Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Воздушно-десантные войска


173
Британские вооруженные силы, после первой мировой войны почившие на лаврах, к началу 30-х годов превратились в настоящий заповедник устаревших форм ведения войны и к любым новшествам в данной области относились снисходительно, а то и враждебно. Статьи и выступления, американского генерала Митчелла, еще в 1918 году ратовавшего за скорейшее создание крупных воздушно-десантных формирований, в Англии нашли еще меньше поклонников, чем в Соединенных Штатах. Достойного противника, по мнению британских военных теоретиков, в Европе больше не было, «война за прекращение всех войн» закончилась полной победой Антанты, а любое стремление к усилению военной мощи Германии или СССР предполагалось задушить в зародыше усилением экономического давления. В этих условиях не было нужды менять освященную веками структуру вооруженных сил, а тем более внедрять столь экстравагантные идеи, как высадку солдат с воздуха.
 
Нужду в применении посадочных десантов англичане в полной мере ощутили только во время конфликта в Ираке. После первой мировой войны Британская империя получила мандат на управление этой территорией, ранее входившей в состав Турции. Ирак фактически превратился в английскую полуколонию. С 1920 года в стране начались оживленные боевые действия между войсками «владычицы морей» и местным национально-освободительным движением. С целью компенсировать недостаток мобильности своих сухопутных войск в борьбе с конными отрядами повстанцев, англичане перебросили в Ирак из Египта значительное количество боевых самолетов, в том числе две военно-транспортные эскадрильи, оснащенные машинами Vickers «Victoria». Под руководством вице-маршала авиации Джона Салмонда (John Salmond) была разработана специальная тактика действий ВВС при их участии в акциях по «умиротворению» мятежных территорий. С октября 1922 года подразделения ВВС приняли активное участие в подавлении восстания.
 
Помимо бомбежки населенных пунктов и штурмовки обнаруженных партизанских отрядов, важнейшей функцией авиации стала высадка тактических посадочных воздушных десантов в районах расположения формирований повстанцев с целью их стремительного уничтожения или пленения. Первая акция подобного рода успешно осуществлена в феврале 1923 года, когда в окрестностях города Киркук было высажено 480 солдат 14-го сикхского полка. Новая тактика оказалась очень действенной — если раньше подвижные отряды восставших, пользовавшиеся полной поддержкой населения, быстро уходили из угрожаемых районов, то с этого времени их все чаще удавалось эффективно блокировать.

Англичане существенно развили свою тактику: командир 45-й военно-транспортной эскадрильи Артур Харрис (Arthur Harris, впоследствии возглавивший Бомбардировочное командование Королевских ВВС) и его заместитель Роберт Сондби (Robert Saundby) предложили создать самолеты двойного назначения: транспортные бомбардировщики: Иными словами, крупные многомоторные самолеты должны были как осуществлять перевозку войск и высаживать посадочные десанты, так и совершать, в случае надобности, воздушные налеты на населенные пункты противника. С точки зрения колониальных конфликтов и отсутствия у повстанцев ПВО целесообразность подобной доктрины была очевидна, поэтому в 20-х — начале 30-х годов англичане построили довольно много таких универсальных машин (за ними последовали французы и итальянцы, озабоченные сходными проблемами — удержанием в повиновении своих колониальных империй в Северной Африке). Впоследствии самолеты Handley Page «Hinaidi» и Vickers «Virginia» в роли «стальных птиц белого человека» принимали участие в операциях по «умиротворению» населения Ирака, Британского Сомали, Англо-Египетского Судана, Протектората Аден, Йемена и в боях на северо-восточной границе Индии против афганцев. Таким образом, англичан можно считать фактическими родоначальниками операций «воздух — земля». Но к появлению в начале 30-х годов нового рода войск — воздушно-десантных британцы отнеслись с заметной прохладцей. Так, во время получивших широкую известность Киевских учений РККА в 1935 году эффектная массовая выброска парашютного десанта произвела впечатление на кого угодно, но только не на английскую делегацию. Ее глава, старый колониальный служака генерал-майор Арчибальд Уэйвелл (Archibald Wavell), впоследствии ставший фельдмаршалом и жестоко битый Ромме-лем в Северной Африке, послал в военное министерство критический отчет о применении ВДВ, указав на большое рассеивание парашютистов после выброски и якобы связанную с этим невозможность управления высаженными частями. Сообщение Уэйвелл а, наложенное на традиционную «окостенелость» королевской армии, надолго затормозило создание национальных воздушно-десантных войск.

Успешное использование Германией ее парашютных частей во время скоротечных кампаний в Норвегии и на Западе в 1940 году так и не убедило ортодоксальных британских военных в необходимости создания аналогичных собственных подразделений. Потребовалось едва ли не ежедневное личное участие премьер-министра Черчилля, питавшего явную слабость к различным специальным частям, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. 22 июня 1940 года премьер издал приказ о начале формирования различных частей специального назначения, в том числе и Парашютного корпуса. В отличие от немцев, приоритет здесь принадлежал сухопутным войскам, а не ВВС. Еще до издания приказа, в мае, по личному указанию Черчилля началась подготовка отдельного парашютного батальона. Подобно немцам, англичане сразу столкнулись с серьезными трудностями, связанными с новизной проблемы. Но если в Германии освоение парашютного дела осуществлялось при полной поддержке командования люфтваффе и лично рейхсмаршала Геринга, то в Англии постоянный саботаж со стороны Королевских ВВС чрезвычайно затруднял проведение подготовки. Парашютов и опытных инструкторов не хватало, материальную часть учебного центра (школа размещалась в городке Рингуэй — южном пригороде Большого Манчестера в северозападной Англии, вне радиуса действия люфтваффе) составляло только 6 старых двухмоторных бомбардировщиков «Whitley» I, наспех приспособленных к совершению прыжков (последние приходилось совершать через посадочный люк в борту, что было крайне затруднительно для неопытного парашютиста и грозило серьезными увечьями или гибелью при ударе о фюзеляж самолета). Любое необходимое снаряжение приходилось добывать буквально с боем.

С трудом удалось найти инструкторов-парашютистов — ими руководил знаменитый летчик и спортсмен-парашютист, скводрон-лидер Льюис (Лу) Стрейндж (Louis Strange). Его ближайшим помощником стал другой летчик — Джон Рокк (John Rocc). В задачи постоянного состава школы, помимо всего прочего, входила и разработка приемов приземления тяжелонагруженных парашютистов, а также тактика группового десантирования — никакого опыта по этой части в доброй старой Англии еще не было.

