Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Части коммандос


150
Слово «commando» пришло в английский язык от их противников по войне 1899 — 1902 годов — буров. Обозначало оно летучие кавалерийские отряды, которые успешно вели, партизанскую войну с британцами в южноафриканском буше, используя тогда еще непривычную тактику «hit and run» — «ударь и беги». Премьер-министр Уинстон Черчилль, который еще со времен первой мировой зарекомендовал себя как страстный сторонник новых форм ведения войны, 4 июня 1940 года выступил на очередном заседании палаты общин британского парламента с докладом о результатах операции по эвакуации английских войск из Дюнкерка. В докладе глава правительства обрисовал новую стратегическую ситуацию, возникшую после разгрома Франции. Отныне вся береговая линия континентальной Европы от испанской границы на юго-западе до советской на северо-востоке была в руках врага. Как стало известно английской разведке, немцы сразу после завершения кампании против Франции приступили к подготовке высадки на берега Альбиона. По оценкам британского Имперского генерального штаба, страна оказалась в весьма уязвимом положении и вряд ли смогла бы долго защищаться в случае высадки на ее побережье морского десанта. Это навело Черчилля на мысль о возможности организации превентивных ударов по прибрежным позициям немцев вдоль Ла-Манша. «В самом деле, — писал Черчилль начальнику Генштаба сэру Алану Бруку летом 1940-го, — если немцы могут легко вторгнуться на нашу территорию через Па-де-Кале, то почему проведение аналогичной операции считается невозможным для нас?»

По поручению премьера старший офицер военного министерства подполковник Дадли Кларк (Clarke) вечером того же дня набросал примерный план создания частей особого назначения. В мае 1940 года Кларк выполнял задачи по координации эвакуации англо-французских войск из Дюнкерка и на основании полученного опыта, а также своей службы в весьма беспокойной Палестине, разработал довольно подробный проект.

Вспомнив историю своей родины (Кларк родился в Южной Африке), подполковник предложил назвать новые части термином «коммандос»[5]. Черчилль, сам ветеран бурской войны, приветствовал как общую концепцию, так и наименование новой службы. Премьер наложил на доклад Кларка следующую резолюцию: «В этом отчаянном предприятии должны участвовать специально подготовленные бойцы, охотники по природе, которые будут сеять ужас на побережье, занятом противником… Я предлагаю начальнику Генерального штаба разработать меры по незамедлительному развертыванию активных боевых действий на всем протяжении береговой линии, перехватывая инициативу из рук нацистов». Кларку Черчилль заявил следующее: "Я одобряю Ваше предложение по формированию отряда коммандос… Начинайте осуществлять рейды по ту сторону Канала[6] как можно скорее".

Произведенный в чин полковника Кларк получил в свое ведение вновь созданное отделение Секретариата по военным операциям — МО9. В задачи этою подразделения входило проведение «скоординированных с авиацией и флотом рейдов».

Высокопоставленные британские военные яростно воспротивились созданию нового рода войск, усмотрев в нем полное противоречие с армейскими традициями. По их мнению, война должна была быть выиграна традиционными средствами, а формирование частей специального назначения (куда отбирались наиболее квалифицированные кадры), только мешало этому, лишая армию лучших солдат и офицеров. Тем не менее Кларк и его подчиненные, действовавшие по прямому приказу премьера, пользовались его полной поддержкой и благодаря этому чувствовали себя достаточно уверенно.

Поскольку регулярная армия продолжала зализывать раны, нанесенные ей под Дюнкерком, на первых порах Кларку пришлось изыскивать ресурсы для комплектования отрядов коммандос в других местах. 20 июня 1940 года было объявлено о вербовке добровольцев в диверсанты в частях «Ноmе Guard» — гражданской самообороны. Кроме того, личный состав поступал из так называемых «отдельных добровольческих рот» (так назывались сводные подразделения дивизий территориальной армии, в которых служили наиболее отборные люди). Пять таких рот, в частности, приняли участие в неудачной весенней норвежской экспедиции. 24 июня 1940 года 115 солдат и офицеров из состава 11-й добровольческой роты провели первый рейд в районе Булони с задачей провести разведку боем и взять «языков». Всего были высажены три группы: первая, пройдя заданный маршрут без контакта с противником, вышла в точку рандеву с кораблями поддержки и вернулась в Англию, вторая вообще не смогла высадиться на берег. Третья группа, высаженная в районе местечка Ле-Туке застигла двух немецких солдат, возвращавшихся в расположение своей части после танцев. Немцы были застрелены, а их тела привязаны канатом к корме переполненного моторного баркаса. На подходе к ожидавшим англичан катерам оба трупа сорвались с привязи и утонули (коммандос даже не удосужились заранее осмотреть карманы своих жертв). На долю же четвертой группы, в которой в качестве наблюдателя находился Кларк, выпали основные приключения. После долгих блужданий по акватории Булонской гавани ее с трудом удалось высадить на берег, где британцы сразу же встретились с патрулем противника. Один из диверсантов, попытавшийся открыть огонь из автомата «Thompson», выронил магазин, который загрохотал по камням и вспугнул немцев. Началась перестрелка, в которой был легко ранен полковник Кларк — винтовочная пуля разорвала ему ухо. Оторвавшись от врага, англичане спешно погрузились на баркасы и направились восвояси, попутно зашив Кларку рану и погрузившись в дегустацию припасенного рома. После возвращения в Англию коммандос едва не забрал армейский патруль, приняв разношерстную компанию полупьяных солдат за дезертиров.

Несмотря на более чем скромные результаты первого боевого использования коммандос, официальная британская пропаганда постаралась раздуть этот почти анекдотический случай до уровня мировой сенсации. В официальном коммюнике военного ведомства говорилось: «Во взаимодействии с Королевским военно-морским флотом отряд особого назначения провел успешную разведывательную операцию на оккупированном противником побережье. Высаженный морской десант вступил в бой с противником, нанес ему потери и вернулся домой без потерь со своей стороны». Вышедший вскоре номер га четы «Тайме» был украшен огромным заголовком: «Английский десант высажен на побережье Европейского континента! Успешная разведывательная акция!»

После чествования героев рейда, 14 июля англичане попытались провести еще одну подобную акцию. На сей раз целью был избран немецкий аэродром на Джерси — острове Нормандского архипелага. В операции участвовало 139 человек из 11-й роты, но в условиях сильного волнения до побережья острова сумели добраться только 40 из них. Обнаружившие десант немцы забили тревогу и заняли круговую оборону; англичане, повредив небольшую часть аэродромных построек, начали отход к морю. На берегу коммандос обнаружили, что за время боя волнение еще более усилилось и ожидавший их десантный корабль был вынужден отойти в море. Диверсантам пришлось добираться до плавсредства вплавь по бурному морю, а трех человек, не умевших плавать, пришлось оставить в лапах немцев на острове. Черчилль был глубоко разочарован результатами этих акций. Еще после рейда на Булонь сэр Уинстон заявил Кларку, что «недостойно для Королевства подсылать к противнику кучку головорезов!». Узнав же о результатах операции на Джерси, премьер подвел черту под первыми шестью неделями существования отрядов коммандос: «Довольно глупо тревожить побережье противника мероприятиями, подобными тем, что были проведены в Булони и на Джерси. Следует выкинуть из головы идею взбудоражить противника по всему берегу только ради того, чтобы дать в прессе несколько сомнительных заявлений».

Новый этап в деятельности коммандос начался с организацией Управления объединенных операций (Directorate of Combined Operations). Во главе его был поставлен 68-летний адмирал сэр Роджер Киз (Keyes). Адмирал был старым морским волком, ветераном специальных операций первой мировой. В 1915 году он участвовал в неудачном десанте на Галлиполи, а после этого — в рейде на германскую ВМБ Зеебрюгге. Ореол героя и высокие боевые награды позволили Кизу сделать завидную карьеру во флоте, а затем стать членом парламента. Адмирал взял на себя координацию действий флота и авиации с проведением рейдов. Заручившись поддержкой премьера, Киз начал реорганизацию спецчастей в силу, способную решать самостоятельные задачи в рамках крупномасштабных операций. Хотя это несколько расходилось с первоначальным замыслом Кларка и Черчилля, последний в целом одобрил действия адмирала.

К осени 1940 года британцы завершили формирование и подготовку десяти отдельных отрядов коммандос численностью до батальона. В каждом отряде насчитывалось десять взводов по 50 человек. В октябре в связи с возросшей угрозой германского вторжения отряды были сведены во временное соединение — бригаду особого назначения (Special Service Brigade). В ней насчитывалось пять батальонов особого назначения (Special Service Battalion; no две роты «S. S.» в каждом). Поскольку коммандос считались хорошо подготовленными бойцами, способными на равных вести борьбу с наводящими ужас немецкими парашютистами, бригаду предполагалось задействовать в качестве мобильного резерва для борьбы с вражескими десантами. Когда же вероятность германского вторжения миновала, организационная структура частей коммандос была изменена — каждый батальон стал подразделяться на штаб и два отряда (commando).

К началу 1941-го относится первый опыт обучения коммандос прыжкам с парашютом: по приказу Черчилля личный состав 1-го и 2-го батальонов прошел курс парашютной подготовки. В феврале того, же года группа коммандос из состава роты X высадилась с парашютами в Южной Италии, где провела успешную диверсию: взорвала акведук Траджино. Вскоре 2-й батальон был передан в состав САС под названием 11-го авиационного, а вместо него сформирован новый.

В 1941 году произошла еще одна реорганизация: батальонная структура была упразднена. К марту бригада состояла уже из 11 отрядов, каждый из которых подразделялся на шесть взводов. В каждом взводе по штату числилось три офицера и 62 солдата. Эта цифра была избрана не случайно — столько диверсантов могли перевозить два десантных корабля новых типов ALCA/LCA.

Подбором командиров частей из числа добровольцев занималась служба МО9. После утверждения в должности командир лично набирал для себя младших офицеров, а те подыскивали сержантов и солдат. Любой, не отвечавший предъявляемым к нему требованиям, беспощадно отбраковывался и отправлялся к прежнему месту службы. Критерии отбора и программа подготовки личного состава вначале находились в компетенции командиров отрядов. Для того чтобы как-то стандартизировать нормы подбора кадров, командир 2-го отряда коммандос (в прошлом командовавший Эссекским пехотным полком) подполковник Чарльз Ньюмен (Newman) разработал правила тактики действий и индивидуальной боевой подготовки. Впоследствии этот свод правил был признан стандартным и прозван «Катехизисом». Ниже приводится его полное содержание:

1. Задача специальной службы — подготовить первоклассных солдат, готовых бороться с противником в любой точке земного шара.
2. Ведение диверсионной деятельности требует наличия инициативы, отличной физической подготовки и прекрасного владения оружием. Добиться успеха возможно лишь в том случае, если каждый коммандос будет самостоятельно продумывать свои действия, причем совершать это быстро и затем незамедлительно действовать. Действовать необходимо самостоятельно, учитывая, что реальная тактическая ситуация может оказаться весьма далекой от предполагавшейся.
3. Коммандос должны постоянно поддерживать в себе высокий наступательный боевой дух.
4. Коммандос обязаны постоянно совершенствовать уровень своей физической подготовки. Все коммандос должны уметь быстро передвигаться на местности, делая от пяти до семи миль в час с полной выкладкой.
5. Коммандос должны уметь взбираться на склоны гор любого уровня сложности. Альпинистская подготовка является неотъемлемой частью общих навыков коммандос. 6. Коммандос должны отлично владеть приемами боя без оружия.
7. Коммандос должны уметь управлять шлюпками и другими десантно-высадочными средствами независимо от времени суток. Морская подготовка важна не менее, чем сухопутная.
8. Коммандос обязаны уметь уверенно действовать в ночное время. Все коммандос должны свободно ориентироваться на местности с помощью компаса.
9. Коммандос обязаны уметь читать карту и запоминать на память заданный маршрут.
10. Коммандос должны уметь поддерживать связь при помощи флажного семафора, знать азбуку Морзе и владеть радиопередатчиком.
11. Коммандос должны разбираться в механизмах и способах применения взрывных устройств и владеть приемами диверсионной войны. Коммандос должны уверенно обращаться со взрывными устройствами всех известных типов и уметь закладывать мины-ловушки.
12. Особое внимание должно уделяться подготовке коммандос приемам ведения как наступательных, так и оборонительных уличных боев. Коммандос должны уметь преодолевать любые типы естественных и искусственных заграждений.
13. Коммандос должны уметь управлять мотоциклами, автомашинами (легковыми и грузовыми), танками, поездами и моторными лодками.
14. Коммандос должны владеть приемами выживания на необитаемой местности, а также уметь прокормить себя в течение всей операции.
15. Коммандос обязаны уметь оказывать первую медицинскую помощь как себе, так и своим товарищам. Коммандос должны уметь накладывать на огнестрельные ранения перевязки и доставлять раненых в медпункт. .
16. Все это — лишь немногое из того, чем каждый коммандос должен владеть в совершенстве. Однако прежде всего от коммандос требуется железная дисциплина и постоянное стремление к совершенствованию своих навыков.
17. Коммандос живут на квартирах и питаются самостоятельно. С этой целью им выплачивается суточное жалованье в размере 6 шиллингов 8 пенсов[8].
18. Любой коммандос, хотя бы на краткое время не удовлетворивший перечисленным выше требованиям, отчисляется обратно в свою войсковую часть.

