Первая мировая война (1918) - Германское наступление во Франции


479
Стремясь добиться в 1918 г. решительной победы над Антантой до прибытия основных сил американской армии, германское верховное командование сосредоточило для наступления на Западном фронте 194,5 дивизии, объединенные в четыре группы армии. 

Группа армий кронпринца Руппрехта (4-я, 6-я, 17-я и 2-я армии; 83 дивизии) располагалась от побережья Ла-Манша до Сен-Кантена; группа армий кронпринца Вильгельма (18-я, 7-я, 1-я и 3-я армии; 61 дивизия) - от Сен-Кантена до Аргонн; 5-я армия и армейская группа «С» под общим командованием Гальвица (24 дивизии) - от Аргонн до Мозеля; группа армий герцога Альбрехта (19-я армия, армейские группы «А» и «В»; 26,5 дивизий) - от Мозеля до швейцарской границы. Общая численность немецких войск на Западном фронте составляла около 4 млн. человек. Они имели более 15 тыс. артиллерийских орудий, около 3 тыс. самолетов и 10 танков.

Войска Антанты состояли из 176 пехотных и 10 кавалерийских дивизий. От побережья до района севернее Ипра оборонялись бельгийские войска под командованием короля Альберта в составе 12 пехотных и 1 кавалерийской дивизии. Далее до Сен-Кантена и южнее располагались 5-я, 3-я, 1-я и 2-я английские армии (60 пехотных и 3 кавалерийские дивизии) под командованием  фельдмаршала Хейга. Французские войска (главнокомандующий генерал Петэн) насчитывали 104 пехотные и 6 кавалерийских дивизий, объединенных в три группы армий. Северная группа армий под командованием Франше д'Эсперэ в составе 4-й, 5-й и 6-й армий (42 пехотные дивизии) занимала фронт от Сен-Кантена до Вердена, восточная группа армий (командующий генерал Кастельно) в составе 56 пехотных дивизий - от Вердена до швейцарской границы. Помимо этого 6 пехотных и 6 кавалерийских дивизий под командованием генерала Файоля образовывали резервную группировку, дислоцировавшуюся на путях к Парижу в тылу Северной, а частично Восточной групп армий. Союзные войска насчитывали около 5 млн. человек, около 16 тыс. орудий, свыше 3800 самолетов и более 800 танков.

Таким образом, германская армия превосходила союзников на 18,5 пехотных дивизий, но уступала им по численности личного состава. Армии Антанты имели больше артиллерии, самолетов, а также абсолютное превосходство в танках и кавалерии.

Наступление в Пикардии и во Фландрии

Первые наброски плана большого весеннего наступления на французском фронте были сделаны германским командованием еще в конце октября - начале ноября 1917 г. и стали предметом обсуждения на совещании начальников штабов групп армий 11 ноября в Монсе.

Начальник штаба группы армий кронпринца Вильгельма полковник Шуленбург и начальник оперативного отдела верховного командования подполковник Ветцель выступили с проектом плана наступления против французов в районе Вердена. При успехе операция могла бы привести к захвату важного укрепленного района, к выпрямлению и сокращению линии фронта. Однако французы имели на этом участке, прикрывавшем жизненно важное парижское направление, крупные силы и значительные  резервы и, как показывал опыт 1916 г., готовы были драться за Верден до последнего солдата. Для наступления потребовалось бы много сил и средств, которых германское командование не имело в своем распоряжении.

Второй вариант плана, представленный начальником штаба группы армий кронпринца Руппрехта генералом Кулем, предусматривал наступление во Фландрии в районе Армантьера и Ипра с целью захватить побережье Ла-Манша, отрезать английские армии от французов и, прижав англичан к морю, уничтожить на ограниченном пространстве.

План сокрушения английской армии обсуждался верховным командованием еще в конце 1915 - начале 1916 г. Но тогда эта цель для германской армии была недостижима. Теперь же наступление против англичан, вынесших главную тяжесть борьбы во второй половине 1917 г. и понесших значительные потери, представлялось весьма перспективным со стратегической точки зрения. В случае успеха открывалась возможность скорейшего завершения войны. Конечная цель наступления - порты Кале, Дюнкерк и Булонь, через которые шли различные пополнения для союзников, находились всего в 90-100 км от линии фронта. «Если мы достигнем берега канала, - писал Гинденбург, - то мы непосредственно затронем жизненный нерв Англии. Мы не только получим возможность мешать подвозу морем, но сможем отсюда обстрелять британский южный берег нашими дальнобойными орудиями».

Наступление облегчалось наличием в тылу германских армий во Фландрии густой сети железных дорог, необходимых для питания операции. Однако англичане, по данным германской разведки, ожидали наступления во Фландрии и сосредоточили в этом районе основную массу своих резервов. Но главным препятствием были низменная, болотистая местность и неблагоприятные погодные условия, не позволявшие начать наступление ранее середины апреля.

Людендорф согласился с Кулем в том, что главный удар следует нанести на английском фронте. Однако он считал наиболее целесообразным наступление не в районе Армантьер, Ипр, а южнее, в наиболее слабом месте союзного фронта, между Аррасом и Ла-Фером, в стыке расположения английских и французских армий. Людендорф полагал, что германские войска,  овладев линией на Сомме Перонн, Ам, «могли бы, опираясь левым флангом на Сомму, перенести наступление дальше в северо-западном направлении, что привело бы к свертыванию английского фронта». Одновременно это приводило к разъединению английских и французских армий.

Начало наступления между Аррасом и Ла-Фером не зависело от метеорологических условий и было возможно уже в марте. Немаловажным для германского командования являлся тот факт, что оборона англичан была организована здесь значительно слабее, чем во Фландрии. Вторые и третьи позиции были оборудованы не на всем фронте. Незначительные резервы английского командования дислоцировались лишь в секторе Камбре. Под Сен-Кантеном и южнее их совсем не было.

Окончательного решения относительно участка прорыва фронта противника 11 ноября принято не было. Только 24 января, после поездки Людендорфа по фронту и изучения обстановки на участках 4-й, 6-й, 2-й, 18-й и 7-й армий, было принято окончательное решение о наступлении 17-й, 2-й и 18-й армиями между Краузилем и Ла-Фером.

План операции был сформулирован в приказе Гинденбурга от 10 марта 1918 г. Наступление назначалось на 9 часов 40 минут 21 марта. Главный удар должны были нанести 17-я и 2-я армии группы армий кронпринца Руппрехта. Их ближайшей задачей являлся охват англичан в выступе у Камбре и выход на линию Краузиль, Бапом, устье р. Оминьон; последующей - наступление на фронт Аррас, Альбер. В случае успеха 17-я армия должна была «поколебать английский фронт... перед 6-й армией, освобождая расположенные здесь на позиции германские силы для подвижной войны». На 18-ю армию группы армий кронпринца Вильгельма возлагалась вспомогательная задача - прикрыть левый фланг ударной группировки. Она должна была выйти на р. Сомма и канал Кроза, а затем форсировать их. Резерв верховного командования составляли 3 пехотные дивизии. Приказом предусматривалось ведение с 20 по 24 марта демонстративных атак и артиллерийского обстрела позиций противника на других участках фронта. От организации отвлекающих операций пришлось отказаться вследствие недостатка сил.

По справедливому замечанию В. А. Меликова, директива от 10 марта не отвечала требованиям планирования операции.  «В каком направлении, должна развиваться тактическая победа прорыва, если она будет достигнута, оставалось совершенно неизвестным». Людендорф фактически отказался от планирования операции в глубину. Он заявлял: «Я возражаю против термина операция. Мы пробьем брешь, остальное будет само  собой». Впоследствии, при составлении официального германского труда по истории первой мировой войны, Людендорф снова высказал ту же мысль: «Я решительный противник того, чтобы заранее составлять далеко идущие планы... Полководец должен действовать интуитивно, зачастую в соответствии с внезапной мыслью». Погоня за тактическими успехами и отказ от планирования операции в глубину дезориентировали войска, противоречили главной цели верховного командования - быстрому сокрушению Антанты, неизбежно вели к борьбе на истощение и несли в себе зародыш поражения.

Зимой 1917 - 1918 гг. шла усиленная подготовка германской армии к наступлению. На основе обобщения опыта боевых действий 1916 - 1917 гг. 26 января 1918 г. была издана инструкция «Наступление в позиционной войне». Она дополнялась рядом других инструкций и наставлений, определявших действия различных родов войск и их взаимодействие. Основные положения инструкций сводились к давно вынашиваемой идее - прорвать на широком фронте систему обороны противника с целью перейти от позиционной войны к маневренной.

Прорыв осуществляется сосредоточением на широком фронте мощных сил и средств и достигается методичностью подготовки, внезапностью, быстротой, силой ударов и большой глубиной проникновения в оборону противника. Внезапность обеспечивается скрытностью всей подготовки и короткой (2-4 часа) артиллерийской подготовкой, основанной на отказе от разрушения укреплений противника и на нейтрализации его пехоты и артиллерии массовым применением химических снарядов. Сила первого удара, обеспеченного поддержкой мощной массы артиллерии (до 100 орудий на 1 км фронта) и минометов, должна ошеломить и деморализовать противника.