Первая тренировочная выброска парашютистов проведена 13 июля 1940 года; из набранных к тому времени добровольцев быстро сформировали отдельные подразделения, получившие известность под общим названием Парашютного полка (Parachute Regiment; «полк» в данном случае — название собирательное, обозначающее род войск). Тренировки десантников проводились как в Рингуэе, так и в учебном центре сухопутных войск в Олдершоте. Несмотря на серьезные предварительные тесты и всевозможные медицинские комиссии, отсев курсантов-парашютистов по различным причинам («отказников», травмированных и погибших) составлял 15 — 20 процентов, главным образом из-за крайней сложности выполнения прыжков с самолетов «Уитли». Сама же парашютная подготовка первых британских десантников была весьма интенсивной и добротной — первый, ноябрьский 1940 года, выпуск школы в Рингуэе (290 человек, целиком зачисленных в 1-й парашютный батальон и 11-й батальон Специальной авиационной службы) за десять недель тренировок совершил более чем по 30 прыжков на каждого курсанта. Как уже говорилось выше, многие высшие офицеры армии и особенно ВВС были категорически против организации воздушно-десантных войск, поэтому работа по их созданию легла на группу молодых и неортодоксально мыслящих военных, свободных от закостеневших догм британской военной мысли. Глухую стену неприятия со стороны «военной аристократии», взирающей на развитие военной мысли через монокли викторианских времен, удалось преодолеть только в 1941 году, когда Черчилль лично посетил Рингуэйскую парашютную школу, понаблюдал за прыжками и всячески обласкал десантников, пообещав им всемерную поддержку. Это знаменательное событие произошло в апреле, а уже через месяц грянула Критская операция германских парашютистов, стершая сильный британский гарнизон острова в порошок и окончательно убедившая англичан в целесообразности создания собственных ВДВ.

Военная авиация в лице главного штаба и министерства авиации наконец-то начала исправно снабжать десантников необходимым количеством снаряжения. В штабе ВВС был введен пост офицера, ведавшего делами ВДВ, отвечавшего за подготовку и координацию их действий; такая организационная структура сохранилась вплоть до окончания войны. В апреле состоялось специальное совещание, на котором офицерам воздушно-десантных войск впервые (!) были продемонстрированы образцы трофейного вооружения и снаряжения немецких парашютистов, а также переданы все имевшиеся разведданные о тактике действий противника на основании норвежской и голландско-бельгийской кампаний. С этого времени о старых распрях между «традиционной» и «новаторской» частями армии стали постепенно забывать. Выполняя директиву Черчилля (оглашенную сразу после Критской операции), штаб королевских ВВС начал лихорадочную деятельность по формированию к маю 1942 года пятитысячной парашютной бригады, получившей порядковый номер 1 — ее основой послужил уже имевшийся 11-й батальон Специальной авиационной службы. Столько же парашютистов должно было находиться на завершающем этапе подготовки (для укомплектования еще одной, 6-й бригады). В перспективе обе бригады преобразовывались в воздушно-десантные дивизии. Командовал парашютистами один из выдвиженцев Черчилля — генерал-майор Фредерик Браунинг (Frederick Browning), бывший гренадер-гвардеец, принадлежащий к высшему британскому обществу. Вскоре к имевшемуся Парашютному полку — 1-му батальону присоединились 2-й и 3-й. Таким образом, в ноябре 1941 года был сформирован костяк 1-й бригады, которая разместилась в графстве Уилтшир и начала активную боевую подготовку. В это время в ряды ВДВ попал самый, пожалуй, известный британский десантник — майор Джон Фрост (John Frost), особо отличившийся затем под Брюневилем, в Тунисе и Арнеме. Бомбардировщики «Whitley» наконец-то были сняты с вооружения учебных частей ВДВ; теперь тренировочные прыжки осуществлялись с привязных аэростатов. Результат не замедлил себя ждать: при подготовке более 1700 человек для 2-го и 3-го батальонов в ноябре 1941 года «отказников» оказалось только двое, да еще десяток курсантов получил травмы (для сравнения — при прыжках из тесного посадочного люка «Уитли» год назад из 340 человек двое погибло, 20 оказались травмированными, а 30 отказались от выполнения прыжка).

Десантники скоро стали гордостью вооруженных сил (даже на известном английском плакате периода второй мировой войны «The attack begins from the factory», призывающем к ударному труду тыла во имя победы, изображены десантники, выскакивающие из планера). В обиходе их называли «paras» (от сокращенного слова Paratroopers — парашютисты) или, в пику немцам, «Red Devils» — «красные дьяволы» (по каштановой расцветке беретов).

Ядром британских ВДВ стали 1-я и 6-я воздушно-десантные дивизии (Airborne Division; вдд), формирование которых было завершено к 1943 году. В конце войны к ним присоединилась 5-я вдд, но принять существенное участие в боевых действиях она не успела. 6-я дивизия, ставшая типовой, насчитывала около 12 тысяч человек. В ее состав входили две парашютные бригады (Parachute Brigade) — 3-я и 5-я, а также одна посадочная (Air-landing Brigade) — 6-я. Каждая бригада состояла из трех батальонов. Разведывательный полк (6th Airborne Reconnaissance Regiment) дивизии получил на вооружение легкие танки «Tetrarch».

В 1944 году на вооружении воздушно-десантной дивизии состояло 16 легких танков, 24 75-мм, 68 6-(57-мм) и 17-фунтовых (77-мм) противотанковых орудий, 23 20-мм зенитных орудия, 535 легких пехотных пушек, 392 ручных противотанковых гранатомета PIAT, 46 станковых (Vickers Mk I) и 966 ручных (BREN Mk I) пулеметов, 6504 пистолета-пулемета STEN и 10113 винтовок и пистолетов. Относительную мобильность частей дивизии обеспечивали 1692 единицы транспортных средств (в том числе 904 3/4-тонных джипа, а также 567 грузовиков и тягачей) и 4502 мотоцикла, мопеда и велосипеда.

Кроме собственно английских частей, ВДВ пополнил 1-й Канадский парашютный батальон (1st Canadian Parachute Battaillon). Батальон сформировали 1 июля 1942 года, а в августе 85 офицеров, сержантов и солдат из его состава прибыли в Рингуэй для прохождения спецподготовки. Оставшаяся на родине часть личного состава в конце года переброшена в Форт-Беннинг, где в течение четырех месяцев училась парашютному делу совместно с американцами. Вскоре в Шайло был образован канадский парашютный учебный центр. Тем временем завершивший подготовку батальон вошел в состав 3-й парашютной бригады 6-й воздушно-десантной дивизии и принял участие в операции «Overlord» и последующих боях в Европе (в том числе в Арденнах на Рождество 1944 года). В марте 1945-го канадцы участвовали в операции «Varsity» (десант за Рейном), а затем батальон выведен на родину и в сентябре расформирован.

Вслед за первым батальоном канадцы укомплектовали еще три. К этому позже добавились по одному австралийскому и южноафриканскому батальону, что позволило британцам вместе со штатной численностью 44-й индийской воздушно— десантной дивизии (см. ниже) довести общую численность ВДВ до 80 000 человек.

Первая успешная боевая операция британских десантников, правда, состоялась на побережье Ла-Манша и носила скорее диверсионный, чем классический боевой характер. Рота 2-го парашютного батальона под командованием майора Джона Фроста в последнюю ночь зимы 1942 года высадилась с быстроходных десантных барж на французское побережье, атаковала немецкий радарный пост в городке Брюневиль, в короткой схватке ликвидировала охрану и выкрала секретное радарное оборудование (все, что десантники не смогли взять с собой, было сфотографировано, а затем приведено в негодность). Выполнив задачу, группа Фроста без боя отошла к берегу и переправилась на ожидавшие суда, потеряв всего двух человек пленными — последние (радисты) не сумели отыскать в темноте дорогу к месту сбора.

Настоящее боевое крещение английские «пара» приняли во время высадки в Северной Африке — операции «Torch» («Факел»). Строго говоря, эта акция стала первой крупномасштабной десантной операцией союзников во второй мировой войне, своеобразной репетицией к будущему вторжению в Европу.

