Межрегиональная общественная организация ветеранов специального назначения "Вымпел-В"
» » » » Орловско-Брянская операция

Орловско-Брянская операция


Орловско-Брянская операция
— оборонительная операция советских войск, являющаяся составной частью битвы под Москвой.

После завершения 10 сентября 1941 г. Смоленского сражения, обе стороны, действовавшие на западном стратегическом направлении советско-германского фронта, использовали паузу в боевых действиях для уточнения оперативных планов, наращивания группировок своих войск, восстановления их боеспособности. К концу месяца положение на советско-германском фронте для Красной Армии продолжало оставаться крайне тяжелым.

16 сентября командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок отдал приказ на проведение операции «Тайфун». В соответствии с планом операции один из ударов наносился силами южной ударной группировки (2-я полевая армия и 2-я танковая группа) группы армий «Центр». Она должна была концентрическим наступлением из районов Шостки и южнее Рославля прорвать оборону Брянского фронта, окружить и уничтожить его войска, а затем подвижными соединениями обойти Москву с юга и юго-востока. Командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан принял решение о переходе в наступление на два дня раньше остальных сил группы армий «Центр» с целью массированного применения всей авиации группы. Он также стремился использовать в полной мере период хорошей погоды, так как на направлении его наступления было мало дорог с твердым покрытием. Наступление планировалось начать 30 сентября силами 2-й танковой группы, а 2 октября – силами 2-й полевой армии.

За счет резервов ОКХ и войск с других участков восточного фронта германское командование смогло к концу сентября довести состав южной ударной группировки до 400 тыс. человек и добиться превосходства над войсками Брянского фронта по артиллерии в 2,6, танкам – в 4,5, самолетам – в 10-11 раз.

Ставке ВГК и Генеральному штабу не удалось определить возможные сроки перехода противника в наступление и вскрыть замысел немецкого командования. Направление главного и других ударов группы армий «Центр» были спрогнозированы неверно. Обеспокоенность положением на московском направлении Ставка ВГК проявила лишь 27 сентября, приказав войскам Западного и Брянского фронтов перейти к жесткой, упорной обороне и мобилизовать все инженерные части на устройство заграждений.

Брянский фронт, которым с момента его образования в августе 1941 г. командовал генерал-полковник А.И. Еременко, обороняясь в полосе шириной 345 км, имел в первом эшелоне 50, 3, 13-ю армии и оперативную группу генерал-майор А.Н. Ермакова. В резерв фронта выделялись две стрелковые и одна танковая дивизии, а также одна танковая бригада. Всего во фронте насчитывалось 223 тыс. человек, 1529 орудий и минометов, 257 танков, 166 самолетов.

В соответствии с решением командующего Брянским фронтом генерала Еременко А.И. основные усилия фронта в обороне сосредоточивались на его правом крыле, где командующий разместил почти весь свой резерв – две стрелковые и одну танковую дивизии. Сделано это было вопреки данным разведки, которая верно установила сосредоточение главной группировки противника против группы генерала Ермакова, находившейся на левом крыле фронта. Эта оперативная группа, сильно ослабленная в ходе непрерывных наступательных действий, практически не имела времени на подготовку обороны, кроме того она получила задачу 28 сентября подготовить и провести наступление на глуховском направлении.

В целом войска Брянского фронта, уступая противнику в силах и средствах, в условиях лимита времени не смогли создать глубокой обороны и имели низкие тактические плотности (до 4 орудий и минометов и 0,3 танка на 1 км фронта). Эти обстоятельства в сочетании с ошибками в определении направлений главных ударов противника и соответственно районов сосредоточения основных усилий в обороне привели к тяжелым последствиям для войск фронта.

С утра 30 сентября дивизии 47-го и 24-го моторизованных корпусов 2-й танковой группы (с 6 октября – 2-я танковая армия) генерал-полковника Г. Гудериана нанесли удар по войскам левого крыла Брянского фронта. Развернутые здесь соединения из группы генерала Ермакова именно в это время должны были наступать на глуховском направлении. Находясь в наступательной группировке на не подготовленной к обороне местности, они не выдержали массированного удара врага и начали отходить. Противнику открылся путь на тылы двух левофланговых соединений 13-й армии генерал-майора A.M. Городнянского. Во второй половине дня обе дивизии (298-я стрелковая дивизия полковника М.Е. Ерохина и 55-я кавалерийская дивизия генерала К.Г. Калмыкова) были оттеснены к северо-востоку. Между армией Городнянского и группой Ермакова образовался разрыв. Все предпринятые контратаки оказались безуспешными. К исходу 30 сентября глубина вклинения противника составила 15–20 км.

