Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Специальная авиационная служба


139
После окончания боев на Западном фронте Черчилль, который сделал правильные выводы из применения немцами воздушно-десантных войск в Норвегии, Бельгии и Нидерландах, опубликовал меморандум от 18 июня 1940 года, в котором излагались основные принципы создания новых родов войск-ВДВ, коммандос и других. 

17 июля 1940 года Черчилль издал приказ об учреждении Службы специальных операций (Special Operations Executive — SOE). В функции этого органа входила координация осуществления диверсий на оккупированных немцами территориях. Управление стало одним из любимых детищ премьер-министра: Черчилль называл его «министерством неджентльменской войны», а в речи перед личным составом аппарата ССО произнес фразу, ставшую его девизом: «Set Europe ablaze!» — «Подожгите Европу!» Первым руководителем ССО стал Хью Долтон (Dalton), затем его сменил лорд Уолмер (Wolmer). На практике задачи Службы касались двух основных сфер: помех работе европейской промышленности в пользу рейха и оттягивания с фронтов для поддержания оккупационного режима максимального количества немецких войск. Управление немедленно начало подготовку операций в «особых условиях», для которых требовались специально обученные люди.

В рядах службы служили как англичане, так и выходцы из оккупированных стран. К. Кабальеро-Хурадо так описывает взаимоотношения Службы с различными политическими и военными ведомствами Великобритании и союзных государств: «Контакты между „правительствами в изгнании“ и Движением Сопротивления в странах Европы были делом нелегким. CGO часто обвиняли в том, что штаб преследует прежде всего чисто английские интересы, не принимая в расчет ущерб, который причиняется местным антифашистам и престижу „правительств в изгнании“. В защиту ССО можно сказать, что в тех условиях Служба сделала все возможное — большего достичь было нельзя. Усилия ССО часто натыкались на препятствия, чинимые ей другими спецслужбами, а многие „правительства в изгнании“ имели слишком невысокий статус, чтобы его можно было серьезно подорвать. Кроме того, местные группы Сопротивления сплошь и рядом пытались манипулировать Службой в своих интересах, разумеется, за счет других групп».

К 1944 году деятельность ССО приобрела поистине гигантские масштабы: на оккупированных немцами территориях Западной и Северной Европы, не считая Италии, действовало около 7500 разведчиков и боевиков Службы. Несмотря на тяжелые потери (многочисленные немецкие силы безопасности действовали с высокой эффективностью), ее агенты успешно руководили огромнейшей сетью организаций и ячеек движения Сопротивления во всех странах континента. Оружие, деньги, средства связи и взрывчатка сбрасывались для них с самолетов ВВС Великобритании. В 1944 году ССО располагала примерно 60 специальными школами по подготовке диверсантов, разведчиков, радистов, специалистов по подделке документов и других «профессий». Несмотря на это, с 1944 года деятельность ССО начала постепенно отходить на второй план по сравнению с размахом работы американских коллег — Управления стратегических служб.

Потери ССО действительно несла тяжелые. Так, с конца 1941 года немецкая контрразведка провела одну из самых успешных в истории мировых спец— служб операцию, получившую название «Nordpol»(«Северный полюс») или «Englandspiel» («Английская игра»). В ноябре 1941-го абвер арестовал ряд агентов голландского отделения ССО. Часть из них удалось «расколоть», после чего немцы начали активную радиоигру с британцами, которая с возрастающей интенсивностью продолжалась до 1943 года. За этот период гитлеровцы вытянули из англичан такое количество оружия и экипировки, что им можно было оснастить 10 000 бойцов. Силами ПВО было перехвачено и уничтожено множество английских самолетов, доставлявших «подпольщикам» грузы, схвачено несколько сот агентов-парашютистов (всего в рамках радиоигры арестовано более 450 местных антифашистов и сотрудников ССО). Конец этой трагедии был положен только после бегства из тюрьмы одного из арестованных немцами британских агентов, который чудом сумел добраться до Англии. В итоге «Северного полюса» голландское подполье оказалось почти полностью разгромлено и не смогло оправиться от понесенных потерь до самого конца войны.

* * *
История Специальной авиационной службы начинается с создания частей коммандос. В ноябре 1940 года по настоянию Черчилля личный состав 1-го и 2-го отрядов коммандос прошел курс парашютной подготовки. Боевое крещение бойцы роты X 2-го батальона получили в ходе операции «Colossus» («Колосс») — взрыва акведука Траджино в Южной Италии в феврале 1941-го. Отряд был сброшен на парашютах и успешно уничтожил намеченную цель. Этот в общем-то незначительный успех вызвал в Италии настоящий переполох: командование армии даже перебросило в метрополию для охраны тыловых объектов значительные силы из Африки. После этого 2-й батальон коммандос переименовали в 11-й батальон Специальной воздушной службы (Special Air Service — SAS), который стал одним из зародышей будущих частей SAS. Номер 11 был принят в целях дезинформации немецкой разведки: противник мог счесть, что фактически только формирующиеся британские ВДВ на деле уже достигли численности дивизии. 11-й батальон вскоре послужил основой для комплектуемой с сентября 1941 года 1-й парашютной бригады, которая стала ядром вновь формируемых британских ВДВ. В конце лета 1941 года солдаты 50-го отряда авиационной бригады особого назначения (она же 1-я парашютная) вошли в состав только что воссозданного 2-го отряда армейских коммандос.

«Отцом» британских парашютистов-диверсантов считается Дэвид Арчибальд Стерлинг (Stirling). Стерлинг родился в 1915 году. С юных лет этот незаурядный во всех отношениях человек отличался беспокойным характером и неудержимой тягой к приключениям: еще будучи студентом факультета архитектоники Кембриджского университета, он всерьез занялся туризмом и альпинизмом — весьма непривычными для тех лет спортивными увлечениями. После окончания учебы молодой человек намеревался посвятить себя артистической карьере, однако в начале 1939 года оставил эти планы и развернул подготовку к восхождению на Эверест.

После начала второй мировой Стерлинг был призван в армию, попав на службу в Шотландский гвардейский батальон в чине лейтенанта. Однако уже в 1940-м он согласился с предложением записаться добровольцем во вновь формируемый 8-й отряд коммандос. После окончания ускоренного курса обучения в 1941 году гвардеец попал в Ливийскую пустыню. Вместе со своим взводом, входившим в состав специального соединения коммандос «Layforce», Стерлинг принял участие в нескольких малоэффективных рейдах, выполнявшихся крупными силами на побережье Средиземноморья и регулярно встречавших отпор со стороны мощной итальянской береговой обороны. На основании анализа полученного неутешительного опыта лейтенант сделал вывод о необходимости использования в подобных операциях парашютно-десантных подразделений. Учитывая постоянную нехватку морских десантных судов, что серьезно ограничивало оперативные возможности коммандос, Лэйкок согласился со Стерлингом, после чего по инициативе последнего «ближневосточные» коммандос начали интенсивную прыжковую подготовку. Тренировки проводились на аэродроме Мерса-Матрух, для их осуществления привлекли старые бомбардировщики Vickers Valencia.