Британские десантники общей численностью около 1200 человек получили задачу захватить ряд важных аэродромов, штабов и узлов связи. Кроме того, высаженные далеко на левом фланге сил вторжения парашютные десанты должны были овладеть несколькими ключевыми пунктами по дороге в Тунис, где группировались потрепанные немецко-итальянские войска. Английские ВДВ в операции представляли 1, 2 и 3-й парашютные батальоны 6-й бригады, которые в целом успешно справились со своими задачами.

Первое крупномасштабное деяние новоиспеченной 1-й британской вдд состоялось во время вторжения на Сицилию. Для ее проведения союзники располагали более чем 1000 транспортных самолетов и грузовых планеров, главным образом для переброски воздушно-десантных частей (8830 человек), принимавших участие в высадке. При вторжении в Южную Италию, с целью обезопасить развертывание союзных войск на Мессинском плацдарме со стороны «каблука» Апеннинского полуострова со специально выделенного отряда кораблей и судов была высажена 1-я воздушно-десантная дивизия. Это было произведено по специальной договоренности с командованием итальянского ВМФ, которое признало условия перемирия и позволило десантникам высадиться. Конвой вышел из Бизерты (Тунис) и 9 сентября достиг Таранто; Только небольшие разведывательные подразделения были выброшены с парашютами, основная масса сил дивизии, не встречая сопротивления, вступила на итальянский берег в качестве морского десанта.

Завершили свою карьеру на Средиземном море английские ВДВ в Греции, когда их отдельные части (в том числе подразделения SAS) поддерживали захват множества мелких островов в Эгейском море. 2 октября 1944 года по примеру немцев осуществлена высадка на Крит. Вскоре парашютный десант высадился и в материковой Греции. Связано это было с развившимся в стране мощным прокоммунистическим партизанским движением ЭЛАС и желанием Черчилля удержать Балканы в русле традиционной британской политики. Поэтому освобождение (или оккупация) Греции было спланировано и проведено в кратчайшие сроки, чтобы не допустить туда советские или югославские войска. 1 ноября воздушный десант занял Салоники, а через 12 дней англичане вошли в Афины.

При подготовке высадки в Нормандии 1-ю и 6-ю дивизии свели в 1-й Британский воздушно-десантный корпус (1st British Airborne Corps; вдк), образовавший вместе с 18-м воздушно-десантным корпусом армии США Первую Союзную воздушно-десантную армию (First Allied Airborne Army; ВДА) под командованием американского генерал-лейтенанта Льюиса Г. Бриртона. Были созданы также специальные транспортно-десантные авиационт ные соединения: в состав 2-й Тактической воздушной армии (2nd Tactical Air Force), выделенной королевскими ВВС для ведения боевых действий в Европе, вошли две авиагруппы специального назначения — 38-я воздушно-десантная (в оперативном отношении подчинялась командованию 1-й ВДА) и 46-я военно-транспортная. На их вооружении находились преимущественно машины «Дакота», имелись и планерные части с самолетами-буксировщиками.

Незадолго до полуночи 6 июня 1944 года 8000 человек из состава 6-й дивизии сброшено на французское побережье, северо-восточнее старинного нормандского города Кан, дабы захватить и предохранить от взрыва мосты через Канский канал и реку Орн у городка Ранвиль. Действия десантников, по замыслу разработчиков вторжения, должны были существенно дезорганизовать германскую противодесантную оборону и облегчить высадку на берег 3-й английской пехотной дивизии I корпуса 2-й армии, выделенной для захвата плацдарма «Sword» — левофлангового участка высадки.

6-я вдд была сосредоточена в районе Брайтона, где расположились и прочие штурмовые войска, направляемые на «Sword». Десантирование частей дивизии было осуществлено 733 самолетами и 335 планерами на восточном фланге английского плацдарма «Sword» (в полосе обороны 716 германской пехотной дивизии) в междуречье Орна и Дива, восточнее города Кан.

15 августа 1944 года англичане приняли участие в операции «Dragoon» («Драгун») — высадке на южное побережье Франции в Провансе. В состав воздушного десанта (англо-американская бригадная боевая группа «Регби») общей численностью 9732 человека вошел 10-й отдельный парашютный полк. Группа высаживалась на 535 транспортных самолетах и 465 планерах.

По выполнении ближайших оперативных задач открытия «второго фронта» все воздушно-десантные соединения союзных государств были выведены на территорию Англии для подготовки к планируемым широкомасштабным наступательным операциям, которые должны были начаться после изгнания немцев из Франции.

В сентябре 1944 года 1-я вдд, которой командовал генерал-майор Ричард Ч. Эркъюарт (Urquhart), участвовала в одной из самых крупных и самых неудачных воздушно-десантных операций второй мировой войны, получившей название Арнемской (кодовое наименование «Market Garden» — «Огород»). С аэродромов Южной Англии в первый день операции должны были высадиться 5700 английских десантников (50% личного состава 1-й дивизии вместе с ее штабом). На следующий день эта величина должна была составить 100 %. О трагическом финале этой акции можно подробнее прочитать в моей книге «Воздушно-десантные войска во второй мировой войне». Здесь скажу лишь, что Арнемская и последовавшая за ней Рейнская воздушно-десантная операция нанесли смертельный удар по посадочно-де-сантным планерным частям британских ВДВ: большинство пилотов планеров, высаживавшихся под Арнемом, оказались в плену или погибли. Бои на Рейне окончательно добили этот род войск: потери среди спешно набранных после Арнема и на скорую руку подготовленных пилотов оказались столь велики, что вплоть до окончания войны планерные части больше не принимали участия в боевых действиях. В 1946 году они были расформированы.

Экипировка и вооружение
Британские десантники имели в своем распоряжении довольно удачные и совершенные парашюты «тип X» (X-type) различных модификаций, самым распространенным из которых стал «Hotspur» Mk II.

Парашюты были отечественной разработки, но в их основе лежала общепринятая в те годы конструкция американской фирмы «Irvin». Способ раскрытия сильно отличался от любых аналогов и был довольно замысловатым. При укладке купол парашюта (из белого шелка либо имевший камуфляжную расцветку) сворачивался и помещался в цилиндрическую сумку. Группы строп складывались каждая по отдельности и зигзагообразно размещались в особом спинном ранце, независимо от купола (каждая связка строп фиксировалась эластичными лентами). Весь «пакет» частично закрывался общим чехлом-ранцем. При раскрытии парашюта колбасообразная сумка с куполом выскакивала из чехла, а стропы постепенно вырывались из удерживающих их лент-завязок и в нужном порядке разматывались, вытравливаясь на всю длину еще до того, как купол выходил из своей сумки. Окончательно развернувшись, стропы передавали на фиксаторы чехла купола еще и вес десантника и таким образом сообщали парашюту дополнительный импульс для раскрытия.