Командующий Брянским фронтом, сделал вывод о том, что противник нанес лишь отвлекающий удар силами одного из корпусов 2-й танковой группы. Главный же удар ожидался позднее со стороны немецкой 2-й армии в направлении Брянска. Утраченное за день положение на левом крыле фронта было решено восстановить силами находившихся там войск.

Утром 1 октября группа генерал-майора А.Н. Ермакова нанесла контрудар. Однако закрыть образовавшуюся накануне брешь и восстановить положение не удалось. Контрудар соединений, введенных в сражение по частям и в разное время, к тому же с разных направлений и при слабой огневой поддержке, по силе своей не соответствовал мощи наступающих частей 2-й танковой группы. Немецкие танковые дивизии, поддерживаемые с воздуха всем составом авиации 2-го воздушного флота, отбросили оперативную группу Ермакова. К полудню соединения 47-го моторизованного корпуса генерала танковых войск Й. Лемельзена захватили Севск и устремились на север. 24-й моторизованный корпус генерала танковых войск Г. фон Швеппенбурга, наступая на орловском направлении, к исходу дня увеличил глубину прорыва до 70 км. Противник окружил две дивизии 13-й армии, а также отрезал от главных сил фронта оперативную группу генерал-майора Ермакова.

Таким образом, к исходу 1 октября в обороне левого крыла Брянского фронта образовались уже две бреши: одна в направлении на Комаричи шириной 60 км и глубиной 70 км, а другая на севском направлении шириной 15 км и глубиной 35 км. Взаимодействие между оперативной группой генерал-майора Ермакова и 13-й армией нарушилось.

2 октября в действие вступили главные силы группы армий «Центр». На правом крыле Брянского фронта по войскам 50-й армии удар в направлении на Жиздру нанесли восемь пехотных дивизий, поддержанные 191-й моторизованной дивизией и танками.

В связи с обострившейся обстановкой в полосе Брянского фронта Ставка ВГК приказала сформировать и развернуть в районе Мценска 1-й гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал-майора Д.Д. Лелюшенко. Он был подчинен непосредственно Ставке. Одновременно создавалась авиационная группа для ударов по танкам группировки противника, прорвавшейся в тыл Брянского фронта.

К этому времени ситуация в полосе Брянского фронта значительно ухудшилась. 3 октября части 4-й танковой дивизии 2-й танковой группы захватили Орёл и устремились вдоль шоссе Орёл ? Тула. Одновременно части 47-го моторизованного корпуса перерезали тылы 13-й армии и начали выход на тылы 3-й армии генерал-майора Я.Г. Крейзера. Над войсками Брянского фронта нависла угроза окружения. С тяжелыми боями пробивалась на восток для прикрытия города Дмитриев-Льговский оперативная группа генерал-майора Ермакова.

В эти же дни в полосе Брянского фронта, чтобы остановить продвижение танковых колонн Гудериана в направлении Тулы, по распоряжению Ставки в районе Орла началась высадка частей 5-го воздушно-десантного корпуса под командованием полковника И.С. Безуглого. Десантники, перерезав шоссе Орел – Мценск, организовали оборону по берегу р. Оптуха и удерживали этот рубеж до подхода 4-й танковой бригады полковника М.Е. Катукова из состава 1-го гвардейского стрелкового корпуса.

Дальнейшее продвижение танковых колон вдоль шоссе было остановлено главными силами 1-го гвардейского стрелкового корпуса при поддержке 6-й резервной авиагруппы Ставки ВГК и фронтовой авиации на рубеже р. Зуша. В этих боях особое упорство и умение сражаться с численно превосходящим противником проявила 4-я танковая бригада полковника Катукова. Действуя из засад, танкисты наносили внезапные мощные огневые удары по вражеским колоннам и быстро отходили на новые рубежи. В боях за Мценск гвардейцы уничтожили до 60 танков, около 30 орудий и до полка пехоты врага. Соединения 24-го немецкого моторизованного корпуса, понеся значительные потери в танках, вынуждены были на две недели задержаться на рубеже Белев, Мценск, чтобы подтянуть новые резервы.