Инструкции требовали осуществления тактического прорыва (глубина до 10 км) и захвата артиллерийских позиций противника в первый же день боя, который подразделялся на два периода: 1) бой в позиционной зоне под прикрытием подвижного огневого вала; темп продвижения пехоты равнялся здесь скорости движения огневого вала (1 км в час) и 2) бой за пределами досягаемости огневого вала.

Наступление, особенно во втором периоде боя, предполагало предоставление широкой инициативы частным начальникам. При  прорыве в целях сохранения темпа наступления рекомендовалось избегать лобовых атак очагов сопротивления, а обходить их с флангов и тыла.

Пехотная дивизия осуществляла прорыв на участке шириной 1800-2000 м и имела следующий боевой порядок. В первом эшелоне наступали два полка, третий полк являлся резервом. Полки и батальоны также строили свои боевые порядки в две линии. Батальонная пулеметная рота распределялась между ротами первой линии и резервом. Минометы находились при ротных поддержках. Штурмовые отряды и саперы придавались головным батальонам. Сопровождавшая пехоту батарея 77-мм орудий подчинялась непосредственно командиру полка, который в зависимости от условий боя и местности мог ее поделить между передовыми батальонами. Дивизии второго эшелона оперативного построения развертывались в 2-3 км за первым эшелоном. Дивизии третьего эшелона находились в 15 - 20 км за линией фронта.

В целях осуществления глубокого прорыва германское командование указывало на необходимость пехотным соединениям первого эшелона вести наступательный бой до полного истощения своих сил. «Атака должна быть исполнена одной и той же дивизией... Следует отбросить мысль о замене одной атакующей дивизии после одного дня боя. Наоборот, пехота, искусно руководимая, должна сохранить свою боеспособность, чтобы вести наступательный бой в продолжение многих дней». Осуществление этого принципа на практике привело в ходе наступления к большим потерям и утрате многими дивизиями боеспособности.

Особое внимание при подготовке к наступлению было обращено на усовершенствование тактики артиллерии. 24 января 1918 г. директивой верховного командования был введен метод уточненной стрельбы капитана Пулковского, который сводился к подавлению неприятельской артиллерии и пехоты внезапным огнем без предварительной пристрелки. Сущность этого метода состояла в точном определении местонахождения огневых позиций и целей, учете различной дальнобойности орудий и влияния в продолжение всей стрельбы метеорологических условий.

Одновременно вводилась система организации централизованного управления артиллерийскими массами, разработанная  полковником Брухмюллером. Главное достоинство новых методов использования артиллерии заключалось в том, что с их помощью достигалась внезапность атаки пехоты, которая сразу же могла принести большой успех.

Артиллерия должна была подавить оборону противника на всю тактическую глубину, нейтрализовать его огневые средства, работу штабов, командных пунктов, линий связи, прифронтовых железных и шоссейных дорог. Эффективность стрельбы на поражение повышалась массовым применением химических снарядов.

Для выполнения этой задачи по системе Брухмюллера вся артиллерия делилась на четыре группы, каждая из которых имела свое назначение.

1. Группы борьбы с пехотой создавались на участке каждой дивизии первого эшелона. В их состав включалась легкая артиллерия и минометы, задача которых состояла в подготовке к штурму пехотных позиций противника.
2. Группы борьбы с артиллерией организовывались на участках армейских корпусов и подразделялись на подгруппы по числу дивизий первого эшелона.
3. Дальнобойные и фланкирующие группы тяжелой артиллерии создавались на участках армейских корпусов и предназначались для обстрела аэростатов наблюдения, лагерей, командных пунктов, узлов связи, дорог и фланкирования позиций противника.
4. На фронте каждой армии организовывались тяжелые группы настильного огня, предназначавшиеся для обстрела самых дальних целей.

С началом атаки пехоты устанавливался огневой вал, который должен был парализовать противника, загнать его в укрытия и «позволить своей пехоте застать его в таком положении». Движение огневого вала производится по графику, скачками в 200-400 м, причем тяжелая артиллерия должна переносить огонь несколько раньше легкой, чтобы падающие назад осколки не представляли опасности для атакующей пехоты. По сигналу пехоты движение огневого вала могло ускоряться или задерживаться.

Ряд новых положений был введен и в использование авиации  в общевойсковом бою. Изданные наставления основывались на опыте 1917 г., подчеркивали особенности действия авиации при переходе к маневренной войне. Истребительная авиация, подчиненная армиям, должна была обеспечить к началу атаки господство в воздухе и сохранять его в ходе наступления. Атакующая пехота поддерживалась штурмовой авиацией, которая придавалась корпусам. Действуя группами от 6 до 20 самолетов на высоте 50-100 м, она наносила удары по противнику, его артиллерии и пулеметным гнездам, содействуя таким образом наступлению своей пехоты. Разведывательная авиация вела разведку противника, корректировку артиллерийского огня. Особое значение придавалось ведению ночной разведки. В целях установления прочной связи с пехотой аэродромы должны были избираться в возможной близости к штабам корпусов и дивизий.

Все дивизии, предназначенные для наступления, с начала 1918 г. были отведены в тыл и в соответствии с новыми инструкциями прошли трехнедельную подготовку. Основной задачей была отработка способов движения за огневым валом, преодоление препятствий на поле боя, а также приемов борьбы с танками противника, взаимодействия с авиацией, артиллерией сопровождения пехоты, инженерными войсками и частями связи. Аэрофотоснимки позиций противника изучались всем командным составом, до командиров отделении включительно.

Серьезной ошибкой германского командования было то, что оно не имело в своем распоряжении на Западном фронте подвижных войск, необходимых для развития тактического прорыва в оперативный. Вся кавалерия была оставлена на Восточном фронте. Не сумели в Германии своевременно оценить и значение танков. После сражения под Камбре началась разработка конструкций тяжелого, среднего и легкого танков. Однако германская промышленность не смогла в жесткие сроки освоить массовый выпуск танков. К началу наступления на фронт поступили всего 10 средних танков модели A7V. Кроме того, было  отремонтировано 75 трофейных танков. Но инструкций по применению нового вида боевой техники разработано не было.

Решение Антанты держаться в начале 1918 г. оборонительного образа действий обусловило подготовку войск к оборонительным операциям и уточнение взглядов на ведение оборонительного боя. Оперативно-тактические взгляды, принятые во французской армии, в целом разделялись и другими союзными армиями.

Основные указания на ведение оборонительного боя были изложены в директиве французского главного командования № 4 от 22 декабря 1917 г. и в инструкции от 24 января 1918 г.

В обоих документах осуждалась жесткая оборона, основанная на стремлении во что бы то ни стало удержать каждый метр территории, и рекомендовалась эластичная оборона, «питающаяся» из глубины. Первую позицию предлагалось рассматривать как прикрытие, годное для того, чтобы если не сломить, то по крайней мере задержать и ослабить натиск противника. Признавалась возможной временная потеря первой позиции. Поэтому войска, занимающие ее, должны быть сведены до минимума. Основные усилия обороняющихся войск и резервов рекомендовалось перенести в глубину тактической зоны обороны на промежуточную и вторую позиции. Вторая позиция избиралась с таким расчетом, чтобы противник мог достичь ее лишь после ряда боев. Это должно было расстроить боевой порядок его атакующей пехоты и первоначальную группировку артиллерии.

Однако начавшаяся в соответствии с новыми распоряжениями подготовка войск к ведению оборонительных боев была приостановлена 8 февраля 1918 г. вмешательством премьер-министра и военного министра Франции Ж. Клемансо. Он выразил резкое несогласие со взглядами главнокомандующего на то, что «оборонительные мероприятия должны базироваться на сопротивлении второй позиции». Клемансо отстаивал устаревшую точку зрения, утверждая, что основные усилия нужно сосредоточить на первой, более укрепленной позиции. Так как, по его мнению, вторая позиция могла быть «закончена лишь через очень длительный промежуток времени», то именно первая позиция и рассматривалась как «позиция сопротивления». Это привело  к тому, что основные силы французских войск стали сосредоточивать на первой позиции.

Относительно места предстоящего германского удара у союзного командования долгое время не было ясности. Тем не менее к началу наступления Хейг и Петэн пришли к выводу, что оно последует против 3-й и 5-й английских армий в районе между Скарпом и Уазой. Считался также возможным одновременный вспомогательный удар против французов в Шампани в районе Вердена, Реймса. Но сила, цели и последствия германского удара определены не были.

К 21 марта на фронте наступления от Краузиля до Ла-Фера протяжением в 70 км были сосредоточены 62 германские дивизии. В трех армиях на фронте их расположения в 106 км находилось 6824 орудия различных калибров (на 70-километровом фронте непосредственной атаки размещалось примерно 6000 орудий) и около 1000 самолетов. Войска строились в три эшелона. В первом эшелоне оперативного построения находилось 30 дивизий, во втором - 19, в третьем - 10 и в резерве - 3 дивизии.