Все это значительно замедляло процесс полного раскрытия парашюта и давало десантнику больше времени для того, чтобы стабилизироваться в воздухе после отрыва от самолета, а также существенно уменьшало силу динамического рывка при наполнении купола (в отличие, например, от немецкой модели, где парашютиста встряхивало так резко, что нешуточную травму можно было получить еще в воздухе). Однако применение столь сложной системы требовало некоторого увеличения высоты выброски десанта, а это в свою очередь чувствительно увеличивало время воздействия огня противника на опускающихся с неба солдат. В остальном же британские парашюты значительно превосходили немецкие аналоги, ничем особенно не уступая американским образцам. Парашютное снаряжение, оснащенное системой быстрого расстегивания (quick-release), после приземления могло быть сброшено практически моментально: четыре сходящиеся на груди лямки объединялись замком особой конструкции. При повороте массивного диска по часовой стрелке все четыре замка освобождались и расстегивались автоматически. Стандартная «ирвиновская» подвесная система позволяла достаточно эффективно маневрировать в воздухе, разворачиваясь по ветру и выбирать место посадки. Остается добавить, что в английских ВДВ десантники снабжались только одним парашютом: британцы полагали, что введение запасного является излишним и слишком дорогим шагом, к тому же развивающим у солдата недоверие к основному парашюту.

В снаряжение парашютиста входил кнопочный нож-стропорез, весьма схожий с американским «престо». Заточенное с одной стороны лезвие откидывалось после нажатия кнопки-фиксатора на боковой части рукояти. Сама рукоять изготавливалась из черной рифленой пластмассы; в торцевой части она снабжалась консервным ножом (использовавшимся в качестве резака для снятия изоляции с проводов и протыкания автомобильных покрышек), а также стремечком для крепления страховочного шнура. Металлические части — из нержавеющей стали или никелированные.

В начале своей истории британские ВДВ использовали обычные пехотные стальные шлемы Mk II с широкими полями («тазики для бритья»). Однако уже в октябре 1941 года десантники получили каучуковый прыжковый шлем с амортизирующей подкладкой. Шлем имел форму уплощенного цилиндра и чем-то напоминал русскую кубанку. Коричневая резиновая основа обтягивалась сверху суконным чехлом цвета хаки.

В боевых условиях английские «пара» носили практически идентичный немецкому М38 облегченный стальной шлем без полей и с тремя гайками каркаса подшлемника, одновременно служившими вентиляционными отверстиями. Шлем стал одним из вариантов семейства касок А.Т. Mk II, разработанных для парашютистов, членов экипажей бронеавтомобилей и мотоциклистов — всех тех, кому широкие поля пехотной каски мешали в работе.

Вариант для ВДВ снабжался кожаным ремешком V-образной формы, подбородная часть которого была уширена, охватывая челюсть солдата. Ремешок окрашивался в цвет хаки. Места соединения затылочных и подбородного ремешков проклепывались или прошивались. Каски покрывались сетчатым маскировочным чехлом с частым плетением; к нему для усиления деформирующего эффекта могли пришиваться лохматые матерчатые лоскуты цвета хаки. С шлемом носили поставлявшиеся союзниками защитные очки американской фирмы «Polaroid».

Специального стрелкового вооружения английские десантники практически не имели. Единственным исключением стал пистолет-пулемет Vesely Machine Carbine (автоматический карабин системы Веселы), разрабатывавшийся в 40-е годы. Оружие имело два основных варианта: V-42 (с деревянным прикладом и штыком) для пехоты и V-43 (со складывающимся плечевым упором) — для ВДВ. Как и все пистолеты-пулеметы отечественной разработки, он был создан под патрон 9mm Parabellum. Оружие работало на принципе отдачи свободного затвора, его темп стрельбы составлял 900 — 1000 выстрелов в минуту. Имелся переводчик огня. Отличительным свойством системы стал коробчатый магазин, разделенный вертикальной перегородкой и фактически представлявший собой два вместилища для патронов, расположенных в одном корпусе. При ведении огня, расстреляв боеприпасы в одном магазине, стрелок посредством специального приспособления передвигал его вдоль оси оружия так, что горловина заднего отделения перемещалась под окно приемника. Дослав новый патрон в ствол, можно было продолжать огонь. Общее количество боеприпасов в таком «спаренном» магазине равнялось 60 (два по 30). Оружие получилось сложноватым и ненадежным. Кроме того, поступавшие в больших количествах в армию «стены» различных модификаций по споим весовым и габаритным характеристикам вполне подходили для использования в воздушно-десантных войсках и к тому же были очень просты в производстве. Все эти факторы сделали ненужным принятие на вооружение нового образца пистолета-пулемета, хотя в ограниченном количестве в войска он все-таки попал.

Винтовки, автоматы и пулеметы упаковывались в индивидуальные чехлы, сшитые из светло-коричневой кожи (по форме напоминавшие кавалерийские седельные чехлы-ольстры), двумя ремнями на шпеньках пристегивавшиеся к парашютному ранцу. Оружие укладывалось в отверстие на верхней торцевой части чехла, перекрывавшееся прочным матерчатым клапаном светло-бежевого цвета с плотной затяжной шнуровкой. Для предотвращения его потери во время прыжка имелся страховочный шнур с карабином, в походном положении находившийся сбоку, в особом кармашке. Для переноски чехла сбоку была предусмотрена кожаная ручка. Боеприпасы англичане часто упаковывали в чресплечные перевязи-бандольеры: патроны и гранаты плотно заворачивали в длинный кусок суровой ткани светло-серого или защитного цвета, поверх по всей длине обматывали парашютной стропой и соединяли концы рулона. Получившуюся «скатку» десантники надевали через плечо, под лямки подвесной системы.

В длинных прямоугольных грузовых контейнерах, снабженных на одном торце амортизатором с легким металлическим каркасом и парашютом на другом (пристегивался карабинами к двум серьгам на боках корпуса контейнера) сбрасывались даже радиостанции. Содержимое контейнера плотно укладывалось в его недра через закрываемый крышкой длинный прямоугольный люк на одной из боковых граней. Внутри корпуса размещались дополнительные амортизаторы. Все это подавало определенные надежды на благополучное приземление неприхотливых армейских средств связи.

Тяжелое вооружение и боевая техника
Доставка десантников к месту высадки осуществлялась с помощью нескольких типов планеров. Основным образцом был «Horsa» I, бравший на борт 25 — 29 солдат со снаряжением, 3/4-тонный автомобиль с прицепом 1/4 т либо 3,1 тонны груза (по некоторым данным, до 3,4 тонны). Планер представлял собой традиционный для средств данного рода подкосный высокоплан, управляемый экипажем из двух человек. Длинный цилиндрический фюзеляж опирался на трехколесное шасси с носовым колесом (для предупреждения капотажа). Основной грузовой люк располагался сразу позади пилотской кабины, загрузка автомобиля производилась по приставной наклонной колее — аппарели. Тяжелая техника перебрасывалась по воздуху с помощью созданного фирмой «General Aircraft» 16-тонного планера «Наmilcar, способного поднять в воздух 7,8 тонны различных грузов (легкий танк, бронетранспортер «Universal carrier», 40 солдат или полевое орудие с тягачом). Загрузка-выгрузка осуществлялась по аппарели через откидывающуюся вправо носовую часть. В роли буксировщиков в основном выступали устаревшие четырехмоторные бомбардировщики «Stirling» и «Halifax». В ходе войны, особенно на Тихоокеанском театре военных действий, значительно больший удельный вес получила авиационная техника американского производства, в том числе и десантные планеры семейства Waco различных моделей.