Как следует из «Катехизиса», офицеры и рядовые с самого начала существования отрядов коммандос проживали не в казармах, а на съемных квартирах в прибрежных городках Южной Англии, рядом с местом службы. Ценность этого нововведения для каждого солдата было трудно переоценить: отсутствие кухонных нарядов, поверок и других неудобств в сочетании с весьма неплохим жалованьем (солдаты обычных частей денег за ненадобностью не получали) сделало службу в спецчастях очень престижной. При этом каждый военнослужащий был обязан содержать свое оружие и снаряжение в образцовом порядке, чтобы выступить по тревоге в любой момент. После того как стал очевидным крах германского «воздушного наступления» на Британию, англичане начали подготовку коммандос к выполнению их главных задач — диверсионных рейдов. Значительное число бойцов бригады особого назначения были направлены в школу диверсионной войны, открывшуюся в мае 1940 года в Шотландии. Последняя была расположена в безлюдной горной местности: это позволяло обеспечить секретность и вместе с тем обучать коммандос в условиях сложного рельефа и суровых погодных условий. Курсанты школы проходили горную подготовку, обучались плаванию в обмундировании и с оружием, рукопашному бою, владению огнестрельным и холодным оружием, ведению разведки, ориентированию на местности в ночных условиях, чтению карты, выживанию и другим дисциплинам. В программу входило и знакомство с управлением десантными кораблями и баржами. Вместе с коммандос обучение проходили десантники из САС, в том числе знаменитый Дэвид Стерлинг (Sterling) и Фредерик Спенсер Чепмен (Chapman) — командир диверсионного отряда, действовавшего в тылу японцев в Малайе.

Несмотря на столь обширные масштабы подготовки к предстоящим боям, заметно напоминал о себе скрытый саботаж армейского командования. Кроме того, было совершенно неясно, каким образом следует использовать отряды специального назначения. Начальник Управления объединенных операций адмирал Киз не верил в способность своих подопечных самостоятельно решать серьезные задачи, считая крупные рейды не более чем «большим шоу». Обстановка в Управлении оставалась весьма нездоровой: этому способствовал авторитарный стиль руководства Киза. К сожалению, многие планировавшиеся операции коммандос остались на бумаге, поскольку ни один из командиров армии, ВВС и ВМФ не хотел добровольно сотрудничать с адмиралом.

Пока в штабах решали дальнейшую судьбу отрядов коммандос, последние периодически проводили различные мелкомасштабные рейды, нанося немцам «комариные укусы» вполне во вкусе английских представлений о «малой войне». Впоследствии такие операции, как правило, стали поручать подразделениям SOE, а не Управлению объединенных операций (например, Отряду катеров особого назначения).
В 1941 году в связи с тяжелым положением, сложившимся на Североафриканском театре, часть подразделений бригады особого назначения была направлена в Египет. В это же время создано специальное соединение «Layforce» (3000 человек), дислоцированное с ноября 1940 года в Северной Африке. Бригада особого назначения оказалась ослабленной, но это не помешало ее бойцам провести ряд небольших операций, оказавшихся несколько более удачными, чем это происходило в прошлом году.

В июле 1941 года 17 солдат 12-го отряда коммандос был высажен на французском побережье к юго-западу от Кале, у городка Амблетез, с задачей провести разведку. Рейд прошел без контакта с противником, но на обратном пути на борту десантного корабля начался сильный пожар и многие члены группы получили ожоги. В августе того же года 30 коммандос из 5-го отряда пересекли Па-де-Кале еще южнее, также не добившись результатов. В сентябре на берег Нормандии высадилась разведгруппа 1-го отряда. В засаду, устроенную диверсантами, попал немецкий патруль на мотоцикле: добычей англичан стал труп одного из патрульных с комплектом документов. Наконец, в ноябре взвод 9-го отряда предпринял неудачную попытку взять штурмом береговую батарею 150-мм орудий в устье Сены.

В марте 1941 года состоялся и первый крупномасштабный рейд на четыре порта Лофотенских островов — проба сил перед последующими акциями. Архипелаг находился в Заполярье, у северо-западного побережья Норвегии, почти в 900 милях от шотландских берегов. Целью рейда стали заводы по производству рыбьего жира, который поставлялся в Германию как важнейшее составляющее глицерина — стратегического сырья для производства взрывчатых веществ.

Два сухогруза, переоборудованных в десантные транспорты, доставили коммандос к Лофотенам. Прикрытие конвоя осуществляло пять эсминцев. Сторожевых кораблей, кроме одного вооруженного траулера, потопленного эскадренными миноносцами, в районе цели не оказалось. Саперы-подрывники вместе с подразделениями 3-го и 4-го отрядов коммандос без противодействия со стороны противника высадились на берег и подняли на воздух все намеченные цели. Результатом рейда стало уничтожение четырех миллионов литров горюче-смазочных материалов, нескольких немецких судов общим водоизмещением 18 000 тонн и пленение двухсот моряков торгового флота рейха. С островов было снято около 300 норвежцев, добровольно отправившихся вместе с десантом в Англию и пополнивших армию Норвегии в изгнании. Однако самым ценным трофеем стали детали немецкой шифровальной машины «Enigma» — их доставка в Великобританию сделала возможным прочтение германских военных шифров на протяжении всей войны. Вернувшийся на родину отряд был встречен овациями; рейд на Лофотенские острова стал на редкость удачной репетицией, образцом для действий коммандос на ближайшие два года.

Несмотря на достигнутые успехи, англичане вплоть до конца 1941-го погрузились в анализ проведенных акций. В августе канадские войска провели рейд на Шпицберген, привели в негодность угольные шахты, запасы ГСМ, сожгли 450 000 тонн угля и эвакуировали в Англию две тысячи семей советских шахтеров, работавших на острове по контракту с Норвегией с довоенных времен. Участие в рейде не коммандос, а линейных частей канадской армии значительно усилило позиции противников Управления объединенных операций: в результате военное министерство закрыло службу МО9 (в знак протеста полковник Кларк ушел в отставку). В октябре со своего поста был смещен и адмирал Киз, впоследствии утверждавший, что причиной этому стало его выступление в Палате общин на предмет того, что «стоит ему спланировать добротную операцию, как ее непременно кто-нибудь расстроит». Кроме того, адмирал открыто высказывал неверие в способности правительства Великобритании руководить вооруженными силами, чем вызвал на себя гнев премьер-министра. К чести Киза следует сказать, что даже после бесславного ухода с занимаемой должности он продолжал использовать свой вес в парламенте для того, чтобы поддерживать Черчилля в вопросах деятельности коммандос.

На посту начальника Управления объединенных операций Киза сменил человек, которому суждено было стать притчей во языцех командира специальных войск, наравне с такими легендарными фигурами, как Орд Уингейт или Лоуренс Аравийский. Им стал капитан 1-го ранга 41-летний лорд Луи Маунтбэттен (Mountbatten), назначенный на новую должность 27 октября 1941 года. Лорд был тесно связан с английским королевским домом (впоследствии он станет свекром ныне здравствующей королевы Елизаветы И), происходил из высшей аристократии, являлся личным знакомым Черчилля и зарекомендовал себя энергичным и удачливым офицером ВМФ.

Маунтбэттен сразу же взял быка за рога: не удовлетворясь нынешним составом бригады особого назначения, он запланировал создать части коммандос в составе морской пехоты и централизовать подготовку личного состава всех подразделений в шотландском городке Акнакарри. По словам капитана 1-го ранга, его основной задачей являлось, чтобы вверенные ему войска более никогда не проводили операций с сомнительными целями и таким же исходом. В качестве полигона для своих опытов лорд выбрал побережье Норвегии.

Первая операция такого рода планировалась на 9 декабря 1941 года с участием 6-го и 12-го отрядов. Однако рейд провалился: из-за навигационной ошибки десантные транспорты не смогли выйти к заданной точке и вернулись в Шотландию. 26 декабря десантная группа 12-го отряда коммандос вновь нанесла визит на Лофотенский архипелаг. В сопровождении 68 норвежских солдат британцы без боя высадились на один из островов. Малочисленный немецкий гарнизон капитулировал; коммандос взорвали стратегические объекты и отплыли, забрав с собой 29 пленных и 200 норвежцев-добровольцев. На следующий день произошло событие, ознаменовавшее совершенно новый этап в боевой службе коммандос.

Утром 27 декабря 1941 года к норвежскому порту Ваагсе подошел отряд английских кораблей в составе крейсера, четырех эсминцев и двух десантных транспортов. На борту этих кораблей находился 3-й отряд под командованием подполковника Дж. Ф. Дернфорд-Слейтера (Durnford-Slater), усиленный двумя взводами 2-го отряда коммандос, а также саперными и санитарными подразделениями 4-го и 6-го отрядов. Их целью также были фабрики по производству рыбьего жира. Десант высадился в порту и на соседнем острове Маалей, встретив ожесточенное сопротивление противника. Гарнизон Маалей был быстро нейтрализован огнем артиллерии эсминцев, но в Ваагсе англичанам пришлось туго — десантным транспортам пришлось перебрасывать туда части коммандос после «зачистки» Маалея. Город был очищен от немцев только к 13.45, а через час англичане уже начали эвакуацию. В результате шестичасового боя был взорван и сожжен завод по производству рыбьего жира, потоплено несколько судов суммарным водоизмещением 15 000 тонн, сожжены портовые склады и сожжена корабельная верфь. Немецкий гарнизон был полностью разгромлен; британцы взяли более 100 пленных. Кроме того, еще 70 норвежцев, изъявивших желание служить в королевской армии, отплыли в Великобританию вместе с десантом. Потери оказались весьма терпимыми: 19 убитых и 57 раненых. Рейд в Ваагсе оказался мощным подспорьем для британской пропаганды — коммандос сопровождало несколько фоторепортеров и киноооператоров. По их материалам вскоре был снят полнометражный документальный фильм, долго демонстрировавшийся в прокате по всему «свободному миру». Одним из героев рейда стал заместитель командира 3-го отряда майор Джек Черчилль (Churchill) по прозвищу Бешеный Джек. Этот офицер прославился тем, что на Маалее повел своих солдат в атаку, размахивая старинным шотландским палашом — «бродсуордом». Нужно сказать, что британские рейды сыграли важную роль в планах гитлеровцев — вплоть до 1944 года немцы всерьез опасались, что Норвегия, при всей ее удаленности от центра Европы, станет местом открытия второго фронта. На Скандинавском полуострове до самого конца войны находились мощные силы береговой артиллерии, которые очень пригодились бы в Нормандии 6 июня 1944-го, а оккупационные войска к 1944 году усилены до 370 000 человек. Однако англичане, кроме формирований SOE, руководившим местным Сопротивлением, больше не проводили рейдов в Норвегии.

Как уже упоминалось выше, в феврале 1941 года три отряда коммандос (7, 8 и 11-й шотландский) под командованием полковника Роберта Е. Лэйкока (Laycock), направились вокруг Южной Африки через Кейптаун в Египет, где их планировалось задействовать в рейдах на ливийском побережье. Конвой с коммандос на борту состоял из трех переоборудованных из торговых судов десантных кораблей: «Glengyle», «Glenearn» и «Glenroy». В качестве координатора операции с конвоем отплыл сам адмирал Киз. В марте группа прибыла в Александрию, где в ее состав включили 50-й и 52-й отряды коммандос, сформированные в Египте. Общая численность соединения, по имени командира получившего название «Layforce» (сокращенно от «Соединение Лэйкока»), достигла 2000 человек. Официально же вновь созданная бригада именовалась «Force Z». Кроме трех упомянутых отрядов, в ее состав вошло небольшое подразделение, обозначенное как Special Boat Section (отделение катеров особого назначения), ставшее зародышем морских диверсионных сил Великобритании.