Получив серьезную травму во время одного из первых прыжков (при приземлении он повредил позвоночник), Стерлинг на два долгих месяца оказался в александрийском госпитале, где обдумал новые принципы действий войск спецназначения. В то время отряды коммандос насчитывали примерно по 200 человек каждый и операции проводили, как правило, в полном составе. В связи с этим возникали многочисленные проблемы с доставкой им соответствующего количества снаряжения и предметов снабжения, а десантные операции требовали привлечения крупных сил для прикрытия района высадки. Высадка с моря большими силами не всегда обеспечивала требуемую внезапность, а если и достигала такого эффекта, то лишь при атаке объектов, расположенных в непосредственной близости от побережья. В противовес этой тактике Стерлинг разработал собственную, основанную на прорыве линии фронта небольшими мобильными отрядами, способными причинить несравнимый с их численностью материальный ущерб слабее охраняемым, но не менее важным тыловым объектам. По его мнению, лучшим способом действий при этом должно было стать десантирование на парашютах штурмовой группы, которая после выполнения задачи соединялась бы с группой прикрытия, вышедшей в этот район на автомобильном транспорте.

В июле 1941 года Стерлинг направил письменный рапорт в штаб британских войск на Ближнем Востоке и предпринял несколько попыток добиться аудиенции у главнокомандующего генерала сэра Клода Окинлека (Auchinleck). Когда предложение, как и следовало ожидать, оказалось проигнорированным, офицер решил действовать по-другому. Стерлинг лично отправился в штаб, не обращая внимания на окрики охраны, перелез через ограждение здания и ворвался внутрь. Заместитель начальника штаба генерал-майор Нил Ритчи (Ritchie) работал в своем кабинете, когда к нему неожиданно ворвался почти двухметрового роста лейтенант, с ходу изложивший план уничтожения ВВС стран Оси. В ходе последовавшего бурного объяснения идея Стерлинга показалась генералу настолько смелой и оригинальной, что Ритчи рискнул представить его Окинлеку. Новый британский главком на Ближнем Востоке счел намерения лейтенанта вполне осуществимыми.

Итак, Стерлинг предложил создать из потрепанных остатков «Лэйфорс» небольшое диверсионное подразделение для осуществления рейдов в тылу германо-итальянских войск в Африке. Его бойцы должны были высаживаться с парашютами вблизи вражеских аэродромов, закладывать там мины и фугасы замедленного действия, после чего отступать к заранее условленным местам сбора, где их могли взять на борт моторизованные группы «дальнего поиска в пустыне» (Long Range Desert Groups —LRDG) — подвижные отряды глубинной разведки, которые применялись для рейдов в тыл противника во время Ливийской кампании. Инициатор плана вскоре получил чин капитана и соответствующие полномочия: впредь Стерлинг непосредственно подчинялся главнокомандующему.

После расформирования в Египте «Лэйфорс» (август 1941 года) 66 человек из его состава в октябре образовали отряд для уничтожения важных объектов в глубоком тылу противника. Кроме самого Стерлинга, в состав отряда после придирчивого отбора вошли шесть офицеров: лейтенанты Боннингтон (Bonnington), Фрейзер (Frazer), Льюис (Lewes), Мэйн (Маупе), Мак-Гонигал (McGonigal) и Томас (Thomas), а также пять сержантов и 55 капралов и рядовых. Выделение такого количества солдат не создавало особых проблем для командования 8-й британской армии с учетом многообещающих перспектив их использования. Главком итальянскими войсками в Северной Африке маршал Уго Грациани располагал 200-тысячной армией, которой англичане могли противопоставить только 36 тысяч солдат и офицеров. В сложившейся ситуации каждая акция, способная ослабить силы и моральный дух противника, приобретала неоценимое значение. Небольшая группа диверсантов без привлечения крупных сил армии и флота могла добиться серьезных успехов на этом поприще. Стерлингу было предписано сосредоточиться на уничтожении танков, грузовых автомобилей и в особенности боевых самолетов противника: все эти средства ведения войны приобретали особо важное значение в условиях боевых действий в пустыне. Уничтожение складов с топливом и даже автоцистерн с водой могло в корне повлиять на расстановку сил на фронте.

Новый отряд получил название «L Detachement» (отряд Л), возглавил его Дэвид Стерлинг. Согласно штатному расписанию, отряд вошел в состав бригады Специальной авиационной службы, хотя не имел ничего общего с 11-м батальоном САС, расквартированным в Великобритании. Это наименование служило исключительно для дезинформации разведки противника: узнав о наличии частей САС в Египте, немцы и итальянцы могли сделать ошибочный вывод о переброске на Ближний Восток неизвестного количества воздушно-десантных частей и общем усилении английских войск на этом ТВД. Первоначально отряд L комплектовался бойцами одного из пяти взводов созданного на основе «Лэй-форс» Средиземноморского отряда коммандос, но действовал независимо от остальных сил этой части, получив полную организационную самостоятельность после расформирования М.Е. Commando. В течение нескольких дней Стерлинг быстро завербовал в свои ряды довольно большое количество добровольцев, в большинстве своем бывших солдат 8-го (гвардейского) отряда коммандос, и направился под Кабрит (зона Суэцкого канала). После прибытия на место своего нового лагеря солдаты обнаружили там всего несколько старых дырявых палаток. В ту же самую ночь, после быстрого обследования окрестностей, новоиспеченные диверсанты провели свой первый «рейд» против расположенного поблизости крупного полевого лагеря новозеландцев. На следующее утро база отдельного отряда L украсилась «трофеями» — похищенными у новозеландцев новенькими палатками.

В связи с отсутствием необходимых для обучения средств тренировки проводились главным образом на основе импровизированных предметов снаряжения. Основное внимание уделялось навыкам ориентирования в пустыне, изучению различных типов оружия, в том числе немецкого и итальянского, действиям ночью, взаимодействию в рфках групп из пяти человек, а также (в первую очередь) физической подготовке. Кроме того, с помощью самодельных приспособлений диверсанты проходили предпарашютную подготовку — единственные существовавшие в то время парашютные школы британской армии находились в Англии и Индии. Практические навыки приземления с парашютом солдаты Стерлинга отрабатывали, прыгая из кузова движущегося грузовика. Поскольку вскоре выяснилось, что такой способ тренировки влечет за собой недопустимое количество травм ног, на окраине лагеря своими силами соорудили парашютную вышку, которая и использовалась в дальнейшем. После окончания базового наземного курса парашютной подготовки и мастерским овладением солдатами навыков прыжков с вышки отряд передислоцировали в Каир, где его личный состав совершил несколько прыжков с транспортных самолетов Bristol «Bombay». В первый же день тренировок произошла трагедия: двое десантников — Даффи (Duffy) и Уорбертон (Warburton) погибли по вине дефектов системы раскрытия парашютов. Прыжки немедленно прекратили, а механики ВВС начали обследование снаряжения. Первым, кто на следующий день совершил прыжок, был капитан Дэвид Стерлинг.