В ходе боевых действий в Европе выяснилось, что планеры не могут быть признаны удовлетворительным десантным средством, так как при их приземлении на сколько-нибудь пересеченную местность слишком велика опасность аварии. Особенно от этого пострадали британцы: в качестве примера можно привести неудачную высадку посадочного десанта английской 1-й воздушно-десантной дивизии к югу от Сиракуз на Сицилии. Вследствие навигационной ошибки (к слабой видимости прибавился сильный порывистый ветер) самолеты, буксирующие 133 планера, преждевременно отцепили планеры и 47 машин вынуждены были сесть на воду. При этом погибло более 250 десантников, навьюченных тяжелым штурмовым снаряжением. Те машины, что сумели дотянуть до острова, не смогли нормально приземлиться — острые скалы, покрывающие поверхность Сицилии, послужили причиной тому, что благополучно село лишь 12 планеров. Десант, насчитывающий 1600 человек, при этом потерял почти треть своего состава — и это без серьезного противодействия со стороны противника! 101 пилот планеров (в каждой «Хорее» находилось по два летчика) утонул, разбился или получил тяжелые травмы. Оставшиеся планеры сели на различных дистанциях от назначенного им объекта (итальянского аэродрома в окрестностях Авола).

В 1944 году ситуация повторилась: во время посадочного десанта в Нормандии, планеры вновь понесли тяжелые потери — из 196 машин, приземлившихся в английском секторе, 71 получил повреждения, в основном небоевые, связанные с трудностями посадки в темноте (операция осуществлялась около полуночи) на пересеченную местность, во многих местах покрытую густой сетью противопарашютных и противопланерных заграждений («спаржей Роммеля» или «booby traps» — «ловушек для дураков» — комбинаций малозаметных препятствий и минных полей). При этом из общего числа союзных военно-транспортных самолетов, проводивших в эту ночь десантирование двух американских и одной английской дивизий (2359 единиц), германской зенитной артиллерией было сбито лишь 20. Парашютисты в своем распоряжении имели ленд-лизовские транспортно-десантные самолеты американского производства «Dakota» С Mk III (Douglas С 47 «Skytrain»), а также его вариант, созданный специально для ВДВ, С 53 «Skytrooper» (в английских воздушно-десантных войсках эти машины часто называли «Paradac» (от слов «para» — «парашютист» и «dacota» — «дакота»). В частности, для высадки подразделений 1-й вдд в районе Арнема в сентябре 1944 года потребовалось 145 самолетов, 341 планер «Horsa», 13 — «Hamilcar» и 4 американских планера Waco.

До массового появления в британской военно-транспортной авиации машин типа «дакота» для перевозки и выброски парашютистов часто применялись устаревшие транспортники типа Bristol «Bombay», а также переделанные из тяжелых бомбардировщиков четырехмоторные самолеты Handley Page «Halifax» A Mk IX. «Галифакс» мог принимать на борт 24 десантника с полным снаряжением. На самолете устанавливалось оборонительное вооружение из двух 12,7-мм и одного 7,71-мм пулеметов. Подобное переоборудование прошли и другие типы английских бомбардировщиков. Все же требования унификации и очевидная целесообразность использования надежных американских самолетов взяли верх и в дальнейшем отечественные машины использовались только для буксировки планеров. Учебные прыжки поначалу выполнялись с выведенных из первой линии устаревших бомбардировщиков Armstrong Whitworth «Whitley», совершенно не подходивших для такого использования. Впоследствии их заменили привязные аэростаты, а затем — все те же «дакоты».

Именно англичане стали пионерами по десантированию с парашютом различных образцов тяжелого вооружения и транспортных средств. Для этого использовались специальные платформы с амортизаторами. Так, для обеспечения нормального приземления стандартного легкового автомобиля джипа (Willys MB и Ford GPW) массой 1020 кг требовалось четыре грузовых парашюта. Последние укладывались в багажник машины и стальным тросом прикреплялись к специальной штанге, имевшейся на платформе в центре тяжести системы. Сама платформа была снабжена мощными амортизаторами под каждой осью машины, которая фиксировалась на них двумя винтовыми зажимами. От переворачивания при посадке конструкцию предохраняли две наклонные опоры, отходившие от нее в стороны. Неприхотливые вездеходы без особых проблем переносили приземление, но все же англичане предпочитали перевозить технику на планерах. Насыщенность десантных частей джипами была очень высокой, как вспоминали немецкие солдаты под Арнемом, разведывательные патрули англичан и американцев сновали в окрестностях занятых ими плацдармов, «как муравьи».

Десантирование легких мотоциклов (американский James ML и отечественный Royal Enfield с рабочим объемом двигателя всего 125 куб. см) осуществлялось путем их крепления на особой трубчатой раме с амортизаторами, не допускавшей при посадке удара колес о землю. Это сооружение требовало применения только одного грузового парашюта, уложенного в багажник и прикрепленного прочным тросом в центре тяжести конструкции к скобам рамы. Чтобы установить мотоцикл внутри каркаса, требовалось установить руль, развернутым на 90 градусов (параллельно оси системы). Среди малогабаритных средств транспорта можно отметить еще миниатюрные мопеды с двигателем марки «Villiers Junior», перевозившиеся в частично разобранном виде. При транспортировке снимались руль и сиденье, аналогичные по конструкции велосипедным, а оставшаяся часть по размерам не намного превосходила нынешнюю доску для скейтборда. Использовали парашютисты и складные велосипеды. Впрочем, все эти экзотические средства транспорта по своему количеству значительно уступали мотоциклам и легковым вездеходам.

* * *
Для усиления частей после высадки были созданы легкие авиадесантные танки. Первым из них, созданным еще в 1937 году в инициативном порядке фирмой «Vickers» (тогда еще в качестве обычного легкого крейсерского под шифром P.R.), стал А. 17 Mk VII. Впоследствии машина получила название «Tetrarch» Mk I. Габариты танка: длина 4,62 метра, ширина 2,39, высота 2,1, клиренс 0,35 метра. Боевая масса 7,64 тонны, экипаж три человека. Прямоугольный корпус танка собирался из клепаных броневых листов, установленных вертикально. Лобовой лист установлен под наклоном, в его центре выступает бронированный пост управления: при откинутой вправо передней части выступа открывались голова и плечи механика-водителя, что обеспечивало последнему отличный обзор. При закрытом люке наблюдение велось через небольшую смотровую щель в его централ ьной части. Бронирование «Тетрарха» было очень слабым: лоб корпуса и башни 16 мм, борт 14, корма 10 мм. В какой-то мере этот недостаток компенсировался наличием большого количества внутренних броневых перегородок (10 — 14 мм), усиливавших защиту экипажа. Такая же перегородка отделяла от остального внутреннего объема топливные баки (вмещали 124 литра горючего), кроме того, в днище под ними были проделаны дренажные отверстия для стока горючего в случае их повреждения. Дополнительный топливный бак устанавливался на корме в горизонтальном положении.

