Сражение в воздухе


526
В противоположность разрозненным стычкам на земле воздушное сражение в первый день Великой Отечественной войны – 22 июня 1941 года было одним из наиболее интенсивных в истории авиации.
В промежуток с 4 до 5 часов утра 22 июня около 300 самолетов немецкого 5-го авиакорпуса атаковали 24 аэродрома, на которых базировались бомбардировочные и истребительные полки ВВС Киевского особого военного округа. Немецкие истребители и бомбардировщики шли на большой высоте над лесисто-болотистыми районами. Внизу, на земле, было тихо – артиллерийская подготовка должна была начаться с минуты на минуту. Немцы считали, что если перелетать границу одновременно с началом операции наземными войсками, то у советских летчиков будет примерно 3040 минут на приведение в боевую готовность. Опасения немецких авиаторов были не напрасными. Командир одного из истребительных полков капитан Ю.М. Беркаль, услышав артиллерийскую канонаду, тут же на свой страх и риск объявил боевую тревогу. С аэродрома Тарново поднялись истребители. Уже в 4 часа 5 минут утра три эскадрильи были в воздухе и заявили об уничтожении в завязавшихся схватках трех немецких самолетов. Всего за день ими было выполнено 74 вылета на прикрытие аэродрома. Советские летчики заявили об уничтожении 2 истребителей Ме-109. В воздушном бою был потерян 1 самолет, еще 1 не вернулся с боевого задания. На земле было потеряно 27 МиГ-3, 11 И-153. В соседнем 124-м истребительном авиаполку майора И.П. Полунина также вовремя объявили тревогу. В воздух поднялись заместитель командира полка капитан Н.А. Круглов и младший лейтенант Д.В. Кокорев. Последнему удалось перехватить и сбить таранным ударом двухмоторную двухкилевую машину, опознанную им как До-217. В действительности это был истребитель Ме-110, которому было суждено стать первым потерянным немцами самолетом на Восточном фронте.
Существует распространенное заблуждение о том, что советская авиация была разгромлена буквально в первые минуты Великой Отечественной войны. Однако секретом успеха Люфтваффе 22 июня был не первый удар по «спящему аэродрому», а конвейер следующих один за другим ударов, когда один аэродром за день подвергался нескольким ударам с воздуха, которые авиаполки приграничных военных округов уже не выдерживали. Авиатехники не успевали подготовить самолеты к вылетам, не хватало заправщиков, боеприпасов, автостартеров. К примеру, по аэродрому 124-го полка немецкими летчиками за день было выполнено около 70 вылетов, при этом чередовались атаки бомбардировщиков Не-111 и истребителей Ме-110. Рано или поздно наступал момент, когда все самолеты оказывались прикованы к земле, заправляясь или перезаряжая оружие. В итоге немцам удалось подбить и уничтожить 30 советских самолетов. Многие авиаполки ВВС Красной Армии были полностью уничтожены после четырех-пяти налетов немецкой авиации. Летчик базировавшегося на Украине 17-го истребительного авиаполка Герой Советского Союза Ф.Ф. Архипенко вспоминал: «Противодействовать ударам бомбардировщиков мы не могли: летный состав находился в Ковеле у своих близких». Пилоты полка на выходные обычно уезжали к семьям в Ковель. Суббота 21 июня 1941 года не стала исключением. Последствия их отсутствия на базе были самыми печальными. Этот случай был не единственным. Экипажи 64-го штурмового авиаполка утром 22 июня прибыли на летное поле с опозданием, поскольку решили, что в выходной день объявлена обычная учебная тревога. Однако тревога оказалась боевой и результаты несерьезного отношения к своим служебным обязанностям не заставили себя ждать – половина самолетов полка была сожжена или повреждена немецкой авиацией.
Упрощало уничтожение советских самолетов прямо на аэродромах базирования то, что крылатые машины не были рассредоточены, а стояли в линейку поэскадрильно для удобства их обслуживания. Гауптман Герхард Беккер вспоминал об одной из таких штурмовок утром 22 июня: «Ночь была прозрачная. Наша цель был аэродром на котором базировалась истребительная часть, вооруженная И-16, как мы их называли, «Крыса». Они стояли в несколько плотных рядов представляя для нас отличную цель».