В уточненные задачи отряда входили захват немецких и итальянских офицеров, уничтожение полевых аэродромов, минирование и уничтожение складов топлива. Диверсионные группы получили в свое распоряжение легковые вездеходы и лучшее оружие, которое можно было найти в Северной Африке. Стерлинг сумел убедить свое командование, что единственно возможным способом применения его сил являются операции стратегического характера: рейды на объекты, расположенные глубоко в тылу противника, а не на опорные пункты на передовой. При этом офицер проявил недюжинный талант в подборе людей, идеально подходивших для его целей, таких, как Блэр Мэйн (Маупе), Per Сикингс (Seekings) или уже упоминавшийся «Джок» Льюис. Несколько месяцев бойцы отряда изучали основы диверсионного дела и проходили интенсивную парашютную подготовку.

Полной боевой готовности отряд L достиг к ноябрю 1941 года. Первой операцией отряда стала имитация боевой атаки на аэродром королевских ВВС Гелиополис (район Каира). 40 диверсантов пробрались к нему различными путями, скрытно преодолев 90-мильный отрезок пустыни. Не обнаруженные охраной, десантники оставили на фюзеляжах самолетов наклейки, свидетельствующие об их «уничтожении», после чего благополучно вернулись на базу.

Первый боевой рейд состоялся практически сразу после этих учений: вечером 16 ноября 1941 года, после недельного планирования, отрад Стерлинга в полном составе, за исключением пяти солдат, оставшихся дежурить в лагере, отправился на задание. Его целью были пять немецко-итальянских фронтовых аэродромов, в том числе в Газали и Тмими. После выброски примерно в 30 километрах от назначенных целей группы численностью 12 человек каждая должны были незамеченными подойти к авиабазам и уничтожить максимальное количество расположенных на них самолетов. После этого каждая группа по отдельному маршруту отходила к условленному месту рандеву с патрулями LRDG, которые обеспечивали десантникам транспорт до Кабрита.

Однако рейд прошел неудачно: сильная песчаная буря, разразившаяся ночью над районом операции, привела к тому, что все самолеты с десантом сбились с курса и сбросили парашютистов в совершенно незнакомой местности. Ни одна из групп в этих условиях не сумела выйти к аэродромам, и САСовцам не оставалось ничего иного, как попытаться отыскать дорогу к ожидающим их «пустынным патрулям». Сделать это смогли лишь 22 солдата и офицера из 62, принявших участие в акции. К пункту сбора в полном составе вышла группа «Джока» Льюиса и половина группы «Пэдди» Мэйна. Для этого им пришлось преодолеть долгий марш по пустыне — ночью в условиях бури, весь следующий день под палящим солнцем и еще одну ночь, во время которой десантники ориентировались по звездам.

Единственными, кто присоединился к людям Льюиса и Мэйна, оказались сам Стерлинг и один из солдат его группы.
Несмотря на первую неудачу, Стерлинг не опустил рук. На обратном пути в кузовах грузовиков LRDG оставшиеся в живых коммандос оживленно анализировали причины неудачи рейда. В конце концов сошлись на том, что большая вероятность успеха будущих операций может быть обеспечена в случае, если ударные группы будут доставляться во вражеский тыл не по воздуху, а на колесах — так же, как и эвакуироваться. Оставшийся отрезок дороги до объекта может быть быстро преодолен пешим порядком. После возвращения в Каир Стерлинг доложил об этом Окинлеку. Главком согласился с тем, что, несмотря на большие потери, понесенные в мерном рейде, подобные операции вполне выполнимы, требуется лишь отработка ряда мелких деталей. После короткого отдыха остатки отряда Стерлинга были переброшены на самолете в глубину расположения противника — оазис Джало. С оборудованной там патрулями LRDG передовой базы Стерлинг и Мэйн планировали провести несколько рейдов против баз итальянских ВВС. Несколькими днями позже «Джок» Льюис и Билл Фрейзер со своими людьми должны были атаковать две другие цели.

После четырех часов езды по безлюдной пустыне на грузовиках Chevrolet группы Стерлинга и Мэйна вышли в район, находящийся на удалении около 80 км от городка Сирте. Вперед на одном автомобиле был выслан разведывательный дозор, в задачу которого входило наблюдение за аэродромом. Недалеко от деревушки Тамит дозор внезапно обнаружил вторую авиабазу, на которой было значительно более оживленно.

После краткого совещания диверсанты приняли решение атаковать оба аэродрома. Группа Стерлинга из четырех человек взяла курс на Сирте, а пять диверсантов вместе с Мэйном двинулись на Тамит. Минные поля и сильная охрана вокруг базы вынудила Стерлинга отказаться от намеченной атаки, но в ночь на 8 декабря его люди заложили заряды взрывчатки под грузовики итальянской охраны, которые были припаркованы у дороги в городок. Капитан Мэйн и его отряд встретили значительно более слабое охранение: 12 декабря они заложили все имеющиеся заряды под стоящие на аэродроме самолеты, а когда те начали взрываться, внезапно атаковали место расположения летчиков гранатами и огнем из автоматического оружия. Пока противник разбирался в ситуации, группа успела отойти далеко в пустыню. Вскоре после возвращения отряда в Джало английские самолеты-разведчики подтвердили уничтожение на аэродроме Тамит 24 итальянских машин. Через два дня после успеха Мэйна еще одна группа под командованием лейтенанта Льюиса совершила налет на аэродром Агейла, на котором, однако, не было ни одного самолета. Тогда десантники атаковали обнаруженные итальянские автомобили, уничтожив несколько из них. Крупным успехом завершился рейд лейтенанта Фрейзера, который 21 декабря на аэродроме Агедабия уничтожил по меньшей мере 37 самолетов.

В ходе этих рейдов бойцы отряда впервые применили так называемые «бомбы Льюиса» (названы по имени их изобретателя «Джока» Льюиса), специальная конструкция которых вызывала воспламенение авиационного горючего в бензобаках, расположенных в крыльях самолетов. Эти мины состояли из 500-граммового заряда пластида, который дополнялся смесью термита из авиабомб и отработанного машинного масла. Каждая мина снабжалась действующими независимо друг от друга кислотным взрывателем замедленного действия и стандартным детонатором, которые взводились сразу после доставки взрывчатки на аэродром. Легкие, но чрезвычайно удачные и универсальные заряды позднее использовались во всех операциях САС. 24 декабря отряд L вновь атаковал аэродром Тамит, который на этот раз охранялся еще слабее. «Пэдди» Мэйн записал на свой счет еще 27 уничтоженных самолетов. Возвращение на базу, как обычно, осуществлялось машинами LRDG, однако англичане были обнаружены и обстреляны немецким истребителем. Снарядом его пушки был убит лейтенант Льюис, который уже успел снискать себе славу, не уступающую славе самого Стерлинга.