Экипаж три человека. Клепаная двухместная башня имела цилиндрическую форму, с каждой стороны на ней устанавливались два дымовых гранатомета калибра 4 дюйма (101,6 мм) с боекомплектом 8 гранат. Приборы наблюдения оснащены сменными триплексами, все машины радиофицированы (установлена стандартная радиостанция № 19). В развитой маске устанавливались пушка и пулемет. Башня была достаточно просторной, но приборы наблюдения не обеспечивали командиру танка, выполнявшему также функции заряжающего, достаточного обзора. Ее вооружение составляли 2-фунтовая (40-мм) пушка Vickers OQF Mk IX с длиной ствола 52 калибра и спаренный с ней лицензионный чешский 7,92-мм пулемет BESA. Бронебойный снаряд пушки пробивал 57-мм броню на дальности до 450 метров при угле встречи 30 градусов. Подъем и поворот пушки осуществлялись с помощью ручного привода. Боекомплект 50 артиллерийских выстрелов, 2025 патронов.

Двигатель — 12-цилиндровый горизонтально-оп-позитный Meadows MAT с жидкостным охлаждением мощностью 165 л. с. при 2700 оборотах в минуту. На «Тетрархе» установлена пятискоростная коробка передач марки Meadows, управление могло дублироваться с помощью тормозов и простого дифференциала через бортовые редукторы. Танк оснащен совершенно необычным рулевым устройством — от обычного автомобильного штурвала ко всем четырем каткам с каждой стороны шли рулевые тяги. При повороте катки большого диаметра просто поворачивались на соответствующий угол (как у автомобиля) и танк менял направление движения. Особого устройства гусеница с шарнирами в траках при этом изгибалась. Система перекоса колес, лишенная гидроусилителей, требовала очень больших усилий от механика-водителя. Второй и третий катки могли перемещаться внутрь или наружу, тем самым обеспечивая натяжение гусениц на поворотах (это устройство ходовой части вначале применено на БТР «BREN carrier», но, в отличие от последнего, усовершенствованная система подвески «Тетрарха» работала бесперебойно). Натяжение гусеницы регулировалось маховиком, при крутых поворотах механик-водитель пользовался рычагами управления и притормаживал валы бортовых редукторов.

Направляющее колесо отсутствовало, три опорных катка с каждой стороны обрезинены, задний выполнял функции ведущего колеса и резинового бандажа не имел. Подвеска индивидуальная гидропневматическая, благодаря чему достигалась значительная плавность хода. Максимальная скорость по шоссе достигала 64 км/ч, запас хода 224 километра. «Тетрарх» преодолевал следующие препятствия: подъем до 35 градусов, вертикальную стенку высотой до 0,5 метра, ров шириной до 2,2 и брод глубиной до 0,9 метра.

Серийное производство началось в 1941-м на фирме «Metropolitan Cummell», за год было выпущено 35 единиц, включая танки огневой поддержки «Tetrarch» Mk I CS, вооруженные 76,2-мм короткоствольной гаубицей OQF Mk I. В сухопутных войсках «Тетрархи» применялись мало (на Мадагаскаре в 1942 году, в Южной Италии в 1943-м и т. д.). В начале войны значительное количество машин сразу после выпуска передано в резерв для формируемых воздушно-десантных дивизий, куда они начали поступать в начале 1943 года. Танк перевозился уже упоминавшимся тяжелым десантным планером «Hamilcar», причем в полете экипаж должен был находиться внутри. Предполагалось, что после посадки машины сразу покинут планер и с ходу вступят в бой.

Впервые в истории действия авиадесантная бронетехника была применена британцами в ходе вторжения в Северную Францию. Восемь легких танков «Тетрарх» 6-го воздушно-десантного разведывательного полка (6th Airborne Reconnaissance Regiment) были высажены с планеров «Гамилькар». Одна из машин потеряна над Ла-Маншем: планер попал в спутную струю от винтов буксировщика, вошел в штопор и упал в море, причем танк выпал через открывшуюся носовую часть планера вместе с экипажем, остальные благополучно высажены в составе второй волны десанта с задачей атаковать мост через реку Орн. Практически все машины, покинув планеры, запутались гусеницами в парашютах, словно ковром покрывавших землю в районе приземления, и в дальнейших боях участия не приняли. Еще восемь танков было высажено с моря.

Слабое вооружение и бронирование «Тетрарха», трудность управления им заставили военное ведомство и фирму «Vickers» рассмотреть возможность его замены. Новый усовершенствованный образец данного типа, созданный в 1943 году, получил индекс А.25 Mk VI1I, а затем в честь государственного секретаря США его неофициально нарекли «Harry Hopkins». Три опытных образца нового танка построила фирма «Vickers», его серийное производство, как и в случае с «Тетрархом», взяла на себя компания «Metropolitan Cummell». Машина изначально предназначалась исключительно для использования в ВДВ.

При сохранении конструкции ходовой части, трансмиссии и рулевого устройства на последнем для облегчения работы водителя применена гидравлическая система. Толщина лобовой брони доведена до 38 мм (борт 14, башня 16, корма 10 мм), корпус и башня (более низкая, чем у «Тетрарха») получили новую конфигурацию с увеличенными углами наклона броневых листов. Сильно скошенный лобовой лист — цельный, без выступающего поста водителя.

40-мм пушка, такая же, как и на предыдущем образце, могла оснащаться специальной ствольной насадкой «Little John», увеличивавшей начальную скорость бронебойного снаряда с 680 до 1200 м/с. Правда, установленная насадка не позволяла использовать фугасные боеприпасы. Боекомплект пушки и пулемета аналогичен имевшемуся на «Тетрархе». Рядом с пушкой смонтирован двухдюймовый (50,8 мм) дымовой гранатомет, заряжавшийся с казенной части изнутри машины. Боевая масса возросла до 8,63 тонн, скорость и запас хода упали до 48 км/ч и 190 километров соответственно. Длина машины составила 4,3 метра, ширина 2,45, высота 1,85 метра. Радиооборудование аналогично установленному на Mk VII. Фирма «Metropolitan» до 1944 года выпустила 99 штук «Гарри Гопкинсов», которые целевым порядком направлялись в танковые подразделения воздушно-десантных войск. В боях они не участвовали, используясь в качестве учебных и находясь на резервном складировании. Легкую самоходную артиллерийскую установку «Alecto» (Алектон — древнегреческий мифологический персонаж), вначале именовавшуюся «Harry Hopkins» Mk I CS и разработанную на базе танка (на ней планировалось устанавливать четыре варианта вооружения — от 6-фунтовой противотанковой пушки М1 до 25-фунтовой пушки-гаубицы Mk 2), не довели даже до постройки прототипа. Технические требования к ее созданию были выдвинуты еще в апреле 1942 года, однако постройка прототипа затянулась до конца войны.

«Гарри Гопкинс» стал последним британским легким танком, разработанным до конца войны. Эти неуклюжие машины не вписались в рамки концепции создания авиадесантного танка, так как могли выполнять только разведывательные функции. Вскоре после Нормандской операции англичане заменили «Тетрархи» разведывательного полка 6-й дивизии 12 средними танками «Cromwell». В поиске же наилучшего образца авиадесантного танка британское министерство обороны остановилось на закупке американских машин М22 (английское название «Locust» — «Саранча»), вооруженных 37-мм пушкой. К началу 1945 года количество этих машин в британских ВДВ достигло 260 единиц. Для их десантирования также применялись тяжелые планеры «Гамилькар». В отличие от союзников, английские «Локасты» приняли участие в боях — при переправе через Рейн 25 марта 1945-го шесть танков из состава 6-й вдд поддерживали действия десантников.