Однако на первых порах отличиться коммандос не удалось. После начала весеннего наступления немцев на Балканах англичанам был нанесен тяжелейший удар — части коммандос, действовавшие в Греции, от ударов германской авиации потеряли все свои транспорты и были сведены в пехотную бригаду, брошенную на ливийский фронт. В это время по странному капризу командования все отряды получили новые названия: 7-й отряд стал отрядом А, 8-й — В, 11-и — С, а 50-й и 52-й образовали отряд D. В апреле 1941-го «Лэйфорс» получило задание провести рейд на ливийский порт Бардия[9]. В ночь с 19 на 20 апреля отряд А погрузился на борт транспорта «Glengyle» и после долгого блуждания вдоль побережья Киренаики высадился в точке, весьма удаленной от места назначения. Однако англичане вступили в бой с противником, разгромили противостоящие им итальянские войска, уничтожили береговую батарею из четырех 120-мм орудий и сожгли несколько складов. Однако чисто осуществить отход коммандос не удалось — на пути к берегу они потеряли около 70 человек пленными.

8 мае соединение было разделено: отряд С отправили для усиления гарнизона Кипра, а остальные части перебросили на Крит. 27 мая коммандос прибыли на остров, где ввязались в тяжелые бои с немецким парашютным десантом. После недели кровопролитных сражений англичане были полностью разбиты и вышвырнуты с острова: отряды коммандос прикрывали эвакуацию своих войск и потеряли почти весь личный состав (из 800 человек в Египет удалось доставить только 200). 9 июня отряд С высадили в районе Бейрута (Французский Левант) с целью захвата переправы через реку Литани. Эта мера была вызвана тем, что правительство Виши прямо или косвенно содействовало фашистскому блоку и позволило итальянцам оборудовать в Ливане и Сирии несколько военных аэродромов. Для высадки частей австралийского корпуса англичанам было необходимо занять переправы через Литани. Встретив неожиданно ожесточенное сопротивление, коммандос все же выполнили поставленную задачу, потеряв при этом 120 человек убитыми, в том числе командира отряда: его заменил майор Джеффри Киз, сын адмирала Киза. После похода своих войск коммандос были выведены из боя и вернулись на Кипр. В июле отряд В провел успешный рейд на Тобрук — главную итальянскую крепость в Ливии. Однако потери в ходе всех этих операций оказались такими тяжелыми, что отряды коммандос практически потеряли боеспособность. В следующем месяце «Layforce» было расформировано, часть его бойцов перешла на пополнение английских частей в Африке, часть направлена на укомплектование подразделений САС, а остальные направлены на Дальний Восток.

Когда Черчилль узнал о расточительстве, с которым использовались его отборные части, он пришел в настоящее неистовство. Ниже приводится цитата, которая лишь приблизительно отображает гнев премьера: «Коммандос на Ближнем Востоке применялись неверно. Это слишком ценные войска, чтобы их так бестолково тратить». Немедленно последовал приказ сформировать в Северной Африке новые отряды коммандос. В Египет направился полномочный представитель Управления объединенных операций, а спецчасти были подчинены командующему Средиземноморским флотом. Однако найти новые, квалифицированные кадры для создания новых отрядов оказалось весьма трудным делом. В состав вновь сформированного 2-го взвода пришлось включить даже бойцов Специальной авиационной службы (бывший 50-й отряд САС), а в 3-й взвод — 60 человек из остатков личного состава батальона С во главе с новоиспеченным подполковником Джеффри Кизом. 4-й и 5-й взводы укомплектовали солдатами разгромленного на Крите 51-го отряда, а отделение катеров особого назначения вошло в состав 6-го взвода. При этом ветераны весенне-летней кампании продолжали называть себя по-старому (например, 3-й взвод — 11-м отрядом коммандос). Получившийся конгломерат сведенных воедино подразделений спецназначений был назван Ближневосточным отрядом коммандос (в составе пяти взводов).

В ноябре 1941 года шотландцы из 3-го взвода получили задачу прорваться в глубокий тыл Африканского корпуса немцев и провести теракт в отношении его командующего — генерала Эрвина Роммеля. Личное руководство операцией взял на себя полковник Лэйкок. 15 ноября на борту двух подводных лодок диверсионная группа направилась в район городка Беда-Литтория, где, по данным разведки, находился штаб Роммеля. Согласно плану, высадка коммандос на берег должна была совпасть с парашютным десантом 2-го взвода (бывший 50-й отряд САС) и началом наступления британских сухопутных войск. Однако англичане не сумели высадить морской десант в заданном районе, поэтому 17 диверсантов во главе с Кизом-младшим совершили пеший марш-бросок через пустыню к селению Сиди-Рафа, куда, по сведениям разведки, переехал немецкий штаб. Бурной и дождливой ночью английская группа окружила здание, где должна была располагаться резиденция Роммеля, и начала его штурм. В ходе завязавшейся перестрелки подполковник Киз был убит, а его люди начали отступление к точке рандеву с субмариной. Разразившийся к этому времени шторм помешал подлодке подойти к берегу, а по пятам коммандос преследовала немецкая моторизованная группа: англичанам пришлось рассредоточиться и уходить к линий фронта поодиночке. В итоге практически все участники операции погибли или попали в плен: к своим удалось выйти только полковнику Лэйкоку и одному сержанту, которые блуждали по пустыне в течение 40 дней.

Как выяснилось впоследствии, операция была обречена на провал с самого начала: Роммеля не было ни в одном из указанных разведкой населенных пунктов, он находился на передовой, готовя войска к отражению британского наступления. Убитый в бою подполковник Киз был посмертно награжден Крестом Виктории, став, таким образом, первым коммандос, удостоенным этой высшей военной награды. В течение года понесший большие потери Ближневосточный отряд расформировали. К этому времени один из его взводов уже был выведен из состава отряда и послужил основой для формирования отдельного отряда L Специальной авиационной службы под командованием Дэвида Стерлинга.

Вернувшись в Великобританию, получивший чин бригадира Лэйкок принял командование над бригадой особого назначения. К этому времени в ее состав входили 14 отрядов коммандос: 1 — 6-й, 9, 12, 14, 30, 62-й, а также 10-й межсоюзнический (включал в себя английский, французский, норвежский, голландский и польский контингенты) и два отряда, сформированные морской пехотой — 40-й и 41-й. Кроме того, в бригаде состояли отделение катеров особого назначения (Special Boat Section) и специальные группы управления объединенными операциями (Combined Operations Assault Pilotage Parties). Замыкали список отделение тылового обеспечения (Commando Depot Section) и база спецподготовки к действиям в полярных условиях (Snow Warfare Camp).

Кроме армии, в 1942 году части коммандос начала создавать и морская пехота Великобритании.
Этой метаморфозе «ройал марин корпс» обязан лорду Маунтбэттену — до этого морская пехота выполняла почти исключительно полицейские функции на боевых кораблях или несла колониальную службу. Теперь же морские пехотинцы фактически превратились в коммандос, сведенных в несколько Royal Marine Commando. Как и у ее союзников — французов, у английской морской пехоты были давние и славные боевые традиции. Начало ее истории положено в 1664 году, когда пехотный полк герцога Йоркского был переименован в Полк лорда Великого адмирала (Regiment of the Lord Great Admiral) и начал готовиться к тогда еще новому для английских солдат поприщу — войне на море. В XVIII — XIX веках солдаты этой части сражались против королевской Франции и индейцев в Северной Америке, против наполеоновских войск в Испании и при Трафальгаре (в битве приняло участие около 2600 морских пехотинцев), а затем в бесчисленных колониальных войнах и конфликтах[10]. Во время первой мировой войны был создан Корпус морской пехоты, к 1918 году разросшийся до 55 тысяч человек. Его войска принимали .участие в неудачной Галлиполийской операции, а затем в рейдах на немецкие базы в Остенде и Зееб-рюгге.

В сентябре 1939 года численность корпуса достигала 12 000 солдат и офицеров. Весной следующего года морские пехотинцы были брошены в Норвегию для прикрытия высадки, а затем и эвакуации союзных войск из района Нарвика и других портов страны.

В 1942 году англичане приступили к осуществлению крупномасштабных комбинированных рейдов с привлечением ВДВ, ВВС, флота и частей комманлос. Первой такой операцией, ставшей боевым крещением британских парашютистов, стал рейд на прибрежный французский городок Брюневаль (район Гавра). В задачу выделенных для операции войск входил захват и доставка в Англию нового немецкого радара типа «Wuerzburg», использовавшегося для наведения ночных истребителей на соединения бомбардировщиков королевских ВВС.

В ночь с 27 на 28 февраля англичане нанесли короткий, но ожесточенный бомбовый удар по Брюневалю. После его завершения на город сбросили парашютный десант, который, подавив сопротивление противника, демонтировал установку и начал отход к морю. К берегу тем временем подошли английские канонерки и десантные транспорты — последние спустили на воду штурмовые катера LCA с экипажами коммандос из 12-го отряда, прикрывшими огнем из пулеметов и противотанковых ружей погрузку парашютистов. Закончив эвакуацию десантников, флотилия вышла в район встречи с эсминцами, которых прикрывали британские истребители. Итоги операции показали, что немцы резко усилили оборону побережья Ла-Манша — этот фактор следовало учитывать при планировании дальнейших рейдов.

Через месяц Управление объединенных операций провело свой, может быть, самый известный рейд — атаку Сен-Назера. Этот крупный порт на восточном побережье Франции был оборудован огромным сухим доком, единственным, которым мог воспользоваться линейный корабль «Tirpitz» в случае, если бы он прорвался из Норвегии. Наличие дока делало возможным использование Сен-Назера в качестве базы для осуществления линкором рейдерских операций на трассах атлантических конвоев союзников. Боязнь такого развития событий буквально парализовывала оперативную мысль британских флотоводцев, регулярно отряжавших на сопровождение караванов крупные силы боевых кораблей. По этой причине англичане решили уничтожить док и тем самым лишить «Tirpitz» потенциальной базы у «ворот в Атлантику». Определенная сложность заключалась в том, что Сен-Назер находился не на самом побережье, а в 10 милях выше по устью Луары, на северном берегу этой полноводной реки. Таким образом, британцы должны были примерно в течение часа плыть по узкому фарватеру, находящемуся под неусыпным наблюдением противника.

Для проведения операции был выделен 2-й отряд коммандос под командованием подполковника Ч. Ньюмена (автора «Катехизиса»). По первоначальным подсчетам, для успешного осуществления замысла было достаточно 150 солдат 2-го отряда и около 80 подрывников из других подразделений коммандос. Однако позднее численность ударной группы была увеличена до 44 офицеров и 233 солдат. Отряд кораблей, выделенный для высадки десанта и огневой поддержки, включал в себя флагманскую канонерскую лодку, 16 десантных транспортов и один торпедный катер. Командовал отрядом капитан 2-го ранга Райдер (Ryder). Вместе с эскадрой шел старый эсминец «Campbelltown» (бывший американский DD-131 «Buchanan» типа «Caldwell» постройки 1919 года). Списанный и,разоруженный корабль должен был выполнить роль брандера — протаранить ворота дока, прорваться внутрь и разрушить его мощным взрывом. Для этого в залитых цементом трюмах эсминца заблаговременно были уложены четыре тонны взрывчатки. После тарана ворот дока экипаж должен был привести в действие часовой механизм взрывателя и, покинув корабль, присоединиться к прикрывающим моряков коммандос. Позаботились и о камуфляже — характерный силуэт американского корабля изменили, установив на нем широкую дымовую трубу с козырьком. Это сделало «Campbelltown» похожим на немецкие минонсцы типа «Moewe». Борта корабля защищали навесные бронелисты: попадание хотя бы одного снаряда в груз взрывчатки раньше назначенного срока могло отправить к праотцам весь экипаж эсминца.