Однако было бы ошибкой считать «Хейнкели» и «Юнкерсы» вездесущими. Во втором эшелоне на направлении главного удара противника находились полки 62-й авиадивизии. Они базировались в районе Киева и восточнее города. Однако ударам с воздуха аэродромы дивизии в первый день войны не подвергались. Напротив, немецкие самолеты просто пролетели мимо них. Техник 94-го авиаполка 62-й авиадивизии А.Д. Будучев вспоминал: «Война началась с боевой тревоги в 3.30 утра. Самолеты были быстро подготовлены к боевому вылету. Время идет, а наши самолеты никуда не летят и летного состава нет. Все думали, что это очередные учения (их было много в то время). Но когда увидели большие группы незнакомых самолетов, летящих мимо нас на восток, забеспокоились – не война ли? <…> В 10 часов был зачитан приказ, что фашистская Германия напала на нас и что надлежит делать нашей армии, в частности авиации». Только во второй половине дня, когда командующий ВВС Киевского особого военного округа Е.С. Птухин и его заместители по летной и политической части вернулись из Киева, 62-я авиадивизия получила боевую задачу. В 15 часов 15 минут Птухин отдал приказ атаковать танки противника, движущиеся по шоссе Владимир-Волынский Луцк. Задача была поручена двум девяткам СБ из 52-го и 94-го полков, которые сбросили на цель 232 бомбы ФАБ-100 и 2 ФАБ-50. СБ в этом первом вылете на бомбардировку вражеских «мотомеханизированных колонн» сопровождали истребители 17-го истребительного авиаполка.
Немецкие самолеты «Мессершмитт BF.110E-2/N» из 1./SKG210 в полете над территорией СССР. Самолет на переднем плане потерян на Украине в районе аэродрома Трембовля во время боевого вылета 1 июля 1941 года. Пилот и радист погибли
И-16 – советский истребитель 1930-х гг., созданный в особом конструкторском бюро Н.Н. Поликарпова, первый в мире серийный истребитель-моноплан с убирающимися шасси и самый массовый истребитель советских ВВС накануне Великой Отечественной войны. В Красной Армии эта крылатая машина за надежность и неприхотливость в эксплуатации получила прозвище «Ишачок».
Первый полет на прототипе И-16 в 1933 г. был выполнен легендарным летчиком Валерием Чкаловым. Боевое крещение самолет принял во время Гражданской войны в Испании. И-16 тип 5 и И-16 тип 10 показали хорошие результаты в боях с немецкими бипланами, и до появления в испанском небе Мессершмитта Bf.109 были «королями воздуха». 
Стоявшие на вооружении Люфтваффе бипланы Хейнкель-51 и Фиат ЦР-42 уступали машинам Поликарпова по всем параметрам. Тем не менее, пилоты «Мессеров» считали И-16 серьезным противником, у которых он получил прозвище «Крыса». В официальной инструкции для летчиков-истребителей Люфтваффе указывалось: «Не загоняй «Крысу» в угол!» С 1934 по 1942 г. было выпущено более 10 тыс. И-16 всех типов. Именно эти самолеты к началу Великой Отечественной войны составляли основу истребительного парка ВВС Красной Армии, и более 40 % от общего числа истребителей, сосредоточенных перед немецким вторжением на западной границе СССР (4226 машин). На И-16 начали свою летную карьеру многие асы советских ВВС.
Тактико-технические характеристики И-16 тип 29: экипаж – 1 чел., размах крыла – 9 м, длина – 6.13 м, высота – 2.25, масса: пустого – 1383 кг, взлетная – 1882 кг, тип двигателя 1 ПД М-63, мощностью 900 л.с, максимальная скорость: у земли – 410 км/ч, на высоте – 462 км/ч, практическая дальность – 440 км, скороподъемность – 882 м/мин, практический потолок – 9700 м, вооружение: два 7.62-мм пулемета ШКАС и один 12.7-мм пулемет БС, до 200 кг бомб или установки РС-82.

62-я авиадивизия была не единственным в КОВО, избежавшей опустошающих налетов на аэродромы. Совершенно тихо и буднично, несмотря на начавшуюся войну, прошел день 22 июня в 17, 18, 19-й и 44-й авиадивизиях. Они дислоцировались в глубине построения войск округа, причем в стороне от ведущих к Киеву воздушных путей.