Эффект рейдов на Тамит и Агедаби превзошел все ожидания, которые английское командование возлагало на отряд Стерлинга. В течение нескольких недель 21 диверсант отдельного отряда L сумел уничтожить около 100 немецких и итальянских самолетов — больше, чем за это же время сбили английские летчики! Сектор пустыни, в котором орудовали бойцы САС, вскоре наводнился войсками противника и десантники вынуждены были отойти на некоторое время на свою базу в Каире. В Джало они вернулись в первых числах января 1942 года, отдохнувшие и полные новых планов. Целью их первой операции в этот период стали корабли и топливные склады в находившемся под контролем итальянцев порте Буерат.

23 января грузовики патрулей LRDG незамеченными проникли через посты вокруг города. Переодетые в трофейные мундиры диверсанты спокойно сидели в кузовах, согласно немецким уставам держа оружие между коленями. Вид небольшой колонны грузовиков с запыленными солдатами союзной армии на борту не вызвал у итальянских часовых никакого интереса, и диверсионная группа САС быстро и без сопротивления попала в занятый противником город. Англичане надеялись уничтожить стоящие в порту транспорты, но достойных их внимания целей в тот день у пирса не оказалось. Вместо этого заряды были заложены под многочисленные заполненные топливом цистерны, сосредоточенные в порту, и в армейские склады. После выполнения задания, не возбудив подозрений у охраны, группа ушла обратно в пустыню таким же способом. Взрывы и пожары, охватившие порт, начались, когда отряд Стерлинга был уже далеко за городом.
В июне 1942 года за ноябрьский рейд на порт Буерат Стерлинг был представлен к званию майора. Благодаря чину и своим связям, Стерлинг смог, наконец, добиться выделения для САС нужного количества современного вооружения и снаряжения. Полученный статус обеспечил возможность пополнения отряда L британскими добровольцами, а также 50 французами из войск де Голля (переброшенная из Англии 1-я рота пехоты ВВС «Сражающейся Франции») и 140 греками из состава «Священного отряда». Численность диверсантов продолжала расти и к концу 1942 года достигла 390 человек.

Подразделения Стерлинга и далее проводили рейды на вражеские аэродромы, топливные склады и портовые сооружения. 8 марта 1942 года капитан Мэйн уничтожил 15 самолетов на аэродроме Берка (пригороды Бенгази); 25-го группа Стерлинга вывела из строя 5 самолетов на авиабазе Бенина; 13 июня в том же месте Стерлинг, уже произведенный в майоры, уничтожил 2 самолета и множество ремонтных мастерских. В ту же ночь группа лейтенанта Зернхельда (Zirnheld) вывела из строя 11 самолетов в Беркс (два других патруля не смогли атаковать свои цели в Дерне и Марубе).

Несмотря на отлаженное взаимодействие с отрядами LRDG, в начале июля 1942 года майор Стерлинг решил снабдить свое подразделение собственным автотранспортом. Вначале парк отряда представлял собой мешанину трехтонных грузовиков, позаимствованных главным образом в других частях 8-й армии, которые не вполне подходили для решения специфических задач, стоявших перед САС. Постепенно их разнотипность была преодолена, причем отбор типов грузовых машин производился на основе боевого опыта. Шире всего были представлены трехтонки Ford F60 и Bedford QL. Армейский «Форд-60» выпускался на базе стандартного Canadian Military Pattern Chassis, развивал скорость до 80 км/ч при запасе хода 274 км.

Недостатками всех этих машин были только небольшая мощность двигателей (Ford V-8 у «Форд-60») и слабая в сравнении с габаритами проходимость, связанная с отсутствием полноприводных шасси. По этой причине штурмовые группы, непосредственно атакующие аэродромы противника, использовали полноприводные вездеходы «Willys» — знаменитые джипы. Вооруженные тремя — пятью пулеметами каждый (подробнее об этом рассказывается в разделе «Вооружение и экипировка»), джипы служили не только для доставки диверсантов в район цели. Более скоростные и маневренные, чем грузовики LRDG, легковые вездеходы могли врываться непосредственно на аэродромы и другие объекты противника. Экипажи джипов, разъезжая на большой скорости по летному полю, расстреливали из пулеметов и забрасывали гранатами избранные цели, после чего быстро уезжали, прежде чем ошеломленный противник успевал организовать серьезное сопротивление. Тактика атак с использованием автомобилей на практике оказалась еще более успешной, чем это ожидалось вначале.

Впервые САС использовала джипы в качестве штурмового средства во время рейда на аэродром Багуш 7 июля 1942 года. Причиной этому послужило то, что по техническим причинам взорвалась только половина из 40 «бомб Льюиса», заложенных под самолетами. Пока противник разбирался в обстановке, экипаж Стерлинга решительно двинулся вдоль взлетной полосы, обрушив на неповрежденные самолеты шквальный огонь из пулеметов. Увидев это, экипажи двух остальных «виллисов» последовали примеру командира, расстреливая все вокруг. Результат рейда превзошел все ожидания — было уничтожено 37 самолетов. Такой метод атаки, максимально использующий высокую скорость и эффект внезапности, производил крайне деморализующее воздействие на врага. Ни один солдат или летчик стран «оси» не мог чувствовать себя в безопасности в районе, где действовали группы САС — каждый город или деревня за линией фронта могли стать целью внезапной ночной атаки. Джипы неожиданно прорывались через посты охранения, обрушивали на растерявшихся солдат противника шквал свинца, быстро исчезали в темноте, после чего начинали рваться мины Льюиса. Так, 12 июля во время операции против аэродрома Фука англичане расстреляли 22 самолета, а 26 июля на авиабазе Сиди Га-неиш солдаты Стерлинга уничтожили рекордное число машин — 40. К концу 1942 года отряд L имел на боевой счету уже около 400 уничтоженных самолетов. Во время рейда джипы выстраивались в специально разработанный боевой порядок в форме клина. В состав каждой группы, как правило, входило 14 автомобилей. Впереди шла командирская машина, за ней на удалении порядка 5 метров шло два джипа поддержки, а за ними на таком же расстоянии — две параллельные колонны из пяти автомобилей каждая. Дистанция между машинами также составляла примерно 5 метров, а расстояние между колоннами — около 10 метров. В центре боевого порядка шел джип штурмана (в группе Стерлинга эту функцию выполнял лейтенант М. Сэдлер).

