретных примерах показывали, что любой враждебный акт империалистов по отношению к СССР есть форма классовой борьбы против пролетарского государства.

Воспитывая чувство пролетарской солидарности с зарубежными братьями по классу, командиры и политорганы систематически знакомили красноармейцев с работой Коминтерна, развитием мирового коммунистического движения. Партия неуклонно руководствовалась указанием XIV съезда ВКП(б), что «...интернационалистски-революционное воспитание молодежи... является вопросом жизни и смерти социализма». На политзанятиях и через печать красноармейцы узнавали о работе конгрессов Коммунистического Интернационала. В части приезжали члены Исполкома Коминтерна, делегаты конгрессов. В войсках проводились торжественные чествования героев классовой борьбы зарубежного пролетариата. 

Братские компартии шефствовали над соединениями и частями: в 1923 г. почетное шефство над 19-й стрелковой дивизией приняла итальянская компартия, над горской дивизией — турецкая компартия, над дивизией червонного казачества — французская компартия. Компартия Германии преподнесла Советской Армии Почетное Красное знамя; в 6-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции оно было передано на хранение 10-му стрелковому полку 4-й стрелковой дивизии, который стал именоваться «Десятым имени германского пролетариата полком».

Все это помогало красноармейцам и краснофлотцам осознать свои великие интернациональные задачи и значение неразрывной связи укрепления боеспособности Вооруженных Сил Страны Советов с развитием мирового революционного процесса. Чувство интернационализма побуждало их к практической помощи братьям по классу. Так, в 1923 г. красноармейская конференция войск Крыма постановила отчислить однодневный паек во всех красноармейских частях в пользу французских и немецких коммунистов, томящихся в тюрьмах; собрание личного состава школы младшего комсостава 28-й стрелковой дивизии отчислило 10 процентов месячного жалованья и организовало сбор пожертвований в помощь рабочим Рура; курсанты 7-й казанской пехотной школы отчислили 1 процент месячного жалованья пролетариату Японии, пострадавшему от землетрясения. В 1926 г. красноармейцы активно участвовали в сборе пожертвований для бастующих английских горняков. Как и весь советский народ, они гневно протестовали против сфабрикованного в США процесса над Н. Сакко и Б. Ванцетти и злодейской расправы с ними. Многие воины работали в ячейках Международной организации помощи борцам революции (МОПР).

Важнейшей составной частью политического воспитания воинов была пропаганда всемирно-исторического значения социалистической революции в России. «Мы делаем мировое, планетарное дело», — с законной гордостью писал А. М. Горький еще в разгар гражданской войны. Разъяснение великого социального смысла строительства принципиально нового общества в нашей стране, естественно, подводило к мысли о необходимости укрепления Советской Армии, помогало осознать личную ответственность за обеспечение мирных условий строительства, за готовность выступить против империалистической агрессии.

Многообразная и напряженная работа Коммунистической партии дала замечательные результаты. В постановлении от 30 октября 1928 г. «О политико-моральном состоянии Красной Армии» Центральный Комитет ВКП(б) констатировал, что «усилиями политорганов и партийных организаций Красной Армии за последние годы были достигнуты как сплоченность и идейная выдержанность партийных рядов, так и вполне политически устойчивое общее состояние Красной Армии при наличности повышения в ней руководящей роли партии, роста политического уровня командного состава и значительного увеличения в его рядах партийных командиров, роста авторитета Советской власти в армии и флоте».

Политические воспитатели армии и флота СССР сумели успешно решить главную задачу: мужественно преодолевая огромные трудности тех незабываемых лет, «...в стране, меньше всего воспитанной...» они из крестьянской по своему составу армии вырастили верного и надежного защитника государства диктатуры пролетариата, завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, самоотверженного борца против империалистической агрессии, за счастье трудящихся всего земного шара. 

В деле политического воспитания воинов армии и флота, особенно патриотическом и интернациональном воспитании, укреплении дружбы народов, повышении классового сознания, общеобразовательного и культурного уровня личного состава и формировании у него высоких морально-боевых качеств огромную роль играли армейские и флотские политорганы и партийные организации, а также местные партийные комитеты.

Особое значение в строительстве Вооруженных Сил придавалось развитию и укреплению советского единоначалия. Именно В. И. Ленину принадлежит заслуга в обосновании объективной необходимости единоначалия как наиболее целесообразной формы управления в социалистической армии. В первые годы революции миллионы вчерашних солдат, знавших лишь феодальное и буржуазное единоначалие, нередко переносили свою законную классовую ненависть на единоначалие вообще, считая его непригодным для социалистической армии. Широкое распространение коллегиального метода управления после Октября 1917 г. отражало не только сущность социалистического переворота, но и соответствующее настроение масс.

Однако первый опыт гражданской войны и начало социалистического строительства показали неизбежность перехода к единоначалию «...как к единственно правильной постановке работы», очевидной «и технически, и экономически, и исторически...».

В известном письме «Все на борьбу с Деникиным!» В.И. Ленин указывал, что безответственность, прикрываемая ссылками на коллегиальность, «...в военном деле сплошь и рядом ведет неизбежно к катастрофе, хаосу, панике, многовластию, поражению», и требовал, чтобы коллегиальность не применялась «дальше абсолютно необходимого минимума», а «...практическое распоряжение учреждением, предприятием, делом, задачей должно быть поручаемо одному товарищу. .. ». Необходимость введения единоначалия в Вооруженных Силах Советского государства обусловливалась задачами повышения их боевой готовности, всемерного укрепления и повышения морально-боевых качеств. Но реальная возможность повсеместного введения единоначалия смогла превратиться в действительность, лишь когда появились в достаточном количестве командные кадры, способные осуществлять советское единоначалие, а красноармейские массы осознали насущную необходимость его введения и применения.

Советское единоначалие — единоначалие нового, высшего типа. Оно принципиально отличается от единоначалия в буржуазной армии по своей классовой сущности, целям и формам проведения.

В отличие от буржуазного единоначалия, которое осуществляется в интересах эксплуататорских классов, советское единоначалие — своеобразная форма выражения воли народа и может обеспечить выполнение этой воли только на партийной основе, то есть под руководством Коммунистической партии как организации, наиболее полно и глубоко выражающей коренные интересы масс. Выступая в роли проводника политики партии, советский командир-единоначальник непременно опирается на партийные организации в войсках, во всей своей деятельности проявляет коммунистический подход. 

Развитие и совершенствование единоначалия, несомненно, способствовало укреплению боеспособности Советских Вооруженных Сил и более эффективной их подготовке к отпору надвигавшейся империалистической агрессии.

Особое внимание Коммунистическая партия уделяла постоянному поддержанию высокой боеготовности армии и флота. После окончания гражданской войны В. И. Ленин говорил, что «... военную готовность мы должны сохранить во всяком случае. Не полагаясь на нанесенные уже империализму удары, мы свою Красную Армию во что бы то ни стало должны сохранить во всей боевой готовности и усилить ее боевую способность». В успешном решении этой задачи исключительное значение имело правильное, как можно более полно и точно отражающее реальную действительность представление о политическом и военно-техническом характере войн современной эпохи и возможностях наиболее вероятного противника.

Постоянная забота Коммунистической партии о повышении боевой мощи Вооруженных Сил обеспечила неприкосновенность границ Советского государства от посягательств империалистических агрессоров в 20-е — начале 30-х годов, После разгрома иностранных интервентов и белогвардейщины Советская Армия неоднократно пресекала и отражала военные провокации империалистов. Так, в 1921 г. она разгромила белофинскую авантюру в Карелии, а в 1929 г. дала решительный отпор китайским милитаристам, спровоцировавшим вооруженный конфликт на КВЖД, неоднократно отражала налеты банд буржуазно-помещичьей Польши и Румынии, ликвидировала басмачество в республиках Средней Азии, а также очаги бандитизма в различных районах страны.

Укрепление Вооруженных Сил СССР отрезвляюще действовало на империалистическую военщину, сковывало силы империализма. Советский Союз оказывал помощь народам МНР, Китая, Турции, Ирана, Афганистана и других стран в их борьбе за социальное освобождение и национальную независимость.