В сложившейся обстановке Ставка, наконец-то осознав опасность окружения Брянского фронта, приняла решение на отвод его войск в ночь на 6 октября. Однако время было упущено, соединения 47-го немецкого моторизованного корпуса к этому времени перехватившие тылы 13-й и 3-й армий, 6 октября захватили Брянск и Карачев.

Отход войск Брянского фронта начался в ночь на 8 октября. К рассвету соединениям 3-й и 50-й армий удалось совершить бросок на восток почти на 50 км. Войска 13-й армии попытались прорваться из вражеского кольца в юго-восточном направлении, но сделать этого не смогли. После этого командующий армией генерал-майор Городнянский решил пробиваться на юг, в направлении станции Суземка (32 км северо-западнее Севска). На рассвете 9 октября части армии нанесли неожиданный удар и пробили брешь в боевых порядках 293-й пехотной дивизии. Через нее прорвались 132-я и 143-я стрелковые дивизии, 141-я танковая бригада и часть штаба армии, а в последующем часть второго эшелона и резерв командарма. В этот день войска 13-й армии продвинулись на юг почти на 25 км, но были остановлены контрмерами принятыми противником по закрытию бреши.

В то время как 13-я армия совершила прорыв из окружения, войска 2-й армии генерал-полковника М. фон Вейхса соединились северо-западнее Брянска со 2-й танковой армией. Группировка Брянского фронта оказалась рассечена на две части: северную – 50-я армия в районе Брянск, Дятьково и южную – 13-я и 3-я армии в районе Трубчевск, Суземка, Навля. Для их ликвидации противник направил 20 из 22 дивизий 2-й полевой и 2-й танковой армий.

В сложившейся обстановке нарушилось управление войсками, которое генерал Еременко так и не смог наладить. 13 октября во время налета немецкой авиации командующий фронтом был ранен. Ночью на самолете Еременко переправили в Москву, а его обязанности стал исполнять начальник штаба фронта генерал Г.Ф. Захаров.

Армии Брянского фронта, находясь в оперативном окружении, продолжали вести кровопролитные бои по прорыву вражеских заслонов и отходу в указанных им командованием направлениях. Соединения 50-й армии под руководством Героя Советского Союза генерал-майора М.П. Петрова пробиваясь в юго-восточном направлении, к исходу 13 октября сосредоточились в районе станции Батагово (25 км северо-восточнее Брянска), Буяновичи, для подготовки переправы через р. Рессета. Форсировав р. Рессета, но понеся при этом большие потери от огня противника, соединениям армии осуществить прорыв на данном направлении не удалось. В ходе ожесточенного боя погибли командующий 50-й армией Герой Советского Союза генерал-майор М.П. Петров. Остатки армии были окружены в районе Желтоводье, Вереща (10 км северо-западнее Карачева), а 17 октября разгромлены противником. Из окружения 20 октября в район Белева сумели вырваться около 6,7 тыс. человек и штаб армии во главе с полковником Л.А. Пэрном.

Юго-западнее Навля, противник еще 11 октября перерезал пути отхода 3-й армии генерала Я.Г. Крейзера и закрыл ей все выходы на восток. Двое суток ее соединения вели тяжелые бои по прорыву кольца окружения, в ходе которых была нарушена связь штаба армии с большинством дивизий. В принципе, зная общее направление и рубеж выхода, они продолжали действовать самостоятельно. Оставшиеся под управлением командарма 137-я и 269-я стрелковые дивизии, а также 42-я танковая бригада с 17 по 20 октября вели бои в полном окружении в 6–20 км севернее Дмитровск-Орловского. Положение войск было катастрофическим: в труднопроходимых болотах застрял весь автотранспорт, кончилось горючее, встали танки. Под почти непрерывным артиллерийско-минометным обстрелом и при часто повторявшихся атаках врага спасти машины было невозможно. Военный совет армии принял решение об их уничтожении.