Кроме танков, десантники применяли в Нормандской операции легкие гусеничные БТР «Universal carrier» (универсальный транспортер), использовавшиеся в качестве пулеметовоза или тягача. Вооружались эти маленькие машины противотанковым ружьем Boise Mk I и одним пулеметом — 12,7-мм американским Browning M2, а чаще 7,62-мм ручным BREN Mk I. Экипаж 3 — 4 человека.

Канадцы разработали для нужд ВДВ образец специальной аэротранспортабельной разведывательной гусеничной машины, прозванной «Jeep-tank». В небольшом сварном корпусе размещался экипаж из двух человек, двигатель заимствован у легкового автомобиля «Wyllis». Встроенное вооружение не устанавливалось, но в укладке броневичка имелся 7,71-мм ручной пулемет BREN. Серийно машина почти не производилась: выпущены всего две небольшие серии.

После расформирования в 1949 — 1950 годах эскадрилий тяжелых десантных планеров та же судьба постигла танковые подразделения ВДВ. Находящиеся на их вооружении машины «Гарри Гопкинс» и «Локаст» переданы в резерв, а затем сняты с вооружения.

Что касается средств борьбы с танками противника, то английские десантники получили к 1944 году реактивное противотанковое ружье PIAT калибра 50,8 мм, созданное после успешного применения американской базуки. Гранатомет имел одноногую сошку с широкой опорой, а вместо привычного заднего торцевого сопла на оружии устанавливался мощный трубчатый плечевой упор с толстым амортизатором — средство гашения довольно сильной отдачи при выстреле. Расчет PIAT, как правило, состоял из двух человек — стрелка и подносчика кумулятивных гранат, которые укладывались в специальные укупорки, объединенные по три штуки и снабженные лямками для удобства переноски. Оружие имело слабую бронепробиваемость и оказалось недостаточно эффективным против сильно бронированных немецких танков, оснащенных в это время еще и дополнительными противокумулятивными экранами.

Униформа
Английские ВДВ, создававшиеся под впечатлением блестящих успехов своих немецких визави, заимствовали у них многие детали своего снаряжения и униформы. Начало формирования в 1940 году парашютных частей породило множество специфических проблем с их обеспечением предметами экипировки, которые были частично разрешены после ознакомления с захваченными в Голландии и на Крите образцами немецкого обмундирования. В конце 1941 года англичане ввели на снабжение десантников тренировочный комбинезон для ношения поверх снаряжения, особого покроя брюки с увеличенным набедренным накладным карманом и похожие на армейские шнурованные ботинки с толстыми резиновыми подошвами. Все обмундирование базировалось на стандартном общевойсковом «battledress» (образца 1937 года) с некоторыми дополнениями. Так, клапан упомянутого набедренного кармана, размещенного на левой штанине, кроме пуговицы-застежки снабжался двумя кнопками, фиксировавшими его края. Это делалось для того, чтобы при резком сотрясении, сопровождавшем раскрытие парашюта, из кармана не вылетели лежащие в нем предметы. Полевые ботинки черной кожи также были специального десантного образца (так называемый тип SV): с мощной амортизирующей подошвой из вулканизированной резины. Подошва крепилась к ботинку с помощью латунных шурупов. Поверх обуви надевались стандартные полевые гетры с застежками на пряжках.

Наиболее заметной деталью специальной униформы был парашютный «денисоновский» комбинезон (Denison`s smock), названный так по имени его производителя. Впрочем, часто его называли «польской блузой». По своему внешнему виду комбинезон очень походил на своего немецкого прародителя — его ранние образцы даже имели короткие штанины, доходящие до середины бедра. В дальнейшем от них отказались и комбинезон принял вид свободной блузы с погонами и четырьмя накладными карманами на больших металлических пуговицах.

Застежка «молния» (ее бегунок снабжался длинным матерчатым язычком) доходила до середины груди, поэтому снимать и надевать одежду надо было через голову. В области паха на накладные клапаны в два ряда пришивались шесть металлических пуговиц: с их помощью полы при прыжке могли частично оборачиваться вокруг бедер (опять-таки по немецкому образцу). Кроме того, полы снабжались по бокам хлястиками, регулирующими размер куртки. В области талии имелась затяжная кулиса.

Вначале свободные рукава блузы застегивались на хлястики с пластиковыми пуговицами, но к лету 1944-го их сменил усовершенствованный образец — с эластичными манжетами, чтобы рукава не надувались воздухом во время прыжка. Комбинезон шился из хлопчатобумажного материала камуфляжной расцветки (пятна и штрихи неправильной формы темно-коричневого и зеленого цветов по базовому светло-оливковому фону). В его вместительные карманы, как правило, укладывали автоматные магазины и гранаты. Офицерские знаки различия носили на погонах, сержантские шевроны — на правом или обоих рукавах.

Под стальной шлем часто надевали вязаную «лофотенскую» шапочку, какую носили и коммандос. На шею повязывалась многофункциональная камуфляжная сетка-кашне, служившая в основном для прикрытия лица (в том числе и от комаров). В ночное время десантники из групп «патфайндеров» или диверсанты САС зачерняли лица жженой пробкой или самодельным маскировочным кремом.

Под комбинезоном десантники носили обычное полевое обмундирование с описанными выше усовершенствованиями. У плечевых швов обоих рукавов «battledress» носили дугообразные нашивки каштанового цвета, на которых вышивалась или печаталась краской белая надпись «AIRBORNE». Чуть ниже нашивок, на обоих рукавах, красовалась эмблема ВДВ — квадратная каштановая нашивка с вышитым на ней белым шелком силуэтом замахнувшегося копьем античного героя Беллерофонта верхом на крылатом коне Пегасе. Нашивки на двух рукавах имели зеркальное отображение: голова Пегаса всегда смотрела вперед по ходу движения. Эмблему разработал Эдвард Сиго (Seago); впоследствии на полевой форме каштановый фон сменился цветом хаки, а белый шелк — светло-серой нитью.

На правом рукаве полевой куртки и «денисоновского» комбинезона все военнослужащие, прошедшие парашютную подготовку (за исключением бойцов САС), носили квалификационный знак — на фигурном клапане цвета хаки вышивалось изображение белого раскрытого парашюта и двух слегка опущенных вниз голубых крыльев. На маскировочном комбинезоне этот знак носили чуть выше сержантских шевронов, на куртке «battledress» — между шевронами и эмблемой ВДВ с Пегасом. Встречался вариант знака, вышитый на каштановом фоне.

Основным головным убором в британских ВДВ, ставшим впоследствии символом десантных частей всего мира, стал берет каштанового цвета (maroon): его цвет дал британским парашютистам прозвище «красные дьяволы». Берет шился из одного куска фетра и имел кожаную обшивку нижнего края. Правый борт был длиннее левого, благодаря чему берет заламывался на правую сторону. Внутри черного кожаного пояска проходила тесьма, завязывавшаяся на затылке бантом (благодаря этому головной убор можно было подгонять под необходимый размер). По бортам имелись парные вентиляционные отверстия. Береты парашютистов и коммандос сильно отличались по покрою от шотландских «Тэм`о`Шэнтеров» и общевойсковых, сменивших в 1943 году полевые пилотки. Последние шились из нескольких фрагментов чесучевой ткани цвета хаки, а по их нижнему краю шел широкий матерчатый бортик. На приподнятом борту берета, над левой бровью, десантники носили кокарду Парашютного полка из серебристого металла. Эмблема представляла собой изображение раскрытого парашюта меж двух раскинутых в стороны крыльев. Сверху вся композиция увенчана королевской короной, на которой стоит лев (впрочем, в боевых условиях эмблему нередко снимали). Как и сам берет, кокарда сохранилась до наших дней.