В условиях хаоса и неразберихи среди советских летчиков нашлось немало тех, кто сумел достойно встретить противника. В воздушных схватках 22 июня 1941 года, развернувшихся от Балтики до Черного моря, советские истребители сбили более 200 немецких самолетов. Иногда в отражении авиаударов противника ВВС Красной Армии удавалось добиваться просто выдающихся результатов. Так, самый результативный ас первого дня войны командир звена 123-го истребительного авиационного полка ПВО двадцатипятилетний лейтенант И.Н. Калабушкин «завалил» 5 немецких самолетов: два «Мессершмитта», два «Юнкерса» и один «Хейнкель». Всего 22 июня 123-й истребительный авиаполк под командованием майора Б.Н. Сурина сбил 30 самолётов противника. Из них к 5 утра сам Сурин на И-153 уже имел личную победу сбив Bf.109. В четвертом боевом вылете он сбил третий самолет противника, но получив тяжелое ранение, скончался после посадки. Аэродром Млынув на Украине стал настоящим кладбищем бомбардировщиков Люфтваффе. Над ним 51-я бомбардировочная эскадра «Эдельвейс» (Kampfgeschwader 51 «Edelweiss») потеряла семь своих «Юнкерсов». Все немецкие «бомберы» были сбиты истребителями с красными звездами. Журнал боевых действий эскадры рисует далеко не радужную картину завершения самого длинного дня 1941 года: «После посадки последнего самолета в 20.23 во дворце Полянка около Кросно коммодор подполковник Шульцхейн подвел итоги дня: 60 человек (15 экипажей!) летного персонала погибли или пропали без вести, в третьей группе оказались сбиты или получили повреждения более 50 % машин».
Всего летчикам Люфтваффе в первый день войны на Восточном фронте удалось сбить около 400 самолетов ВВС Красной Армии. Причины этого крылись, в том числе в отсутствии боевого опыта у большинства советских пилотов и недостатках техники. Летчик 31-го истребительного авиаполка А.Е. Шварев вспоминал: «22 июня нас разбудила стрельба зениток. Мы быстро оделись и побежали на аэродром <…> Ангар горит. Кто прибежал, успели выкатить оттуда самолеты. Командир звена Волчок приказал: «Вылетай за мной!» Мы стали вылетать парами. Навстречу нам шла группа самолетов Хе-111 – грозные самолеты, с сильным бортовым вооружением. Мы подлетели к ним, стреляем, но вся беда была в том, что у МиГ 3 стояли пулеметы БС калибром 12,7-мм, которые частенько заедали – пых, и дальше не стреляет. А по нам стреляли из пулеметов. После первого вылета в моем самолете насчитали около сорока пробоин».
Результат налетов Люфтваффе зависел от соотношения сил противников. Наихудшей ситуация была на направлении главного удара немцев – в Белоруссии, где у них был собран мощный авиационный кулак. Вооруженная новейшими высотными истребителями МиГ-3 9-я смешанная авиадивизия Героя Советского Союза генерал-майора С.А. Черных за 22 июня лишилась 347 самолетов из 409 имевшихся. Всего Белорусский особый военный округ потерял 738 крылатых машин, из них 528 самолетов было уничтожено немцами на земле. Наименьшими потерями отделались советские ВВС на Юге – в Одесском особом военном округе. Там командующий ВВС округа генерал-лейтенант Ф.Г. Мичугин заблаговременно отдал приказ рассредоточить самолеты, как того требовал план проводимых в округе учений. Поэтому потери авиации округа составили всего 6 самолетов.
Ответные удары советской авиации были нацелены на известные аэродромы противника, переправы через Буг и колонны механизированных частей Вермахта. Однако уже с первых часов войны стало себя проявлять несовершенство организационной структуры ВВС Красной Армии. 9-я, 10-я и 11-я авиадивизии были формально подчинены армиям. В руках командующего ВВС Западного фронта Героя Советского Союза генерал-майора И.И. Копца оставались только 12-я, 13-я бомбардировочные авиадивизии, 3-й авиакорпус дальней авиации и 43-я истребительная авиадивизия. Истребители последней базировались в районе Орши и участвовать в боях на границе не могли. Так что Копец мог бросить в бой только бомбардировщики СБ и ДБ-3, причем без истребительного прикрытия. С середины дня 22 июня он активно использовал бомбардировочную авиацию 12-й и 13-й авиадивизий, а также 3-й дальнебомбардировочный корпус.