Кроме дока, английский отряд имел задачу разрушить базу подводных лодок и ряд портовых сооружений — шлюз и насосную станцию. Эта функция возлагалась в основном на людей Ньюмена. Таран ворот дока должен был состояться в 1.30 ночи 28 марта, коммандос должны были уничтожать назначенные объекты в течение двух часов после этого, а затем погрузиться на транспорты и отойти в море. Предполагалось, что до наступления рассвета отряд успеет отойти от Сен-Назера на достаточно большое расстояние.

Эскадра в сопровождении отряда эсминцев вышла из Фалмута 26 марта и направилась к французскому побережью. В ночь на 28 марта англичане прибыли в расчетную точку начала атаки, после чего начали движение вверх по устью Луары. Британские корабли с «Кемпбеллтауном» во главе поднялись вверх по реке со скоростью 10 узлов и в час ночи были обнаружены противником. Эсминец был освещен прожекторами и с берега запросили его позывные. Зная немецкие сигналы, англичане без запинки ответили на все запросы и продолжили движение к городу. Только в 1.27 немцы, почуяв неладное, открыли огонь по кораблю. «Кемпбеллтаун» немедленно дал полный ход и в 1.34, почти точно по графику, протаранил ворота дока. Экипаж эсминца, включив взрыватели, попрыгал за борт.

Однако на этом план англичан начал давать сбои: береговая артиллерия, прозевав эсминец, обрушилась на идущие следом транспорты. Многие из них были потоплены, не успев дойти до устья реки — к причалам Сен-Назера сумели прорваться только пять из 16 судов с десантом. Начавшаяся высадка проходила под страшным огнем немецких зениток, поставленных на прямую наводку, и стоявших в гавани кораблей. В результате к выполнению задачи смогло приступить не более сотни диверсантов. Однако, несмотря на тяжелые потери, коммандос захватили береговую батарею и заложили под некоторые объекты фугасы с замедлителями, установленными на различное время. Поскольку выяснилось, что с оставшимися силами пытаться штурмовать хорошо охраняемую базу подлодок бессмысленно, коммандос сосредоточили свои усилия на насосной станции и шлюзе, затем заняли вместе с моряками круговую оборону и стали ждать подхода кораблей. Однако немцы подоспели к месту событий раньше. Наскоро сколотив отряд из личного состава двух зенитных батальонов ВВС, экипажей боевых кораблей и подводных лодок, а также солдат гарнизона (около 2 000 человек), комендант базы бросил их в атаку на реденькую цепочку англичан — всего 60 бойцов. Пока на окраинах порта шел бой, корабли Райдера отчаянно пытались пробиться к причалам. Семь уцелевших транспортов, канонерка и торпедный катер вошли в гавань и подобрали остававшихся на борту застрявшего в воротах дока «Кемпбеллтауна» моряков. После этого, «на закуску», катер выпустил по внешним створкам шлюза у старого входа в гавань торпеду. Однако провести с оставшимися силами эвакуацию флоту не удалось. При попытке пробиться к берегу, чтобы принять на борт отчаянно дерущихся вокруг разрушенного и горящего порта коммандос, артогнем был сразу же потоплен торпедный катер, а один из остававшихся в строю транспортов пущен на дно немецким миноносцем. Наступивший рассвет осветил жалкие остатки отряда, вышедшего двумя днями раньше от берегов Англии, — шесть транспортов и канонерка, на борту которых находилось 242 человека из 611 десантников, принявших участие в рейде. За время рейда погибли 169 моряков и коммандос, около 200 попали в плен. Тем временем отрезанные от берега коммандос, видя уход своих кораблей, стали лихорадочно соображать, что же делать дальше. Ньюмен отдал приказ действовать в соответствии с запасным вариантом — прорываться из порта и уходить в Испанию и Гибралтар. Однако выполнить это удалось лишь пятерым, все остальные погибли или попали в руки врага. Ньюмен тоже попал и был вызволен только после войны.

Самое интересное началось утром. В 10.30 утра 28 марта, во время инспекции покоящегося в доке «Кемпбеллтауна» группой высокопоставленных немецких офицеров и военных инженеров, сработал мощный заряд взрывчатки — погибли несколько десятков человек. Сам док получил такие повреждения, что его не удалось вновь ввести в строй до самого конца войны. Взрыв эсминца, лишивший немцев почти всех офицеров, настолько переполошил их, что им показалось, будто налет на порт повторился. Несколько часов в Сен-Назере шел настоящий бой гарнизона с несуществующими диверсантами: ошалевшие солдаты стреляли друг в друга, в прячущихся по углам французов и просто в «белый свет». Обстановка подогревалась периодическими взрывами заложенных англичанами фугасов — они продолжались в течение нескольких суток. 29 марта сработал взрыватель торпеды, выпущенной торпедным катером в ворота старого входа в гавань. Шлюз разнесло в щепки, а одно из немецких судов оказалось надолго запертым на внутреннем рейде. Британская пресса до небес превознесла героев рейда, называя его «величайшим». Капитан 2-го ранга Райдер, капитан 3-го ранга Битти (Beatty), младший матрос Сэвидж (Savage) от флота, подполковник Ньюмен и сержант Дюран (Durrant) от коммандос были удостоены награждения Крестом Виктории. Находившийся в плену Ньюмен получил свой крест только в июле 1945 года.

Несмотря на выполнение задач Сен-назерской операции, цена этого рейда оказалась слишком высокой. В первом же бою 2-й отряд бригады особого назначения потерял своего командира и значительную часть личного состава. Сразу после возвращения остатков коммандос в Англию началось переформирование отряда; его командиром назначили уже ставшую широко известной фигуру — подполковника Джека Черчилля по прозвищу Бешеный. За последующие годы Черчилль отличился в специальных операциях на Сицилии, в Италии и на Балканах.

Кроме Сен-назерского рейда, первая половина 1942-го прошла для коммандос относительно спокойно. К числу наиболее заметных событий можно отнести разве что неудачный апрельский поиск в устье реки Арду, к которому был привлечен 6-й отряд. В ходе этой операции (в ее начале перед выстроенными на палубе коммандос выступил сам лорд Маунтбэттен) планировалось взорвать стратегически важную линию железнодорожного сообщения между Францией и Испанией, однако из-за внезапно разразившегося сильнейшего шторма войска в штурмовых катерах LCA/LCM даже не смогли высадиться на берег.

В середине 1942 года британский премьер-министр, которому надоели постоянные жалобы на саботаж деятельности Управления объединенных операций со стороны армейского руководства, решился на беспрецедентный шаг: по его приказу лорду Маунтбэттену были одновременно присвоены звания генерал-лейтенанта сухопутных войск, вице-адмирала флота и маршала авиации. Лорд получил право на участие в оперативных совещаниях Генерального штаба. Этот шаг правительства, поставивший молодого офицера на одну доску с его могущественными оппонентами, вызвал настоящий взрыв возмущения среди высшего комсостава в королевских вооруженных силах. Черчилль вновь подтвердил полномочия Управления в руководстве десантными операциями и гарантировал Маунтбэттену свою личную поддержку во всех его начинаниях. В первой половине 1942-го состоялось еще несколько мелких операций на другом берегу Ла-Манша — их проводили отряды коммандос или некоторые войсковые части канадской армии. Однако главные события этого года были впереди…

После вступления Японии во вторую мировую иойну и победоносного «восточного блицкрига» императорских армии и флота союзники начали лихорадочно пытаться взять под свой прочный контроль все, что еще могли спасти. Когда в начале 1942 года соединения японских кораблей прорвались в Индийский океан и нанесли удар по Цейлону, а сухопутные войска вышли на границы Индии, южное полушарие почти целиком стало зоной войны. Успехи японцев на просторах Тихого и Индийского океанов поставили под удар морские пути Великобритании.

Принадлежавший Франции остров Мадагаскар весной 1942 года рассматривался союзниками в качестве потенциальной базы военно-морского флота Страны восходящего солнца. С острова японские самолеты, корабли и подводные лодки могли контролировать океанские пути вдоль восточного побережья Африки — к Суэцкому каналу и далее в Средиземное море. В случае, если бы японцы сумели осуществить эти намерения, под непосредственной угрозой оказались бы британские владения в Африке: их владельцам пришлось бы перебрасывать на юг войска с севера континента, где в это время еще шли тяжелые бои с германо-итальянскими частями. По этой причине англичане приняли решение провести превентивную оккупацию Мадагаскара. В мае на остров высадили десант, поддержанный мощной британской эскадрой, а в октябре вяло сопротивлявшиеся французы запросили мира. В авангарде сил вторжения действовал 5-й отряд коммандос, чьи подразделения надежно связали боем французские силы береговой обороны, обеспечив высадку войскового десанта.

В августе 1942 года британское командование на Ближнем Востоке приняло решение расширить рамки применения частей спецназначения. Целью новой операции должен был стать укрепленный порт Тобрук — наиболее выдвинутый в восточном направлении морской порт стран «оси» на североафриканском побережье. Уничтожение портовых построек и пристани лишило бы продвигающиеся к Каиру дивизии Роммеля ближайшего пункта снабжения и еще более удлинило бы и так опасно растянутые линии коммуникаций. Англичане разработали скоординированную атаку по суше, с воздуха и моря. Главная задача возлагалась на отряды LRDG под командованием полковника Хэзлдена (Haselden) и морской десант, причем ядро сухопутной группы составлял отряд коммандос В, а с моря высаживался отряд А. Операция получила название «Agreement» («Соглашение»).

6 сентября 1942 года «пустынный патруль» вышел из оазиса Куфра и двинулся в западном направлении. Преодолев 1400-мильный марш по пустыне, 13 сентября полковник Хэзлден и его люди достигли района Тобрука. В тот же день Александрию оставили два отряда кораблей (первый, в составе 21 вооруженного буксира со 150 солдатами, и второй, в котором находились эсминцы «Sikh» и «Zulu», перевозившие еще 350 десантников). Прикрытие конвоя осуществляли крейсер «Coventry» и шесть эскортных эсминцев типа «Hunt» из состава 5-й флотилии.

В соответствии с планом, группа Хэзлдена должна была обеспечить плацдарм для высадки первой группы десантников к юго-востоку от порта, в небольшой бухте, расположенной как раз между двумя батареями береговой артиллерии. Одновременно войска, доставленные эсминцами, высадятся к северо-западу от Тобрука. После этого обе группы должны были уничтожить батареи, портовые сооружения и погрузиться на корабли.

Около 23.00 13 сентября полковник Хэзлден начал осуществление своей части плана. Выйдя к морю, его люди начали подавать условленные световые си талы крейсирующим вдоль берега английским кораблям. Однако практически все буксиры заплутали в ночной темноте — в заданный район сумели выйти только два судна. Тем временем по порту и городу нанес бомбовый удар 91 британский самолет — эта акция отвлекла внимание гарнизона от действий десантников. Воспользовавшись суматохой, оба эсминца подошли к берегу незамеченными и высадили первый эшелон отряда. Однако трудные погодные условия и техническое несовершенство высадочных средств привели к тому, что в ходе операции были потеряны все без исключения штурмовые катера: на побережье попало только 70 человек. Когда воздушный налет кончился, гарнизон Тобрука пришел в себя и перенес внимание на море. Вскоре «Sikh» был пойман лучами прожекторов крепости и в течение нескольких минут буквально расстрелян артиллерийским огнем; примерно в 8 утра корабль затонул. Пока эсминцы вели неравную дуэль с береговыми батареями, к месту событий подошла опоздавшая группа буксиров. Не сумев прорваться к назначенному плацдарму, она атаковала стоящие в порту на якорях корабли и суда противника. Однако под перекрестным огнем артиллерии и кораблей действия англичан захлебнулись — на дно пошли три буксира. Одновременно с побоищем в порту разворачивался ожесточенный бой на суше, где около 5.00 обе десантные группы подверглись атаке частей гарнизона. Наголову разбитым десантам пришлось садиться на корабли и уходить в море. С наступлением дня в игру включилась германо-итальянская авиация — в результате ее действий были потоплены флагман конвоя — крейсер «Coventry», эсминец «Zulu» и еще три буксира.