В октябре отдельный отряд L, достигший численности 500 человек, официально переименовали в 1-й полк Специальной авиационной службы (1st SAS Regiment, или просто 1st SAS), который стал ее первой крупной боевой единицей. Полк развернул активную деятельность во вражеском тылу в Тунисе: до момента капитуляции армии фон Арнима (весна 1943 года) британские диверсанты провели несколько десятков рейдов против транспортных колонн, узлов связи и железнодорожных объектов. Все это подорвало моральный дух немцев и итальянцев до такой степени, что их командование было вынуждено создать специальные команды для поиска и уничтожения скрывающихся после рейдов английских диверсантов. Этим группам удалось пресечь несколько атак британцев, а в январе 1943 года они прервали боевую деятельность самого Дэвида Стерлинга.

Недавно получивший очередное звание подполковника Стерлинг, командовавший 1-м полком, все еще лично принимал участие в боевых операциях. Одна из них стала для него последней. Во время рейда на Эль-Амму (Южный Тунис) в районе Сфакс-Габез возглавляемая им группа попала в засаду и была пленена. Командир сумел оторваться от преследования и затаиться в пустыне, но через 36 часов был схвачен бедуинами и выдан в руки немцев за 5 килограммов зеленого чая. После четырех попыток побега из итальянского лагеря военнопленных в Гави Стерлинга в конце концов заточили в замок Кольдиц — небольшую тюрьму вблизи Лейпцига. В Кольдице немцы держали только «элитных» пленников: тех, кто причинял наибольшие хлопоты охране лагерей. Однако даже из этого надежно охраняемого места удалось бежать 130 союзным солдатам (правда, лишь 32 из них смогли укрыться от преследования и дождаться конца войны). Прочие, в том числе и Стерлинг, вынуждены были томиться в неволе до 16 апреля 1945 года, когда замок освободили американские войска.
После пленения командира 1-й полк возглавил «Пэдди» Мэйн — бывший солдат 11-го отряда коммандос, а с момента создания отряда L — непосредственный подчиненный и близкий друг Стерлинга. В это же время в Северной Африке началось формирование 2-го полка САС под командованием подполковника Уильяма Стерлинга, брата Дэвида. Полк достиг полной боевой готовности в мае 1943 года и в это же время в алжирском городе Филиппвиль было официально объявлено о его создании. Итак, САС (Special Air Service — SAS) в окончательно оформившемся виде стала представлять собой разведывательно-диверсионное воздушно-десантное подразделение сухопутных войск и ВВС. В состав САС вошло значительное количество отдельных батальонов (они именовались «по авиационному» эскадрильями — Squadron) и других подразделений, большая часть которых впоследствии была сведена в отдельные полки. На протяжении всей войны парашютисты частей особого назначения сражались по всему миру: в Европе, Северной Африке и на Тихом океане, взрывая вражеские военные объекты, проводя глубинные разведывательные рейды и руководя движением Сопротивления на захваченных врагом территориях. Как и в частях коммандос, в САС выработали сжатый свод требований к кандидатам на службу. Последний был сформулирован лично Стерлингом и содержал следующие условия: каждый боец должен обладать дисциплинированностью, инициативностью, постоянным стремлением к совершенствованию своих навыков и чувством юмора.

В начале 1943 года многочисленные части коммандос были постепенно перенацелены на выполнение функций легкой штурмовой пехоты в планирующихся крупных десантных операциях. Задачи проведения диверсионных рейдов почти целиком возложили на специализированные подразделения, находящиеся в оперативном подчинении СОЕ. К январю 1943-го в состав 1-го полка входило пять эскадрилий. Затем началось формирование новых частей Авиационной службы: до конца войны были сформированы 2-й английский, 3-й и 4-й французские и 5-й бельгийский полки, сведенные в 1944 году в отдельную бригаду САС. Возглавил ее бывший офицер коммандос, бригадир Майкл Калверт (Calvert) по прозвищу Mad Mike (Бешеный Майк). Британскими 1-м и 2-м полками САС командовали соответственно ветеран кампании в Северной Африке подполковники Блэр Мейн (Blair Mayne) по прозвищу «Пэдди» и брат Дэвида Стерлинга Уильям. 2-й полк дислоцировался в Средиземноморье и получил боевое крещение в высадке на Сицилии, прочие части действовали на северо-западе Европы.

Из великого множества «частных армий» и прочих полурегулярных формирований САС, сражавшихся в первой половине войны на европейском и африканском ТВД, в январе 1944 года на территории Шотландии сформировали 1-ю бригаду. В нее вошли 1-й и 2-й английские полки САС, а также две французских и одна бельгийская эскадрильи и эскадрилья связи. Все эти силы приняли самое активное участие в парашютных десантах 6 июня 1944 года и в дальнейших сражениях во Франции, Бельгии, Италии, Нидерландах и на западе Германии.

К моменту начала подготовки операции по открытию второго фронта британские штабисты столкнулись с проблемой использования отлично подготовленного личного состава САС в планируемых боевых действиях в Европе. Время «булавочных уколов» постепенно уходило в прошлое — сейчас союзники собирались применять все наличные воздушно-десантные резервы в крупных массах, пригодных для ведения самостоятельных действий в оперативном масштабе. На основании этой точки зрения к участию в масштабных десантных операциях собирались привлечь и полки САС. В этой дискуссии принял активное участие Уильям Стерлинг, дослужившийся к концу войны до чина бригадира. Весной 1944 года при планировании вторжения в Европу он ввязался в ожесточенные споры со штабистами, которые намеревались выбросить полки САС в непосредственной близости от зон высадки морского десанта — между фронтом немцев и их резервами. Уильям Стерлинг аргументированно доказал, что этот шаг означал бы бессмысленное уничтожение с таким трудом созданных специальных сил и затем подал в отставку. Решимость офицера повлияла на союзных штабистов, вернув их к действительности. Хотя Стерлинг так и не вернулся на свою должность, его точка зрения все же возобладала: группы САС были десантированы в глубине французской территории, где совместно с отрядами французского Сопротивления атаковали немецкие узлы связи и пересечения транспортных коммуникаций.

Поскольку выброска воздушного десанта началась вскоре после полуночи, немцы не сразу поняли, что это — начало крупного вторжения на континент. «Неразбериха еще больше осложнилась из-за того, что союзники наряду с реальным десантом выбросили на парашютах тысячи манекенов, а шестеро отчаянных смельчаков из специального отряда воздушно-десантных войск своими действиями отвлекали немцев в глубь французской территории».