На 70-километровом фронте, избранном германским командованием для атаки, оборонялись 3-я и 5-я английские армии, имевшие в своем составе 32 пехотные и 3 кавалерийские дивизии, 216 танков, около 3000 орудий и около 500 самолетов. На участке прорыва германскому командованию удалось таким образом создать примерно двукратное превосходство в силах и средствах над противником.

Все было готово к наступлению. Однако само германское командование не было полностью уверено в его успехе. Кронпринц Руппрехт еще в конце января отметил в своем дневнике: «От наступления... не следует ожидать слишком многого... Я опасаюсь, что его результат... выразится лишь в выгибе вражеского фронта». Не меньшие сомнения одолевали и начальника штаба группы армий кронпринца Вильгельма полковника Шуленбурга. В ночь на 21 марта он сказал майору Л. Беку: «В сражении, которое начнется завтра, мы можем захватить 100 000 пленных и 1000 орудий. В конце же сражения мы окажемся в еще более тяжелом положении, чем до него... Наступление не решит исхода войны, для этого у нас недостаточно сил». Людендорф также признавался: «Что нам удастся  достигнуть - прорвем ли мы неприятельский фронт и разовьем наше наступление в операцию или оно не выйдет из пределов вылазки, это оставалось неизвестным».

21 марта в 4 часа 40 минут (на участке 17-й армии - в 5 часов 05 минут) внезапно, при полнейшей темноте германская артиллерия открыла огонь по английским позициям от Краузиля до Ла-Фера. Началось одно из крупнейших сражений в истории первой мировой войны.

Артиллерийская подготовка длилась пять часов. Особенно сильному обстрелу в течение первых двух часов подверглась артиллерия 3-й и 5-й английских армий, которую германцы забросали бризантными и химическими снарядами. Интенсивным настильным огнем обстреливались штабы, командные пункты, расположения войск и тыловые коммуникации английских армий. Затем огонь артиллерийских батарей, усиленных минометами, был перенесен на оборонительные позиции английской пехоты. Потери англичан были значительны. Радио и телефонная связь была нарушена.

В 9 часов 40 минут в атаку под прикрытием огневого вала пошла глубоко эшелонированная германская пехота. За ней следовала зенитная артиллерия для прикрытия от воздушного нападения и привязные аэростаты для наблюдения за ходом боя и корректировки артиллерийского огня. Одновременно часть германских батарей продолжала вести обстрел опорных пунктов и артиллерии противника, расположенных на второй позиции. Ответный огонь английской артиллерии, парализованной внезапно начавшейся артподготовкой и густым туманом, был мало эффективен.

В 11 часов, как только рассеялся туман, в воздух поднялась разведывательная авиация. По ее донесениям, германское командование смогло к 12 часам получить точные сведения о ходе прорыва. Германские истребители с 12 часов надежно обеспечили господство в воздухе. В 15 часов в бой вступила штурмовая авиация, которая до наступления темноты обстреливала пехоту и артиллерию противника там, где они оказывали наиболее упорное сопротивление. Приняв участие в наступлении, германская авиация оказала значительную поддержку пехоте. Английская  авиация ввиду двукратного превосходства германской держалась пассивно.

К исходу первого дня наступления 17-я и 2-я германские армии вклинились в английскую оборону на 2-4 км, глубина продвижения 18-й армии составила 6 - 7 км. Таким образом, задача первого дня наступления - осуществление тактического прорыва и захват артиллерийских позиций противника - не была выполнена. Немецким войскам удалось захватить всего 138 английских орудий. Хорошие тыловые коммуникации позволили английскому командованию оттянуть почти всю артиллерию на вторую позицию.

17-й и 2-й армиям также не удалось добиться охвата англичан в выступе у Камбре, а именно это Людендорф считал необходимой предпосылкой успеха всей операции.

В ходе наступления из-за тумана нарушилось взаимодействие пехоты с артиллерией. Огневой вал оторвался далеко вперед, и пехота потеряла с ним соприкосновение. Многие очаги сопротивления оказались не подавленными артиллерией сопровождения, и пехоте пришлось затратить на борьбу с ними немало сил и времени.

В последующие два дня наступление 17-й германской армии, наталкиваясь на организованное сопротивление 3-й английской армии, развивалось медленно. К исходу 23 марта она с большим трудом продвинулась всего на 5 - 6 км. Значительно быстрее продвигались части 2-й армии. В ночь на 22 марта командующий 3-й английской армией, опасаясь охвата своих войск в выступе у Камбре, отвел их на 2-3 км назад. В результате к концу третьего дня 2-я германская армия смогла преодолеть тактическую зону обороны англичан и продвинуться на 10-12 км.

Наиболее высокими темпами развивалось наступление на участке 18-й армии, которая в соответствии с планом операции должна была выполнять вспомогательную задачу. За три дня она углубилась в расположение противника на 20 км, полностью осуществила прорыв тактической зоны обороны 5-й английской армии и, форсировав р. Сомма и канал Кроза, начала бои по преодолению оперативной обороны.

Успеху 18-й армии в немалой степени способствовали решительные действия германской штурмовой авиации, усилия которой направлялись туда, где шли наиболее ожесточенные наземные  бои. Так, 22 марта сопротивление 50-й и 61-й английских дивизий в районе Бовуа было сломлено при помощи 30 штурмовиков, с высоты 50 м обстрелявших обороняющихся, а на следующий день германские штурмовые эскадрильи совершали налеты на подходящие к 5-й английской армии резервы, на отходящие войска и обозы. Однако 23 марта обстановка в воздухе меняется. В этот день в бой вступили французские истребители. Более активными стали действия и английских летчиков.

В результате боев 21-23 марта 5-я английская армия оказалась настолько измотанной, что не могла уже больше собственными силами удерживать фронт. Ее положение вызывало серьезную тревогу у английского главнокомандующего фельдмаршала Хейга.

В первые дни отражения германского наступления на ходе оборонительных действий особенно отчетливо сказалось отсутствие единого командования и общесоюзных резервов вооруженных сил Антанты на Западном фронте. В результате с самого начала сражения французское командование ничего не предприняло, чтобы оказать помощь своему союзнику. Петэн считал возможным скорое начало германского наступления в Шампани и не хотел лишать свой фронт резервов. И только с 23 марта, когда наступление 18-й германской армии создало угрозу образования разрыва между 5-й английской и 1-й французской армиями, французские дивизии начали на автомобилях прибывать на фронт боевых действий, с ходу вступая в сражение.

Ход начавшегося наступления нарушил первоначальный замысел германского командования. Вместо запланированного прорыва фронта и охвата левого фланга англичан 17-й и 2-й армиями наибольший успех обозначился на участке 18-й армии. Верховное командование было поставлено перед задачей: остановить наступление 18-й армии и добиваться решительного успеха на правом фланге или же изменить план и продолжать развивать успех на вспомогательном, юго-западном направлении.

Совещание начальников штабов групп армий кронпринцев Руппрехта и Вильгельма с участием кайзера, состоявшееся днем 23 марта в Авене, обсудило создавшееся положение. Из доклада, сделанного Людендорфом, следовало, что по меньшей мере 50 английских дивизий разбиты и беспорядочно отступают. 

Исходя из этого, первый генерал-квартирмейстер изложил новый план наступления: обходить оба фланга союзников, т. е. добиваться одновременного разгрома англичан и французов, отбрасывая англичан к побережью, а французов к Парижу.

2-й армии, действовавшей в центре, было приказано наступать не только севернее Соммы, как это предусматривалось 10 марта, но и по южному ее берегу, в направлении на Амьен, с целью разъединения 5-й английской и 6-й французской армий. 18-я армия должна была осуществлять наступление в юго-западном направлении непосредственно против 6-й французской армии, отбросить ее дивизии сначала за р. Уаза, а затем, во взаимодействии с 7-й армией, за р. Эна. Одновременно 17-я армия должна была наступать в направлении на Аббевилль, Сент-Поль и во взаимодействии с 6-й и 4-й армиями сбросить английские войска в море.

В этой связи морской генеральный штаб поставил перед Флотом открытого моря задачу: воспрепятствовать организованному взаимодействию английского флота и сухопутной армии в ведении оборонительного сражения, а в случае успеха наступления сорвать эвакуацию английских войск с континента.

Усилия наступающих армий, таким образом, раздваивались. Вместо планировавшегося ранее наступления в одном северо-западном направлении теперь предусматривалось одновременно вести его в расходящихся направлениях. Новый план исходил из переоценки начального успеха операции. Он не учитывал потенциальных возможностей противника и не соответствовал имевшимся в распоряжении верховного командования силам и средствам.

Тем не менее германское наступление продолжало развиваться. Французские дивизии, вступая в сражение с ходу, оказывались зачастую без достаточной артиллерийской и авиационной поддержки и не могли быстро стабилизировать фронт.