МиГ-3 – самый массовый советский истребитель «нового поколения» накануне немецкого вторжения в СССР. К рассвету 22 июня в пяти приграничных округах находилось 917 «МиГов», что составляло почти 22 % от общего числа истребителей. На высотах до 5 км МиГ-3 проигрывал в скорости как Bf 109F-2, так и более старому Bf 109E-4. В горизонтальной маневренности МиГ-3 также сильно проигрывал, особенно ранние серии машины, не имевшие предкрылков. Кроме того, самолет тяжело и неохотно входил в любой маневр, особенно на больших скоростях. Летчик-истребителя генерал Н.Г. Захаров отмечал: «МиГ-3 был тяжеловат для истребителя. Ошибок при пилотировании он не прощал, был рассчитан на хорошего летчика. Средний пилот на «МиГе» автоматически переходил в разряд слабых, а уж слабый и вовсе не смог бы на нем летать». К преимуществам истребителя Микояна и Гуревича можно было отнести высокие разгонные характеристики при пикировании. В пике гораздо более тяжелый МиГ-3 набирал скорость быстрее «Мессершмитта», а затем за счет инерции мог выполнить более высокую и крутую «горку». Оборудование МиГ-3 вызывало немало нареканий: отсутствие среди приборов авиагоризонта и гирокомпаса затрудняло полеты в облаках и в темное время суток. Через тусклое стекло коллиматорного прицела ПБП-1 сложно было прицелиться даже на близких дистанциях, а плохое охлаждение пулеметов, размещенных вплотную к раскаленному двигателю, не позволяло стрелять длинными очередями из-за риска «пережечь» стволы. В конце 1941 г. производство этих машин было прекращено, и уже спустя год «МиГи» на фронте практически не встречались, в малых количествах оставшись в частях ПВО и морской авиации. Всего было выпущено 3 тысячи 278 этих истребителей.
Тактико-технические характеристики МиГ-3: экипаж – 1 чел., размах крыла – 10,2 м, длина – 8,25 м, высота – 3,325 м, масса: пустого – 2699 кг, взлетная – 3355 кг, тип двигателя 1 АМ-35А, мощностью 1350 л.с, максимальная скорость: у земли – 495 км/ч, на высоте – 640 км/ч, практическая дальность – 820-857 км , практический потолок – 11 500 м, вооружение: 12,7 мм пулемёт БС с 300 патронов, 2х7,62 мм пулемёта ШКАС с 750 патронов на ствол, 2х12,7 мм пулемёт БС под крылом (дополнительно).
Messerschmitt Bf.109 (в СССР традиционно назывался Ме-109) – основной истребитель Люфтваффе на Восточном фронте и во всей Второй мировой войне. Один из самых массовых самолетов в истории мировой авиации, уступая по количеству произведенных крылатых машин только советскому штурмовику Ил-2. К апрелю 1945 г. было выпущено 34 тысячи Bf.109.
В зависимости от модификации «мессер» применялся в качестве истребителя, истребителя-перехватчика, высотного истребителя, истребителя-бомбардировщика и самолета-разведчика. Во время нападения на СССР Люфтваффе использовали свыше одной тысячи Bf.109, из которой почти половину составляла его новейшая модификация – Bf.109F («Фридрих», или «Фриц»). Среди летчиков ВВС Красной Армии «Мессершмитт» считался наиболее опасным противником, превосходя другой массовый немецкий истребитель – «Фокке-Вульф» Fw-190, который был менее приспособлен для ведения маневренных боев на малых высотах, характерных для воздушных сражений на Восточном фронте. За тонкий удлиненный профиль у советских летчиков Bf.109 получил прозвище «Худой», а в разговорах между собой они называли их «шмитты» или «мессера». 
Самая массовая серия «мессеров» – G, выпускавшаяся с 1943 г. имела в развале двигателя пушку и два тяжелых пулемета. Мотор «Густава» был еще мощнее, а для экстренных ситуаций был предусмотрен впрыск метанола – жидкости, которая увеличивает октановое число двигателя. Мощное бронирование пилотской кабины позволяло летчикам Люфтваффе выживать даже тогда, когда самолет превращался в груду металолома. Так, гауптман Вальтер Крупински, имевший на своем боевом счету 192 самолета противника, потерял за годы войны 21 Bf.109. К серьезным недостатком машины относились маленькое лобовое бронестекло и чересчур развитая оплетка фонаря кабины, существенно ограничивавшие обзор в воздушном бою. Только к концу войны на последней модификации – «Курфюрст» – форму фонаря сделали более обтекаемой и выпуклой. Из-за слишком узкой колеи шасси «мессеры» могли завалиться при посадке. Тем не менее исключительно на «Худых» летали пилоты истребительной эскадры JG52, в которой служили самые результативные асы Второй мировой – Эрих Хартманн, Герхард Баркхорн и Гюнтер Ралль, «на троих» сбившие 918 советских самолетов.