На протяжении ряда лет серьезнейшим тормозом в обеспечении боевой готовности Советской Армии являлась ее слабая техническая оснащенность. По официальному заявлению наркомвоенмора XVII партийному съезду, вплоть до конца 20-х годов «армия была вооружена сравнительно слабо, и все наши надежды покоились главным образом на беззаветной преданности делу социализма наших бойцов, командиров и политработников, на нашей организованности, на боевой революционной дисциплине, на единодушном стремлении всей армии и всего трудящегося народа во что бы то ни стало отстоять свою социалистическую родину».

И как только у страны появились соответствующие экономические возможности, Коммунистическая партия немедленно приступила к решению новой сложнейшей задачи — технической реконструкции армии и флота.

4. Техническая реконструкция Советских Вооруженных Сил

Конец 20-х и первая половина 30-х годов характеризовались усилением агрессивности реакционных империалистических кругов, быстрым количественным и качественным ростом вооружений буржуазных армий, повышением их технической оснащенности. В этих условиях Советский Союз должен был всемерно крепить свою обороноспособность. Продолжая активно бороться за мир и коллективную безопасность, Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли неустанную заботу о Вооруженных  Силах — надежном средстве обуздания агрессоров, сохранения и упрочения базы мирового освободительного движения.

В результате напряженной деятельности в течение пяти лет после военной реформы 1924-1925 гг. были заложены прочные основы организации Советской Армии, повысилась ее боеспособность. Однако техническая вооруженность армии того времени, отражая уровень развития производительных сил Советского Союза, значительно отставала от армий крупных империалистических государств. Дальнейшее повышение обороноспособности СССР и мощи Вооруженных Сил было возможно только на основе социалистической индустриализации страны, создания современной тяжелой промышленности. Главную роль в решении этой задачи должен был сыграть первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР, который требовал форсированного развития «...отраслей промышленности, повышающих обороноспособность Советского Союза».

Главной целью и важнейшим содержанием решения военных задач на предстоящее пятилетие определялось создание современной военно-технической базы для обороны и поднятия технической и боевой мощи Вооруженных Сил Страны Советов «до уровня первоклассных европейских армий».

Отложить или надолго растянуть выполнение этой задачи не позволяла международная обстановка. Партия учитывала, что империалисты могли в любой момент напасть на Страну Советов, воспользовавшись ее технико-экономической слабостью. Вопрос стоял так: либо советский народ создаст тяжелую индустрию и одновременно сильную оборонную промышленность в самый короткий срок, либо Советское государство, находившееся в положении осажденной крепости, будет смято новой интервенцией империалистических агрессоров. Поэтому партия вынуждена была, проводя политику ускоренного развития тяжелой промышленности, в том числе и оборонной, поддерживать напряженность производственных планов, ограничивать производство предметов широкого потребления, урезать снабжение дефицитными материалами и сырьем многих заводов и фабрик второстепенных отраслей народного хозяйства.

В беспримерной по трудности и сложности работе нужны были высокая организованность, железная дисциплина, творческая инициатива, громадное напряжение сил и самоотверженность. Именно эти качества и проявил рабочий класс, руководимый Коммунистической партией. Своими подвигами он вдохновлял многомиллионные массы трудового крестьянства и интеллигенции.

Первый пятилетний план строительства Советских Вооруженных Сил, утвержденный ЦК ВКП(б) и Советским правительством в 1928 г., разрабатывался РВС СССР и штабом РККА с таким расчетом, «чтобы обороноспособность государства ни в коем случае не отставала от общего хозяйственного роста страны».

Наступило время технической реконструкции Советских Вооруженных Сил, включавшей в себя как перевод их на новую военно-техническую базу, так и подготовку всего личного состава к эффективному использованию новой техники.

Развитие экономики страны в первые два года первой пятилетки показало, что благодаря энтузиазму народа и использованию материальных резервов контрольные цифры плана значительно перекрывались. Это позволило Центральному Комитету ВКП(б) и Советскому правительству  пересмотреть и увеличить многие задания и контрольные цифры пятилетнего плана развития вооруженных сил.
Первая конкретизация была сделана в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 г. «О состоянии обороны СССР», где предлагалось «усилить взятый темп работ по усовершенствованию техники Красной Армии; наряду с модернизацией существующего вооружения добиться в течение ближайших двух лет получения опытных образцов, а затем и внедрения их в армию, современных типов артиллерии, всех современных типов танков, бронемашин и пр.». В области авиации считалось первоочередным «скорейшее доведение ее качества до уровня передовых буржуазных стран». Необходимым условием являлось создание своих, советских научно-конструкторских кадров, особенно в моторостроении. В области организационного строительства ЦК ВКП(б) предлагал продолжить курс на дальнейшее увеличение удельного веса технических войск и уменьшение вспомогательных и обслуживающих частей.

В период подготовки к XVI съезду партии ЦК ВКП(б) и Советское правительство потребовали от РВС СССР вновь пересмотреть план военного строительства на следующих основах:
а) по численности — не уступать нашим вероятным противникам на главнейшем театре войны;
б) по технике — быть сильнее противника по трем решающим видам вооружения, а именно: по воздушному флоту, артиллерии и танкам.

В июне 1930 г. РВС СССР утвердил уточненный план строительства РККА. В качестве первоочередной и главной задачи в нем предусматривалось полностью перевооружить армию и флот новейшими образцами военной техники; исходя из требований современной войны, создать и совершенствовать новые рода войск (авиацию, бронетанковые войска), специальные войска (химические, инженерные и другие), повысив их удельный вес в системе Вооруженных Сил страны; модернизировать старую технику; моторизовать и организационно перестроить пехоту, артиллерию, кавалерию; осуществить массовую подготовку технических кадров и всему личному составу армии овладеть новой техникой. В январе 1931 г. РВС СССР утвердил календарный план строительства РККА на 1931-1933 гг. Это завершило разработку научно обоснованного плана военного строительства, положенного в основу всей работы по технической реконструкции армии.
Вся работа по выполнению этого плана проходила под непосредственным руководством Центрального Комитета ВКП(б), таких видных деятелей партии, как И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, Г.К. Орджоникидзе, С.М. Киров, С.В. Косиор, А.А. Жданов.

Наряду с этим совершенствовалась система руководства Вооруженными Силами. 18 июля 1929 г. была учреждена должность начальника вооружений РККА. На него возлагалось непосредственное руководство вопросами технического перевооружения войск. До 1931 г. этот пост занимал И.П. Уборевич, затем M.H. Тухачевский, одновременно являвшийся заместителем народного комиссара по военным и морским делам. Тогда же создается Управление моторизации и механизации РККА, которое возглавил И.А. Халепский. Проведенные мероприятия во многом помогли обеспечить успех грандиозного дела технической реконструкции армии, авиации и флота в невиданно короткие сроки, способствовали более целеустремленной работе центральных учреждений, Народного комиссариата  по военным и морским делам в выработке правильных взглядов на создание современных по тому времени видов вооружения и на тактико-технические требования к ним.
Пятилетний план предусматривал оснащение войск современным стрелковым оружием, особенно автоматическим. 

Благодаря заботе Коммунистической партии к началу 30-х годов сложилась замечательная школа советских оружейников во главе с выдающимися учеными В.Г. Федоровым, А.А. Благонравовым, H.M. Филатовым и конструкторами В.А. Дегтяревым, Ф.В. Токаревым, Б.Г. Шпитальным и другими, которые разработали теорию конструирования и образцы нового стрелкового оружия. В годы первой пятилетки на вооружение войск поступили счетверенные зенитные пулеметные установки на базе станкового пулемета «максим», усовершенствованный ручной пулемет системы Дегтярева и созданные на его основе танковые, авиационные пулеметы, не уступавшие иностранным образцам. 

В 1930 г. на вооружение был принят самозарядный пистолет системы Токарева — ТТ. В результате модернизации прославленной русской трехлинейной винтовки капитана С.И. Мосина армия получила усовершенствованную винтовку образца 1891/30 г. Основные усилия конструкторской мысли направлялись на облегчение веса, упрощение устройства, увеличение скорострельности и автоматизации огня стрелкового оружия.