К исходу 26 марта немецкие войска вышли на фронт Див, Эрш, р. Сомма, Альбер, Миромон. Наибольший успех, как и в первые дни, был снова в полосе 18-й армии. К концу 25 марта обескровленная 5-я английская армия отходила на северо-запад к морю, а 6-я французская армия - на юго-запад, к Парижу. На стыке английского и французского фронтов еще 24 марта образовался разрыв шириной до 15 км, открывавший дорогу на Амьен, до которого оставалось всего 35 км. 

Стремясь развить достигнутый успех, германское командование все более смещало центр тяжести операции к юго-западу. 26 марта оно дало новое указание о дальнейшем ведении операции. 2-й армии было приказано наступать в юго-западном направлении по обеим берегам Соммы и захватить Амьен. 18-я армия должна была форсировать р. Авр и продвигаться далее вдоль р. Уаза в направлении на Компьен. Задача 17-й армии - продолжение наступления в направлении на Сент-Поль - оставалась без изменения.

Однако в этот день в ходе операции начался перелом в пользу союзников. 26 марта в Дуллане на конференции представителей правительств и высших военачальников Антанты французскому генералу Фошу было поручено координировать действия союзных армий во Франции и Бельгии.

Фош тотчас же приказал командующим 5-й английской, 1-й французской армий и командующему резервной группой Файолю сконцентрировать все имеющиеся в распоряжении силы у Амьена, а английские дивизии, понесшие тяжелые потери в боях южнее Соммы, заменить французскими. Организация взаимодействия между английскими и французскими армиями решающим образом повлияла на дальнейший ход и исход сражения. 27 и 28 марта безрезультатными оказались все попытки 17-й армии развить наступление в направлении на Аррас с целью оказать содействие 6-й и 4-й армиям, готовящимся к операции на р. Лис. Людендорф был вынужден прекратить наступление севернее Соммы.

Все усилия германского командования переносятся на юго-западное направление. 27 марта 18-я армия продвинулась еще на 13-14 км и взяла Мондидье, а 2-я армия захватила Альбер и переправы через р. Анкр и Миромон. 28 марта 4-я английская армия отошла еще на 8 - 9 км. Однако это был последний день больших успехов немецких войск. Отступление англичан сопровождалось теперь частыми и сильными контратаками. Крупные французские резервы - 1-я и 3-я армии - сосредоточились между реками Лис и Уаза, имея задачу преградить противнику дорогу на Париж и прикрыть Амьен. Превосходство постепенно переходило к союзным войскам. 28 марта им удалось закрыть брешь, образовавшуюся ранее на амьенском направлении. Не имея подвижных войск, противник не смог развить успех и  захватить Амьен. Темп германского наступления снизился. Бои приобрели местное значение. «Неприятельское сопротивление, - констатировал Людендорф, - оказалось выше уровня наших сил. Переход к сражению на истощение был недопустим, ибо таковое противоречило нашему стратегическому и тактическому положению». 5 апреля в 19 часов 25 минут Людендорф отдал приказ о прекращении боевых действий по всему фронту.

В ходе операции германские войска достигли значительных результатов. Наступая на фронте в 70 км, они вклинились в оборону противника на 60 км и вышли на линию Байлейль, Альбер, Виллер-Бретонне, Гривен, Нуайон, р. Уаза. Наиболее успешными были действия 18-й армии. Ее центральные корпуса за 16 дней боев прошли 84 км. Среднесуточный темп наступления составлял около 6 км. Для Западного фронта по сравнению с боями на истощение в 1915 - 1917 гг. это был большой успех, достигнутый благодаря хорошей подготовке войск к наступлению, созданию превосходства сил и средств, внезапности удара, умелой организации взаимодействия пехоты, артиллерии и авиации. В операцию были втянуты 90 германских, 46 английских и 40 французских дивизий. Общие потери союзников в операции составили 212 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Германские войска потеряли 240 тыс. человек.

Однако цель операции - прорвать фронт союзников, отделить английские войска от французов и разбить их в решающем маневренном сражении - не была достигнута. В англо-французском фронте образовался чреватый опасностями дугообразный выступ глубиной в 60 км и протяжением фронта в 150 км. Удлинившаяся линия фронта потребовала новых сил для своего удержания, а возможности германской армии, понесшей большие потери, были весьма ограничены.

Отсутствие четкого определения оперативно-стратегической цели наступления в приказе Гинденбурга от 10 марта отрицательно сказалось на операции. В первые дни наступления был осуществлен тактический прорыв. Однако добиться оперативного  развития прорыва и перейти к маневренным боевым действиям не удалось прежде всего из-за отсутствия подвижных войск. Наступление велось на участке, составлявшем немногим более 10% общей протяженности Западного фронта.

Союзное командование получило возможность перебрасывать войска с неатакованных участков и локализовать прорыв. Особенно энергичными стали действия союзников после создания единого командования вооруженных сил Антанты на Западном фронте.

Продолжением мартовского наступления в Пикардии явилась операция 4-й и 6-й германских армий против 2-й и 1-й английских армий во Фландрии 9 - 29 апреля 1918 г. Предпринимая здесь второй удар, германское командование исходило из общего плана разгрома английских армий и рассчитывало, по словам Людендорфа, превратить его «в главную операцию». Наступление планировалось начать тотчас же по прекращении операции в Пикардии. Но недостаток сил во Фландрии, затруднения в переброске войск и в их обеспечении боеприпасами не позволили назначить начало нового наступления ранее чем на 9 апреля.

На 6-ю армию возлагалась задача осуществить наступление между Армантьером и каналом Ля-Бассе в северо-западном направлении, овладеть важным узлом коммуникаций противника - Хазебруком и высотами у Годверсвельде и Касселя, а также форсировать канал Ля-Бассе и р. Клеренс. 4-я армия должна была на следующий день поддержать 6-ю армию севернее Армантьера наступлением на высоту Кеммель и Ипр. После того как английским войскам будет нанесен сокрушительный удар севернее канала Ля-Бассе, Людендорф планировал распространить наступление также и в юго-западном направлении. В целях поддержки новой операции германское командование предусматривало проведение частных атак в направлении на Амьен и боев по удержанию амьенского выступа.

К 9 апреля на фронте наступления от канала Ля-Бассе до Холлебеке протяжением около 36 км было сосредоточено 29 германских дивизий, 2208 орудий и 492 самолета. Противостоящие им 2-я и 1-я английские армии имели 17 дивизий, 749 орудий. Кроме того, в 1-й английской армии находилось около 80 танков. Таким образом, германскому командованию удалось  создать на фронте наступления почти двукратное превосходство в дивизиях и трехкратное - в артиллерии.

9 апреля в 4 часа 15 минут началась артиллерийская подготовка на фронте 6-й германской армии от канала Ля-Бассе до Армантьера. В 8 часов 45 минут в атаку под прикрытием огневого вала пошла пехота. Главный удар 6-й армии был нанесен  по двум португальским дивизиям, входящим в состав 1-й английской армии и ранее еще не принимавшим участия в боевых действиях. Сопротивление португальских частей было быстро сломлено. В обороне английских войск образовалась большая брешь. К вечеру 6-я германская армия продвинулась на 8 км, достигнув р. Лис в районе Эстэр.

На следующий день в 2 часа 45 минут началась артиллерийская подготовка, а в 5 часов 15 минут - атака на фронте 4-й германской армии от Армантьера до Мессина. К полудню ее дивизии вклинились на 2-3 км в глубину обороны 2-й английской армии и захватили высоту у Мессина. Затем наступление распространилось еще дальше на север до Холлебеке, и к исходу дня оно велось уже двумя армиями на фронте общим протяжением в 30 км. За два дня наступления немецкие войска продвинулись на 12 км, угрожая Хазебруку, Касселю и выступу восточнее Ипра. В ночь на 11 апреля англичане ввиду угрозы окружения оставили Армантьер.

Германское наступление во Фландрии вызвало серьезную тревогу у британского правительства и командования. 10 апреля начальник английского генерального штаба Г. Вильсон заявил о необходимости затопить область от Дюнкерка до Сент-Омера и отвести английские и бельгийские войска на линию Аббевиль, Сент-Омер. 12 апреля Хейг отдал приказ об отводе войск с выступа у Ипра, рассчитывая сокращением фронта затруднить германцам дальнейшее расширение наступления к северу.

Ввиду серьезности создавшегося положения на фронт 1-й и 2-й английских армий по приказу Фоша на автомобилях и по железным дорогам началась переброска французских резервов. В район Хазебрук, Кассель перебрасываются четыре дивизии 10-й французской армии, основные силы которой сосредоточиваются в районе Дуллан, Сент-Поль. К Сент-Омеру и далее на восток форсированным маршем выдвигается 2-й французский кавалерийский корпус. Однако полностью сосредоточить резервы, необходимые для подкрепления 1-й и 2-й английских армий, удалось лишь 13-14 апреля.