В ночь на 21 октября части 3-й армии, пройдя по сплошному болоту, вырвались из окружения через не занятый противником коридор, шириной всего в 500 метров. На рассвете 23 октября в район севернее поселка Поныри вышла из окружения основная группа, а южнее – остатки дивизий в составе около 3 тыс. человек. Заняв участок тылового рубежа обороны Брянского фронта, 3-я армия начала восстанавливать свою боеспособность.

Соединения 13-й армии генерала А.М. Городнянского к исходу 13 октября пробились в район Хомутовки в 50 км северо-западнее Льгова. Пять суток шли тяжелые бои. Гудериан бросил против 13-й армии 34-й армейский и 48-й моторизованный корпуса, которые перехватили пути отхода к р. Свапа, а на ряде участков оттеснили войска группы Ермакова, оборонявшиеся на ее левом берегу. К этому времени горючее было полностью израсходовано, военный совет 13-й армии приказал уничтожить автотранспорт и другое имущество, чтобы его не использовал противник. Для оказания помощи прорывавшимся частям командующий войсками фронта приказал группе Ермакова нанести четыре одновременных удара по врагу, а авиации фронта – уничтожать его с воздуха. Встречными ударами, соединениям 13-й армии 18 октября удалось прорвать кольцо окружения и переправиться на восточный берег Свапы. «Промокшие, истощенные от недоедания, ведя бои днем и ночью, – пишет член военного совета 13-й армии генерал-майор М.А. Козлов, – воины армии вышли из окружения в составе 10 тыс. человек, все с винтовками, при 32 станковых и 34 ручных пулеметах, со 130 автоматами ППШ и 11 пушками». По данным Генерального штаба Красной армии войска 13-й армии потеряли до 50% личного состава и материальной части. К 22 октября армия заняла оборону в 45 км северо-западнее Курска.

К исходу 23 октября прорвавшиеся из окружения войска Брянского фронта перешли к обороне на рубеже Белев, Поныри, Фатеж, Льгов, то есть на рубеже, указанный в директиве Ставки ВГК от 6 октября. На этом завершилась Орловско-Брянская оборонительная операция, в ходе которой войска фронта отошли на глубину 210 – 250 км, потеряв до 85 – 90% личного состава, всё тяжёлое оружие и автотранспорт. Это произошло вследствие большого превосходства противника в силах и средствах, плохого материального снабжения войск фронта, а также ошибок командующего фронтом, неверно оценившего обстановку и не предпринявшего соответствующих мер по отражению наступления противника. Войска фронта не сумели «разбить орловскую группировку противника», как того требовала Ставка ВГК. Однако они сковали крупные силы врага, умело используя танковые засады для борьбы с его танковыми группировками, сорвали расчёты немецкого командования на быстрый прорыв к Туле и глубокий обход Москвы с юга. Активные действия окруженных войск Брянского фронта снизили темпы продвижения подвижных соединений Гудериана. Если до Орла они составляли 50 км в сутки, то от Орла до Мценска около 8 км в сутки. Сам А.И. Еременко в «Отчете о боевых действиях армий Брянского фронта с 1 по 26 октября 1941 года» отмечал: «Можно констатировать, что войска фронта, сцементированные за 2,5 месяца существования Брянского фронта в мощный кулак и крепкий дисциплинированный организм, ведя бои с перевернутым фронтом, нанесли на период с 7 по 23.10.41 г. противнику значительные потери, отбросили его и в целом выполнили поставленную им задачу».

Генерал-полковник Гудериан, оценивая итоги наступления, писал: «Успешно завершив бои в районах Брянска и Вязьмы, группа армий «Центр» добилась тем самым еще одного крупного тактического успеха. Вопрос о том, в состоянии ли она продолжать наступление, чтобы превратить этот тактический успех в оперативный, являлся наиболее важным со времени начала войны вопросом, стоявшим перед высшим командованием германской армии».

ПОДПИСАТЬСЯ

Наши партнеры

  • Школа тенниса СРЕДА ТЕННИСА
  • ЧОО Альпийский Вымпел
  • КОБУДО
  • ЦЕНТ ПАТРИОТ
  • ЧОО Ассоциация Вымпел
  • АМК
  • Санаторий Кисегач

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности

Конфуций