На основе принятого Реввоенсоветом СССР плана артиллерийского перевооружения РККА, рассчитанного на пять лет, почти заново создавалась промышленная база для производства орудий, были организованы крупные конструкторские бюро, где советские специалисты С.Н. Маханов, Л.А. Магдосеев, В Н. Сидоренко, А.Г. Гаврилов и другие разработали новые образцы артиллерийского вооружения: 37-мм противотанковую пушку образца 1930 г., 76-мм зенитную пушку образца 1931 г., 203-мм гаубицу образца 1931 г. и 45-мм противотанковую пушку образца 1932 г. Для увеличения дальности стрельбы, маневренности, скорострельности и разрывной силы снарядов некоторые артиллерийские системы подверглись модернизации.

Большой вклад в развитие отечественной артиллерии в эти годы внесли ученые-артиллеристы В.М. Трофимов, Р.А. Дурляхов, Г.А. Забудский, И.П. Граве, Д.А. Вентцель и другие.

В годы первой пятилетки Советская Армия начала получать вполне современное артиллерийское вооружение. Но эти первые успехи еще не решали основного — создания качественно новых образцов артиллерии, которые по своим тактико-техническим данным превосходили бы артиллерийские системы капиталистических стран.

В конце 20-х и начале 30-х годов на основе научной теории ракетостроения, разработанной К.Э. Циолковским, советские ученые добились значительных успехов в конструировании ракетных двигателей, ракет и реактивных снарядов.

Ученые-конструкторы В.А. Артемьев и Н.И. Тихомиров создали такие ракеты-снаряды на твердом топливе и в 1928 г. провели первые испытания. В 1932 г. группа во главе с Б.С. Петропавловским сконструировала реактивный противотанковый снаряд калибра 65 мм. Коллектив под руководством Ф.А. Цандера создал тепловой реактивный двигатель ОР-1. Ленинградская газодинамическая лаборатория и группа по изучению реактивного движения (ГИРД) сконструировали две первые советские ракеты на жидком топливе, которые были запущены в августе и ноябре 1933 г. При повторных пусках одна из них поднялась на 1,5 км. Испытания  всех этих ракет имели чрезвычайно важное значение. Они показали, что советские ученые находятся на верном пути.

При активной поддержке Г.К. Орджоникидзе и M.H. Тухачевского в октябре 1933 г. создается Реактивный научно-исследовательский институт, где впервые в широком масштабе развертываются исследования по созданию ракет для освоения космоса.

В 1934-1937 гг. в Советском Союзе были произведены успешные пуски новых ракет. Одна из них достигла высоты 3 км, что несколько превышало максимальный подъем американских и немецких ракет того времени. Все это позволило выдающемуся советскому ученому, будущему конструктору космических ракет С. П. Королеву заявить уже тогда: «Мы уверены, что в самом недалеком будущем ракетное летание разовьется и займет подобающее место в системе социалистической техники».

Начало 30-х годов характеризовалось бурным ростом советской бронетанковой техники. В постановлении РВС СССР о системе танкоавтоброневооружения РККА, исходившем из возраставшей роли танков в современной войне, ставилась задача создать бронетанковый парк, который имел бы танкетки, легкие и средние танки, самоходные пушки, бронеавтомобили трех типов (легкие, средние, тяжелые). В кратчайшие сроки молодые советские конструкторские коллективы под руководством и при участии Н.В. Барыкова, С.А. Гинзбурга, H.H. Козырева, И.А. Лебедева, К.Н. Тоскина, А.О. Фирсова и других создали танки, по тактико-техническим данным не уступавшие соответствующим заграничным образцам, а по отдельным характеристикам даже превосходившие их. В течение 1931-1932 гг. на вооружение были приняты танкетка Т-27 и легкий танк Т-26. Разрабатывались образцы быстроходного колесно-гусеничного танка БТ, средних танков Т-28 и Т-24, тяжелого танка Т-35 с максимальной толщиной брони 30 мм.

Однако массовое производство отечественных танков удалось наладить не сразу. В 1929 г. план по производству танков был выполнен только на 20 процентов, в первом квартале 1930 г. — на 65, а во втором и третьем кварталах — лишь на 20 процентов. Причины этого — острая нехватка квалифицированных кадров, слабое обеспечение танкового производства высокосортными сталями, инструментом, приборами зажигания, опоздание со специализацией и кооперированием автотракторной промышленности с танкостроением. Переломным в работе танковой промышленности стал 1931 год. За годы первой пятилетки танковая промышленность выпустила 3949 танков и танкеток, из них 3039 — в 1932 г.. Существенными недостатками бронетанкового вооружения являлись многотипность боевых машин, большой удельный вес танкеток и легких танков, сравнительно слабая огневая мощь и недостаточная броневая защита. Быстрое развитие танковой техники в основных капиталистических странах требовало создания в СССР новых, более совершенных типов танков.

Вновь созданная авиационная промышленность уже за годы первой пятилетки добилась значительных успехов. Учитывая возросшую роль авиации в современной войне, Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли исключительное внимание вопросам самолето — и моторостроения, подготовки конструкторских и инженерных кадров. Большую роль в этом сыграли Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ), Главное управление авиапромышленности во главе с П. И. Барановым.  Основоположниками передовой советской школы самолето — и моторостроения были ученики H.E. Жуковского талантливые ученые Б.С. Стечкин, В.П. Ветчинкин, Б.Н. Юрьев и выдающиеся конструкторы Д.П. Григорович, C.B. Ильюшин, С.А. Кочергин, В.М. Петляков, Н.Н. Поликарпов, А.Н. Туполев, А.А. Микулин, В.Я. Климов, С.К. Туманский, А.Д. Швецов и другие.

В январе 1930 г. Реввоенсовет СССР утвердил программу создания различных типов самолетов, аэростатов и дирижаблей, делая основной упор на бомбардировочную и истребительную авиацию.

Выполняя задания партии и правительства, советские ученые и авиаконструкторы в кратчайшие сроки разработали разнообразные типы самолетов бомбардировочной, истребительной, штурмовой и разведывательной авиации. На вооружение были приняты тяжелый бомбардировщик ТБ-3 конструкции А. Н. Туполева, истребитель И-5 и штурмовик ТШ-2 Д. П. Григоровича, легкий бомбардировщик Р-5 H.H. Поликарпова. В 1933 г. Поликарповым был создан истребитель И-15 с большей маневренностью и высокой скоростью; в 1935 г. самолет получил премию на Миланской выставке. Для морского флота были построены дальний разведчик МДР-2, летающие лодки МБР-2 и МТБ-2.
За годы первой пятилетки количество истребителей в ВВС увеличилось более чем в 3 раза, а тяжелых бомбардировщиков — почти в 8 раз. Если в 1929 г. на разведывательную авиацию приходилось около 82 процентов боевых машин, то в 1932 г. самолеты-разведчики составляли лишь 30 процентов, зато бомбардировщики и штурмовики — 45, а истребители — 25 процентов.

Военно-Воздушные Силы были почти полностью обеспечены отечественной техникой. К концу 1932 г. 96 процентов истребителей и 97 процентов тяжелых бомбардировщиков строились на отечественных предприятиях. Это позволило в последующие годы отказаться от импорта авиационной техники. К началу второй пятилетки советская оборонная промышленность имела 6 крупных самолетостроительных и 4 моторостроительных завода, мощность которых в военное время могла быть увеличена вдвое.

В целом за годы первой пятилетки производство самолетов возросло в 2,7 раза, а моторов в 6 раз по сравнению с 1928 г., причем технический уровень советской авиации по ряду показателей значительно приблизился к зарубежному. Вместе с тем ряд важных задач в области авиации требовал дальнейшего решения. Уровень отечественного авиационного моторостроения не позволил в те годы добиться высоких летно-тактических характеристик (по скорости и высоте). Отсутствовали образцы самолетов-штурмовиков, необходимых для поддержки наземных войск на поле боя. Предстояла напряженная работа по созданию всех видов авиации и увеличению ее скорости, высоты полета и радиуса действия.

Развертывание оборонной промышленности дало возможность начать оснащение армии новым инженерным имуществом, средствами противохимической защиты, радиооборудованием и аппаратами линейной связи. В 1934 г. инженером П.К. Ощепковым были созданы первые экспериментальные установки для радиообнаружения самолетов в воздухе. Этим было положено начало развитию отечественной радиолокационной техники.