Операция «Эгримент» закончилась полным фиаско. То, что перед ее началом адмирал Харвуд (Harwood) назвал «актом отчаянного героизма», оказалось весьма дорогостоящим поражением британцев. Кроме погибших кораблей, флот и десантная группа потеряли 740 человек, 576 из которых попало в плен. Из боя вышло всего 90 морских пехотинцев, а коммандос из отряда А попали в окружение, из которого удалось вырваться всего трем бойцам. Отряду Хэзлдена пришлось отступать по пустыне в обратном направлении.

В апреле 1942 года Комитет начальников штабов принял решение осуществить самый крупный рейд из всех, которые предпринимались до сих пор. Ма-унтбэттену была поставлена задача захватить крупный действующий порт на берегу Франции, проведя таким образом разведку боем на предмет определения принципиальной возможности вторжения союзных войск на континент. К операции привлекались в основном канадские войска: части 2-й пехотной дивизии и танковый полк. Войска особого назначения были представлены 3, 4 и 10-м (межсоюзническим) отрядами, а также 1-м отрядом коммандос (так называемый батальон А) морской пехоты и небольшим контингентом американских рейнджеров. Целью рейда выбрали город и порт Дьепп. Согласно плану операции, получившему название «Jubilee» («Юбилей»), канадская пехота, поддержанная высаженными на берег танками «Churchill», должна была овладеть портом, а многочисленные силы спецназначсния получили задачу прикрытия флангов, подавления береговой обороны и разрушения близлежащего военного аэродрома. Поскольку рейд носил экспериментальный характер, высаженные войска должны были удерживать Дьепп в течение суток: за это время в случае настоящего вторжения в порту успели бы разгрузиться второй и третий эшелоны десанта. Вначале планировалось нанести по городу непосредственно перед высадкой бомбовый удар и выбросить парашютный десант. Однако затяжная полоса плохой погоды помешала привлечь к операции ВДВ и авиацию. Начавшийся 19 августа рейд проходил без поддержки бомбардировщиков, а вместо парашютистов пришлось использовать коммандос. В этих условиях основную ставку пришлось делать на эффект внезапности.

19 августа в 3.47 утра левый фланг широкого построения британских кораблей был обнаружен немцами и фактор внезапности был утерян. Высаживаясь под огнем на укрепленный немцами дьеппский пляж, канадцы понесли тяжелые потери и забуксовали в прибрежной полосе. Лишь на правом фланге 4-й отряд коммандос лорда Ловата (Lovat) сумел добиться одного из считанных за всю операцию успехов, уничтожив береговую батарею на вершине прибрежного утеса под Варанжвилем. Отряд разделился на две группы, одна из которых вела отвлекающие действия с фронта, а вторая, под руководством самого Ловата, зашла с фланга. После ожесточенного боя все шесть 150-мм орудий были уничтожены, а отряд отошел к берегу и погрузился на десантные корабли. Во время этой схватки отличился капитан Пэт Портес (Porteus), поведший свою группу на батарею в лоб, через проволочные заграждения. Раненый в обе ноги капитан впоследствии был представлен к Кресту Виктории.

Транспорты, доставившие к Дьеппу 3-й отряд коммандос, на подходе к берегу попали под ураганный огонь противника и рассеялись. На французскую территорию удалось высадиться только 18 солдатам отряда под командованием майора Питера Янга (Young). Эта маленькая группа тем не менее решительно атаковала расположенную там немецкую батарею Хесса. Не имея достаточно сил для штурма вражеских позиций, люди Янга вели по ее амбразурам огонь из автоматического оружия до тех пор, пока не расстреляли весь боекомплект — все это время батарея молчала.

У других частей коммандос дела шли гораздо хуже. Когда несколько десятков морских пехотинцев отряда А высадились на берег и их командир увидел масштабы развернувшегося побоища, то немедленно понял, что закрепиться на плацдарме невозможно, и успел отдать приказ об отходе на корабли — в следующее мгновение он был убит. Французы из 10-го отряда и получившие в этой операции боевое крещение рейнджеры также были вынуждены отойти. Забрав с собой немногочисленных пленных, британцы спешно погрузились на баржи и отплыли обратно в Нью-Хейвен.

Результаты рейда оказались поистине катастрофическими. Из 6000 участников десанта более 4000 погибли, были ранены или попали в плен. Немцы захватили 29 увязших на мелководье танков «Churchill», свыше 1500 единиц стрелкового оружия, 130 минометов и большое количество снаряжения. Королевские ВВС потеряли 100 самолетов против примерно 50 германских. Флот лишился одного эсминца, нескольких десантных транспортов и примерно 500 человек из числа их экипажей. В сравнении с канадцами, коммандос понесли не очень большие потери, но рейд показал, что без поддержки с воздуха и моря провести подобные крупные операции больше не удастся — немцы сделали из прошлого опыта правильные выводы и резко усилили противодесантную оборону пролива.

Кроме военно-стратегической, дьеппские события имели еще одну негативную сторону. Когда боевые действия закончились и немцы овладели всей территорией английского плацдарма, они обнаружили трупы 12 своих солдат, попавших в плен в первые минуты боя. Солдаты были скручены веревками так, что погибли от удушья. Кроме того, гитлеровцы обнаружили секретную британскую инструкцию, в которой говорилось, что «в ходе рейда следует брать как можно больше пленных, связывая их так, чтобы они не смогли уничтожить свои документы». Разозлившиеся немцы немедленно надели наручники на всех взятых в плен англичан. В октябре 1942 года, после британского рейда на остров Сарк (Нормандский архипелаг), среди трупов погибших был повторно обнаружен погибший от удушья пленный немец со слишком туго затянутыми за спиной вязками.

После этого случая Гитлер издал свой печально знаменитый «Kommando-Befehl» от 18 октября 1942 года, в соответствии с которым бойцы отрядов коммандос, САС и других диверсионных частей и подразделений подлежали в случае пленения расстрелу на месте. 

Ниже приводится текст этого приказа.
"Уже неоднократно наши противники применяли методы ведения войны, запрещенные Женевской конвенцией. Особенную жестокость проявляют так называемые коммандос, набираемые из числа уголовных преступников. Захваченные нами документы однозначно свидетельствуют о том, что коммандос получили приказ жестоко обращаться с пленными и даже убивать их в том случае, если пленные окажутся помехой. Установлено, что коммандос не стесняются выполнять этот приказ. На основании вышеизложенного… немецкая армия оставляет за собой право применять аналогичные методы ведения войны по отношению к членам диверсионных групп, то есть обнаруженных диверсантов следует убивать на месте.
Я приказываю: физически уничтожать всех участников рейдов так называемых коммандос, даже если последние носят военную униформу.
Настоящий приказ не распространяется на солдат противника, взятых в плен во время обычных боев (большие общевойсковые операции, морские или воздушные десанты). Приказ также не распространяется на пленных летчиков и моряков. Любой член НСДАП или офицер, нарушивший настоящий приказ, будет предан суду военного трибунала.
Адольф Гитлер".

На протяжении последующих трех лет войны по этому приказу были казнены многие сотни попавших в плен бойцов отрядов коммандос, ВДВ, САС, СБС, LRDG и морской пехоты. Первый пример такого рода не заставил себя ждать — в декабре 1942 года разведгруппа 2-го отряда провела успешную акцию по уничтожению электростанции в норвежском городке Гломфьорд. Станция питала электричеством стратегический завод по производству алюминия. Коммандос сумели заложить заряд взрывчатки в машинном зале, а также перерезать линии коммуникаций. При отходе диверсанты потеряли одного человека убитым, а еще восемь попало в плен. В соответствии с приказом Гитлера два офицера коммандос были немедленно расстреляны.

Планирование операции в Дьеппе привело английских специалистов из штаба Объединенных десантных операций к мысли о необходимости создать большое количество вспомогательных частей специального назначения, призванных наравне с коммандос обеспечивать высадку на обороняемое противником побережье больших масс войск. Во исполнение этого решения в 1942 году была создана так называемая береговая команда Королевского военно-морского флота (Coastal Command of the Royal Navy). Ее личный состав был обучен обеспечению высадки на берег с десантных барж пехотной бригады полного состава с частями обеспечения, транспортными средствами и предметами снабжения. В каждое подразделение береговой команды входили главный высадочный офицер, три высадочных офицера, шесть вспомогательных высадочных офицеров, три старшины, шесть унтер-офицеров, 18 матросов 1-го класса и 39 матросов. Личный состав подразделения делился на три группы, каждая из которых придавалась пехотному батальону. Функции этих групп фактически были идентичны задачам американских рейнджеров и саперов-штурмовиков: высаживаясь на берег сразу после первой волны десанта, моряки должны были гасить пожары и отбуксировывать из зоны высадки затопленные или поврежденные плавсредства. Кроме того, в их обязанности входила корректировка (с помощью радио— и световых сигналов, мегафона и т. д.) движения к назначенным участкам десантных барж, уничтожение небольших опорных пунктов противника, расчистка прибрежной полосы от заграждений, а зачастую и ведение боя в качестве обычной пехоты. Многие офицеры и матросы береговой команды, принимавшие участие в рейде на Дьепп, рекрутировались из состава Королевского канадского ВМФ. Значительное количество этих людей погибло под немецким огнем или попало в плен.

Еще одним специализированным «штурмовым» формированием, участвовавшим в обеспечении высадки на берег, стали сформированные к 1944 году передовые части наведения королевских ВВС. Солдаты и офицеры этих групп обеспечивали устойчивую связь между десантными частями, кораблями и штабами авиационных соединений. В ноябре 1942 года 1-й и 6-й отряды коммандос приняли участие в высадке американских войск в Алжире (операция «Torch» — «Факел»). В их задачу входил захват плацдармов и нейтрализация береговой артиллерии вишистов. Приказ был выполнен в точности, но затем диверсантов начали использовать в качестве обычной пехоты, В завязавшихся боях не имевшие тяжелого вооружения коммандос понесли тяжелые потери: когда в апреле следующего года оба отряда отвели с фронта, их суммарная численность не превышала 150 человек.

К началу 1943 года союзному командованию стало ясно, что эпоха рейдов уходит в прошлое. Как на Средиземном море, так и на северо-западе Европы англичане и американцы давно и прочно овладели стратегической инициативой и перешли в решительное наступление. От сил специальных операций в этих условиях требовалось выполнения задач иного рода — проведение диверсий постепенно перешло в функции формирований SOE. Надобность в коммандос в том виде, в каком они существовали с 1940 года, отпала, однако их отряды прошли реорганизацию и впредь стали использоваться в качестве отборной легкой штурмовой пехоты (так, 41-й отряд морской пехоты в сентябре 1943 года осуществлял обеспечение высадки войск 8-й английской армии на юге Италии).

В рамках этой деятельности все наличные силы коммандос — 16 отрядов, как армейских, так и морской пехоты, в конце 1943 года свели в четыре бригады особого назначения (S. S. Brigade). Высшей оперативной единицей, объединившей бригады, стала группа особого назначения (Special Service Group), которую возглавил генерал-майор Р. Дж. Стерджес (Sturges). Согласно штатному расписанию, боевой состав частей группы был следующим:
- 1-я бригада (дислоцирована в Южной Англии), бригадир лорд Ловат: 3, 4, 6-й отряды, 45-й отряд морской пехоты;
- 2-я бригада (дислоцирована в Южной Италии), бригадир Т. Д. Л. Ч. Черчилль: 2-й, 9-й отряды,. 40-й и 43-й отряды морской пехоты;
- 3-я бригада (дислоцирована в Индии), бригадир Д. И. Нонуэйлер (Nonweiler): 1-й, 5-й отряды, 42-й и 44-й отряды морской пехоты;
- 4-я бригада (дислоцирована в Южной Англии), бригадир Б. У. Лейстер (Leicester): 41,46 и 47-й отряды морской пехоты, 10-й межсоюзнический отряд.

Кроме того, группа Стерджеса насчитывала в своем составе отряд кораблей особого назначения (Special Boat Unit) и инженерно-саперный отряд морской пехоты (R. M. EngineerCommando). К числу вспомогательных подразделений относились: отряд обеспечения (Holding Commando), центр общей подготовки (Commando Basic Training Centre), центр обучения ведению боев в условиях высокогорья (Commando Mountain Warfare Centre) и так называемая «группа второго эшелона» (Group 2nd Echelon), также относившаяся к морской пехоте. Как и прежде, штурмовые отряды коммандос высаживались в первых рядах десанта, но дальше им приходилось сражаться в качестве пехоты. Соответственно были изменены организационная структура каждого отряда, его вооружение и оснащение.