Во время войны диверсанты СAC действовали и на Дальнем Востоке, в Бирме, Малайе и Индокитае. Так, в тылу японской армии в Малайе долгое время сражался Фредерик (Фредди) Спенсер Чепмен — одна из легенд Специальной авиаслужбы. Действуя малыми группами, по образцу формирований шиндитов или пловцов-байдарочников, англичане превратили в ад жизнь японских гарнизонов на океанском побережье и глубоко в джунглях. Однако боевая работа САС и СБС на Дальнем Востоке из-за крайней раздробленности и многогранности деятельности ее подразделений вполне заслуживает отдельного описания, несколько превышающего объемы данной книги. 

***
Энтузиазм и профессионализм, обращавшие на себя внимание во всех армейских специальных частях, отразились в характерной для британцев манере при создании разнообразных специальных «иррегулярных» формирований. Эти, как их часто иронически называли, «частные армии» (private armies) были созданы энтузиастами из числа боевых командиров армии и флота, укомплектованы исключительно добровольцами, обучены и натренированы для использования различного специального снаряжения (в частности, при проведении морских диверсионных рейдов) и действий в условиях экстремальных климатических и природных условий. Избыток желающих служить в специальных частях позволил применять жесткий отбор при вербовке личного состава.

Формированием, вызвавшим к жизни средневековый термин «частная армия», стал легендарный отряд Владимира Пенякова, более известного под фамилией Попски. Уроженец Брюсселя (он происходил из семьи богатых русских торговцев), Пеняков в 1914 году бросил учебу в Кембридже и семнадцати лет от роду вступил добровольцем в ряды французской армии. В качестве артиллериста молодой человек прошел всю первую мировую войну, получив лишь одно ранение. Демобилизовавшись, Пеняков уехал для. работы в одной из иностранных сахарных концессий в Египте. Полюбив пустыню, он весь свой досуг посвящал исследованию Северной Африки, совершая длительные «рейды» по пустыням, знакомясь с образом жизни бедуинов и осваивая методы выживания.

Когда началась вторая мировая война, Пеняков поступил в британскую армию младшим офицером и был направлен на службу в Арабский легион. После начала формирования LRDG он как знаток пустыни перешел в их ряды. Однако тактика действий «пустынных патрулей» все же не устраивала Пенякова, поэтому в октябре 1942 года, после многочисленных рапортов в адрес командования, он добился разрешения сформировать и возглавить новый диверсионный отряд. В это же время Владимир «англизировал» свою фамилию (слово «Пеняков» вызывало затруднения у английских радистов) на Попски (Popski). Группа, получившая официальное наименование «истребительный эскадрон (Demolition Squadron) № 1», предназначалась для разведки и диверсий на аэродромах, узлах связи, складах, железных дорогах и нефтепроводах противника. В ее состав первоначально вошли 24 человека (командир, 5 сержантов и 18 солдат) — специально отобранных добровольцев, специалистов по подрывному и радиоделу, а также вождению автомобилей. Поиски получил довольно большую свободу в планировании операций и выборе целей и целиком оправдал доверие командования: множество проведенных его людьми рейдов закончилось успешно.

Автопарк группы был представлен четырьмя легковыми вездеходами «Willys MB» (по-простому — джипы), вооруженными двумя пулеметами (12,7-мм Browning М2 и 7,62-мм Browning M1919A1) каждый и двумя трехтонными грузовиками, служащими в качестве «тылового» транспорта. Экипаж каждого джипа состоял из 2 — 3 человек. Боевое крещение группы состоялось 13 января 1943 года — в пустыне ее джипы встретились с немецким моторизованным патрулем. После этого «армия» провела множество успешных боевых операций с минимальными потерями (например, ночной рейд на немецкий аэродром в окрестностях Тобрука, где англичане расстреляли из крупнокалиберных пулеметов 20 самолетов противника и подожгли несколько складов, потеряв всего трех человек). После этих акций недоверчивое отношение британских военных к неряшливо одетому и недисциплинированному в тыловом понимании этого слова «сброду» Попски сменилось искренним уважением. Выражение «Popski`s private Army», брошенное одним из офицеров штаба 8-й английской армии, быстро прижилось, а затем стало официальным наименованием группы. С этого времени 1-й эскадрон сокращенно именовался «РРА».

После завершения Североафриканской кампании группы LRDG за ненадобностью были расформированы, но Пеняков-Попски, благодаря своей известности и связям, сумел сохранить свой отряд, выросший к тому времени до 80 человек. В сентябре 1943 года группа в авангарде 1-й воздушно-десантной дивизии была высажена в южноитальянском порту Таранто с задачей проведения разведки. Поскольку англичане высаживались, не имея точных данных о настроениях во вконец разложившейся итальянской армии, сложная политическая ситуация в стране и отсутствие в 1-й вдд танков и тяжелой артиллерии требовали медленного и осторожного продвижения вперед с опорой на передовые дозоры. 9 сентября личный состав РРА на джипах вышел из Таранто и направился в тыл наиболее боеспособного в этом регионе соединения противника — 1-й парашютной дивизии немцев. В конце войны все «частные армии» были расформированы: английский военный истеблишмент терпел их существование в рядах королевских вооруженных сил как неизбежное зло. Однако коммандос и диверсанты из САС уже долгое время были любимцами прессы, а значит, и общественности. Кроме того, многие офицеры и солдаты сил специального назначения происходили из аристократических семей, имевших влияние даже на королевский двор, да и вернувшийся из плена Стирлинг всячески убеждал членов британского парламента проголосовать за сохранение Специальной воздушной службы. Тем не менее 8 октября 1945 года в связи с окончанием войны сохранение бригады САС признали излишним и она была расформирована: ее 3-й и 4-й полки вернулись в ряды французской армии, а 5-й — в Бельгию.

Вооружение и экипировка
Первые подразделения САС в 1941 году вооружались обычным набором стрелкового оружия британской армии: вооружение бойцов Специальной авиационной службы базировалось на тех же принципах, что и в частях коммандос, и предусматривало высокое насыщение войск ручными пулеметами, автоматами и пистолетами в ущерб традиционным магазинным винтовкам. В сравне-нии с линейными армейскими частями САС располагала большим арсеналом трофейного оружия, прежде всего немецкими пистолетами-пулеметами МР 38/40. Кроме очевидных преимуществ этого отличного оружия, диверсанты предпочитали его по той причине, что во время ночных рейдов немцы не могли определить, где находятся англичане, основываясь на характерном звуке стрельбы автоматов Thompson — со всех сторон раздавались легко узнаваемые очереди МР 40. По этой же причине во время диверсионных рейдов в тылу врага британцы нередко использовали немецкие пулеметы MG 15 и MG 34.