Важным результатом внедрения новой техники был возросший уровень механизации и моторизации советских войск. Если в 1929 г. на одного  красноармейца в среднем приходилось 2,6 (механической) лошадиной силы, то в 1932 г. — 6,5.

Большая работа проводилась по укреплению Военно-Морского Флота. В результате успешного выполнения первой судостроительной программы (1926-1928 гг.) корабельный состав Военно-морских сил почти полностью был восстановлен.

В феврале 1929 г. была разработана вторая судостроительная программа (1928-1933 гг.), уточненная решениями Реввоенсовета СССР от 13 июня и 23 декабря 1930 г., в которой предусматривалось: достроить и отремонтировать 3 линкора, 2 крейсера, 3 эсминца; построить 2 эсминца, 6 подводных лодок, 3 сторожевых корабля и 36 торпедных катеров; начать постройку 28 подводных лодок, 6 эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 60 торпедных катеров, 10 тральщиков. В развитии советских Военно-морских сил ставилась задача правильно сочетать надводный и подводный флот, береговую, минно-позиционную оборону и морскую авиацию, исходя из характера будущих боевых операций и наличия морских театров. 

В 1930 г. впервые началось серийное строительство сторожевых кораблей, торпедных катеров. На следующий год появились первые подводные лодки отечественной конструкции типа «Д», а с 1933 г. стали вступать в строй подводные лодки типа «Л» и «Щ». Большой вклад в развитие советского судостроения внесли выдающиеся ученые и кораблестроители А.Н. Крылов, П.Ф. Папкович, В.Л. Поздюнин, В.Ф. Попов, В.П. Костенко, Б.М. Малинин, Ю.А. Шиманский, А.П. Шершов, Н.В. Исаченков, В.Г. Власов и другие.

Уровень отечественного судостроения еще не позволял развивать флот в таких масштабах и темпах, каких требовали интересы безопасности СССР. Партия и правительство принимали меры к созданию новых центров судостроительной промышленности — на Севере, Юге и Дальнем Востоке. В 1932 г. закладывается город Комсомольск-на-Амуре, которому отводилась большая роль в развитии отечественного судостроения.

В 1932 г. по решению партии и правительства для охраны морских дальневосточных границ началось строительство Тихоокеанского военного флота. В 1933 г. создается Северная военная флотилия. Огромную роль в этом сыграла постройка Беломорско-Балтийского канала — внутреннего водного пути, соединившего два моря. Численно выросли Днепровская, Каспийская, Амурская военные флотилии. Большая работа проводилась по расширению и усовершенствованию береговых баз флота. Для охраны морского побережья завершалось строительство 14 морских укрепленных районов, формировалось 12 дивизионов ПВО и т. д.

В связи с усилившейся опасностью нападения империалистических государств на СССР в 1931-1932 гг. Центральный Комитет партии и Советское правительство обязали Реввоенсовет СССР укрепить западные и восточные границы. В сжатые сроки была создана полоса пограничных укрепленных районов от Ладожского озера до Черного моря, проведены большие работы по укреплению сухопутных и морских границ на Дальнем Востоке. На наиболее угрожаемых участках создавалась система взводных и ротных районов обороны, где долговременные огневые точки сочетались с полевыми инженерными укреплениями. «В 1932 г., — писала «Правда», — когда угроза нападения на ДВК (Дальневосточный край. — Ред.) стала особенно реальной, Центральный Комитет партии и Советское правительство вынуждены были перестроить промышленность, поставить ее на службу обороны страны. И в короткий срок мощная опора на отдаленных дальневосточных границах была создана. Прозорливость и железная воля ЦК спасли от интервенции». 

Таковы основные направления и результаты деятельности партии по техническому перевооружению армии, авиации и флота в годы первой пятилетки. Несмотря на исключительные трудности, связанные с новизной, огромными масштабами задач, необходимостью форсированных темпов, намеченные партией и правительством планы успешно претворялись в жизнь. Это потребовало от государства больших средств и напряжения сил работников социалистической промышленности и военного аппарата. В 1932 г. расходы на техническое оснащение РККА увеличились более чем в 10 раз по сравнению с 1927-1928 гг.

Техническое перевооружение армии и развитие способов ведения вооруженной борьбы обусловили изменение организационной структуры Вооруженных Сил страны.

В свете решений ЦК ВКП(б) Реввоенсовет СССР проводил линию на создание мощных, оснащенных современной боевой техникой сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил. Партия предостерегала военные кадры от переоценки старых родов войск, а также от увлечения теориями малых механизированных армий, которые проповедовали некоторые буржуазные военные теоретики.

Изменения в организации сухопутных войск заключались главным образом в увеличении удельного веса артиллерии и бронетанковых войск. Чтобы повысить огневую и техническую мощь стрелковых войск, их способность успешно вести наступательные и оборонительные действия, в состав общевойсковых соединений включались подразделения бронетанковых войск, противотанковой и зенитной артиллерии; в состав кавалерийских соединений — отдельные механизированные дивизионы и полки, зенитные и химические подразделения.

Большим достижением стало создание батальонной противотанковой артиллерии, а также рост дивизионной и корпусной артиллерии. Почти в три раза увеличилось количество частей артиллерии резерва Главного Командования (РГК).

Вплоть до 1929-1930 гг. советские автоброневойска находились в зачаточном состоянии, их основу составляли бронеавтомобили и бронепоезда. К концу же первой пятилетки в сухопутных силах завершился процесс оформления нового рода войск — бронетанковых и механизированных.

Советская военная мысль своевременно определила значение и перспективы этого рода войск в современной войне. 17 июля 1929 г. Реввоенсовет СССР принял постановление о создании опытной механизированной части. В нем говорилось : «Принимая во внимание, что новый род оружия, каким являются бронесилы, недостаточно изучен как в смысле тактического его применения (для самостоятельного и совместно с пехотой и конницей), так и в смысле наиболее выгодных организационных форм, признать необходимым организовать в 1929-1930 годах постоянную опытную механизированную часть». В конце 1929 г. был сформирован опытный механизированный полк (в составе танкового батальона, артбатареи, автобронедивизиона и мотострелкового батальона), а в 1930 г. на его базе — первая механизированная бригада, в следующем году сформирована вторая механизированная бригада. В 1932 г. кроме этих бригад создаются впервые в мире два механизированных корпуса. Это были самостоятельные оперативные соединения. В состав каждого корпуса входили две механизированные и одна стрелково-пулеметная бригады (500 танков и более 200 бронеавтомобилей).

В 1929-1933 гг. в Советской Армии появились уставы и наставления, излагавшие основы применения и действий бронетанковых и механизированных  войск. Мотомеханизированные войска превращались в серьезную боевую силу. Их организационная структура правильно учитывала возможности боевого применения и условия современной войны. Народный комиссар по военным и морским делам К. Е. Ворошилов на пленуме Реввоенсовета СССР в октябре 1932 г., отмечая, что принятая структура мотомеханизированных и танковых войск наиболее полно отвечает интересам и задачам обороны, говорил: «Самостоятельные танковые и мотомеханизированные части, наряду с этим пехота и артиллерия, усиленные танками и моторами, вот по-настоящему единственно правильная организационная форма использования танка и мотора в интересах обороны государства». В декабре 1932 г. вышло постановление Реввоенсовета СССР о развертывании авиадесантных отрядов, положивших начало созданию воздушнодесантных войск.

Важные мероприятия были осуществлены по совершенствованию организации противовоздушной обороны страны. В 1932 г. постановлением СНК СССР все руководство системой ПВО страны было возложено на Народный комиссариат по военным и морским делам, в составе которого учреждалось Управление ПВО РККА. В военных округах создавались управления ПВО. Были организованы заново дивизии и полки ПВО, увеличено количество отдельных зенитных дивизионов и зенитных батарей береговой артиллерии, усилены технические средства ПВО.

В постановлении Реввоенсовета СССР от 23 марта 1932 г. «Об основах организации Военно-Воздушных Сил РККА» излагались новые стратегические и оперативно-тактические взгляды на организационное строительство и боевое применение Военно-Воздушных Сил в случае нападения на нашу страну.

Из рода войск ВВС стали превращаться в вид вооруженных сил. Уже с 1929 г. осуществляется переход к бригадам истребительной, штурмовой, легкой и тяжелой бомбардировочной авиации. В 1933 г. тяжелые бомбардировочные авиабригады были объединены в корпуса, способные самостоятельно решать оперативные задачи.