В 1943 году в состав каждого отряда входили штаб (командир в звании подполковника, его заместитель — майор, адъютант, полковой сержант-майор, личный состав штаба и группа связи), 5 боевых групп (с 1-й по 5-ю) и группа тяжелого оружия.

В группу (Troop) входили управление (командир в звании капитана, сержант-майор, санинструктор и вестовой) и две секции. В каждой секции, кроме командира, сержанта и вестового, по штату насчитывался 31 солдат. В свою очередь, секции подразделялись на два отделения (подсекции) в следующем составе: ланс-сержант, капрал, два ланс-капрала и 10 рядовых. Группа тяжелого оружия насчитывала 39 военнослужащих и имела в своем составе две секции: 3-дюймовых минометов и станковых пулеметов Vickers Mk I.

В это же время произошли перемены в руководстве частями коммандос: Маунтбэттен отбыл на Дальний Восток координировать боевую работу спецчастей на Тихоокеанском театре. Пост начальника Управления объединенных операций занял бывший командир Бригады особого назначения генерал-майор Роберт Лэйкок. Наконец, в конце 1944 года нелюбимое коммандос название «Special Service» было отменено: отныне все бригады именовались «бригадами коммандос».

1-я и 4-я бригады особого назначения в ходе боев за овладение плацдармом соединились с высадившейся в Нормандии еще до рассвета 6-й воздушно-десантной дивизией и в дальнейшем действовали совместно. Бригады Ловата и Лестера прикрывали восточный фланг английского участка. Высаживавшиеся на берег части 1-й бригады сопровождали волынщики, подбадривавшие солдат шотландским маршем «Battle on the Tyne».

Высадка в английских секторах началась примерно через час позже американцев. 41-й отряд коммандос, понесший большие потери во время высадки, двинулся в направлении Лион-сюр-Мер (крайний западный фланг участка «Суорд»), который и взял после ожесточенного штурма, прикрыв десантирование линейных частей. Важная роль в высадке в английских секторах была возложена на королевскую морскую пехоту. Ее подразделения, участвовавшие во вторжении, были оснащены устаревшими крейсерскими танками «Centaur», вооруженными 95-мм короткоствольной гаубицей. Эти машины должны были обеспечить непосредственную огневую поддержку всех выбравшихся на берег частей. Однако вскоре выяснилось, что эти танки были совершенно не приспособлены для транспортировки на десантных баржах: при перегрузке танков на эти суденышки с транспортов опрокинулось и утонуло несколько десятков «Центавров». Таким образом, 2-й канадский армейский корпус, высаживавшийся на участке «Джуно», из 40 танков сумел доставить на берег только шесть, причем возня с перегрузкой позволила высадить машины уже после того, как в них отпала надобность, — боевые порядки пехоты уже прошли передовую линию укреплений немцев. Аналогичная картина наблюдалась и на участке «Голд», где с большим опозданием на берег выгрузили лишь несколько танков.

В летних боях 1944-го обе бригады понесли серьезные потери. 1-я бригада после 83 дней непрерывных боев отведена в тыл, 4-я продержалась на фронте два месяца, после чего в конце августа участвовала в форсировании Сены. Бригада лорда Ловата вернулась на фронт в январе 1945 года, где участвовала в отражении немецкого наступления в Арденнском выступе. После начала общего контрнаступления союзных войск 1-я бригада привлекалась к форсированию Рейна в районе Везеля (март), в апреле участвовала во взятии Оснабрюка и преодолении немецкой обороны по Везеру. 29 апреля 1945-го коммандос бригады форсировали нижнее течение Эльбы и взяли Лауенбург, а затем вышли к побережью Балтики, где несли оккупационную службу вплоть до момента своего расформирования в 1946 году.

4-я бригада в ноябре 1944 года привлекалась к проведению фантастической по смелости операции на острове Вальхерен, прикрывавшем устье Шельды и не дававшем союзникам с толком использовать жизненно важный для них грузовой порт Антверпен: 500 коммандос сумели сломить сопротивление полуторатысячного немецкого гарнизона. Детальная подготовка операций началась в октябре, а в следующем месяце остров был взят комбинированной высадкой с нескольких направлений. При этом 4-я бригада коммандос прикрывала действия морской пехоты. С декабря 1944 года вплоть до капитуляции рейха 4-я бригада занимала оборону вдоль реки Маас к северу от Шельды. После окончания войны ее части ввели в Германию для поддержания оккупационного режима, а затем перебросили в Англию, где расформировали в 1946-м.

2-я бригада «Бешеного Джека» Черчилля с момента своего образования в конце 1943 года сражалась на Средиземноморье. Бригада участвовала в боях в Италии, на островах в Адриатике, в десанте под Анцио и в рейдах на побережье Албании (в том числе известный рейд на албанский порт Саранде с острова Корфу) и Югославии. В начале 1945-го ее подразделения были переброшены на север Италии и совместно с силами SBS приняли участие в форсировании озера Комаккьо. Вскоре после этого группировка Кессельринга капитулировала: бригада несла оккупационную службу в северной части страны до своего расформирования в 1946 году.

9-й отряд тем временем участвовал в высадке в Анцио (22 января 1944.года) на итальянском побережье, так же как и 43-й отряд морской пехоты.

На протяжении 1942 — 1944 годов отряды коммандос совместно со своими коллегами вели ожесточенную «малую войну» в тылу японцев в Малайе и Бирме. 3-я бригада особого назначения в конце 1943 года по морю была переброшена на Дальний Восток и организовала несколько рейдов на территории Бирмы (в том числе на побережье Аракана). Заместителем ее командира с конца 1944 года назначен полковник Питер Янг, герой Дьеппа, служивший в коммандос с первого дня их формирования. В январе 1945-го части 3-й бригады высадились на полуостров Мьебон (район Каньгау) и долго обороняли его, отражая отчаянные атаки врага. После этого понесшая довольно большие потери бригада отведена в Индию, где начала подготовку к планируемому десанту в Британскую Малайю. Однако операция не состоялась: после августовских атомных бомбардировок вооруженные силы Японии фактически прекратили сопротивление. Сразу после подписания капитуляции 3-ю бригаду перебросили в Гонконг, где она несла гарнизонную службу. В 1946 году после расформирования армейских частей коммандос бригада официально зачислена в ряды Корпуса морской пехоты.

В 1946 году на парламентских выборах в Великобритании победили лейбористы и Черчилля на посту премьера сменил Клемент Эттли (Attley). Новому главе правительства не было дела до положения в вооруженных силах: война уже кончилась. Результат не замедлил себя ждать: лишившиеся в лице Черчилля могучего покровителя, коммандос незамедлительно пали жертвой интриг высшего военного руководства. За исключением 3-й бригады, переименованной в бригаду коммандос морской пехоты, в 1946 году все соединения оказались расформированными.

Личному составу 1-й бригады коммандос приказ о расформировании зачитал сам начальник Управления объединенных операций генерал-майор Лэйкок: «Мне выпало сообщить вам, коммандос, вам, сражавшимся в Норвегии, на Нормандских островах, во Франции, в Бельгии, в Голландии, в Германии, в Африке, в Египте, на Крите, в Сирии, на Сицилии, в Италии, на островах Адриатики, в джунглях Бирмы и Аракана… с огромным сожалением… ваше соединение расформировано». Ниже приводится список существовавших во время войны отрядов коммандос:
1-й отряд — сформирован в середине 1940 года из солдат «отдельных рот» территориальной армии и парашютистов. Принимал участие в рейдах на побережье Франции и Норвегии и высадке американских войск в Алжире (операция «Torch», ноябрь 1942 года). Расформирован в 1946 году;
2-й отряд — сформирован летом 1940 года из личного состава «отдельных рот». В 1941 году преобразован в парашютный и передан САС: вместо него до конца года создан новый 2-й отряд. После разгрома и тяжелых потерь в рейде на Сен-Назер отряд переформировали во второй раз. Впоследствии направлен на Средиземное море. Участвовал в высадке на Сицилии, в Италии и Югославии. Расформирован в 1946 году;
3-й отряд — сформирован в июле 1940 года из личного состава добровольческих формирований. В 1940 — 1942 годах участвовал в рейдах на Лофотенские острова, Ваагсе и Дьепп. В 1943-м переброшен в Средиземноморье, высаживался на Сицилии и в Италии. После возвращения в Великобританию использовался в Нормандской операции, после чего воевал в континентальной части Европы (форсирование Рейна и Эльбы). Расформирован в 1946 году;
4-й отряд — сформирован в июле 1940 года из добровольцев. Участвовал в рейдах 1940 — 1942 годов. Задействовался в Нормандской десантной операции и последующих боях во Франции; принимал участие в захвате Вальхерсна. Расформирован в 1946 году;
5-й отряд — сформирован в июле 1940 года, укомплектован добровольцами. Использовался в рейдах 1940 — 1942 годов, затем направлен на Мадагаскар. В 1944 году направлен в Индию, участвовал в боях в Бирме до конца войны. В 1945-м объединен с 1-м батальоном до момента их расформирования в следующем году.
6-й отряд — сформирован летом 1940 года из добровольцев. Осенью 1942 года участвовал в высадке в Алжире, затем — в Нормандской операции (командир — подполковник Питер Янг). Затем обеспечивал форсирование канала Юлианы на Маасе, Рейна, Везера и Эльбы. Расформирован в 1946 году;
7-й отряд — сформирован в августе 1940 года, укомплектован добровольцами. В начале 1941 года направлен на Ближний Восток, входил в состав «Layforce». В мае переброшен на Крит, где был практически полностью разгромлен — остатки отряда распределены по другим частям;
8-й отряд — сформирован летом 1940 года из добровольцев (в основном из солдат Гвардейской пехотной бригады, по этой причине именовался Guards Commando). В начале следующего года вошел в состав «Layforce», воевал на Крите. Остатки отряда эвакуированы в Египет и расформированы;
9-й отряд — сформирован летом 1940 года из добровольцев и солдат «отдельных рот». В 1942 году сражался в Марокко и Алжире, затем — в Италии, материковой части Греции и на островах Эгейского моря. Расформирован в 1946 году;
10-й межсоюзнический (Inter-Allied) отряд— начало формирования относится к августу 1940 года. В связи с небольшим числом завербованных добровольцев последних перевели на укомплектование уже имеющихся частей коммандос. В начале 1942-го вновь сформирован из числа солдат и офицеров «армий в изгнании»: французов, голландцев, норвежцев, бельгийцев, датчан, поляков, югославов и некоторого числа англичан. Отряд использовался в рейдах на территорию ряда оккупированных европейских стран, в 1944 году принимал участие в открытии второго фронта и боях в континентальной Европе. Расформирован в середине 1945 года;
11-й (шотландский) отряд — сформирован в июне 1940 года из добровольцев — солдат и офицеров шотландских частей. В начале 1941-го направлен в Египет, где вошел в состав «Layforce». Летом, после боев на североафриканском фронте, направлен на Кипр, где расформирован ввиду почти полной потери боеспособности. Личный состав отряда передан для пополнения других частей коммандос на Средиземноморском театре;
12-й отряд — сформирован в начале 1941 года в Северной Ирландии, укомплектован добровольцами. Участвовал в полном составе в рейде на Лофотенские острова 12 декабря 1941 года и в других операциях. Особенно активно действовал в 1943 году, практически непрерывно тревожа позиции немцев. Расформирован в декабре 1943-го ввиду тяжелых потерь. Остатки отряда сведены в специальное подразделение «Northforce», предназначенное для проведения разведки и рейдов на побережье Норвегии;
14-й отряд — сформирован в 1943 году в качестве специальной части, предназначенной для проведения операций в Заполярье. Провел один неудачный рейд в Норвегию, после чего расформирован. В конце года из личного состава отряда сформировано спецподразделение «Thimberforce» с задачей осуществления рейдов на территорию Норвегии за Полярным кругом;
30-й отряд — сформирован в 1941 году. В состав отряда входило три отделения: 33-е (морская пехота), 34-е (сухопутные войска), 36-е (военно-морской флот). Основной задачей 30-го отряда являлся сбор разведданных, поэтому его подразделения в основном занимались глубинными разведывательными рейдами в тылу противника. Впоследствии переименован в 30-й штурмовой (Assault) батальон. 50-й и 52-й отряды — сформированы в конце 1940 года в Египте из числа добровольцев. В начале следующего года слиты в так называемый отряд О и включены в состав соединения «Layforce». В мае переброшены на Крит, где полностью разгромлены. После эвакуации в Египет отряд D расформирован; Ближневосточный отряд (Middle East или М. Е. Commando) — сформирован в Египте из остатков «Layforce» под командованием полковника Лэйкока. Расформирован в 1942 году;
51-й отряд — сформирован в 1940 году в Палестине, укомплектован добровольцами. Участвовал в боях с итальянскими войсками в Абиссинии и Эритрее, затем включен в состав Средиземноморского отряда.