Одной из целей советских бомбардировщиков стал аэродром Бяла Подляска, на котором базировались пикировщики из 77-й эскадры (Sturzkampfgeschwader 77). На летном поле разорвались авиабомбы – в небе над аэродромом медленно плыли шесть двухмоторных самолетов с красными звездами на крыльях. Атака «Мессершмиттов» последовала незамедлительно. Командир отряда капитан Гельмут Пабст записал в своем дневнике: «Первый с ходу открыл огонь, тонкие полоски трасс протянулись между двумя машинами. Огромная птица неуклюже заваливается набок, на солнце засверкал ее серебристый фюзеляж, после чего она вертикально устремилась к земле, сопровождая падение усиливающимся, безумным воем двигателей. Вверх поднялся огромный столб огня – русским пришел конец! Вскоре второй бомбардировщик вспыхивает ярким пламенем и, ударяясь о землю, взрывается. В воздух взметнулись обломки лопастей. Следующая подожженная машина будто наталкивается на невидимое препятствие и переваливается через нос. Потом погибает еще один бомбардировщик, и еще один. Последний СБ группы падает прямо на деревню около аэродрома, после чего там целый час бушует пожар. У горизонта поднялись шесть столбов дыма – сбиты все шесть бомбардировщиков!»
За первыми ударами Люфтваффе, рассчитанными на внезапность, последовали новые налеты. Аэродром Адамы 23-го истребительного авиаполка в течение первого дня войны подвергся семи авиаударам, аэродром Чунев 28-го истребительного авиаполка – шести. Наиболее тяжелые потери в первый день войны понесла авиация Западного фронта. Было потеряно 738 самолетов, из них 528 на земле. Потери в воздухе распределялись следующим образом: 133 были сбиты вражескими истребителями, 18 – зенитками, а 53 не вернулись с боевого задания. Только истребители 2-го воздушного флота Люфтваффе заявили об уничтожении в воздушных боях 180 краснозвездных машин всех типов. В конце дня командующий ВВС Западного фронта И.И. Копец лично облетел на истребителе многие аэродромы вверенных ему авиадивизий. Увидев своими глазами разбитые и обугленные остовы истребителей, выщербленные после потерь в воздухе ряды бомбардировщиков, генерал после приземления застрелился. Вполне вероятно, что если бы он сам себя не приговорил к «высшей мере», то мог оказаться на скамье подсудимых. Вместо Копца эта судьба постигла одного из его бывших подчиненных. Командира наиболее мощной 9-й смешанной авиадивизии ставшего Западным фронтом Западного особого военного округа генерал-майора С.А. Черных обвинили в преступном бездействии, арестовали и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР расстреляли. Выдвинутые на высокие командные должности перед самой войной, пройдя за два-три года путь от лейтенантских кубарей до генеральских звезд, Копец, Черных и другие, безусловно, талантливые летчики, оказались не готовы к управлению крупными авиационными соединениями.
Всего в первый день войны ВВС Красной Армии потеряли 336 крылатых машин в воздухе и 800 на земле. В свою очередь «сталинские соколы» уничтожили 78 немецких самолетов и повредили 89.
Меньше всего от налетов на аэродромы 22 июня пострадала советская дальнебомбардировочная авиация. Ее базы были довольно далеко от границы и ударам с воздуха в первый день войны не подвергались. Первые налеты последовали только 23 июня. Поэтому первая половина дня в соединениях дальнебомбардировочной авиации прошла спокойно. Советские стратегические бомбардировщики получили приказы во второй половине дня. Еще до войны были намечены цели на территории Польши, Германии и Румынии. В середине дня некоторые авиаполки поднялись в воздух и взяли курс на Запад. 1-й дальнебомбардировочный авиакорпус бомбил Кенигсберг и Тильзит. Были также поставлены задачи по уничтожению вторгнувшегося на территорию СССР противника. Неповоротливые бомбардировщики ДБ-3Ф летали на эти задания днем без прикрытия истребителей. Вечером 22 июня состоялся первый в Великой Отечественной войне ночной налет советской авиации. 53-й дальнебомбардировочный авиаполк атаковал порт в Кенигсберге. Подсветив цели светящимися бомбами, летчики сбросили свой смертоносный груз, вызвав несколько пожаров на земле.
Воздушное сражение 22 июня 1941 года сразу охватило большую территорию, немецкие истребительные и бомбардировочные эскадры проникали глубоко в тыловые районы особых округов. Налеты Люфтваффе на аэродромы стали частью многодневной операции по уничтожению ВВС западных округов. Большая часть потерь советских самолетов пришлась именно на первый день войны.