Удельный вес артиллерии, авиации, бронетанковых войск в целом за период первой пятилетки поднялся с 20 до 35 процентов. Снизился удельный вес пехоты и конницы, но их огневая мощь и боевые возможности увеличились.

В ходе технической реконструкции и организационной перестройки Советской Армии Центральному Комитету партии и Реввоенсовету СССР пришлось преодолеть имевшие место консерватизм, недооценку значения новой военной техники, в частности танков, и преувеличение роли конницы в современной войне, фетишизацию опыта гражданской войны 1918-1920 гг.

Маршал Советского Союза M. H. Тухачевский писал об этом: «Прежде всего пришлось столкнуться с теорией «особенной» маневренности Красной Армии — теорией, основанной не на изучении и учете нового вооружения как в руках наших возможных врагов, так и в руках советского бойца, а на одних лишь уроках гражданской войны, на взглядах, более навеянных героикой гражданской войны, чем обоснованных ростом могущества культуры, ростом крупной индустрии социалистического государства, а также ростом вооружений армий наших возможных противников из капиталистического лагеря». 

Учитывая происходившие изменения в военном деле, вооружении и организации буржуазных армий, Центральный Комитет партии исправлял ошибки и промахи в военном строительстве, проводил линию на гармоничное сочетание и развитие родов войск и видов вооруженных сил.

Оснащение армии и флота новой боевой техникой, изменения в их организации, создание новых родов войск, усложнение дела управления войсками потребовали усовершенствования подготовки военных кадров. Огромная работа, развернувшаяся в этой области, проводилась на основе решений партии, в частности постановления ЦК ВКП(б) от 25 февраля 1929 г. «О командном и политическом составе РККА», в котором указывалось, что при подготовке командных кадров в органическом единстве должны решаться две задачи: непрерывное повышение военных и военно-технических знаний и совершенствование навыков организации партийно-политической работы. Подчеркивалась необходимость увеличения рабочей и партийной прослойки среди командных кадров, особенно в артиллерии, специальных технических войсках, на флоте и в штабах. 

В постановлении ЦК ВКП(б) от 5 июня 1931 г. говорилось: «ЦК считает основной, решающей сейчас задачей в деле дальнейшего повышения боеспособности армии — решительное повышение военно-технических знаний начсостава, овладение им в совершенстве боевой техникой и сложными формами современного боя. На наиболее быстрое и успешное разрешение этой задачи должны сейчас сосредоточить свое главное внимание и силы Реввоенсовет Союза, весь начсостав и парторганизация армии. Военно-техническое совершенствование командира должно стать важнейшим звеном работы всего начсостава и всех армейских организаций». В этом же постановлении отмечалось, что в результате выполнения Реввоенсоветом СССР предыдущего постановления достигнуты значительные успехи в деле укрепления кадров начальствующего состава: выросла партийная и рабочая прослойка, окрепла сплоченность, возросло влияние партии на беспартийных.

Руководящие документы партии обеспечивали твердую организационную основу процессу дальнейшей подготовки кадров и придавали ему необходимую логическую последовательность. Ведущими центрами в боевой и политической подготовке, овладении техникой, в военно-научной работе и обеспечении армии высококвалифицированными кадрами должны были стать военно-учебные заведения.

Ранее сложившаяся и оправдавшая себя система военного обучения получила большую четкость и размах. Старший начальствующий состав готовился в военных академиях, средний — в военных школах и училищах, младший — в полковых школах при частях и в специальных школах технических специалистов. Сохранялись курсы усовершенствования и переподготовки.

При активной помощи политорганов и партийных организаций Реввоенсовет СССР провел большую работу по улучшению качественного состава командных кадров. На должности командиров соединений, частей и подразделений выдвигались опытные, достойные командиры-коммунисты.

В 1932 г. по указанию ЦК ВКП(б) во всех воинских частях была введена плановая регулярная марксистско-ленинская подготовка командно-начальствующего состава. Произведения классиков марксизма-ленинизма, решения Коммунистической партии, марксистско-ленинское учение о войне и армии стали систематически изучаться всеми командирами и политработниками. 

Систематически стала проводиться военная учеба командно-начальствующего и политического состава, главное место в которой отводилось освоению оружия и боевой техники со сдачей обязательного технического минимума. Наряду с этим большая часть командного состава проходила переподготовку на краткосрочных курсах.

Центральный Комитет партии провел важные мероприятия, направленные на улучшение работы военно-учебных заведений. В военных школах и академиях укреплялся профессорско-преподавательский состав, военно-учебные заведения насыщались новой боевой техникой, улучшался качественно состав курсантов и слушателей. В 1931 г. при академиях были созданы вечерние и заочные факультеты, сыгравшие большую роль в переподготовке командного л начальствующего состава в войсках. Количество военных академий выросло в полтора раза (с 7 в 1928 г. до 10 в 1932 г.), а число слушателей — в пять раз (с 3198 человек в 1928 г. до 16 550 в 1932 г.). Значительно расширилась сеть танковых, артиллерийских, авиационных, инженерных и других военных школ, готовивших средние командно-политические и технические кадры. Общее число военных школ увеличилось с 48 до 73. В 1930-1932 гг. действовало 18 десятимесячных курсов усовершенствования командного состава; 73 процента слушателей этих курсов проходили переподготовку с общевойсковых и кавалерийских командиров на командиров технических войск. Резко повысился уровень военного образования командных кадров. К началу 1934 г. академии и курсы усовершенствования окончили 48,2 процента старшего и 78,9 процента высшего командного состава; 42,7 процента старшего и 81,4 процента среднего командного состава — нормальные военные школы.

Возросло значение партийно-политической работы в армии. В связи с задачей овладения новой техникой потребовалось расширить и улучшить подготовку кадров политсостава. В 1931-1932 гг. часть военно-политических курсов была преобразована в военно-политические школы с двухгодичным сроком обучения. Создавались также курсы усовершенствования политсостава. По сравнению с 1928 г. число слушателей Военно-политической академии увеличилось вчетверо. В начале 30-х годов ЦК партии направил на политическую работу в армию и на флот несколько тысяч опытных партийных работников.

Боевая техника, как бы совершенна она ни была, становится грозным и действенным оружием только в руках людей, овладевших ею. Вот почему первостепенной задачей обучения и воспитания личного состава Советской Армии и Военно-Морского Флота стало овладение новой техникой и оружием.

Выдвинутый партией в те годы лозунг «Большевики должны овладеть техникой!» был в центре внимания командиров, политорганов и партийных организаций. Социалистическая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция, развернувшиеся в стране, изменили социальный облик рабочего класса и крестьянства. Миллионы советских людей не только города, но и деревни стали сознательными и активными участниками строительства социализма. Быстро росли квалифицированные кадры рабочих и техников, трактористов, комбайнеров, шоферов и других специалистов. Множились ряды советской интеллигенции. Резко возросла и общая культура советских людей. Благодаря этому  армия и флот с каждым годом получали все более грамотное в техническом отношении пополнение.

Коммунистическая партия призвала всех советских воинов успешнее овладевать новой техникой. В приветствии ЦК ВКП(б) по случаю 15-летия Советской Армии говорилось:
«Усилиями пролетариев и трудящихся Советского Союза в СССР создана мощная социалистическая промышленность — основа обороноспособности СССР. Пролетарии вооружают Красную Армию новой могучей военной техникой.
Ваше дело, товарищи, овладеть этой техникой, научиться в совершенстве управлять и действовать теми новейшими машинами и орудиями, которые созданы руками трудящихся СССР».

Политорганы, партийные и комсомольские организации армии мобилизовали все силы на выполнение указаний Коммунистической партии. В войсках развернулась борьба за отличное освоение новой техники и оружия.

Большую роль в успешном решении этой задачи сыграл приказ Реввоенсовета СССР от 14 мая 1932 г. «Об овладении техникой и технической пропаганде». В приказе говорилось, что оснащение войск большим количеством новой техники, более совершенными видами вооружения обязывает весь личный состав в совершенстве овладеть новой техникой, организовать тщательный уход за ней, исключить аварийность, неисправность механизмов и машин. Реввоенсовет предлагал в связи с этим развернуть сеть военно-технических кружков, курсов для рядового и младшего командного состава, семинары и курсы для начальствующего состава.