Бойцы САС, помимо общей весьма высокой насыщенности их батальонов автоматами и ручными пулеметами, использовали довольно разнообразный арсенал специального стрелкового оружия. В качестве примера можно привести бесшумный карабин системы де Лиля (De Lille), разработанный на базе 7,71-мм стандартной винтовки SMLE Mk III N I. В отличие от своей прародительницы, карабин стрелял 11,43-мм пистолетными патронами Кольта, а его ствол целиком закрывался кожухом прибора бесшумной и беспламенной стрельбы. Это укороченное оружие оснащалось винтовочным секторным прицелом и могло вести прицельный огонь на дистанцию до 350 метров.

Кроме того, в различные спецподразделения английской армии поступило небольшое количество оснащенных глушителями 9-мм пистолетов-пулеметов STEN Mk II S (Special), созданных на основе стандартных «Стенов» Mark II.

Как части САС, так и отряды коммандос вооружались специально модифицированным для нужд спецподразделений авиационным 7,71-мм пулеметом Vickers К. Пулемет устанавливался на сошку и снабжался откидным прицелом. Питание оружия осуществлялось из дискового магазина емкостью 96 патронов. Темп стрельбы достигал 1200 в/мин, что позволяло поддерживать высокую плотность огня. Это выгодно отличало его от стандартного ручного пулемета BREN, хотя последний и превосходил «Виккерс» в точности. Большое количество таких пулеметов было получено от ВВС, так как авиация использовала Vickers К только на открытых стрелковых турелях бомбардировщиков. После появления новых самолетов с закрытыми огневыми точками их вооружили новыми пулеметами, а освободившиеся «Виккерсы» отдали сухопутным войскам. Впервые новое оружие (в качестве ручного пулемета) использовали в боях в Нормандии и применяли до конца войны; магазины к нему переносили в двух округлых нагрудных подсумках. На джипах пулеметы устанавливали с 1942 года, о чем будет сказано ниже.

«Брены» зачастую также снабжались аналогичными дисками: обычно использовавшиеся для зенитной стрельбы, по сравнению с обычными секторными магазинами на 28 патронов они обеспечивали рейдовикам сравнительно плотную огневую завесу. Диверсанты имели очень много ручных пулеметов — по меньшей мере четверть бойцов спецотрядов (не учитывая столь же многочисленных снайперов) вооружалась «Бренами» или «Виккерсами К».

Снайперы располагали магазинными 7,71-мм винтовками Ross-Enfield № 3 Mk I (Т), которые в 1942 году сменила более совершенная Lee-Enfield № 4 Mk 1. Все они оснащались оптическими прицелами с трехкратным увеличением.

Основная масса диверсантов получала обычное армейское вооружение британского образца. В некоторых частях, например в группе Пенякова-Попского, использовалось стрелковое оружие американского производства.

Многие диверсанты из САС вооружались кинжалом «Fairbairn & Sykes» № 2, в особенности те, кто вступил в отряд Стерлинга на раннем этапе, перейдя из Ближневосточного отряда коммандос.

* * *
Джипы в частях САС вооружались буквально до зубов: поначалу на них устанавливались 7,71-мм ручные пулеметы Vickers-Berthier с питанием из примыкаемого сверху магазина на 30 патронов либо старые «ручники» Lewis. Впоследствии это оружие с довольно низкой боевой скорострельностью признали не отвечающим задачам уничтожения находящихся на земле вражеских самолетов и вездеходы перевооружили одной-двумя одиночными или спаренными установками авиационных пулеметов Vickers К с барабанными магазинами на 100 патронов, одна из которых была направлена вперед по ходу движения, а вторая —3 назад. Передняя турель устанавливалась на неподвижной части капота, ветровое стекло при этом снималось. Огонь вел старший машины, сидевший рядом с водителем. Темп стрельбы в 1200 в/мин делал эти «бортовые батареи» смертоносным оружием для стоящих на аэродромах немецких самолетов, тем более, что огонь велся почти в упор. Варианты вооружения были самыми различными, вместо одной спарки «Виккерсов» могли устанавливаться американские 7,62-мм станковый пулемет Browning M1919А4 с ленточным питанием, 12,7-мм крупнокалиберный Browning M2 и так далее. Кроме этого, на левом или правом бортах джипа с помощью шкворня мог крепиться еще один пулемет (как правило, 7,71-мм авиационный Lewis воздушного охлаждения, нередко даже с полукруглым щитком из бронестекла). На всякий случай экипаж возил с собой один-два ручных «Брена». В «частной армии» Попского легковые джипы вооружались одним 12,7-мм и одним 7,62-мм пулеметом Browning.

Автомобиль под завязку нагружался канистрами с горючим и водой (семь 20-литровых канистр бензина, установленных в специальных стеллажах, позволяли увеличить запас хода «джипа» до 1000 км), патронами и продовольствием. Канистры крепились в кузове (экипаж каждой машины составляли только два человека), на капоте, передних крыльях и т. д. По бортам машины подвешивались сумки с необходимым снаряжением и боеприпасами, патронные и гранатные ящики размещались под ногами. Наличие запасного колеса было обязательным. И без того простая конструкция вездехода еще более «дорабатывалась» путем демонтажа всего лишнего оборудования, чтобы машина могла поднимать максимальное количество боеприпасов, воды и топлива. На переднем бампере обязательно крепился контейнер, в котором конденсировался пар, бьющий из радиатора.

Экипированные таким образом, диверсионные группы САС неделями колесили в пустыне по тылам противника, особенно не опасаясь огневых контактов. Каждый отряд состоял из пары легковых вездеходов и трехтонного грузовика Ford, Bedford или Chevrolet, служившего для транспортировки различных грузов (вооружался парой ручных пулеметов BREN или Lewis на зенитных турелях). После переноса боевых действий в Европу подобный арсенал, заметно утяжелявший машины, оказался излишним. На джипах оставили одну спаренную пулеметную установку, но чаще они применялись без вооружения (для связи и рекогносцировки). Во время контрнаступления союзных войск в Арденнах множество вездеходов с бойцами САС постоянно тревожили немецкие тылы, проводя молниеносные обстрелы автоколонн противника и исчезая в лесу.

Кстати, традиция подразделений САС использовать при ведении «набеговых» боевых действий легковые машины повышенной проходимости сохранилась по сей день — в операции «Desert Storm» британские диверсанты проводили глубокие рейды на лендроверах «Pink Panther», оборудованных всеми возможными средствами нападения, защиты, ориентирования и связи, а их американские коллеги использовали вездеходы «Hummer» и скоростные «дюнные багги». Тактика действий таких летучих отрядов была заложена именно в годы второй мировой.

Униформа
Обмундирование, знаки различия и предметы специального парашютного снаряжения соответствовали введенным для воздушно-десантных войск.