В то же время германское наступление продолжало развиваться. Используя прорывы британского фронта, 6-я и 4-я армии к исходу 12 апреля форсировали канал Лаве, захватили Локон,  Эстэр, Мервиль. Глубина их продвижения составила 18 км. До Хазебрука оставалось всего лишь 9 - 10 км.

Но уже 12 апреля контратаки английских и пришедших им на помощь французских войск усиливаются. Германское наступление ослабевает, а 14-15 апреля приостанавливается.

17 апреля немецкие войска возобновляют атаки, направляя их против важного опорного пункта противника горы Кеммель. 25 апреля им, после нескольких дней ожесточенной борьбы, удается захватить Кеммель. Но этот успех уже не мог принести никаких результатов, ибо все попытки нанести удар по стратегически важным кассельским высотам разбились о стойкое сопротивление противника. В последующие дни наступление приобретает характер отдельных боев за улучшение тактического положения, а вечером 29 апреля прекращается.

Таким образом, превратить наступление в долине р. Лис в «главную операцию», т. е. разбить английскую армию и овладеть побережьем, германцы не смогли. В результате апрельского наступления в англо-французском фронте образовался новый выступ глубиной 18 км. Судьба операции решилась практически тактическими успехами первых двух дней. Главными причинами неудачи наступления, так же как и в марте, явились недостаточность сил и отсутствие подвижных войск, необходимых для наращивания успеха. Весьма тревожным симптомом для германского командования в последние дни наступления явились, по признанию Гинденбурга и Людендорфа, случаи отказа некоторых частей идти в бой.

В операции приняли участие 43 германские и 35 английских и французских дивизий. Потери немецких войск составили 86 тыс. человек, союзники потеряли около 112 тыс. человек. Впечатление, произведенное на союзников двумя германскими наступлениями против наиболее чувствительных участков англо-французского фронта, было огромно. Инициатива в ведении боевых действий продолжала оставаться в руках германского командования. 

Наступление на р. Эна

Несмотря на неудачу наступления в Пикардии и Фландрии и большие потери, понесенные германской армией в марте и апреле, верховное командование не отказалось от дальнейших попыток разгрома вооруженных сил Антанты на Западном фронте. «Мы, - говорил Людендорф, - должны были сохранить инициативу, которую захватили в свои руки, и за первым большим ударом при первой же возможности нанести второй».

Сразу же после прекращения боев на р. Лис началась разработка плана нового наступления, в основе которого по-прежнему лежала идея нанесения решительного поражения английским армиям. Однако в ходе отражения германского наступления союзное командование сосредоточило в Пикардии и Фландрии значительные резервы. Возобновление операции в этом районе неизбежно натолкнулось бы на подготовленного и сильного противника. Поэтому германское верховное командование сочло наиболее целесообразным отвлечь часть расположенных там резервов Антанты, предприняв в конце мая наступление в районе Шмен-де-Дам на участке между Реймсом и р. Уазой, а затем возобновить операции против английских армий на Сомме или во Фландрии.

Выполнение новой операции возлагалось на 18-ю, 7-ю, 1-ю армии группы армий кронпринца Вильгельма. Успех наступления на фронте между Реймсом и р. Уазой создавал непосредственную угрозу Парижу, который находился всего в 120 км от линии фронта и поэтому неизбежно должен был вызвать переброску французских резервов к месту прорыва.

Операцию планировали начать 27 мая ударом 7-й армии и правого фланга 1-й армии на участке Аббекур, Бримон протяжением в 74 км. На четвертый день (30 мая) в наступление включался левый фланг 18-й армии. Фронт прорыва расширялся до 86 км. Наконец, в первых числах июня намечалось предпринять наступление на участке Мондидье, Нуайон. Таким образом, германское наступление должно было состоять из нескольких взаимосвязанных армейских операций, общий фронт которых, постепенно расширяясь, достиг бы 120 км. Одновременно организовать наступление на таком фронте было невозможно, так как часть артиллерии, участвовавшей в мартовской операции, находилась еще на фронте кронпринца Руппрехта.

Наступление преследовало ограниченную цель. «Я надеялся, - писал Людендорф, - что этот удар обусловит такой расход сил  неприятеля, который даст, нам возможность продолжить наступление во Фландрии». Первоначально планировалось достигнуть р. Эны у Суассона. За несколько же дней до начала операции было принято решение о распространении наступления по обе стороны от Суассона и на несколько километров южнее р. Вель.

К 27 мая германское командование сосредоточило в районе планируемого наступления 34 дивизии (21 - в первом эшелоне, 7 - во втором, 6 - в третьем), 5263 орудия (3632 легких и 1631 большой и особой мощности), 1233 миномета и около 500 самолетов. Им противостояла 6-я французская армия, располагавшаяся на 90-километровом фронте. Она имела на передовых  позициях 11 пехотных дивизий, усиленных 31 территориальным батальоном и 27 пулеметными ротами. В армейском резерве находились 4 пехотные дивизии, в резерве главного командования - 8 пехотных и 2 кавалерийские дивизии. Французская артиллерия насчитывала 1400 орудий, авиация - 14 эскадр. Германские войска на участке прорыва имели, таким образом, двойное превосходство над противником по количеству дивизий первого эшелона и почти четырехкратный перевес в артиллерии.

Условия для наступления были довольно сложными. Немецким войскам предстояло преодолеть реки Эллет, Урк, Вель и Марну. Местность изобиловала возвышенностями и благоприятствовала ведению обороны. Однако французы, считая свои позиции достаточно сильными по природным условиям, не уделяли должного внимания их оборудованию в инженерном отношении. Тактическая глубина французской обороны была от 8 до 12 км. Первая укрепленная полоса глубиной до 4 км состояла из трех-четырех линий окопов. За ней находилась вторая оборонительная полоса, состоящая из двух-трех линий окопов. В 5 - 6 км позади второй полосы имелись отдельные узлы сопротивления.

Французская оборона продолжала строиться на старых принципах удержания во что бы то ни стало первой полосы. Сосредоточение в ней основных сил 6-й армии позволяло немецким войскам обрушить всю мощь своего огня по этой группировке, расстроить ее и создать благоприятные условия для прорыва.

Исходя из опыта мартовских и апрельских боев, германское командование дополняло и уточняло изданные ранее инструкции о ведении наступательного боя. Эти уточнения «заключались в еще большем разрежении пехоты, в возрастании значения тактики небольших ударных групп, в усовершенствовании согласования работы... пехоты с артиллерией». Эти уточнения отразились в инструкции верховного командования от 17 апреля 1918 г.

В отличие от наставления «Наступление в позиционной войне» в новой инструкции различалось два вида наступления: 
1) методическая атака против противника, занимающего сплошную укрепленную полосу,
2) атака междуполосного пространства, не имеющего сплошного фронта. 

В первом случае должна применяться усиленная артиллерийская подготовка, а сама, атака пехоты производиться по точно разработанному плану под непосредственным руководством высшего командования. 

Для атаки междуполосного пространства продолжительная артиллерийская подготовка была признана ненужной. Успех боя в этом случае при отсутствии подвижного огневого вала зависел от инициативы младших командиров, четко организованного взаимодействия пехоты с артиллерией сопровождения, быстрого подавления узлов сопротивления и пулеметных гнезд противника. Чтобы не допустить отставания артиллерии сопровождения, головным пехотным батальонам придавались артиллерийские взводы. В пехотных частях было увеличено число пулеметов. Пулеметами были вооружены также обозы и транспорты для защиты от налетов авиации противника. Войска получили первые противотанковые ружья.

Весьма тщательно был разработан план артиллерийской подготовки, продолжительность которой была установлена в 2 часа 40 минут. Минометный огонь должен был направляться по первой укрепленной линии, проволочным заграждениям и по сторожевому охранению перед первой линией. С окончанием артиллерийской подготовки артиллерия создавала подвижной огневой вал, которому надлежало продвигаться скачками в 200 м, разделяемыми промежутками в 6 минут (1 км в 40-50 минут). Ускорение темпа продвижения огневого вала предусматривалось по сигналам командиров батальонов.

При подготовке новой операции германское командование особое внимание уделило сохранению в тайне места и времени предстоящего удара. Дивизии, занимавшие передовые позиции, подготавливали районы развертывания соединений, предназначенных для наступления. Последние выдвигались в эти районы непосредственно перед началом атаки. Специальным приказом по 7-й германской армии в штабах корпусов и дивизий были назначены офицеры, ответственные за проведение мер по обеспечению скрытности. В районе передовых позиций запрещалось создавать сооружения, которые нельзя было быстро замаскировать. Усилен был контроль за радио- и телефонными переговорами. Секретные документы воспрещалось передавать ниже полковых штабов.  Передвижение войсковых частей в районе предстоящего наступления допускалось только ночью.