Важным средством мобилизации личного состава на овладение новой техникой являлась военно-техническая пропаганда, которая широко развернулась на страницах армейской печати, с помощью кино, радио. Она дополняла и углубляла знания, получаемые личным составом в процессе боевой подготовки.

Уже в 1933 г. в армии и на флоте насчитывалось 5 тыс. военно-технических кружков, ставших массовой формой повышения военно-технических знаний. В 1932 г. в Белорусском военном округе в кружках и на курсах обучалось около 80 процентов бойцов. В соединениях Балтийского флота только за второе полугодие 1932 г. было прочитано 900 лекций и докладов, организовано 250 «боев» и 75 конкурсов на лучшее знание техники и оружия. От бойцов, командиров, политработников и целых армейских коллективов в 1932 г. поступило 182 тыс. рационализаторских предложений и заявок на технические изобретения, а в 1933 г. — 152 тыс.; многие из них успешно внедрялись.
Коммунистическая партия уделяла огромное внимание развитию массовой оборонной и спортивной работы в стране. 23 февраля 1932 г. ЦК ВКП(б) принял постановление об Осоавиахиме, потребовав решительного улучшения его деятельности. Руководящим органам Осоавиахима предлагалось сосредоточить усилия на массовой оборонной работе среди трудящихся, особенно молодежи, обучении их владению оружием и действиям в противовоздушной обороне.

Возраставшая политическая и трудовая активность широких народных масс оказала благотворное воздействие на укрепление обороны страны и боевой мощи Вооруженных Сил. Активное участие в этом деле принимали профсоюзы, фабрично-заводские и местные комитеты, которые систематически обсуждали на своих заседаниях вопросы массовой оборонной  работы и выносили их на общие собрания рабочих и служащих. Профсоюзы оказывали большую помощь организациям Осоавиахима в подготовке «ворошиловских стрелков». Многие заводы, фабрики, учреждения соревновались за образцовую постановку массовой оборонной работы и лучшее шефство над частями армии и флота. Сотни самолетов, десятки танков и других технических средств были построены в те годы на деньги, собранные трудящимися.

Активным помощником партии в укреплении обороны страны был комсомол. Шефствуя над морским и воздушным флотом, он посылал туда своих лучших воспитанников. IX съезд ВЛКСМ (январь 1931 г.) поручил ЦК ВЛКСМ обеспечить широкое участие комсомольцев в укреплении обороноспособности страны. «Съезд считает невозможным, — указывалось в его решениях, — пребывание в рядах ВЛКСМ людей, недооценивающих военной опасности, не проходящих военной учебы, не подготавливающих себя к надвигающимся боям». Выполняя решения съезда, комсомол выдвинул задачу — в ближайшие два года подготовить для советского воздушного флота 150 тыс. летчиков.

Претворение в жизнь намеченного партией и правительством первого пятилетнего плана строительства РККА было сопряжено с преодолением немалых трудностей, вызывавшихся грандиозностью и напряжением народнохозяйственных планов, одновременностью процесса технической перестройки промышленности и сельского хозяйства с задачей технической реконструкции армии и флота, необходимостью подведения новой технической базы под оборону страны в крайне сжатые сроки. Коммунистическая партия успешно справлялась с этими задачами потому, что ее научно обоснованная политика и практическая деятельность по укреплению обороны СССР, могущества Вооруженных Сил пользовались полной поддержкой рабочего класса, всех трудящихся СССР.

Благодаря самоотверженности трудящихся масс СССР, работников оборонной промышленности, военного аппарата во главе с Реввоенсоветом СССР первый пятилетний план строительства РККА был выполнен. Это означало, что техническая реконструкция армии развернулась широким фронтом.

Разумеется, эти грандиозные задачи не могли быть решены за одну пятилетку. Наркомвоенмор К.Е. Ворошилов 8 июня 1932 г. в докладе правительству «Об основных моментах плана строительства Красной Армии во вторую пятилетку», подводя итоги первой пятилетки, отмечал недостаточную механизацию армии, отсутствие механизированной тяги в артиллерии и необходимого резерва техники и боеприпасов, недостаточное количество танков и бронемашин для развития непрерывных и глубоких операций.

Все более обострявшаяся международная обстановка требовала дальнейшего укрепления Вооруженных Сил. Второй пятилетний план развития народного хозяйства, утвержденный XVII съездом, предусматривал превращение СССР в экономически независимое и передовое в техническом отношении государство в Европе, дальнейшее развитие оборонной промышленности и завершение на этой базе технической реконструкции Вооруженных Сил.

Учитывая международную обстановку и ожидаемые сдвиги в экономике страны, план военного строительства на очередное пятилетие предусматривал к концу его иметь такую армию, которая в случае империалистической агрессии, действуя одновременно на нескольких фронтах,  была бы в состоянии нанести действительно сокрушительные удары по армиям империалистических государств. Поставленная цель определила характер и содержание разрабатываемого Реввоенсоветом СССР второго пятилетнего плана строительства РККА на 1933-1938 гг.

В июне 1933 г. Совет Труда и Обороны принял постановление «О программе военно-морского строительства на 1933-1938 гг.»; в августе того же года — «О системе танкового вооружения РККА на вторую пятилетку»; в марте 1934 г. — «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку»; в апреле 1935 г. был утвержден план развития Военно-Воздушных Сил на 1935-1937 гг.

На вторую пятилетку намечались следующие задачи дальнейшей технической реконструкции Вооруженных Сил:
— самое широкое внедрение механизации в РККА; достижение такого темпа механизации армии, который позволил бы бронетанковым и механизированным войскам стать одним из основных, решающих элементов в боевых операциях; создание новых крупных механизированных соединений — корпусов и отдельных бригад, насыщение танками стрелковых войск, ликвидация многотипности боевых машин, конструирование и внедрение новых, более совершенных типов танков, повышение удельного веса средних и тяжелых машин;
— увеличение авиации в три раза, форсированное развитие тяжелой бомбардировочной и перевооружение истребительной авиации более современными образцами, внедрение качественно лучших типов самолетов и моторов; превращение ВВС в мощный вид вооруженных сил, решающий самостоятельные оперативные задачи и полностью обеспечивающий тесное взаимодействие с сухопутными силами и флотом;
— модернизация существующих и создание новых, более совершенных артиллерийских систем, преимущественно зенитных, противотанковых, артиллерии большой мощности и перевод ее на механическую тягу, повышение мощности войсковой артиллерии;
— моторизация и реорганизация стрелковых войск с целью усиления их оперативно-тактической мобильности и гибкости на базе новой техники и установления наиболее правильного коэффициента соотношения живой силы и технических средств вооруженной борьбы, повышение боевого значения стрелковых войск за счет усиления артиллерией, введения механизированных полков и танковых батальонов;
— дальнейшее развитие средств связи, обеспечение радиостанциями всех родов войск до роты, эскадрона, батареи, самолета, танка включительно; увеличение инженерных средств, обеспечивающих быстрое строительство мостов, дорог, оборонительных сооружений;
— создание мощного подводного флота, строительство на Тихом океане, Черном, Балтийском, Баренцевом и Белом морях ряда береговых батарей для обороны основных военно-морских баз.

Завершение технической реконструкции и перевооружение всех видов и родов войск новой боевой техникой должно было создать превосходство Советских Вооруженных Сил над капиталистическими армиями по решающим средствам вооруженной борьбы — артиллерии, танкам, авиации.

Общие итоги напряженной работы Коммунистической партии и всего советского народа в 1929-1935 гг. по технической реконструкции Советской Армии и Флота показаны в таблице 13. 