Нарукавная эмблема парашютистов союзных сил специального назначения Основным головным убором в САС служил берет песочного цвета. Вначале бойцы Воздушной службы носили белые береты, однако этот цвет часто использовался в обмундировании других частей (в особенности австралийских и новозеландских). По этой причине белые головные уборы вскоре заменили полевыми пилотками цвета хаки, а затем песочными беретами, напоминающими о месте рождения САС — Ливийской пустыне.

На левую, приподнятую, сторону берета пришивалась матерчатая эмблема САС: знаменитый «крылатый стилет». Его основу составлял пятиугольный щиток черного цвета. На нем вышивалось светло-желтое с красным изображение кинжала меж распростертых светло-голубых крыльев с черными прожилками. Ниже идет витая светло-голубая лента с черным девизом «WHO DARES WINS» («Побеждает тот, кто рискует»). Все детали вышивки окружены простроченным красным контуром. Эта эмблема, по всей видимости, была разработана сержантом Бобом Тейтом (Tait), который предложил ее на конкурс символики для вновь сформированной части (проводился среди личного состава САС в Северной Африке). «Стилет» на самом деле представляет собой стилизованное изображение легендарного меча короля Артура — Экскалибура, символа верности и справедливости. Светло-голубой цвет крыльев и ленты, по официальной версии, идет от геральдических цветов Оксфорда и Кембриджа (лейтенант «Джок» Льюис из отряда L был выпускником Оксфордского, а лейтенант Лэнгтон — Кембриджского университетов). Текст девиза был сформулирован в 1941 году самим Дэвидом Стерлингом. Кроме беретов, эта эмблема нашивалась и на околыши фуражек офицеров частей САС.

Военнослужащие частей САС носили модифицированный знак квалификации парашютиста-десантника: белый парашютик меж двух слегка приподнятых крыльев. Пространство между стропами и внутренняя часть крыльев — синие, маховые перья белые. Изображение крыльев оттенялось черными прожилками. Эмблема вышивалась на фигурном клапане черного цвета. Этот знак отличия, получивший название «Wings Sabre», разработал лично «Джок» Льюис в конце 1941 года (интересно, что идея эмблемы пришла лейтенанту в голову, когда на стене каирского отеля он увидел фреску с изображением священного древнеегипетского ибиса). Во время войны знак полагался тем бойцам САС, которые совершили 7 прыжков с парашютом, а лицам, выполнившим три прыжка за линией фронта, его разрешалось носить над левым нагрудным карманом (в отличие от ВДВ, где эмблему парашютиста нашивали на рукав). Не удостоенные этого отличия солдаты САС носили обычную армейскую парашютную эмблему в верхней части правого рукава. Как и в других британских специальных частях, в САС нередко сквозь пальцы смотрели на нарушение солдатами и офицерами формы одежды: приоритетными были соображения комфортности. По этой причине бойцы частей LRDG и САС, орудовавшие в Ливийской пустыне, выглядели весьма колоритно. К конгломерату самых разных рубашек и курток английского, австралийского или американского образца примешивались гражданские, в том числе и арабские предметы одежды. На ноги часто надевали плетеные кожаные бедуинские сандалии без носков; в связи с необходимостью почти все время находиться под палящим солнцем вместо уставных головных уборов чаще носили арабские бурнусы — последние, впрочем, могли изготавливать из ткани цвета хаки. Довершали живописный облик диверсантов противопылевые маски, очки-консервы и кожаные перчатки с раструбами. Личный состав «групп дальнего проникновения», действовавших в пустыне, в конце Африканской кампании получил специальный отличительный знак — медное изображение вписанных в круг скорпиона и букв «LRDG».

Войска спецназначения во второй мировой войне

По теме

  • Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Шпионской сетью американцев – так называемой группой Калпера в районе Нью-Йорка руководил майор, впоследствии полковник Бенджамин Талмедж, начальник...
  • Похищение секретного плана - Ричард Колье
    Похищение секретного плана - Ричард Колье
    Поскольку в 1943 году немецкое руководство стало считаться с реальной возможностью вторжения войск союзников в Европу, оно приняло решение о срочном...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - «Мародеры» Меррилла
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - «Мародеры» Меррилла
    В октябре 1943 года из нескольких сотен добровольцев из состава 75-й пехотной дивизии на временной основе был сформирован 5307-й смешанный полк под...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    В ходе второй мировой американцы, подробно ознакомившись с опытом своих ближайших союзников — англичан, начали формировать разнообразные силы...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Части коммандос
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Части коммандос
    Слово «commando» пришло в английский язык от их противников по войне 1899 — 1902 годов — буров. Обозначало оно летучие кавалерийские отряды, которые...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Стремление к созданию разного рода элитных частей, по-видимому, у французов в крови. Достаточно вспомнить выделение из общей массы личного состава...
  • И.Старинов - Взрывы в Харькове
    И.Старинов - Взрывы в Харькове
    Террор во вражеском тылу никак не соответствовал представлениям о «джентльменской войне», однако все стороны, вовлеченные в мировой конфликт, активно...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Специальные части морской пехоты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Специальные части морской пехоты
    15 августа командование объявило о создании 1-го парашютного батальона морской пехоты (1st Marine Parachute Battaillon), за которым в декабре...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Шиндиты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Шиндиты
    Главной ударной силой войск Британской империи на Дальнем Востоке стали легендарные шиндиты—бойцы групп дальнего поиска (Long Range Penetration...
  • Амелько Н.Н. "В интересах флота и государства. Воспоминания адмирала".
    Амелько Н.Н. "В интересах флота и государства. Воспоминания адмирала".
    Николай Николаевич Амелько - советский флотоводец, адмирал, кандидат военно-морских наук, лауреат Ленинской премии в области науки за создание...
  • «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    Более многочисленной и разветвленной, чем у Рихарда Зорге, была агентурная сеть так называемой «Красной капеллы». Она была организована Советским...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Морская пехота Франции к началу второй мировой имела долгую и славную историю, являясь одним из старейших регулярных формирований мира. Отдельные...
  • "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    Командир 89-й танковой бригады полковник Соммер отличился в Восточно-Прусской операции. Во время рейда по тылам противника в январе 1945 года бригада...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Парашютисты Британской империи
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Парашютисты Британской империи
    После развертывания формирования воздушно-десантных войск в метрополии аналогичная деятельность началась в Британской Индии — колонии, располагавшей...
  • Асы шпионажа - Алан Даллес
    Асы шпионажа - Алан Даллес
    «Асы шпионажа» составлена Алленом Даллесом – супершпионом, легендарным шефом ЦРУ, автором многих бестселлеров, в том числе «ЦРУ против КГБ. Искусство...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Воздушно-десантные войска
    Американцы в лице командующего Авиационным корпусом армии США полковника Уильяма Митчелла (William Mitchell) пришли к пониманию возможности и...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Первый случай применения советскими войсками посадочного воздушного десанта (по примеру англичан) зафиксирован весной 1929 года, когда в осажденный...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп,...