В целях дезинформации противника демонстративная подготовка к наступлению проводилась по всему Западному фронту, а в особенности против английских армий, где союзники больше всего ожидали удара немцев. Личному составу 2-й и 18-й германских армий умышленно было объявлено о предстоящем наступлении. В тылу группы армий кронпринца Руппрехта была оставлена сильная артиллерия, организовывались ложные передвижения войск, усилилась активность радиосетей. Бомбардировщики регулярно совершали налеты на тылы англичан.

Принятые германским командованием меры по обеспечению внезапности оказались настолько эффективными, что французскому командованию вплоть до 26 мая ничего не было известно о подготовке наступления. И только утром 26 мая допрос двух немецких пленных показал, что противник готовится перейти в наступление 27 - 28 мая. Получив, таким образом, в свое распоряжение всего около полусуток, французское командование спешно начало перебрасывать резервы на фронт 6-й армии и приводить ее войска в боевую готовность.

27 мая в два часа ночи внезапно, без предварительной пристрелки, началась артиллерийская подготовка. Стрельба велась на всю тактическую глубину обороны 6-й французской армии и корректировалась наблюдателями с привязных аэростатов и самолетов. Уже в течение первых десяти минут на французских позициях произошли многочисленные взрывы боеприпасов. Большое число орудий было уничтожено прямыми попаданиями. Газы химических снарядов наполнили весь район расположения 6-й французской армии, связь была нарушена. Дым, окутавший французские позиции, препятствовал наблюдению. Оборона противника была полностью подавлена.

Во время артподготовки германские дивизии заняли исходные рубежи для наступления. В 4 часа 40 минут артиллерия поставила огневой вал, под прикрытием которого германская пехота пошла в наступление. В отличие от предыдущих операций огневой  вал был двойным. «Впереди главного огневого вала, непосредственно предшествовавшего пехоте и состоявшего исключительно из осколочных снарядов, двигался второй огневой вал... из химических снарядов, который должен был загнать противника в его убежища». Французская артиллерия была настолько парализована короткой и интенсивной артподготовкой, что не могла существенно помешать германской пехоте как при занятии исходных позиций, так и во время самой атаки.

К 11 часам части 7-й армии, почти не встречая сопротивления, овладели Шмен-де-Дам и вышли на р. Эну, пройдя, таким образом, 8 км и преодолев развитую оборонительную систему противника. Захватив мосты через р. Эну, немецкие войска переправились на южный берег. Части германской пехоты широким фронтом продолжали стремительное продвижение на юг. К исходу дня они достигли р. Вель и местами форсировали ее. Результаты первого дня наступления превзошли ожидания верховного командования. Оборона союзников была прорвана на всю глубину. Германские войска прошли в центре, по прямой линии, около 20 км. На флангах союзники оказали более упорное сопротивление.

Цель наступления - оттянуть союзные резервы из Фландрии и Пикардии - была достигнута. К месту прорыва перебрасывались 10 пехотных и 3 кавалерийские дивизии 5-й французской армии.

Наступление, не прекращавшееся и ночью, продолжалось на следующий день с прежней силой. В полдень 28 мая 7-я армия достигла высот южнее р. Вель и здесь в соответствии с планом операции остановилась. Однако успех германских войск вдохновил верховное командование. В 14 часов 36 минут войскам был отдан приказ продолжать наступление по линии: высоты к юго-западу от Суассона, Фер-ан-Тарденуа, высоты к югу от Кулонжа, южные форты Реймса. В связи с отставанием флангов особое внимание обращалось на развитие прорыва в сторону Реймса и Суассона, так как без этого невозможно было дальнейшее продвижение на юг. В приказе подчеркивалась необходимость овладения Суассоном. В этом случае французы вынуждены будут отвести  свои войска с территории между реками Эна и Уаза, что создаст благоприятные условия для перехода 18-й армии в наступление в направлении на Компьен. Конечной целью операции 18-й, 7-й и 1-й армий ставился выход на рубеж Компьен, Дорман, Эпернэ. Таким образом, операция, запланированная как отвлекающая, перерастала в наступление с решительными целями - выиграть как можно больше пространства в направлении на Париж.

Особенно упорные бои завязались 28 мая за Суассон. Основной удар немецких войск в этом районе приняла на себя 39-я французская пехотная дивизия. Атакованная с фронта и флангов, она стала отходить на запад к Суассону, открывая фронт. Спешно подвозившиеся к участку прорыва союзные дивизии вступали в сражение побатальонно по мере прибытия и были не в состоянии заполнить брешь, расширявшуюся с каждым часом. К исходу дня германские войска продвинулись на 6 - 8 км! На участке между р. Эной и Реймсом 6-я французская армия отступила с укрепленных позиций. Позади нее остались только передовые линии укрепленного лагеря Парижа. В ночь на 29 мая пал Суассон.

Париж находился под впечатлением поражений на фронте. Французская столица обстреливалась из дальнобойных орудий и подвергалась ночным налетам германских бомбардировщиков. Ввиду серьезности создавшегося положения 28 мая в район сражения были направлены еще 10 пехотных дивизий из состава Северной группы армии, а также 4 пехотные дивизии и 2-й кавалерийский корпус из состава резервной группировки. Но к месту прорыва они прибывали разновременно, в течение 29 мая - 1 июня. Французское командование испытывало большие затруднения в организации управления этими соединениями на непрерывно атакуемом и постоянно меняющемся фронте.

29 мая наступление продолжалось по всему фронту. В этот день немецкие войска продвинулись в центре на 12 км и вышли на линию Суассон, западнее Фер-ан-Тарденуа, Бетини и продолжали наступление к Марне, однако не смогли добиться сколько-нибудь значительных успехов. Французы же оставляли в центре минимум сил, полагая, что Марна положит конец германскому продвижению, и все более усиливались на флангах. Вечером 29 мая Петэн отдал распоряжение перейти 30 мая в контрнаступление  на флангах германского выступа и не допустить переправы противника через Марну.

Намеченное контрнаступление не состоялось. 30 мая германское командование расширило фронт наступления вводом в сражение левофланговых корпусов 18-й армии и правого фланга 1-й армии. Особенно энергично наступление развивалось в южном направлении и достигло правого берега Марны. Но это был последний день крупных успехов немецких войск. На южном берегу Марны французам удалось организовать оборону. На флангах германские войска топтались на месте.

31 мая немецкие войска особенно настойчиво атаковали в направлении на Шато-Тьерри. Упорный бой весь день шел на реймсских высотах, но самого города взять так и не удалось. Французы сосредоточили на фронте германского наступления крупные силы. Оборонительные бои протекали теперь более планомерно и сопровождались частыми контратаками. Что касается немецких войск, то вследствие удлинения фронта их оперативная плотность снизилась. Темпы подхода французских резервов были выше темпов введения в сражение германских соединений. Назревал кризис операции, соотношение сил постепенно менялось в пользу союзников. В последующие дни наступление затухает, а 5 июня прекращается сначала на флангах, а затем и в центре.

В результате наступления 27 мая - 5 июня германские войска взломали оборонительную систему французов на восьмидесятикилометровом фронте и углубились в их расположение на 60 км. До Парижа оставалось менее 70 км. Цель операции - оттянуть с английского фронта резервы - была достигнута, хотя общий замысел верховного командования - разгромить англичан наступлением к северу от р. Уазы так и не был осуществлен.

Благодаря четкой организации артиллерийской подготовки и хорошей тактической выучке немецкие войска показали невиданный для Западного фронта темп наступления: 20 км - в первый день и 10-12 км - на второй день. Продвижение во многом облегчалось тем, что основные силы 6-й французской армии были сосредоточены на первой позиции. Определенную роль играло и то, что французское командование своевременно не приняло мер по уничтожению мостов через р. Эну.

Однако высокие темпы наступления сохранялись лишь до 1 июня. По мере вступления в бой резервов союзников натиск германских войск ослабевал. Близость к Парижу удваивала упорство французов. На ход германского наступления неблагоприятно влияло постоянное отставание флангов. Неблагополучно обстояло дело и с работой тыла. Продвинувшиеся на 60 км центральные корпуса 7-й армии испытывали большие затруднения в снабжении,  которое осуществлялось по единственной ширококолейной дороге восточнее Суассона.

В операцию были втянуты 43 пехотные дивизии и 2 кавалерийских корпуса союзников и 51 германская дивизия. Потери союзников составили около 127 тыс. человек. Германские войска также понесли значительные потери - 98 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.

С целью устранить угрозу правому флангу 7-й армии в районе Суассона и спрямить фронт между выступами у Амьена и Шато-Тьерри германское командование предприняло 9 - 13 июня наступление 18-й армии на р. Уаза в общем направлении на Компьен. На этот раз германцам не удалось создать значительного численного превосходства. Двадцати одной дивизии 18-й армии противостояли на 33-километровом фронте от Мондидье до Нуайона 15 дивизий и 4 танковые группы (160 танков) 3-й французской армии.