Таблица 13. Рост вооружения и боевой техники Советских Вооруженных Сил в 1928-1935 гг.
Виды вооружения и боевой техникиСостояло на вооружении (шт.)
1928 г.1932 г.1935 г.
Винтовки (тыс.)159622923050
Ручные пулеметы88112255383922
Станковые пулеметы242303311853492
Орудия (76-мм и выше)66451068413837
Танки (преимущественно легкие)9210537633
ТанкеткиНе было3482547
Бронемашины7213464
Бронепоезда524642
Автомобили1050566935303
Тракторы30113875550
Самолеты139432856672

Во второй пятилетке неуклонно рос удельный вес кадровых дивизий. В 1932 г. Советская Армия имела 44 процента территориальных и 56 процентов кадровых стрелковых дивизий. Такое соотношение уже не соответствовало требованиям боеготовности армии в связи с усилившейся военной опасностью. К концу 1935 г. по инициативе Политбюро ЦК ВКП(б) это соотношение было изменено. В РККА стало 65 процентов кадровых и 35 процентов территориальных стрелковых дивизий. Численность армии возросла с 617 тыс. человек в 1928 г. до 930 тыс. в 1935 г. Увеличился и корабельный состав Военно-Морского Флота СССР. Количество линкоров, крейсеров и эсминцев осталось почти то же, зато подводных лодок стало 103 вместо 14, а торпедных катеров — 205 вместо 50.

Техническая реконструкция закономерно привела к серьезному изменению соотношения видов вооруженных сил, о чем свидетельствует следующая таблица.

Таблица 14. Изменение соотношения видов вооруженных сил
Виды вооруженных силУдельный вес (проценты)
1928 г.1932 г.1935 г.
Сухопутные войска92,684,479,3
Военно-воздушные силы29,19,6
Военно-морские силы5,44,78,9
Противовоздушная оборона01,82,2

Дифференциация и техническое насыщение армии еще отчетливее проявлялись внутри видов вооруженных сил.

Соотношение родов авиации в сухопутных силах менялось в пользу бомбардировочной и штурмовой авиации. Если в 1932 г. тяжелая, легкая бомбардировочная и штурмовая авиация составляла 45 процентов всей авиации, то уже в 1935 г. этот показатель равнялся 51 проценту. Удельный вес разведывательной авиации уменьшился до 19 процентов. Особенно возросла авиация дальнего действия, тяжелая и средняя бомбардировочная, что свидетельствовало о росте возможностей советских воздушных  сил в нанесении ответного удара по агрессорам. В сухопутных войсках появились и заняли значительное место новые рода войск — бронетанковые, химические, противовоздушной обороны, воздушно-десантные, потеснившие старые — стрелковые войска, конницу и другие, которые в свою очередь сами стали в техническом отношении более оснащенными, механизированными и моторизованными.

Продолжая совершенствовать организационную структуру войск, Коммунистическая партия приняла меры к укреплению центрального и окружного аппарата военного управления. 20 июня 1934 г. постановлением ЦИК СССР был упразднен Революционный Военный Совет, а Народный комиссариат по военным и морским делам преобразован в Народный комиссариат обороны СССР, во главе которого был поставлен К. Е. Ворошилов, его заместителем стал M. H. Тухачевский.

22 ноября 1934 г. был учрежден Военный совет как совещательный орган при народном комиссаре обороны. В 1935 г. штаб РККА в связи со значительным повышением его роли преобразуется в Генеральный штаб. Первым начальником Генерального штаба стал А. И. Егоров. Структура центрального и окружного военного аппарата была закреплена Положением о Народном комиссариате обороны СССР, которое 22 ноября 1934 г. утвердили Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров. Все эти изменения способствовали повышению уровня руководства Вооруженными Силами. Ярким проявлением заботы Коммунистической партии об укреплении армии и флота явилось введение в сентябре 1935 г. персональных воинских званий (от лейтенанта до Маршала Советского Союза).

Советская Армия была сильна не только техникой, но и высокой политической сознательностью личного состава, беззаветной преданностью бойцов и командиров социалистической Родине.

Годы второй пятилетки характеризуются особенно большим размахом политико-воспитательной работы.

В 1934-1935 гг. в армии только в системе низовой сети партпросвещения работало 2140 кружков истории ВКП(б), 2800 кружков текущей политики, 7425 комсомольских и 2144 кандидатские школы. В воинских частях работали тысячи политических, общеобразовательных, технических, спортивных и других кружков. Только за первое полугодие 1935 г. в красноармейских клубах и Домах Красной Армии было прочитано 74 тыс. докладов и лекций, на которых присутствовало 2 млн. человек. Для повышения теоретической подготовки партийно-комсомольского актива организовывались дивизионные партийные школы, охватившие 20 тыс. человек. Регулярно проводились политические занятия и политинформации. В крупных гарнизонах работали вечерние комвузы.

Советское правительство с каждым годом увеличивало ассигнования на культурно-просветительную работу в войсках: если в 1929-1930 гг. на эти нужды было отпущено 8,3 млн. рублей, то в 1934 г. — 72 млн. рублей. Политорганам и партийным организациям создавались необходимые материальные возможности для организации политического и культурного воспитания личного состава. На 1 января 1934 г. в войсках имелось свыше 15 тыс. ленинских уголков, 1336 клубов, 142 Дома Красной Армии.

Показателен также рост технических средств партийно-политической и культурно-просветительной работы. В 1930 г. в частях имелось 240 радиоузлов, 800 радиопередвижек, 534 кинопередвижки, 945 киноустановок,  8 звуковых киноустановок, а в 1933 г. — 1366 радиоузлов, 4800 радиопередвижек, 3425 кинопередвижек, 1540 киноустановок, 327 звуковых киноустановок и кинопередвижек.

Большого размаха достигла художественная самодеятельность. Если в 1934 г. в войсках работало 3500 коллективов и кружков художественной самодеятельности (в них участвовало 50 тыс. человек), то в 1935 г. их стало более 10 тыс. (они охватывали 200 тыс. участников).
Коммунистическая партия постоянно заботилась о военной периодической печати. В 1936 г. издавалось 17 военных журналов: «Красноармеец и краснофлотец», «Коммунист РККА», «Пропагандист РККА», «Культработник РККА», «Красноармейская печать», журналы родов и видов войск и другие. В войсках выходило 15 окружных газет, более 2100 многотиражек.

* * *

Возросшая опасность агрессии против Советского государства заставила пойти на увеличение численности Вооруженных Сил и широкое развертывание их технической реконструкции, на что потребовались дополнительные военные ассигнования. В 1934 г. Наркомат обороны израсходовал 5,8 млрд. рублей. Однако эта сумма составила всего лишь 11,9 процента общегосударственного бюджета, в то время как военный бюджет Японии равнялся 46,5.

К середине 30-х годов Вооруженные Силы Советского Союза полностью соответствовали уровню развития экономики нашей страны и задачам ее обороны. Наряду с совершенствованием Вооруженных Сил большое внимание уделялось укреплению как сухопутных, так и морских границ на Дальнем Востоке, Балтийском и Черном морях. Протяженность оборонительных сооружений на наших границах к началу 1935 г. по сравнению с 1928 г. увеличилась в 240 раз. Техническая оснащенность армии продолжала расти, а организационная структура ее улучшаться. К концу 1935 г. Советская Армия располагала довольно значительными по тем временам силами: 86 стрелковых и 19 кавалерийских дивизий, 4 механизированных корпуса, 14 механизированных бригад, 22 артиллерийских полка РГК, 5 управлений авиакорпусов, 19 авиабригад, 2 дивизии и 4 бригады ПВО.

Многое еще предстояло сделать, однако армия страны социализма к середине 30-х годов стала в целом способной не только надежно обеспечивать государственные интересы Советского Союза, но и в случае необходимости оказывать эффективную помощь народам и правительствам других стран, жизненно заинтересованным в обуздании нараставшей империалистической агрессии. Армия Страны Советов все больше становилась важным международным фактором, надеждой всего прогрессивного человечества в его борьбе за предотвращение новой мировой войны.

Опираясь на успехи социалистического строительства и укрепление обороноспособности страны, советская внешняя политика все настойчивее и решительнее боролась за организацию реального коллективного отпора наглеющим агрессорам.
 