Офицерские звездочки в ВДВ были особого фасона: не металлические, а вышитые черной и белой нитью на каштановых матерчатых ромбах.

С парадной формой британские десантники носили широкий тканый пояс каштанового цвета с массивной золотистой пряжкой. На последней помещалось миниатюрное изображение кокарды ВДВ. Пряжка застегивалась с помощью крючка и петли; пояс регулировался по длине аналогично всем известному парадному офицерскому поясу Советской Армии.

Артиллеристы воздушно-десантных частей на каштановых беретах носили эмблемы своего рода войск: серебристое изображение увенчанного короной старинного орудия с прислоненным к нему банником и ленты с латинским девизом: «QUO FAS ET GLORIA DUCUNT». На рукавах артиллеристы носили нашивки с надписью «AIRBORNE», квадратные эмблемы ВДВ и знак парашютиста (кому полагался).

В заключение следует сказать несколько слов про обмундирование пилотов десантных планеров. Поскольку последние числились по кадрам ВДВ, они получали обычное парашютное обмундирование (включая «денисоновский» комбинезон и каштановый берет) и знаки различия. Отличием от прочего личного состава служили нагрудные эмблемы. Над левым карманом размещалась серебристо-белая на черном фоне нашивка пилота десантного планера: корона, на которую опирается британский лев меж двух распростертых крыльев.

Для восполнения тяжелых потерь, понесенных планеристами в десанте под Арнемом (погибло или попало в плен несколько сот квалифицированных летчиков), длительный курс их подготовки пришлось резко сократить. Прошедшие его офицеры и сержанты включались в состав экипажей только вторыми пилотами. Чтобы отличать их от опытных летчиков «старой школы», этой категории присвоена нагрудная эмблема с золотистой буквой "G" (Glider — планер) в золотистом же овале меж двух небольших крыльев. Эти эмблемы нашивались на служебные френчи, куртки «battledress» и маскировочные комбинезоны.

Повседневная форма летчиков аналогична общевойсковой, со всеми знаками различия ВДВ, дополненными вышеупомянутыми эмблемами. В полете планеристы надевали стандартный авиационный кожаный шлем типа С и различные образцы кислородных масок (в основном типа F). Однако поверх шлема с наушниками закреплялся защитный фибровый каркас коричневого цвета, предохранявший пилота от травм головы при аварии — это часто случалось во время посадок на пересеченную местность, нередко оснащенную «спаржей Роммеля».

Необходимо отметить, что, в отличие от американских ВДВ, британские солдаты посадочно-планерных частей обмундировывались так же, как и парашютисты, за исключением квалификационного знака на правом предплечье.

Канадские десантники обмундировывались по британскому образцу, но полевые «battledress» поставлялись отечественными фабриками и имели значительно лучшее качество, чем военная одежда из метрополии. Обмундирование шили из более мягкой и прочной материи, имевшей выраженный зеленоватый оттенок хаки. У плечевых швов обоих рукавов канадцы носили свой отличительный знак — прямоугольную матерчатую нашивку с желтоватой или белой надписью «CANADA». Прочие знаки отличия и эмблемы идентичны английским.

Юрий Ненахов


Войска спецназначения во второй мировой войне

По теме

  • "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    "Танки Соммера". От расстрела до Героя Советского Союза.
    Командир 89-й танковой бригады полковник Соммер отличился в Восточно-Прусской операции. Во время рейда по тылам противника в январе 1945 года бригада...
  • Асы шпионажа - Алан Даллес
    Асы шпионажа - Алан Даллес
    «Асы шпионажа» составлена Алленом Даллесом – супершпионом, легендарным шефом ЦРУ, автором многих бестселлеров, в том числе «ЦРУ против КГБ. Искусство...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Части рейнджеров
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Части рейнджеров
    До вступления США во вторую мировую войну эта страна, располагавшая едва ли не самым мощным военно-морским флотом в мире, не обладала практически...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Парашютисты Британской империи
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Парашютисты Британской империи
    После развертывания формирования воздушно-десантных войск в метрополии аналогичная деятельность началась в Британской Индии — колонии, располагавшей...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Части коммандос
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Части коммандос
    Слово «commando» пришло в английский язык от их противников по войне 1899 — 1902 годов — буров. Обозначало оно летучие кавалерийские отряды, которые...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - ОМСБОН
    С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп,...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Войска спецназначения во второй мировой войне - CCCP - Воздушно-десантные войска
    Первый случай применения советскими войсками посадочного воздушного десанта (по примеру англичан) зафиксирован весной 1929 года, когда в осажденный...
  • Амелько Н.Н. "В интересах флота и государства. Воспоминания адмирала".
    Амелько Н.Н. "В интересах флота и государства. Воспоминания адмирала".
    Николай Николаевич Амелько - советский флотоводец, адмирал, кандидат военно-морских наук, лауреат Ленинской премии в области науки за создание...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Коммандос морской пехоты
    Морская пехота Франции к началу второй мировой имела долгую и славную историю, являясь одним из старейших регулярных формирований мира. Отдельные...
  • «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    «Красная Капелла» - Дэвид Даллин
    Более многочисленной и разветвленной, чем у Рихарда Зорге, была агентурная сеть так называемой «Красной капеллы». Она была организована Советским...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - «Мародеры» Меррилла
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - «Мародеры» Меррилла
    В октябре 1943 года из нескольких сотен добровольцев из состава 75-й пехотной дивизии на временной основе был сформирован 5307-й смешанный полк под...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Франция - Силы специальных операций ВДВ
    Стремление к созданию разного рода элитных частей, по-видимому, у французов в крови. Достаточно вспомнить выделение из общей массы личного состава...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    Войска спецназначения во второй мировой войне - США - Войска специального назначения
    В ходе второй мировой американцы, подробно ознакомившись с опытом своих ближайших союзников — англичан, начали формировать разнообразные силы...
  • Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Специальная авиационная служба
    Войска спецназначения во второй мировой войне - Великобритания - Специальная авиационная служба
    После окончания боев на Западном фронте Черчилль, который сделал правильные выводы из применения немцами воздушно-десантных войск в Норвегии, Бельгии...
  • Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Ценнейший шпион Джорджа Вашингтона - Кори Форд
    Шпионской сетью американцев – так называемой группой Калпера в районе Нью-Йорка руководил майор, впоследствии полковник Бенджамин Талмедж, начальник...
  • Похищение секретного плана - Ричард Колье
    Похищение секретного плана - Ричард Колье
    Поскольку в 1943 году немецкое руководство стало считаться с реальной возможностью вторжения войск союзников в Европу, оно приняло решение о срочном...
  • Помни о Беслане
    Помни о Беслане
    При проведении операции при освобождении заложников в школе № 1 г. Беслана погибли сотрудники Центра Специального назначения ФСБ России....
  • Секрет атомной бомбы - Оливер Пилат
    Секрет атомной бомбы - Оливер Пилат
    Одним из самых крупных мероприятий во время Второй мировой войны в области шпионажа была, несомненно, организация Советами агентурной сети в...