Вооружение и экипировка
Все без исключения коммандос обучались использованию любого английского, немецкого, американского и французского стрелкового оружия. Основным оружием спецподразделений в период 1941 — 1943 годов стал поставлявшийся по ленд-лизу американский 11,43-мм пистолет-пулемет Томпсона различных модификаций. Высокая насыщенность (до 100 %, исключая первые номера пулеметных расчетов) подразделений коммандос этим грозным оружием стала настолько символичной, что «Tommy gun» образца 1928 года (еще с деревянной рукояткой на цевье) включили даже в эмблему Управления общевойсковых операций. Поскольку аналогичные патроны использовались в автоматическом пистолете Colt М1911А1, коммандос предпочитали его отечественным «уэбли» и «браунингам».

Все бойцы частей коммандос, а с ними и других британских частей особого назначения вооружались весьма разнообразным ассортиментом холодного оружия (ножами и дубинками). Настоящим символом этих отборных войск стал обоюдоострый кинжал производства фирмы «Fairbairn & Sykes» № 2. Это оружие получило широкое распространение в спецвойсках в 1942 году. Имелось два варианта кинжала: ранний и поздний. Первый имел обоюдоострое лезвие в форме штыка длиной 33 сантиметра. Все детали кинжала изготавливались из нержавеющей стали. Круглая в сечении рукоять снабжалась надфильной насечкой, небольшая гарда слегка изогнута. Поздний образец отличался латунными рукоятью и гардой. Насечка надфильная. У обоих образцов на пятке клинка методом чернения изображалось фирменное клеймо: «F. & S. Fighting Knife».

Ножны из коричневой кожи почти не отличались друг от друга, но их металлическая пятка в раннем образце была из стали, а в позднем — из латуни. Кроме того, поздние ножны снабжались специальными выступами, за которые оружие можно было пришить к штанине обмундирования. Наконец, самый последний вариант кинжала имел латунную отделку с глубокой поперечной насечкой и целиком вороненый клинок без надписей. С момента своего появления кинжал стал широко использоваться в эмблематике коммандос.

Коммандос использовали еще несколько образцов боевых ножей. Все они имели массивные литые рукояти из латуни с отверстиями для пальцев и служили комбинированными ножами-кастетами. Кинжал «Fairbairn & Sykes» № 1 отличался рукоятью в форме стилизованного черепа и лезвием длиной 33 см. Другой вариант ножа-кастета — ВС 41 выпуска времен первой мировой имел крайне примитивную конструкцию (клинок приклепан к латунной рукояти-кастету с правой стороны). Лезвие затачивалось с верхней стороны: это облегчало возможность перерезать горло вражескому часовому, напав на него сзади. Длина клинка 21,5 сантиметров. Коммандос имели и специальный «боевой мачете», сильно отличавшийся от джунглевого «боло». Его широкое и тяжелое лезвие имело длину 40 сантиметров. Рукоять изготавливалась из коричневого бакелита, его навершие, гарда и болты крепления — из латуни. В отверстие навершия продевался кожаный темляк. Мачете носили на поясе в суконном чехле-ножнах. За внешнее сходство оружие было прозвано «Roman Sword» или «Gladius» (римский меч).

Коммандос вооружались и обычными армейскими штыками: старыми ножевидными, либо новыми, N 4 Mk II, чем-то напоминавшими советские четырехгранные.

Пулеметчики (первые номера), состоявшие в отрядах коммандос, обычно вооружались пистолетами, что в то время было весьма необычно для британской армии. Матерчатое полевое снаряжение образца 1937 года не отличалось от общеармейского и включало в себя поясной и два плечевых ремня, два подсумка, флягу и лопатку. Интересно, что перед рейдом на Сен-Назер коммандос 2-го отряда имели выбеленную экипировку, чтобы отличать в темноте своих бойцов от солдат противника. Самым характерным предметом снаряжения коммандос стал рюкзак норвежского образца, получивший название «Bergen». Этот чрезвычайно удобный рюкзак впервые в британской армии заменил в частях коммандос пехотный полевой ранец. «Берген» шился из прочной прорезиненной материи цвета хаки с надежными швами, благодаря чему являлся практически водонепроницаемым: на первых порах он использовался для переноски взрывчатых веществ. Он имел привычную, по нынешним меркам, конструкцию: затягивающуюся шнурками горловину и клапан; снаружи к нему пришивались вместительные карманы, а на нижней поверхности рюкзака в петлях обычно носили свернутую подстилку для сна. Рюкзак имел станок из тонких стальных труб, позволявший равномерно распределять нагрузку вдоль туловища солдата.

Несмотря на все преимущества «Бергена», носить его со стандартной пехотной экипировкой образца 1937 года было очень неудобно. По этой причине специально для коммандос разработали так называемую легкую штурмовую экипировку образца 1942 года. Ее основу составил сшитый из коричневой материи жилет с двумя изогнутыми нагрудными подсумками. Размер последних позволял переносить в них все виды боеприпасов вплоть до больших рожковых магазинов к ручному пулемету BREN. Карманы прошивались прочной белой нитью, усиливались металлическими уголками и застегивались на костыльки из некрашеного дерева. Жилет фиксировался на груди специальными лямками; сзади к нему на специальном креплении присоединялась разборная саперная лопатка-мотыга и ножны для штыка. Как правило, перед боем тяжелые рюкзаки сбрасывались и коммандос действовали налегке.

На этом легкая штурмовая экипировка исчерпывалась. Однако поскольку диверсантам приходилось длительное время действовать в отрыве от баз снабжения, вопрос обеспечения солдат боеприпасами был жизненно важным. По этой причине коммандос были буквально навьючены патронными подсумками. Так, в дополнение к штурмовому жилету практически все бойцы специальных отрядов продолжали носить два больших стандартных армейских подсумка образца 1937 года, а довершали картину вооруженного до зубов диверсанта два американских патронташа с винтовочными обоймами, переброшенных крест-накрест через плечи. Ко всем предметам снаряжения прицеплялись ручные осколочные гранаты Миллза М36 (или № 36). Все бойцы отрядов коммандос, участвовавшие в десантных операциях, оснащались стандартным военно-морским спасательным поясом. Последний включал в себя белую прорезиненную камеру, опоясывающую спереди торс солдата и заключенную в матерчатый чехол грязно-синего, почти черного цвета. Пояс надевался через голову под снаряжение и поддерживался двумя наплечными лямками. Надувался он с помощью легких владельца через специальную трубку с вентилем.

Все без исключения коммандос снабжались морским пеньковым шестипрядным линем, незаменимым в десантных операциях и при подъеме в горах. Линь обвязывался вокруг талии либо забрасывался за шею и пропускался под мышками, фиксируясь специальным деревянным костыльком. Горную экипировку коммандос дополняли альпинистские ботинки и прочее специальное оборудование. В качестве средства передвижения по снегу коммандос использовали специальные укороченные лыжи с обычными креплениями.

Противохимическими средствами коммандос обычно пренебрегали, но после их переориентирования на выполнение задач легкой пехоты им пришлось получить полный комплект снаряжения пехотинца британской армии. Облегченная модель армейского противогаза (в отличие от старого, он носился не в громоздком нагрудном чехле, а в небольшой сумке, надевавшейся через плечо) была выдана всем без исключения военнослужащим перед вторжением 6 Европу: к угрозе химической войны со стороны Германии союзники относились очень серьезно. Под стать индивидуальной экипировке коммандос были и их десантно-высадочные средства, в частности транспорты. В качестве примера можно привести десантный транспорт «Princess Beatrix», в прошлом — ходивший через Ла-Манш быстроходный пассажирский паром. После мобилизации это судно с отличными мореходными характеристиками было вооружено зенитной артиллерией и оснащено крановой системой спуска на воду штурмовых катеров. Транспорт принял участие во многих британских рейдах на европейское побережье.
Средства доставки коммандос на берег — так называемые штурмовые катера, — также отличались разнообразием. Основным типом с 1942 года стали катера LCA (Landing Craft Assault), перевозившие 35 полностью экипированных солдат либо LCM (Landing Craft Mechanized), бравшие на борт по одной единице бронетехники. Транспорт «Princess Beatrix» мог доставлять в заданную точку шесть катеров типа LCA и два — четыре LCM.

Униформа
До введения конца 1942 года коммандос носили обмундирование своих старых частей — это подчеркивало импровизированный характер вновь созданных войск. Впоследствии коммандос сменили большое количество образцов одежды и снаряжения, пытаясь найти наиболее отвечающее их задачам.

С первых дней существования частей особого назначения их солдаты были избавлены от мелочных дисциплинарных придирок, ставших притчей во языцех в остальной британской армии. Это касалось и униформы: старое викторианское правило «spit & polish» («хрустеть и блестеть»), определявшее требования к внешнему виду солдата, было решительно отменено. Солдаты и офицеры в полевых условиях одевались как кому удобнее: боец мог носить тропические шорты, куртку «battledress», вязаную шапку, рыбацкий свитер и прочие экзотические предметы. Шотландцы, служившие в 11-ми прочих отрядах часто носили килты, в том числе и в рейдах.

Части, дислоцированные на Средиземноморье, одевались в тропическое обмундирование песочного цвета. Подразделения 6-го отряда, участвовавшего в операции «Torch», получили элементы американской униформы — полевую куртку и стальной шлем. Это делалось для того, чтобы не провоцировать французов, не испытывавших симпатии как к своим победителям-немцам, так и к вчерашним союзникам — англичанам. Винтовки и пулеметы, как правило, тоже были предоставлены американцами. Все прочее обмундирование и снаряжение — обычного для коммандос образца (в том числе кинжал и моток веревки).

С 1942 — 1943 годов полевая униформа коммандос была стандартизирована и приведена в соответствие единым нормам. Однако, как правило, на повседневном обмундировании все коммандос носили эмблемы армейских полков, из которых были переведены в Службу особого назначения. Помимо всего прочего, это обеспечивало относительную конспирацию.

Большое распространение в частях специального назначения получила полевая форма канадского производства, широко распространенная только в частях, сформированных этим доминионом. При идентичном британскому покрое канадская форма шилась из гораздо более качественной ткани, а ее расцветка была темнее. Коммандос, тщательно следившие за своим внешним видом, старались одеваться «с иголочки», а потому предпочитали заокеанский вариант униформы грубоватому и тяжелому отечественному обмундированию из саржи. Поздние варианты штурмовой униформы отличались двумя клапанами на пуговицах чуть выше коленного сгиба левой штанины: в них вставлялись ножны кинжала, которые еще и пришивались к штанине за специальные кожаные «крылышки».

Обувь была различной: либо армейские подкованные бутсы, либо специальные матерчатые гимнастические ботинки с резиновыми подошвами, похожими на галоши. Глубокий протектор этой обуви помогал сохранять устойчивость на скользкой палубе корабля, а толстая резина обеспечивала бесшумное передвижение. К зиме 1944/1945 годов коммандос получили камуфлированную десантную куртку Денисона. В сочетании с зеленым беретом куртка придала им настоящий «спецназовский» вид. В случае если боец коммандос прошел парашютную подготовку, в верхней части его правого рукава нашивалась эмблема ВДВ (крылья и парашют) — эта же эмблема дублировалась на правом рукаве куртки «battle-dress»[12]. Обмундирование дополняли воздушно-десантные ботинки SV.