Подготовка атаки велась спешно и без соблюдения необходимых предосторожностей. Воздушная разведка французов неоднократно доносила о передвижениях войсковых колонн и создании складов боеприпасов в германском тылу. Данные разведки подтверждались показаниями пленных. В предвидении германской атаки французское командование, учтя опыт майских боев, начало перевод основной массы войск 3-й армии на вторую позицию и отдало необходимые распоряжения о проведении артиллерийской контрподготовки.

9 июня в 4 часа 20 минут (начало артподготовки в 00 часов 50 минут) германская пехота перешла в наступление и в течение первых двух дней вклинилась во французское расположение на 10 км. До Компьена оставалось всего 7 км. Однако утром 11 июня 4 французские дивизии при поддержке танков контратаковали противника и несколько оттеснили его назад. 13 июня наступление 18-й германской армии прекратилось, не достигнув поставленной задачи. Потери немецких войск с 9 июня составили 25 тыс. человек, французов - около 40 тыс. 

В результате наступления 27 мая - 13 июня общее стратегическое положение германских войск на Западном фронте ухудшилось. К выступам у Амьена и во Фландрии прибавился теперь еще и выступ на Марне, что значительно увеличивало общую протяженность фронта и требовало больших сил для его удержания. Кроме того, наличие выступов обеспечивало союзникам удобные исходные районы для контрударов во фланги германских войск.

Наступление на Марне

После прекращения боев на р. Эна на Западном фронте наступила месячная оперативная пауза, во время которой обе стороны деятельно готовились к новым сражениям. Общая обстановка во второй половине июня - начале июля складывалась не в пользу Германии. Несмотря на огромные потери, понесенные Антантой в первой половине 1918 г., ее военный потенциал не находился в состоянии такого напряжения, как в Германии. Непрерывным потоком во Францию прибывали американские дивизии, вооружение и военная техника. Если в начале года численность американских войск на Западном фронте составляла около 200 тыс. человек, то к концу июня она возросла до 897 тыс., а в июле превысила 1 млн.

В то же время силы германской армии были значительно подорваны, пополнений не хватало. В большинстве батальонов были расформированы четвертые роты, что повлекло за собой уменьшение численного состава дивизий. Но еще большую тревогу у верховного командования вызывало падение морального духа войск. Военные неудачи, усталость от окопной жизни, тяжелые известия о жизни родных в тылу все больше сказывались на настроениях солдат. Падала дисциплина. В секретном донесении военному министру от 9 июля 1918 г. Людендорф указывал на растущее количество недозволенных отлучек, проявлений трусости, отказов от повиновения командирам. Особенно сильными были антивоенные настроения среди солдат, переброшенных на Запад с Восточного фронта.

Безрезультатность германских наступательных операций и неудача австро-венгерского наступления 15 - 23 июня на Итальянском фронте, вследствие чего общее военно-политическое и стратегическое положение Центральных держав значительно  ухудшилось, поставили перед господствующими классами Германии вопрос: возможно ли вообще победоносное окончание войны? 24 июня статс-секретарь ведомства иностранных дел Р. Кюльман заявил в рейхстаге, что войну нельзя закончить «лишь чисто военными средствами, без всяких дипломатических переговоров». Этого заявления в тот момент никто не поддержал. Публикация текста речи была запрещена, и Кюльман вынужден был по требованию Гинденбурга и Людендорфа, настаивавших на продолжении наступательных операций, подать в отставку.

Германское командование переоценивало результаты прошедших наступлений. Оно считало, что ни английские, ни французские войска неспособны к проведению больших наступательных операций. Было намечено до полного сосредоточения американских сил во Франции провести еще одно наступление с решительными целями. Имелось в виду восстановить моральный дух армии, найти выход из тяжелого внутриполитического положения и если не выиграть войну, то хотя бы склонить Антанту к почетному миру.

Основной стратегической целью по-прежнему оставался разгром английских армий во Фландрии. Однако перед 6-й и 4-й германскими армиями стояли настолько крупные союзные силы, что трудно было быть уверенными в успехе на этом участке фронта. Большинство союзных резервов после июньского наступления германцев находилось в районе Реймса и севернее.

Учитывая это обстоятельство, а также необходимость устранения угрозы флангам своих войск, находящихся в марнском выступе, германское командование уже в начале июня стало склоняться к мысли, что до наступления во Фландрии следует нанести удар по французам в районе Реймса. Этим надеялись оттянуть как можно больше сил с английского участка фронта, после чего возобновить наступление во Фландрии.

К проведению операции привлекались 7-я, 1-я и 3-я армии группы армий кронпринца Вильгельма. 7-я и 1-я армии должны были наступать в обход Реймса по сходящимся направлениям. 7-я армия получила задачу форсировать Марну в районе Дорман и продвигаться на восток в направлении на Эпернэ. 1-й и 3-й армиям надлежало прорвать фронт противника восточнее Реймса, форсировать р. Вель и наступать на Шалон. Внутренним флангам 7-й и 1-й армий предстояло сойтись в районе Эпернэ - Конде. 

Наступление, назначенное на 15 июля, для поднятия морального духа войск было демагогически названо «сражением за мир». Удар 4-й и 6-й армий во Фландрии намечался через две недели после наступления на Марне. Особых мероприятий по введению противника в заблуждение демонстративными действиями на других участках фронта было решено не проводить, с тем чтобы создалось впечатление решительного наступления на парижском направлении.

На избранном для наступления участке от Шато-Тьерри до Массиж шириной в 88 км к 15 июля были сосредоточены 48 германских дивизий (27 - в первом эшелоне), 6353 орудия, 2200 минометов и около 900 самолетов. Обороняющиеся 6-я, 5-я и 4-я французские армии имели 33 пехотные и 3 кавалерийские дивизии (18 - в первом эшелоне), 3080 орудий.

Местность не благоприятствовала наступлению 7-й армии. Она должна была форсировать Марну, затем продвигаться южнее реки по лесистому району, изрезанному многочисленными оврагами и холмами, возвышающимися над долиной реки до 170 м, и весьма удобному для ведения оборонительных действий. Серьезных препятствий для наступления 1-й и 3-й армий не было.

Готовясь к наступлению, германское командование не внесло никаких изменений во все прежние инструкции и наставления, полагая, что они в полной мере выдержали испытание. В инструкции, изданной 9 июня, от пехоты требовалось проявление смелости, энергии и упорства. Одновременно рекомендовалось при атаках избегать излишней скученности и указывалось на эффективность действия больших групп пехоты, поддерживаемых артиллерией сопровождения и пулеметами. Особое внимание было обращено на подготовку к переправе через Марну. Для этой цели скрытно от противника были подвезены большие запасы понтонов для перевозки пехоты и материалов, необходимых для постройки мостов. 

Как и в предыдущих сражениях, основная ставка германским командованием была сделана на внезапность. Однако на этот раз к началу июля разведка союзников точно установила место готовящегося удара, а захваченный 13 июля саперный капитан 7-й германской армии указал время наступления.

Получив точные сведения о начале германского удара, французское командование в директивах от 24 июня и 2 июля окончательно подтвердило свою точку зрения о перенесении центра тяжести обороны с первой позиции в глубину. В соответствии с этими указаниями передовые позиции 6-й, 5-й и 4-й французских армий занимались слабым охранением (силами до одного батальона от каждой дивизии), организовавшим узлы и гнезда сопротивления. Местность заражалась отравляющими веществами, а подступы обстреливались артиллерийским огнем с полосы главного сопротивления. Охранение получило задачу расстроить ряды наступающего противника пулеметным огнем. На расстоянии в 2-3 км от передовых позиций проходила позиция главного сопротивления, на которой располагались основные силы пехотных дивизий. Эта позиция состояла из трех линий окопов и имела многочисленные убежища. В 2-3 км от позиции главного сопротивления находилась вторая позиция, предназначенная для корпусных резервов. Наконец, в тылу на глубине 8 - 10 км была подготовлена третья позиция для армейских резервов, опираясь на которую они должны были контратаковать наступающего противника. Вся французская артиллерия также располагалась в глубине. Таким образом, передовые позиции, на которые обрушивалась вся тяжесть артиллерийской подготовки, по существу оказались не занятыми войсками.

15 июля в 00 часов 30 минут неожиданно для немецких войск, занявших исходные позиции для наступления, французская артиллерия открыла мощный предупредительный огонь. В течение нескольких минут она интенсивно обстреливала германские позиции, командные пункты и колонные пути. Затем огонь несколько ослабел, но не прекратился. В 1 час 10 минут германская артиллерия начала подготовку атаки из всех орудий и минометов.

Во время артподготовки, длившейся 3 часа 40 минут, саперы 7-й германской армии начали подготовку к переправе через Марну. С большими трудностями и потерями они поднесли  понтоны к реке, но при попытке переправиться на другой берег были встречены сильным пулеметным огнем с французских передовых позиций. Тем не менее к трем часам ночи на южный берег Марны удалось перебросить небольшие части разных пехотных дивизий, под прикрытием которых ускорилась переправа германской пехоты. Наводка мостов, однако, замедлилась вследствие обстрела французской артиллерией берегов Марны. Поэтому почти во всех дивизиях были устроены паромы, на которых подходящие части переправлялись на противоположный берег. С рассветом над долиной Марны была поставлена дымовая завеса, благодаря которой значительно снизились потери, облегчилась переправа войск на понтонах и наводка мостов.