история второй мировой войны, вторая мировая война, Зарождение войны

По теме

  • Том 3. Глава 5. Наступление фашистских войск на Западном фронте и поражение англо-французской коалиции
    Том 3. Глава 5. Наступление фашистских войск на Западном фронте и поражение англо-французской коалиции
    24 февраля 1940 г. главное командование сухопутных войск издало директиву, которая содержала окончательный вариант плана «Гельб». Предстоящая...
  • Том 5. Глава 1. Накануне новых испытаний
    Том 5. Глава 1. Накануне новых испытаний
    Расстановка сил на мировой арене и военно-политическое положение коалиций и отдельных государств к весне 1942 г. определялись итогами...
  • Том 5. Глава 10. Борьба советских людей в тылу врага
    Том 5. Глава 10. Борьба советских людей в тылу врага
    В 1942 г немецко-фашистские оккупанты продолжали насаждать на захваченной советской территории так называемый «новый порядок» — небывалый по размаху...
  • Том 1. Глава 6. Значение победы социализма в СССР для отпора империалистической агрессии
    Том 1. Глава 6. Значение победы социализма в СССР для отпора империалистической агрессии
    Было время, когда, несмотря на противодействие рабочего класса, народных масс в целом, империалистические государства могли решать вопросы войны и...
  • Том 3. Глава 16. Вооруженные силы фашистской коалиции перед нападением на СССР
    Том 3. Глава 16. Вооруженные силы фашистской коалиции перед нападением на СССР
    Летом 1940 г. после успешного завершения кампании в Западной Европе вооруженные силы фашистской Германии по своей численности, технической...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 1. Обстановка на советско-германском фронте в июле 1941 г.
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 1. Обстановка на советско-германском фронте в июле 1941 г.
    В середине июля 1941 г. обстановка на фронте для Советской Армии продолжала оставаться неблагоприятной. Боевые действия проходили в 120 км от...
  • Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Том 2. Глава 9. Состояние вооруженных сил капиталистических группировок
    Состояние вооруженных сил стран фашистского блока — Германии, Италии, Японии — обусловливалось многими факторами. Не в последнюю очередь оно зависело...
  • Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 7. Борьба за Донбасс и Крым. Контрнаступление советских войск под Ростовом-на-Дону
    Том 4. Глава 3. Стратегическая оборона советских вооруженных сил. Часть 7. Борьба за Донбасс и Крым. Контрнаступление советских войск под Ростовом-на-Дону
    В конце сентября на южном крыле советско-германского фронта, как и на других участках, советские войска вели борьбу с врагом в тяжелой обстановке....
  • Том 2. Глава 6. Народы мира против фашизма и войны
    Том 2. Глава 6. Народы мира против фашизма и войны
    После укрепления фашистских режимов в ряде стран Европы и образования очагов новой мировой войны ведущая роль международного рабочего класса в...
  • Том 3. Глава 13. Фашистская агрессия на Балканах
    Том 3. Глава 13. Фашистская агрессия на Балканах
    Фашистская Германия рассматривала Балканский полуостров как плацдарм для подготовки войны против СССР. Захватив Норвегию и Данию и сделав Финляндию...
  • Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Том 3. Глава 20. Развитие Вооруженных Сил СССР (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.)
    Начавшаяся вторая мировая война вызвала необходимость углубленного изучения опыта боевых действий и дальнейшего развития советского военного...
  • Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Том 5. Глава 7. Оборона Кавказа
    Кавказ - важный экономический район. Накануне войны здесь была создана крупная топливно-энергетическая база. На долю Северного Кавказа и Закавказья...
  • Том 1. Глава 7. Армия защиты мира и социализма
    Том 1. Глава 7. Армия защиты мира и социализма
    История убедительно доказала, что выдающуюся роль в обеспечении мира, свободного развития народов, в организации отпора империалистическим агрессорам...
  • Том 6. Глава 12. Коммунистические и рабочие партии мира в авангарде борьбы народов
    Том 6. Глава 12. Коммунистические и рабочие партии мира в авангарде борьбы народов
    С начала третьего периода мировой войны на деятельность Коммуни­стического Интернационала и все коммунистическое движение боль­шое влияние оказали...
  • Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Том 2. Глава 8. Внутреннее положение в странах двух капиталистических группировок
    Взаимоотношения Англии, Франции, США и Польши в конце 30-х годов обусловливались как империалистической внутренней политикой правящих кругов этих...
  • Том 4. Глава 11. Действия советского военно-морского флота на коммуникациях зимой 1941/42 г.
    Том 4. Глава 11. Действия советского военно-морского флота на коммуникациях зимой 1941/42 г.
    К зиме 1941/42 г. определились три направления морских сообщений между СССР и союзниками, по которым в Советский Союз поставлялось вооружение и...
  • Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Керченско-Феодосийская десантная операция
    Том 4. Глава 10. Стратегическое наступление советских вооруженных сил зимой 1941/42 г. Керченско-Феодосийская десантная операция
    Керченская группировка противника состояла из частей 46-й пехотной дивизии 11-й немецкой армии, 8-й румынской кавалерийской бригады, двух танковых...
  • Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Том 4. Глава 16. Военная экономика капиталистических государств  во второй половине 1941 г. – первой половине 1942 г.
    Расширение масштабов второй мировой войны в результате агрес­сии фашистской Германии и ее союзников против СССР, а милитарист­ской Японии против США...

Оружие второй мировой войны

  • Messerschmitt BF 109
    Messerschmitt BF 109
    Мессершмитт Bf 109 (Messerschmitt Bf 109, Ме-109) - одномоторный поршневой истребитель-низкоплан, состоявший на вооружении Люфтваффе и ВВС различных...
  • FG 42
    FG 42
    FG 42 ( Fallschirmjägergewehr 42) — немецкая автоматическая винтовка времён Второй мировой войны образца 1942 года. Разрабатывалась специально для...
  • ПЕ-2
    ПЕ-2
    Пе-2 — советский пикирующий бомбардировщик времён Второй мировой войны. Во время Великой Отечественной войны Пе-2 был самым массовым советским...
  • MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42H / MKb.42W
    MKb.42(H) (Haenel) — автоматический карабин обр. 42 года фирмы «Хенель» — прототип разработанный компанией C.G. Haenel в рамках конкурса по созданию...
  • ЛА-5
    ЛА-5
    Ла-5 — советский одномоторный истребитель, созданный под руководством С. А. Лавочкина в 1942 году. На период испытаний в 1942 году он носил название...
  • Sturmgewehr Stg 44
    Sturmgewehr Stg 44
    Штурмовая винтовка Sturmgewehr Stg 44 - немецкое автоматическое оружие (автомат, штурмовая винтовка) под промежуточный патрон 7,92×33 мм Kurtz,...
  • Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    Пистолет-пулемет Судаева ППС-43
    7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1942 и 1943 годов системы Судаева (ППС) — варианты пистолета-пулемёта, разработанного советским конструктором...
  • Ил-2
    Ил-2
    Ил-2 — советский штурмовик времён Второй мировой войны, созданный в ОКБ-240 под руководством С.В. Ильюшина. Самый массовый боевой самолёт в истории...
  • ППШ-41
    ППШ-41
    ППШ-41 – пистолет-пулемет системы Шпагина под патрон 7,62 мм, разработанный и принятый на вооружение Красной Армии в конце 1940 года. Отличался...
  • ЛА-9
    ЛА-9
    Ла-9 — советский одномоторный поршневой истребитель второй половины 1940-х годов. Был создан под руководством С. А. Лавочкина (г. Химки Московской...
  • Пулемет MG 34
    Пулемет MG 34
    MG 34 (Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны. 7,92-мм пулемёт MG 34 был разработан немецкой компанией Rheinmetall-Borsig...
  • Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190
    Focke-Wulf FW-190 (Фокке-Вульф) — немецкий одноместный одномоторный поршневой истребитель, стоявший на вооружении люфтваффе во время Второй мировой...
  • Пулемет MG 42
    Пулемет MG 42
    MG 42 ( Maschinengewehr 42) — немецкий единый пулемёт. Разработан фирмой Metall- und Lackwarenfabrik Johannes Großfuß в 1942 году. Пулемёт был принят...
  • Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    Пистолет-пулеметы Дегтярева ППД-34, ППД-34/38, ППД-40
    ППД-34/38/40 - 7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1934, 1934/38 и 1940 годов системы Дегтярёва — различные модификации пистолета-пулемёта,...
  • Як-1
    Як-1
    Як-1 — советский одномоторный самолёт-истребитель Второй мировой войны. Первый боевой самолёт, разработанный под управлением А.С. Яковлева как...
  • Johnson М1941
    Johnson М1941
    Johnson М1941 — американская самозарядная винтовка. Винтовка состояла на вооружении Специального Парашютного корпуса морской пехоты США, который...