Личный состав 12-го и 14-го отрядов, подготовленных для действий в Заполярье, получил специальное арктическое обмундирование. Шапки цвета хаки с козырьком и наушниками имели белую меховую подкладку. Поверх армейского обмундирования надевались светло-серые непродуваемые штормовки и штаны с коричневыми пластмассовыми пуговицами, снабженные капюшоном и вместительными карманами. Униформу дополняли лыжные финские ботинки и солнцезащитные очки. Обмундирование носили с рюкзаком «Берген» и легкой штурмовой экипировкой. В таком снаряжении коммандос провели рейд на завод тяжелой воды в Телемарке. Действовавшие на Дальнем Востоке части 3-й бригады носили тропическое обмундирование цвета «джунглевый зеленый» со всеми положенными предметами униформы и экипировки и зеленые береты. Специальное снаряжение в основном ограничивалось мотком веревки и джунглевым мачете «боло».

Стальной шлем коммандос даже в бою носили не всегда: во время «тихих» рейдов на вражескую территорию вместо него надевали так называемые лофотенские вязаные шапочки рыбацкого фасона, а затем — береты.

На шее многие коммандос носили зелено-коричневые маскировочные сетки-кашне, использовавшиеся для прикрытия лица. Открытые участки тела предписывалось покрывать слоем черного или темно-коричневого маскировочного крема.

До введения в 1942 году единых для всех отрядов коммандос предметов обмундирования — зеленого берета, стандартных нарукавных нашивок и эмблемы Управления объединенных операций — использовалась символика собственной разработки.

Головные уборы на первых порах также отличались разнообразием. В большинстве отрядов до 1942 года использовался форменный шотландский берет «Tam`o`Shanter», сшитый из нескольких кусков сукна мундирного цвета. Берет имел широкий матерчатый борт и помпон цвета хаки. В 9-м и 11-м отрядах слева на берете носили низкий черный, а в 5-м — оранжевый султан. Основание султана обычно находилось чуть выше кокарды, носили его как с эмблемой, так и без нее. Известно несколько вариантов кокард на «Тэм`о`Шэнтер» (все они пришивались к левому приподнятому борту). Так, в 11-м отряде носили форменные кокарды различных шотландских полков, личным составом которых комплектовалось подразделение. 5-й и 6-й отряды отличались прямоугольными черными нашивками. На них в 6-м отряде изображалась белая римская цифра VI, а в 5-м — оранжевые скрещенные мечи и цифра У. Во 2-м отряде имелось даже два варианта эмблемы на головной убор — солдатская и офицерская. В первом случае на черном матерчатом щитке вышивался белый кинжал, во втором клапан был иной формы, а изображение кинжала дополнялось белыми буквами SS. На левой стороне полевой пилотки в Ближневосточном отряде носили латунную эмблему — нож-кастет, такой же, как на нарукавной нашивке.

С конца 1942 года коммандос стали носить берет зеленого цвета с кожаным бортиком, сшитый по образцу воздушно-десантного. Эмблемы на левом борту берета были самыми различными: большинство солдат и офицеров носило на них кокарды армейских полков и батальонов, из которых их перевели в коммандос. В отрядах коммандос, имевших собственные кокарды, на беретах помещалось их изображение (например, во 2-м отряде — черный треугольник с белым изображением кинжала). 9-й отряд продолжал носить на беретах свои эффектные черные султаны. Морские пехотинцы отличались эмблемой серебристо-серого цвета: земной шар с очертаниями материков под королевской короной, окруженный лавровым венком. Перед боем эмблема с берета обычно снималась.

Нарукавные нашивки во всех случаях носились у плечевых швов обоих рукавов. Например, в 1-м отряде с 1940 года использовалась дугообразная нашивка цвета хаки с черной надписью «1 COMMANDO». Под нею на овальном клапане такого же цвета изображалась черная саламандра в оранжево-красных языках пламени. Нашивки остальных частей представляли собой вариации описанной выше: например, в Ближневосточном отряде черную дугообразную нашивку с желтой шифровкой «М. Е. COMMANDO» пересекало маленькое латунное изображение комбинированного ножа-кастета. Прочие нашивки, за редким исключением, были черного цвета. Ниже приводится пояснение цветовой гаммы нарукавной эмблематики:
2-й отряд — черный фон, белая надпись «2. COMMANDO»;
3-й отряд — черный фон, белая надпись «3. COMMANDO», под которой на маленьком клапане изображались номера взвода либо буквы «HQ» — штаб. Во взводе D под нашивкой носили собственную эмблему — черный квадрат с большой светло-синей буквой и белым черепом;
4-й отряд — черный фон. Шифровка встречалась в двух вариантах: «4. COMMANDO» (цифра с точкой красные, надпись белая) либо «SPECIAL IV SERVICE» (такая же цветовая гамма);
5-й отряд — черный фон, оранжевая надпись «V. COMMANDO»;
6-й отряд — черный фон, белая надпись «VI COMMANDO»;
9-й отряд — черный фон, белая надпись «№ 9 COMMANDO»;
12-й отряд — синий фон с оранжевыми окантовкой и надписью «TWELVE»; В штабе бригады особого назначения на рукавах носили черные прямоугольные нашивки с двумя параллельно расположенными белыми изображениями кинжалов. Изогнутые гарды их рукоятей образовывали две красные буквы "S".-B бригадном подразделении связи носили черную прямоугольную нашивку с белым изображением скрещенных кинжала и молнии, а также красными буквами "S" по бокам. Своя эмблема была и в учебном центре коммандос — черная дугообразная нашивка с голубой надписью «COMMANDOS» и красной буквой "D" (от слова «Drill» — тренировка).

Начиная с Сен-Назерского рейда перед началом операции коммандос обычно спарывали с обмундирования все эмблемы, за исключением знаков различия. В обмундировании коммандос широко использовался традиционный элемент британской униформы — плетеный аксельбант, пропускавшийся под левый погон. Во 2-м и 4-м отрядах расцветка аксельбанта представляла собой «косичку» чередовавшихся жилок черного и белого (во 2-м) или хаки и светло-песочного (в 4-м). Шотландцы 11-го отряда отличались тканым аксельбантом зеленого цвета.

К началу 1943 года, одновременно с введением зеленых беретов, коммандос получили единый образец нарукавной нашивки. Дугообразная полоска материи темно-синего цвета имела прямые или закругленные углы и нашивалась у плечевых швов обоих рукавов полевой куртки. Согласно общим требованиям, надпись на полоске вышивалась или отпечатывалась красными буквами по схеме «№ … COMMANDO». Однако встречались и отступления от правил, например, бойцы 9-го отряда носили надпись «9. COMMANDO». Солдаты и офицеры группы связи носили выдержанную в той же цветовой гамме нашивку «COMMANDO SIGNALS». Наконец, 5-й отряд в самом конце войны обзавелся золотистой металлической эмблемой, прикрепленной к нижней части погон по старой английской полковой традиции. Подковообразная ажурная эмблема представляла цифру "5" и надпись «COMMANDO». Под нашивками с наименованием части с конца 1942 года на обоих рукавах курток носили эмблему Управления объединенных операций[13]. Последняя представляла собой темно-синий суконный клапан, на котором красной краской по трафарету прокрашивались стилизованные изображения адмиралтейского якоря, пистолета-пулемета Thompson M1928 и орла — символов трех видов вооруженных сил, участвующих в проведении рейдов. Нашивки на левом и правом рукавах имели зеркальный рисунок — ствол автомата и голова орла всегда смотрели вперед по ходу движения. Поскольку казенная эмблема оказалась блеклой и неброской, многие солдаты и офицеры обзавелись приобретенными за свой счет нашивками с вышитым алой нитью рисунком. Существовало два варианта эмблемы: подковообразная и круглая (последняя появилась несколько позже, одновременно с вышитым образцом).

Морские пехотинцы носили несколько образцов нашивок. Все они выполнялись по единому с армейскими коммандос образцу. У самого плеча пришивали темно-синюю полоску с красной надписью «ROYAL MARINES», под ней — дугообразную нашивку «COMMANDO», а еще ниже — круглую эмблему Штаба объединенных десантных операций. В конце 1944 года появилась новая нарукавная эмблема армейских коммандос, разработанная на основе эмблемы 2-го отряда — черный треугольник с красным изображением кинжала «Фейрберн-Сайкс». С начала следующего года эти нашивки заменяли эмблемы Управления объединенных операций во всех отрядах коммандос, кроме морской пехоты.

Личный состав Береговой команды ВМФ в полевых условиях носил смесь армейской и флотской формы одежды. Ее основу составляло полевое обмундирование образца 1937 года с соответствующим снаряжением. Под курткой часто носили черный морской свитер навыпуск. Стальной шлем окрашивался в «морской» — серо-голубой цвет, знаки различия унтер-офицеров ВМФ вместе с шевронами за выслугу лет (красные на темно-синем фоне) нашивались на рукава полевой куртки. Офицерские золотые галуны надевались на погоны с помощью темно-синих манжетов. У плечевых швов обоих рукавов моряки носили черные дугообразные нашивки с белой вышитой надписью «ROYAL NAVY».

Военнослужащие передовых групп наведения ВВС носили пехотную боевую униформу с авиационными головными уборами (в полевых условиях носили пилотки и стальные шлемы серо-голубого цвета). На рукавах полевой формы размещались различные квалификационные эмблемы ВВС (в основном у связистов), черные нашивки с «птичкой» и сержантские нашивки — все это носили по правилам, установленным для обмундирования авиации. Нашивки Штаба объединенных десантных операций в этом случае нашивали над манжетами.

Войска спецназначения во второй мировой войне

По теме

  • «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    Более многочисленной и разветвленной, чем у Рихарда Зорге, была агентурная сеть так называемой «Красной капеллы». Она была организована Советским...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп,...
  • Маршал Жуков о Хрущеве в годы ВОВ
    Маршал Жуков о Хрущеве в годы ВОВ
    Жуков приводит несколько эпизодов, произошедших во время Великой Отечественной войны, которые наглядно демонстрируют уровень военного дарования...
  • И.Старинов - Взрывы в Харькове
    И.Старинов - Взрывы в Харькове
    Террор во вражеском тылу никак не соответствовал представлениям о «джентльменской войне», однако все стороны, вовлеченные в мировой конфликт, активно...
  • "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    Командир 89-й танковой бригады полковник Соммер отличился в Восточно-Прусской операции. Во время рейда по тылам противника в январе 1945 года бригада...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Шиндиты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Шиндиты
    Главной ударной силой войск Британской империи на Дальнем Востоке стали легендарные шиндиты—бойцы групп дальнего поиска (Long Range Penetration...
  • Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Шпионской сетью американцев – так называемой группой Калпера в районе Нью-Йорка руководил майор, впоследствии полковник Бенджамин Талмедж, начальник...
  • Асы шпионажа - Алан Даллес
    Асы шпионажа - Алан Даллес
    «Асы шпионажа» составлена Алленом Даллесом – супершпионом, легендарным шефом ЦРУ, автором многих бестселлеров, в том числе «ЦРУ против КГБ. Искусство...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Стремление к созданию разного рода элитных частей, по-видимому, у французов в крови. Достаточно вспомнить выделение из общей массы личного состава...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Части рейнджеров
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Части рейнджеров
    До вступления США во вторую мировую войну эта страна, располагавшая едва ли не самым мощным военно-морским флотом в мире, не обладала практически...
  • Секрет атомной бомбы - Оливер Пилат
    Секрет атомной бомбы - Оливер Пилат
    Одним из самых крупных мероприятий во время Второй мировой войны в области шпионажа была, несомненно, организация Советами агентурной сети в...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Воздушно-десантные войска
    Американцы в лице командующего Авиационным корпусом армии США полковника Уильяма Митчелла (William Mitchell) пришли к пониманию возможности и...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Морская пехота Франции к началу второй мировой имела долгую и славную историю, являясь одним из старейших регулярных формирований мира. Отдельные...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    В ходе второй мировой американцы, подробно ознакомившись с опытом своих ближайших союзников — англичан, начали формировать разнообразные силы...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Воздушно-десантные войска
    Британские вооруженные силы, после первой мировой войны почившие на лаврах, к началу 30-х годов превратились в настоящий заповедник устаревших форм...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Отряд катеров специального назначения
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Отряд катеров специального назначения
    Вслед за созданием многочисленных частей коммандос, пригодных для захвата и удержания довольно крупных береговых объектов, англичане приступили к...
  • Помни о Беслане
    Помни о Беслане
    При проведении операции при освобождении заложников в школе № 1 г. Беслана погибли сотрудники Центра Специального назначения ФСБ России....
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Первый случай применения советскими войсками посадочного воздушного десанта (по примеру англичан) зафиксирован весной 1929 года, когда в осажденный...