Советская авиация не была разгромлена в первые минуты войны. Большинство аэродромов выдержали и отбили первый удар. Но следовавшие постоянно одна за другой бомбардировки авиаполки уже не выдерживали: техники не успевали готовить машины к вылетам, не хватало заправщиков и боеприпасов. После четырех-шести налетов многие авиачасти оказались практически уничтожены. На многих запасных аэродромах велись ремонтные работы. Их взлетные полосы были перекопаны и заставлены техникой. Поэтому сменить разбомбленный немцами аэродром на запасной советские пилоты не могли. 22 июня 1941 года в Белоруссии было потеряно 700 самолетов, что составляло почти половину авиации фронта; на Украине советская авиация утратила около 300 самолетов – почти одну шестую своего состава, в Прибалтике – около сотни самолетов, то есть одну десятую часть.
Копец Иван Иванович (1908-1941) – советский военачальник, командующий Военно-воздушными силами Западного Особого военного округа, генерал-майор, Герой Советского Союза. В 1929 г. окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Летчик-истребитель, затем командир авиационной группы в войсках республиканской Испании во время Гражданской войны 1936-1939 гг. На истребителе И-15 сбил шесть самолетов франкистов (2 лично и 4 в группе), награжден орденом Красного Знамени, удостоен звания Героя Советского Союза. Во время Советско-финской войны 1939-1940 гг. был командующим ВВС 8-й армии, действовавшей на наиболее важном участке фронта. Лично участвовал в боевых вылетах, за что был удостоен второго ордена Ленина и звания комдива.

По теме

  • 21 июня 1941 года
    21 июня 1941 года
  • 22 июня -9 мая. Великая отечественная война. Исаев А.В., Драбкин А.В.
    22 июня -9 мая. Великая отечественная война. Исаев А.В., Драбкин А.В.
  • «Нам объявили что началася война…»
    «Нам объявили что началася война…»
  • «Но разведка доложила точно!»
    «Но разведка доложила точно!»
  • Бои на ближних подступах
    Бои на ближних подступах
  • Бои на Линии Сталина
    Бои на Линии Сталина
  • Брестская крепость
    Брестская крепость
  • Время титанов
    Время титанов
  • Действия высшего руководства СССР
    Действия высшего руководства СССР
  • Действия немецких диверсантов
    Действия немецких диверсантов
  • Итоги Битвы за Москву
    Итоги Битвы за Москву
  • Итоги Приграничного сражения
    Итоги Приграничного сражения
  • Киевский «котел»
    Киевский «котел»
  • Мобилизация
    Мобилизация
  • Можайская линия обороны
    Можайская линия обороны
  • Москва на осадном положении
    Москва на осадном положении
  • На пути к войне
    На пути к войне
  • Начало вторжения
    Начало вторжения
  • Начало Второй Мировой войны
    Начало Второй Мировой войны
  • Ноябрьское наступление немцев на Москву
    Ноябрьское наступление немцев на Москву
  • Обстановка на фронтах
    Обстановка на фронтах
  • Пакт Молотова-Риббентропа
    Пакт Молотова-Риббентропа
  • Первые танковые бои
    Первые танковые бои
  • Победа на Халхин-Голе
    Победа на Халхин-Голе
  • Подготовка Москвы к обороне
    Подготовка Москвы к обороне
  • Последний мирный месяц
    Последний мирный месяц
  • Потеря Минска
    Потеря Минска
  • Прорыв частей Западного фронта из окружения
    Прорыв частей Западного фронта из окружения
  • Разгром Брянского фронта и Вяземский «котел»
    Разгром Брянского фронта и Вяземский «котел»
  • Реформирование и перевооружение Красной Армии
    Реформирование и перевооружение Красной Армии
  • Рождение плана «Барбаросса»
    Рождение плана «Барбаросса»
  • Сдача Гродно
    Сдача Гродно
  • Силы сторон
    Силы сторон
  • Советско-финская война 1939-1940 гг
    Советско-финская война 1939-1940 гг
  • Сражение в воздухе
    Сражение в воздухе
  • Сражение за Могилев
    Сражение за Могилев
  • Сражение за Смоленск
    Сражение за Смоленск
  • Стабилизация линии фронта под Смоленском
    Стабилизация линии фронта под Смоленском
  • Суд над руководителями Западного фронта
    Суд над руководителями Западного фронта
  • Танковые бои
    Танковые бои

Категории