В 4 часа 50 минут артиллерия организовала огневой вал , под прикрытием которого германские дивизии пошли на штурм французских позиций. Не встречая серьезного сопротивления, войска 1-й и 3-й германских армий быстро продвинулись на 3-4 км, преодолели передовые позиции, но на позиции главного сопротивления совершенно неожиданно были остановлены французской артиллерией и минометами, по существу не подавленными артиллерийской подготовкой. 7-я армия, форсировав Марну,  продвинулась несколько дальше. Она преодолела передовые позиции и частично позицию главного сопротивления французов, углубившись в их расположение на 6 - 8 км, но также была остановлена огнем нерасстроенной обороны.

15 июля чрезвычайно активно на фронте германского наступления действовала союзная авиация. Так, с рассветом 60 французских бомбардировщиков приняли участие в налетах на переправы 7-й армии через Марну, чем в значительной мере задержали ее ход, особенно перевозку артиллерии, без поддержки которой германская пехота была не в состоянии вести наступление.

Попытки продолжить наступление 16 и 17 июля успехом не увенчались. Уже днем 16 июля верховное командование остановило наступление 1-й и 3-й армий, а на следующий день отдало распоряжение об отводе в ночь с 20 на 21 июля 7-й армии на северный берег Марны. Прекратив наступление по обе стороны Реймса, германское командование тотчас же начало переброску артиллерии во Фландрию для нанесения решительного удара по английским войскам. Но этому удару уже не суждено было осуществиться. 18 июля в 4 часа 15 минут командованию 9-й германской армии из показаний двух французов-перебежчиков стало известно, что между 5 и 6 часами последует контрудар союзников из района Виллер-Коттерэ. Почти одновременно с передовых германских позиций поступили донесения о выдвижении из леса Виллер-Коттерэ крупных сил французских танков.

Таким образом, результаты широко задуманного наступления оказались незначительными. Причинами неудачи немецких войск явились: утрата внезапности удара, умелая организация французами гибкой и глубоко эшелонированной обороны, которую немцы своевременно не вскрыли и встретить не ожидали, а также отсутствие решающего превосходства в силах в связи с тем, что одновременно с наступлением на Марне готовилось наступление во Фландрии. Хорошо организовав форсирование Марны, германское командование в ходе наступления, вследствие постоянных налетов союзной авиации и огня артиллерии, испытывало значительные затруднения в питании операции на южном берегу реки. 

Провал наступления на Марне означал вместе с тем окончательный крах стратегического плана германского верховного командования вывести войну из позиционного тупика и добиться если не победы, то хотя бы такого успеха, который вынудил бы Антанту заключить почетный мир. В организации и проведении наступательных операций германское командование добивалось больших тактических успехов, но для их развития недоставало сил. Германские наступательные операции строились как изолированные, разделенные значительными промежутками времени удары на отдельных участках фронта. Организовать же серию одновременных, дробящих весь фронт противника ударов, подобно наступлению русского Юго-Западного фронта летом 1916 г., германское командование оказалось не в состоянии ввиду недостатка сил.

Частичные успехи, достигнутые немецкими войсками на Западном фронте с марта по июнь 1918 г., не имели стратегического значения, а образовавшиеся в линии фронта выступы только значительно усложнили положение германских армий. Три крупные наступательные операции стоили германцам огромных жертв. Они потеряли убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести около миллиона человек. Ежемесячная потребность в пополнениях исчислялась летом 1918 г. в 160 тыс. человек, но она могла удовлетворяться лишь на 60 тыс. человек. Людские ресурсы Германии были на исходе. В результате верховное командование, чтобы сохранить боеспособность многих соединений, вынуждено было летом 1918 г. расформировать 24 дивизии. В то же время удлинившаяся линия фронта требовала больших сил для своего удержания.

Все эти обстоятельства создавали объективные предпосылки для окончательного перехода стратегической инициативы в руки Антанты, силы которой неуклонно росли.

история первой мировой войны, Первая мировая война, компания 1918

По теме

  • Первая мировая война (1915) - Весеннее наступление союзников
    Первая мировая война (1915) - Весеннее наступление союзников
    Операцию в Шампани (16 февраля — 17 марта) французское командование рассматривало как продолжение наступления, начатого на этом направлении в декабре...
  • Первая мировая война (1917) - выход России из войны (Брест-Литовские переговоры)
    Первая мировая война (1917) - выход России из войны (Брест-Литовские переговоры)
    25 октября (7 ноября) 1917 г. в результате вооруженного восстания рабочих и крестьян, солдат и матросов в России победила Великая Октябрьская...
  • Первая мировая война (1914) - Лодзинская операция
    Первая мировая война (1914) - Лодзинская операция
    После поражения австро-германских армий в Варшавско-Ивангородской операции русская Ставка приступила к выработке плана дальнейших действий....
  • Первая мировая война (1916) - Кавказский фронт
    Первая мировая война (1916) - Кавказский фронт
    Турецкое командование не имело четкого оперативного плана на кампанию 1916 г. По убеждению Энвера, задачи войны решались не на турецких фронтах, а в...
  • Первая мировая война (1914) - Вторжение германских войск в Бельгию
    Первая мировая война (1914) - Вторжение германских войск в Бельгию
    Уже 2 августа германские милитаристы совершили первый акт агрессии — их войска вторглись на территорию суверенного государства — Великого герцогства...
  • Первая мировая война (1916) - Наступление Юго-Западного фронта
    Первая мировая война (1916) - Наступление Юго-Западного фронта
    План операций русской армии на лето 1916 г. разрабатывался на основе стратегических решений, принятых союзниками в Шантильи. В своих расчетах Ставка...
  • Первая мировая война (1915) - Положение, силы и замыслы сторон на Западном фронте
    Первая мировая война (1915) - Положение, силы и замыслы сторон на Западном фронте
    С установлением на западноевропейском театре многокилометрового сплошного позиционного фронта от Фландрского побережья до швейцарской границы...
  • Первая мировая война (1918) - Брестский мир
    Первая мировая война (1918) - Брестский мир
    28 февраля в 14 часов 30 минут советская делегация во главе с Г. Я. Сокольниковым прибыла в Брест-Литовск и тотчас же выступила с решительным...
  • Первая мировая война (1917) - Положения и планы воюющих сторон
    Первая мировая война (1917) - Положения и планы воюющих сторон
    Подготовка кампании 1917 г. проходила в очень сложной обстановке. Обе противоборствующие коалиции стояли перед огромными трудностями. Особенно...
  • Первая мировая война (1915) - Горлицкая операция
    Первая мировая война (1915) - Горлицкая операция
    Положение, сложившееся на южном крыле русского фронта в середине апреля 1915 г., серьезно беспокоило военное командование Центральных держав. Армии...
  • Первая мировая война - планы войны
    Первая мировая война - планы войны
    Поскольку во всех странах господствовала идея скоротечной войны, то генеральные штабы всех стран рассчитывали, что запасов вооружения, боеприпасов и...
  • Первая мировая война (1914) - Действия германских крейсеров на океанских сообщениях
    Первая мировая война (1914) - Действия германских крейсеров на океанских сообщениях
    Германия для защиты своих колоний, а в случае войны для действий на океанских сообщениях противника держала в заграничных водах крейсерскую эскадру...
  • Первая мировая война (1917) - Военные действия на Средиземном море
    Первая мировая война (1917) - Военные действия на Средиземном море
    Боевые действия на Средиземном море сводились в основном к неограниченным действиям германских лодок на морских сообщениях противника и...
  • Первая мировая война (1914) - Военные действия на Северном море
    Первая мировая война (1914) - Военные действия на Северном море
    Военные действия на Северном море начались в соответствии с планами, разработанными до войны. Основные усилия английского флота были направлены на...
  • Первая мировая война (1917) - Операции англо-французов с ограниченными целями
    Первая мировая война (1917) - Операции англо-французов с ограниченными целями
    После неудачи апрельского наступления союзники больше не предпринимали совместных крупных операций на Западном фронте. Английское командование решило...
  • Первая мировая война (1918) - Германское наступление во Франции
    Первая мировая война (1918) - Германское наступление во Франции
    Стремясь добиться в 1918 г. решительной победы над Антантой до прибытия основных сил американской армии, германское верховное командование...
  • Первая мировая война - сухопутные войска
    Первая мировая война - сухопутные войска
    Империалистические государства усиленно развивали свои вооруженные силы как важнейшее средство для насильственного осуществления задач внутренней и...
  • Первая мировая война - развертывание военно-морских сил
    Первая мировая война - развертывание военно-морских сил
    Военные действия флотов в первую мировую войну охватили почти весь Мировой океан. Но наиболее интенсивно они велись на Северном море, в...